Азбука верыПравославная библиотекаепископ Виссарион (Нечаев)Толкование на паремии из книги Иисуса Навина
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Виссарион (Нечаев)

Толкование на паремии из книги Иисуса Навина

   

Содержание

I. Паримия на вечерне под праздник Богоявления. I. Навин III, 7—8, 15—17. II. Паримия из книги Иисуса Навина в навечерие Пасхи V, 10—15. III. Паримия из книги Иисуса Навина в день Архистратига Михаила и прочих бесплотных сил, 8-го ноября.  

 
   Книга, известная под именем книги Иисуса Навина, содержит описание событий в истории народа Божия, происходивших по смерти Моисея в течение двадцатипятилетнего правления преемника его Иисуса Навина до кончины его (1574—1550 до Р X.). В книге повествуется о вступлении Евреев в Ханаанскую землю, о завоевании ее, о разделении между коленами и о предсмертных распоряжениях Иисуса. Наименование книги указывает отчасти на непосредственное участие в описываемых в ней событиях Иисуса Навина, как вождя народа Божия, отчасти на то, что за исключением немногих мест, внесенных в нее в позднейшее время (например о смерти Иисуса ХХIV, 29—36, об исполнении проклятия над дерзнувшим восстановить Иерихон, VI, 25 и д слич 3 Царств XVI:34), она написана самим же Иисусом Навином, как видно и из согласного о сем свидетельства Иудейского и христианского предания и из указания самой книги (ХХIV, 26). Из книги Иисуса Навина заимствовано для церковного чтения три паримии.

I. Паримия на вечерне под праздник Богоявления. I. Нав. III:7-8, 15-17.

   В этой паримии идет речь о чудесном переходе Израильтян чрез Иордан.
   На восток от нижнего течения Иордана, в двух с половиной часах пути от него, на равнине Моавитской есть местечко Ситтим. Здесь расположились станом Израильтяне в последние дни Моисея (Чис. 33:49). Здесь же по смерти Моисея, как только окончился тридцатидневный плач о нем, сотрудник его Иисус Навин получает непосредственно повеление от Господа вступить в звание вождя народа Божия, предоставленное ему еще при жизни Моисея (Чис. 27:15 и д.), и вести Израильтян чрез Иордан для занятия Ханаанской земли. Исполняя повеление Господа, Иисус Навин, — это было в шестой день первого весеннего месяца, в 41-й год по исходе из Египта, — объявляет Израильтянам, чтобы запаслись продовольствием на дорогу, потому что спустя три дня пойдут за Иордан, и в тот же день отправляет в Иерихон лазутчиков осмотреть местность и разведать настроение населения. На другой день, по распоряжению своего вождя, Израильтяне снимают стан и подходят к берегам Иордана насупротив Иерихона. Прошло три срочных дня, наступил день чудесной переправы чрез Иордан. Накануне этого дня Иисус Навин приказывает сказать сынам Израиля, чтобы к утру они очистились, т.е. вымылись, переменили белье, не касались жен, но паче всего настроили себя благоговейно и таким образом достойно приготовились к принятию чудодейственной милости к ним Господа. В тоже время. —

Нав. 3:7. Рече Господь ко Иисусу, в день сей начинаю возвышати тя пред всеми сынми Исраилевыми, да разумеют, якоже бех с Моисеем, тако буду и с тобою.

    В день сей. Наступивший день был 10-м первого весеннего месяца (Нав. 4:2). В сей день, как день предстоявшего чудесного перехода чрез Иордан, начинаю, говорит Господь Навину, возвышати тя пред всеми сынами Исраилевыми. Господь и до этого времени возвышал Иисуса Навина. Еще при жизни Моисея он был ближайшим сотрудником его в управлении народом, прославился победою над Амаликитянами, сопровождал Моисея на Синайскую гору и перед смертью Моисея указан был Самим Господом, как преемник его в предводительствовании народом, каковое звание тогда же сам Моисей передал ему, возложив на него руки в присутствии первосвященника и народа (Чис. 27:18-23). Но как ни велики были опыты особенного благоволения Божия к Иисусу Навину, — до смерти Моисея он, как подчиненное ему лице, не имел того высокого значения в глазах народа, которое принадлежало Моисею. Со смертью Моисея он вступает в самостоятельное положение, как преемник его. Но как к особенной славе Моисея и к возвышению его значения в очах народа послужил совершившийся при посредстве его чудесный переход Израильтян чрез Чермное море, так что с тех пор они вероваша Моисею угоднику Божию (Исх. 14:31), т.е. уверовали в достоинство его, как лица угодного Богу и близкого Ему, и стали относиться к нему с большим, чем прежде, уважением, доверием и покорностью, так надлежало подобным чудом поднять в глазах Израильтян достоинство Иисуса Навина, да разумеют, говорит Господь, якоже бех с Моисеем, тако буду и с тобою. Это именно значение должно было иметь в отношении к Иисусу Навину предстоявшее чудо перехода чрез Иордан, потому что Господь совершит его чрез посредство Иисуса Навина. Оно будет первым в ряду чудес, какие совершит Господь чрез него по вступлении его в звание вождя, и потому день, который будет ознаменован этим первым чудом послужит началом возвышению нового Израильского вождя, в день сей начинаю возвышати тя пред всеми сынами Исраилевыми.

Нав. 3:8. И ныне заповеждь жерцем воздвизающим кивот завета, глаголя: егда внидете на часть воды Иордана, и во Иордане станете.

   По повелению Божию, шествие чрез Иордан должны были открыть священники с ковчегом Завета. Им приказано, как только они войдут на часть воды Иордана, т.е., как только омочат ноги в воде около края реки (15), остановиться. Вместе с этим, как увидим, остановятся в течении своем воды Иорданские.

Нав. 3:15-16. Егда же внидоша жерцы, воздвижуще кивот завета Господня, во Иордан, и ноги жерцев воздвизающих кивот завета Господня омочишася в части воды Иордана, — Иордан же наполняшеся во вся краи своя, якоже во дни жатвы пшеницы; и сташа воды текущие свыше, ста огустение едино отлучившееся далече зело от Адами града даже до страны Кариавиарима, низтекущая же низтече в море Аравско, в море сланое, дондеже до конца оскуде.

   В поразительных чертах описывается здесь чудо остановки Иордана. Как только вошли в Иордан с ковчегом завета и омочили в воде ноги жрецы, сташа воды текущие свыше. По выражению псалмопевца, Иордан возвратися вспять (Пс. 113:3). Насколько далеко простерлось попятное движение Иорданских вод, неизвестно. Сказано только, что ста огустение едино, отлучившееся далече зело, т.е. простершееся на далекое расстояние, именно на протяжение от неизвестного. Адами града, вероятно недалеко от места остановки ковчега завета и от места переправы, — до страны (околотка). Каргафгарима1, конечно, прибрежной, но также неизвестной по своему местоположению. На сем протяжении воды Иорданские, задержанные сверху в течении своем, отвердели наподобие сгустившейся жидкости, подобно тому, как сгустели воды Чермного моря, разделенные жезлом Моисея (Исх. 15:8). И как во́ды Чермного моря стояли стеною над морским ложем для прохода Израильтян, так и воды Иордана, как стена, стояли отвесно над своим руслом, давая свободный проход Израильтянам. Низтекущая же (вода) низтече в море Аравско, в море сланое, дондеже до конца оскуде. Море, в которое утекли воды Иордана с того места, где пресеклось течение их, оставив после себя обнаженное дно, — есть Мертвое море. Оно названо здесь Аравским, по Греческой и Еврейской БиблииАрава, т.е. морем равнины, потому что оно, или часть его, образовалось на месте бывшей до погибели Содома и Гоморры равнины, — морем сланым потому, что вода его насыщается громадным количеством различных солей и потому на вкус крайне неприятна. — Описываемое чудо произведено посредством ковчега завета. Произошло подобное тому, что сделано Моисеем в Чермном море. Дно Чермного моря чудесно открыто было для перехода Израильтян жезлом Моисея дно Иордана чудесно обнажено Иисусом Навином посредством ковчега завета. Ковчег завета был местом особенного присутствия Господа. На сей раз это присутствие ознаменовалось проявлением всемогущей силы Господа над водною стихиею. — Иордан же наполняшеся во вся краи своя, якоже во дни жатвы пшеницы. Это вводное замечание сделано священным повествователем с целью во всем разительном величии представить совершившееся чудо. Оно совершилось пред праздником Пасхи в первый весенний месяц (Нав. 4:19). В другое время вода в Иордане стояла не высоко, так что можно было проходить через Иордан насупротив Иерихона в брод. Так Давид во время бегства от Авессалома переправился на другой берег Иордана бродом (2 Цар. 19:15). Но весною, пред праздником Пасхи, Иордан наполняшеся во вся краи своя. Дожди к этому времени прекращались или изредка падали; но таяние снегов Ермона, откуда берет начало Иордан, поднимало в нем воду до такой высоты, что он наполняшеся во вся краи своя, т.е. сначала становился в уровень с ближайшими к своему руслу берегами, потом он выступал из этих берегов и заливал прилежащую к ним часть Иорданской долины, покрытую растительностью, и доходил до краев ее, до того места, откуда начинается более возвышенная покрытая песком часть той же долины (Кейль) — Иордан наполняшеся якоже во дни жатвы пшеницы, т.е. как это обыкновенно бывает в эти дни. Что пшеница поспевала для жатвы именно во время весеннего разлива Иордана, в первый весенний месяц, это видно из того, что начатки пшеницы надлежало приносить в святилище на второй день Пасхи, празднуемой в половине этого месяца (Лев. 23:9 и д.). Само собою разумеется, что при описанном разливе Иордана нечего было и думать о переходе чрез него естественным образом. Правда, разлив Иордана не помешал разведчикам, посланным в Иерихон, перебраться чрез Иордан вплавь (Нав. 2:1, 23). Но это было геройское дело, и нельзя же было подобным образом перейти через Иордан всему народу, с детьми и со скотом.

Нав.3:17. И людие стояху прямо Иерихону. И сташа жерцы, воздвизающии кивот завета Господня, на сусе посреде Иордана. И вси сынове Исраилевы прохождаху по суху, дондеже скончаху вси людие преходяще Иордан.

    Людие стояху прямо Иерихону. Господь мог переправить Израильтян через Иордан в другом каком месте не менее чудесным образом, но Ему угодно было избрать место дня переправы именно против Иерихона. Это отчасти для того, чтобы внушить Хананеям, в виду которых совершилась чудесная переправа, что никакие крепости — Иерихон был сильно укрепленный город, — не спасут их от руки Израильского народа, что Господу Богу так же легко будет даровать ему победу над ними, как легко провести Израильтян через Иордан, — отчасти для того, чтобы зрелищем цветущей и плодоносной преимущественно пред другими Палестинскими местностями Иерихонской равнины ободрить Израильтян к перенесению предстоявших им трудов для завоевания обетованной земли. — И сташа, жерцы, воздвизающии кивот завета Господа, на сусе, посреде Иордана. Сначала они остановились в воде у берега реки, потом, когда русло реки очистилось от воды, они заняли место в средине этого русла и стояли здесь дотоле, пока мимо них не прошел весь народ (Нав. 4:11). — И вси сынове Исраилевы прехождаху по суху, дондеже скончаша вси людие, преходяще Иордан. Этот переход мог совершиться в полдня, если положить, что переходившие растянулись на 7 или более верст в ширину вдоль сухого русла. Впереди шли отборные воины из тех колен, которые остались на жительство за Иорданом, из колен Рувимова, Гадова и половины Манассиина (Нав. 4:12-13). Как только весь народ перебрался на берег, вслед за ним вышли на берег и священники с ковчегом завета, и тогда вдруг вода устремилась на свое место и по-прежнему пошла выше своих берегов (18).
   Рассмотренную паримию положено читать в праздник крещения Господня потому, что описанное в ней чудесное событие служило предизображением крещения Господня. 1) Мы видели, что авторитет Иисуса Навина, как вождя народа Божия, возвысился со времени чудесного перехода через Иордан. Подобно сему слава Иисуса Христа, как общественного Учителя и духовного Вождя, началась со времени крещения Его в Иордане. «Иисус Навин, приняв правление, начал оное от Иордана, отсюда и крестившийся Христос начал проповедовать» (Кирил. Иерус. огл. и тайное поуч. X, ст. 174). 2) Крещение Иисуса Христа было одним из искупительных Его действий. Сам Христос, яко безгрешный, не имел нужды в очищении Себя струями Иордана, — в них Он погрузился для нас грешных, чтобы проложить нам путь ко спасению, подобно тому, как через Иордан проложен путь Израильтянам к земле Ханаанской. На предизображение крещения Христова в этом смысле указывает церковный песнопевец. «По разделении Иордана в древности народ Израильский проходит по суше, прообразуя Тебя, Всесильного, Который ныне по струям неукоснительно проводишь тварь на неуклонную и лучшую стезю» (На Богоявление 2-й канон, песнь 7-я). 3) Полагают некоторые, что при крещении Христовом Иордан возвратился вспять, и предизображение этого обстоятельства видят в возвращении Иордана при переходе чрез русло его Израильтян. В одной из стихир на праздник Богоявления читаем: «Трепеташе рука Предтечева егда пречистому Твоему верху коснуся, возвратися Иордан река вспять, не дерзая служити Тебе. Яже бо устыдеся Иисуса Навина, како Творца своего устрашитеся не имяше?» (Стихира на литии).

II. Паримия из книги Иисуса Навина в навечерие Пасхи. Нав. V:10-15.

   В сей паримии идет речь о двух происшествиях вслед за переходом Израильтян чрез Иордан, о праздновании Пасхи и о явлении Иисусу Навину Архистратига под стенами Иерихона.

Нав. 5:10. Ополчишася сынове Исраилевы в Галгалех, и сотвориша Пасху в четвертыйнадесять день месяца от вечера на западе на поли Иерихонском.

   По переходе чрез Иордан, сыны Израилевы расположились станом (ополчишася) в двух верстах на восток от Иерихона, в Галгалах. В этом месте до завоевания Ханаанской земли находилось средоточие управления Израильтянами и оставалась скиния свидения (Нав. 14:6). Наименование места Галгалами указывает на одно из важнейших событий, совершившихся здесь в день перехода чрез Иордан. Здесь, в этот день, по повелению Божию, совершено обрезание сынов Израилевых, родившихся на пути в обетованную землю и оставшихся доселе необрезанными. Не видно, чтобы такое опущение произошло по вине самих Израильтян, иначе им не избежать бы обличения в ней и взыскания от Господа, как Он обличил и грозил наказать Моисея за то, что один из сыновей его оставался необрезанным (Исх. 4:24-26). Справедливо говорят, что болезненный обряд обрезания неудобно было совершать во время странствования по причине многократных и нечаянных перемен местопребывания. Но в таком случае опущение обрезания происходило не без воли Господа, от Которого единственно зависело назначать для Израильтян остановки и дальнейшее движение. Почему же Он допустил оставаться столь долгое время необрезанными родившимся в пустыне сынам Израиля? Если обрезание было знаком завета с Господом, то, оставаясь долгое время без этого знака, они как бы несли епитимию, были нечисты, приравниваясь к необрезанным язычникам, подобно тому, как значение епитимии имело осуждение Израильтян на сороколетнее странствование. И вот наконец, по повелению Господа, совершилось обрезание над неимевшими его долгое время. Это значило, что теперь снята с них дотоле тяготевшая на них епитимия, они стали чистыми, потому и сказано, что Иисус Навин чрез обрезание очистил (с Греческого) сынов Израилевых (Нав. 5:4), а вместе с тем уничтожен повод к поношению из-за необрезания. Память об этом последнем обстоятельстве запечатлена в самом имени того места, где был совершен обряд обрезания. И рече Господь Иисусу: в днешний день отъях поношение Египетско от вас. И нарече имя месту Галгала (9). Еврейское слово Галгала значит «свержение, снятие», и указывает именно на свержение поношения Египетского. Это поношение состояло частью в том, что остававшиеся долгое время необрезанными сыны Израилевы, хотя не исключены были из завета с Богом, вменяли себе в бесчестие наружное свое сходство с Египетскими язычниками, потому что в Египте, за исключением жрецов, никто не подвергался обрезанию, — частью в том, что сами Египтяне попрекали их, говоря: видно, ваш Бог отступился от завета с вами, когда нет на вас печати этого завета — обрезания Евреям, по совершении над ними обрезания, дана теперь возможность удостовериться, что над ними уже перестало тяготеть поношение в том и другом смысле, что они теперь вполне сыны завета с Богом и действительные наследники обетований, соединенных с этим заветом, — и главного из них — обетования о водворении их в земле Ханаанской.
   Прошло три дня после обрезания, боль, неизбежная, следствие этого обряда, утихла. Наступил 14-й день весеннего месяца — авива. И сотвориша Пасху (сыны Исраиля) в четвертыйнадесять день месяца от вечера на западе. Это по счету была третья Пасха за все время от исхода из Египта. Первая была пред исходом, вторая при Синае, спустя год после исхода (Числ. 9), обе по особенному повелению Божию, ибо по закону она должна была совершаться в земле обетованной (Исх. 12:25). Упоминаемая в рассматриваемом стихе Пасха есть третья в отношении к двум прежним и первая законная в земле обетованной. Празднование ее состояло в том, что Израильтяне должны были собраться к скинии в 14 день вечера, и здесь каждое семейство одно или в соединении с другими должно было заколоть и съесть агнца в память избавления первенцев Еврейских от Ангела губителя, истребившего первенцев Египетских. — Празднование Пасхи во время странствования в пустыне не имело места отчасти потому, что ее могли праздновать только обрезанные (Исх. 12:48), а их в то время было очень мало, отчасти потому, что с Пасхою должно было соединяться употребление пресных хлебов, а Израильтяне в пустыне ели одну манну. — Пасха совершена была на западе от Иордана, между Иерихоном и Иорданом, на поли Иерихонском, — самом цветущем и плодоносном оазисе Иорданской равнины. Знаменательно, что и обрезание и Пасха, для совершения которых требовалось спокойствие и безопасность, совершены были вблизи Иерихона, в виду врагов. Это было не без особенного намерения Господа Бога. Ему угодно было внушить Израильтянам уверенность, что под кровом Всевышнего им нечего бояться врагов, и что обнадеженные покровительством Божиим, они при самом вступлении в пределы Ханаанской земли, должны смотреть на нее, как на свое достояние, и хозяйничать в ней по-своему, не как в Египте, где, живя в порабощении, они лишены были возможности отправлять общественное Богослужение.

Нав. 5:11. И ядоша от пшеницы земли оныя, опресноки и новая.

   Едва Израильтяне успели вступить в пределы земли Обетованной, они легко могли найти себе пропитание в этой хлебородной земле. Они стали есть от пшеницы ее, сначала вероятно из старых запасов пшеницы, ибо об употреблении в пищу хлеба нового урожая упоминается далее отдельно: и новая. Хлеб старого урожая Евреи, по праву завоевателей, могли брать из полевых складов Иерихонского поля, или равнины. С тем вместе им открылась возможность исполнить закон о празднике опресноков. Этот праздник начинался наутрие Пасхи, т.е. 15-го дня первого месяца и продолжался семь дней, в продолжение которых строжайше запрещено вкушать кислые хлебы (Лев. 23:6; Втор. 16:3-4). На другой день, т.е. 16-го дня, но закону надлежало приносить в скинию для освящения начатки новой жатвы (Лев. 23:11), то есть снопы из первых колосьев, от чего месяц весенней жатвы назывался авив, т.е. месяц колосьев. До этого дня не позволено было употреблять в пищу новая, т.е. хлеб нового урожая, но с этого дня можно было есть новый хлеб в виде опресноков, также сушеных или сырых зерен (14), до истечения семи дней опресночных, а по истечении семи дней — в виде всякого печенья. Согласно с таким законом и поступили, конечно, Израильтяне, когда, совершив пасху, ядоша новая.

Нав. 5:12. В той день преста манна, повнегда ядоша от пшеницы земли, и к тому не бысть сыном Исраилевым манны: но ядоша от плодов земли Финические в лето оное.

   Во все время странствования в Аравийских степях Евреи питаемы были чудесною пищею — манною. Она падала с неба ежедневно каждое утро за исключением субботы, накануне которой она собираема была в таком количестве, чтобы ее достало в пищу на два дня — на пятницу и субботу — день покоя от телесных трудов. Манна заменяла для Евреев хлеб, которого в пустыне нельзя было достать, но она, конечно, не исключала употребления в пищу мяса и молока, потому что Евреи как и в Египте, продолжали во время странствования заниматься скотоводством. В питании Евреев манною нельзя не видеть особенного попечения Божия об удалении их от общения с язычниками. Как народ способный и склонный к торговле и промышленности, Евреи, странствуя в пустыне, могли бы заняться сбытом скота, кожи, сыра и на выручаемые деньги покупать себе хлеб. Но так как неизбежные в этом случае сношения с язычниками могли быть не безопасны в религиозном отношении для незрелых в этом отношении Евреев, то Господь устроил, что для них не было необходимости входить в общение с язычниками; питавшиеся манною не имели нужды в хлебе и в торговых предприятиях для приобретения его. — Со вступлением Евреев в Ханаанскую землю чудо питания их манною, само собою должно было прекратиться. Страна представляла им обильные естественные средства для прокормления. Они начали пользоваться ими со дня пасхи, когда перестала падать с неба манна. И доколе они пользовались ими даром, по праву завоевателей, не имея нужды покупать их у язычников туземцев, с которыми поставлены были во враждебные отношения, дотоле, само собою разумеется, им нечего было бояться при этом вреда от этих язычников в религиозном отношении, возможного только при мирных сношениях. — Земля, от плодов которой стали вкушать Евреи, названа Финическою, по сродству Хананеев с Финикиянами. В Еврейском тексте она названа Хананейскою, как замечено и в подстрочном примечании Славянской Библии. — Ядоша в лето оное намек на то, что в предшествовавший продолжительный период странствования они не вкушали хлеба, и начали вкушать только в наступившее лето.

Нав. 5:13. И бысть егда бяше Иисус у Иерихона, и воззрев очима своима, виде человека стояща пред ним, и меч его обнажен в руце его. И приступив Иисус рече: наш ли еси, или от сопостат наших?

   Обрезание и пасха совершены были мирно. Хананеи не смели потревожить Евреев во все это время. Они были в страхе от Евреев, узнав о их чудесном переходе чрез Иордан, и никто из них не смел выйти из Иерихона. Теперь от мирных занятий надлежало перейти к военным, к завоеванию земли. Прежде всего нужно было овладеть ключем к ней, Иерихоном. Этот город, как пограничная крепость, ограждавшая Хананеев от вторжения неприятелей с востока, был окружен прочными и высокими стенами. Крепость эту нельзя было обойти, надо было во что бы ни стало взять ее, чтобы обеспечить дальнейшее движение в глубь страны. Надлежало обдумать план овладения крепостью. Хотя вождь Израильского народа при самом вступлении в должность обнадежен был помощью Божиею во всех военных предприятиях и потому уверен был, что ему удастся овладеть крепостью, какой бы план для этого он ни выбрал, но все же надобно было выбрать один какой-либо план. С этою целью он решился лично осмотреть Иерихонские стены, ему хотелось на месте разведать, с какой стороны и каким способом удобнее можно сделать приступ к ним. Не видно, чтобы кто-либо сопровождал Иисуса при этом осмотре. И вот, когда мысли его заняты были крепостью, он прерван был среди этого занятия внезапным явлением: пред ним стоит человек, и меч обнажен в руце его. Другой на месте Иисуса Навина мог бы испугаться этого явления, особенно, если был один, естественно было обнаженный меч в руках незнакомца принять за признак готовности убить его. Подобное подозрение могло возникнуть и в душе Иисуса Навина, только он был отнюдь не из трусливых. Он не бежит от угрожающей опасности, а делает смело шаг вперед на встречу незнакомцу (приступает к нему) и спрашивает наш ли еси, или от сопостат наших? Вопрос в устах Иисуса означал готовность его сейчас же вступить в единоборство с незнакомцем, если бы оказалось, что он из числа сопостатов. Вышло иное.

Нав. 5:14. Он же рече ему: аз Архистратиг силы Господней и ныне приидох семо. И Иисус паде лицем своим на землю, и поклонися ему и рече: Господи, что повелеваеши рабу Твоему?

   Итак оказалось, что явившийся не был ни врагом, ни Израильтянином. На вопрос Иисуса он называет себя Архистратигом силы Господней. Силою Господнею, или воинством Господним называются в Писании Ангелы (Пс. 102:21, 148:29), как такие слуги Господа, которые в стройном воинском чине окружают престол Его на небесах, сохраняют строгое воинское подчинение Ему и высшим своим чиноначальникам, и по манию Его всегда готовы с воинским послушанием и мужеством исполнять все Его повеления, поражать врагов Его и Его царства и защищать верных рабов Его (3 Цар. 22:19), для чего обладают необыкновенным могуществом, как сие видно из того, что одним Ангелом избито 180 тысяч Ассирийского войска. Ради того, что Ангелы суть сила или воинство Господа, Он именуется в Писании Господом воинств (Саваоф) (Ис. 6:3), Господом сил (Пс. 23:10). — Силою Господнею называется также народ Израильский (Исх. 12:41), предназначенный к тому, чтобы служить орудием Господа к сокрушению, с оружием в руках, врагов Его и Его царства. — Явившийся Иисусу называет себя Архистратигом или Началовождем силы Господней в том и другом смысле. — Аз приидох семо, продолжает он, внушая Иисусу, чтобы он не думал, будто имеет дело с обыкновенным смертным, нет, говорит, это Я, Началовождь небесных и земных воинств, а не иной кто, явился к тебе в образе человека. — А обнаженный меч в руках Архистратига указывал не только на его военачальническое значение, но и на его готовность помогать Иисусу и Израильскому ополчению в предстоящем им трудном деле завоевания Ханаанской земли. — И паде Иисус лицем своим на землю и поклонися ему. — Земной вождь кланяется Вождю небесному, выражая этим знаком то почтение, какое обыкновенно сим способом заявляемо было и доселе заявляется на востоке пред высшими, особенно пред царями (2 Цар. 9:6, 14:33 ) — И рече: Господи, что повелеваеши, рабу Твоему? Земной вождь смиренно ожидает повелений от небесного Архистратига и выражает готовность с рабскою покорностью исполнять Его повеления. Называя Архистратига Господом, по-Еврейски адони, — господин мой, государь мой, — Иисус, по мнению знатоков Еврейского языка (см. у Кейля), дает видеть, что он хотя взирает на Архистратига, как на существо горнего мира, но признает его покуда только высшею тварью, высшим слугою Господа, а не Господом Богом, ибо иначе сказал бы ему Адонаи, — имя Божие, — а не адони.

Нав. 5:15. И рече Архистратиг Господень ко Иисусу: иззуй сапог с ногу твоею, место бо, на немже ты стоиши, свято есть. И сотвори Иисус тако.

   Повеление снять обувь (иззуй сапог) с присовокуплением, что место, на котором стоит Иисус, есть место священное, должно было убедить Иисуса, что пред ним явился не простой сотворенный Ангел, а существо высшее всех Ангелов. Иисус мог вспомнить, что точно такое же повеление получил Моисей от Ангела явившегося ему в купине (Исх. 3:11), и что этот Ангел назвал Себя Богом Авраама, Исаака и Иакова (6). Если Моисей вследствие этого убедился, что он беседует с Самим Богом, и закрыл лице свое, потому что боялся воззреть на Бога (6), то и преемник Моисея Иисус Навин не мог не заключить, что явившийся ему Архистратиг есть лице Божеское, и требование снять обувь не иначе мог понять, как в смысле требования воздать Ему божескую честь, — в смысле намека, что место явления Архистратига, как ознаменованное присутствием Божества, имеет на сей раз значение храма Божия и потому на этом месте должно вести себя с благоговением, подобающим Божеству. И что действительно явившийся Иисусу был Сам Господь, это видно не только из сказанного сейчас, но также из того, что чрез три стиха (гл. VI, 1) писатель книги прямо называет Его именем, принадлежащим одному Богу Иегова: «и рече Господь, — по-Еврейски, Иегова, — ко Иисусу: се, Аз предаю тебе в руце Иерихон». Но если явившийся Иисусу есть Господь, то почему же Он Сам Себя называет Архистратигом силы Господней? В этом нельзя не видеть указания на то, что Архистратиг силы Господней есть второе лице Св. Троицы, единосущный Богу Отцу Сын Его, лице тождественное с тем, которое в других местах Писания называется Ангелом великого совета (Ис. 9:6), Ангелом завета (Мал. 3:1), как посредник между Богом и людьми, как вестник и исполнитель божественных предопределений, как предвечное Слово Его, проявляющее для людей Бога невидимого. Он в столпе облачном под именем Ангела Господня, носящего имя Божие (Исх. 23:20-22), предводительствовал Израильтянами во все время странствования их в степях Аравийских (Исх. 13:21; слич. Исх. 14:19). Но тогда это было для всех видимо, теперь же Он невидимо для народа будет помогать ему в предстоящих ему военных действиях и только по временам явственно открывать вождю народа, как он должен вести войну. На сей раз Архистратиг силы Господней открыл Иисусу, стоявшему пред ним необувенными ногами, план овладения Иерихоном, который описывается в дальнейших стихах, не входящих в состав паримии.
   Рассмотренную паримию положено читать в навечерие Пасхи по следующим соображениям. Описанное в паримии празднование Пасхи произошло спустя 40 лет странствования Евреев, подобно сему и христианский праздник Пасхи совершается после великого поста четыредесятницы. — С наступлением праздника Пасхи Евреям, как только они вошли в пределы земли Ханаанской, дозволено было переменить одну пищу, которою они питались во все время странствования, на другую, какую они нашли в обетованной земле; подобно сему и христианам с праздника Пасхи разрешается переменить постную пищу, менее питательную на более питательную. — Время сорокалетнего странствования было для Евреев временем неизбежных житейских лишений, чрез которые испытывалась их покорность и верность завету с Богом. Вступление в обетованную землю и радость празднования Пасхи, давно не испытанная Евреями, были плодом и венцем предшествовавшего выдержанного ими испытания. Подобно сему и радость христианского праздника Пасхи даруется нам в награду за предшествовавшие труды покаяния и богоугождения, с особенною ревностью совершаемые истинными христианами во дни продолжительного поста. — Наконец, описанное в паримии явление Иисусу Архистратига силы Господней с оружием в руках служило предзнаменованием не только торжества Израильтян над их врагами в начавшемся против них походе, но вместе победы над врагами нашего спасения, демонскими силами, приобретенной нам крестом и воскресением Господа нашего Иисуса Христа, Вождя нашего спасения, Победителя ада и смерти, и празднуемой во дни Пасхи.

III. Паримия из книги Иисуса Навина в день Архистратига Михаила и прочих бесплотных сил, 8-го ноября.

   В состав этой паримии вошли стихи рассмотренной выше паримии, в которых описывается явление Иисусу Навину Архистратига силы Господней, именно 13, 14 и 15 стихи V-й главы. Так как под силою Господней, Началовождь которой явился Иисусу Навину, разумеется прежде всего, как мы видели, сила или воинство Ангелов, окружающих престол Вседержителя на небесах и ближайших исполнителей Его царской воли, то понятно, какое отношение к празднику в честь Ангелов имеет паримия, упоминающая о них. Основанием к приурочению этой паримии к названному празднику могло быть и то, что упоминаемый в ней Архистратиг, по мнению некоторых толкователей, например, бл. Феодорита, есть не кто иной, как Архистратиг Михаил, в книге пророка Даниила (Дан. 10:13, 21), являющийся Ангелом хранителем Еврейского народа.

1   По Русскому синодскому переводу с Еврейской Библии рассматриваемое место читается так «Вода текущая сверху остановилась и стала стеною и большое расстояние до города Адама, который подле Партана». Если следовать этому чтению, отличному от Славянского и Греческого текста, то остановка Иордана произошла в 20 верстах к северу от места переправы Израильтян у брода Дамгега, близ нынешней горы Курн-Сартабе. См Душеполезн. Чтен. Сентябрь, об Иордане, стр 116—117, и толкование на это место у Кейля, стр 30.

Помощь в распознавании текстов