О Преображении Господа нашего Иисуса Христа » Сайт священника Константина Пархоменко
Азбука веры » священник Константин Пархоменко » Статьи
  виньетка  
Распечатать Система Orphus

О Преображении Господа нашего Иисуса Христа

(7 голосов: 5 из 5)

священник Константин Пархоменко



Праздник Преображения – один из самых светлых и радостных праздников церковного года. Лето уже на закате, деревья отягощены плодами, еще жарко, но уже нет той летней горячей свежести, какая была в июне, а кое-где желтизна листьев напоминает о том, что приближается осень. И в эти дни Церковь вспоминает одно из самых таинственных событий Евангельской истории – Преображение Христово.

Однажды, взяв троих учеников с Собой, Спаситель взошел на гору2 и там перед ними преобразился! Его вид изменился, лицо, одежда стали светоносными и сияющими, гору окутало облако – символ Божественного присутствия. Явились древние праведники – Моисей и Илия…

Апостолы ощутили такую невыразимую радость, счастье, что Петр, не в силах сдержать чувства, воскликнул: Господи! хорошо нам здесь быть!

Но на Фаворе они не остались. Ослепительный свет погас, Спаситель стал таким, каким был прежде. Христос с учениками сошли с горы и опять пошли в мир…

О чем это событие? Что значит сам факт преображения Христа, зачем явились два ветхозаветных героя, и почему это именно Моисей и Илия? Что, наконец, ощутили Апостолы?

Об этом сегодня и поговорим.

Но сначала внимательно посмотрим на рассказы о Преображении, которые оставили нам Евангелисты3, и отметим особенности их свидетельств.

Прежде Честнаго Креста Твоего и страдания…

Преображение произошло не случайно. Это был важный элемент служения Христова, знак, который дал Спаситель ученикам.

Оно не было и внезапным. Это было спланированное Христом событие. У всех Евангелистов рассказу о Преображении предшествуют загадочные слова Господа о том, что некоторые из стоящих сейчас с Ним не вкусят смерти, пока не увидят (здесь Евангелисты немного расходятся):

Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем (Мф. 16, 28);

Царствие Божие, пришедшее в силе (Мк. 9, 1);

Царство Божие (Лк. 9, 27).

Эти слова, кроме того, что они относятся к грядущим событиям Воскресения и Вознесения Христова, так же обнимают собой грядущее Преображение Христа, как момент обнаружения Его Божественной славы.

Через некоторое время (примерно через неделю) после этих слов Христос выбирает троих учеников (Петра, Иакова и Иоанна), бывших немногим ранее свидетелями воскрешения дочери Иаира, и восходит с ними на высокую гору.

И здесь Христос преображается перед ними.

Слово преображение (греч. метаморфоза) означает существенное изменение.

О преображении прямо пишут Марк и Матфей. Они как раз используют слово метаморфофи – буквально: был преображен.

Но Лука сознательно избегает этого слова. Он пишет, что вид лица Его [Иисуса Христа] изменился. Самая вероятная причина этого – стремление Луки избежать какой-либо специфической лексики, которая могла бы напомнить истории из языческой мифологии об эпифаниях (явлениях) богов. Лука4 принадлежал к эллинизированной среде, в отличие от иудеев Матфея и Марка, поэтому легко понять его языковую осторожность.

Христос изменился, и все, что соприкасалось с Ним, как, например, одежда, просияло.

Матфей сравнивает новый вид одежд Спасителя с белым светом.

Марк пишет, что они сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить.

Лука описывает проще: одежда Его сделалась белою, блистающею.

Каждый автор старался подобрать такие слова, которые бы передали читателю впечатление о невыразимом человеческими словами свете, сиянии, блеске.

Преобразившемуся Господу явились – Моисей и Илия.

Почему именно они, а не кто-то иной?

Вспомним: Спаситель постоянно говорил, что о Нем как долгожданном Мессии свидетельствуют Закон и пророки.

В момент Преображения являются два выдающихся ветхозаветных героя, олицетворяющих Закон и пророков.

Сам законодатель Моисей, получивший Закон из уст Господа, и первый и сильнейший из пророков – Илия5.

Апостолы изумлены увиденным, больше – потрясены! Однако они не потеряли рассудок. Апостол Петр дерзновенно предлагает Учителю сделать три кущи-палатки для Христа, Моисея и Илии. Это необычное предложение Петра присутствует у всех трех Евангелистов. Марк уделяет этому большее внимание, причем интерпретирует слова Ап. Петра как досадную нелепость: Ибо не знал, что сказать; потому что они были в страхе. Такое критическое отношение к словам Ап. Петра выглядит тем более странно, если вспомнить, что Марк был его учеником и писал свое Евангелие с его слов. Поэтому можно с большой вероятностью предположить, что отношение Евангелиста Марка к происшедшему – отношение самого Ап. Петра, впоследствии вспоминавшего свою реакцию, свой испуг, потрясение от увиденного и пережитого.

Почему же предложение соорудить палатки неуместно?

Первый «заслуживающий порицания аспект этого предложения в том, что оно поставило Иисуса на один уровень с небесными гостями» (В. Лиефельд). Так считают библеисты сегодня, об этом писали святые отцы в древности: «Еще сказал Петр: Сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии. Симон послан созидать Церковь в мире, и вот творит кущи на горе, потому что все еще как на человека смотрит на Иисуса и ставит Его в ряд с Моисеем и Илией. И Господь тотчас показал ему, что не имеет нужды в его куще, потому что Он отцам его в пустыне в продолжение сорока лет творил сень облачную. Ибо когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их. Видишь, Симон, сень, устроенную без труда, сень, которая преграждает зной и не производит тени, сень, которая молниеносна и светла» (преп. Ефрем Сирин).

Вторая несуразность в том, что Ап. Петр, потрясенный увиденным и пережитым, осмысляет это потрясающее Откровение в образах иудейского Праздника Кущей. Во время этого праздника иудеи вспоминали свой исход из Египта и пребывание в пустыне. В дни праздника на улицах ставились палатки и шалаши, люди плясали и пели… Иудеи считали, что примерно так же, в покое и веселье, они будут проводить время, когда придет Бог на землю и совершит Свой Суд.

Ошибка Петра была в том, что он думал, будто этот день, день конечного и вечного покоя, настал! Он до конца так и не понял (пока еще) значение креста и искупительной смерти6. В контексте того, что Моисей и Илия говорили о предстоящем исходе Спасителя, Петр посчитал, что день этот уже настал.

«Петр сказал: Господи! Хорошо нам здесь быть. Что говоришь ты, Симон? – восклицает преподобный Ефрем. – Если здесь останемся, кто исполнит слово пророков? <…> Если здесь останемся, на ком исполнятся слова: Пронзили руки мои и ноги мои (Пс. 21, 17)? К кому будет относиться сказанное: Делят ризы мои между собою, и об одежде моей бросают жребий (Пс. 21, 19)? С кем сбудется это: Дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом (Пс. 68, 22)? К кому отнести это: Между мертвыми брошенный (Пс. 87, 6)? Если здесь останемся, кто раздерет рукописание Адамово? Кто оплатит долг его? Кто обновит на нем одеяние славы? Если здесь останемся, как будет все то, что сказал я тебе? Как созиждется Церковь? Как получишь от Меня ключи Царства Небесного? Кого будешь вязать? Кого будешь разрешать? Если здесь останемся, без исполнения останется все сказанное пророками» (преп. Ефрем Сирин).

Таковы несколько замечаний к рассказу Евангелистов о Преображении. И теперь мы приблизились к самому сокровенному – к смыслу этого события.

О чем нам говорит событие Преображения? Здесь можно невооруженным взглядом увидеть две большие, очень значительные темы:

– тему Богосыновства Иисуса;

– и тему Его миссии: Пришествие ради искупления людей.

Тайна Иисуса – Он есть истинный Сын Божий и Мессия

Отметим, что рассказ о Преображении помещен у всех трех Евангелистов после исповедания Ап. Петра: Иисус спрашивал учеников Своих: За кого люди почитают Меня? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живаго (Мф. 16, 13-16). Преображение подтверждает это исповедание.

Сначала Спасителю являются древние подвижники, олицетворяющие полноту ветхозаветной веры – Закон и пророков. Это приводит учеников в изумление и трепет. Но дальше происходит что-то еще более поразительное: Сам Господь с Небес подтверждает достоинство Христа как Своего Сына и Его миссию.

Это подтверждение «статуса» Иисуса – кульминация события Преображения: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте.

Голос звучит из облака, традиционно считавшегося у иудеев символом присутствия Божия7. «Так всегда является Бог: Облако и мрак окрест Его (Пс. 96, 2); и еще: Делаешь облака Твоею колесницею (Пс. 103, 3). Поэтому, для уверения учеников, что голос этот – голос Самого Бога, является облако, и притом светлое… Когда Бог угрожает, то является мрачное облако, например, на Синае Моисей вступил в средину облака и восходил… дым, как дым из печи (Исх. 24, 18; 19, 18). Здесь же является светлое облако, потому что Он имел намерение не устрашить, а научить. Поэтому там курение и дым, как из печи, здесь же неизреченный свет и глас» (свт. Иоанн Златоуст).

Господь Бог говорит нечто важное. Для кого? Для Сына или для явившихся ветхозаветных праведников? Конечно, не для них, а для тех, кого Спаситель взял с Собою на гору, для учеников Его, а значит, и для нас с вами.

Сей есть Сын Мой Возлюбленный…

Фраза узнаваема, с подобными выражениями мы неоднократно встречаемся на страницах Ветхого Завета, в пророческих писаниях.

Выражение Сей есть Сын Мой, как отмечают современные библеисты, связано со 2-м псалмом где не только утверждается связь Сына с Отцом в настоящем, но и предсказывается победа и царствование Сына в будущем.

У Луки появляется дополнительная характеристика – Избранный Мой (так стоит в греческом оригинале). Наш перевод – Возлюбленный – неточен. Слова греческого оригинала – Избранный Мой – отсылают нас к откровению Исаии (42, 1), к одному из гимнов об Отроке Божием, долгожданном посланце Небес, Который принесет народам мир и праведность.

Однако у Матфея и Марка стоит как раз именно Возлюбленный, у них оно точно соответствует греческому оригиналу. Оно употреблено в греческом переводе библейского рассказа о жертвоприношении Авраамом Исаака.

В еврейском тексте книги Бытие читаем: [Бог] сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор (22, 2).

В переводе Септуагинты8 иначе, несколько неожиданно и… нежно: возьми сына твоего, возлюбленного… Это слово – возлюбленный – по отношению к ребенку использовалось в ветхозаветное время при описании скорби по умершему единственному ребенку.

В рассказе о Преображении небесный голос как бы сравнивает Иисуса с Исааком, единственным и любимым Сыном, в Котором воплотилась вся надежда Завета. Более того, если мы вспомним историю Исаака, то увидим, что именно отец его, Авраам, приносит в жертву Сына. Значит, и крестный путь Христа – дело не только Его, но дело и Отца. (Вспомним, что в святоотеческих творениях, богослужебных гимнах Исаак постоянно сравнивался с Иисусом Христом.)

Итак, внешне простая фраза: Сей есть Сын Мой Возлюбленный – на самом деле имеет глубокий подтекст: Иисус – истинный и единственный Сын Божий, предсказанный пророками. Он приходит, чтобы исполнить волю Отца, и эта воля – спасение мира через подвиг крестной смерти.

Да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное

Мы видим, что появляется вторая тема: искупительная смерть Христова.

Каким образом Преображение связано с предстоящей смертью Христа? Ровно таким, как поется в Кондаке Преображению: «На горе преобразился еси и яко же вмещаху ученицы Славу Твою, Христе Боже, видеша. Да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистину Отчее сияние».

У всех Евангелистов перед рассказом о Преображении (и после) сказано о грядущем крестном пути Спасителя: С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть.

Но Лука сообщает интересную подробность, он знает то, чего не знают другие Евангелисты: тему беседы Моисея и Илии со Христом. Явившись во славе, они говорили об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме. Евангелист Лука акцентирует наше внимание на этом слове – исход (греч. – эксодос). Мы помним, что Исход – это ключевое событие израильской истории, уход народа Божьего из египетского плена.

То, что грядущий путь Христа в Иерусалим, на страдания и смерть, назван исходом, может означать только одно – это искупительный путь, путь освобождения от рабства, но уже не египетскому фараону, а диаволу и греху9.

Пребывающие на небесах знают о предстоящих Страстях Христовых, этот, новый, исход очень важен для человечества. Крестная смерть – не досадная случайность, Христос – не невольная жертва. Выразительное слово совершить (в греческом оригинале сказано точнее: исполнить) показывает, что Спаситель идет на это сознательно, Он Сам идет на Крест, чтобы совершилось спасение мира.

Апостолы становятся невольными свидетелями очень важного разговора: о Страстях Христовых. Их Учитель во славе – и тут же тема Страстей… Конечно, это не случайно: значит, само Преображение тесно связано со Страстями.

Как связано? О чем говорит событие Преображения в перспективе приближающихся Страстей?

Да о том, что их Учитель – носитель Божественной силы, что Его Крестный путь – сознательное умаление. И что, даже если Он будет убит, Он сможет победить смерть.

Помните этот евангельский эпизод с двумя учениками, направляющимися в Эммаус? Они встречают Воскресшего, не узнают его и идут вместе. Христос замечает, что те печальны, и спрашивает, отчего. Апостолы вздыхают: …неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? И сказал им: о чем? Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля…

И отметим реакцию Спасителя: Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании… (Лк., гл. 24)

Уж сколько Христос говорил о том, что Ему надлежит пострадать, быть убиту, а потом прославиться чрез Воскресение из мертвых, сколько давал знамений этого, даже воскрешал людей, чтобы показать, что Он Владыка и над смертью, – и все равно не верят, сомневаются.

Преображение Христово – как раз один из таких знаков!

Преобразившись перед учениками незадолго до исхода на страдания, Спаситель показал им, что Он носитель Божественной силы, которую никто и ничто не сможет одолеть. И даже смерть.

А ученики, поняли этот знак или проглядели10?

И еще одно.

Мы сказали, что событие Преображения – это, несомненно, праздник торжества славы Божией, таившейся в Иисусе Христе. Христос преобразился, «не принимая того, чем не был, и не прелагаясь в то, чем не был, но являясь Своим ученикам именно тем, чем был» (преп. Иоанн Дамаскин). Он на краткое время дал ученикам увидеть и понять: Он не один из пророков или мудрецов, Он – истинный Сын Божий, о чем засвидетельствовал велим гласом Сам Господь с Небес.

Мы также сказали о том, что Преображение – это и свидетельство ученикам, которым предстояло пережить самые страшные дни их жизни, когда могла рухнуть вся их вера.

Но это событие имеет и еще одну грань. Преображение – не просто догматический знак и не просто знак ободрения апостолов, это и обращение к каждому из нас.

Мы знаем, что Пришествие Христово – не пришествие очередного учителя добра и любви. Пришествие Христа было необходимо для того, чтобы обожить человека, возвести его в благодатное богоподобное состояние. Преображение как раз и показывает эту блаженную для всякого верующего перспективу: Христос в Себе имеет свет, открывшийся на Фаворе, и готов даром дать его нам.

Как подается сила, преображающая человека? Через Таинства церковные, через духовную жизнь, через активную веру. Благодать, проявившаяся на миг нестерпимым светом, всегда была со Христом, она лишь на мгновение приоткрылась, проявилась в Нем для Апостолов, да и то они увидели ее в той мере, какая им была доступна, а не во всей, невыносимой для человека, силе. Эта благодать Божия и передается сегодня тем, кто вступил через Таинство Крещения в единство со Христом.

И сегодня этот свет фаворский начинает светить в святых людях, как верно замечает преп. Иустин Сербский: «Несмотря на то, что это личное переживание Спасителя, Преображение становится в Церкви соборным переживанием. Сущностный признак Царства Божьего таков: материя лучится Божественным светом, причем не только материя, составляющая тело Богочеловека Христа, но и та, которая окружает Его тело – одеяния. Лишь в Преображении Спасителя открыта настоящая красота материи. Она призвана быть передатчиком вечного Божественного света: лучиться им. В Преображении Своем Спаситель открыл план Божий о материи. Божественное назначение материи: быть обиталищем Царства Божия… Преображением Своим Господь показал, что и тело создано для того, чтобы быть обиталищем и проводником вечного и несотворенного света Божия, что весь Бог живет в нем, через него и им. Как новый Адам, Господь этим показал, что человеческое тело для того и создано, чтобы в нем жил Бог, и светит и лучится из него, преображая его из силы в силу, и из славы в славу» (преп. Иустин Сербский).

Вспомним о дивном обычае освящать в день Преображения плоды. «Мы приносим в церковь плоды земли, которые были кислые и зеленые, но под влиянием лучей видимого солнца изменились, созрели. Так и душа человека, поднимаясь на гору, где сияет Солнце Правды, начинает под влиянием благодатных лучей отогреваться, духовно расти, изменяться, преображаться, созревать для жизни будущего века. Это не слова, а действительность, которую видят видящие. Для нас подъем на гору Фавор – это наше хождение вслед за Христом и очищение наше от греха» (Еп. Мефодий (Кульман).

Но мы помним, что Христос сошел с Фавора, чтобы идти на Голгофу. Жизнь христианина – это тоже крестный путь. Мы можем представить, как ученикам было хорошо на Фаворе, что ничего другого им не нужно было, кроме как быть перед лицом славы Господней.

«Но ученики не уловили причину, они не уловили, что только потому им так была открыта слава Божия, что их Учитель, Господь, Друг шел на смерть; им хотелось остаться в этой радости, никогда не отлучаться от преображенного Христа: но именно для этой разлуки и пришли Моисей и Илия беседовать о ней со Спасителем. И когда ученики захотели остаться, Христос им ответил: Нет!.. – и повел их в долину, с высот Фаворской славы в ужас земной нужды, земной трагедии. Они там встретили отца, который отчаялся в спасении своего ребенка; они застали там других учеников Спасителя, которые ничего не смогли сделать для отца с ребенком. Фавор, слава неразлучно связаны с возвращением во тьму и с распятием, со смертью, со схождением Христа во ад. И только после этого, когда все будет совершено, воскреснет Господь в славе уже неотъемлемой» (митр. Сурожский Антоний).

Желать славы Божией для нас как учеников Христовых – значит спуститься с Фавора личных блаженных переживаний, спокойствия и тишины души и идти в мир, что часто значит – идти на Голгофу. Пока мы в этом больном и страдающем мире, мы не можем оставаться безучастными к его проблемам, к страданию и горю.

Отец Иоанн Кронштадский в своем дневнике признавался, что хотел бы скрыться от людей, уединиться, чтобы больше молиться, размышлять, беседовать с Богом. Но… слишком много людей, которым он нужен. И он идет к этим людям, оставляя блаженные фаворские высоты.

Наступит, несомненно, наступит миг, когда человек прославится, и тогда откроется благодать, которую мы невидимо в себе носили. Наступит время покоя. Но сейчас – время нашего активного действия, нашего крестного пути.

P. S.

Естественно, что в рассказе о Преображении Христовом можно найти еще и еще интересные подробности. Об одной из них упомянем в этом Приложении.

Мы уже отметили, что событие Преображения, несомненно, связано с темой Ветхозаветного Исхода. Преображение – указание на новый Исход. Из рабства уже не фараону, а диаволу и смерти.

Библеисты отмечают, что Преображение имеет явные параллели с другим священным событием Иудейской истории: временем обитания евреев в пустыне после бегства из Египетского плена.

Вспоминая эти времена – время общения с Моисеем, время получения заповедей, жизни в палатках, – евреи ежегодно совершали праздник Кущей (по-древнеевр. – Суккот).

Во времена Спасителя это был самый веселый праздник, с яркими богослужебными обрядами. Кульминацией торжеств было зажжение особого священного огня. На закате солнца священники и левиты, стоя на 15 ступенях лестницы, ведущей во внутренний притвор, пели, в сопровождении музыкальных инструментов, Псалмы Восхождения11. А благочестивые мужчины устраивали процессии и танцы с факелами в руках. Жаркий вечер, солнце уже скрылось за горизонтом, но у Храма жизнь бьет ключом: священнослужители на гуслях, трубах, кимвалах, свирелях, бубнах… исполняют древнюю мелодию и поют. А тьму разрывает свет факелов и светильников в руках тысяч людей.

Какой смысл в этой иллюминации? Это напоминание о том, что Господь, явившись в виде огненного столпа, водил народ по пустыне. Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица народа (Исх. 13, 21-22).

С тех пор свет для иудея был всегда чем-то большим, нежели просто физический процесс. Свет – символ присутствия Божьего: Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться? (Пс. 26, 1).

Кажется, что и ослепительный свет, и сияние вокруг Христа тоже намекают на то, что Он есть Бог! Христос просиял – потому что Он Бог. И сразу вспоминаются Его собственные слова: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни (Ин. 8, 12).

Но связывают ли как-то Евангелисты огненный столп, водивший иудеев по пустыне, и свет, исшедший от Христа в момент Преображения? В богословском смысле – несомненно. Ведь иудеев водил по пустыне именно Сын Божий. Согласно православному богословию, любое откровение Бога в Ветхом Завете (и в виде огненного куста Купины неопалимой, и в виде огненного столпа, и даже в Ветхого днями старца, в книге Пророка Даниила) есть явление Логоса, Сына Божьего, воплотившегося на исходе Ветхого Завета нашего ради спасения.

Думается, что да, связывают. Во всяком случае, Евангелист Лука. Он говорит, что Преображение произошло примерно на восьмой день после предыдущих событий. А праздник Кущей продолжался именно 8 дней, причем как раз на 8-й день устраивался обряд со светильниками.

Дополнительно к работе

Отдельный вопрос – почему в этот день совершается освящение плодов: яблок, винограда и проч. В южных странах, например в Греции позднее лето – пора, когда уже собран урожай винограда и из него делают молодое вино. И именно в это время совершались языческие празднования в честь бога Вакха – «вакханалии». Чтобы вытеснить эти языческие празднования Церковь и определила приносить в храм и освящать виноград – для благочестного, во здравие и пользу душе и телу употребления.

Но при чем тут яблоки? «Заимствовав из Византии календарь праздников и сопровождающих его обрядов, русские поневоле должны были заменить виноград яблоками – основными плодами Севера. Отсюда странное название – Яблочный Спас, не имеющее никакого отношения к исторической основе праздника» (Ю.Рубан).

[1] Опубликовано в журнале: Санкт-Петербургский Церковный Вестник. № 8 – 2006.

[2] Современные ученые в том, что это был Фавор, сильно сомневаются. В то время Спаситель был на севере в области Кесарии Филипповой. Иисус и ученики проходят через Галилею, их путь лежит в Иерусалим. Через Галилею – значит, с севера на юг, между тем гора Фавор расположена на юге Галилеи. И археологические раскопки показывают, что во времена Христа на вершине Фавора была римская крепость, то есть место для уединения было неблагоприятным. Кроме того, Евангелие говорит о высокой горе, а высота Фавора всего 600 метров.

Большинство современных ученых традиционному Фавору предпочитают гору Ермон. Его высота 2700 метров, он находится как раз в Кесарии Филипповой на севере Галилеи.

Есть аргументы и в пользу горы Мейрон (Мерон, Мером), расположенной в 13 километрах к северо-западу от Галилейского моря. Она считается самой высокой горой в Палестине. Позднее эта гора стала центром иудейского мистицизма, бытовали предания, что именно здесь произойдет пришествие Мессии в сопровождении Илии. Для толп книжников, о которых упоминает Евангелист в рассказе о предшествующих Преображению событиях (см.: Мк. 9, 14), было бы вполне естественно собираться у подножия этой горы.

Евангелисты не вдаются в подробности относительно этой горы, для них важно другое – что Преображение произошло именно на горе. Вспомним, что в Библии гора (вспомним Синай) – место Божественного явления.

[3] Рассказ о Преображении Господнем мы находим у трех Евангелистов: Матфея, Марка и Луки, кроме того, во 2-м Послании Ап. Петра (1, 16-18).

[4] Апостол Лука был по происхождению греком, а не иудеем, как остальные Евангелисты, в христианство он пришел из язычества, а не иудаизма.

[5] Замечательное объяснение того, почему в момент Преображения явились Моисей и Илия, находим у свт. Иоанна Златоустого. Многие из современников, напоминает он, думали, что Иисус не кто иной, как Илия или Иеремия, или иной из великих пророков, пришедший на землю. Призывая не кого-то из пророков, но величайших героев Ветхого Завета – Моисея и Илию, Он показал что имеет власть и над величайшими и что Он Сам превышает всех. Кроме того, Христа обвиняли иудеи в присвоении Им Божественных качеств. «Чтобы показать, что они [иудеи] из зависти клеветали на Него и что Он… не нарушает Закон и не присваивает не принадлежащей Себе славы, говоря, что Он равен Отцу, – Иисус Христос призывает Моисея и Илию как обличителей клеветы. Ибо Моисей, давший Закон, не потерпел бы нарушителя его и не поклонялся бы врагу и противнику его. А Илия, пламеневший ревностью по славе Божией, не предстоял бы пред Тем, Который выставлял Себя равным Богу, если бы Он действительно не был таким и присвоил Себе не принадлежавшее Ему».

[6] Это не последняя ошибка Ап. Петра, который никак не хотел, чтобы Иисус Христос шел на Голгофу: С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое (Мф. 16, 21-23).

[7] Особенно часто с облаком как знаком присутствия Божия мы встречаемся в ветхозаветном рассказе об Исходе из Египта и странствии по пустыне. Облако сопровождает евреев в странствии, являет славу Господа перед ниспосланием манны, наполняет и покрывает (осеняет) скинию – палатку, в которой совершались богослужения.

[8] Греческий перевод, осуществленный в III в до Р. Х., по преданию, 70-ю еврейскими переводчиками.

[9] О Исходе напоминает еще одна деталь. Марк замечает, что Преображение произошло по прошествии дней шести (очевидно, по прошествии шести дней после исповедания Петра). Именно шесть дней требовались для подготовки Моисея к принятию откровения и лицезрению славы богоявления (Исх. 24, 16).

[10] Церковь прекрасно понимает этот аспект Преображения. Не говоря уже о песнопениях праздника, святоотеческих поучениях об этом событии, с идеей крестной искупительной смерти Христа праздник Преображения связан даже своим местоположением в богослужебном календаре. Преображение Господне (6 авг. по старому стилю), последний Господский праздник уходящего церковного года, находится на расстоянии 40 дней от дня Воздвижения Креста Господня (14 сентября) – первого господского праздника наступающего года. Так связаны последний и первый праздники церковного года. Праздник, напоминающий о явлении славы Божией, и праздник, напоминающий о крестной искупительной смерти Спасителя.

[11] Псалмы со 120-го по 134-й.

  виньетка  
Рейтинг@Mail.ru Карта сайта Обратная связь
Разделы портала