Для просмотра без рекламы используйте Adblock Plus
Добавлено в рубрику: Кинолекторий
Система Orphus

Кино и Мiръ. Фильм «Мусульманин»

Рейтинг публикации:
(29 голосов: 4.48 из 5)

Особое мнение на тему мирового кинематографа доктора богословия, кандидата философских наук, профессора Санкт-Петербургской Православной Духовной Академии протоиерея Георгия Митрофанова.

Фильм «Мусульманин» / A Moslem (1995)
Режиссер: Владимир Хотиненко

Расшифровка лекции

Вот уже более четверти века в нашей стране вопрос о духовном возрождении ее, о Русской Православной Церкви и месте ее в духовном возрождении России звучит из разных уст и на разные лады. Даются разного рода ответы, причём проходит время, и как представители Церкви, так и представители нашей культуры возвращаются к этой теме. Но до сего времени фильмом, наиболее глубоко и вдумчиво попытавшимся осветить эту тему — тему наличия у нас православного возрождения, остается фильм Владимира Хотиненко и сценариста Валерия Золотухина «Мусульманин». Фильм, снятый более 20 лет назад в 1995 году и поначалу кем-то незамеченный, а представителями православной общественности нередко встречавшийся враждебно, этот фильм как будто отошел на второй план. Но вот проходили годы и актуальность его для тех, кто серьезно размышлял о духовной жизни нашего общества, становилась всё больше и больше. Да, со временем появится фильм «Остров» режиссера Павла Лунгина, тот же самый Владимир Хотиненко снимет фильм «Поп», но фильм «Мусульманин», на мой взгляд, продолжает оставаться наиболее глубоким и наиболее тревожащим сознание православного христианина произведением искусства. Увы, этот фильм оказался грозным предупреждением — прежде всего нам, православным христианам, отех серьезных трудностях, которые будут вставать перед нами по мере того как будет развиваться церковная жизнь на рубеже ХХ-ХХIвеков в нашей стране.

Но обратимся к этому фильму. Начинается фильм с того, что мы видим священника. Должен сказать, что это, пожалуй, один из наиболее удачных образов священника, появившихся на нашем экране за все эти годы. Мы видим священника молодого, вдохновенно поющего кондак «Взбранной Воеводе», идущего на фоне прекрасной рязанской природы по полю. Он очень естественен и органичен. Кажется, не было кровавого ХХ века, почти уничтожившего церковную жизнь в нашей стране. Кажется, вот этот священник через ХХ век прошел так вот вдохновенно и радостно. Мы смотрим этот кадр, с которого начинается фильм, проникаемся каким-то внутренним убеждением, что это начало нашего возрождения. Но в этом же кадре возникает одна деталь. Вообще этот фильм примечателен тем, что режиссер очень тонко дает нам почувствовать, на таких полутонах играя, сложность и противоречивость нашей духовной жизни. Мы видим этого священника в полном одиночестве. Ну, может же быть такое, чтобы священник оказался один в чистом поле? Конечно, да. Но то одиночество, которое мы видим в первом кадре фильма, оказывается чем-то бóльшим. А затем мрачная заставка черная, на которой зеленым шрифтом выведено слово «Мусульманин», и жуткий, бессмысленно завершившийся очередной день советского человека, в пьяном сне забывшегося под аккомпанемент вечернего выпуска «Вестей». И женщина — мать главного героя-блистательнейшая роль Нины Усатовой. Роль, с которой, по ее собственным словам, началось ее вхождение в церковную жизнь.

Так перед нами открывается история русской деревни. На самом деле, поразительно верно снятая в этом фильме русская деревня приобретает гораздо больший смысл. Это не просто русская деревня — это Россия. Россия начала 90-х годов, в которую возвращается чудесным почти что образом спасшийся 7 лет назад в Афганистане Коля Иванов, принявший в афганском плену ислам. Надо сказать, что такая поверхностная и негативная реакция на этот фильм часто формулировалась в эти годы словами: что же это за фильм – антиправославный, антирусский, в котором мусульманин показан лучше, чем русский и православный. Я вспоминаю кинолекцию по этому фильму, которую я читал на этих Рождественских чтениях в Москве в ВЦСе многим представителям провинциальных приходских школ, катехизаторам, которые, посмотрев мой комментарий, прослушав мой комментарий, сказали: «ну, теперь-то мы поняли, что этот фильм вообще-то не про мусульманина, а про Россию». Про религиозного взыскующего русского юношу, которому не довелось в своей родной русской деревне, в которой он прожил до 18 лет своей жизни, встретить просто верующих людей, верующих христиан. И первых верующих, которых он встретил — этими верующими оказались афганские мусульмане. Но религиозно взыскующий юноша после этой первой встречи с действительно религиозными принял именно ту религию, которая предстала перед ним живо, ясно и убедительно.

И вот с этой новообретённой верой он возвращается в родную, русскую, кажется, уже православную, деревню. Но именно кажется, что православную. В ней есть восстановленный храм, в котором служит вот этот замечательный молодой священник. В нём даже есть прихожане — преимущественно прихожанки, ибо в этой деревне женщин естественно больше, чем мужчин, ибо многие мужчины, как его отец главного героя, умирают в раннем возрасте, не дожив даже до 40-50 лет, по пьяному делу часто налагая на себя руки. Да, в этой деревне есть прихожане в храме, но нет христиан, нет православных христиан. И по существу трагедия главного героя связана с тем, что вернувшись в родной деревне к любящей матери (это незаурядная, безусловно, личность — его мать!) он не обретает в этой деревне верующих людей. Кроме одного — это православный священник, которого он поначалу воспринимает именно как оппонента, и к которому мучительно и трудно идет на протяжении всего фильма, на встречу с которым идет на протяжении всего фильма.

Показательно, как в фильме представлено возвращение Коли Иванова в родную деревню. Его сопровождают многие из односельчан, когда он входит домой и обнимается с братом. Кажется, вот она — сохранившаяся русская деревня с ее общинностью, соборностью… Но ничего подобного не происходит. Мы слышим, как они, стоя в стороне, наблюдают, как братья обнимаются, целуются, комментируют это, как будто смотрят уже ставший составной частью их жизни сериал по телевизору. Люди отчуждены друг от друга. Отчуждены они друг от друга и на празднике, который устраивает мать главного героя, когда Коля возвращается домой. К удивлению своему, мы слышим, что поют они за столом уже советские песни — как будто традиционная русская песня уже неведома им самим. Выразителен крёстный Коли, тюбетейка на голове, привезённая ему Колей из Афганистана, символизирующая условный характер его восприемничества. Да, наша страна, в которой подавляющее большинство крестных никогда не исполняет своих восприемнических обязанностей — и неслучайно, что у этого псевдокрестного псевдокрестник принимает ислам. Выразителен глава местной администрации, появляющийся на этом празднике, произносящий речь, исполненную традиционного для советского руководителя презрения к людям и упоенностью властью. Только власть для него олицетворяет не партийный билет, а доллар, который он вынимает из своего кармана, в котором когда-то лежал другой символ его власти — партийный билет. Этот новый представитель власти расположен к другой любой религии, он выразительно говорит: «у нас свобода всех конфессий — хоть в Бога верь, хоть в черта – лишь бы государству вреда не было». И Коля остаётся здесь совершенно один — только мать, пытающаяся понять его внутреннюю трагедию.

Показательно, что жители деревни весьма критично воспринимают Колю. Не только потому, что он не пьет, много трудится, но и потому, что он мусульманин. И когда мать пытается объяснить им, что сын у неё хороший человек — говоря об этом, она вспоминает о медали, которую он должен получить, она слышит от своих подруг зловещие слова: «Медаль за плен». И вот здесь проступает самое главное. Колю отторгают эти пожилые ходящие храм женщины не потому, что он мусульманин, а потому, что он верующий, а они неверующие, они еще не православные.

Выразителен конфликт Коли с его братом. Это не просто пьяница и рецидивист — это настоящий народный нигилист, не принимающий веры своего брата — не потому, что это исламская вера, мусульманская вера, а потому, что эта вера — нечто высокое и духовное. Конфликт между братьями приводит мать главного героя к необходимости обратиться к священник. Так нередко бывает, когда к нам обращаются люди — не потому, что хотят обрести Христа, а потому, что хотят решить свои какие-то житейские проблемы. «Ты скажи что-нибудь, сделай что-нибудь батюшка, может быть, молитва какая-нибудь есть или заговор!» — говорит она, пытаясь прекратить конфликт своих сыновей. И вот после этой удивительной сцены (второй раз в данном случае священник появляется в фильме) мы видим, как эта женщина начинает прозревать, может быть, в самую трудную правду для любого человека. Она понимает, что сыновья ее такие сложные — один рецидивист и пьяница, а другой мусульманин, потому что чего-то в жизни не давала им она. «Пресвятая Богородица, прости мою душу грешную!» — говорит она, когда сыновья очередной раз пытаются убить друг друга. Вот с этого начинается христианство — когда человек, видя несовершенство мира, пытается понять собственную вину за это несовершенство, задать вопрос самому себе — в чём не прав, в чём грешен он.

На протяжении всего фильма главный герой, очевидно, идёт навстречу священнику, единственно близкому ему человеку в этой деревне. Но в конце фильма, когда он устремляется к нему, оставив свое исламское молитвенное правило, он встречает человека, который на протяжении всего фильма выслеживает его с намерением убить. Это бывший его замполит по Афганистану. И вот здесь, вот эта, очень в чём-то может быть, условная сцена разговора двух этих, в общем-то, еще молодых людей, открывает нам очень важную проблему. Действительно, чаявший обрести веру в Бога Коля, наконец, направился к православному священнику. Но на пути у него появляется человек. Принявший Крещение, он называет себя «крещеным замполитом». Читающий Библию, но очень избирательно воспринимающий ее. «Я согласен не судить, если расстреливать всех без суда и следствия», — говорит он. И вот этот человек, намеревавшийся еще недавно убить Колю вдруг предлагает ему, сохранив ему жизнь, перекреститься. Перекреститься просто ради него, для него, для себя — и сам при этом крестится левой рукой, как нередко в житиях святых крестятся воплощающиеся в людей бесы. Коля отказывается перекреститься для него, преклониться перед ним, и замполит, одержимый бесами, о которых он сам говорит — он говорит о самом, что он — «человек, у которого был один бес, он его покинул, а потом место осталось пусто в его душе, и он пришёл и привел семерых, злейших себя». Одержимый какой-то бесовской силой, он стреляет в Колю. И Коля гибнет на наших глазах, так и не дойдя до спасительной гавани — до Церкви. Вот это очень важный момент фильма, и сейчас он приобретает, увы, весьма актуальный — я бы даже сказал, зловещий оттенок, этот эпизод. Действительно, одной из главных опасностей на пути нашего подлинного церковного возрождения оказываются «крещеные замполиты», люди, которые хотят подменить Церковь Христову церковью антихриста, которые хотят подменить веру во Христа новой тоталитарной идеологией, замешанной на ненависти, нетерпимости и гордыни. Гордыни за самого себя, за свою страну, за свое государство. По существу перед нами новоязычество, рядящееся в православные одежды. И вот в 1995 году, изображая русскую деревню, фильм «Мусульманин» поставил серьезный и острый вопрос: а есть ли у нас религиозное возрождение и является ли это возрождение подлинно христианским, и в чём заключается главная опасность, одно из главных искушений на этом пути православного возрождения, а значит — преображения России — не в попытке ли подменить очередной раз веру во Христа верой в какого-то иного кумира, за которым всегда проступают зловещие тени антихриста?

Метки 0 6 860
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики
Всего записей: 1238
Аборты Ад Акафист Алкоголизм Ангелы Апокалипсис Аскетика Астрология Афон Бесы Библия Бог Богородица Богослужения Брак Валаам Великий Пост Вера Ветхий Завет Война Вопросы Всенощное бдение Государство Грехи Дети Добро Догматы Документальные фильмы Духовное чтение Евангелие Жизнь Здоровье Зло Иисус Христос Иконы Индуизм Искушения Ислам Исповедь История История Церкви Йога Канон Андрея Критского Катехизация Книги Колядки Крещение Литургия Любовь Медицина Милосердие Миссионерство Молитвы Монашество Музыка Мультфильм Наука Новый Завет Оглашение Оккультизм Оптина Пустынь Ответы Паломничество Пасха Патриарх Пороки Пост Православие Праздники Причастие Проповедь Психология Религии Религия Рождество Христово Святые Святыни Священники Секты Семья Серафим Саровский Сергий Радонежский Смерть Смысл жизни Спасение Старцы Страсти Страстная Суеверия Таинства Фильмы Христианство Христос Художественное кино Церковнославянский Церковь Человек Чудо Язычество рай
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес:

Самое популярное (просмотров)
Последние комментарии

Игорь: Замечательный фильм и замечательный герой!!! Побольше таких подвижников!!!

Елена: Как узнать название песен, звучащих в фильме?  

Александр: Побольше таких фильмов и жизнь была бы другая.

Сергий: Огромное спасибо, фильм очень хороший Божей помощи всем и Слава Господу нашему Иисусу Христу  

Елена: Спаси Господи! Фильм замечательный, посмотрели вместе с сыном. Надеюсь, что просмотр не пройдет даром. Слава Богу за все!

Таня: Матушка Сепфора, моли Бога о нас! Благо-Дарю!

Людмила: Хороший фильм ,- редкость для нашего времени. Спасибо всем его создателям и участникам. Спаси нас Господь.

Фотиния: Спаси Господь всех, принимавших участие в создании фильма! Огромное вам спасибо!

Ольга: Много сентиментальности. Слезы у зрителей вызывает сентиментальность. Люди, начинающие семейную жизнь, могут сделать неправильные выводы о т …

Юлия: Я хочу рассказать трагическую историю своей жизни-это один из вариантов,как люди становятся экстрасенсами,сами того не понимая.Было мн …