Главная » Христианство » Догматы
 
   
 
Распечатать Система Orphus

Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие

Игумен Иларион (Алфеев)

<<назад   содержание   вперед>>

Молитва за умерших

В чине погребения есть слова, которые произносятся как бы от лица умершего (приводим этот текст по-русски): "Видя меня лежащего безгласным и бездыханным, восплачьте о мне, о братья, друзья, сродники и знакомые: еще вчера я беседовал с вами, и внезапно нашел на меня страшный час смерти. Но подойдите, все любящие меня, и целуйте меня последним целованием, ибо я больше не буду ходить среди вас и беседовать с вами; отхожу к Судии, где нет лицеприятия; ибо раб и владыка предстоят вместе, царь и воин, богатый и убогий в равном достоинстве, ибо каждый от своих дел или прославится или постыдится. Но прошу всех и молю, непрестанно молитесь обо мне Христу Богу, да не буду изведен за грехи мои в место мучения, но да водворит меня там, где Свет жизни".[1]

  О молитве за усопших прекрасно говорит Достоевский устами своего героя, старца Зосимы: "На каждый день и когда можешь, тверди про себя: "Господи, помилуй всех днесь пред Тобою представших". Ибо в каждый час и каждое мгновение тысячи людей покидают жизнь свою на сей земле, и души их становятся пред Господом – и сколь многие из них расстались с землею отъединенно, никому не ведомые, в грусти и тоске, и никто-то не пожалеет о них... И вот, может быть, с другого конца земли вознесется ко Господу за упокой его и твоя молитва, хотя бы ты не знал его вовсе, а он тебя. Сколь умилительно душе его, ставшей в страхе пред Господом, почувствовать в тот миг, что есть и за него молельщик, что осталось на земле человеческое существо, и его любящее. Да и Бог милостивее воззрит на обоих вас, ибо если уже ты столь пожалел его, то кольми паче пожалеет Он, бесконечно более милосердный... И простит его ради тебя".[2]

  Молитва за усопших является древней традицией Церкви, освященной веками. Покидая тело, человек выходит из видимого мира, но он не покидает Церковь, а остается ее членом, и долг оставшихся на земле – молиться за него. Церковь, несомненно, верует, что молитва облегчает посмертную участь человека и что Господь принимает молитвы не только об умерших праведниках, но и о грешниках, находящихся в муках. Особенную силу имеют молитвы на Литургии: "Святое жертвоприношение Христа, нашей спасительной Жертвы, доставляет большую пользу душам даже после смерти при условии, что их грехи могут быть прощены в будущей жизни, – говорит святитель Григорий Великий. – Поэтому души усопших иногда просят, чтобы о них была отслужена Литургия".[3]

  Известны случаи, когда умершие являлись живым – во сне или наяву – и просили о евхаристическом поминовении. Одному иеромонаху в конце XIX в. явился во сне святитель Феодосий Черниговский (иеромонах сидел возле его мощей) и просил на Литургии поминать за упокой его родителей – иерея Никиту и Марию. "Как можешь ты, о святитель, просить моих молитв, когда сам ты стоишь пред Небесным Престолом?.." – спросил иеромонах. "Да, это верно, – ответил святитель Феодосий, – но приношение на Литургии сильнее моих молитв". (Имена родителей святителя Феодосия до этого явления были неизвестны, однако впоследствии, спустя несколько лет, была найдена поминальная книжка самого святителя с написанными его рукой именами иерея Никиты и Марии).[4]

  Литургия есть жертва, приносимая "за жизнь мира", то есть за живых и умерших. В молитве, которую священник читает перед Литургией, приписываемой святому Амвросию Медиоланскому и представляющей собой фрагмент древней латинской анафоры, говорится: "Молим Тя, Отче святый, о душах верных преставльшихся, яко да будет им во избавление, спасение, отраду и вечное веселие сие великое благочестия таинство. Господи Боже мой, буди им днесь всецелое и совершенное утешение от Тебе, Хлеба истиннаго, живаго, с небесе сшедшаго и дающаго жизнь миру, от плоти Твоея святыя, Агнца нескверна, вземлющаго грехи мира. Напой их потоком благости Твоея, от прободеннаго (пронзенного) Твоего ребра на кресте истекшим..."[5]

  В коленопреклонных молитвах на праздник Пятидесятницы есть прошения "о иже во аде держимых" (т.е. о содержащихся в аду), чтобы Господь упокоил их "на месте светле, месте злачне, на месте прохлады".[6] Церковь верует, что по молитвам живых Бог может облегчить загробную судьбу умерших, избавив их от мучений и удостоив спасения со святыми.

  Один западный средневековый рассказ повествует о священнике, который, совершая заупокойную Литургию, в момент возношения Святых Даров увидел бесчисленное множество душ, выходивших из места мучения "наподобие бесчисленных искр огня, исходящих от зажженного горнила, и увидел, как они восходили на небо ради заслуг Страстей Христовых, ибо Христос каждый день приносится в жертву за живых и мертвых".[7] Этот рассказ изображает то, что происходит во время литургической молитвы за усопших: души освобождаются от мучений и соединяются со Христом.

  Литургическая молитва является молитвой о чадах Церкви. Но можно ли молиться за некрещеных, в особенности за умерших вне Церкви? Прямого ответа на эти вопросы в Священном Предании нет, однако существует множество косвенных свидетельств того, что молитва за умерших вне Церкви принимается Богом и они получают облегчение и утешение. В "Алфавитном патерике" рассказывается о святом Макарии Египетском, который однажды, идя по пустыне, увидел лежащий на песке череп и, прикоснувшись к нему палкой, спросил: "Кто ты?" Череп отвечал: "Я был жрецом идолопоклонников, которые жили на этом месте, а ты – авва Макарий, имеющий в себе Святого Духа; когда, умилосердясь над теми, которые находятся в вечной муке, ты молишься о них, они получают некоторое облегчение". Далее череп сказал Макарию, что мучение идолопоклонников не самое страшное, так как ниже их в аду находятся христиане, не исполнявшие волю Бога.[8]

  Другой, еще более поразительный рассказ имеется в некоторых ранних житиях святого Григория Двоеслова – о том, как душа императора Траяна была "крещена" в аду слезами святого Григория. Траян был гонителем христиан, однако он совершил одно дело милосердия (заступился за вдову), о чем стало известно святому Григорию. Преисполненный жалости, он пошел в церковь и молился со слезами за душу гонителя до тех пор, пока не получил откровения о том, что его молитва услышана. "Пусть никто не удивляется, когда мы говорим, что он (Траян) был крещен, ибо без крещения никто не узрит Бога, а третий вид крещения – это крещение слезами", – говорят авторы жития. "Хотя это и редкий случай, – комментирует иеромонах Серафим (Роуз), – но он дает надежду тем, чьи близкие умерли вне веры".[9]

  В Православной Церкви не принято поминать некрещеных, равно как и инославных христиан, за Литургией. Это, однако, не означает того, чтобы за них вообще нельзя было молиться. Вопрос о молитве за усопших инославных обсуждался в период перед Поместным Собором 1917 г. Отмечалось, что никаких древних канонических определений на этот счет не существует: правила, запрещающие молиться вместе с "отщепенцами" или "коснеющими в ереси", не имеют отношения к молитве за усопших инославных, хотя противники такой молитвы и ссылались на них. Протоиерей Е. Аквилонов писал в "Церковном вестнике" за 1905 год, что молитва за умершего лютеранина будет неприятна самому этому лютеранину, так как он при жизни не веровал в силу заупокойных молитв; она будет непрошеной услугой, поскольку "в смертный час почивший не думал о переходе в православие". Автор приводит в пример различные корпорации, ассоциации, ученые и промышленные общества, строго охраняющие свои корпоративные "межи" и не допускающие проникнуть туда посторонним людям: "Каждый член Церкви обязан возрастить в себе истинно христианский, православно-церковный корпоративный дух и, не забывая долга любви к ближним, строго держать в своих руках церковное знамя".

  Протоиерею Аквилонову возражал В. Соколов, автор книги "Можно ли и должно ли нам молиться в церкви за усопших инославных?", изданной Московской Духовной Академией: "Во всех этих речах слышиться какая-то необыкновенная черствость, какая-то щепетильно-самолюбивая забота о том, как бы не оказать излишнюю услугу и не явиться с нею навязчивым и непрошеным; в них совсем забыто то, что, несмотря на разность исповеданий, мы все христиане, и потому любя ближних своих, обязаны оказывать им великую помощь. Умершие лютеране и реформаты при жизни своей не веровали в молитвы за усопших. Но что же из этого? Ведь мы-то православные? Мы веруем, что наша молитва может оказывать умершим великую помощь". Истинное Православие, говорится там же, дышит не "корпоративным" духом, а духом любви, милосердия и снисхождения ко всем людям, в том числе и находящимся вне Православной Церкви.[10]


Примечания:

1. Последование погребения мирских человек. См.: Требник. М., 1991, с. 202.^

2. Ф. Достоевский. Собрание сочинений в 15-ти томах. Л., 1991. Т. 9. Сс. 357-358.^

3. Иеромонах Серафим (Роуз). Душа после смерти. Сс. 162-163.^

4. Там же. С. 162.^

5. Канонник. М., 1986. Сс. 520-521.^

6. Минея праздничная. С. 541.^

7. Цветочки св. Франциска Ассизского. М., 1990. Сс. 157-158.^

8. Отечник. Брюссель, 1963. Сс. 311-312.^

9. Цит. по: Иеромонах Серафим (Роуз). Душа после смерти. С. 173. Св. Марк Ефесский ссылается на этот эпизод как на достоверное свидетельство Предания: "Некоторые из святых, молившихся не только за верных, но и за нечестивых, были услышаны и своими молитвами исхитили их от вечного мучения, как, например, первомученица Фекла – Фалконилу и божественный Григорий Двоеслов, как повествуется, – царя Траяна" (Цит. по: Архим. Амвросий (Погодин). Св. Марк Ефесский и Флорентийская уния. С. 61). К этому же ряду свидетельств Священного Предания о помиловании нечестивых по молитвам Церкви следует отнести следующий рассказ. После победы над иконоборческой ересью по приказанию благочестивой императрицы Феодоры было совершенно всенощное бдение за упокой души ее мужа императора-иконоборца Феофила. Константинопольский клир во главе с патриархом Мефодием совершал молитвы на протяжении целой недели, а патриарх положил под престол храма хартию, в которую вписал имена всех еретиков и гонителей Церкви, преданных анафеме, в том числе и Феофила. По окончании недели патриарх достал из-под престола хартию и увидел, что имя Феофила изглажено, о чем он был извещен заранее ангелом (см. Синаксарий в Неделю Православия: Триодь постная. М., 1974. Т. 1. С. 149).^

10. В. Соколов. Можно ли и должно ли нам молиться в церкви за усопших инославных. Сергиев Посад, 1906. Сс. 23-31.^

<<назад   содержание   вперед>>

 
   
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Как помочь