протоиерей Вячеслав Резников

Седмица 7-я по Пятидесятнице

О суде и неосуждении

Понедельник

Мф. 13:54–58

1Кор. 6:9–5:11

Слыша сегодня слова Апостола о необходимости кого-то судить, мы не можем не вспомнить и слов Самого Иисуса Христа: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7:1). Но в другом месте и Господь тоже говорит о суде в Церкви. Только кто тут судья? «Слово, которое Я говорил, оно будет судить…» (Ин. 12:48). Кто обвинитель? – «Есть на вас обвинитель Моисей…» (Ин. 5:45), то есть наш единственный судья – Слово Божие, и единственный обвинитель – тот, кому дано его произнести. Произносится же Слово Божие с единственной целью: чтобы согрешающий опомнился, уразумел, что, пренебрегая заповедью, он сам отрекается и от Того, Кто её дал, и от тех, кто остаётся ей верен. И единственное наказание для такого – отлучение от церковного общения. О чём и напоминает Апостол: «Я писал вам в послании – не сообщаться… с тем, кто, называясь братом, остаётся блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником». С такими Апостол повелевает «даже и не есть вместе».

Однако не запрещается общаться «вообще с блудниками мира сего, или лихоимцами, или хищниками, или идолослужителями». «Что мне судить и внешних?» – говорит Апостол. Какими словами обвинять того, кто ещё не принял Божьего Слова в закон своей жизни? «Внешних… судит Бог», судит по законам, которые от нас сокрыты. Ибо кто, кроме Бога, может рассудить, почему человек ещё не прозрел, не уверовал? Кто, кроме Всеведущего Бога, может оценить степень вины и определить, сколько времени отпустить, чтобы успел покаяться, а не набрать новых грехов?..

Ну, а если запрещено даже судить тех, кто ещё не принял нашего закона, то какое безумие – самим судиться у них?.. Между христианами тоже могут быть недоразумения. В Церкви люди разной степени совершенства, и далеко не все поняли, что «лучше… оставаться обиженными». Поэтому и тут бывает необходим разумный человек, «который мог бы рассудить между братьями», который судом Слова Божия мог бы помочь виноватому увидеть свою вину и покаяться. А у Коринфян, наверное, была та же болезнь, за которую и Господь упрекал своих земляков: «не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своём и в доме своём». А в результате – «брат с братом судится, и притом перед неверными», давая к тому же повод злословить Церковь. И Апостол с негодованием говорит об этом: «Как смеет кто у вас; имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых?» Ведь там совсем другие законы и совсем другие цели и суда, и самой жизни…

Так что не будем никого судить, но будем всегда и сами с благоговением и трепетом ходить пред судом Слова Божия и другим помогать в этом.

О браке

Вторник

Мф. 14:1–13

1Кор. 6:20–7:12

Сегодня читаем наставления Апостола Павла о браке. Он пишет: «Во избежание блуда каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена». И далее пишет: «если не могут воздержаться, пусть вступают в брак, нежели разжигаться». Одна и та же Божественная премудрость открывается в творении как души, так и тела. Вспомним первые главы книги Бытия о первых днях мира. Бог создал первую женщину из ребра первого мужчины. И когда Бог привёл её к Адаму, тот, хотя и в первый раз увидел её, но сразу узнал. Не сказано, какие чувства он испытал; сказано только, какими словами он их выразил: «вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего» (Быт. 2:23). Иными словами, увидев Еву, он сказал: «Это моё. И не просто моё, но – изнутри меня взятое и специально для меня созданное».

Могучей таинственной силой связал Бог первых людей, мужчину и женщину. И хотя нельзя сказать, что каждый – только половина человека, но всё-таки видим, какое здесь положено основание для неразрывности человеческого рода; здесь вместе и принудительное, и радостное средство для преодоления человеческого эгоизма, человеческой греховной самодостаточности.

Первый брак первого мужчины был с женщиной, происшедшей из него самого. Следующие браки были между братьями и сестрами. Но когда человеческий род умножился, то видим две стороны Божьего промысла: во-первых, запрещение брака между ближайшими родственниками, чтобы люди не замыкались на себе и на своих; чтобы семья единилась с семьёй, род с родом, и чтобы то, что дано к единению, не служило бы, наоборот, поводом для распрей. За это и Иоанн Креститель обличал Ирода: «Не должно тебе иметь... жену Филиппа, брата твоего». А во-вторых, запрещено было отдавать дочерей за иноверцев и брать оттуда жён. Мы знаем из Священной истории, сколько через иноверных жён приходило соблазна в богоизбранный народ. А самым первым гибельным смешением было, когда «сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жёны» (Быт. 6:2). Предание объясняет, что сыны Божии – это потомки благочестивого Сифа, а другие – потомки первоубийцы Каина. Из-за этого вся земля развратилась и чуть не погибла в водах потопа.

А браки, совершаемые в Господе, соединялись и семейства, и племена, и целые народы. И Господь Своим пришествием не упразднил этого, хотя и открыл более совершенный, лишённый чувственной принудительности путь. Апостол Павел, вставший на этот путь, желая всех соединить в новом Адаме, во Христе, для всех «сделался всем» (1Кор. 9:22). И духовные радости, которые давал ему вкусить Господь, были не сравнимы ни с какими радостями брачной жизни. И в то же время Апостол не отталкивает от брака, и даже запрещает одной стороне самовольно уклоняться от супружеского общения, а только – по взаимному согласию, «на время», и только ради «упражнения в посте и молитве». Апостол, хотя и говорит: «хорошо человеку не касаться женщины», – но он тут же и прибавляет: «но каждый имеет дарование от Бога, один так, другой иначе». В этом – подлинное пастырское величие Божьего человека, способного вместить и тех, и других. И нам надо этому учиться: имея одно дарование от Бога, не предписывать своих законов тому, кто имеет совсем другое дарование от Того же Бога.

О входящем и исходящем

Среда

Мф. 14:35–15:11

1Кор. 7:12–24

Однажды подошли к Иисусу Христу иерусалимские книжники и говорят: «Зачем ученики Твои преступают предания старцев? ибо не умывают рук своих. Когда едят хлеб…» Когда-то Бог избрал один единственный народ из среды других народов и хранил его, как хранят неразумных детей, чтобы не переняли злых навыков. Бог оградил его двойной стеной: стеной нравственного Закона и стеной внешнего ритуала, внешнего обособления и отличия от других. И всё это с единственной целью: чтобы Имя Божие хранилось в этом народе, и чтобы в своё время прозвучало для всех. Но иудеи не осознали главной цели своего избранничества. Зато у них очень сильно развилось чувство страха перед чужим, боязнь оскверниться от соприкосновения с внешним миром. И это до такой степени, что после общения с язычниками обязательно мыли руки. Но и всегда перед едой они это делали из страха оскверниться по неведению.

Но незаметно кончается детство. И приходит время лицом к лицу встать перед внешним миром. Тебя вдруг перестают водить за руку, и слышишь новые, «взрослые» слова. ты думал, что нечистота только вокруг тебя и всеми силами старался предохраниться от неё, а тебе вдруг говорят: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека». И оказывается, те самые «злые помыслы», которые исходят из твоего сердца, и есть то, что поистине оскверняет тебя. Ты придумывал всякие отговорки от настоящего труда, ты придумал такую детскую игру, что «если кто скажет отцу или матери: «дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался», тот может и не почтить отца своего или мать свою». А тебе напомнили взрослые обязанности и взрослую ответственность: Бог заповедал: «почитай отца и мать» и «злословящий отца или мать смертью да умрёт»».

Труден переходный возраст и у человека, и у народа. даже и принявшие Христа иудеи не сразу осознали, что кончилось их детство. Апостолу Петру даже был специальный знак, был показан сходящий с неба «некоторый сосуд», полный нечистых животных, и когда он отказался их «заколоть и есть», сказано было: «что Бог очистил, того ты не почитай нечистым» (Деян. 10:9–16). И только после этого Петр решился пойти в дом к неиудею Корнилию.

Только приняв Христа, этот народ мог стать взрослым, обрести силу стоять лицом к лицу с окружающим миром. Когда-то иудеям, вернувшимся из вавиловского плена, велено было отпустить иноплеменных жён как источник соблазна. Но теперь тем, кто возвращается из плена греха в новый, Горний Иерусалим, в Церковь Христову, говорится: «если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять её». Так же и уверовавшая жена. Потому что теперь и верующий муж, и верующая жена способны освящать тех, кто живёт с ними. Да и все, принявшие Христа, обретают эту человеческую зрелость и силу. Поэтому «призван ли кто обрезанным, не скрывайся… рабом ли призван, не смущайся… каждый оставайся в том звании, в котором призван». Теперь «обрезание ничто, и необрезание ничто, но все – в соблюдении заповедей Божиих», то есть во взрослой, активной жизни с ясным знанием поставленной цели.

Затянувшееся детство ненормально, а впадение в детство тяжкая болезнь, от которой да сохранит нас Бог. Тяжело видеть среди нас признаки этой болезни. Вот, например, иные считают, что после причастия нельзя никому давать, в том числе и милостыню, а то, дескать, растеряешь всю благодать. А между тем, заповедь Божия гласит: «просящему у тебя дай» (Мф. 5:42). И не безумие ли – думать, что Господь лишит благодати того, кто окажет Ему послушание?.. Ибо «все – в соблюдении заповедей Божиих». И если ты ревнуешь об этом, то никакое общение с кем бы то ни было, ни неверующий муж, ни неверующая жена – не может тебя осквернить. Любая нечистота, любая злая воля сквозь тебя, если только ты сам не выйдешь из своего сердца ей навстречу, движимый или влечением к ней, или чрезмерным страхом пред ней, или даже просто праздным любопытством.

О горизонтали и вертикали

Четверг

Мф. 15:12–21

1Кор. 7:24–35

Апостол советует новообращённым: «В каком звании кто призван, братия, в каждый и оставайся пред Богом». Человек привык передвигаться по поверхности; он склонен искать причины своих бед или в неудачной женитьбе, или в том, что у него нет жены, или в плохой профессии, или в своём социальном положении… Но вот он услышал призывающий глас Божий. Что предпринять первым делом?.. – И чтобы первый же шаг не стал ложным, Апостол и советует прежде всего оставаться на своём месте. Например, «соединён ли ты с женой? Не ищи развода. Остался без жены? Не ищи жены». Не ищи другого состояния, а ищи, как угодить Богу, если ты один; или как в Боге построить отношения с женой, если она у тебя есть.

Но не всякий может вдруг начать двигаться только по духовной вертикали. Не всякий вдруг способен постигнуть: как это – заботиться «о Господнем, как угодить Богу»? И не всякий создан для семейной жизни. Насилие над человеком даже в деле спасения не проходит. Останови птицу в воздухе, так она не подниматься от этого начнёт, а падать. И Апостол не заграждает пути по прямой, он сразу оговаривается: «Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и, если девица выйдет замуж, не согрешит». Допускается и развод, но, конечно, только ради безбрачия (1Кор. 7:11). Мы помним, что и в Ветхом Завете Бог не отвергал Своих людей, когда что-то было для них непосильно. Например, в одно время Бог Сам посылал им вождей, называемых «судьями». А «они захотели постоянного царя, как у всех народов». И тогда Бог через пророка Самуила, хотя и открыл, какие «скорби по плоти» понесут они от этого, но всё же сделал по их желанию. Потому что, в конце концов, и с царём, и без царя, и в браке, и вне брака можно остаться с Богом и спастись; потому что и для царя, и для народа, и для мужа, и для жены всё – только «в соблюдении заповедей Божиих» (1Кор. 7:19).

В наши дни особенно силён дух времени; нас, как пыль, носит туда и сюда, не давая остановиться и одуматься. «Ещё ли не понимаете, что всё входящее в уста. Проходит в чрево и извергается вон?» – говорит Господь. А мы действительно не понимаем и всё ищем, всё приобретаем, всё устраиваем свою жизнь. «Проходит образ мира сего», – а мы всё гонимся за ним, как за призраком; «время уже коротко», – а мы и душою, и телом всё ещё там. Где «слепой ведёт слепого» … И вот Апостол даёт нам необременительный совет. Он говорит: живите, как живёте, делаете, что делаете, но с одним небольшим условием: «имеющие жён должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся…» Имеешь ли жену? Вспомни, что Бог дал тебе её, Бог может и взять в любой момент. Плачешь ли? – вспомни об утешении, уготованном всем труждающимся и обременённым. Радуешься ли? – вспомни, что «все труды человека – для рта его, а душа его не насыщаешься» (Еккл. 6:7). Приобрёл ли что-нибудь долгожданное? – вспомни, что, может быть, завтра призовёт тебя Господь и ничего не сможешь взять с собой.

Даже если просто держишь в уме Апостольские слова, ты уже получаешь пользу: уже всякий твой шаг по земле обрёл в твоей душе как бы противовес и через это хотя бы отчасти перестал быть совершенно односторонним. Уже от этих противоположностей в твоей душе образовалась как бы завязь, как бы ядро твоей личности, предстоящей Богу. Как рабу необходимо почувствовать себя «свободным Господа», так и свободному надо понять, что он – «раб Христов» (1Кор. 7:22), через это, чтобы каждый твёрдо встал на обе ноги перед нашим Господом посреди потока мирской жизни.

О браке и безбрачии

Пятница

Мф. 15:29–31

1Кор. 7:35–8:7

Сравнивая брак и безбрачие, Апостол Павел писал Коринфянам, что «выдающий замуж свою девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше». Так же и вдова «блаженнее, если остаётся так, по моему совету». Апостол жалеет христиан, указывая на трудность креста брачной жизни. Он говорит: «если женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти». Причина возможной скорби в том, что соединяются двое, чтобы взаимно обладать друг другом; чтобы жена была во всём послушна мужу, и чтобы муж так относился к жене, как к собственной плоти (Еф. 5:22–29), и это – неразрывно, на всю жизнь! Апостолы, например, ужаснулись, когда услышали, что разводиться можно только по вине любодеяния… С какой тщательностью советует Иоанн Лествичник выбирать духовного руководителя, которому послушник мог бы навсегда и полностью вручить свою волю! – ведь нужен истинный врач, а не такой же больной. А супруги, хотя и соединяются не менее крепкими узами, но ведь не ради скорбей и креста, не ради тесного пути вступили они в брак, а для радостей брачной жизни. А в результате, как часто они превращаются в двух врагов, скованных одной цепью, каждый из которых не ищет, ни как угодить Богу, ни как угодить другому, а только требует угождения себе. Пророк Давид молился: «Пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его; только бы в руки человеческие не впасть мне» (2Цар. 24:14). А в браке велика опасность впасть именно в руки человеческие. И даже при том, что брак будет заключён «в Господе», то есть, с человеком одной веры, одного жизненного закона, – опасность всё равно велика, потому что мы склонны, совершенно забывая о своих обязанностях, слишком хорошо знать обязанности другой стороны, и деспотически требовать их выполнения, прикрывая свой эгоизм Божественным авторитетом.

Сквозь человека очень трудно пробиться к Богу, и руку Божью гораздо легче увидеть в огне и буре, чем в злобном издевательстве. Но чем выше подвиг, тем славнее венец, и преподобному Антонию однажды было открыто, что при всех его монашеских трудах он ещё не пришёл в меру неких двух женщин, благочестиво живших в браке.

Итак, путь безбрачия Апостол предлагает, как более прямой путь к Богу:«Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но, чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения…»

Но обратим внимание, что Павел не просто рекомендует безбрачие как состояние; он говорит очень конкретно: «Желаю, чтобы все были, как и я», – и потом ещё раз повторяет, говоря о вдовах: «хорошо им оставаться, как и я» (1Кор. 7:7–8). То есть желающим работать Господу он указывает на живой пример. Потом святые отцы говорили: «хочешь научиться страху Божию? – прилепись к человеку, имеющему страх Божий». Монашеское служение всегда считалось великой наукой, «художеством», которому надо учиться, и не просто учиться, но постоянно видеть пример учителя, постоянно жить с ним. А если нет человека, который на пути безбрачия мог бы сказать: «будь, как я», – если наставник, в лучшем случае, имеет только теоретическое знание, которое «надмевает», и не имеет любви, которая одна только способна «назидать», – то не становится ли такой путь ещё более рискованным, чем путь брачной жизни? Ведь в браке, по крайней мере, не стоит вопрос: «что делать?» – надо и друг другу угодить, и детей накормить, и воспитать. И если делать это с молитвой, с терпением, то во тебе и спасение.

Так что будем очень осторожны в выборе жизненного пути, и не стоит уничижать хорошее и определённое ради неопределённого и неведомого, в чём нас некому наставить. Но даже если кто-то и дерзнёт позвать тебя и сказать: «будь, как я», – то надо очень и очень поразмыслить, а действительно ли быть, как он, достойно, спасительно и богоугодно?..

О жертве, жертвеннике и участниках жертвенника

Суббота

Мф. 10:37–11:1

Рим. 12:1–3

Апостол Павел писал к церкви: «Итак, умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу для разумного служения вашего». Вот каким словом определяется христианское «разумное служение»: «жертва». А что такое «жертва»? в Ветхом Завете для жертвы выбиралось лучшее, не имеющее пороков животное. Его брали от стада, от поля, от загона и вели к храму, где был жертвенник. Жертва не была жертвой, если оставалась живой. Апостол же призывает христиан приносить свои тела в жертву «живую». А приносится такая жертва? – Вот Господь говорит ученикам, посылая их на проповедь: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня». В этих словах ничто иное, как выделение жертвы из стада, отсечение от предков и потомков. «И кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» – здесь ведение к месту заклания. «Сберегший душу свою потеряет её; а потерявший душу ради Меня сбережёт её». Здесь уже – самоё заклание.

Апостол объясняет, каким образом оно должно совершаться: «не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать. Что есть воля Божия, благая, угодная, совершенная». И мы знаем из истории Церкви, как святые пророки, апостолы и праведники переставали сообразовываться с безбожием, с суетой, с ложными ценностями и буквально умирали для мира.

Но всегда, где есть жертва, есть и участники жертвенника (1Кор. 10:18). В Ветхом Завете первыми всегда были животные, а вторыми – люди. Участник жертвенника – это тот, кто хотя и понимает необходимость жертвенного служения, но сам ещё не имеет решимости стать «живой святой, благоугодной» жертвой Богу. Господь и их не лишает надежды; Он говорит: «Кто принимает пророка во имя пророка, получит награду пророка; и кто принимает праведника во имя праведника, получит награду праведника. И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды во имя ученика (например, Апостола ради того, что он Апостол Христов), истинно говорю вам, не потеряет награды своей». Кто чтит, помогает чем может человеку ради того, что он – служитель Христов, кто принимает такого человека, тот, как говорит Господь, «принимает Меня; а кто принимает Меня, принимает пославшего Меня»

Вот как через очень малое и всем доступное открывается возможность участия и в великом жертвенном служении совершенных христиан, и через это – в величайшем жертвеннике Креста Господня. Думается, что, когда мы только читаем о подвигах святых угодников Божиих, когда удивляемся им и вздыхаем о своём несовершенстве, мы тоже не остаёмся в стороне от этого Жертвенника …

Поэтому не будем упускать возможности сделать хоть самую малость во имя Христово; а также, видя великое служение других, перестанем, по совету Апостола, думать «о себе более, нежели должно думать», но всегда «скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил».

О истинном угождении

Неделя 7-я

Мф. 9:27–35

Рим. 15:1–7

Пятнадцатую главу послания к Римлянам Апостол начинает словами: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных…» Кто это – «мы»? «Мы», это значит – он, пишущий, и я, слышащий или читающий. А кто же тогда «бессильны»? – а все остальные, и в первую очередь тот, кто рядом, «ближний». И вот «каждый из нас должен угождать ближнему». Но угождать далеко не во всём, а, как сказано далее, «во благое, к назиданию», то есть, во-первых, в том, что прямо направлено к истинному благу, ко спасению души. Но и любая помощь в любом житейском деле может быть «к назиданию», может расположить человека славить твоего Бога и идти твоим путём.

Но, угождая в житейском, надо именно «не себе угождать». А то ведь болтливый и любопытный только и ждёт, как бы угодить ближнему, выслушивая пустую болтовню и сам отвечая тем же. Чревоугодник только и ждёт, как бы напоить и накормить ближнего, а заодно угодить и своему чреву. Ленивый с удовольствием не пойдёт на дело Божие по малейшему желанию ближнего … а вот истинные христиане, если им уж и приходилось оказать любовь и ради ближнего в чём-то отойти от своих строгих правил, – потом тайно ещё больше стесняли себя.

Бывает угождение и от личного пристрастия, когда человеку угождают во всём, угождают как Богу. Это – настоящее идолослужение, и о таких у пророка Давида сказано, что «Бог рассыпал кости человекоугодников». А иногда кажется, будто человек угождает ближнему, а он на самом деле творит прямую бесовскую волю. Ведь на что похвальная добродетель – молчание, – а сегодня в Евангелии мы слышали, что оно бывает и от бесовской одержимости.

И чтобы не довести себя до этого, нельзя совершать в угоду ближнего грех, нельзя оборачиваться назад, взявшись за плуг: например, нельзя, если дал обет безбрачия, соглашаться на брак, хотя бы обещали тебе за это встать на путь спасения. Не имеет право человек, образ и подобие Божие, бросать себя как солому в костёр чужих или своих страстей. Да и никогда твой отход от Бога, хотя бы на один шаг, – никому не принесёт пользы. Святые отцы даже говорили, что, если видишь утопающего, – протяни ему жезл, а не руку. Если он способен выбраться, то ухватится за жезл и вылезет. А уж если потерял себя, то, по крайней мере, не утащит и тебя под воду. А ведь сколько печальных случаев, когда, например, неопытные христианки пытались спасать от пьянства или иных пороков – чужих мужей!

Ну, а тому, кто действительно решился угождать ближнему «во благое, к назиданию», трезво оценив свои силы, тому пример Сам Господь Иисус Христос. Апостол приводит слова пророка Давида, сказанные как бы от лица Самого Господа Своему Отцу: «злословия злословящих Тебя, пали на Меня…» Сын Божий пришёл на землю, желая угодить Отцу. Он выполнял Его волю, говорил Его слова. в результате, действительно, всё зло злословящих миновало Отца и всецело пало на Сына и привело Его на крест. Христос угодил нам: но не нашему злу. Не нашим страстям, а всему тому добру, что Он Сам же в нас и пробудил. Поэтому Апостол может сказать желающим достичь совершенства: «Принимайте друг друга, как и Христос принял вас во славу Божию».

И да поможет нам Бог отличать истинное угождение ближнему «во благое, к назиданию», от идолослужения, от человекоугодничества, от потворства своим страстям и от неправильной оценки своих сил и возможностей.


Источник: Двести двадцать две проповеди на ежедневные церковные апостольские и евангельские чтения начиная от Пасхи / Свящ. Вячеслав Резников. - Москва : Изд-во Братства святителя Алексия, 1999. - 510, [1] с.; 20 см. - (В помощь постоянному читателю Нового Завета).

Комментарии для сайта Cackle