Тайна смерти

(26 голосов4.7 из 5)

Рас­шиф­ров­ка видео

«Тай­на смер­ти» — видео­лек­ция пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка Оле­га Сте­ня­е­ва, подроб­но рас­ска­зы­ва­ю­щая о загроб­ной уча­сти души чело­ве­че­ской соглас­но с пре­да­ни­ем Пра­во­слав­ной Церк­ви. В бесе­де раз­би­ра­ют­ся и дру­гие кон­цеп­ции, гово­ря­щие о посмерт­ном состо­я­нии человека.

Сего­дня мы будем гово­рить о тайне смер­ти, о тайне загроб­ной жиз­ни и о тайне вос­кре­се­ния, и мы поста­ра­ем­ся вос­ста­но­вить ико­ну загроб­ной жиз­ни так, как пра­во­слав­ные наши пред­ки все­гда пони­ма­ли загроб­ную жизнь. Поэто­му мы отка­жем­ся от ново­мод­ных  каких-то тео­рий, кото­рые нам пред­ла­га­ют тео­ло­ги- рефор­ма­то­ры. Мы будем гово­рить о смер­ти, о загроб­ной уча­сти, о мытар­ствах так, как этот вопрос пони­ма­ли наши бла­го­че­сти­вые пред­ки. Преж­де все­го кос­нем­ся само­го тер­ми­на «мытар­ства», отку­да берет­ся этот тер­мин. Свя­той пер­во­вер­хов­ный апо­стол Павел в Посла­нии к Ефе­ся­нам (Еф.6:11-13) настав­ля­ет нас: «Обле­ки­тесь во все­ору­жие Божие, что­бы вам мож­но было стать про­тив коз­ней диа­воль­ских, пото­му что наша брань не про­тив кро­ви и пло­ти, но про­тив начальств, про­тив вла­стей, про­тив миро­пра­ви­те­лей тьмы века сего, про­тив духов зло­бы под­не­бес­ных. Для сего при­и­ми­те все­ору­жие Божие, дабы вы мог­ли про­ти­во­стать в день злой и, все пре­одо­лев, усто­ять.». «Днем злым» апо­стол Павел назы­ва­ет день смер­ти, когда душа отде­ля­ет­ся от тела и ока­зы­ва­ет­ся в окру­же­нии демо­нов, и начи­на­ет­ся брань на воз­ду­сях про­тив духов зло­бы под­не­бес­ной. Поче­му они назы­ва­ют­ся «духи зло­бы под­не­бес­ной»? Преж­де все­го пото­му что в Псал­ти­ри (Пс.113:24) ска­за­но: «Небо – небо Гос­по­ду, а зем­лю Он дал сынам чело­ве­че­ским.». Мы видим, что место для духов зло­бы под­не­бес­ной нет ни на небе, ни на зем­ле, они нахо­дят­ся как раз меж­ду небом и зем­лею. И когда древ­ние свя­тые отцы про­слав­ля­ли подвиг Иису­са Хри­ста на Гол­гоф­ском Кре­сте, то они гово­ри­ли что Хри­стос побе­дил гос­по­ди­на в его двор­це – что они име­ли в виду? Они име­ли в виду то, что Он умер на Кре­сте, Его сто­пы не каса­лись зем­ли, Он висел на Кре­сте меж­ду небом и зем­лею – а это про­стран­ство оби­та­ния духов, и Он на Кре­сте одо­лел дья­во­ла в его двор­це как раз под­не­бес­ной – жерт­ва при­но­си­лась на Гол­гоф­ском Кре­сте меж­ду небом и зем­лею. Небо – небо Гос­по­ду, а зем­лю Он дал сынам чело­ве­че­ским – а вот в про­стран­стве воз­душ­ном как раз и оби­та­ют эти духи.

Сей­час мы с вами будем гово­рить о зна­чи­мо­сти этой зем­ной жиз­ни. Я не ого­во­рил­ся. Вот эта зем­ная жизнь – она реша­ет все. Я про­чи­таю сло­ва свя­ти­те­ля Кли­мен­та Папы Рим­ско­го он пишет: «Итак пока­ем­ся, пока живем на зем­ле, ибо мы гли­на в руке худож­ни­ка. Когда гор­шеч­ник доде­ла­ет сосуд и он в руках его искри­вит­ся или рас­па­дет­ся, может опять вос­ста­но­вить его, а когда поспе­шит поста­вить его в горя­чую печь, тогда уже не помо­жет ему. Так и мы – пока еще живем в мире этом, долж­ны пока­ять­ся от все­го серд­ца в том зле, кото­рые мы сде­ла­ли во пло­ти, что­бы полу­чить от Гос­по­да спа­се­ние, доко­ле име­ем вре­мя пока­я­ния. И по отше­ствии нашем из мира мы уже не можем там испо­ве­дать­ся или пока­ять­ся». Труд­но недо­оце­нить зна­че­ние этой зем­ной жиз­ни: здесь реша­ет­ся все. Там, за гро­бом, чело­век не может уже ниче­го сам изме­нить в сво­ем состо­я­нии. Ему могут помочь молит­вы его род­ных и близ­ких, как вы зна­е­те, мерт­вый сам за себя молить­ся не может, он нуж­да­ет­ся в наших молит­вах, но сам чело­век уже ниче­го не может испра­вить. Пока­я­ния две­ри для него уже не отвер­сты с момен­та физи­че­ской смер­ти, когда душа отде­ля­ет­ся от тела, чело­век уже все – он ниче­го не может изме­нить. Это свя­за­но преж­де все­го с тем, что чело­век не есть толь­ко душа, но он есть еще и тело. Чело­век не есть толь­ко тело, но он есть еще и душа.

Свя­той Иустин Муче­ник пишет, что для греш­ни­ков было бы вели­ким бла­гом если бы со смер­тью физи­че­ско­го тела уми­ра­ла бы и душа. Это было бы вели­ким бла­гом для них, они бы тогда избе­жа­ли бы тех страш­ных веч­ных мук, кото­рые их ожи­да­ют. Свя­тые отцы пишут, что когда в огне будет мучить­ся чело­ве­че­ское тело и когда кожа вся сго­рит и плоть нач­нет отва­ли­вать­ся, сра­зу появит­ся дру­гая кожа и дру­гая плоть, и так будет без конца.

О мытар­ствах писа­ли очень мно­гие свя­тые отцы. Cвя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов при­во­дит 17 подоб­ных при­ме­ров из свя­то­оте­че­ских писа­ний и бого­слу­жеб­ных книг. 17 при­ме­ров – это и свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, это и свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий, это и свя­ти­тель Ефрем Сирин, Кирилл Иеру­са­лим­ский и мно­го дру­гих отцов. Поэто­му уче­ние о мытар­ствах мы можем назвать тем, что назы­ва­ет­ся в Церк­ви «согла­сие отцов». Согла­сие отцов — это не какие-то част­но­сти бого­слов­ские, тео­ло­гу­ме­ны – част­ное бого­слов­ское мне­ние, а серд­це­ви­на наше­го испо­ве­да­ния, так учи­ли почти все свя­тые отцы, очень мно­гие из свя­тых отцов.

Ефрем Сирин, свя­той отец IV века, пишет: «Когда при­хо­дят страш­ные воин­ства (воин­ства бесов, когда чело­век уми­ра­ет, его окру­жа­ют демо­ны) когда боже­ствен­ные изъ­яте­ли пове­ле­ва­ют душе пере­се­лить­ся из тела, когда увле­кая нас силою, отво­дят в неми­ну­е­мое суди­ли­ще, тогда, уви­дев их, бед­ный чело­век весь при­хо­дит в коле­ба­ние, как от зем­ле­тря­се­ния, весь тре­пе­щет. Боже­ствен­ные изъ­яте­ли, появ душу, вос­хо­дят по воз­ду­ху, где сто­ят началь­ства, вла­сти и миро­дер­жи­те­ли про­тив­ных сил. Это – злые наши обви­ни­те­ли, страш­ные мыт­ни­ки, опис­чи­ки, дан­щи­ки; они встре­ча­ют на пути, опи­сы­ва­ют, осмат­ри­ва­ют и вычис­ля­ют гре­хи и руко­пи­са­ния сего чело­ве­ка, гре­хи юно­сти и ста­ро­сти, воль­ные и неволь­ные совер­шен­ные делом, сло­вом, помыш­ле­ни­ем. Вели­кий там страх, вели­кий тре­пет бед­ной душе, неопи­су­е­ма нуж­да, какую потер­пит тогда от неис­чет­но­го мно­же­ства тьма­ми окру­жа­ю­щих ее вра­гов, кле­ве­щу­щих на нее, что­бы не дать ей взой­ти на небо, посе­лить­ся в све­те живых, всту­пить в стра­ну жиз­ни. Но свя­тые Анге­лы, взяв душу, отво­дят ее». Надо ска­зать, что и в самом бого­слу­же­нии пра­во­слав­ной Церк­ви, в бого­слу­жеб­ных текстах мы нахо­дим то же поми­на­ние о мытар­ствах, то, что отно­сит­ся к обла­сти литур­ги­че­ско­го бого­сло­вия. Так, напри­мер, в Окто­и­хе – тво­ре­нии свя­то­го Иоан­на Дамас­ки­на мы чита­ем – это пес­но­сло­вие, обра­щен­ное к Деве Марии: «В час (то есть в час нашей смер­ти) кон­ца мое­го руки бесов­ские мя исхи­ти, и суда, и пре­ния, и страш­на­го испы­та­ния, и мытарств горь­ких, и кня­зя люта­го, Бого­ма­ти – (то есть исхи­ти Бого­ма­ти– спа­си) и веч­но­го осуж­де­ния». Это глас 4, тро­парь 8, песнь кано­на на утре­ни пятницы.

Или еще: «Егда плот­ско­го сою­за хощет душа моя от жития раз­лу­чи­ти­ся, тогда ми пред­ста­ни, Вла­ды­чи­це, и бес­плот­ных вра­гов сове­ты разо­ри, и сих челю­сти сокру­ши, ищу­щих пожре­ти мя нещад­но: яко да невоз­бран­но прой­ду на воз­ду­се сто­я­щия кня­зи тмы, Бого­не­вест­ная». Вот это обра­ще­ние к Божи­ей Мате­ри, что­бы Она помог­ла, защитила.

Успе­ние Пре­свя­той Девы Марии – это такой фор­мат отшет­ствия от этой жиз­ни, кото­рый невоз­мож­но назвать смер­тью в таком тра­ги­че­ском, пани­че­ском нашем вос­при­я­тии это­го сло­ва и тер­ми­на. Но из пре­да­ния извест­но, что когда Дева Мария гото­ви­лась поки­нуть этот мир, то даже Она моли­ла Сво­е­го Сына, что­бы в момент отше­ствия Ее души от этой жиз­ни в жизнь иную Ей бы не видеть злых демо­нов. И как мы зна­ем, Сам Сын Божий явил­ся, что­бы при­нять Ее свя­тую бла­жен­ную душу.

Как про­ис­хо­дит сама смерть, что мы зна­ем о смер­ти, тайне смер­ти? В мытар­ствах Фео­до­ры пред­ла­га­ет­ся опи­са­ние смер­ти, кото­рые по мне­нию, по край­ней мере, кого я спра­ши­вал из пред­ста­ви­те­лей меди­ци­ны, очень соот­вет­ству­ет тому, что реаль­но про­ис­хо­дит с уми­ра­ю­щим чело­ве­ком: «Тот­час же смерть при­сту­пи­ла ко мне, взяв секи­ру, отсек­ла спер­ва ноги мои, потом руки, (то есть начи­на­ют холо­деть конеч­но­сти, преж­де все­го ноги, потом руки), Затем при посред­стве дру­го­го ору­дия все осталь­ные части мое­го тела раз­ру­ши­ла и чле­ны от соста­вов отде­ли­ла. И не име­ла я ни рук, ни ног, и все тело мое омерт­ве­ло. Смерть же взя­ла и отсек­ла голо­ву мою, — так что я не мог­ла повер­нуть голо­вой, и она была мне чужой. После все­го смерть сде­ла­ла рас­твор в чаше и, пре­под­не­ся его к моим устам, напо­и­ла меня. И столь горек был рас­твор тот, что душа моя, не имея сил стер­петь горе­чи, содрог­ну­лась и вышла из тела, как бы насиль­но ото­рван­ная от него». Свя­тые анге­лы под­час же при­ня­ли ее на руки свои. «Взгля­нув назад, я уви­де­ла тело мое, лежа­щее без­душ­ным, бес­чув­ствен­ным и недви­жи­мым. Совлек­ши его, как совле­ка­ют одеж­ду, я смот­ре­ла на него с без­мер­ным удив­ле­ни­ем. в это вре­мя бесы явив­ши­е­ся в обра­зе эфи­о­пов, обсту­пи­ли анге­лов, дер­жав­ших меня, и нача­ли вопить, пока­зы­вая напи­са­ние гре­хов моих. Мно­же­ство гре­хов име­ет душа эта! –кри­ча­ли они, – пото­му пусть даст она ответ пред нами».

Когда чело­век уми­ра­ет, с пер­во­го по тре­тий день его душа нахо­дит­ся с его телом или посе­ща­ет места, кото­рые были осо­бен­но доро­ги для души. Я обыч­но когда дохо­жу до этой части этой моей новой бесе­ды, веру­ю­щим гово­рю: не теряй­те вре­мя, отправ­ляй­тесь сра­зу в Иеру­са­лим, что­бы три дня про­ве­сти у Гро­ба Гос­под­ня абсо­лют­но бес­плат­но. В тре­тий день душа идет на покло­не­ние Богу – это пер­вое покло­не­ние, кото­рое совер­ша­ет душа пред пре­сто­лом Божи­им, таких покло­не­ний будет несколь­ко. А имен­но на девя­тый день будет еще покло­не­ние Богу, и будет покло­не­ние Богу на соро­ко­вой день, когда будет совер­шён част­ный суд. В даль­ней­шем нас ожи­да­ет покло­не­ние Богу перед Страш­ным судом и при выне­се­нии окон­ча­тель­но­го при­го­во­ра. Так что мы видим, что нас ожи­да­ет несколь­ко покло­не­ний перед пре­сто­лом Божиим.

С тре­тье­го по девя­тый день душе пока­зы­ва­ют кра­со­ты рая. И неко­то­рые отцы (не все) гово­рят, что не толь­ко кра­со­ты рая, но и ужа­сы адских наказаний.

С девя­то­го по соро­ко­вой день душа про­хо­дит мытар­ства. О том, что мерт­вой душе пока­зы­ва­ют кра­со­ты рая, в Свя­щен­ном Писа­нии, об этом гово­рит­ся в Тре­тьей Кни­ге Езд­ры. С девя­то­го по соро­ко­вой– мытар­ства, мы про­чи­та­ли под­твер­жде­ние у апо­сто­ла Пав­ла, что в день злый, в день нашей смер­ти начи­на­ет­ся вот эта борь­ба с духа­ми зло­бы под­не­бес­ной. Поэто­му очень важ­но молить­ся за усоп­ше­го в тече­ние пер­вых соро­ка дней, пото­му что когда в соро­ко­вой день выно­сит­ся пред­ва­ри­тель­ный при­го­вор, но он не окон­ча­тель­ный, пото­му что будет еще Страш­ный суд, где Гос­подь отде­лит одних людей от дру­гих и будет выне­сен окон­ча­тель­ный при­го­вор. Поче­му допус­ка­ет­ся пред­ва­ри­тель­ный при­го­вор и поче­му он может быть изме­нен? Дело в том, что чело­век дей­стви­тель­но будет судим за свои дела. Но очень важ­ное «но»: уми­рая, мы остав­ля­ем очень мно­гое после себя. Напри­мер, в Писа­нии ска­за­но, что Бог нака­зы­ва­ет детей за вину отцов до тре­тье­го и чет­вер­то­го рода. Что это – Божий гнев или милость? Вели­чай­шая Божия милость по отно­ше­нию к чело­ве­ку! Я пояс­ню. Напри­мер, отец – пья­ни­ца, он не изжил в себе этот грех. Его сын пыта­ет­ся изжить этот грех – у него не полу­чи­лось; его внук изжил в себе этот грех, и вот во вто­ром роду грех изжит. Внук не смог – пра­внук изжил, в тре­тьем роду про­кля­тие гре­ха изжи­то. Чело­век – да, отве­ча­ет за свои дела, но какое у чело­ве­ка самое глав­ное дело в жиз­ни: дом постро­ить, дере­во поса­дить или ребен­ка вос­пи­тать? – Ребен­ка вос­пи­тать. И вот как мы вос­пи­та­ем наших детей – это про­дол­же­ние нашей жиз­ни. Что мы вло­жим в них – это резуль­тат наших уси­лий. Напри­мер, пред­ставь­те себе: инже­нер постро­ил мост. Потом он умер. Через пять лет после смер­ти инже­не­ра мост обру­шил­ся, погиб­ло мно­го людей. Соби­ра­ет­ся комис­сия след­ствен­ная и уста­нав­ли­ва­ет: ошиб­ка инже­не­ра. Кто будет на том све­те на Страш­ном суде отве­чать за гибель людей? Тот чело­век, кото­рый уже умер пять лет до раз­ру­ше­ния это­го моста, пото­му что это его ошиб­ка. Если мы име­ем ошиб­ки в деле вос­пи­та­ния, это печаль­но. Но если мы в детей не смог­ли посе­ять что-то, во вну­ков посе­я­ли доб­рое и оно про­из­рас­тет – вот в этом рас­кры­ва­ет­ся вели­кая милость Божия, поче­му Гос­подь дела­ет так, что про­кля­тие гре­ха до тре­тье­го, чет­вер­то­го рода даже может распространяться.

Итак, пер­вое мытар­ство. Грех сло­вом, пусто­сло­вие, мно­го­сло­вие, сквер­но­сло­вие, насмеш­ки, бес­при­чин­ный смех, пение непри­стой­ных песен. Пер­вое мытар­ство. В Псал­ти­ри гово­рит­ся (Пс.33:14): «Удер­жи­вай язык свой от зла и уста свои от ковар­ных слов». То есть есть ковар­ные сло­ва, кото­рых надо ста­рать­ся избе­гать в этой жиз­ни. Бесе­да о мытар­ствах долж­на пред­ва­рять всех слу­ша­ю­щих к пока­я­нию. Вы про­смат­ри­вай­те свои серд­ца, я буду свое про­смат­ри­вать, на каком мытар­стве можем застрять. Я таких насчи­тал для себя 15 мытарств, где могу и застрять как-то. Поэто­му, изу­чив эту тему, стал более интен­сив­но испо­ве­до­вать­ся. В Еван­ге­лии от Мат­фея (Мф.12:36-37) ска­за­но: «Гово­рю же вам, что за вся­кое празд­ное сло­во, какое ска­жут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов сво­их оправ­да­ешь­ся, и от слов сво­их осу­дишь­ся.». Итак, что мы видим: быва­ют ковар­ные сло­ва и быва­ют празд­ные сло­ва. Это­го надо избе­гать. В Посла­нии к Ефе­ся­нам ( Еф.4:29) гла­ва апо­стол Павел пишет: «Ника­кое гни­лое сло­во да не исхо­дит из уст ваших, а толь­ко доб­рое для нази­да­ния в вере, дабы оно достав­ля­ло бла­го­дать слу­ша­ю­щим». Ока­зы­ва­ет­ся, быва­ют ковар­ные сло­ва, празд­ные сло­ва и гни­лые сло­ва, как пишет апо­стол Павел.

Что такое гни­лые сло­ва? Одна­жды один муж­чи­на обра­тил­ся ко мне, у него про­бле­ма: он недав­но женил­ся, моло­до­же­ны, и вдруг жена пере­ста­ла с ним раз­го­ва­ри­вать. Он к ней обра­ща­ет­ся – она начи­на­ет пла­кать. Он не может понять, что про­ис­хо­дит, не может досту­чать­ся до ее серд­ца, тре­во­га, суе­та. И вот я попы­тал­ся пого­во­рить с этой жен­щи­ной и выяс­нил сле­ду­ю­щее. Два дня до того, как муж забил в коло­ко­ла тре­во­гу, она уби­ра­лась по дому, муж при­шел, сел на диван, смот­рит, как она суе­тит­ся, что-то дела­ет, и вдруг он сам даже не мог объ­яс­нить, поче­му – он про­из­но­сит сло­ва: «Какая же ты у меня неря­ха!» И все. Эта жен­щи­на замкну­лась. Она ста­но­вит­ся на молит­ву с мужем, а в голо­ве эти сло­ва: «какая же ты у меня неря­ха!» Она начи­на­ет уби­рать­ся, а в голо­ве эти сло­ва: «какая же ты у меня неря­ха!» Она бесе­ду­ет с ним, он что-то спра­ши­ва­ет, она пыта­ет­ся отве­тить и замы­ка­ет­ся, и все эти сло­ва зву­чат. Он пыта­ет­ся досту­чать­ся до нее, а в голо­ве: «какая же ты у меня неря­ха!» Гни­лые сло­ва – это опро­мет­чи­вые, непро­ду­ман­ные сло­ва, ска­зав кото­рые, чело­век дума­ет, он ниче­го не ска­зал, а на самом деле он нанес ущерб ближ­не­му сво­е­му. Дей­стви­тель­но, от слов сво­их чело­век оправ­да­ет­ся, от слов сво­их осу­дит­ся. Апо­стол Павел гово­рит, что надо гово­рить сло­ва доб­рые для нази­да­ния вере, они достав­ля­ют бла­го­дать слу­ша­ю­щим. Что это за сло­ва, где нам най­ти такие сло­ва? Ответ оче­ви­ден в Пер­вом Посла­нии апо­сто­ла Пет­ра (1Пет.4:11) ска­за­но: «Гово­рит ли кто, гово­ри как сло­ва Божии». То есть если мы, бесе­дуя с людь­ми, при­во­дим какие-то сло­ва из Писа­ния, вот эти сло­ва Божии при­во­дят людей к настав­ле­нию пра­виль­но­му, к вра­зум­ле­нию. Еже­ли ты что-то хочешь доне­сти до чело­ве­ка, ты дол­жен задать себе вопрос: а пра­виль­но ли я гово­рю, есть об этом ска­зан­ное в Писа­нии, вот что озна­ча­ют эти сло­ва апо­сто­ла Пет­ра «гово­рит ли кто, гово­ри как сло­ва Божии». Сей­час мод­но очень мно­гие бого­сло­вы могут такие лек­ции читать бес­ко­неч­ные – ни одной цита­ты из Писа­ния. А если при­во­дят цита­ту из Писа­ния, то так эту цита­ту пере­вер­нут, пере­кру­тят – ее и не узна­ешь даже на слух.

Вто­рое мытар­ство – мытар­ство лжи. Вся­кая неправ­да, неис­пол­не­ние обе­тов, дан­ных Богу, ута­и­ва­ние гре­хов на испо­ве­ди. Вот если кто-то ута­и­ва­ет гре­хи на испо­ве­ди, он может застрять на вто­ром мытар­стве. А поче­му люди ута­и­ва­ют гре­хи на испо­ве­ди? Пото­му что они в свое вре­мя услы­ша­ли настав­ле­ния пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма Саров­ско­го и это­му настав­ле­нию не пове­ри­ли. Сера­фим Саров­ский учил: не дру­жи­те с батюш­ка­ми. Поче­му так он гово­рил? Пото­му что если у вас воз­ни­ка­ют со свя­щен­ни­ком слиш­ком пани­брат­ские отно­ше­ния, вы начи­на­е­те думать: а вот я при­ду к нему на испо­ведь, я ска­жу свои гре­хи, а он ко мне изме­нит отно­ше­ние. Свя­щен­ник – это чело­век для дру­гих людей, это не чело­век для тебя. В дей­стви­тель­но­сти это дья­вол нашеп­ты­ва­ет такое лож­ное пред­став­ле­ние, что если вы ска­же­те какой-то тяже­лый грех, свя­щен­ник изме­нит к вам отно­ше­ние. Мно­гие батюш­ки мне гово­ри­ли, по сво­е­му мало­му опы­ту я знаю, что про­ис­хо­дит как раз наобо­рот. Если свя­щен­ни­ку гово­рить о каких-то тяже­лых сво­их про­бле­мах, он видит, что вы с пол­ным дове­ри­ем отно­си­тесь к нему, и он с боль­шим рас­по­ло­же­ни­ем сер­деч­ным будет забо­тить­ся о вас. Есть край­но­сти на испо­ве­ди. Один чело­век при­хо­дит, гово­рит: «Батюш­ка, гре­шен во всем!» Ну что тако­му отве­чать? Мой покой­ный духов­ник отец Димит­рий Дуд­ко меня научил, что отве­чать. Если так ска­жет: «Гре­шен во всем», сра­зу спра­ши­вай, кого он заре­зал. И когда ко мне при­хо­дят и гово­рят: «Гре­шен во всем», я гово­рю: «Кого заре­зал?» Он гово­рит: «Да нет, нико­го я не резал, что вы?» И тогда начи­на­ет­ся уже испо­ведь –нор­маль­ная испо­ведь. Дру­гая край­ность чело­век при­хо­дит на испо­ведь и гово­рит: «Нет гре­хов». «Ну, если нет гре­хов, – я гово­рю, – вы не туда при­шли. Храм – это место для греш­ни­ков, на испо­ве­ди мы отпус­ка­ем гре­хи, в при­ча­стии попа­ля­ет­ся склон­ность к гре­хам, в собо­ро­ва­нии забы­тые гре­хи сни­ма­ем, в хиро­то­нии немощ­ное вос­пол­ня­ем. У нас все, что про­ис­хо­дит – это Божие мило­сер­дие по отно­ше­нию к греш­ным, а вы такой пра­вед­ный – иди­те в сина­го­гу или в мечеть, там вот соби­ра­ют­ся чуда­ки, кото­рые дума­ют, что сво­ей соб­ствен­ной авто­ном­ной пра­вед­но­стью они могут забрать­ся на небо». Хри­сти­ане не такие люди. У нас греш­ни­ки, мы все греш­ни­ки, как я часто гово­рю, мы все хоро­шо замас­ки­ро­ван­ные греш­ни­ки. Я вот крест надел для кон­спи­ра­ции, под­ряс­ни­чек… А в гла­зах Бога-то мы абсо­лют­но про­зрач­ны, и нам нече­го скры­вать друг от дру­га. На самом деле люди очень похо­жи друг на дру­га. Это толь­ко кажет­ся, а когда начи­на­ешь испо­ве­до­вать людей, видишь, что все люди в целом и в общем-то доста­точ­но оди­на­ко­вые. Итак, Писа­ние учит (1Ин.5:17): «Вся­кая неправ­да есть грех». Надо опа­сать­ся вся­кой неправ­ды, что­бы пре­одо­леть вто­рое мытар­ство, осо­бен­но неправ­ду на испо­ве­ди надо избегать.

Тре­тье мытар­ство – осуж­де­ние и кле­ве­ты. Кле­ве­та, вся­кое осуж­де­ние близ­ких, пре­за­бве­ние соб­ствен­ных недо­стат­ков. Да, ты не убил, но ты пре­лю­бо­дей­ство­вал. Да, ты не пре­лю­бо­дей­ство­вал, но ты воро­вал. Да, ты не воро­вал, но ты доно­сил. Да, ты не доно­сил, но ты зави­до­вал. А Писа­нии ска­за­но: «Вино­вен в одном — вино­вен во всём. Ибо Тот же, Кто ска­зал “не убий”, он же ска­зал “не пре­лю­бо­дей­ствуй». Таким обра­зом вся Все­лен­ная ста­но­вит­ся винов­ной перед Богом. Как один греш­ник может осуж­дать дру­го­го греш­ни­ка? По край­ней мере, что­бы судить кого-то, надо само­му, как гово­рит­ся, рыль­це не иметь в пуш­ку. В Еван­ге­лии от Мат­фея (Мф.7:1-2) Сын Божий настав­ля­ет нас: «Не суди́те, да не суди­мы буде­те, ибо каким судом су́дите, таким буде­те суди­мы; и какою мерою мери­те, такою и вам будут мерить. И что ты смот­ришь на сучок в гла­зе бра­та тво­е­го, а брев­на в тво­ем гла­зе не чувствуешь?»

В Кие­во-Печер­ском пате­ри­ке есть исто­рия про неко­го Сысоя. Сей Сысой был очень лени­вый монах, он ниче­го не соблю­дал, как поло­же­но, и когда насту­пил его смерт­ный час бра­тья за него очень пере­жи­ва­ли, они дума­ли: ну куда же пой­дет Сысой, такой весь греш­ный? (Он, навер­но, на меня был похож, тол­стый такой). И вот Сысой уми­ра­ет. Через какое-то вре­мя он стал живой и гово­рит: «Бра­тья, я сей­час умру, но я рас­ска­жу, что я уви­дел. Когда я умер, меня бесы окру­жи­ли со всех сто­рон, и у каж­до­го хар­тия, там все мои гре­хи напи­са­ны, все прав­да. И они гово­рят: Сысой наш, Сысой лени­вый, Сысой такой, такой! – все пра­виль­но. И вдруг появ­ля­ет­ся два бело­снеж­ных анге­ла, и у них толь­ко одна хар­тия. Они гово­рят: Нет, Сысой будет в раю! Бесы гово­рит: ну как же в раю, вот-вот-вот-вот! Хар­тию анге­лы раз­во­ра­чи­ва­ют, там напи­са­но: не суди – не будешь судим». Ока­зы­ва­ет­ся, Сысой был дей­стви­тель­но греш­ным, но настоль­ко греш­ным, что счи­тал себя греш­нее всех дру­гих людей, и нико­гда нико­го не осуж­дал, пони­мая, что он хуже дру­гих людей. И так как он нико­го не осуж­дал, про­зву­чал Боже­ский при­го­вор: не суди­те, да не суди­мы будете.

Чет­вер­тое мытар­ство – чре­во­уго­дие. Пре­сы­ще­ние, пьян­ство, еда без молит­вы, нару­ше­ние постов. На этом мытар­стве Фео­до­ра виде­ла пья­ных бесов. Князь это­го мытар­ства, бесов­ский князь, был абсо­лют­но пья­ный, там все было в зло­во­нии, пах­ло спирт­ным, ско­ром­ной пищей. И все эти бесы были там чре­во­угод­ни­ки и пья­ни­цы. Она как попа­ла вот в такую пья­ную ком­па­нию – ну, навер­ное, все встре­ча­лись с такой ситу­а­ци­ей. Ино­гда в одной квар­ти­ре труд­но быва­ет жить со вся­ки­ми греш­ны­ми людь­ми, кото­рые себя никак не оста­нав­ли­ва­ют, не кон­тро­ли­ру­ют. В общем, это серьез­ная про­бле­ма – это мытарство.

Пятое мытар­ство – лень. Туне­яд­ство, жизнь за счет тру­дов дру­гих, леность при совер­ше­нии молитв, непо­се­ще­ние хра­ма в вос­крес­ные дни. Леность – это серьез­ный недуг, преж­де все­го душев­ный недуг. Хри­сти­а­нин дол­жен ста­рать­ся что-то делать сво­и­ми рука­ми, он дол­жен тру­дить­ся. Апо­стол Павел изго­тов­лял палат­ки, шала­ши такие делал, палат­ки, и про­да­вал их на рын­ке, собе­се­дуя с людь­ми о Хри­сте. В Пер­вом Посла­нии к Фес­са­ло­ни­кий­цам (1Фес.4:10-12) он пишет: «Умо­ля­ем же вас, бра­тия, более пре­успе­вать и усерд­но ста­рать­ся о том, что­бы жить тихо, делать свое дело и рабо­тать сво­и­ми соб­ствен­ны­ми рука­ми, как мы запо­ве­до­ва­ли вам» (то есть это  запо­ведь апо­сто­лов о рабо­те соб­ствен­ны­ми рука­ми), что­бы вы посту­па­ли бла­го­при­лич­но перед внеш­ни­ми и ни в чем не нуж­да­лись.». То есть не надо иметь ника­ких зави­си­мо­стей от дру­гих людей – по край­ней мере, ста­рать­ся к это­му идти.

Шестое мытар­ство – воров­ство. Запо­ведь Божия «не укра­ди» – это очень широ­кое поня­тие. Если, напри­мер, тебе чело­век дал какую-то вещь на вре­мя, хозя­ин об этом забыл, а ты не напо­ми­на­ешь – ты нару­ши­тель запо­ве­ди «не укра­ди» и можешь застрять на шестом мытар­стве. Если ты взял день­ги взай­мы и вовре­мя не воз­вра­ща­ешь, ты тоже нару­ша­ешь эту Божию запо­ведь «не укра­ди» и можешь застрять на шестом мытар­стве. Если твои роди­те­ли вос­пи­ты­ва­ли тебя рас­ти­ли, забо­ти­лись о тебе, но сей­час они пожи­лые, а ты един­ствен­ный надеж­ный для них пен­си­он­ный фонд, но ты им не помо­га­ешь, ты нару­ша­ешь Божию запо­ведь «не укра­ди». Это очень широ­кое поня­тие. Десять Божи­их запо­ве­дей, и ком­мен­та­рий к ним – вся свя­тая Биб­лия. В Посла­нии к Рим­ля­нам (Рим.13:8-9) апо­стол Павел пишет: «Не оста­вай­тесь долж­ны­ми нико­му ничем, кро­ме вза­им­ной люб­ви; ибо любя­щий дру­го­го испол­нил закон. Ибо запо­ве­ди: не пре­лю­бо­дей­ствуй, не уби­вай, не кра­ди, не лже­сви­де­тель­ствуй, не поже­лай чужо­го и все дру­гие заклю­ча­ют­ся в сем сло­ве: люби ближ­не­го тво­е­го, как само­го себя». Ока­зы­ва­ет­ся, когда мы нару­ша­ем запо­ведь, мы не про­яв­ля­ем любовь, это очень печально.

Седь­мое мытар­ство – среб­ро­лю­бие, ску­пость. Князь бесов­ской это­го мытар­ства весь­ма тще­душ­ный, злой, эго­и­стич­ный. Среб­ро­лю­бие и ску­пость – это серьез­ная про­бле­ма. В Пер­вом Посла­нии к Тимо­фею (1Тим.6:10) апо­стол Павел пишет: «Ибо корень всех зол есть среб­ро­лю­бие, кото­ро­му пре­дав­шись, неко­то­рые укло­ни­лись от веры и сами себя под­верг­ли мно­гим скор­бям». Гос­подь Иисус Хри­стос, настав­ляя свя­тых апо­сто­лов, учил – об этом мож­но про­чи­тать в 10 гла­ве Еван­ге­лия от Мат­фея (Мф.10:10): «ни сумы на доро­гу, ни двух одежд, ни обу­ви, ни посо­ха (то есть ниче­го это­го не бери­те), ибо тру­дя­щий­ся досто­ин про­пи­та­ния».  В Пер­вом Посла­нии к Тимо­фею (1Тим.6:8-9) ска­за­но: «Имея про­пи­та­ние и одеж­ду, будем доволь­ны тем. А жела­ю­щие обо­га­щать­ся впа­да­ют в иску­ше­ние и в сеть и во мно­гие без­рас­суд­ные и вред­ные похоти».

Вось­мое мытар­ство – лихо­им­ство. Лихо­им­ство – это когда день­ги дают под про­цен­ты. Это очень серьез­ная про­бле­ма. В Кни­ге Левит (Лев.25:36-37) запре­ща­ет­ся давать день­ги под про­цен­ты, во Вто­ро­за­ко­нии (Втор.23:19-20) запре­ща­ет­ся давать под про­цен­ты бра­тьям по вере, раз­ре­ша­ет­ся давать под про­цен­ты толь­ко чужим. Вот поче­му в бан­ков­ской систе­ме Рос­сии в основ­ном люди еврей­ской наци­о­наль­но­сти? Пото­му что нель­зя под про­цен­ты давать сво­им, а чужим мож­но. В Изра­и­ле дру­гая ситу­а­ция. В Изра­и­ле, если банк даёт день­ги, он про­сто при­ни­ма­ет доле­вое уча­стие в вашем биз­не­се, и он заин­те­ре­со­ван в том, что­бы ваш биз­нес про­цве­тал. А в нашей ситу­а­ции, дав нам день­ги под про­цен­ты, банк в чем заин­те­ре­со­ван? Что­бы нас разо­рить и пустить все с молот­ка. С дру­гой сто­ро­ны, про­бле­ма тех людей, кото­рые живут от про­цен­тов: созда­ет­ся класс людей, кото­рые, ниче­го не про­из­во­дя, кор­мят­ся потом и кро­вью, уси­ли­я­ми мно­гих дру­гих труж­да­ю­щих­ся людей. Это дикая фор­ма экс­плу­а­та­ции. Хри­сти­а­нин не может полу­чать про­цен­ты с тех денег, кото­рые он поло­жил в банк. Дело в том, что жить под про­цен­ты запре­ща­ет не толь­ко Биб­лия. Есть пра­ви­ло Помест­ных Все­лен­ских Собо­ров, где чет­ко ска­за­но, что аще епи­скоп, пре­сви­тер или дья­кон живет, давая день­ги под про­цен­ты в рост, он извер­га­ет­ся из сана, миря­нин отклю­ча­ет­ся от Церк­ви. Как посту­пить в такой ситу­а­ции, если у вас, напри­мер, в нако­пи­тель­ной систе­ме ваши день­ги? Отсчи­ты­вай­те про­цен­ты, эти день­ги вам не при­над­ле­жат, отда­вай­те их кому угод­но, толь­ко не живи­те на них.

Девя­тое мытар­ство – неправ­ды. Непра­вед­ный суд, непра­вед­ная мера (име­ет­ся в виду мера – это весы непра­виль­ные) и про­чие виды мошен­ни­че­ства. В Кни­ге Притч ска­за­но: «Невер­ные весы — мер­зость пред Гос­по­дом, но пра­виль­ный вес уго­ден Ему» (Притч.11:1) Так же неоди­на­ко­вые весы, неоди­на­ко­вые мера, то и дру­гое – мер­зость пред Гос­по­дом. То есть нель­зя обсчи­ты­вать дру­гих людей.

Деся­тое мытар­ство – зависть. Крот­кое серд­це – жизнь для тела, а зависть – гниль для костей, гово­рит пре­муд­рый Соломон.

Один­на­дца­тое мытар­ство – гор­дость и тще­сла­вие. Мы зна­ем, что Бог гор­дым про­ти­вит­ся, а сми­рен­ным дает благодать.

Две­на­дца­тое мытар­ство – яро­сти и гне­ва. Это дикая фор­ма про­яв­ле­ния эго­из­ма, когда чело­век не про­сто чего-то жела­ет – он при­хо­дит в бешен­ство от того, что у кого-то хоро­шо, а у него плохо.

Три­на­дца­тое мытар­ство – зло­па­мят­ство. Ска­за­но в молит­ве Гос­под­ней: «и про­сти нам дол­ги наши, яко­же и мы остав­ля­ем долж­ни­ком нашим». Одна­жды при­хо­дит ко мне жен­щи­на на испо­ведь и гово­рит: «Я нико­гда не про­щу свою сест­ру, я нико­гда! Дай­те мне любую епи­ти­мью!» Я поду­мал и гово­рю: «Даю вам эпи­ти­мию: я запре­щаю вам читать молит­ву «Отче наш». Она гово­рит: «Поче­му?» – она так рас­те­ря­лась. «В этой молит­ве вы себя буде­те закли­нать. Там же ска­за­но: и оста­ви нам дол­ги наши, яко­же и мы – то есть как и мы остав­ля­ем долж­ни­ком нашим. А если вы не остав­ля­е­те, то имен­но толь­ко по этой молит­ве Гос­подь Вам не и оста­вит ниче­го, для Вас эта молит­ва –это закля­тие будет, а не спа­се­ние, все, запре­щаю читать Вам эту молит­ву!» Она рас­те­ря­лась, заду­ма­лась и гово­рит: «Может быть, я попро­шу у нее про­ще­ния?» Я гово­рю: «Ну вот, с это­го и надо было бы начи­нать! А то молим­ся: и оста­ви нам дол­ги наши, яко­же и мы остав­ля­ем долж­ни­кам нашим, но нико­му ниче­го не про­ща­ем». Не дай Бог такое состо­я­ние, страш­ное состо­я­ние – сами себя закли­на­ем. Мера того, как мы отно­сим­ся к дру­гим людям, может ока­зать­ся мерой того, как Гос­подь отне­сет­ся к нам.

Четыр­на­дца­тое – убий­ство. Само­убий­ство, убий­ство, абор­ты, убий­ство мла­ден­ца во чре­ве, дове­де­ние дру­гих до само­убий­ства. Грех абор­та. Жен­щи­ны, не напря­гай­тесь, я буду гово­рить толь­ко о муж­чи­нах. У меня един­ствен­ный слу­чай в моей прак­ти­ке, это было по мило­сти Божи­ей– на той неде­ле при­шел муж­чи­на, и у него напи­са­но было «грех абор­та». Грех абор­та – это не толь­ко про­бле­ма жен­щин, это преж­де все­го грех муж­чи­ны, кото­рый не обес­пе­чил свою жену, что­бы она спо­кой­но мог­ла рожать детей, кото­рый сам под­тал­ки­вал ее к совер­ше­нию абор­тов. И вот за всю мою прак­ти­ку, уже боль­ше два­дца­ти лет как в сане, толь­ко вот недав­но при­шел муж­чи­на и испо­ве­до­вал грех абор­та, что он ска­зал сво­ей жене: «да, делай» и опла­тил еще это. Я думаю, что муж­чи­нам, кото­рые нико­гда не испо­ве­ду­ют­ся в этом гре­хе, но они явно соучаст­ни­ки это­го гре­ха, они соучаст­ни­ки в этом дето­убий­стве, им при­дет­ся отве­чать, и они могут застрять на этом мытар­стве. Под­ска­жи­те сво­им мужьям, кото­рые здесь не нахо­дят­ся, что с них тоже спро­сит­ся, что они под­тал­ки­ва­ли сво­их жен к это­му гре­ху. Не дай Бог, если при­дет­ся на таком застрять.

Сле­ду­ю­щее мытар­ство, пят­на­дца­тое – вол­хо­ва­ние, чаро­дей­ство, кол­дов­ство, шепо­ты, ворож­ба, а так­же обра­ще­ние за помо­щью ко вся­ким шеп­ту­ньям, экс­тра­сен­сам и непо­нят­но к кому еще, вся­кие там нетра­ди­ци­он­ные фор­мы лече­ния. В кни­ге Вто­ро­за­ко­ние  (Втор.18:9-12) очень подроб­но гово­рит­ся, как Гос­подь отно­сит­ся к этим родам пре­ступ­ле­ния про­тив Его зако­на, это назы­ва­ет­ся мер­зо­стью – мер­зо­стью в гла­зах Бога.

Шест­на­дца­тое мытар­ство – блуд. Фео­до­ра опи­сы­ва­ет кня­зя это­го мытар­ства. Князь это­го мытар­ства сидел на пре­сто­ле, оде­тый в смрад­ную сквер­ную одеж­ду, окроп­лен­ной кро­ва­вой пеной и заме­няв­шей ему цар­скую баг­ря­ни­цу. Блуд и кровь очень близ­ки к поня­тию смрад, грех – любой грех, воня­ет. Кто из вас вни­ма­тель­но читал мытар­ства Фео­до­ры, она посто­ян­но опи­сы­ва­ет некий смрад, кото­рый она ощущала.

Сем­на­дца­тое мытар­ство – пре­лю­бо­де­я­ние, несо­хра­не­ние супру­же­ской вер­но­сти. Блуд – это сек­су­аль­ные пре­ступ­ле­ния вне бра­ка; а пре­лю­бо­де­я­ние – это изме­на тому обе­ту вер­но­сти, кото­рые в таин­стве свя­то­го вен­ча­ния моло­дые дают друг дру­гу. Это очень серьез­ное преступление.

Восем­на­дца­тое мытар­ство – содом­ские гре­хи. Про­ти­во­есте­ствен­ные свя­зи меж­ду лица­ми одно­го пола, поло­вые извра­ще­ния, кро­во­сме­ше­ние, связь с род­ствен­ни­ка­ми по кро­ви и по кумов­ству. У нас ино­гда так быва­ет: при­хо­дят люди кре­стить­ся, спра­ши­ва­ешь: «А крест­ные-то есть у вас?» – «Да, вот выбрал, мои дру­зья!» – «А кто они меж­ду собой?» – «Муж и жена, живут на лест­нич­ной пло­щад­ке с нами». Конеч­но, удоб­но – при­шел к одно­му, тут и дру­гой, маму крест­ную наве­ща­ешь, тут и папа – но недо­пу­сти­мо. Пото­му что Цер­ковь ста­вит духов­ное род­ство выше плот­ско­го. Восем­на­дца­тое мытар­ство, князь это­го мытар­ства – сквер­ней­ший из всех бесов, его окру­жав­ших, был весь покрыт смер­дя­щим гно­ем, без­об­ра­зие его труд­но опи­сать, то есть очень зло­вон­ная такая, страш­ная атмосфера.

Девят­на­дца­тое мытар­ство – ере­си. Вы дума­е­те, в ере­си попа­да­ют худ­шие люди, в сек­ты раз­ные? Ниче­го подоб­но­го. В сек­ты очень часто попа­да­ют луч­шие люди, дья­вол не может их на грех какой то гру­бый сму­тить, он им под­со­вы­ва­ет вся­кие заблуж­де­ния. Был такой слу­чай в моей мис­си­о­нер­ской прак­ти­ке. Моло­дой юно­ша вышел из криш­на­и­тов. Он попал в сек­ту криш­на­и­тов, когда ему было где-то 14 лет, и до 19 лет был в этой сек­те. И вдруг у него вожде­ле­ния ста­ли появ­лять­ся, руко­блу­дие, помыс­лы раз­ные, а когда он про­слав­лял Криш­ну, бил в бара­бан, с 14 до 19 лет у него ниче­го тако­го не было, даже рядом. Он там не ел ниче­го мяс­но­го (они не едят), бил в бара­бан, про­слав­лял это­го сине­го бога – все нор­маль­но. Он мне гово­рит: «Как же так, я стал хри­сти­а­ни­ном пра­во­слав­ным, я же вро­де бы бли­же к Богу подо­шел, и вдруг у меня такие про­бле­мы?» Я его послал в Лав­ру к отцу Кирил­лу (тогда отец Кирилл при­ни­мал), он воз­вра­ща­ет­ся такой оза­да­чен­ный. Я гово­рю: «Ну что тебя ста­рец ска­зал?» – «Он мне ска­зал, что когда я был криш­на­и­том, моё цело­муд­рие обе­ре­га­ли бесы, а теперь, уйдя от криш­на­и­тов, я вновь стал пра­во­слав­ным, они на меня и напа­ли в вели­кой яро­сти». Дей­стви­тель­но, бесы могут обе­ре­гать цело­муд­рие ере­ти­ков, пото­му что оно для них очень выгод­но. Ведь вол­ки-то в ове­чьей шку­ре, а ове­чью шку­ру надо отку­да-то брать. Так­же на девят­на­дца­том мытар­стве могут застрять те, кото­рые лож­ное муд­ро­ва­ние име­ют о вере и сомне­ние в вере, отступ­ни­че­ство от пра­во­слав­ной веры. Кто сомне­ва­ет­ся в мытар­ствах – вот точ­но гово­рю: на девят­на­дца­том застря­нут все вот эти новые бого­сло­вы ново­мод­ные, кото­рые не верят в мытар­ства, вот как раз для них девя­та­дца­тое, вот тут точ­но они застрянут.

Два­дца­тое мытар­ство – это послед­нее мытар­ство, это как бы под­во­дит­ся итог все­му. Это мытар­ство неми­ло­сер­дия. Неми­ло­сер­дие, жесто­кость, на этом мытар­стве истя­зу­ют­ся беса­ми и те, кто вме­сто молитв за усоп­ших устра­и­вал пья­ные тра­пезы, вот такое есть пред­став­ле­ние у наших пред­ков. Фео­до­ра опи­сы­ва­ет истя­за­те­лей это­го мытар­ства осо­бен­но жесто­ки­ми, тем более их князь – по виду сво­е­му он «сух, уныл, и в яро­сти душит неми­ло­серд­ным огнем. В этом мытар­стве без вся­кой поща­ды испы­ты­ва­ют­ся души немилосердных».

Да, бра­тья и сест­ры, вот мы с вами про­шли два­дцать мытарств. Я спе­ци­аль­но в нача­ле не гово­рил, сколь­ко их, что­бы вы не напря­га­лись. И воз­ни­ка­ет сра­зу вопрос: а как же нам прой­ти эти мытар­ства, что нам делать с теми гре­ха­ми, сей­час каж­дый из вас про­смот­рел те гре­хи и сори­ен­ти­ро­вал­ся, где он может застрять. Что же нам делать? Молить­ся мало, постить­ся мало, необ­хо­ди­мо что-то такое более ради­каль­ное. А что же? А вот что. Вот мы чита­ем в кни­ге о мытар­ствах Фео­до­ры: «Если же кто искрен­но и по прав­де, не ута­и­вая ниче­го, испо­ве­ду­ет все дела свои и с сер­деч­ным сокру­ше­ни­ем кает­ся во всех соде­ян­ных им пре­гре­ше­ни­ях, то гре­хи того чело­ве­ка по мило­сер­дию Божию неви­ди­мо изгла­жда­ют­ся, и когда душа его гря­дет по мытар­ствам, воз­душ­ные истя­за­те­ли, разо­гнув свои кни­ги, не нахо­дят в них ника­ких руко­пи­са­ний ее гре­хов и не могут сде­лать ей ника­ко­го зла. Так что душа та бес­пре­пят­ствен­но и в весе­лии вос­хо­дит к пре­сто­лу бла­го­да­ти. И ты, если бы сотво­ри­ла совер­шен­ную испо­ведь и пока­я­лось бы во всех гре­хах тво­их, не пре­тер­пе­ла бы таких гроз­ных истя­за­ний на мытарствах».

Итак, мы видим, что сред­ство решить про­бле­му с гре­ха­ми есть. Это преж­де все­го таин­ство свя­той испо­ве­ди. Свя­щен­ник сни­ма­ет с нас гре­хи не силой сво­е­го бла­го­че­стия, а вла­стью, дан­ной от Иису­са Хри­ста. Хри­стос дал эту власть сво­им свя­щен­но­слу­жи­те­лям. В Еван­ге­ли от Иоан­на (Ин.20:21-23) Гос­подь явля­ет­ся к уче­ни­кам две­ря­ми затво­рен­ны­ми и гово­рит: «мир вам!.. Ска­зав это, дунул, и гово­рит им: при­ми­те Духа Святого.Кому про­сти­те гре­хи, тому про­стят­ся; на ком оста­ви­те, на том оста­нут­ся». Хри­стос дал уни­каль­ную власть про­щать гре­хи. Он ска­зал апо­сто­лам: «как послал Меня Отец (а Отец послал Его про­щать гре­хи, Он об этом тоже сам гово­рил), так и Я посы­лаю вас. Ска­зав это дунул, и гово­рит: при­ми­те Духа Свя­та­го». То есть пока­зал, как они полу­чат Духа Свя­та­го в День Пяти­де­сят­ни­цы, когда будет дыха­ние бур­но, ветер в Сион­ской гор­ни­це и за сви­де­тель­ство: кому про­сти­те гре­хи, тому про­стят­ся, на ком оста­ви­те, на том останутся.

Под­во­дя итог нашей бесе­ды, я хочу рас­ска­зать исто­рию, кото­рую я слы­шал от одно­го очень веру­ю­ще­го чело­ве­ка. Он нахо­дил­ся в ста­лин­ских лаге­рях за веру в Иису­са Хри­ста более два­дцать лет, и мне дове­лось с ним общать­ся. Он рас­ска­зал уди­ви­тель­ную исто­рию как в 1930‑х годах он рабо­тал пожар­ни­ком, ходил в Цер­ковь, молил­ся испо­ве­до­вал­ся, при­ча­щал­ся. Это­го чело­ве­ка зва­ли Сера­фим, а его бра­та зва­ли Нико­лай. И вот он гово­рил сво­е­му бра­ту: «Коля, ходи в Цер­ковь, молись, что ж ты не ходишь, как я?» А Нико­лай отве­чал Сера­фи­му и гово­рил: «Сима, вот я когда буду, как наш отец пожи­лой, как наша мама пожи­лая, я тебе обе­щаю: я буду ходить в храм, я буду молить­ся, я буду все делать, как поло­же­но. Но сей­час я моло­дой, мне хочет­ся пате­фон послу­шать, схо­дить на тан­цы, а потом я успею. И вот Сера­фим Ива­но­вич (он сам мне рас­ска­зы­вал эту исто­рию) гово­рит: «Я поче­му-то ощу­тил, что это надо ска­зать бра­ту, я при­бли­зил­ся к его лицу и ска­зал ему: Коля, смот­ри, не опоз­дай!» И вто­рой раз он повто­рил: смот­ри не опоз­дай! И он мне рас­ска­зы­вал сам: про­хо­дит несколь­ко дней, вдруг зво­нят на пожар­ную стан­цию: «Ваш брат такой-то такой-то, Марин Нико­лай?» Он гово­рит: «Да, мой!» – «Он попал в боль­ни­цу, ава­рия на машине, мно­же­ствен­ный пере­лом позво­ноч­ни­ка, при­ез­жай­те, ситу­а­ция без­на­деж­ная». Сера­фим отпра­ши­ва­ет­ся на рабо­те, при­ез­жа­ет в боль­ни­цу, нашел место, где идет опе­ра­ция, ждет, вол­ну­ет­ся. Выхо­дит врач, гово­рит: «Мы дела­ли все, что смог­ли, но ниче­го не полу­чи­лось, ваш брат умер». Про­хо­дит какое-то вре­мя, тело заби­ра­ют домой, тело лежит в углу на сто­ле, суе­та обыч­ная, и где-то толь­ко в 4 утра, рас­ска­зы­вал мне Сера­фим Ива­но­вич – толь­ко в 4 утра он сел в крес­ло в ногах сво­е­го бра­та, и как обмо­рок какой-то на него нава­лил­ся, и он видит в этот обмо­ро­ке: захо­дит его брат Нико­лай – здо­ро­вый, кра­си­вый, идет к нему, при­бли­жа­ет­ся так­же близ­ко к лицу и гово­рит: «Сима, Сима, ты слы­шишь, я опоз­дал!» Если чело­век опоз­да­ет на рабо­ту –мож­но напи­сать объ­яс­ни­тель­ную. Если чело­век опоз­да­ет, пред­по­ло­жим, на встре­чу с люби­мым чело­ве­ком – мож­но потом как-то будет вос­пол­нить вот эту слож­ную ситу­а­цию. Но если чело­век опоз­да­ет при­ми­рить­ся с Богом, если в этой жиз­ни до момен­та физи­че­ской смер­ти не про­изой­дет его при­ми­ре­ние с Богом, он уже нико­гда и нигде не смо­жет обре­сти мира в Боге и с Богом. Поэто­му давай­те серьез­нее отно­сить­ся к нашей этой жиз­ни, и пусть сего­дняш­няя бесе­да, осо­бен­но рас­суж­де­ния о мытар­ствах, подвиг­нут вас к очень серьез­ной и обсто­я­тель­ной испо­ве­ди. Пото­му что цель про­по­ве­ди сло­ва Божия – это преж­де все­го наше обра­ще­ние к Богу через пока­я­ние. Спа­си всех Христос.

«Тай­на смер­ти» — видео­лек­ция пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка Оле­га Сте­ня­е­ва, подроб­но рас­ска­зы­ва­ю­щая о загроб­ной уча­сти души чело­ве­че­ской соглас­но с пре­да­ни­ем Пра­во­слав­ной Церк­ви. В бесе­де раз­би­ра­ют­ся и дру­гие кон­цеп­ции, гово­ря­щие о посмерт­ном состо­я­нии человека.

См. так­же раз­дел СМЕРТЬ. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ и САЙТ ПРОТОИЕРЕЯ ОЛЕГА СТЕНЯЕВА на пор­та­ле “Азбу­ка веры”.

Комментировать

*

3 комментария

  • Мак­сим, 28 марта 2020

    Очень полез­ная инфор­ма­ция. Осо­бен­но для молодёжи.

    Ответить »
  • Андрей андр, 4 сентября 2015

    Спа­си вас Гос­по­ди отец Олег, за эту полез­ную лек­цию. Я все­гда слу­шаю ваши выступ­ле­ния, и очень бла­го­дар­ный вам!

    Ответить »
  • Тама­ра, 16 июня 2014

    Господи,помоги мне при­нять и прой­ти вовре­мя все мои пока­я­ния, про­сти ‚ГОСПОДИ ‚ВСЕ МОИ ПРЕГРЕШЕНИЯ. СПАСИ ВАС ВСЕХ,ГОСПОДИ,

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки