Фома Аквинский
Сумма теологии. Том XII

Часть 11 Часть 12 Часть 13

Вопрос 71. О СОПУТСТВУЮЩИХ КРЕЩЕНИЮ ПРИГОТОВЛЕНИЯХ

Теперь мы должны рассмотреть те приуготовления, которые сопутствуют крещению, в отношении чего наличествует четыре пункта: 1) должна ли предшествовать крещению катехизация; 2) должен ли предшествовать крещению экзорцизм; 3) производит ли какое-то следствие то, что делается при катехизации и экзорцизме, или же все это является просто знаком; 4) необходимо ли, чтобы катехизацию и обряд экзорцизма над теми, кто приступает к крещению, проводили священники.

Раздел 1. ДОЛЖНА ЛИ ПРЕДШЕСТВОВАТЬ КРЕЩЕНИЮ КАТЕХИЗАЦИЯ?

С первым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что катехизация не должна предшествовать крещению. В самом деле, крещение возрождает людей к духовной жизни. Но человек вначале начинает жить, а уже потом – наставляться. Следовательно, неправильно катехизировать, то есть наставлять, человека до его крещения.

Возражение 2. Далее, крещение сообщается не только взрослым, но и детям, которые не могут быть наставлены, поскольку еще не умеют использовать разум. Следовательно, их катехизировать бессмысленно.

Возражение 3. Далее, при катехизации человек исповедает свою веру. Но ребенок не может исповедать веру ни сам, ни через посредство кого-то еще, как потому, что никто не вправе обязывать кого-либо к чему-либо, так и потому, что никто не может знать, согласится ли достигнувший совершеннолетия ребенок принять веру. Следовательно, катехизация не должна предшествовать крещению.

Этому противоречат следующие слова Рабана [Мавра]: «Прежде чем окрестить человека, его должно приуготовить посредством катехизации, дабы оглашенный мог получить начатки веры».

Отвечаю: как уже было сказано (70, 1), крещение является таинством веры, поскольку оно суть исповедание христианской веры. Но для того, чтобы человек уверовал, он должен быть наставлен в вере, согласно сказанному [в Писании]: «Как веровать в Того, о Ком не слыхали: как слышать без проповедующего» (Рим. 10, 14). Из этого следует, что катехизация должна предшествовать крещению. Поэтому когда Господь заповедал Своим ученикам крестить, Он поставил обучение впереди крещения, сказав: «Идите, научите все народы, крестя их» и так далее (Мф. 28, 19).

Ответ на возражение 1. Та благодатная жизнь, к которой возрождается человек, предполагает наличие жизни разумной природы, в которой человек способен получать наставление.

Ответ на возражение 2. Подобно тому, как мать наша Церковь, как мы уже показали (69, 6), предоставляет младенцам ноги другого, чтобы они могли прийти, и сердце другого, которым они могут верить, точно так же она предоставляет им уши другого, чтобы они могли услышать, и ум другого, чтобы они могли быть наставлены через посредство другого. Следовательно, их должно наставлять по тем же самым причинам, по которым их должно крестить.

Ответ на возражение 3. Тот, кто вместо ребенка говорит: «Верую», не предрекает веру ребенка по достижении им совершеннолетия (иначе он сказал бы: «Уверую»), но от лица ребенка выражает сообщаемую ребенку веру Церкви, таинство которой ему даруется и в отношении которой он обязуется через посредство другого. В самом деле, нет ничего несообразного в том, чтобы человек через посредство другого обязывал себя в отношении необходимого для спасения. И сам крестный, отвечая от лица ребенка, тем самым берет на себя обязательство сделать все возможное для того, чтобы ребенок уверовал. Однако в случае взрослых, которые умеют пользоваться разумом, этого было бы не достаточно.

Раздел 2. ДОЛЖЕН ЛИ ПРЕДШЕСТВОВАТЬ КРЕЩЕНИЮ ЭКЗОРЦИЗМ?

Со вторым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что экзорцизм не должен предшествовать крещению. В самом деле, экзорцизм установлен для бесноватых, или одержимых. Но таковыми являются далеко не все. Следовательно, экзорцизм не должен предшествовать крещению.

Возражение 2. Далее, дьявол имеет над человеком власть дотоле, доколе тот подчинен греху, согласно сказанному [в Писании]: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8, 34). Но крещение устраняет грех. Следовательно, перед крещением экзорцизм не нужен.

Возражение 3. Далее, для отражения нападений демонов достаточно святой воды. Следовательно, в таком дополнительном средстве, как экзорцизм, никакой необходимости нет.

Этому противоречит следующее: папа Целестин говорит: «Детям или юношам, приступающим к таинству возрождения, негоже припадать к источнику жизни до тех пор, пока экзорцизм и дуновения церковников не изгонят из них нечистого духа».

Отвечаю: всякий, приступающий к делу с умом, сперва устраняет все то, что мешает делу, в связи с чем читаем: «Распашите себе новые нивы, и не сейте между тернами» (Иер. 4, 3). Затем, дьявол есть враг человеческого спасения, которое человек получает посредством крещения, и он обладает некоторой властью над человеком постольку, поскольку последний подчинен первородному, а иногда и актуальному греху. Поэтому прежде, чем приступить к крещению, приличествует изгнать демонов посредством экзорцизма, чтобы они не могли воспрепятствовать спасению человека. Это изгнание обозначается дуновением [священника на крестимого], а его благословение посредством наложения рук преграждает путь тому, кто был изгнан. Последующее положение в рот соли и помазание носа и ушей, сопровождаемое плевком, обозначает получение учения (уши), согласие с ним (нос) и исповедание его (рот). А помазание елеем обозначает способность человека противостоять демонам.

Ответ на возражение 1. Одержимым называют того, кто «держится изнутри» вследствие воздействия дьявола извне. И хотя не все приступающие к крещению испытывают телесные волнения, тем не менее, некрещеные подвластны демонам, по крайней мере, из-за вины первородного греха.

Ответ на возражение 2. Власть дьявола как препятствующего человеку обрести славу устраняется посредством крестильного очищения, а как препятствующего человеку получить таинство – посредством экзорцизма.

Ответ на возражение 3. Святая вода используется против внешних нападений демонов, а экзорцизм используется против тех нападений демонов, которые направлены вовнутрь. По этой причине экзорцируемых называют одержимыми, а именно потому, что их, так сказать, «держат изнутри».

А еще можно сказать, что подобно тому, как покаяние дано нам как последующее средство против греха, поскольку крещение не повторяется, точно так же и святая вода дана нам как последующее средство против нападений демонов, поскольку и крестильный экзорцизм не дается повторно.

Раздел 3. ПРОИЗВОДИТ ЛИ ТО, ЧТО ДЕЛАЕТСЯ ПРИ ЭКЗОРЦИЗМЕ, КАКОЕ-ЛИБО СЛЕДСТВИЕ, ИЛИ ЖЕ ОНО ЯВЛЯЕТСЯ ПРОСТО ЗНАКОМ?

С третьим [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что делаемое при экзорцизме ничего не производит и является просто знаком. В самом деле, если ребенок умрет между экзорцизмом и крещением, то он не будет спасен. Но следствия делаемого при совершении таинства определены к спасению человека, в связи с чем читаем: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет» (Мк. 16, 16). Следовательно, делаемое при экзорцизме ничего не производит и является просто знаком.

Возражение 2. Далее, как уже было сказано (62, 1), для таинства Нового Закона ничего не нужно, но оно само суть причина и знак. Следовательно, если те вещи, которые делаются при экзорцизме, что-либо производят, то, пожалуй, все они являются таинствами.

Возражение 3. Далее, коль скоро сам экзорцизм определен к крещению, то все, что производится при экзорцизме, должно быть определено к следствию крещения. Затем, расположенность необходимо должна предшествовать совершенной форме, поскольку форма может быть получена только уже расположенной к ней материей. Таким образом, выходит, что никто не может получить следствие крещения, если последнему не предшествует экзорцизм, что очевидно не так. Следовательно, делаемое при экзорцизме не производит никакого следствия.

Возражение 4. Кроме того, подобно тому, как кое-что делается при экзорцизме перед крещением, точно так же кое-что делается и после крещения (например, священник помазывает макушку крещеного). Но то, что делается после крещения, похоже, не производит никакого следствия, поскольку в противном случае следствие крещения было бы несовершенным. Поэтому и все то, что делается перед крещением, не производит никакого следствия.

Этому противоречат следующие слова Августина: «Дуновения на младенцев и экзорцизм нужны для того, чтобы устранить от них вводящую человека в соблазн силу врага его дьявола». Но Церковь ничего не делает всуе. Следовательно, следствием этих дуновений является устранение силы дьявола.

Отвечаю: иные полагают, что делаемое при экзорцизме ничего не производит и является просто знаком. Но это очевидно не так, поскольку при экзорцизме для устранения силы дьявола Церковь действует распорядительно, когда, например, говорит: «Отойди от него, сатана» и так далее.

Поэтому нам надлежит утверждать, что оно обусловливает некоторое следствие, отличающееся, впрочем, от следствия крещения. В самом деле, крещение сообщает человеку благодать к полному отпущению грехов. То же, что делается при экзорцизме, устраняет двоякое препятствие к получению спасительной благодати. Первым из них является внешнее препятствие, связанное со стремлением демонов воспрепятствовать спасению человека. Это препятствие устраняется дуновениями, посредством которых, как явствует из приведенных слов Августина, извергается демонская сила, что означает, что дьявол уже не может препятствовать получению таинства. Однако прежде чем крещение очистит от греха, демонская власть над человеком со стороны пятна греха и долга наказания сохраняется. Именно это имеет в виду Киприан, когда говорит: «Знай же, что дьявол сохраняет свою злую власть до омовения спасительною водой, но при крещении он ее утрачивает».

Второе препятствие является внутренним, поскольку обремененное первородным грехом человеческое чувство закрыто для приятия спасительных тайн. Поэтому Рабан [Мавр] говорит, что «посредством символического плевка и прикосновения священника божественные премудрость и сила приносят оглашенному спасение, открывая его ноздри для обоняния аромата божественного знания, его уши – для слушания заповедей Божиих, его самые сокровенные сердечные чувства – для отклика».

Ответ на возражение 1. Делаемое при экзорцизме устраняет не грех, за который человек должен понести наказание после смерти, но – только то, что препятствует ему получить отпущение греха посредством таинства. Поэтому экзорцизм ничем не может помочь некрещеному человеку в случае его смерти.

Впрочем, Препозитивус говорит, что дети, умершие между экзорцизмом и крещением, ввергаются в меньшую тьму Но это мнение не представляется истинным, поскольку эта тьма есть не что иное, как лишенность видения Бога, каковая не может быть большей или меньшей.

Ответ на возражение 2. Таинству присуще производить главное следствие, а именно благодать, отпускающую грех и восполняющую некоторые человеческие изъяны. Те же вещи, которые делаются при экзорцизме, этого не производят, но просто устраняют препятствия. Следовательно, они являются не таинствами, а обрядами.

Ответ на возражение 3. Достаточной для получения крестильной благодати расположенностью является вера и намерение – либо крестимого, если он взрослый, либо Церкви, если он ребенок. Те же вещи, которые делаются при экзорцизме, определены к устранению препятствий. Поэтому следствие крещения можно получить и без них.

Тем не менее, без какой-либо особой необходимости их опускать не должно. Когда же опасность минует, их надлежит исполнить, чтобы была соблюдена единовидность крещения. И при этом их исполнение после крещения не лишено пользы, поскольку следствию крещения можно препятствовать как до его получения, так и после.

Ответ на возражение 4. Из того, что делается после крещения в отношении крестимого, кое-что является не просто знаком, но производит следствие (например, помазание макушки, следствием которого является сохранение крестильной благодати), а кое-что не производит никакого следствия и является просто знаком (например, дарование крестимому белой одежды для обозначения обновления жизни).

Раздел 4. ТОЛЬКО ЛИ СВЯЩЕННИКУ ПОДОБАЕТ ПРОВОДИТЬ КАТЕХИЗАЦИЮ И ОБРЯД ЭКЗОРЦИЗМА НАД ТЕМ, КТО ПРИСТУПАЕТ К КРЕЩЕНИЮ?

С четвертым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что проводить катехизацию и обряд экзорцизма над тем, кто приступает к крещению, подобает не только священнику. Ведь сказал же Дионисий, что очищать нечистых приличествует служителям церкви106. Но оглашенные, которые наставляются посредством катехизации, и одержимые, которые очищаются посредством экзорцизма, являются, по словам того же Дионисия, нечистыми. Следовательно, катехизация и экзорцизм являются обязанностями не священников, а служителей.

Возражение 2. Далее, оглашенные наставляются в вере посредством Священного Писания, которое в церкви читают служители (так, Ветхий Завет излагается церковными чтецами, а Новый Завет читается дьяконами и иподьяконами). Катехизация, таким образом, приличествует служителям. Точно так же служителям, похоже, приличествует и экзорцизм. Ведь сказал же Исидор, что «экзорцисту надлежит знать экзорцируемого сердцем, налагая руки на одержимых и оглашенных во все время обряда экзорцизма». Следовательно, катехизация и экзорцизм не относятся к священническому служению.

Возражение 3. Далее, «катехизировать» есть то же, что и «наставлять», что, в свою очередь, означает «совершенствовать». Но последнее, по словам Дионисия, приличествует служению епископа107. Следовательно, оно не приличествует священническому служению.

Этому противоречит следующее: папа Николай I говорит: «Катехизацию собирающихся креститься должно возлагать на священников каждой церкви». И Григорий говорит: «Когда священники налагают руки на верных ради благодати экзорцизма, что еще они делают, как не изгоняют бесов?»108.

Отвечаю: служитель соотносится со священником как вторичный и инструментальный действователь – с главным (на что указывает и само слово «служитель»). Затем, при осуществлении деятельности вторичный действователь ничего не делает без главного действователя. И при этом главный действователь нуждается в тем более возвышенном орудии, чем более величественной является его деятельность. Но деятельность священника при сообщении самого таинства является более величественной, чем при сообщении того, что предшествует таинству. Поэтому высшие служители, которых называют дьяконами, прислуживают священникам при сообщении самих таинств, в связи с чем Исидор говорит, что «обязанностью дьякона является помогать и обслуживать священников во всех обрядах таинств Христовых, а именно относящихся к крещению, конфирмации, дискосу и потиру». Низшие же служители помогают священнику при сообщении того, что предшествует таинствам: чтецы, например, при катехизации, а экзорцисты – при экзорцизме.

Ответ на возражение 1. Деятельность служителя в отношении нечистого является служебной и, так сказать, инструментальной, а священника – главной.

Ответ на возражение 2. Чтецам и экзорцистам надлежит катехизировать и экзорцировать не как главным служителям, а как тем, кто прислуживает священникам.

Ответ на возражение 3. Наставления бывают разными. Одно ведет к принятию веры; оно усваивается Дионисием епископам109 и может быть возложено на любого проповедника и даже на любого верующего. Посредством другого человек наставляется в начатках веры и в том, как ему надлежит приуготовлять себя к принятию таинств; оно является обязанностью вторичных служителей и в первую очередь – священников. Третьим является наставление в модусе христианской жизни, и оно является обязанностью крестных. Четвертым является наставление в глубинах тайн веры и в совершенстве христианской жизни, и оно является должностной обязанностью епископов в силу их служения.

* * *

106

De Eccl. Hier. V.

107

Ibid.

108

Horn. XXIX in Ezech.

109

De Eccl. Hier. II.


Часть 11 Часть 12 Часть 13


Источник: Сумма теологии. Часть III-III. Вопросы 60-90. / Фома Аквинский. - К.: Ника-Центр, 2015. - 504 с. С.И.Еремеев: перевод, редакция и примечания. ISBN: 978-966-521-662-9 978-966-521-475-5