Искупление. Что значит, что Христос Своей Смертью искупил людей?.. » Сайт священника Константина Пархоменко
Азбука веры » священник Константин Пархоменко » Статьи
  виньетка  
Распечатать Система Orphus

Искупление. Что значит, что Христос Своей Смертью искупил людей?..

(18 голосов: 4.61 из 5)

священник Константин Пархоменко



Распятого же за ны при Понтийстем Пилате… Православный христианин читает эти слова каждый день (они из Символа веры); каждый день христианин слышит, что Иисус Христос взял на Себя наши грехи, искупил нас Своей Смертью и т.д. и т.п.

Что все это значит? В каком смысле Иисус нас искупил? Почему мы говорим, что Он искупил нас Своей Смертью? Почему нельзя было сделать Искупление бескровным или зачем Христос выбрал для Искупления такой странный и страшный путь?..

Обо всем этом наш разговор.

Искупление, или заместительная жертва, были ключевыми понятиями для людей библейского времени и культуры.

В основе любой религии лежит общение с Богом. Общение с Богом лежало в основе и веры древнего иудея. Но как может общаться с Творцом и Вседержителем Вселенной грешный человек, который в своей жизни предавал Бога, жил по страстям, совершал большие и малые личные и общественные преступления? Он должен себя как-то очистить, чтобы получить возможность такого общения. Абсолютная цель – полное и безусловное прощение от Бога.

Очищение возможно только через поступок, который более или менее равноценен греху. В идеале, ты должен принести себя в жертву Богу и после этого можешь рассчитывать на прощение справедливого Всевышнего. Поэтому первоначально во многих религиях достойной расплатой за грехи перед Богом считалась человеческая жертва. Но уже в древности от человеческих жертвоприношений отказались, заменив их жертвой животного. Принося в жертву животное, человек возлагал руки ему на голову, как бы отождествляя себя с ним. Умирая за грехи человека, жертвенное животное своей смертью освобождало его от грехов [1].

Евреи приносили в жертву за грех разных животных: быка, корову, овцу, барана, козу, голубей и т.д.

Можно было, и предписывалось, приносить частные жертвы, но раз в году в Иерусалимском Храме совершалась самая главная жертва, которая примиряла народ Божий с Господом. Происходило это в великий праздник Йом-Кипур (День искупления). В этот день первосвященник вступал в Святая святых – святилище Иерусалимского Храма, в которое дозволялось заходить только первосвященнику и лишь один раз в году, в этот самый день. В Святая святых первосвященник окроплял кровью жертвенных животных Престол благодати, который там стоял. Это священнодействие даровало прощение грехов народу Израильскому – отныне Бог снова милостиво смотрел на него, и с Ним, Творцом и Отцом Вселенной становилось возможным какое-то общение.

За несколько столетий до Рождества Христова у пророка Исаии появляется странный персонаж – некто Раб Божий. Некогда, как предрекает Господь, этот Его Раб совершит самое великое Жертвоприношение. Такое Жертвоприношение, после которого все остальные потеряют смысл.

Напомню слова Исаии. Это очень важные слова, оказавшие на служение Христа и на понимание того, какое значение имела Его Смерть, колоссальное влияние. Прошу прочитать их внимательно:

Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится.

Как многие изумлялись, смотря на Тебя, – столько был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его – паче сынов человеческих! Так многие народы приведет Он в изумление; цари закроют пред Ним уста свои, ибо они увидят то, о чем не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали.

Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня?

Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему.

Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.

Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом.

Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились.

Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас.

Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих.

От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь.

Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его.

Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его.

На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет.

Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем (Ис. 52, 13 – 53, 12) (выделено мною – прот. К.П.).

В иудаизме времен Христа этот текст не относили к Мессии, как не относили его иудеи и после Иисуса; Мессию-Спасителя скорее ждали как Царя, но важно другое: Сам Иисус эти пророчества относил к Себе!

Христос, несомненно, считает, что эти пророчества – о Нем, что Он и есть этот предреченный Раб Божий, Чья Смерть дарует человечеству Спасение и примирение с Богом. Исаия не просто так, не в качестве частного комментария к современным ему историческим событиям, как понимали иудеи, привел эти слова. Исаия сказал их о Нем, об Иисусе из Назарета!

Его Кровь, «за многих изливаемая» (Мк. 14, 24), Его Плоть, приносимая в Жертву «за жизнь мира» (Ин. 6, 51), дарует Спасение всем, кто готов его при­нять.

То, что такая идея восходит к Самому Иисусу, не вызывает никаких сомнений, это стало незыблемым возвещением христиан с самых первых времен и прослеживается начиная с древнейших новозаветных текстов.

В свете всего этого возникает вопрос: почему Иисус выбрал такой странный, шокирующий путь, ведущий к Спасению? Только для того, чтобы умереть, а потом Воскреснуть и через это доказать, что он – Спаситель-Мессия?

На самом деле, и Крестная Смерть Христа имеет самостоятельное значение и ценность, недаром о ней так много говорил Иисус, на ней строили здание своей веры первые христиане, и вообще Крест Христов становится символом новой веры (уже со 2-го века христиане символом своей веры выбрали крест, стали носить изображения креста, а потом и осенять себя крестным знамением).

В чем самоценное значение Смерти Иисуса Христа, которую мы называем Искупительной, или даже Спасительной?

Напрашиваются три варианта ответа:

1. Иисус мог сознательно следовать по пути, намеченному пророком Исаией (Ис. 52, 13 – 53, 12), автором 21-го Псалма и др. Здесь некто Раб Божий предста­­ет как страдалец и утверждается, что его страдания имеют особый священный характер – Его страдания несут освобождение от грехов и примирение с Богом всем людям. Эта непопулярная в традиционном иудаизме линия пророческой вести, таким образом, Самим Христом выдвигается на первый план и легализуется как Замысел Божий о Спасении.

2. Во времена Иисуса существовала обширная литература, которая говорила о событиях, предшествующих Концу мира. Важный элемент этих ожиданий – великое горе и потрясения, которые испытают люди. Не представляют ли Страсти Христовы начало этого Конца? Такая драма, как унизительная Смерть Посланника Божьего, наступившая за этим тьма, разорвавшаяся завеса в Храме, последовавшее затем разрушение Иерусалима и начало крестного пути Его последователей – не есть ли это всё этапы начавшегося разворачиваться, как пружина, Конца и Новой Жизни мироздания?

3. Нужно знать, что ко времени Христа сложились представления о том, что мученическая смерть невинных может освободить от грехов и других людей. Эта идея встречается в позднем иудаизме, и мы ее находим в ряде популярных текстов того времени. Во 2-й Маккавейской книге мы читаем, как иудейский мученик молится:

Я же, как и братья мои, предаю и душу, и тело за отеческие законы, призывая Бога, чтобы Он скоро умилосердился над народом… и чтобы на мне и на братьях моих окончился гнев Всемогущего, праведно постигший весь род наш (7, 37-38).

В 4-й Маккавейской книге сказано еще конкретней:

Будь милостив к народу Твоему, и пусть наше наказание будет удовлетворением за них. Сделай кровь мою их очищением и возьми жизнь мою как выкуп за их жизнь.

Возникает вопрос: может быть, Иисус следовал этой традиции и потому и избрал Крестный путь?

Авторы Нового Завета постоянно подчеркивают, что Иисус должен был умереть по Писанию (например: Христос умер за грехи наши, по Писанию. – 1 Кор. 15, 3). Но маккавейские книги не входят в священное иудейское Писание (Ветхий Завет). В таком случае 3-я гипотеза имеет меньше всего оснований. Вторая – вероятна и даже в каком-то смысле верна, но все же больше всего оснований имеет гипотеза № 1.

Итак, Иисус сознательно следует по пути, намеченному пророком Исаией и некоторыми другими священными ветхозаветными авторами. Его Страдания и Смерть несут освобождение от грехов и примирение с Богом всем людям.
(Естественно, мы понимаем, что пророки ничего не придумали, их пророчества не есть фантазии, вольные размышления, которые потом исполнил Христос. Эти пророчества – боговдохновенное откровение. Можно сказать, что Сам Сын Божий (вместе с Отцом и Святым Духом) и дал эти откровения за многие столетия до Своего Воплощения. И когда Он пришел, то следовал начертанному в этих откровениях.)

Что говорит о Своей Смерти Сам Христос?

Христос много раз говорил о предстоящей смерти и доказывать это какими-то цитатами не имеет смысла. Приведу совершенно замечательный и единственный в своем роде фрагмент, где говорится не только о предстоящей Смерти, но и том, что она будет «за многих»:

Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать жизнь Свою для искупления многих (Мк. 10, 45; также Мф. 20, 28).

Здесь употреблено слово искупление (греч. литрон), которое нигде больше в Новом Завете не встречается [2].

Слово это во внебиблейских источниках означало цену, уплачиваемую за освобождение раба. Возможно, именно в таком случае оно употреблено и в Евангелии. Конечно, Смерть Христа не была никакой платой, это выражение следует понимать метафорично; оно обозначает одну важную вещь: освобождение от греха нам досталось дорогой ценой – Смертью Сына Божьего.

Обратим внимание и на слово, вроде бы незаметное, но очень важное – последнее слово этой цитаты: многих. В древнееврейском «многие» означает неисчислимо большое количество. То есть слова, что Христос отдает Себя на Смерть для искупления многих, означают, что это Спасение адресовано не только евреям, но и всему человечеству, и, возможно, здесь есть намек на многие поколения людей, которые будут жить на Земле после этих событий [3].

Как относились к Кресту Христову и Крестной Смерти первые христиане и авторы Нового Завета?

Для первого автора Нового Завета, Апостола Павла, Крест Христов имеет колоссальное значение. Несомненно, что это не новаторство Павла, но следование традиции, которую он принял от первых Апостолов, как он сам об этом сообщает:

Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был… (1 Кор. 15, 3-5).

Ап. Павел пишет об этом примерно через 25 лет после события Крестной Смерти Христа и он же замечает, что в глазах окружающих все, что произошло было соблазном и безумием (1 Кор. 1, 18, 23). Это неудивительно, если вспомнить сло­ва Ветхого Завета:

Если в ком найдется преступление, достойное смерти, и он будет умерщвлен, и ты повесишь его на дереве, то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день, ибо проклят пред Богом всякий повешенный на дереве, и не оскверняй земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе в удел (Втор. 21, 22-23).

Для иудея повешенный на дереве (во времена Христа это относилось и к распятым) считался отверженным Богом.

Сам Ап. Павел прошел весь этот мучительный путь: от отвержения Распятого Иисуса как проклятого – до веры в то, что Он Истинный Мессия и Спаситель. Мы не можем восстановить цепочку умозаключений Павла, которая привела его к таким выводам, но попытаться представить ход его мыслей можем.

Итак: Павел пережил обращение после встречи с Воскресшим Иисусом. Его личный опыт оказывается тем Большим взрывом, который породил новую Вселенную – нового Павла. В 9-й главе книги Деяний рассказывается, как Савл после обращения три дня был слеп и все это время молился. Конечно, в это время созревал его мистический опыт общения с Распятым, последователей Которого он еще недавно гнал.

Знаний о Иисусе у Савла мало, он стремится узнать все из первых рук, от тех, кто лично знал Иисуса. Савл прибывает в Иерусалим и старается пристать к ученикам; но все боятся его, не веря, что он теперь тоже ученик (Деян. 9, 26). Общение с ближайшими учениками Христовыми позволяет ему узнать о жизни, служении и проповеди Иисуса. Тогда он и узнает, что важным элементом проповеди Иисуса было учение о том, что Он должен пострадать, и что это предречено в Писании.

Ключевой текст здесь – цитировавшийся в начале загадочный фрагмент Исаии (Ис. 52, 13 – 53, 12), другие фрагменты менее значимы. У иудеев эти тексты к Мессии не относили, но Павел (это имя в Новом Завете употребляется для обратившегося ко Христу Савла) теперь имеет другой взгляд на Писание, взгляд христианский. Апостолы научены Иисусом смотреть на Писания под другим углом зрения; многое, что для иудеев было первостепенным, для Иисуса занимало далеко не первое место (например, заповеди ритуальной чистоты), и наоборот, игнорируемое иудеями (заповеди о милосердии и любви) Иисусом ставилось на первое место.

Итак, Павел открывает для себя, что Иисус шел по пути, начертанному в странном, невероятном, неожиданном пророчестве Исайи, что Иисус и есть Тот Самый Раб Божий, Чьи страдания несут спасение людям.

Нет сомнений, что Ап. Павел много думал над этим и открывал новые измерения, новые горизонты в этой теме. Так, он сформулировал для себя, что Крест и Смерть Иисуса были страшной, но, по-видимому, необходимой дорогой к Прославлению. Иисус, по словам Ап. Павла, уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, зем­ных и преисподних… (Фил. 2, 7-10). Здесь Павел цити­рует ранне­христианский гимн, существовавший до него, однако, во-первых, он с ним полностью соглашается, а, во-вторых, по мнению большинства библеистов, добавляет сюда слова и смерти крестной, делая еще больший акцент на теме Креста. Смотрите, какая причинно-следственная связь между Смертью Иисуса и Его Прославлением на Небесах у Бога Отца: …быв послушным даже до смерти, и смерти крестной, – посему и Бог превознес Его…

Каким образом, по мысли авторов Нового Завета, произошло Искупление людей Крестной Смертью Иисуса Христа?

Так как и у авторов Нового Завета, и у авторов последующих времен нет четкого объяснения этому, кроме цитирования уже приведенного фрагмента Исаии (Ис. 52, 13 – 53, 12), можно предположить, что Иисус Христос Сам это не разъяснил. Исходя из того, что они знали о Иисусе Христе и как понимали задачи Его Пришествия, – можно представить, что понимали под Крестом Христовым и Искупительной Смертью Христа современники происшедшего. Рассмотрим их мнения, начиная с истоков, от Ап. Павла, который писал об этом первый.

Апостол Павел

У Ап. Павла нет единого ответа на вопрос: каким образом через Крест произошло Спасение мира и людей. Ап. Павел над этим много размышляет и предлагает нам различные конструкции. Библеисты говорят, что Ап. Павел использует не мене десяти таких «конструкций», то есть смотрит на Смерть Христову то с одной, то с другой стороны, открывает различные грани происшедшего. Познакомимся с основными его трактовками происшедшего:

1

Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения (2 Кор. 5, 19). Итак, Крест Христов был способом примирения людей с Богом, как пишет Ап. Павел во многих своих посланиях:

Что он имеет в виду? Человек грешит. Его постоянный грех есть постоянный разрыв отношений с Богом. Иисус освобождает людей от грехов Жертвенной Смертью. Соответственно, происходит примирение всех людей мира с Богом.

Ап. Павел делает из идеи примирения далеко идущие выводы. Иисус отдал Себя Самого… чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога и Отца нашего (Гал. 1, 4). Раз произошло примирение людей с Богом, значит, человек избавлен от гнета настоящего лукавого века и перед ним распахнуты двери новой жизни, которая может и должна начаться уже здесь и сейчас. Над человеком, принимающим Искупление Христа, не властны прежние подчиняющие и парализующие его стихии и демонические силы. Это вторжение реальности «нового мира» в наш прежний мир имеет большое значение для всех, кто пожелает идти за Распятым Спасителем, воплощая новое творение. Прежние пути выстраивания отношений между людьми, с их вечным самоутверждением за счет друг друга, эгоцентризмом, отъединенностью, барьерами и границами (между иудеями и язычниками, рабами и свободными, мужчинами и женщинами), уже невозможны в Новом Веке. В посланиях Ап. Павла тема Креста становится истоком полноводной реки, из вод которой, как из крещальных вод, выходит новый мир.

2

Следующий важный момент богословствования Ап. Павла на эту тему – отрывок из Послания к Галатам (Гал. 3, 10-14):

Все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона. А что законом никто не оправдывается пред Богом, это ясно, потому что праведный верою жив будет. А закон не по вере; но кто исполняет его, тот жив будет им. Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою – ибо написано: проклят всяк, висящий на древе, – дабы благословение Авраамово через Христа Иисуса распространилось на язычников, чтобы нам получить обещанного Духа верою.

Это умодробительная цепочка рассуждений Павла, означает следующее:

А) Все, исполняющие предписания закона, прокляты, потому что…

Б) …для того, чтобы угодить Богу, нужно постоянно исполнять все предписания закона. Это невозможно, так как всегда и всего не исполнить.

В) А раз всего не исполнить, человек все равно оказывается виноват – под проклятьем.

Г) На помощь приходит Христос, Который искупил нас от этого, сделавшись за нас клятвою, то есть, приняв проклятие (осуждение от Бога) на Себя.

Д) Через веру во Христа и принятие дарованного Им Спасения мы становимся отныне свободны от действия ветхозаветного Закона и от тех наказаний, которые должны последовать нарушителям Закона.

Эта «юридическая» цепочка рассуждений кажется нам странной и надуманной, однако для той культуры это были очень веские аргументы.

3

Следующий важный фрагмент – 3-я глава Послания к Римлянам. Понять философию рассуждений Ап. Павла непросто, если смотреть на этот текст из сегодня, из нашей культуры и религиозного опыта. Но если посмотреть глазами иудея, который размышлял: Кто такой Иисус? Что значит Его Смерть? – то все становится на свои места. Итак:

А) Бог справедлив – это незыблемое и неоспоримое утверждение ветхозаветной веры.

Б) Раз Бог справедлив, Он не может не наказать человека, который наглеет и попирает все нормы: и Божии, и человеческие. Это требование справедливости на библейском языке называется гневом Божиим.

В) Далее, с грустью признаем, что, как пишет Апостол: все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного… Нет страха Божия перед глазами их… так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом…

Что же? Суд и казнь на всех? Нет, у Бога есть другой план!

Г) Мы освобождаемся от вины и неминуемого грядущего наказания благодаря Смерти Иисуса Христа, Который пострадал и умер вместо нас! Должны были быть наказаны и умереть мы, а взял на Себя наши грехи и умер за нас – Он! Мы получаем оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде (Рим. 3, 24-25).

Д) Теперь можно не исполнять дела ветхозаветного Закона, чтобы быть спасенным. Уверуй, что Христос тебя искупил, стань Его учеником – и грехи тебе прощены. Ну, а дальше, конечно, нужно жить исходя из своего великого христианского статуса и стараться не грешить.

4

Есть и еще один аспект Крестной Смерти Иисуса Христа: Смерть Христова не как метафизический источник Спасения, а как моральный источник Спасения.

Ап. Павел, говорит, что Смерть Христова нам являет безграничную Божию любовь. Такую любовь, которая готова принести себя в жертву ради любимого, как, например, родители, не задумываясь, умрут за своих детей: Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками (Рим. 5, 8).

Мы понимаем логику, когда кто-то умирает за хорошего человека, за благодетеля, может быть, кто и решится умереть (Рим. 5, 7). Но Христос умер за нечестивых (Рим. 5, 6), за грешников (Рим. 5, 8), за врагов Бога (Рим. 5, 10). Конечно, если мы видим такую поразительную любовь, разве можем мы не откликнуться на нее? Апостол Павел уверен: не можем! Значит и тут Крест несет исцеление и Спасение для человека.

Вот основные линии мысли Ап. Павла на тему значения Крестной Смерти Христа.

Теперь посмотрим, что говорят об этом Евангелисты. Как значение и смысл видят в Крестной Смерти Христа каждый из создателей биографий Иисуса? Они писали позже, как минимум через 20-30 лет после Ап. Павла. Их взгляды – это не только лично их взгляды, но взгляды тех христианских общин, к которым они принадлежали.

Матфей

Евангелист Матфей выстраивает свое Евангелие вокруг осевой идеи: Израиль совершил непоправимую, катастрофическую ошибку: отверг Иисуса Христа.

Мотив отвержения мы встречаем с самых первых строк Евангелия от Матфея: для рождения Иисуса не находится места в домах у евреев; первосвященники и законоучители знали город, где должен родиться Мессия, но совсем не собирались приветствовать Его появление на свет и тем более воздавать Ему почести; иудейский царь вообще устраивает розыски с целью погубить… Иисус желанен лишь для родителей и… магов, пришедших из далеких стран.

То есть, с первых страниц Евангелия от Матфея мы понимаем, что в нашем мире Христа не ждали и Ему отнюдь не рады; тень отвержения и Креста просматривается в этом Евангелии от самого начала до конца.

То, что Иисус пришел, чтобы умереть за людей и Своей Смертью спасти их, – важный пункт учения Евангелиста Матфея. Мы же понимаем, что, составляя Евангелие, Матфей черпал материал из традиции преданий о Иисусе, а, значит, мог что-то брать, а что-то опускать. Предпочтение того или иного материала обусловлено позицией самого Матфея.

Так вот, Матфей вновь и вновь акцентирует наше внимание на том, что Иисус пришел, чтобы умереть за людей. Иисус – не безвольная жертва, пойманная мучителями. Иисус в Евангелии от Матфея с самого начала знает (Матфей это акцентирует) о том, что Ему надлежит умереть, знает предателя, но не удаляет его от Себя, знает, что Отец Небесный может выручить Его, послав Ангелов. Но, несмотря на это, Иисус не предпринимает попыток спастись, потому, что Он должен идти именно этим путем.

Невозможно переоценить важность слов, которые, из всех Евангелистов, приводит только Матфей: Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать жизнь [4] Свою для искупления многих (Мф. 20, 28).

Внимательное чтение Евангелия от Матфея позволяет нам увидеть, что в этом Евангелии вновь и вновь оживают образы пророчества Исаии о Рабе Божием, взявшем на Себя грехи мира, мучимом и убитом (Ис. 52, 13 – 53, 12).

Значит ли это, что богословие Матфея в оценке значения Смерти Христовой полностью совпадает с богословием Ап. Павла? Нет, потому что у Матфея встречаем уникальные моменты, присущие только его богословию:

Матфей разными способами подчеркивает мысль, что Смерть Иисуса явилась страшным, но, как ни парадоксально, живительным источником: после Смерти Христос Воскрес, был Прославлен на Небесах, и с этого момента начинается для всех верующих новая эра.

Если бы Христос не умер – Он бы не воскрес, а, значит, Спасение не было бы доступно людям. Эта связка: Смерть – Воскресение – новая эра Спасения, доступная верующим, – всплывает вновь и вновь. Не будем доказывать это многочисленными примерами, приведу лишь два:

В рассказе о Тайной Вечере Матфей опирается на Марка. У Марка, в конце ужина, Иисус говорит: Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием (Мк. 14, 25). Эти слова говорят о Прославлении Иисуса на Небесах, после Смерти и Воскресения. Но Матфей чуть изменяет слова: отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего (Мф. 26, 29). Обратим внимание на это пить с вами.

Или другой момент. В том же рассказе о Тайной Вечере Матфей приводит слова Христа в такой редакции: ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов (Мф. 26, 28). Последних слов во оставление грехов нет ни у кого из Евангелистов. Ну и что? А то, что таким образом Евангелист Матфей устанавливает параллель с известным пророчеством Иеремии: Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет… Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более (Иер. 31, 31,34).

То есть, у Матфея пророчество сбывается буквально: тут и «новый завет», и «прощение грехов». А о чем это пророчество? О наступлении новой эры, эры Спасения.

Итак, мы видим, что Евангелист Матфей крепко связал (таких примеров много) тему Креста с темой наступления новой эры. Приобщиться этой эре, принять Спасение может каждый, кто пожелает.

Марк

В Евангелии от Марка вокруг Христа постоянно плетутся замыслы, Его постоянно хотят убить. Что мы сказали о Евангелии от Матфея, то применимо и к Евангелию от Марка: Голгофский Крест здесь бросает свою тень на все служение Иисуса. Обращают на себя внимание два момента, на которых Марк акцентирует внимание:

1

Марк все время отмечает, что Крест Христов есть исполнение Божьего Замысла. Выражение «Сын Человеческий идет» (на Крестную Смерть. – прот. К.П.), «как писано о Нем» (Мк. 14, 21), – встречается только у Марка, и оно означает не какие-то конкретные пророчества [5], а то, что путь Иисуса на Голгофу совершается по предначертанному Богом пути.

2

Крест Христа является примером для всех учеников Христовых, жизнь которых, к сожалению, также является скорее не шествием на Фавор (гора Преображения и Славы), но путем на Голгофу.

Когда Ап. Петр, однажды, начал отговаривать Иисуса от Креста, Тот воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее (Мк. 8, 33-35).

В этой речи Христос говорит о том, что Его Страдания должны быть примером для Его учеников. Или другой пример:

В 10-й главе Евангелия от Марка мы читаем, как Иисус с учениками начинает путь в Иерусалим (на Страсти). На пути Он говорит ученикам о грядущих страданиях. Ученики ужаснулись, но, тем не менее, просят почетных мест в Царствии Божием, когда Христос, как земной владыка, воцарится. Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь? Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься… (Мк. 10, 38-39).

В этом фрагменте мы видим предведение Иисуса о том, что ученики разделят Его скорбную судьбу.

Мы сказали, что Страсти Христовы касаются не только ближайших учеников Христа, но и всех Его последователей. Это особенно очевидно, если почитать 13-ю главу Евангелия от Марка: Будут предавать в судилища и бить в синагогах, и перед правителями и царями поставят вас за Меня… Предаст же брат брата на смерть, и отец – детей; и восстанут дети на родителей и умертвят их. И будете ненавидимы всеми за имя Мое…

Замечателен эпилог этого печального предупреждения: претерпевший же до конца спасется.

3

Новая община спасаемых!

Крест Христов, кроме прочего, говорит о разделении людей на два лагеря: на тех, кто не принял и убил Христа, и тех, кто признал Его Мессией и Сыном Божиим. В Евангелии от Марка много подобных противопоставлений. Например, поведению иудейских старейшин и Иуды («одного из Двенадцати»!) противопоставляется поведение некой женщины, умастившей Иисуса благовониями для погребения (Мк. 14, 1-11). В качестве ученика, напрямую исполняющего заповедь взять и нести крест, выступает Симон Киринеянин несущий Крест (Мк. 15, 21), и группа женщин, преисполненных веры, которые присутствуют при Распятии до самого конца (Мк. 15, 40-41).

Марк придает особое значение разорвавшейся во время Смерти Иисуса завесе Храма и исповеданию римского сотника. Первый эпизод, опираясь на более ранние высказывания Иисуса о Храме и связанные с ним события (изгнание торгующих и обличения Иисуса в Храме), показывает, что время прежнего Храма и прежнего благочестия прошло. Новым Храмом теперь будет Воскресший Иисус и связанная с Ним община верующих. Второй эпизод показывает, что причастными Спасению, благодаря Смерти Христовой, могут стать не только евреи, но и все люди, которые готовы увидеть в невинном Страдальце Сына Божьего.

Лука

И для Луки Смерть Христова – важнейший элемент служения Иисуса. Но, как и у других Евангелистов, у Луки есть свои особенности в осмыслении Крестной драмы. Более того, можно сказать, что Лука имеет самую оригинальную точку зрения на Страсти Христовы.

1

Как и у Марка, у Луки мы видим акцент на необходимости Страданий Иисуса, более того, именно у Луки Христос, как кажется, сознательно и целенаправленно стремится ко Кресту. Он Сам «восхотел идти в Иерусалим» (Лк. 9, 51), где будет отвергнут и казнен (Лк. 18, 31-33), с самого начала проявляет поразительное предведение всех подробностей предательства, ареста и казни. В Евангелии от Луки больше, чем во всех других Евангелиях, все события Страстей происходят как бы «под контролем» Христа.

2

Почему Лука акцентирует, что Христос – стремится ко Кресту? Потому, что Смерть Иисуса привела Его к Воскресению и Прославлению. В этом отношении характерны слова приведенные Лукой: Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? (Лк. 24, 26). Соображения подобного рода все время мы встречаем у Луки.

Прежде ученые полагали, что Лука приписывает Смерти Иисуса то же спасительное значение, о котором речь идет повсюду в Новом Завете, то есть Лука, как и другие авторы Нового Завета, утверждает, что «Иисус умер за наши грехи». Более современные исследования отвергли такое толкование. Луку нужно интерпретировать особо…

Исследователи Луки обратили внимание на следующие факты:

А) Лука, приводя слова Иисуса из Мк. 10, 41-45, сокращает текст, опуская слова об Искуплении (см.: Лк. 22, 24-47);

Б) проповеди в книге Деяний, которые Лука вкладывает в уста разных Апостолов [6], не устанавливают непосредственной связи между Распятием Христа и прощением грехов;

В) материал Луки, заимствованный из Ис. 52, 13 – 53, 12, ничего не говорит об искупительном или заместительном характере Смерти Раба Господня (напр.: Лк. 23, 37; Деян. 8, 32-33).

Этот вывод подтверждают и те тексты, в которых Лука раскрывает, какое событие, по его мнению, принесло Спасение людям. В книге Деяний (2, 33; 5, 30-31 и 10, 43) мы видим, что Лука считает таким событием Вознесение Иисуса Христа. Вознесение – это Прославление, актуализация Божественного достоинства Иисуса: Бог отцов наших воскресил Иисуса, Которого вы умертвили, повесив на древе. Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов (Деян. 5, 30-31).

Согласно этой цитате (ее Лука вкладывает в уста Ап. Петра), прощение грехов Израилю дается не через Искупительную Смерть Иисуса, а вследствие того, что Он Прославился и стал Начальником и Спасителем. Признав Его Начальство, можно рассчитывать на прощение грехов.

3

В таком случае, в чем смысл Смерти Иисуса по Евангелисту Луке?

1. Смерть Иисуса была необходима, поскольку так задумал Бог, она – элемент Замысла Божия.

2. Смерть Иисуса ведет к Его Прославлению, ибо Прославление после Смерти мы находим и у Исаии, в пророчестве о Страдающем Рабе: На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством… Посему Я дам Ему часть между великими… (Ис. 53, 11-12).

Вот эти первые два пункта – главные для размышлений Луки о Смерти Христа. Можно привести еще и другие пункты, может быть не такие главные, как первые два, но все же разрабатываемые Лукой:

3. Крестная Смерть, по таинственному Замыслу Божию, явилась средством оправдания многих: оправдает многих и грехи их на Себе понесет… Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем (Ис. 53, 11-12).

Эта магистральная у других новозаветных авторов мысль, как мы уже сказали, у Луки не получила развития, она не очень ему близка.

4. Лука имеет особое понимание того, что такое путь Спасения. Для Луки это путь верности Богу. Еще на примере Захарии и Елизаветы (Лк., гл. 1) мы видим, как важны верность и доверие Богу. Иисус, по Евангелию от Луки, также хранил верность и доверие Отцу. И Крестная Смерть явилась для Него не поражением, но торжеством, путем к Славе. Вот так и все христиане должны смиренно ежедневно [7] (!) брать крест свой и следовать за Иисусом с верностью и доверием Богу.

Лука приводит немало высказываний Иисуса о важности верности и доверия христиан Богу: Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им (Лк. 12, 37).

Всякий ученик Христа, если будет стремиться стать таким же, как Иисус, – будет прославлен и спасен для Вечной Жизни.

5. Наконец, интересно, что Лука разрабатывает (немного по-другому, чем Ап. Павел), учение о том, что Иисус пришел для спасения не только евреев, но и всех людей земли. Только Лука подметил, что Раб Господень у Исаии несет Спасение не только евреям, но и язычникам: И Он сказал: мало того, что Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли (Ис. 49, 6). Лука очень дорожит этой мыслью. Уже над Младенцем Иисусом старец Симеон произносит: видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников (Лк. 2, 30-32). На другом полюсе жизни Иисуса – обращение язычника, римского сотника, у Креста. Между этими двумя уникальными моментами жизни Иисуса – масса других примеров обращения к вере язычников. То есть, Страдания и Смерть Иисуса – способ Спасения для людей всего мира.

Иоанн

Евангелие от Иоанна, безусловно, отличается от других Евангелий. Здесь Иисус предстает полновластным торжествующим Царем. Иисус заранее знает предателя (Ин. 6, 70) и Сам стремится ускорить событие (Ин. 13, 27). При аресте роль Иуды и воинов сводится к нулю: Иисус Сам предает Себя в их руки, ответив формулой самооткровения «Это Я» [8], и оговаривает, чтобы отпустили Его учеников. На суде у Пилата Иисус предстает как царь и даже берет на Себя роль судьи (Ин. 18, 28 – 19, 16). Не прося никого о помощи, Он Сам несет Крест и уже на Кресте проявляет заботу о Матери и учениках. Прежде чем воины перебивают Ему голени, Он умирает по собственному волеизъявлению. Рефрен всего повествования Иоанна о Страстях Христовых – Его слова: Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее (Ин. 10, 18).

Какое значение имеет Смерть Иисуса у Иоанна?

1

Как и Лука, Иоанн большое значение придает Смерти Иисуса как пути к Прославлению. Можно даже сказать, что Евангелист Иоанн Крестную Смерть понимает в первую очередь как способ Прославления. Иоанн часто использует глагол ипсо – возвышать, прославлять. Этот глагол используется и при описании Крестной Смерти и при описании вознесения и Славы Иисуса.

В чем логика этой связки: Смерть – Прославление? В том, что Иисус есть Тот, Кто сошел с Небес, чтобы спасти нас и опять подняться на Небеса. Вновь и вновь Иоанн возвращается к этой теме, приводя разные высказывания Иисуса об этом: Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах (Ин. 3, 13); Приходящий с небес есть выше всех (Ин. 3, 31); Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира (Ин. 8, 23).

Рассказывая о вступлении Иисуса на Крестный путь, Иоанн подряд дважды повторяет, что путь Иисуса – есть путь от мира сего на Небеса: Перед праздником Пасхи Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу… Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит (Ин. 13, 1-3).

Не было бы Распятия – не было бы торжественного ухода на Небеса, в Царство Бога Отца.

2

Но кроме этого, основного богословского вектора в понимании значения Крестной Смерти, Евангелист Иоанн понимает Страдания и Смерть Христа как Жертву Агнца (такое именование Христа встречается только в Евангелии от Иоанна).

В каком смысле об Иисусе как об Агнце дважды высказывается в нем Иоанн Креститель: Видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира (Ин. 1, 29, 36)?

Может быть, здесь имеется в виду пророчество Исаии о Страдающем Рабе Господнем? Там Страдалец назван смиренным и безгласным агнцем: Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих (Ис. 53, 7).

Очень может быть!

Но возможно, что, учитывая пророчество Исаии, Иоанн имел в виду и еще нечто другое. То, о чем речь пойдет в следующем, третьем, пункте.

3

При внимательном чтении Евангелия от Иоанна становится очевидно, что Иоанн связывает Смерть Иисуса с иудейской Пасхой. Иоанн все время подчеркивает эти параллели:

Распятие совпадает по времени с пасхальным жертвоприношением – Тогда была пятница перед Пасхою (Ин. 19, 14); Распятому предлагается уксус и иссоп, что является параллелью к рассказу о установлении ветхозаветной Пасхи (см. Исх. 12, 22); кровь, истекшая из пронзенного бока Иисуса, тоже намекает на установление Пасхи (см. Исх. 12, 23); воины не перебили Иисусу голени – да сбудется Писание: кость Его да не сокрушится (Ин. 19, 36), что тоже имеет отношение не к чему иному, как к пасхальному агнцу: см. Исх. 12, 46; Числ. 9, 12.

Таким образом, несомненно, что Иисус для Ап. Иоанна – не только агнец из Исаии, но и иудейский пасхальный агнец. А что это был за агнец? Каков его смысл?

Пасхальный агнец – это агнец, которого приносили в жертву в иудейских пасхальных торжествах и который напоминал о истории, произошедшей во время установления ветхозаветной Пасхи. Освежу в вашей памяти эту замечательную историю:

Господь повелел Моисею и его брату Аарону:

Скажите всему обществу Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство…

Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец, или от коз, и пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца:

тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером, и пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его; пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его…

Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это – Пасха Господня.

А Я в сию самую ночь пройду по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми богами Египетскими произведу суд. Я Господь.

И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь, и увижу кровь и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую.

(Напомню, что слово Пасха – др.-евр. Песах – переводится как Прохожу мимо. Это праздник, установленный в честь того, что Господь прошел мимо и не поразил иудеев, как поразил египтян.)

И вот евреи каждый год на Пасху собирались в кругу семьи, между полуднем и заходом солнца заколали агнца (в то самое время, как умер на Кресте Христос), и его кровь наносили на косяки и притолоки. Мясо жарили и съедали в ту же ночь, кости агнца не ломали. Помимо агнца на столе были пресные хлебы и горькие травы. Во время трапезы бедра иудеев должны были быть препоясаны, и на ногах должна была быть обувь.

Агнец в пасхальном культе символизировал: а) жертву; б) подкрепление пищей в перспективе далекого пути и в) источник крови, которою бы нанесли охранный знак на косяк и притолоку.

И вот Евангелист Иоанн настойчиво проводит параллель между Иисусом и этим пасхальным иудейским агнцем. Иисус, таким образом, по мысли Иоанна, – это: а) Жертва; б) пища жизни, которой мы подкрепляемся в нашем христианском странствии, и в) источник спасения от погибели.

Другие новозаветные авторы

Теперь, когда мы поговорили о первом христианском авторе – Апостоле Павле и о Евангелистах, интересно посмотреть, есть ли что-то новое и оригинальное в осмыслении значения Смерти Христовой у других новозаветных авторов? Предложили они что-то свое или повторяли идеи Ап. Павла и Евангелистов?

Сразу скажем, что да, предложили. И новозаветные авторы, и авторы 2-го века не боялись творчески подходить к этой теме и делать акцент на каких-то для них важных моментах. Как в драгоценном камне, который попал в руки искусного ювелира, идея об Искупительной Смерти Христа в руках различных авторов сверкала новыми гранями, в ней открывались новые оттенки.

Далее мы посмотрим, что говорили о Искупительной смерти Христовой авторы Послания к евреям, 1-го Послания Петра, Апокалипсиса. Потом посмотрим, что об этом мы находим у первых из раннехристианских авторов.

А те, кто утомился от разбора богословий разных авторов, могут сразу перейти в конец очерка, в котором мы делаем какие-то выводы.

Послание к Евреям

Приписываемое Ап. Павлу, но, как считается, созданное неким другим, неизвестным автором, это Послание является непревзойденным богословским документом, в котором роль и значение Иисуса Христа осмысляется в традиционных выражениях ветхозаветного культового благочестия. Таков же и подход в нем к теме Искупительной Смерти Иисуса Христа.

Для автора Послания к Евреям Жертва Христа перекликается с жертвой, которая ежегодно приносилась за грех всего иудейского народа в день Искупления (Йом-Кипур).

В Послании к Евреям Христос назван Первосвященником, а в иудейском обряде примирение народа с Богом совершалось руками Первосвященника Иерусалимского Храма. Таким образом, Иисус Сам Себя, как верховный священник приносит в Великую и Последнюю Жертву: освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа (Евр. 10, 10).

Левитское священство, скиния в пустыне, жертвы, приносимые в скинии, – все это, по мысли автора Послания к Евреям, предвосхищало спасительную Смерть Иисуса Христа. В этом смысле автор данного Послания стоит у истоков большой традиции Православного Предания: в нашем богослужении (да и просто в сочинениях святых отцов) многие тексты видят смысл ветхозаветного культа и таких сочинений, как книги Левит, Числ и проч., в том, что там символы и обряды ветхозаветного культа прообразуют (пророчески изображают) Христа и Его Пречистую Матерь.

Еще одно значение Крестной Смерти Христовой, по автору Послания к Евреям, – избавление от диавола, который обладал смертной силой: как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола (Евр. 2, 14). Каким образом Иисус избавил людей от власти диавола? Автор Послания размышляет над этим в конце 2-й главы:

А) Диавол сделал людей рабами греха.

Б) Люди не могли победить грех, и этот грех, царствующий в их теле, делал их «рабами греха» и смертными (то есть лишенными перспективы вечной жизни).

В) Христос проявил абсолютное послушание Богу Отцу. Он не сделал никакого греха и подчинил Себя воле Божией даже до Крестной Смерти.

Г) Через это Он спасает все «семя Авраамово», так как представляет всех людей и, можно даже сказать, имеет всех людей в Себе.

Первое послание Ап. Петра

Документ конца 1-го столетия, вошедший в канон Нового Завета под именем Первого послания Ап. Петра, тоже предлагает свои соображения на тему значения Крестной Смерти Иисуса Христа. Это не просто констатация факта, что мы искуплены Жертвой Христовой, это целое развернутое богословие, говорящее и о Замысле Божием о Искуплении, и о самом Искуплении, и о том, какой должна быть жизнь христианина в свете Искупления.

Отметим основные моменты, связанные с осмыслением Искупительной Крестной Смерти Христа в 1-м Послании Петра:

  1. Автор говорит замечательную вещь: Искупительная Смерть Христова была задумана Богом еще до создания мира: Со страхом проводите время странствования вашего, зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни… но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена (1 Петр. 1, 17-20).

  2. Эта задуманная Спасительная Смерть Иисуса была открыта ветхозаветным пророкам: К сему-то спасению относились изыскания и исследования пророков, которые предсказывали о назначенной вам благодати, исследывая, на которое и на какое время указывал сущий в них Дух Христов, когда Он предвозвещал Христовы страдания и последующую за ними славу (1 Петр. 1, 10-12).

  3. Наконец, то, что было предназначено прежде создания мира и то, что было открыто пророкам, явилось! Это Искупление, которое является результатом Крестной Смерти Христа. Смерть Христа – некое деяние, благодаря которому произошло радикальное исцеление нашей природы: ранами Его вы исцелились (1 Петр. 2, 24).

  4. Далее автор 1 Петр. покажет, что Искупление усваивается нами, только, если мы стараемся подражать Христу, идти путем, которым Он прошел. Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его (1 Петр. 2, 21).

  5. Нам это не просто! Мы, как говорит автор 1 Петр., к сожалению, вращаемся в круговерти суетной жизни, преданной… от отцов (1, 18). Человечество никак не может выкарабкаться из такого образа жизни, который можно с полным правом назвать пустым и порочным. Что может нам помочь вырваться из этого круга? выскочить из крутящегося барабана суеты?

    Может помочь уникальный пример самого Христа. Вся Его жизнь до Смерти была абсолютным послушанием Богу Отцу. Вот и мы, по примеру Христа, должны учиться послушанию Богу. Для нас это послушание состоит в соблюдении заповедей.

  6. Вновь и вновь в 1-м Послании Петра звучит тема послушания. Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем (1 Петр. 1, 14); Послушанием истине чрез Духа, очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца (1 Петр. 1, 22)…

  7. Прежняя жизнь, от которой нас искупил Христос, можно сказать, та экзистенциальная ситуация, от которой Он нас искупил, – порабощенность мира греху. Искупление, в свою очередь, по мысли 1 Петр., – это освобождение от рабства греху. Узы, от которых нас освобождает Христос, – это узы греха. Сначала Он Своим послушанием Отцу разрушил узы греха. Теперь мы Своим послушанием Иисусу усваиваем плоды Искупления.

    Если «отцы» жили развращенно, то Христос оставил пример, чтобы мы шли по следам Его (1 Петр. 2, 21). Мы должны стремиться обрести тот же характер, что имел Иисус. Мы должны быть безгрешны и не бояться ничего, даже того, что Бог может попустить нам смерть.

Итак, небольшое, но очень емкое, энергичное Послание 1 Петр. учит нас о том, что: Христос, по предведению Божию, умер за нас. Мы, принимая прощение грехов, должны жить сообразно новому статусу чад Божиих. На уровне государственном, на уровне семейном, на уровне общения друг с другом мы должны всем и во всем показывать пример мира, кротости, любви. Как бы ни было тяжело, не будем бояться пострадать, ибо ждет нас несказанно прекрасная награда в вечности.

Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис)

Книга эта, написанная на рубеже 1-2-го столетий, является великолепным документом христианской веры, какая она была в то время, когда христианство распространилось по Средиземноморью, когда Церковь встала перед вызовами своего непростого времени: гонения от иудеев и римлян, появление еретиков, охлаждение к вере в среде самих христиан и проч.

Что говорит нам книга Откровение о Кресте Христовом и о Искупительной Смерти Иисуса Христа?

Видение Агнца, как бы закланного (Откр. 5, 6), то есть, и умершего, и ожившего, играет центральную роль в книге Откровения. Иисус – не просто человек и даже в первую очередь не человек, но Бог. В Откровении мы встречаем очень высокую христологию; вновь и вновь здесь подчеркивается, что Иисус – Бог! Так говорит Первый и Последний, Который был мертв, и се, жив (Откр. 2, 8). Выражение «Первый и Последний» – это Божественный титул (см.: Ис. 43, 10; 44, 6; 48, 12). Иисус – был мертв и теперь победил смерть, ожил.

Побеждая смерть, Христос входит в Небесную Славу: вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил… И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю (Откр. 5, 5-6). Благодаря этой победе Иисус получает всю полноту власти на Небе и на земле от Бога Отца.

Чаще всего, когда в Откровении имеется в виду Смерть Христова, говорится о Крови. Кровь Его искупает от греха. Искупление это касается отдельных людей и всего человечества: Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени (Откр. 5, 9).

Искупленные должны жить соответственно: не должны бояться смерти, твердо исповедовать истинную веру. Про мучеников, которых Иоанн увидел на Небесах, говорится: Они победили его (диавола. – прот. К.П.) кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти (Откр. 12, 11). И далее после этого говорится, что диавол, видя, что омытые Кровью Христа люди получают стимул к праведной, благодатной жизни, совершенно озлобился: Итак, веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени (Откр. 12, 12).

Подведя итог пониманию Искупления, описанному в Откровении Иоанна Богослова, мы можем сказать, что здесь алгоритм Искупления, как например у Ап. Павла, не дан. Возможно, что идея того, что мы искуплены через Смерть Христову, настолько укоренилась к концу 1-го столетия, что автор Апокалипсиса считает излишним на этом подробно останавливаться. Кровь Агнца искупляет – этого достаточно, чтобы сказать то, что все и так понимают.

Если говорить об акцентах, которые делает автор, то это, как было указано выше идея, что Крест привел к Воскресению, а значит прославлению и власти Иисуса над Вселенной. И второе, что искупленные люди земли, получившие прощение грехов и надежду на Вечную Жизнь, имеют теперь доступ к Богу! Мир сей, который контролируется сатаною, агрессивно будет пытаться помешать христианам достичь Спасения. Но христиане не боятся самых лютых преследований. Живы они или уже преставились (пере-ставились на Небеса) – Они поют гимн Богу Отцу и Агнцу Спасителю.

Искупительная Крестная Смерть Христова в понимании авторов Нового Завета. Итоги

Итак, мы видим, что новозаветные авторы предлагают массу интересных решений вопроса, почему Смерть Христова оказывается для людей Искупительной. Естественно, что объявить Крестную Смерть кульминацией служения Христа было не их идеей, а мыслью Самого Христа. Христос сказал: На сей час Я и пришел (Ин. 12, 27), но Он не разъяснил, каким образом и почему Его смерть необходима и почему она несет Спасение. Базовой подсказкой здесь были ссылки Иисуса на пророчество Исаии. Читая это пророчество и размышляя над ним, первые христиане сами должны были делать какие-то умозаключения.

И на самом деле, как мы видели, они потрудились.

После всего вышесказанного нетрудно понять, какая магистральная, основная мысль связана с учением о Смерти Иисуса Христа.

Если учитывать пророчество Исаии, которое все авторы Нового Завета имели в виду, то мы получаем следующее:

Иисус есть Посланник, Раб Божий, смерть которого, как смерть Жертвенного агнца, несет людям прощение грехов и восстановление утерянной связи с Богом. Сравнение Иисуса с Жертвенным агнцем принадлежит к такому пласту ритуальной лексики, который сегодня практически утратил свое значение. Но для людей той культуры, культуры жертвоприношений, это было очень актуально и понятно. Логика здесь такова: Человек виноват перед Богом: он пренебрег Его любовью, не соблюдает заповеди, разменял себя на большие и мелкие грехи. Но Бог хочет примирения. В знак Своего стремления к примирению, даже не ожидая такой готовности от людей, Господь Сам предлагает человеку Жертву. Это Искупительная Смерть Посланника Божия Иисуса Христа, Который становится своего рода Жертвенным Агнцем Божиим.

Итак, Жертва принесена, то есть, со Своей стороны Бог сделал все для примирения. Откликнется на это человек? Никакого принуждения нет, как нет и безличного всеобщего спасения. Каждый сам делает выбор – принять Жертву и примириться с Богом или отвергнуть эту Жертву и путь к примирению и продолжать оставаться в отдалении от Бога.

Вот это основная линия учения о значении Смерти Иисуса Христа. Нам, людям современной культуры, это странновато, нам сегодня гораздо больше сказал бы другой образ, из нашей жизни, например образ человека, который отдает в себя в руки террористов, захвативших заложников, в обмен на заложников. Но логика ситуаций будь то древняя, с жертвоприношениями, или современная, с террористами, – одна и та же: некто ради спасения других приносит себя в Жертву!

Высказав эту главную мысль, каждый из авторов может развивать ее так, как хочет. На примере авторов Нового Завета мы видели, как много интерпретаций существовало уже в 1-м веке. Все это совершенно допустимые вещи.

Давайте перенесемся в послеапостольский век и посмотрим, как учат о Смерти Христовой и Искуплении отцы 2-го века.

Искупительная Крестная Смерть Христова в понимании раннехристианских авторов

Преемниками авторов Нового Завета стали авторы 2-го века. Интересно посмотреть, какое место в их богословии уделено теме Смерти Христовой? Что она несет людям, почему была необходима? Какие новые грани в теме Искупительной Смерти Христовой увидели подвижники того времени?

Св. Климент Римский (ум. ок. 100 г.) пишет о том, что Смерть Христа – мощный стимул для всех нас обновиться и больше не грешить: «Обратим внимание на кровь Христа, – и увидим, как драгоценна пред Богом кровь Его, которая была пролита для нашего спасения, и всему миру принесла благодать покаяния» (1 Клим. 7, 4 сл.).

Св. Игнатий Богоносец (ум. ок. 107) упоминает о Кресте и Смерти Христовой не вообще, в отношении богословия Спасения, а в контексте разговора о предстоящем собственном мученичестве. Он говорит о том, что мученичество христианина – возможность уподобиться Христу: «Мой дух – в прах пред крестом, который для неверующих соблазн, а для нас спасение и вечная жизнь» (Игн. Ант. Еф. 18). «Его ищу, за нас умершего. Его желаю, за нас воскресшего. Я имею в виду выгоду: простите мне, братья! Не препятствуйте мне жить, не желайте мне умереть. Хочу быть Божиим: не отдавайте меня миру. Пустите меня к чистому свету: явившись туда, буду человеком Божиим. Дайте мне быть подражателем страданий Бога моего» (Игн. Ант. Рим. 6)

«Наша жизнь воссияла чрез Него и чрез смерть Его», – говорит св. Игнатий, а затем указывает на докетов (гностическое течение, отрицавшее реальные Страдания и Смерть Христа): «Некоторые и отвергают ее, но чрез ее тайну получили мы начало веры, и ради ее терпим, дабы быть учениками Иисуса Христа» (Игн. Ант. Магн. 9).

В Послании к Диогнету (1-я пол. 2-го века) мы читаем трогательные слова о Жертве Христовой, освободившей людей от грехов и открывшей перед людьми горизонты новой, праведной жизни:

«Впрочем, если Он попустил нам в прежнее время следовать по собственному нашему произволу беспорядочным страстям, увлекаться удовольствиями и похотьми, то не потому, чтобы Он увеселялся нашими грехами; Он только терпел это… Когда же исполнилась мера нашей неправды и совершенно обнаружилось, что в воздаяние за нее следует ожидать наказания и смерти, когда пришло время, в которое Бог по беспредельному человеколюбию и по единой любви Своей предположил явить наконец Свою благость и силу: тогда Он не возненавидел нас, не отверг, не вспомнил нашего зла, но с долготерпением снес его и Сам принял на Себя грехи наши. Он предал Сына Своего в искупление за нас, Святого за беззаконных, Невинного за виновных, Праведного за неправедных, Нетленного за тленных, Бессмертного за смертных.

Ибо что другое могло прикрыть грехи наши, как не Его праведность? Чрез кого мы беззаконные и нечестивые могли оправдаться, кроме Сына Божия? О сладостное изменение! О непостижимое строительство! о неожиданное благодеяние! Беззаконие многих покрывается одним Праведником, и праведность одного оправдывает многих беззаконников» (Послание к Диогнету, 9).

В документе того же времени (начало или середина 2-го века), Послание Варнавы, о Искупительной Смерти Христа говорится очень много: «Для того Господь предал тело Свое на смерть, чтобы мы получили отпущение грехов и освятились, – именно чрез окропление кровию Его. О нем написано иное для народа иудейского, а иное для нас. Относительно нас Писание так говорит: «Он язвлен был за беззакония наши и мучен был за грехи наши: кровию Его мы исцелели. Как овца, Он приведен на заклание, и как агнец пред стригущимего, не отверзал уст Своих» (Ис. 53, 5–7)» (Посл. Варн., 5). В 6-й и последующих главах своего сочинения автор приводит много примеров из Ветхого завета и иудейских обычаев, в которых прообразовывалась Искупительная Смерть Христа. Можно сказать, что Послание Варнавы в этом отношении очень близко к Посланию к Евреям.

Особое место в ранней святоотеческой литературе занимают творения св. Иустина Философа. Он много раз в своих творениях упоминает о Кресте и о Жертве Христовой. В ветхозаветных предписаниях о жертвах, св. Иустин видит прообразы Единой Истинной Жертвы Христовой.

В 95-й главе Диалога с Трифоном иудеем, св. Иустин говорит:

«По закону Моисееву весь род человеческий обретется подверженным проклятию. Ибо говорится: «проклят всякий, кто не пребывает во всем написанном в книге закона, чтобы исполнять это» (Втор. 27, 26). Никто вполне не исполнил всего – и вы не осмелились противоречить, – но одни более, а другие менее соблюли заповеди. Посему, если люди, сущие под этим законом, оказываются подверженными проклятию, потому что не исполнили всего, то не более ли подлежат проклятию все народы, виновные в идолопоклонстве, деторастлении и других пороках? Итак, если Отцу всего угодно было, чтобы Его Христос принял на Себя проклятия всех, за весь человеческий род, зная, что Он воскресит Его распятого и умершего, то для чего вы говорите, как о проклятом, о Том, Который по воле Отца захотел претерпеть это, а не оплакиваете скорее самих себя?

И пусть никто из вас не говорит: если Отец восхотел, чтобы он терпел это для того, чтобы язвою Его изменился род человеческий, то мы никакого не сделали зла. Если будете говорить так, раскаиваясь в грехах, признавая Его Христом и соблюдая заповеди Его, то, как я сказал, вам будет отпущение грехов. Но если проклинаете Его и верующих в Него, и когда есть возможность, убиваете их, то как же то, что вы возложили на Него свои руки, не взыщется с вас как людей нечестивых, грешных, совершенно жестокосердых и безумных».

Рассказав своему собеседнику, иудею Трифону, о Замысле Божием, восторжествовавшем во Христе, св. Иустин увещевает собеседника и его единоверцев иудеев: «Не говорите, братья, ничего худого на Того распятого и не ругайтесь над Его язвами, которыми могут все исцелиться, как и мы исцелились. Прекрасно было бы, если бы вы поверили Писаниям и приняли обрезание жестокосердия вашего, а не то, которое имеете по утвердившемуся в вас мнению, потому что ваше обрезание было дано, как знак, а не как дело праведности, в чем убеждают нас Писания. Согласитесь с нами, не издевайтесь над Сыном Божиим и не ругайтесь, последуя наставникам вашим фарисеям, над Царем Израилевым, как начальники ваших синагог учат вас делать после молитвы» (Диалог. Гл. 137).

Еще у св. Иустина есть размышления о том, что Крест Христов и Смерть Христа наносят поражение диаволу и бесовскому царству. Но механизм того, каким образом Смерть Христова низвергает сатану, св. Иустином не прояснена.

Искупление в понимании современного православного богословия

Итак, мы видим, что первохристиане придавали теме Смерти Христовой большое значение. В основе всего лежало твердое, как фундамент, убеждение, что Христос умер, по Замыслу Божию, для того, чтобы Своей Смертью как Жертвенный Агнец искупить людей от грехов. Искупление произошло, прощение предложено, и всякий, кто ответит Богу из глубины своей свободы да, приобщается к новой жизни и, в перспективе вечности, – к Спасению.

Кроме этой, магистральной мысли, разные авторы считали совершенно нормальным предлагать другие гипотезы и интерпретации.

Шло время. Христианское богословие развивалось. Углублялось понимание того, Кто Такой Иисус Христос и каков «механизм» Искупления. Вместе с тем, Крест Христов стал рассматриваться не изолированно, не сам по себе, а в связи с Воскресением Христовым в более широком смысле – в связи с исцелением человеческой природы, которое совершил Христос. Укажем основные моменты православного понимания Крестной Смерти и Искупления:

1

Человек был создан для нетления и призван к общению с Богом. Сам человек, кстати, при творении не был бессмертным, но он был открыт как для бессмертия, так и для смертности. Своим послушанием Богу человек актуализировал бы бессмертие, своим протестом против Бога и автономизацией, обрел бы смертность. Человек выбрал последнее и стал смертным. Эта драма, о которой повествует Библия в самом начале, называется Грехопадением.

2

В Грехопадении человеческая природа повредилась. «В отделении и отдалении от Бога человеческая природа расшатывается, разлаживается, разлагается. Самый состав человеческий оказывается нестойким и непрочным. Связь души и тела становится неустойчивой. Тело превращается в темницу и гробницу души… Разлучение души и тела, слабо скрепленных друг с другом, становится неизбежным…» (прот. Г. Флоровский).

Человек в Грехопадении стал смертен и действительно умирает.

3

Надо сказать, что Грехопадение повредило не только человеку, но явилось катастрофой для космоса и всего творения. Человек есть «малый космос», в нем «соединяется всякий род жизни» (св. Григорий Нисский) — в нем, и только в нем, весь мир соприкасается с Богом. И потому отступление человека отчуждает от Бога всю тварь, опустошает ее, как бы ее обезбоживает. Грехопадение человека расшатывает космический лад и строй. Грех есть нестроение, разлад, беззаконие… И потому, по образному выражению одного церковного песнопения, «солнце лучи скры, луна со звездами в кровь преложися, холмы встрепеташа, егда рай заключися» [9].

4

Человек и весь мир невыразимо страдают в таком падшем состоянии, и Господь предпринимает, прежде исполнения полноты времен, дело Спасения человека. Для этого Господь посылает Сына в мир и Тот принимает на Себя полноту человеческой природы.

«Вся жизнь Спасителя была единым подвигом страждующей любви. Вся жизнь Его была крестоношением. Но страдание еще не весь Крест… И Крест больше, чем страждующее Добро… Жертва Христова не исчерпывается послушанием, долготерпением, состраданием, всепрощением. Нельзя разрывать на части единое искупительное дело Христово. Земная жизнь Спасителя есть единое органическое целое, и не следует связывать его искупительный подвиг с одним каким-либо отдельным ее моментом. Однако вершина этой жизни — в крестной смерти, о чем прямо свидетельствовал Господь, говоря: Я пришел на час сей (Ин. 12, 27)» (прот. Г. Флоровский).

5

Итак, кульминация подвига Спасения человечества и мира – Крест Христов. Каким образом, по мысли православного богословия, совершилась эта Тайна Искупления?

А таким, что Христос принял на Себя грехи всего мира. Когда говорим принял, имеем в виду, что действительно принял, взял их на Себя, как безмерный, непосильный никому из смертных груз.

В. Н. Лосский предлагает, например, следующий аргумент, показывающий не символичность, но реальность такого взятия грехов мира: «Слово благоразумного разбойника… мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал — приобретает онтологическое значение. И благоразумный разбойник умирает легче, чем Христос. Христос же, когда Он соглашается принять ужасное последствие греха, когда в последних глубинах Своего нисхождения… Он познает смерть, видит, как обоженный человек противится в Нем этому «противоприродному» проклятию. И когда собственная воля Слова, то есть Его человеческое естество, подчиняется, оно познает несказанный ужас перед смертью, ибо она Ему чужда. Один только Христос познал, что такое подлинная смерть, потому что Его обоженное человечество не должно было умирать».

6

Христос не должен был умереть, потому что был непричастен первородному греху и не был подвержен, как все люди, смертности. Но он предал Себя в руки злодеев и добровольно дал Себя убить. Себя дал убить – Бессмертный! И сделал Он это как Жертвенный Агнец, которого приносили в Жертву, оставляя жить грешника.

Итак, самый главный смысл Крестной Смерти Христовой – принесение Себя в Жертву за грехи всего падшего человечества.

7

Но это еще не все, ведь мы выше сказали, что православное богословие не любит отделять Крест и плоды Искупления, которые он принес, от других спасительных действий Христа. И следующее такое действо – Воскресение Иисуса Христа из мертвых (есть еще большая тема в богословии – Сошествие Христа во ад и выведение оттуда всех от века почивших праведников, но мы говорить об этом сейчас не будем).

Воскресение Христа из мертвых! Человеческая природа, воспринятая Им, подверглась радикальному исцелению, даже можно сказать, новой эволюции, дошла до состояния Нового века, Царствия Божьего. Богочеловек Своею Смертью стирает силу и власть смерти; Его Гроб становится источником нашего воскресения, потому что Он смертию смерть разруши.

7-б

Не переходя к следующему пункту нашего рассказа, я хотел бы напомнить одну интересную и оригинальную мысль православного богословия. В этом пункте, можно даже сказать, православное богословие… противоречит Священному Писанию. Согласно Писанию – Бог Отец воскресил Иисуса из мертвых. Согласно развитой христологии (учению о природе Иисуса Христа), Сам Иисус в Себе имел потенциал для этого животворного действа.

Причина в том, что во Иисусе Христе человеческие тело и душа (из которых, согласно традиционному православному богословию, состоит человек), были соединены с Божеством. И когда Христос умер на Кресте, разлучившиеся в Смерти Его душа и тело все равно остались соединенными с Божеством Его Богочеловеческой Ипостаси. Это Смерть нетленная; в ней неминуемо должны были победиться тление и смерть: смерти было невозможно удержать Его (Деян. 2, 24).

8

Хорошо, Иисус Христос в Себе Самом приобрел эту победу, но какое отношение все это имеет к нам?

Непосредственное! Иисус Христос – не частный человек, но Богочеловек. И то, что Он принял на Себя человеческую природу, а потом Воскресил и обожил ее, касается не только Его личной природы, но всей человеческой природы, с которой Он был связан. Плоды Спасения, открывшегося в Воскресении Христовом, усваиваются каждому.

Отменено «осуждение смерти», – как выражался святитель Афанасий Великий. «С прекращением и уничтожением тления благодатию воскресения мы разрешаемся от тела уже только на время, по причине смертности тела. Наподобие семян, ввергаемых в землю, мы не погибнем, разрешаясь, но посеянные воскреснем – потому что смерть упразднена по благодати Спасителя».

Здесь мы касаемся одного сложного пункта православной веры: кому из людей усваиваются плоды Искупления и Спасения, совершившегося с человеческой природой во Христе? Только христианам, которые соединятся со Христом через Крещение и будут поддерживать и развивать это единство причастием Его Телу и Крови? Или всем людям?

У прот. Георгия Флоровского, являвшегося абсолютно адекватным выразителем святоотеческого богословия, читаем: Человеческое «естество врачуется и исцеляется непреложно, силою вседейственной милости Божией. Можно сказать – неким «насилием благодати». Во Христе все естество человеческое исцеляется всецело и во всем своем объеме – исцеляется от неполноты и смертности. Это восстановление полноты откроется во всеобщем воскресении – в воскресении всех: и добрых, и злых… По естеству никто не изъят из-под царственной власти Христовой, никто не отчуждается от силы воскресения…»

Далее отец Георгий говорит, что воскреснут-то все, но одни для Славы, а другие – на муку.

Христос, по словам греческого богослова Христоса Янараса, реализовал «навязанную человеческой природе грехом всеобщую неизбежность смерти в столь же всеобщую возможность причастия к нетленному и бессмертному образу бытия».

Субъективные критические замечания…

Если сравнить ту часть нашей работы, где мы говорили о учении авторов Нового Завета и авторов 2-го столетия о Искупительной Смерти Христа, с той частью, где я знакомлю вас со мнением святых отцов и богословов следующих веков, то невозможно не заметить: православные мыслители не боялись в своем богословствовании идти вперед. И это очень хорошо. Невозможно не заметить и другое: христианские мыслители в каких-то пунктах смело шагнули в сторону с колеи библейского богословия. Я бы не сказал, что это плохо – в конце концов, Дух Святой всегда, во все столетия, наполняет Церковь, и живое богословское развитие – не просто естественный, а необходимый процесс; духоносные авторы 20-го века не менее благодатны, нежели авторы 2-го века. Однако остаются вопросы, которые остаются, для меня лично, с повестки не снятыми.

Например: В последнем, 8-м, пункте я привел традиционное православное мнение относительно того, на всех ли людей распространяется Искупление и Спасение, а именно радикальное исцеление человеческой природы, отныне чуждой тления? Православное богословие отвечает, что да, на всех. Но, например, Апостол Павел и другие новозаветные авторы, а также авторы 2-го века были иного мнения. Для них возможность воскресения – коренится не в общем исцелении человеческой природы, а исключительно в любви Божией, которая уже сейчас преображает человека и потом вызовет к новой славной жизни тех, кто был верен Христу. Воскресение мертвых – это не, так сказать, закон природы, а суверенное право Отца Небесного. Возможно, Он воззовет к воскресению и всех, и потом часть будет осуждена, но люди воскресают не потому, что такова их природа, а потому, что такова воля Божия о каждом из них. Идея о том, что каким-то образом, благодаря Смерти и Воскресению Христову, автоматически исцеляется человеческая природа всех людей мира, это красивая идея, но к Священному Писанию и мысли первохристианских авторов она не имеет никакого отношения.

Кстати, а почему люди все должны быть бессмертными? Библейское богословие ничего не знает о бессмертной субстанции, называемой нами душа. Это античное понятие, заимствованное отцами Церкви и нашедшее свое место, подобно элементу гигантской мозаики, в картине систематического богословия, наряду с некоторыми иными, вошедшими туда платоническими, неоплатоническими, аристотелевскими и проч. идеями. Библия ничего не знает о душе, но говорит о жизни, которую дает или забирает Бог. Понятно, что вместе с этой жизнью в посмертье могут последовать и то, что составляло «багаж» жизни: ядро человеческой личности, воля и историческая память. Но опять же, проблема души, если мы будем учитывать библейское богословие, все же не решена.

Еще один вопрос, который ставится перед богословием, если, только оно не хочет остаться далеко позади современной науки:

В прежнее время считалось (и у Ап. Павла, и у святых отцов), что с грехом человека в мир вошла смертность. Однако очевидно, что рассказ книги Бытие (достаточно поздний), в любом случае, является документом своего времени и представлений. В отношении реального человека, какого мы знаем из раскопок, из находок, нельзя сказать, что когда-то человек был бессмертным и потом приобрел смертность. Нельзя этого сказать исходя из анатомии человека, которая тоже не предполагает бессмертия. Как отмечает современный богослов: «Если же рискнуть на новую интерпретацию, которая бы учла результаты современных научных изысканий, согласно которым человек безусловно смертен, то можно было бы сказать: без грехопадения смерть, наверное, не пугала бы человека и переживалась бы им как надежный переход твари в Славу Божию» (Штубенраух Б.).

Современное богословие, сосредоточившееся на теме значения победы смерти для всего человеческого рода, тоже этот момент не учитывает.

 

Примечания

[1] Жертва приносилась не только в знак раскаяния в содеянном или в знак очищения от нечистоты, но и в знак благодарности за какое-то счастливое событие.

[2] Похожее слово (антилитрон) – в 1 Тим. 2, 6.

[3] Может быть, Христос это и имел в виду, но едва ли это имели в виду Евангелисты Марк и Матфей, потому что они верили, что Второе Пришествие наступит скоро.

[4] В Синодальном переводе душу, но в оригинале именно жизнь.

[5] Хотя Марк приводит и конкретные пророчества, например: Зах. 13, 7 цитируется в Мк. 14, 27.

[6] В свое время речи за Апостолами никто не записывал. Но Предание Церкви сохранило идеи и учение Апостольских речей. Впоследствии Лука, используя эти материалы, составил речи, которые в книге Деяний вложил в уста Апостолов.

[7] Это уникальное повеление мы встречаем только у Луки: «Говорил же ко всем: Если кто желает за Мной идти, пусть отвергнется от самого себя и пусть берет крест его каждый день и пусть следует за Мной» (Лк. 9, 23). Таков точный перевод. У нас, в Синодальном переводе, каждый день опущено. Наш перевод звучит так: «Ко всем же сказал: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк. 9, 23).
Оригинал, конечно, гораздо глубже, чем наш перевод. В оригинале мысль Христа звучит так: последователь Иисуса должен ежедневно принимать на себя подвиг верности Богу и терпения в испытаниях.

[8] В греч. Эго эми – Я есмь, это формула Богооткровения. Так назвал себя Бог, открывшийся Моисею в Неопалимой купине (см.: Исх. 3, 14).

[9] В Неделю сыропустную, на литии.

  виньетка  
Рейтинг@Mail.ru Карта сайта Обратная связь
Разделы портала