Пустят ли в православный храм собаку-поводыря?

прот. Нико­лай Еме­лья­нов,
клирик храма Свя­ти­теля Нико­лая в Куз­нец­кой сло­боде,
про­рек­тор Бого­слов­ского инсти­тута при ПСТГУ

Вопрос свя­щен­нику:

В Церкви собаку счи­тают живот­ным «нечи­стым». А если это собака-пово­дырь? Сде­лает ли Цер­ковь исклю­че­ние?

Ответ:

— Так устро­ено совре­мен­ное обще­ство – обще­ство модерна, что любое огра­ни­че­ние, осо­бенно если оно свя­зано с тра­ди­цией, вос­при­ни­ма­ется, как нечто бес­смыс­лен­ное, вред­ное, уста­ре­лое и огра­ни­чи­ва­ю­щее сво­боду чело­века.

Эта пози­ция неиз­бежно ока­зы­вает на нас вли­я­ние, часто совер­шенно неосо­зна­ва­е­мое. Причем зача­стую само огра­ни­че­ние не имеет суще­ствен­ного вли­я­ния на нашу реаль­ную жизнь и на прак­тике легко раз­ре­ша­ется. Но нас раз­дра­жает сам факт этого огра­ни­че­ния, нам хочется посту­пить вопреки, нам начи­нает казаться, что именно это огра­ни­че­ние и мешает добиться цели, а не что-то другое.

Поэтому попытка обсуж­дать каноны и пра­вила о том, что соба­кам нельзя захо­дить в храм, заве­домо обре­чена на неудачу. Да, я мог бы ска­зать, что почему-то собака в Свя­щен­ном Писа­нии — образ отри­ца­тель­ный, что Гос­подь гово­рит: «не давайте свя­тыни псам» (Мф.7:6), что слово «пес» счи­та­лось у изра­иль­тян оскор­би­тель­ным (1Цар.24:15 и др.) и что Сам Гос­подь срав­ни­вает языч­ни­ков с псами в раз­го­воре с хана­не­ян­кой (Мф.15:26).

Все это при том, что вообще-то бого­из­бран­ный народ зани­мался ско­то­вод­ством и собаки ему были нужны, о чем также ска­зано в Свя­щен­ном Писа­нии (Ис.56:10). В том же раз­го­воре с хана­не­ян­кой име­лась ввиду домаш­няя собака, раз она нахо­ди­лась под столом у своих хозяев.

Иногда пыта­ются трак­то­вать образ собак из притчи о богаче и Лазаре в каком-то сен­ти­мен­таль­ном духе, как соба­чек, пожа­лев­ших бед­ного Лазаря, кото­рого не пожа­лели люди. На самом-то деле собаки в этой притче упо­ми­на­ются по совер­шенно иной при­чине. Они счи­та­лись пожи­ра­те­лями мерт­ве­чины (3Цар.14:11), поэтому, когда они лижут стру­пья Лазаря, име­ется ввиду только одно – что он был почти мертв.

Есть и кано­ни­че­ские пра­вила, каса­ю­щи­еся живот­ных. 88 канон Шестого Все­лен­ского Собора (VII) прямо гово­рит, что ника­кое живот­ное нельзя вво­дить в храм, кроме ситу­а­ций, свя­зан­ных с прямой угро­зой жизни для чело­века. Оче­видно, что обсуж­да­е­мая ситу­а­ция с соба­кой-пово­ды­рем ника­кой угрозы жизни не пред­по­ла­гает.

Одно­вре­менно всем известно, что то же 88 пра­вило о запре­ще­нии вво­дить в храм живот­ных… посто­янно нару­ша­ется. Повсе­местно, осо­бенно на селе, в церк­вях спо­койно раз­гу­ли­вают коты. Объ­яс­не­ние этому факту чисто праг­ма­ти­че­ское – чтобы мыши цер­ков­ные книги не поели! Вместе с тем, это оче­вид­ное нару­ше­ние канона и вроде бы суще­ствен­ное. Ведь если кот убьет в алтаре мышь, то про­льется кровь и храм надо будет заново освя­щать.

Но вся эта аргу­мен­та­ция обычно очень неубе­ди­тельна для совре­мен­ного чело­века, дале­кого от живот­ного мира в его реаль­ном, а не деко­ра­тив­ном выра­же­нии. Тем более не будут убе­ди­тельны какие-то каноны. Уж про них-то всегда можно смело ска­зать, что они уста­рели! Так устро­ено обще­ство модерна – в нем все и всегда по опре­де­ле­нию уста­рело.

Конечно, цер­ков­ный взгляд на про­блему другой. Цер­ковь всегда предо­сте­ре­гает от сте­рео­ти­пи­за­ции мыш­ле­ния. Какой бы она ни была – кон­сер­ва­тив­ной, модер­нист­ской, пост­мо­дер­нист­ской, либе­раль­ной и какой хотите еще. Поэтому и все эти древ­ние пра­вила Цер­ковь часто хранит вопреки нашему дет­скому стрем­ле­нию их сло­мать или даже вопреки их пря­мому нару­ше­нию.

Вопрос в том, что это значит: хра­нить эти древ­ние пра­вила?

В Церкви нико­гда и ничего не дела­ется ради того, чтобы просто соблю­сти какую-то фор­маль­ную внеш­нюю норму. Цер­ков­ная жизнь очень праг­ма­тична. Если какие-то ее формы помо­гают чело­веку жить духов­ной жизнью, то Цер­ковь их и исполь­зует, не думая о том, что они очень древ­ние. Если эти пра­вила мешают, то Цер­ковь всегда ука­зы­вает какой-то иной способ жизни, причем не только когда они древ­ние, но даже если самые-самые супер­со­вре­мен­ные, про­ду­ман­ные и обос­но­ван­ные науч­ным обра­зом пра­вила, а иногда даже какой-нибудь очень важный доку­мент.

Как же в этой ситу­а­ции посту­пить с соба­кой?

Мне кажется, это проще всего обсуж­дать на при­ме­рах. Недавно в интер­нете стала очень обсуж­да­е­мой тро­га­тель­ная исто­рия, слу­чив­ша­яся в одной ита­льян­ской деревне, где после смерти хозяйки ее собака про­дол­жала каждый день при­хо­дить на мессу. Заметка была мно­го­кратно пере­опуб­ли­ко­вана в соци­аль­ных сетях и полу­чила массу ком­мен­та­риев.

Во-первых, едва ли не подав­ля­ю­щее боль­шин­ство этих ком­мен­та­риев было о том, насколько собаки лучше людей. Вот тут я хочу сразу ого­во­риться, что такого отно­ше­ния Цер­ковь нико­гда не допу­стит даже в шутку. Я попро­бую объ­яс­нить, почему ситу­а­ция с соба­кой-пово­ды­рем в храме тоже может ока­заться неле­пым про­дол­же­нием подоб­ных рас­суж­де­ний.

Во-вторых, во многих ком­мен­та­риях скво­зило наше обыч­ное скеп­ти­че­ски снис­хо­ди­тель­ное отно­ше­ние к «домо­ро­щен­ному» Пра­во­сла­вию в срав­не­нии с «евро­пей­ским» Като­ли­циз­мом (ведь пра­вило 88‑е Шестого все­лен­ского собора Цер­ковь при­ни­мала еще до ее раз­де­ле­ния). Мы начи­наем думать: «Вот, там-то конечно раз­ре­шили, а у нас-то сразу бы: «нет такого пра­вила, чтоб с соба­ками пус­кать!» В нашей Церкви если какой канон сочи­нили, так даже если он морально уста­рел, отме­нять не станут, раз «пра­вило» такое!»

Чтобы попы­таться разо­браться с этой ситу­а­цией, хочу сперва сде­лать две ого­ворки. Во-первых, в заметке речь идет о малень­кой дере­вушке, где все друг друга знают, у всех есть собаки, храм боль­шой, при­хо­жан мало, собаке легко спря­таться под ска­мьей. Это значит, что собака никому не мешает и никого не испу­гает.

Во-вторых, поскольку заметка появи­лась на като­ли­че­ском ресурсе, то там, конечно, сде­лана очень важная ого­ворка. Эта дама – хозяйка собаки, спе­ци­ально про­сила бла­го­сло­ве­ния у свя­щен­ника, чтобы он раз­ре­шил брать собаку с собой. И он посчи­тал, что раз­ре­шить будет пра­вильно. В данной исто­рии эти два фак­тора мне кажутся опре­де­ля­ю­щими и делают эту исто­рию для меня хоть чуть-чуть при­ем­ле­мой. Потому что на самом деле исто­рия эта мне кажется ужас­ной.

Я не буду объ­яс­нять, почему мне не нра­вится эта исто­рия: я не был в этой деревне, и, навер­ное, мест­ный батюшка лучше меня знал, что делал. Я попы­та­юсь отве­тить на глав­ный вопрос: что делать, если в храм пришел слепой чело­век (сейчас надо гово­рить сла­бо­ви­дя­щий, ведь слепой в инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ском обще­стве – это нето­ле­рантно!) с соба­кой-пово­ды­рем.

У меня ответ одно­знач­ный: я не могу пустить собаку-пово­дыря в храм. Там полно детей, а роди­тели сейчас всего боятся, да и взрос­лые многие боятся собак. Все по-раз­ному на них реа­ги­руют, да и собака, даже самая вос­пи­тан­ная, может пове­сти себя неадек­ватно и про­изой­дет какое-нибудь кощун­ство со свя­ты­ней.

Поэтому мне кажется, что это хорошо – что собаке нельзя в храм. Это очень хорошо и для сле­пого чело­века, да и для всего при­хода тоже!

И вот почему: я, если увижу собаку-пово­дыря в цер­ков­ной ограде, конечно, попы­та­юсь вме­шаться, но уверяю вас, что в любом храме, где есть живая цер­ков­ная община, я этого сде­лать не успею. К собаке сразу же под­бе­жит сторож и спро­сит хозя­ина: куда можно устро­ить собаку и как за ней сле­дить? А потом к сле­пому чело­веку подой­дет несколько при­хо­жан и спро­сят: как его зовут, как зовут его собаку, под­ве­сти ли его к свя­щен­нику, ска­зать ли, где какие иконы, нужна ли ему какая-то помощь в храме, и, конечно, можно-ли ребенку погла­дить собаку?

Если он будет ходить посто­янно, то это совсем хорошо. Все дети будут знать, что этому чело­веку нужно помочь, что нужно поса­дить его на спе­ци­аль­ное место, под­ве­сти к при­ча­стию и к испо­веди, а во время длин­ной службы будет повод выйти пере­дох­нуть, потому что «надо сле­дить на дворе за соба­кой». И чело­веку при­дется с людьми общаться: ведь собаке в храм нельзя, у нас такое Пра­во­сла­вие «дре­му­чее»!

Мне так жаль ту бедную ита­льянку, совсем не старую – ей было 57, у кото­рой не нашлось ни родных, ни друзей, с кото­рыми она могла бы ходить в храм каждый день, спо­койно остав­ляя свою собаку дома. Где же были ее соседки?

Потому что в храм Божий чело­века надо ввести за руку, а не за пово­док. Это должен пони­мать самый малень­кий ребе­нок среди при­хо­жан. А слепой чело­век должен почув­ство­вать себя в храме зрячим, он должен понять, что здесь ему ника­кая собака уже и не обя­за­тельна, он здесь не одинок!

Милосердие.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки