Азбука верыПравославная библиотекаепископ Виссарион (Нечаев)Толкование паремии из книги пророка Ионы
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Виссарион (Нечаев)

Толкование паремии из книги пророка Ионы

Паримия из книги пророка Ионы, в Великую субботу

   В сей паримии, заключающей в своем составе все четыре главы книги пророка Ионы, содержится повествование о посольстве Ионы в Ниневию для возвещения гнева Божия на Ниневитян.

Ион.1:1-2. Бысть слово Господне ко Ионе сыну Амафиину, глаголя: востани и иди в Ниневию град великий, и проповеждь в нем, яко взыде вопль злобы его ко Мне.

   Наименование Ионы сыном Амафииным указывает на тожество его с Ионою, также сыном Амафииным, о котором упоминается в повествовании 4-й книги Царств о царствовании Иеровоама II, царя Израильского. По свидетельству этой книги, Иеровоам II расширил пределы Израильского царства от входа Емафскаго (долина между горами Ливаном и Антиливаном) до моря Аравского (Мертвого), по глаголу Господа Бога Исраилева, егоже глагола рукою раба своего Ионы, сына Амафиина, иже от Гефаховера (4 Цар. 14:25), города в колене Завулоновом, в Нижней Галилее (Нав. 19:3). Здесь идет речь об исполнении пророчества Ионы о восстановлении границ Израильского царства вследствие удачной войны Израильтян с Сирийцами, или о возвращении отнятых Сирийцами областей. Но когда произнесено было самое пророчество об этом, — неизвестно, в царствование ли Иеровоама II, продолжавшееся 41 год (835—791), или до вступления его на престол. Во всяком случае Иона является продолжателем деятельности пророка Елисея, по слову которого Иоас, отец Иеровоама II, победил Сирийцев в трех сражениях, но не поразил еще их окончательно (4 Цар. 13:14-23). Последнее выпало на долю Иеровоама II, по слову пророка Ионы.
   Господь царь Израилев есть вместе царь всех народов. Избранный народ был предметом особенного Его попечения; но Он не несвидетельствованным Себя оставил и прочим народам, в качестве вседержавного Царя и Владыки, как это открывается между прочим из посольства Ионы в Ниневию. Господь повелевает Ионе идти в Ниневию, град великий. Ниневия, столица Ассирийского царства, основанная Нимвродом (Быт. 10:11), находилась на левом берегу Тигра при слиянии его с рекою Ликом. Ниневия названа великим градом отчасти по необыкновенной громадности занимаемого ею пространства, о чем будет речь ниже (Ион. 3:4) отчасти по многолюдству, отчасти по богатству, по обширности торговли, в ней процветавшей (Наум. 3:16). — Господь посылает Иону в город Ниневии затем, чтобы возвестить ему: яко взыде вопль злобы его ко Мне. Как во всех богатых городах, так и в Ниневии господствовала злоба, т.е. великое развращение нравов. Пророк Наум обличает Ниневитян в кровожадности, вероломстве, хищничестве, чрезмерной роскоши, страсти к волшебству и гаданиям (Наум. 3:1-4). Выражение: вопль злобы дошел до Господа означает, что грехи Ниневитян, умножаясь все более, наконец сделались вопиющими, т.е. такими, которые достигли крайней степени и громко, без слов, требовали праведного суда Господа, отмщения Его (сл. Быт. 18:10).

Ион.1:3. И воста Иона, еже бежати в Фарсис от лица Господня, и сниде в Иоппию и обрете корабль идущь в Фарсис, и даде наем свой, и вниде в онь плыти с ними в Фарсис от лица Господня.

   Вместо того, чтобы идти в Ниневию, Иона решился отправиться в Фарсис, знаменитую Финикийскую колонию на юге Испании. Так он поступил, чтобы бежать от лица Господня. Это значит не то, что бегством в Фарсис он надеялся скрыться от вездесущего Бога, а то, что он решился лучше быть добровольным изгнанником из той земли, которая была местом особенного присутствия Божия, чем исполнить повеление Господа, пославшего его туда, куда он не хотел. — Почему же ему не хотелось исполнить повеление Господа идти в Ниневию? Сам Иона объяснит впоследствии причину своего поступка. Он скажет Господу: зане разумех, яко милостив Ты еси и щедр, долготерпелив и многомилостив, и каяйся о злобах человеческих (Ион. 4:2). Иона предполагал что Бог по Своей милости и человеколюбию пожалеет жителей Ниневии, если они убоятся гнева Его и покаются в своих грехах. Иона боялся, что пророчество его не сбудется и его сочтут обманщиком. Самое имя Бога Израилева подвергнется нареканию и укоризнам. Притом, любя свое отечество и народ, Иона опасался, что если Ниневитяне помилованы будут, им дана будет возможность наделать много зла Израильтянам. Ему не хотелось, чтобы Ниневитяне были сбережены на погибель Израильтян. Он желал быть лучше свидетелем погибели Ниневитян, чем их раскаяния и помилования от Господа. Естественное чувство человеколюбия заглушалось в нем ревностью о благе отечества, особенно же о чести пророка и славе Божией. — Путь в Фарсис лежал чрез Средиземное море. Потому Иона, бежа от лица Господня, отправился на западный берег Средиземного моря, и здесь в Иоппии (ныне Яффа), отдавши плату за проезд, сел на финикийский корабль, отправлявшийся в Фарсис.

Ион.1:4. И Господь воздвиже ветр велий на мори, и бысть буря великая в мори, и корабль бедствоваше еже сокрушитися (так что кораблю угрожало крушение).

   Напрасно Иона надеялся, что безнаказанно может уклониться от исполнения воли Божией, что Господь не будет преследовать ослушника Своей воли. Ни на каком быстротечном корабле нельзя убежать от лица Господня. На море, по манию Господа, Владыки стихии, поднялась сильная буря и грозила крушением кораблю, на котором Иона думал убежать от Господа.

Ион.1:5. И убояшася корабельницы и возопиша кийждо к богу своему, и изметание сотвориша сосудов, иже в корабли, еже облегчитися от них. Иона же сниде во дно корабля и спаше ту и храпляше.

   Буря, грозившая кораблю потоплением, привела в страх корабельщиков, т.е. всех бывших на корабле матросов и путешественников. Надежда спастись естественными усилиями поколебалась; погибель казалась неминуемою. Все убедились, что одна божеская помощь может спасти их, и вот, так как все находившиеся на корабле были язычники, каждый обратился с мольбою о спасении к своему богу. Но тщетна была эта мольба, буря не унималась. В корабль проникла вода, он начал тяжелеть. Чтоб сколько-нибудь облегчить его, начали бросать в море сосуды, т.е. кладь, находившуюся в сосудах. Смятение было общее. Один Иона глубоко спал в нижней части корабля. «Сон Ионы, — говорит бл. Иероним, — был сном не беспечности, но печали». Он переживал душевное состояние, подобное тому, в каком находились ученики Христовы во время гефсиманской Его молитвы. Востав от молитвы и пришед к ученикам, Иисус обрете их спящих от печали (Лк. 22:45). В некоторых случаях печаль производит скорее бессонницу, чем сонливость; но если печаль слишком велика, то действует на человека расслабляющим образом и ввергает в состояние как бы оцепенения, бесчувствия. В подобном состоянии находился Иона. Сильная печаль овладела его душею отчасти вследствие физического утомления от долгого пути до пристани, отчасти от опасения погибнуть на море, наипаче же вследствие начавшегося в нем сознания своей вины пред Господом.

Ион.1:6. И прииде к нему кормчий и рече ему: что ты храплеши, востани и моли Бога твоего, яко да спасет ны Бог, да не погибнем.

   Слова кормчего или капитана корабля, обращенные к Ионе, имеют значение упрека. Спать в то время, когда опасность погибели очевидна и когда об отвращении ее все молятся, непростительно. Бедствие постигло всех и потому Иона должен делать то же, что делают другие: все умоляли своих богов о спасении, — и он должен умолять своего Бога.

Ион.1:7. И рече кииждо ко искреннему (ближнему) своему: приидите, вержем жребия и уразумеем, кого ради есть зло сие на нас. И метнуша жребия, и паде жребий на Иону.

   Когда молитва не помогла, пришли к мысли, не требуется ли для умилостивления разгневанного Божества жертва, не нужно ли принести в жертву того, кто окажется виновником гнева Божия. Узнать виновника решено посредством жребия, и жребий пал на Иону.

Ион.1:8. И реша к нему: возвести нам, кого ради сие зло на нас, и что твое делание (ремесло) есть, и откуду грядеши, и камо идеши, и от коея страны и от киих людей еси ты?

   Все эти расспросы обращены были к Ионе с целью удостовериться в справедливости выпавшего жребия. Между прочим спрашивают его о его занятии. Важно было знать, не предосудительно ли его занятие, не имеет ли оно преступного свойства, способного разгневать Божество.

Ион.1:9. И рече к ним: раб Господень есмь аз и Господа Бога небеснаго аз чту, Иже сотвори море и сушу.

   В сем стихе ответ Ионы изложен не в полном виде. Судя по сказанному в следующем стихе должно полагать, что Иона, не только исповедал себя чтителем (рабом) истинного Бога, Творца моря и суши, Господа Бога небесного, но вместе возвестил о своей вине, признался пред всеми, что он дерзнул бежать от лица Господа, оскорбил Его уклонением от исполнения Его повеления, не убоявшись Того, во власти Которого находится весь мир.

Ион.1:10. И убояшася мужие страхом великим и реша к нему: что сие сотворил еси? Зане разумеша мужие, яко от лица Господня бежаше, яко возвести им.

   Сознание Ионы в вине своей поразило язычников изумлением и ужасом. Что сие сотворил еси? Т.е. что ты наделал, несчастный? За твою вину разгневанный Бог твой послал сильную бурю, от которой все мы должны пострадать.

Ион.1:11. И реша к нему: что тебе сотворим, и утолится море от нас? Зане море восхождаше (воздымалось) и воздвизаше паче волнение.

   Вопрошавшие Иону спутники, убежденные в том, что умилостивить Бога, разгневанного виною его, не иначе можно было, как только наказанием ослушника воли Божией, выбор наказания предоставляют Ионе. Пусть он сам решить это дело, пусть сам себе назначит казнь, как умилостивительную жертву для спасения всех, угрожаемых смертью за вину одного. Всем грозило потопление, ибо море не только не унималось, но еще пуще волновалось.

Ион.1:12. И рече к ним Иона: возмите мя и вверзите в море, и утолится море от вас, понеже познах аз, яко мене ради волнение сие великое на вы есть.

   Вполне признавая себя достойным наказания, Иона выбирает наказание, соответствующее вине. Бежа от лица Господня, он думал избежать гнева Божия плаванием по морю; он надеялся морским путем достигнуть до отдаленной чужой страны, в ней водвориться и спокойно доживать здесь свой век. Теперь он увидел несбыточность своих надежд и сам пожелал, чтобы море, в котором он искал себе безопасности, сделалось орудием его смерти, гробом для него. Но сколько был он строг к самому себе, столько жалостлив к ближним. Почитая себя одного достойным гнева Божия, он не желает, чтобы из-за него пострадали его спутники, и уверяет их, что если будет брошен в море, Господь умилостивится этою жертвою и волнение морское прекратится.

Ион.1:13. И нуждахуся (усиливались) мужие возвратитися к земли, и не можаху, яко море восхождаше (воздымалось) и воздвизашеся паче на них.

   Сам себя приговорив к смерти в пучине морской, Иона возбудил жалость к себе в моряках. Они сознавали справедливость этого приговора, но не спешили привести его в исполнение. Они могли подумать, не удовлетворится ли Господь одним раскаянием Ионы, и всячески усиливались пристать к берегу, чтобы спасти его и себя от потопления. Но попытка их оказалась тщетною. Волнение морское, усиливаясь с каждою минутой, в соединении вероятно с противным ветром, лишило их возможности пристать к берегу. Скрепя сердце, они увидели себя в необходимости принести ту жертву для умилостивления Господа, на которую обрек себя Иона. Но прежде чем они решились на это, они обратились к Господу с мольбою о невменении им сего в грех.

Ион.1:14. И возопиша ко Господеви и реша: никакоже, Господи, да не погибнем души ради человека сего, и не даждь на нас (не вмени нам) крове праведные, зане Ты, Господи, якоже восхоте, сотворил еси.

   Умоляя Господа не взыскать с них за кровь праведную, т.е. за смерть человека невинного в отношении к ним, ничем не обидевшего их, спутники Ионы исповедуют, что решаются бросить Иону в море не по своему желанию, а по воле Божией: зане Ты, Господи, якоже восхотел, сотворил еси. Воля Божия открылась для них в послании бури, в указании виновника ее посредством жребия, павшего на Иону, и в том, что сам Иона признался в своей вине. Все это сотворил Господь.

Ион.1:15. И взяша Иону и ввергоша его в море, и преста море от волнения своего.

   Мгновенное прекращение морского волнения вслед затем, как брошен был Иона в море, ясно показало, что это волнение имело связь с виною Ионы, что из-за него оно было воздвигнуто Богом, и что напрасно было спасение спутников Ионы принять на свою душу смерть его. Они совершили дело справедливое, послужили орудием праведного гнева Божия. С прекращением бури гнев Божий утолился, жертва для умилостивления Господа принята Им.

Ион.1:16. И убояшася мужие страхом великим Господа, и пожроша жертву Господеви и помолишася молитвами.

   Чудесное прекращение опасности наполнило страхом пред Господом сердца язычников. Они и до сей минуты чувствовали этот страх, это благоговение пред Богом Ионы, когда умоляли Его о невзыскании с них крови Ионы. Теперь же благоговение их выразилось в том, что пожроша жертвы Господеви, т.е. принесли Ему благодарственные жертвы за свое спасение. И помолишася молитвами. С Еврейского: «дали обеты». Это значение имеет иногда и в Греческом языке слово: молитва (см. Греческие лексиконы). Спутники Ионы не ограничились тем, что возблагодарили Господа жертвами на корабле, но еще для сохранения в памяти чудесного события дали обеты чествовать Господа по возвращению в дома свои. Не видно, впрочем, чтобы они отказались в тоже время от чествования своих богов: Бога Ионы они чествовали наряду с ними.

Ион.2:1. И повел Господь киту великому пожрети Иону. И бе Иона во чреве китове три дни и три нощи.

   Устроением Божиим кит или другая какая большая рыба (ибо на Греческом языке именем кита называется не один кит в собственном смысле, но и всякое морское чудовище), приходит на то место, где был брошен Иона, и поглощает его. При сем Господу угодно было чудесно сохранить Иону невредимым: он не был раздроблен зубами морского чудовища, не сварился в его желудке, не задохнулся по недостатку воздуха в его утробе. Это было чудом, подобным чуду спасения трех отроков в раскаленной печи, спасения Даниила во рве львином. — Три дня и три ночи Иона пробыл в утробе кита, чтобы представить образ трехдневного пребывания во гробе Христа Спасителя, на что указал Сам Христос Спаситель в ответ Иудеям, просившим у Него знамения (Мф. 12:39-40).

Ион.2:2. И помолися Иона ко Господу Богу своему от чрева китова и рече.

   Молитва Ионы во чреве кита есть молитва благодарственная. Брошенный в морскую пучину он прежде чем проглочен был китом, находился в неминуемой, казалось, смертной опасности. Но когда попал в чрево морского чудовища и почувствовал себя целым и невредимым, то увидел в этом залог своего спасения от смерти. Надежда, что ему быть может суждено остаться в живых, возбудила в нем живейшую благодарность к Господу, которую и изливает он пред Господом, изображая в тоже время живыми чертами, сходными с словами псалмов, то бедственное положение, от которого избавился.

Ион.2:3. Возопих в скорби моей ко Господу Богу моему и услыша мя. Из чрева адова вопль мой, услышал еси глас мой.

   Великая скорбь объяла пророка, когда он погряз в глубине морской. Он называет глубину морскую чревом адовым, — местом, куда нисходят души умерших без надежды возвращения на белый свет. И эту-то скорбь Иона поведал Господу, из глубины морской воззвал к Нему с мольбою о помиловании, по уверенности, что если угодно Господу, Он может извести его из чрева адова. Теперь, находясь в утробе кита, он благодарно исповедует, что Господь услышал вопль его, не оставил его в глубине морской, но скрыл во чреве морского чудовища, как в безопасном пристанище. Скорбь и благодарность Иона исповедует, употребляя выражения сходные с словами псалмопевца: Из глубины возвах к Тебе, Господи: Господи, услыши глас мой. Ко Господу, внегда скорбети ми, воззвах, и услыша мя (Пс. 129:1, 119:1).

Ион.2:4. Отвергл мя еси во глубины сердца морского, и реки обыдоша мя, вся высоты Твоя и волны Твоя на мне преидоша.

    Отвергл мя еси во глубины сердца морского, т.е. руками людей, бросивших меня в море, Ты, Господи, совершил надо мною Твой праведный суд. — Сердцем морским Иона называет недро морское, подобно тому, как Господь Иисус, предрекая о своем тридневном пребывании во гробе, называет этот гроб сердцем земли (Мф. 12:40), т.е. недром, в котором имело сокрыться тело Богочеловека. — Реки обыдоша мя. Морская вода, со всех сторон окружавшая Иону, называется здесь реками по невозможности высвободиться из глубины морской подобно тому, как невозможно слабому пловцу бороться с быстрым течением соединившихся в одном русле рек. — Высоты и волны, т.е. воздымающиеся волны морские ходили поверх Ионы (преидоша на мне). Он никак не мог вынырнуть кверху, чтобы на хребте волн (высоты) быть выброшенным на берег. Нечто подобное в переносном смысле говорит о своих бедствиях псалмопевец: углебох в тимении глубины (погряз в глубоком болоте), приидох во глубины морския, и буря потопи мя (Пс. 68:3). Вся высоты Твоя и волны Твоя на мне преидоша (Пс. 41:8). И пророк Иона, и псалмопевец называли волны морские Господними (Твоими) в том смысле, что они воздвигнуты Господом, как орудия Его всевластной воли.

Ион.2:5. И аз рех: отринухся от очию Твоею. Еда приложу призрети ми ко храму святому Твоему?

   Иона находился в таком бедственном положении, что ему казалось, не отринут ли он от очей Божиих, не отступился ли от него Господь во гневе Своем за его грех. Подобное высказывал пред Господом псалмопевец: аз рех во изступлении моем: отвержен есмь от лица очию Твоею (Пс. 30:23). Борьба надежды на милость Божию с сомнением выражается также в дальнейших словах Ионы: еда приложу призрети ми ко храму святому Твоему? т.е. вряд ли мне удастся увидеть отечество мое и опять (приложу) стать пред лицем Твоим в храме Твоем.

Ион.2:6. Возлияся на мя вода до души моея, бездна обыде мя последняя, понре глава моя в расселины гор.

    Возлияся на мя вода до души моея: морская вода, окружавшая со всех сторон Иону, лишила его сообщения с воздухом; ему трудно стало дышать, душа его близка была к минуте расставания с телом, — он чуть не задохнулся. Подобною чертою псалмопевец изображает свое бедственное положение на земле: суди ми, Боже, яко внидоша воды до души моея (Пс. 68:2). — Слова: бездна обыде мя последняя, указывают что Иона погрузился до самого дна морского, до самой глубокой (последняя бездна) части моря. — Понре (ныряла) голова моя в расселины гор. Этою чертою еще сильнее изображается безвыходное положение утопающего: он очутился в пещерных углублениях поднимающихся со дна морского скал.

Ион.2:7. Снидох в землю, еяже вереи заклепи (затворы) вечнии, и да взыдет из истления живот мой к Тебе, Господи Боже мой.

   Утопающему пророку показалось, не сошел ли он в подземную темницу (в землю), откуда выход невозможен, — она на веки заперта (заклепи вечнии) для заключенных в ней. Но он знал, что в эту темницу нисходят только души умерших. Он сознавал, что еще остался в живых, что душа его еще не разлучилась с телом. В нем не совсем угасла надежда, что если угодно Господу, Он может продлить его жизнь, и потому у самых врат смерти он дерзает молить Господа избавить от истления живот его, спасти его от телесной смерти.

Ион.2:8. Внегда скончаватися от мене души моей (когда выходила из меня душа моя), Господа помянух, и да приидет к Тебе молитва моя, ко храму святому Твоему.

   Минута смерти близка была к погрязшему во глубине морской, но память оставалась при нем. И прежде всего он не терял памяти о Боге. Душа его, готовая отрешиться от тела (скончавалась), возносилась к Господу, живущему во храме святом Своем. Он бежал от лица Господа, от храма Его, от места, освященного особенным присутствием Его. Теперь в нем явилось великое раскаяние в этом грехе, и лишенный возможности быть в храме телесно, он переносится к нему мыслью с мольбою о помиловании и с обетом благодарения Господу за помилование.

Ион.2:9-10. Хранящии суетная и ложная милость свою оставиша. Аз же со гласом хваления и исповедания пожру Тебе. Елика обещах, воздам Тебе во (за) спасение мое Господеви.

   Сей стих составляет заключение молитвы Ионы во чреве кита. Молитва заключена тем же, чем начинается, т.е. выражением благодарности Господу за спасение от смерти в морской пучине. Видя себя целым и невредимым во чреве кита, он надеется, что Господь продлит дни его жизни на земли живых, и в благодарность за сию милость Господа дает обет принести Ему жертву в святом храме Его со гласом хваления и исповедания, утверждая, что непременно исполнит этот обет. Но чем живее душа его проникнута благодарностью Господу, тем жалче ему кажутся те, которые хотя испытывают милости к ним Господа, не признают себя обязанными чтить за них Господа, оставляют Того, Кому обязаны своим благополучием (милость свою) (Пс. 143:2). Это те, которые хранят суетная и ложная, т. е. чтут (Ос. 4:10) мнимых богов (4 Цар. 17:15), на них возлагают свои надежды суетные и ложные.

Ион.2:11. И повел Господь китови, и изверже Иону на сушу.

   По прекращении морского волнения, Иона был во чреве кита три дня (1) и затем извергнут был китом на сушу, — на Палестинский, как обыкновенно полагают, берег Средиземного моря.

Ион.3:1-2. И бысть слово Господне ко Ионе вторицею глаголя: востани и иди в Ниневию град великий, и проповеждь в нем по проповеди преждней, юже Аз глаголах тебе.

   Выброшенный на сушу, Иона по всей вероятности собирался идти в Иерусалим, чтоб принести в Иерусалимском храме обетную благодарственную жертву. Но исполнение этого обета оказалось нужным отложить до другого времени. Господь вторично повелевает Ионе идти в Ниневию и проповедать в ней то же, что прежде приказано было ему проповедать, — т.е. Иона должен был обличить Ниневитян в грехах вопиющих на небо, требующих от Бога наказания.

Ион.3:3. И воста Иона и иде в Ниневию, якоже глаголаше Господь. Ниневия же бяше град велик Богу, яко шествия пути триех дний.

   Когда впервые Ионе объявлено было повеление Господне идти в Ниневию, он бежал от лица Господня. Но теперь, искушенный бедствием, он беспрекословно покоряется воле Божией. Он восчувствовал в себе силу пророческого духа, которой не может противиться, и без замедления пошел в Ниневию. — Ниневия же бяше град велик Богу, — т.е. значительный по величине даже по суду Божию, что и было причиною, почему Господь пощадил его (Ион. 4:11). Величина Ниневии определяется тремя днями пути, или ходьбы вокруг нее: яко шествия пути триех дний. Путь одного дня у восточных народов соответствуете нашим 25—30 верстам. Стало быть окружность Ниневии заключала в себе от 75 до 90 наших верст. Эта обширность города подтверждается его населенностью. О многочисленности жителей Ниневии можно судить по тому, что в нем, по словам самого Господа, было более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличать правой руки от левой, т.е. детей ниже семилетнего возраста.

Ион.3:4. И начат Иона входити во град, яко шествие пути дне единого (на расстоянии пути одного дня), и проповеда и рече: еще три дни и Ниневия превратится.

   Вступивши в Ниневию, Иона в первый же день прошел внутри ее такое пространство, какое можно пройти в один день пути, и по всему пути, нигде не останавливаясь, или останавливаясь на самое короткое время, повторял во всеуслышание: «Еще три дня и Ниневия будет разрушена». Но в Еврейском тексте читается не — три дня, а сорок дней. Последнее чтение бл. Феодорит предпочитает первому, находя невероятным, чтобы в такой короткий промежуток времени, как три дня, могли совершиться описанные события. Трудно думать, чтобы в три дня Ниневитяне успели принести покаяние и получили помилование. Полагают, что Греческие переводчики читали в Еврейском тексте и перевели по-Гречески сорок, а чтение три дня произошло от погрешности переписчиков. Эта погрешность легко могла произойти вследствие некоторого сходства по начертанию букв (γ и μ), обозначающие три и сорок.

Ион.3:5. И вероваша мужие Ниневийстии Богови, и заповедаша пост и облекошася во вретища от велика их даже до мала их.

   Грозная проповедь пророка быстро огласилась по всему городу и произвела решительное действие на сердца Ниневитян. Иона по-видимому безусловно предсказывает им, что чрез сорок дней разрушена будет Ниневия. Но они уразумели, что Бог, обрекая их на погибель, не без причины отлагает на некоторое время исполнение Своего приговора, ибо сорок дней дает им для покаяния. Они вероваша Богови, — т.е. уверовали в истину слов пророка, как слов Самого Бога, говорящего его устами, — уверовали, с одной стороны, в непреложность угрозы Божией, что, если они не покаются, она непременно исполнится, — с другой, в милосердие Божие, не сомневаясь, что Господь пощадит их, если они принесут искреннее покаяние в грехах, навлекших на них праведный гнев Божий. — И заповедаша пост и облекошася во вретища. Пост и облечение во вретище, в грубую ткань, были в древности обычным выражением покаяния, судя по примеру Иова, Давида, Езекии. При этом, без сомнения, воздух оглашался воплями и причитаниями, в которых слышалось сердечное сокрушение и мольба о помиловании, обращенная к Богу Ионы, как Богу истинному, вера в Которого, наряду с почитанием ложных богов, не чужда была Ассириян, как потомков Сима, общего родоначальника их и Евреев. В подвиге покаяния участвовали все, даже дети; от великого их даже до малого. Невинные существа привлечены к всенародному покаянию, в надежде, что Господь пощадит виновных ради невинных.

Ион.3:6. И дойде слово к царю Ниневийскому, и воста с престола своего и сверже ризы своя с себе, и облечеся во вретище и седяше на пепле.

   Подвиги всенародного покаяния разделил сам царь Ниневийский, когда дойде до него слово, т.е. когда дошло до него известие о появление Ионы в Ниневии и о действии его пророчества на граждан Ниневийских. Смиряясь пред славою Царя царствующих, Ниневийский царь сошел с трона своего, скинул с себя ризы своя, т.е. пышные царские одежды, покрылся вретищем и сел на пепле, как свойственно пораженным глубокою скорбью и раскаянием.

Ион.3:7. И проповедася и речено бысть в Ниневии от царя и вельмож его глаголющих: человецы и скоти, и волове и овцы да не вкусят ничесоже, ни да пасутся, ниже воды да пиют.

   Царь Ассирийский не только подтвердил своим согласием постановление народное о посте, но еще приказал распространить пост на домашних животных. От лица царя и его вельмож объявлено было (проповедася) повеление не давать ни корма, ни питья крупному (волове) и мелкому (овцы) домашнему скоту. Овцы и волы принадлежали к числу жертвенных животных. Как принесение их в жертву за вину человека имело целью умилостивление Божества, так могла быть в виду эта цель при отнятии у них пищи и питья. В обоих случаях животные страдали за вину людей и своим страданием напоминали им о тяжести их вины, в то же время еще более увеличивали скорбь тех, за вину которых страдали невинные существа.

Ион.3:8-9. И облекошася во вретища человецы и скоти и возопиша прилежно к Богу, и возвратися кийждо от пути своего лукавого и от неправды сущия в руках их, глаголюще: кто весть, аще (авось) раскается и умолен будет Бог, и обратится от гнева ярости Своея и не погибнем.

   Если сказано, что с людьми возопиша прилежно к Богу скоти, это надобно понимать в том смысла, что люди выражали свою скорбь пред Богом не только своими устами, но и жалобными голосами бессловесных, взывая к Богу их устами, как бы трубами. Искренность покаяния Ниневитяне засвидетельствовали исправлением своего поведения. Каждый с пути греха и беззакония обратился на путь добра, каждый перестал творить грехи неправды и насилия, какими доселе осквернял свои руки (возвратися от неправды, сущия в руках их). Все были поражены страхом гнева Божия, страхом грозящей погибели, но вместе не теряли надежды умилостивить Господа. Авось (аще), говорили они, Господь при виде нашего смирения и отвращения от грехов, прогневавших Его, авось раскается, передумает казнить нас и умоленный нами, преложит Свой гнев великий (ярость гнева) на милость. — Иона не творил чудес, чтобы подкрепить ими свою угрозу и подействовать на слушателей; но для объяснения скорого успеха его проповеди можно предположить, что он передал Ниневитянам историю своих приключений по случаю посольства его к ним, историю потопления в море и чудесное спасение. Ниневитяне, поверив его свидетельству о сем, поверили и его угрозе.

Ион.3:10. И виде Бог дела их, яко обратишася от путей своих лукавых, и раскаяся Бог о зле, еже глаголаше сотворити им, и не сотвори.

   Человекообразное выражение о Боге: раскаяся (передумал) Бог о зле, означает, что Бог нашел нужным отменить Свой грозный приговор относительно Ниневитян, не делать им того зла, каким грозил им. Его угроза была не безусловна; стало быть оставить ее без исполнения Он мог без унижения Своего достоинства. Угроза Его имела целью образумить грешников. Цель была достигнута, и Он не сотворил им зла.

Ион.4:1-2. И опечалися Иона печалью великою и смутися, и помолися ко Господу и рече: о, Господи, не сия ли убо словеса моя, яже глаголах, еще сущу ми на земли моей? Сего ради предварих (поспешил) бежати в Фарсис, зане разумех, яко милостив Ты еси и щедр, и долготерпелив и многомилостив, и каяйся о злобах человеческих.

   Вместо того, чтобы радоваться милости Божией к покаявшимся Ниневитянам, Иона опечалися печалию великою и смутися. Ему показалось, что неисполнение угрозы Божией послужит к уничижению имени Божия в глазах язычников, что вестника этой угрозы сочтут ложным пророком. Смутило его также опасение, что помилованные Господом Ассирияне сделаются бичем для Израильского народа, что им дана возможность наделать много зла его отечеству. Свою печаль и смущение, в соединении с ропотом на Бога, Иона высказал в молитве к Нему. В этой молитве он даже дерзнул оправдывать свою попытку бежать от лица Господня в далекий Фарсис, так как все равно проповедь оказалась, на его взгляд, излишнею. Я знал, говорит он Господу, что Ты милостив и каяйся о злобах человеческих (Исх. 34:6), т.е. отдумываешь наказывать людей за их злые дела.

Ион.4:3. И ныне, Владыко Господи, приими душу мою от мене, яко уне (лучше) мне умрети, нежели жити.

   Иона убежден был, что честь его, как пророка, унижена будет в глазах язычников, слышавших угрозу, которая однако оказалась напрасною. Не желая быть свидетелем этого уничижения, малодушный пророк просит Господа взять от него душу, ибо лучше, говорит, умереть, чем жить с тяжелым чувством опозоренной чести.

Ион.4:4. И рече Господь ко Ионе: аще зело опечалился еси? И рече: вельми опечалихся даже до смерти.

   На вопрос Господа: аще зело опечалился еси (итак ты сильно огорчен)? — получен утвердительный ответ. В ответ слышится недовольство и ропот на Бога. Надлежало обличить Иону в несправедливости и неосновательности и его недовольства и ропота. Слова обличения содержатся в конце паримии; но для того, чтобы эти слова были убедительны для Ионы, они предварены событием, которое должно было наглядным образом показать ему несправедливость его. Описание этого события заключается в следующих стихах 5—9.

Ион.4:5. И изыде Иона из града и седе прямо (насупротив) града, и сотвори себе кущу и седяше под нею в сени, дондеже увидит, что будет граду.

   Узнав волю Божию о помиловании кающихся Ниневитян, огорченный Иона прекращает свою проповедь в Ниневии и уходить из нее для того, чтобы скрыться от глумлений и насмешек, которым опасался подвергнуться от Ниневитян вследствие неисполнения его угрозы. Он располагается пред Ниневийскими стенами и здесь под кровом устроенного им наскоро шалаша решается пробыть дотоле, пока не увидит, что случится с Ниневиею по истечении сорока роковых дней. Он мог предположить, что если и не произойдет разрушения города, подобного разрушению Содома и Гоморры, все же совершится над ним суд Божий каким-нибудь другим образом. Милость Господня будет состоять не в отменении наказания, а в смягчении его.

Ион.4:6. И повеле Господь Бог тыкве и возрасте над главою Иониною, да будет сень над главою его, еже осенити его от злых его. И возрадовался Иона о тыкве радостию великою.

   Шалаш, под навесом которого укрылся Иона, мало защищал его от палящих лучей солнца и потому он чрезвычайно обрадовался, когда над головою его с чудесной быстротой, по повелению Божию, выросло одно тенистое растение. В Греческом тексте оно называется тыквою, но в переводе бл. Иеронима, оно названо клещевиною. С ним согласны большинство толкователей, своею широкою листвой дающее густую тень, охранявшую его от беспокоивших его неприятностей зноя (от злых его).

Ион.4:7-9. И повеле Господь Бог червию раннему во утрие (на заре другого дня), и подъяде тыкву, и изсше. И бысть вкупе внегда возсияти солнцу, и повеле Бог ветру знойну жегущу, и порази солнце на главу Ионину, и малодушествоваше и отрицашеся души своея, и рече: уне ми умрети, нежели жити. И рече Господь Бог ко Ионе: зело ли опечалился еси ты о тыкве? И рече Иона: зело опечалихся аз даже до смерти.

   Радость Ионы о тенистом растении была непродолжительна. На утро при появлении зари, оно засыхает, подточенное, по повелению Божию, червем. С восходом солнца, также по повелению Божию, подул жгучий ветер и лучи солнца в соединении с этим ветром так сильно стали жечь беззащитную голову пророка, что он в изнеможении впал в малодушие, стал отрицатися души своея, т.е. возымел отвращение к жизни своей, говорил, что не нужна ему жизнь, что лучше умереть, чем жить. Это мрачное душевное настроение Ионы по поводу засохшей тыквы дало Господу случай преподать ему спасительный урок о снисхождении к Ниневитянам. Господь спросил Иону: зело ли опечалился еси о тыкве? Смысл вопроса может быть так изложен: ты вчера признался мне, что тебя сильно огорчило помилование Ниневии. Я пощадил ее ради покаяния ее жителей. Не так Я поступил с тыквою: она погибла к твоему огорчению. Не правда ли, ты теперь по сему случаю также сильно огорчен, как огорчила тебя пощада Ниневии? — Иона отвечал утвердительно и также резко, как на вчерашний вопрос. Он сказал: зело опечалихся даже до смерти, т.е. я поражен смертельною скорбью, такою, от которой умру, ибо не в силах перенести ее. Говоря сие, Иона не предполагал, что сам произнес против себя обличительный суд, который высказан Господом в следующих словах.

Ион.4:10-11. И рече Господь: ты оскорбился еси о тыкве, о нейже не трудился еси, ни вскормил еси ея, яже родися об нощь и об нощь погибе. Аз же не пощажду ли Ниневии, града великого, в немже живут множайшии, неже дванадесять тем человек (десятков тысяч), иже не познаша десницы своея, ниже шуйцы своея, и скоти их мнози?

   Сии слова Господа имеют обличительный смысл. Господь как бы так говорит: «Как тебе, Иона, не стыдно роптать на Меня за Мое милосердие к Ниневии! Тебе жаль было лишиться тенистого растения, ничего не стоющего, которое в одну ночь выросло, в другую погибло: как же Мне не пожалеть разумных созданий Моих, как не пожалеть города, населенного сотнями тысяч людей, между которыми есть больше ста двадцати тысяч детей первого возраста, не умеющих отличить правой руки от левой, существ совершенно невинных? Погубить невинных вместе с виновными было бы не только немилосердно, но и несправедливо. Нельзя было также без нарушения милосердия и справедливости погубить и виновных, коль скоро они принесли покаяние. Кающихся должно прощать и миловать, а не казнить. Равно надлежало пощадить и бессловесные твари, непричастные вине людей, каковых великое множество в Ниневии». — Таков урок, преподанный Господом нетерпеливому и малодушному пророку. Неизвестно, как воспользовался он этим уроком. Можно полагать, что преисполненный благоговения к судьбам Божиим, Иона возвратился в Ниневию, возвестил ей помилование и удалился из города в мире, сопровождаемый благодарностью вразумленных его проповедью жителей.
   Рассмотренная паримия читается в день погребения Христа, в навечерие праздника воскресения Христова потому, что тридневное пребывание Ионы во чреве кита представляет образ тридневного погребения во гробе Христа и воскресения Его. На этот образ или предызображение Сам Христос указал книжникам и фарисеям, просившим у Него знамения. Род лукав и прелюбодей, сказал Он, знамения ищет, и знамения не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка: якоже бо Иона бе во чреве китове три дни и три нощи, тако подобает быти Сыну человеческому в сердце земли три дня и три нощи (Мф. 12:39-40). Три дня и три ночи, по употреблению сего выражения у Евреев (1 Цар. 30:12. Быт. 42:17-18. 2 Пар. 10:5-12), означало не всегда полные три дня и три ночи, но время, принадлежащее трем суткам. Таким образом Иона мог пробыть во чреве кита одни только сутки и несколько часов предшествующего и последующего дня, так же точно, как и Христос Спаситель был во гробе малую часть пятка, всю субботу, и короткое время первого дня недели.

Помощь в распознавании текстов