протоиерей Вячеслав Резников

Седмица 5-я по Пасхе

Воскресение. О пшенице Господней

Неделя о самаряныне.

Ин.4:5–42

Однажды на пути в Галилею Господь Иисус Христос остановился у колодца близ города Самарии. Когда ученики ушли достать что-нибудь поесть, к колодцу за водой пришла женщина, и Господь заговорил с ней. Когда ученики вернулись а женщина ушла, Господь сказал: «Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве». Господь сказал так, потому что немногие вопросы, заданные самарянкой, немногие слова, ею сказанные, – напоминают спелые зерна, уже готовые отделиться от колоса и войти в Господню житницу.

Разговор начался с того, что Иисус просто попросил пить, и другая просто дала бы Ему воды, не рассуждая, кто Он, и какой веры. Но эта удивленно спросила: «Как Ты, будучи иудей, просишь пить у меня самарянки? ибо иудеи с самарянами не сообщаются». И этот вопрос был первым зерном в Господню житницу, потому что обнаружил, что для самарянки есть нечто высшее телесных потребностей, есть религиозные законы. И она искренне удивлена, как может этот серьезный, благочестивый человек нарушать их?

Если бы женщина просто дала Ему воды, то разговор не возник бы. А теперь – Господь продолжает: «если бы ты знала дар Божий, и Кто говорит тебе: дай мне пить; то сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду».

Женщина удивилась: «Господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодец глубок; откуда же у тебя вода»? – в этих словах еще нет ничего особенного, но тут же она прибавила: «Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодец, и сам из него пил, и дети его, и скот его»? А это уже – второе зерно в житницу Господню: женщина с благодарностью помнит о своих корнях, о своих праотцах, помнит, от кого что унаследовала.

Но вот Господь говорит ей нечто более трудное для понимания. Он говорит, что здесь, в пустыне, у Него Самого есть живая вода, и кто будет ее пить, «тот не будет жаждать вовек», и вода эта сделается в нем «источником воды, текущей в жизнь вечную». Женщина не поверила и шутливо попросила: «Господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды, и не приходить сюда черпать». Но Господь сразу поставил ее на место: «пойди, позови мужа своего и приди сюда. Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей; и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе». Тут женщина сразу поняла, с Кем имеет дело, и воскликнула: «Господи! вижу, что Ты пророк». Пророку открыто больше, чем другим, и пророка спрашивают о самом главном. О чем же спрашивает самарянка? – «Господи!.. Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме». И это – третье зерно в житницу Господню, потому что далеко не для всех главный вопрос жизни – о том, где и как нужно служить Богу.

Господь на это открывает о приближении новых времен, когда все «истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине». И женщина сразу говорит Ему на это: «знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все». – Здесь женщина обнаружила свое сокровенное ожидание грядущего Спасителя мира, и что все ее благие чаяния связаны именно с личностью ожидаемого Спасителя. Это – четвертое зерно.

Господь на ее слова прямо сказал: «Это Я, Который говорю с тобою». Женщина и тут обнаружила новое, пятое зерно своей духовной зрелости: едва услышав последние слова, она, ничего более не говоря, сразу оставила все, быстро «пошла в город, и говорит людям: Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос»?

Ученики, между тем, принесли еду и «просили Его, говоря: Равви! ешь». Но Иисус сказал: «У Меня есть пища, которой вы не знаете… Моя пища есть творить волю Пославшего Меня, и совершить дело Его». А в чем эта воля? – Впоследствии Господь не раз говорил: «Воля же Пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день» (Ин.6:39). И еще говорил: «Нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих» (Мф.18:14).

В Самарянке Господь нашел такую душу, которая, хотя и была еще во мраке неправой веры и неправедной жизни, но едва ее коснулся луч Христова света, как весь мрак тут же рассеялся. И она, до сих пор чужая, в один миг стала ближе тех, кто казался своими…

Ученики принесли есть, но Господь не мог и думать о телесной пище; Он уже в совершенном смысле напитался беседой с самарянкой, потому что истинная пища для Его премудрости и благости, – это вопросы жаждущей истины души.

Понедельник. О лжи и о смерти

Ин.8:42–51

Однажды Господь сказал «народу и ученикам Своим»: «И отцом себе не называйте никого на земле: ибо один у вас Отец, Который на небесах» (Мф.23:1, 9). Господь хотел всех до одного мысленно провести сквозь цепочку земных отцов – к Единому Небесному Отцу, Который прежде всех, и Который всем дает жизнь. А сегодня вдруг слышим о возможности другого отца: «Если бы Бог был отец ваш, то вы любили бы Меня».

Конечно, жизнь едина, и в ней не может быть двух начал, двух отцов. Но кроме жизни есть еще и смерть. И у нее тоже есть начальник, и Господь называет его, обращаясь к своим ненавистникам: «Ваш отец – диавол, и вы хотите исполнить похоти отца вашего».

Нам не дано выбирать отца по плоти. Но от кого родиться по духу – в нашей власти. Господь зовет: «Придите ко Мне… Изберите жизнь». И одновременно разоблачает путь смерти. Сказав: «ваш отец диавол», Он называет его и «отцом лжи». Значит, между ложью и детьми диавола – знак равенства. Значит, когда лжем, тогда именно и усыновляемся диаволу, который и «сам есть ложь».

Но еще диавол назван «человекоубийцей от начала». Значит, между убийством и ложью тоже знак равенства. Убийца убивает жизнь, а лжец убивает истину. А если гибнет истина, то неизбежно гибнет и жизнь. Поэтому в царстве лжи все призрачно. Невозможно никому верить, невозможно ничто принимать всерьез, невозможно делать общее дело. Добытое ложью не дает радости, и построенное на лжи рано или поздно разваливается с великим шумом.

Отравленные ложью, мы доходим даже до того, что и в слове Божьем ухитряемся видеть защиту лжи. Так, в семнадцатом стихе тридцать второго псалма, «Ложъ конь во спасение», нас тянет заменить твердый знак на мягкий. И получается, что ложь, это – конь, несущий ко спасению! Но тут как раз наоборот: ложен, то есть ненадежен, недостаточен конь для спасения. А о лжи псалмопевец прямо говорит: «возненавидех всяк путь неправды» (Пс.118:104).

Преподобный Дорофей учит, что даже когда человек малой ложью избавляется от большой беды, он и тогда «не должен оставаться беспечальным, но каяться и плакать пред Богом, и считать такой случай временем искушения». А иначе – одна ложь повлечет за собой другую, и так – без конца. В один прекрасный день солжешь, и задумаешься: «А зачем я это сделал»? А не зачем! Просто ложь стала нормой твоей жизни. И говоришь только ложь, и воспринимаешь только ложь, и остатки правды тогда только терпишь, когда она приукрашена ложью, как бы тронута тлением. И наконец не только перестанешь понимать речи Господа Иисуса Христа, Который есть Истина, но даже не сможешь слушать слов Его… И вдруг – скажет Господь: «Кто от Бога, тот слушает слова Божии; вы потому не слушаете, что вы не от Бога». И эти слова будут о тебе.

Вторник. О невидении смерти

Ин.8:51–59

Продолжая разговор с иудеями, Господь сказал: «Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек». На что иудеи ответили: «теперь узнали мы, что бес в Тебе; Авраам умер и пророки, а Ты говоришь: «кто соблюдет слово Мое, тот не вкусит смерти вовек». Не зря Господь говорил своим противникам, что их отец – диавол. Для них торжество смерти – как торжество истины. Они не верят, что смерть можно победить. Они даже смерть своих пророков и праведников приводят в пример, как некую добродетель: «Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли: чем Ты себя делаешь»?

Это поистине апостолы смерти, и они готовы всякого, кто скажет против нее слово, тут же отправить в ее область. Они верно служат своему отцу. Но напрасно они будут ждать верности от него: ведь он – ложь и отец лжи. Он лжет уже в том, что смерть, это просто – не видеть и не слышать. Так, и Авраам, по их мнению, не мог увидеть день Господень.

Господь же прямо говорит: «Кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек». И отсюда следует жуткий вывод: значит, тот, кто не соблюдет слово Господне, тот – хочет он этого или не хочет, верит он в это или не верит, – увидит собственную смерть, не умирание, а именно смерть? Ну, а как же может быть иначе? Если смерть просто ничто, то как можно иметь ключи смерти и ада (Откр.1:18)? Как она может быть первой и второй (Откр.20:6)? И как она может отдавать своих мертвецов (Откр.20:13)?

Но при этом Господь запрещает исследовать тайны смерти, спускаться в «так называемые глубины сатанинские» (Откр.2:24). Он, напротив, зовет нас соблюсти слово Его, чтобы как раз не увидеть смерти вовек. Своей крестной жертвой Он сделал это возможным, и церковная история дает много примеров. На первом месте – славное Успение Божией Матери. Когда пришло время, Сам Господь явился и со славой вознес Ее душу.

Святитель Игнатий в своем «Слове о смерти» приводит случаи безболезненного и радостного перехода в иной мир. К одному подвижнику, когда настал час его кончины, явились архангелы Михаил и Гавриил. «Один сел по правую, другой по левую сторону странника, и начали упрашивать душу его, чтобы она вышла. Она не хотела оставить тела и не выходила. Тогда Гавриил сказал Михаилу: «возьмем душу и пойдем». Михаил отвечал: «нам велено Господом взять ее без болезни, не можем употребить насилия». И только когда Господь послал Давида с другими небесными певцами, «душа, услышав псалмопение и гласы их, вышла», «и принята была с радостью».

«Когда настало время умирать преподобному Сисою, просветилось лицо его, и он сказал сидевшим у него отцам: «вот пришел авва Антоний». Помолчав несколько, сказал: «вот лик пророческий пришел». Потом просветился более, и сказал: «вот пришел лик апостольский». И опять сугубо просветилось лицо его: «Ангелы…» – И еще более засияло лицо его, как солнце. Все убоялись. Он сказал им: «смотрите, – Господь пришел и изрек: принесите Мне избранный сосуд из пустыни». С этими словами он испустил дух».

Когда на пути преставилась покаявшаяся Таисия, старец, который сопровождал ее, проснулся и видит: «образовался некий путь от того места, где почивала Таисия, до неба; Ангелы Божии возносят ее душу. Он встал и начал будить ее, но она уже скончалась».

Бог только тогда – Бог, когда Он Бог не мертвых, но живых, когда Его слово сильно побеждать и самую смерть. Пусть она ополчится на тебя, обступит со всех сторон, но ты невредимо пройдешь посреди сени смертной, как и Сам Господь невредимым прошел посреди толпы иудеев, уже поднявших на Него камни.

Среда. О соработниках Господних

Ин.6:5–14 Деян.13:13–24

Однажды Господь напитал пять тысяч человек, которые пошли за Ним «на ту сторону моря Галилейского». Он взял пять хлебов «и, воздав благодарение, раздал ученикам, а ученики» – народу, «также и рыбы, сколько кто хотел». И люди не только насытились; они, и мы вместе с ними, увидели здесь и могущество Господа, как источник нашей надежды на Него. Увидели и снисхождение к человеческой природе: хотя Он принес бесценный хлеб вечной жизни, но не гнушается накормить и обычным земным хлебом. Потому что одно дело – подвижник, добровольный постник, а другое – просто голодный человек, которого, если не накормить сначала, то и Божественное учение ему не пойдет. Учит также Господь относиться к пище, как к Божьему дару, с подобающим благоговением. Он сказал: «Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало». В этих пяти хлебах богословы видели прообраз пяти язв, полученных Господом во искупление наших грехов. А в умножении хлебов – прообраз того, как вот уже две тысячи лет, под видом хлеба, бесконечно умножается святое Тело Христово, и насыщает нас на Божественной Литургии.

Упоминается и о двенадцати коробах, в которые Он повелел собрать остатки хлеба. Наверное, Он клал малую часть каждому Апостолу в его короб, а они уже раздавали народу чудесно умножающийся хлеб. Очевидно, при этом была опасность и для народа – считать Апостолов за чудотворцев, а также и для Апостолов – возомнить себя таковыми. Поэтому в самом начале Господь подверг их испытанию. Он спросил: «Где нам купить хлебов, чтобы их накормить»? Филипп прикинул и сказал: «Им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу». А Андрей даже кое-что нашел: «Здесь у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества»?

Именно этих ответов Господь и ждал. Во-первых, ученики осознали, что поставленная задача невыполнима человеческими средствами. Во-вторых, они все-таки сделали все, что могло быть сделано людьми. И в-третьих, хотя они сделали все, но ясно увидели, что это, по существу, – ничто. Значит, Богу нужны не те, кто помогал бы Ему, но -кто не мешал бы Ему, через кого Он мог бы делать Сам.

Попробуем в своей жизни руководствоваться этими правилами. Когда предстоит какое-то важное дело, когда нужно помочь кому-то, или наставить кого-то, иными словами, когда в твоем сердце звучит вопрос: «где нам купить хлебов, чтобы их накормить»? – Скажи первым делом, как Филипп: «Им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу». Непременно скажи так, хотя бы дело и казалось, совсем нетрудным. Потом сделай все, что можешь, помоги, как можешь, как Андрей разыскал единственные пять хлебов и две рыбы. И тут же обязательно прибавь, как он прибавил: «но что это для такого множества»? Обязательно скажи эти слова, какими бы великими ни казались тебе твои труды!

Этим ты дашь место Господу, и Он примет тебя в участники Своих чудес, Своего могущества и Своей милости.

Четверг. О истинном пастыре

Ин.9:39–10:9

Господь говорит: «Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник. А входящий дверью есть пастырь овцам: Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их». «За чужим же» овцы «не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса».

В этой притче овцы – люди Господни, которых он ограждает Своим попечением. До пришествия Христова, это – народ иудейский, а потом – Его Святая Церковь. Но это и – весь мир, все люди; потому что на каждом – образ и подобие Божие, и Господь хочет, чтобы все были в числе Его овец. Он добрый пастырь Своему стаду. Но Он же и – дверь, ведущая в овчий двор: «Истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам». Дверь, это – первое, с чем соприкасаются, входя в помещение. Так и идя на служение людям, чтобы это служение было на благо, надо сначала приобщиться Христу, и служение свое совершать по Его воле, его именем и в Его Духе.

А кто входит иным путем, тот, как говорит Писание, «вор и разбойник». Даже если из самых лучших побуждений, но не по Божьему призванию, – непременно постигнет неудача. Это видно на примере святого Пророка Моисея.

С детства он воспитывался у дочери фараона, но вот, решил послужить своему народу. Однажды он увидел, как египтянин бьет еврея. Моисей вступился и убил египтянина. В другой раз он увидел, как двое из его народа ссорятся. Он решил рассудить и помирить их, а в ответ услышал: «Кто тебя поставил начальником и судьею над нами? Не думаешь ли убить меня, как убил египтянина»? Услышав это, Моисей испугался и убежал. Так кончилось его самовольное служение. Овцы не узнали его голоса. После этого он сорок лет был в изгнании, женился и собирался спокойно дожить свой век. Но тут исполнились времена и сроки, и Господь Сам призвал его. Однажды, когда Моисей пас стадо, он увидел терновый куст, который горел и не сгорал, и из пламени был к нему голос: «Моисей! Моисей!.. Я Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова». «Я видел страдания народа Моего в Египте и услышал вопль его». «Итак, пойди: Я пошлю тебя к фараону; и выведи из Египта народ Мой, сынов Израилевых». И Моисей вывел овец Божиих и привел в землю обетованную. Так он явился истинным пастырем, потому что вошел дверью, получив повеление от Самого Бога. А как он совершал это служение! Не силой, не принуждением, но – кротостью и непрестанной молитвой. Он скорбел за грехи народа, заступался перед Богом и был готов душу положить за Божьих овец.

Но не только такое великое служение, а и любое человеческое дело лишь тогда приносит истинную пользу, когда совершается так, как делал Христос: с молитвой, с любовью, с терпением.

«Я есмь дверь», – говорит Господь. «Кто войдет Мною, тот спасется, и войдет и выйдет и пажить найдет». И мы знаем, что только этой дверью в мир входит разумное, доброе, вечное, и только этой дверью выходят овцы Христовы на тучные пажити Небесного Царства.

Пятница. О истинных овцах Христовых

Ин.10:17–28

Деян.15:5–34

Книга Деяний сегодня повествует о первом церковном соборе. В то время появилось мнение, что уверовавшим язычникам необходимо обрезываться и соблюдать все ветхозаветные постановления. По этому поводу Апостолы и пресвитеры собрались в Иерусалиме.

А в Евангелии сегодня – противоположный пример. Господь сказал нечто, а между слушателями произошла распря. Одни «говорили: Он одержим бесом и безумствует; что слушаете Его? Другие говорили: это слова не бесноватого; может ли бес отверзать очи слепым»?

В первом случае даже разномыслие побудило людей собраться вместе, потому что это те, о ком Господь сказал: «Овцы Мои слушают голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною». А во втором случае – слова Того, Кто есть Истина, привели к распре и разделению, потому что услышаны теми, о ком сказано: «вы не из овец Моих».

Распря так и не разрешилась. А собравшиеся в Иерусалиме тщательно рассматривают спорный вопрос. Петр напомнил, как он крестил язычника Корнилия со всем его домом, и как при этом Бог «дал свидетельство, даровав им Духа Святого». Павел и Варнава рассказали, «какие знамения и чудеса сотворил Бог чрез них среди язычников». Апостол Иаков привел древние пророчества, что и язычников призовет Бог. Убедившись в истине, «Апостолы и пресвитеры со всею церковью» выносят постановление: не налагать на новообращенных бремени закона, кроме некоторого необходимого, чтобы они «воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, что не хотят себе». Апостолы подчеркивают, что рассудили они об этом единодушно, и что Святому Духу угодно это решение.

Слово Божие предупреждает христиан: «надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1Кор.11:19). В чем искусные? – Конечно же, сначала – в умении отличить ложь от истины. Но главное – искусные в любви, то есть способные увидеть ложь и в себе и без сожаления отвергнуть ее от себя ради торжества истины и единства. Ведь единство – первый признак Церкви, которая называется Единой, Святой, Соборной и Апостольской. И вход в этот благословенный союз тоже – один-единственный, о котором, применительно к Себе, сказал Господь: «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее; никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее». Не случайно и Апостолы, отправляя Павла и Варнаву с соборным определением, в знак того, что это истинные посланцы Церкви, называют их «человеками, предавшими души свои за Господа нашего Иисуса Христа».

Нет ничего дороже, и ничего труднее, чем единство во Христе. Поэтому враг всюду старается вселять разномыслие в души овец Христовых, чтобы оторвать от Пастыря, разогнать и погубить. Даже между Варнавой и Павлом враг вскоре попытался посеять раздор. Они собрались в очередное миссионерское путешествие, и «Варнава хотел взять с собой Иоанна, называемого Марком». Но Павел не захотел брать его, потому что однажды Марк самовольно их покинул. «Отсюда произошло огорчение», и пути их разделились (Деян.15:36–41). Но Господь же сказал о тех, кто предал Ему свои души и вошел в Его благословенное стадо: «Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Моей». Кратковременную размолвку Господь обратил на благо, и в результате – больше церквей в разных краях были охвачены апостольским попечением.

Ну а кто не совершил таинственного акта предания своей души Христу, тот так и обречен бродить, как овцы, не имеющие пастыря, и бесплодно препираться по всякому поводу. Такой без конца будет спрашивать: «долго ли Тебе держать нас в недоумении? Если Ты Христос, скажи нам прямо». И тщетно Христос будет повторять одно и то же: «Я сказал вам, и не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне; но вы не верите»

Тот, кто предал душу Господу Иисусу Христу, всегда помнит, что истина – одна; что нельзя разойтись, не определив ее; что нельзя двоим пребывать в распре и в то же время в истине; и что быть отлученным от истины, это значит быть отлученным от Христа, Который есть не только Истина, но и Жизнь.

Суббота. О Боге и богах

Ин.10:27–38

Продолжая беседу о Добром Пастыре, Господь сказал: «Овцы Мои слушают голоса Моего, и Я знаю их, и Они идут за Мною». Вообще возможность общения – великая тайна. Мы никогда не могли бы слышать, понимать, сочувствовать друг другу, если бы не вышли из рук единого Творца. «Отец Мой, Который дал их Мне, больше всех», – говорит Господь. Наш Творец дал нас друг другу. Мы можем говорить и слышать, потому что Он дал каждому и уста, и уши. И в наших душах Он как бы натянул одинаковые струны. И когда душа слышит, струны ее звучат, и она соглашается, сочувствует и отвечает.

Но это – о людях, о существах одной природы. А разве не справедливо возмутились иудеи, когда услышали: «Я и Отец – одно», где «Я» – видимый человек, а «Отец» – невидимый и Всемогущий Бог? Что общего у Творца с тварью, и как они-то могут соединиться в одно? Так, «иудеи схватили каменья» и сказали Человеку Иисусу: «Не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом».

И тогда Иисус не стал защищать Свое Божественное достоинство, но неожиданно заговорил о достоинстве человеческом. Он напомнил восемьдесят первый псалом, где есть такие таинственные слова: «Бог ста в сонме богов, посреде же боги рассудит… Аз рех: бози есте (Я сказал: вы боги) и сынове Вышняго вси»… Иудеи, конечно же, никогда не отрицали, что слово Божие обращено было к их народу. Но ведь надо идти до конца: если струны человеческой души могут откликаться и на Божественные звуки, – значит, в этих струнах – Божественный строй. И если Сам Бог – Бог по естеству, то человек – бог по благодати. Бог и сотворил человека именно «по образу Своему, по образу Божию сотворил его» (Быт.1:27). Человек, пока не согрешил, мог буквально видеть и слышать «Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня» (Быт.3:8). И возможности человека безграничны: «верующий в Меня дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Ин.14:12). «Не написано ли в законе вашем: «Я сказал: вы боги» (Пс.81:6)? И если так велико человеческое достоинство, если Бог «назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, – Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите «богохульствуешь», потому что Я сказал: «Я Сын Божий»?

Но только ли за это мнимое богохульство подняли иудеи на Господа камни? А могут ли вообще эти слова, «вы боги», даже правильно понятые, вызвать в человеке «чувство законной гордости»? Легко ли слышать «вы боги», и видеть действительную глубину своего падения? Легко ли слышать, что душа твоя, сотворенная, чтобы вместить Творца, – на самом деле безнадежно наполнена всяким хламом? Так хочется положить себе пределы, делать «от сих до сих» и спокойно ждать за это положенной награды!..

Но Бог, ставший человеком, беспощадно возвеличивает нашу человеческую природу, говоря: «Я и Отец – одно». Посреди нас, как посреди равных Себе, Бог в сонме богов стоит и справедливо укоряет: «Доколе судите неправду, и лица грешников приемлете»? «Аз рех: бози есте, и сынове Вышняго вси. Вы же яко человецы умираете». Подумать только: Он упрекает в том, что мы умираем, как упрекают в каком-то обычном неблаговидном поступке! Насколько же чужда смерть нам по естеству, и насколько своей, неотъемлемой, сделали мы ее своими грехами!

Найдем же в себе, для начала, силу и решимость – принять это свое первозданное человеческое достоинство. И, значит, – со всей ответственностью принять весь позор своего падения, позор жалкой нынешней жизни и жалкого умирания. И при этом не станем бежать, прятаться от лица Божия, как наши прародители. Смиренно и мужественно скажем Ему те слова, которыми кончается восемьдесят первый псалом, и непосредственно начинается праздник Пасхи, праздник победы над смертью: «Воскресни, Боже, суди земли: яко Ты наследиши во всех языцех».



Источник: Полный круг проповедей / Протоиерей Вячеслав Резников, - М., Изд-во Братства святителя Алексия, 1999 г. - 512 с. ISBN 5-86060-036-4

Вам может быть интересно:

1. Проповеди. Книга 8 (2009 г.) – Память благоверного царевича Димитрия протоиерей Димитрий Смирнов

2. Проповедь, сказанная в день памяти святителя Иоанна Златоуста в церкви Киево-Братского монастыря 13 ноября 1907 года священномученик Анатолий (Грисюк)

3. Поучения и проповеди – Часть 2 святитель Димитрий Ростовский

4. Проповеди и молитвы – ЧАСТЬ ВТОРАЯ (1914–1934) митрополит Трифон (Туркестанов)

5. Проповеди – Предисловие Антоний, митрополит Су́рожский

6. Слово в день Петра и Павла блаженный Аврелий Августин

7. Проповеди – 6. Святые митрополит Филарет (Вознесенский)

8. Проповеди – Том II святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

9. Проповеди игумен Никон (Воробьев)

10. Проповеди праведный Алексий Мечёв

Комментарии для сайта Cackle