Библиотеке требуются волонтёры

архим. Михаил (Козлов)

VI. Беседа с забайкальскими старообрядцами о кресте, на котором был распят Иисус
Христос

В Куйтунском селении приветствовавши собравшихся грамотеев старообрядцев обычным словом: мир и спасение вам, я предложил им мой следующий вопрос: ну что, братие, – после неоднократных моих предбывших собеседований с вами о необходимости на земле для спасения нашего единой Христовой церкви, надумал ли кто из вас обратиться к оной? Молчание. Что же вы молчите? Если еще никто из вас не решился оставить свое природное неведение, то почему именно? опять вопросил я.

„Все что-то мы боимся присоединиться к вашей церкви; уж больно много в ней перемен, которые понаделал патриарх Никон; ведь кроме многих церковных обрядов он переменил и самый честный и животворящий крест Господень; вместо истинного восьмиконечного креста внес в церковь четвероконечный крыж латинский“, – отвечал грамотей куйтунский.

Мне помнится, я уже не один раз говорил с вами о кресте. Но если вы еще не усвоили себе доказываемой мною истины, то, пожалуй, в этот раз побеседуем подробнее об этом предмете, только предварительно прошу вас, друзья, слушать внимательно, и пока неокончена будет речь о кресте Христовом, не забегать с другими вопросами о прочих предметах, как эта привычка у вас имеется, проговорил я.

„Хорошо, мы согласны послушать, что ты нам говорить будешь“, сказал грамотей.

Подозревать и обвинять патриарха Никона за то, что будто бы он переменил старые церковные обряды на новые и переменил и самый крест Христов, у вас есть давний обычай, который обратился в столь сильную привычку, что весьма трудно разубедить вас в этом. Крест четвероконечный существовал ранее патриарха Никона несколько столетий, и никто оного из верных сынов церкви не признавал неправильным, не истинным крестом Христовым, и никто не называл крыжем латинским. Одни лишь ваши предки, отделившиеся от святой церкви, начали по сильной злобе неправильно нарицать, как и вы теперь их потомки нарицаете таковым именем.

„Мы этому верим, что четвероконечный крест был раньше патриарха Никона, да только никто его не признавал истинным крестом, на котором распялся Господь наш Иисус

Христос, а всегда он назывался сеновным крестом, который и теперь видится на священных ризах и пеленах, а не на главах церковных и не на престолах, как у вас употребляется повсюду“. Так возразил старообрядец.

Если вы верите, что четвероконечный крест был раньше патриарха Никона, покажите же мне хотя одно свидетельство из старопечатных книг, которое бы нарицало этот крест сеновным крестом.

„Мы, как люди малосведующие, не можем сказать тебе, в которой книге есть об этом писано, но только хорошо знаем про то, что крест, на котором распят Христос, должен быть один осьмиконечный крест, а не двух и не трех видов кресты, как у вашей церкви имеются четвероконечные, шестиконечные и восьмиконечные“.

Все эти трех видов помянутые вами кресты были видимы в православной церкви ранее патриарха Никона, и почитались как один крест Христов, как и теперь почитаются церковью.

„Как же это так, о. архимандрит, у вашей церкви четыреконечный и шестиконечный крест признаются и почитаются наравне с восьмиконечным крестом? Стало быть, по вашему выходит, что Христос распят был не на одном восьмиконечном кресте, который был составлен из трех древ – кедра, певга и кипариса, а на всех трех крестах“?

Нет, так никто никогда из православных не веровал, что будто бы Иисус Христос был распят не на одном, а на трех крестах, и никто также из отцов церкви не утверждал, что Он распят на таком кресте, который был сделан из трех древ – кедра, певга и кипариса. Напротив многие из учителей церковных свидетельствуют, что крест, как орудие для казни преступников, был из одного древа устроен и для Спасителя; но из какого именно дерева, никто из евангелистов о сем не говорит, равно никто из прочих Апостолов Христовых и из святых отцов церкви не утверждает.

„Но почему же крест назван честным, коли он был сделан не из честных древ: кедра, певга и кипариса“? вопросил старообрядец.

Крест назван церковью честным и животворящим не потому, что он устроен был будто бы по вашему мнению из честных древ: кедра, певга и кипариса, но потому что на нем распят был Иисус Христос, Который освятил его Своим страданием и излиянною кровию на нем. Из какого же именно древа крест был уготован распинателями Спасителя нашего, об этом, как я вам говорил, никто из учителей церкви решительно не говорить; если же кто и говорить то по предположению. Приходилось мне читать где-то повествования о происхождении честного древа, и лично видеть и лобызать сохранившиеся останки оного древа в Иерусалиме, на Афоне и прочих святых местах. Но оное древо, ни сколько не походит на кедровое, певговое и кипарисное древо, скорее же походит на дубовое или теребинтовое дерево, которого растет много и по настоящее время близь святого града Иерусалима. Там же в четырех верстах от Иерусалима существует с древних времен до настоящей поры Крестный монастырь, который, по преданию, основан на самом том месте, где росло древо, на котором распят был Иисус Христос; даже я удостоился видеть показываемую всем и каждому приходящему православному поклоннику в алтаре под святым престолом ту яму, в которой был корень древа. Вот что в тамошних местах и во всем греческом православном мире повесть и предание гласят о происхождении этого честного древа. Праведный Лот, спасшийся со своих семейством от погибели содомской и находясь в горе Сигоре с двумя своими дщерями, которые, думая, что погиб весь род человеческий, и желая восстановить семя отца своего, подпоив его вином, склонили на плотское совокупление с ними, – Лот, дознавши свой грех, исповедал его пред родственником своим праведным Авраамом. Выслушав сию исповедь, Авраам заповедал Лоту посадить обгорелое дерево в землю и поливать оное иорданской водой, дотоле, пока не прорастет в земле эта головня. Желая очиститься от греха, Лот исполнил заповедь Авраама, посадил в землю обгорелое полено и начал трудиться носить воду из Иордана, на расстоянии 30 верст от воткнутого в землю полена. На стенах каменного собора, который находится в помянутом Крестном монастыре, есть мозаические изображения-картины, на которых значится, как Лот несет в кувшине из Иордана воду, местами он во время солнечного зноя отдыхает, а бесы в это время опрокидывают кувшин с водою, Лот снова возвращается к Иордану и вновь черпает воду, несет оную и поливает головню. Вследствие такого усиленного труда, а главное – ради смирения, искреннего покаяния и послушания Лотова головня пустила в землю корень и начала расти. Тогда только Лот мог узнать, что Бог простил его грех, соделанный им, хотя и по неведению, с дочерьми своими15.

Из головни выросло дерево громадное и росло никем не тронутое до времени царя Соломона, который приказал его срубить для помещения при постройке знаменитого храма Господня; годные части срубленного дерева были употреблены по назначению царя, а негодная часть, т. е. самый пень дерева долгое время лежал близ храма без всякого употребления. Об него однажды царица Савская, посещавшая Соломона, споткнулась и в порыве гнева от боли вместо худого слова невольно произнесла сии слова: О троблаженное древо! После этого приключения с гостьей царицей Савской, дерево, доселе лежавшее близ храма, было ввергнуто в овчую купель где и находилось до страдания Христова, посещаемое ежегодно Ангелом, который при сем возмущал воду в купели и исцелял одного из больных влазящих в воду. Когда евреи осудили Иисуса Христа на крестную смерть в то время они не могли, по их мнению, найти хуже и бесчестнее этого дерева, которое сотни лет лежало в воде, как никуда непотребное, а по этому и придумали на нем распять Его, чтобы более выместить над Ним свою злобу и обесчестить. Распинатели. конечно, не знали того, что это дерево выросло чудесным образом и смотрением Божиим более тысячи лет целым сохранялось для вольного на нем распятия Христова. Извлекши из овчей купели оное чудесное древо, на скорую руку они сделали из него такой же крест, на каких по тогдашнему обычаю распинались преступники, осужденные на позорную смерть, и этот крест был четвероконечный, потому что к нему не была прибита дщица с пилатовой надписью I. Н. Ц. I. и также не было и подножия. Этот-то пропитанный водою тяжелый крест и был возложен на пречистые рамена Спасителя нашего, Который нес его на Голгофу и, изнемогая, неоднократно под ним падал.

Эту повесть я читал и сам, лично удостоившись быть в Крестном монастыре, и видел на стенах храма древние фрески, на которых изображены праведного Лота труды, именно как он носит воду из реки Иордана и поливает ею воткнутую в землю головню. На сколько эта повесть и местное предание верны, я ручаться не могу, но скажу только, что все православные народы, обитающие близ Иерусалима и на всем востоке, без сомнения верят сему и все православные поклонники, приходящие в Иерусалим с разных сторон, поклоняются и лобзают то место в крестном монастыре, на котором росло описанное чудное древо.

„Но мы такого свидетельства никогда не читали и ни от кого еще кроме тебя, о. архимандрит, не слыхали о крестном древе“ возразил один из грамотеев.

Незнанию вашему рассказанной мною сейчас повести о происхождении крестного древа я нисколько не удивляюсь; и вообще о сем мало кто из русских православных знает: так как

Крестный монастырь находится далеко за пределами России, и в нем, само собою разумеется, не многие бывают. Если вы хотите убедиться в справедливости сейчас высказанной мною повести о крестном древе, то пусть кто-нибудь из вас отправится в Иерусалим, близь которого находится Крестный монастырь, и там проверит все высказанное мною.

„Где-ж нам туда ходить? Ну пусть крест по твоему был сделан не из певга, кедра и кипариса, а из другого древа, но все-таки он должен быть восьмиконечный крест потому, что Христос распятие претерпел не на четвероконечном и не на шестиконечном, а на восьмиконечном, а ваша церковь чтит как один, так и другой и третий наравне, и по этому у ней стало три креста. Вот это-то больше и смущает нас“, проговорил старообрядец.

Если вы хотите, друзья мои, подробнее знать, почему с древних времен (а не от времени только, по вашему мнению

Никона патриарха) почитается православною церковью наравне четвероконечный крест с восьмиконечным а также не пренебрегается и шестиконечный, если последний где-нибудь случится встретить: то я, пожалуй, сейчас постараюсь вам объяснить на основании древних несомненных исторических свидетельств. Слушайте же со вниманием.

„Ну доказывай от писания, мы будем слушать“, кто-то проговорил из предстоящих собеседников.

Хотя святою церковью почитается крест Христов и от времен Апостольских, но ею никогда не было делано такого узаконения, чтобы крест всегда был предлагаем для поклонения верующим только один восьмиконечный; посему она и допускает верующих поклоняться кресту, будет ли он сделан с восемью, с четырьмя и шестью концами. Делаются же кресты мастерами по заказу духовных и не редко мирских лиц в трех видах, именно с восемью, четырьмя и шестью концами, основываясь на разных исторических свидетельствах о кресте, и вот именно на каких.

И возложиша верху главы Его вину Его написану:

сей есть Иисус царь Иудейский. Читая эти евангельские слова у евангелиста Матвея и не встречая ни одного слова во всем Евангелии о подножии креста Христова, слыша также поемую в церкви стихиру на воздвижение креста: „ты ми покров державен еси, тричастный кресте Христов“, иной думает, что крест должен быть шестиконечный и потому заказывает столяру сделать крест шестиконечный. Но таковых крестов в православных церквах и частных домах можно видеть очень не много; большею частью в православных церквах может, всякий видеть восьмиконечные и четырехконечные. И эти кресты, заказываются мастерам на основании следующих свидетельств:

И слава ливанова к тебе приидет с певгом, кедром

и кипарисом и проч. подобных. Читая эти слова и не понимая хорошо смысла и значения их, воображают, что они относятся ко кресту, и что крест Христов непременно должен быть восьмиконечный, таковой и заказывают делать столярам и изображать красками иконописцам. Другие же, читая в разных книгах слова, которыми яснее выражается мысль в пользу четвероконечного креста, например: „четвероконечный мир днесь освящается“ и проч. стихи 14 сентября и подобные, заказывают делать четвероконечные кресты. Свидетельств о четвероконечном кресте даже несравненно больше, нежели в пользу осьмиконечного креста. Так вот почему в православных церквах видятся разные кресты, но церковь их допускает и чтит как один крест Христов.

„Все как-то верить всему этому мы сомневаемся; ведь об осьмиконечном кресте предречено до Христова рождения Исаием Пророком Духом святым сими словами: слава Ливанова к тебе приидет, в кипарисе, певге и кедре вкупе, прославити место святое, Mое. О четвероконечном же кресте, а также что крест Христов, был из дуба, что-то не видно, в святом писании“, ответил книжник старообрядец.

В каких именно старопечатных книгах ты читал толкование на слова Исаии Пророка: Слава Ливанова к тебе

приидет в кипарисе, певге и кедре вкупе, прославити

место святое Мое, что они относятся к восьмиконечному кресту? кто именно из святых отцов церкви так рассуждал?

„Я забыл в каких книгах об этом есть писано, но только где-то читал”, ответил грамотей.

Такого толкования приведенных слов Пророка Исаии, что будто бы в них говорится о восьмиконечном кресте, ни в какой книге, печатанной или писанной до патриарха Никона, не видно. Говорю это основательно и решительно, а читал ты такое толкование в книге рукописной после патриарха Никона и в поморских ответах, сочиненных не святыми отцами, а высокоумными беспоповцами Андреем Денисовым и другими злословителями нашей св. церкви. Что помянутые слова Исаии Пророка приурочивать к восьмиконечному кресту не возможно, об этом каждый здравомыслящий человек спорить не станет; потому что Исаия упоминает только о трех древах, а для восьмиконечного креста требуется четырех сортов дерева, и еще потому, что те слова Исаии Пророка некоторые из богоносных отцов церкви в древние времена понимали совершенно иначе. Вот именно как рассуждал о словах Исаии Пророка:

слава Ливанова к тебе приидет, в кипарисе и певге

и кедре вкупе, прославити место святое Мое, – святый учитель церкви Кирилл Александрийский, который жил в четвертом, а скончался в начале 5 столетия: „Гора есть в Финикии Ливан, кедрами, кипарисами, певгом и другими благовонными древесами покрытая. Удивительна же помянутая гора сия ради вины, яко предивное имеет древесное вещество, древами величайшими и благовонными изобилует. Сия убо, елика дастся тебе, рече умне, сиречь духовне. Питает бо церковь Христова премногие и благоискусные святых главы высокие добродетелями и благовоннейшие Христа благоухают. Есть же в них и то, что не подлежит тлению мудрования телесного, как не истлевает певг и кедр. Обычно же богодухновенному писанию этим древам иногда уподобляти святых множество, ибо паки негде рече Бог усты Исаиными: Отверзу на горах реки и среди поля источники, и сотворю пустыню в луга и жаждущую землю в водоточах положу в безводной земле и смерчия и зеленичие и мирту и кипарис и тополь: земли бо сухой и безводной уподобляет языки; не было у них слово Божие, животворити могущее и в возраст произвести; т. е. в благочестие и познание Бога, не было у них кедра, смерчи, мирта, кипариса и тополя, сиречь превеликих и предивных, о них же и божественный псалмопевец воспоминает, глаголя: насытятся древа польская и кедры ливанские, ихже еси насадил“. Якоже премудрейший Павел пишет: Божие здание, земледелие есте. Сия убо слава ливанова, рече, дастся тебе, сиречь процветеши наполнен многими и предивными святых главами. Будет же сие, да прославится место святое Мое. Похвала бо церкви суть сия, иже на высоту добродетелей взыдоша, и ничто же имущии в уме плотское и земное, воеже бы земное мудрствовати, паче же возносящиеся на высоту горняя мудрствующии и аки от земли отходящии, и аки ходящии по ней, горе же и на небесех жительствующии“. Доселе толкование святого Кирилла Александрийского на помянутые пророческие слова, из которого каждому понятно, что оные пророческие слова: слава ливанова к тебе приидет кедром и певгом и кипарисом относятся не ко кресту, будто бы составленному, по вашему понятию, из кедра, певга и кипариса, но к премудрым и святым отцам, которые суть слава и украшение Нового Иерусалима, т. е, Христовой церкви16. Также точно разумел об этих пророческих словах преподобный Палладий мних, который в слове своем в неделю мясопустную о страшном суде вот что говорит: „Яко отверсты будут врата твоя Иерусалиме

выну день и нощь и не затворятся, ввести к тебе силу

язык и цари их ведомы, а иже тебе не послужат,

запустением запустеют, и слава ливанова к тебе

приидет с певгом и кедром и кипарисом. Кия же

убо суть, иже запустеют непослуживши? Еже есть

грешницы, иже не сотвориша дел благих, чтобы рай

наследовати, но запустеша в муце вечней. Ливан

же с древесы треми нарекутся праведницы, которые

внити имут с крестом в рай17. Относительно же вашего мнения, что будто бы о четвероконечном кресте нигде не видно свидетельств в св. писании и что будто бы крест был сделан из дуба, нигде в книгах не говорится, я должен сказать вам, друзья мои, что это мнение есть не справедливое. Напротив, о четыреконечном кресте, как я раньше говорил вам, есть в старопечатных книгах несравненно больше свидетельств, чем об осышконечном, а также есть свидетельство, что крест был дубовый.

Если желаете усвоить себе истинное понятие о кресте четвероконечном, то я приведу вам несомненные свидетельства. Слушайте со вниманием.

«Хорошо, доказывай от писания истину, мы будем слушать», – проговорил один из начетников старик.

Вот что святое писание свидетельствует о четвероконечном кресте: св. Герман патриарх константинопольский говорит: Моисей Боговидец егда чувственно амилика победи, крестообразно на горе руце распростер, крест собою яко в образе вообразив18.

Благовестник свидетельствует: смерти многообразни

бяху; на кресте умирает Господь, и да древо освятить, им же прокляти быхом, и всю вселенную благословить, и небесная, яже являются высотою креста,

таже и преисподняя, яже подножием креста являются,

концы же земли восточные и западные, иже являются

обоими странами креста; руки же простирает, да соберет и приимет чада Божия рассеянные19. Эти слова относятся к четвероконечному, а не к восьмиконечному кресту.

В церковной службе на праздник воздвижения честнаго креста многократно написано указание на разные прообразования креста Христова в ветхом завете, и во всех этих указаниях говорится только о кресте четвероконечном20.

Святой Иоанн Дамаскин говорит: Крест начертав

Моисей, в прямо жезлом чермное пресече и прочее21; в другом месте он же говорит: Яко четыре края средним центром держится и стягаются, тако Божиею

силою высота и глубина, долгота и широта держатся22. Эти слова относятся к четвероконечному кресту.

Святой Иоанн Златоуст свидетельствует о том, что крест

Христов не из трех древ сотворен, а из одного дуба, сими словами: О дубе блаженный, его же царие чтут и проч.

Писатель книги о вере говорит: мир сей крестообразно по многих святых свидетельству сотворен,

высота и глубина, широта и долгота образ креста

содержит23. В другом месте той же книге сказано:

человек по образу креста сотворен, егда бо руце

прострет, то яве образ креста покажет.

Подобных свидетельств о четвероконечном кресте, писанных и напечатанных в разных книгах до патриарха Никона, есть много, но я их оставляю, довольно к вразумлению вашему и этих.

Много я также видел в разных местах глубокой древности четвероконечные кресты как-то: в Иерусалиме. на св. Афонской горе, в Константинополе, а также и в России; например, всем известный крест так называемый Корсунский, который поныне находится в алтаре большого московского Успенского собора, есть крест четвероконечный.

Крест на главе московского Благовещенского собора, от времен великого князя Ивана Васильевича, есть крест четвероконечный.

Крест на Софийском соборе в Новгороде есть четвероконечный.

Там же в Новгороде на многих древних церквах до сего времени хорошо сохранились четвероконечные кресты.

В городе Владимире на соборной церкви, которая построена благоверным князем Андреем Боголюбским, доселе существует крест четвероконечный.

Там же такой же четвероконечный крест сохранился доселе на древней церкви Димитрия Солунского.

Такой же крест изображен, на священном блюдце Антония Римлянина.

Подобные же четвероконечные кресты сохраняются до сего времени на многих древнейших церквах в Киеве и прочих древних российских городах и монастырях.

Все эти четвероконечные кресты, а равно и письменные о них свидетельства в старопечатных книгах были известны всему русскому православному миру за несколько столетий ранее бывшего в Москве патриарха Никона, и никто никогда из православных христиан не заявлял своего протеста пред церковными властями, никто не сомневался в своей вере к четвероконечному кресту, но всеми он почитаем был наравне с восьмиконечным крестом. Только лишь одни ваши предки, отделившиеся от святой церкви и лишившиеся её матернего учения и просвещения её спасительными таинствами, начали, по внушению духа злобы и врага нашего спасения, враждовать на патриарха Никона, который будто бы, по их мнению, изменил веру в Христа и установил новую еретическую, и чего-чего они не придумывали к обвинению патриарха Никона и самой русской церкви, нисколько не совестясь пускать в ход всякую ложь, как явно солгали, что будто бы наша церковь оставила истинный животворящий восьмиконечный крест и возлюбила крыж латинский, то есть крест четвероконечный. А некоторые из отделившихся от св. церкви глаголемых старообрядцев дошли до такого неистовства, что, не боясь Бога, дерзают называть крест четвероконечный печатию антихристовою.

Посудите сами, друзья мои, не есть ли это явная клевета ваших предков на св. нашу церковь?

„Мы не называем четвероконечного креста печатию антихриста и признаем его, где ему следует быть: на ризах, стихарях, поручах и пеленах церковных, а не на престоле и не на главе церковной; там по нашему следует быть восьмиконечному кресту “, возразил один из грамотеев.

„Ты доказываешь нам, о. архимандрит; что до Никона патриарха в России чтили крест четвероконечный наравне с восьмиконечным, и что никто за это не спорил; но я от какого-то разумного человека слышал, что четвероконечный крест в древние времена до Никона патриарха назван был крыжем, и что с этим крестом не пущен был в Москву сам папа римский, проговорил другой старик старообрядец.

Несправедливо кто-то тебе говорил, что будто бы четвероконечный крест не почитался российской церковью, и что он назван крыжем латинским за то, что быль не восьмиконечный, а равно несправедливо и то, что сам папа не был пущен в Москву с четвероконечным крестом. История говорит об этом совершенно иначе. Пожалуй, если хотите я объясню, как все это происходило в Москве на самом деле. При великом московском князе Иване Васильевиче 3-м действительно приходил из Рима в Москву только не сам папа, а от него посланный легат или архиерей Антоний с царевной Софией, который хотел взойти в Москву торжественно, с несением пред ним креста, как это исполняется по римскому обычаю, по которому, когда путешествует епископ, в то время впереди его несут крест; но в Москве ему этого сделать было не позволено не потому, что пред легатом был несен четвероконечный крест, а потому, что такого обычая в Москве не существовало, и чтобы такое разрешение русских духовных властей не послужило нововведением римского в Москве обычая. Вот как читаем в русской летописи об этом событии: Уже близ Москвы бывшим царевне Софии и легату Антонию сказаша князю великому, что тот посол

Антоний легату с идете с царевною, а пред ним

Крыж несут, понеже бо папа почесть дал великую

послу своему. Слышав же сие, князь великий начат о

сем мыслити с материю своею и с братиею и с боляры своими и начаша не бранити ему и о том глаголаху. Друзии же глаголаху: несть сие бывало в нашей земле, что почести бы латинской вере кто учинял. Был то один Исидор, и он погиб. Князь же великий послал к отцу своему митрополиту Филиппу, возвещая ему сие. Митрополит же отвеща ему. Немощно сему быти еже во град сей ему внити, но и приближитися. Аще же тако учиниши почтити его хотяй, то он во врата града, а аз отец твой другими враты из града….

Слышав же сие князь великий от святителя, посла к тому легатусу, чтобы не шел пред ним

крыж, но повеле скрити его24.

Видите ли, друзья мои, великий князь Иоанн повелел легату Антонию скрыть крест или по римскому (польскому) названию крыж, не потому что он был четвероконечный, а за то, чтобы не сделать римскому епископу такой почести, какой не пользовался в России сам митрополит, и чтобы этим нововведением не причинить соблазна русскому народу. Значит, вы читали, или кто то вам передавал эту повесть не так, как она написана. А по этому несправедливо ваши единомысленники, толкуя сейчас прочитанное свидетельство из степенной книги на свои лад, приводят оное в доказательство того, что будто бы до патриарха Никона не почитался четвероконечный крест, но был отвергнут православною церковью. Это есть очевидная придирка или, прямее скажу, сильная злоба ваших передовых людей на нашу матерь – св. церковь. Не верьте вы им, они вас простых людей обманывают, они сами находятся в пагубной прелести, в которой стараются удержать и других.

„Нет, мы мало внемлем людям, но верим больше св. писанию; ведь помимо этого свидетельства, которое вы сейчас читали нам, есть свидетельство в книге стоглав, которая писана при царе Иване Васильевиче Грозном, где собором святых повелено на церквах ставить не четвероконечные, а восьмиконечные кресты, робко проговорил один из молодых грамотеев.

Это есть новое изобретение лжи и клеветы на собор отцов русской св. церкви, бывший при царе Иоанне Грозном, который никогда не думал запрещать ставить на церквах четвероконечные кресты, напротив на этом соборе было рассуждение о крестах совершенно иное. Здесь при мне имеется книга стоглав, выслушайте со вниманием, что я прочту в этой книге относительно этого предмета: „На многих церквах стоят святые кресты, и на тех крестах

приделывают кузнецы на всех концах иные меншие кресты по два и по три вместе, и те меньшие

кресты бурею и сильным ветром почасто ломает: и

впредь бы кузнецы делали кресты по чину крестообразно, по древним образцам, якоже уставиша, и предаша святии Апостоли и святии отцы а по концам

бы наделывали крепости для по единому кресту со

всяким утверждением”. Видите ли, здесь хотя не одного слова не сказано о концах меньших крестов для крепости, но само собою разумеется, что эти кресты должны быть четвероконечные, потому что ни где не видно ни одного примера, чтобы на церковной главе к большему кресту приделывались меньшие восьмиконечные кресты, да притом было бы противоречием стоглавному собору приделывать таковые кресты, потому, что они занимают место в воздухе шире четвероконечных и следовательно скорее могут ломаться от сильного ветра.

„Ну за что же четвероконечный крест называется не крестом, а крыжем латинским“? возразил старообряцец грамотей.

Мне кажется этот вопрос ваш лишним, и я не желал бы отвечать на него; впрочем для вразумления вашего объясню, у кого и почему именно крест называется крыжем.

Так он называется у латын – поляков, и притом так называется у них всякий крест, будет ли он четвероконечный, шестиконечный или восьмиконечный; потому что другого слова для наименования креста нет на их языке. У всякого народа свое название креста, на разных языках он называется различно: по-русски – крест, по-польски – крыж, по-латыни – крукс, по-гречески – ставрос, будет ли крест с восмью, шестью или четырьмя концами.

Признаюсь, друзья мои, мне скучно становится доказывать и объяснять вам о таком предмете, который понятен всем и каждому, но делать нечего, я выскажу еще несколько слов о четвероконечном кресте, что он есть не сеновный крест и не печать антихристова, как некоторые из вас нерассудительные и дерзкие помышляют и говорят о нем, а истинный крест Христов. Слушайте же со вниманием. Что значит крест? Это была, своего рода виселица во времена царей идолопоклонников? или как я раньше упоминал, орудие казни приготовляемое для тяжких преступников, осужденных: на смертную казнь. Был ли крест приготовлен для распятия Иисуса Христа из особенных благовонных древ кедра, певга и кипариса, которые растут на ливанской горе, на расстоянии трех, сот верст от Иерусалима, и следовательно приобретаются дорогою ценою. На этот вопрос можно положительно ответить, нет, на том основании, что осудившие на смерть крестную Иисуса Христа богопротивные жиды думали совершенно напротив; они думали именно о том, чтобы более всего обесчестить осуждаемого и этим поколебать у народа веру в Него как в истинного Бога. Им в то время и на мысль не могло прийти о приготовлении дорогих древ для креста, когда они в порыве неистовства и бешенства кричали пред римским областе-начальником Пилатом: возьми, возьми, распни его. Пилат долго не соглашался распять неповинного, так возражал: аз не обретаю в нем вины, и еще: царя ли вашего распну? но неистовство еврейское и крики распни его превозмогли, он убоялся, что этот неистовый злой народ оклевещет его пред кесарем, и потому наконец невольно соизволил на распятие Иисуса Христа. Получивши или выкричавши позволение у Пилата распять приговоренного ими к смерти Иисуса Христа, евреи на скорую руку приготовили крест из того дерева, которое, как я раньше упоминал, находилось сотни лет в овчей купели, или из другого какого-нибудь, но только крест не восьмиконечный, а четырехконечный; потому что в то время еще не были к нему прибиты ни Пилатова надпись I. Н. Ц. I., ни подножие.

В этом то виде крест, т. е. четвероконечный и возложен был на пречистые рамена Христовы и несен был им из претории на Голгофу.

Теперь само собою разумеется, что четвероконечный крест получил освящение и благодатную силу через прикосновение к нему пречистого Христова тела раньше голгофской горы. Виден сделался крест с Пилатовой дщицей и надписью и подножием, т. е. восьмиконечным крестом уже тогда, когда Христос на нем был распят. Но из какого древа были дщицы для титла и подножия, об этом Евангелие ничего не говорит, даже о подножии вовсе умалчивается, а также никто из богоносных отцов и учителей церкви не упоминает ни одним словом. Дщицы для титла и подножия, как можно думать, не входили в состав крестного продольного и вкопанного в землю дерева, но прибиты к оному с наружи, и так не прочно, что их в недрах земи не оказалось. Через триста слишним лет царицею Еленою обретены были в земле три креста, и все они были одинакового вида, т. е. четвероконечные. А поэтому было не малое недоумение, который из трех крестов был Христов крест. Только через соделанное чудо, когда к болящему человеку приложен был крест Христов и болящий получил исцеление, познан был и показан народу в самом том виде, в каком он обретен в земле, т. е. в четвероконечном виде. В то время не было уже надобности прибивать ко кресту дщицу с Пилатовой надписью и подножие. Вот поэтому-то святая наша церковь приемлет и почитает честный крест Христов в таком виде, в каком он был прежде голгофы, т. е. крест четвероконечный, и в таком виде, в каком был виден на Голгофе, т. е. восьмиконечный за один крест Христов, тем более, что ни Апостолы Христовы, ни святые отцы, присутствовавшие на седми вселенских и девяти поместных соборах, словом никто из учителей церковных не делал различия четвероконечного от восьмиконечного креста, и никто не узаконивал предпочитать восьмиконечный крест, как предпочитаете по неведению вы, уклонившиеся от святой нашей матери церкви в разные мнимостарообрядческие секты и толки. Рассудите сами, правильно ли вы не признаете четвероконечного креста за истинный крест Христов, тогда как при крестном знамении изображаете на себе не восемь, а четыре конца!

На эти мои слова никто ничего не возражал, и я, порядочно уставши, прекратил мою беседу, обещаясь приехать в Куйтун в другое время для собеседований.

* * *

15

Сказание о древе крестном см. сочин. Максима грека т. I. стр. 533–541. В рукописях оно встречается в двух редакциях. В одной, оно приписывается к Григорию Богослову, хотя ни у того ни у другого нет подобного сказания (напеч. в Сборн. т. Цыпина л. 14, 82–83, в Сборн. Тихонравова, т. I. стр. 305–313). В другой редакции сказание о древе крестном приписывается Севериану, епископу гевальскому, в сочинениях которого также нет подобного сказания. И по этому сказанию древо крестное произошло от того древа, которое выросло из головней посаженных Лотом (Истор. Рус. Словесн. И Порфирьева, Казань 1879, ч. I., стр. 235–237).

16

Св. Кирилл Александрийский в толков. 60 главы Исаии Пророка.

17

Сборн. в слове на первой неделе поста.

18

Благовестник на Евангелие от Матфея глава 27, л. 226

19

Служб. На воздвижение честнаго креста.

20

Ирмос первый на Воздвижение честнаго креста.

21

Книга веры л. 67.

22

Книга веры л. 67.

23

Книга веры л. 67.

24

Никонова летопись, часть 6, страниц. 49 и 50.


Источник: Михаил, архимандрит [Козлов]. Беседы со старообрядцами начальника Забайкальской противораскольнической миссии / [Соч.] архимандрита Михаила. — СПб. : Изд. протоиерея Вознесенской церкви в СПб. Василия Михайловского, 1887. — 145 с.

Комментарии для сайта Cackle