Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


митрополит Вениамин (Федченков)

Беседы о Литургии

   

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Содержание

Беседа первая Беседа вторая. Литургия первых веков христианства Беседа третья. О храме Беседа четвертая. Действия при литургии Беседа пятая. Проскомидия Беседа шестая. Литургия оглашенных Беседа седьмая. Антифоны Беседа восьмая. Чтение Евангелия Беседа девятая. Литургия верных Беседа десятая. Евхаристический канон Беседа одиннадцатая. Серафимовская песнь Беседа двенадцатая. Серафимовская песнь (продолжение) Беседа тринадцатая. Возношение Даров Беседа четырнадцатая. Литургия – это жизнь    

   

Беседа первая

    Сегодня я побеседую с вами, как обещал, о Божественной литургии.
    Христос говорит: «Приимите, вкусите, сие есть Тело Мое». И дальше: «Пийте от Нея вси, сия есть Кровь Моя Нового Завета» (Мф.26:26-28). Много на небе светлых звезд, этих искорок ризы Божией, там есть сапфиры, изумруды, яхонты, но всех их краше, светлее, ярче – солнышко. Много душистых цветов на пажитях и нивах, но всех их лучше, прекраснее, благоуханнее – роза. Много рек, ручьев, озер, речек бегут по лицу земли, и все они сходятся, сливаются в безбрежном, огромном, безмерном океане.
    Много прекрасных ярких камней хранится в недрах земли, но всех прекраснее, чище, ярче – сверкает бриллиант.
    И в духовном мире есть и звезды, и камни драгоценные, и цветы на пажитях духовных. Много чудных звезд-песнопений хранится в Церкви православной (святоотеческих творений), но все сии сходятся в солнце Церкви нашей – Божественной литургии.
    Много чудных цветов на пажитях церковных, но всех их прекраснее роза – Божественная литургия. Дивны драгоценные камни Церкви нашей – обряды, но их всех ярче блистает бриллиант – Божественная литургия. Все источники, все ручейки – таинства наши – сливаются в глубочайшем Святейшем таинстве – Божественной литургии. У нас в Церкви есть руки Христовы, уста Его и очи Его, есть также сердце Его Божественное.
    Руки Его – обряды Церкви, язык уст Христовых – Евангелие Христа; очи Его – Таинства святые, чрез которые Он заглядывает в наши души, Сердце Его – Божественная литургия.
    Все отцы Церкви с восторгом говорят о ней. Блаженный Августин, святой отец Западной Церкви, так восклицает: «Твоя Премудрость могла бы сотворить, могла бы создать для человека еще более чудные цветы на нивах, но Твою Любовь Ты исчерпал до конца в Божественной литургии. И вот почему: в литургии Христос отдает Себя верным, Тело Свое и Кровь Свою животворящую».
    Святой Иоанн Златоуст говорит, что Божественная литургия есть великий чудный дар. Ангелы Божии, если только можно это выразить на нашем человеческом языке, завидуют нам, людям, которым даровано счастье вкушать Божественные Тело и Кровь, они мириадами слетаются туда, где приносится Божественная жертва, с трепетом предстоят пред святым престолом, закрывая лица и в славословии прославляя великую Тайну, совершающуюся здесь. Вот как святые отцы говорят о Божественной литургии, вот как благоговели они пред нею.
    Древние христиане хорошо понимали, какое счастье дано людям в таинстве причащения, они каждый день приступали к Святой Чаше, так чиста была их жизнь. Когда они ехали в дальний путь, они брали с собою Святые Тайны, вместе с крестом хранили они их на груди.
    Наши предки всегда начинали день с посещения литургии; только отстояв ее, они начинали свои дела житейские. Вот как люди, христиански настроенные, ценили Божественную литургию.
    Много названий дано ей.
    Первое – Пасхой называли ее древние христиане и отцы Церкви. Святой Иоанн Златоуст говорит: «Кто бывает на Божественной литургии, тот уподобляется возлюбленному наперснику Христову, потому что литургия есть Тайная вечеря, и мы, вкушая Святые Тайны, как бы к сердцу Христову припадаем, слушаем его биение».
    Второе – трапеза, потому что здесь предлагается нам Небесный хлеб – Тело и Кровь Христовы Животворящие.
    Третье – Евхаристией называют ее.
    Четвертое – общение, вот еще одно название литургии, потому что мы в таинстве причащения вступаем в величайшее общение со Христом, через таинство это Он проникает во все частицы нашего тела.
    Пятое – обедней называют литургию у нас в том же смысле, как название трапеза. Обедня – обед, пир, на который господин зовет своих рабов через слуг своих. Рабы – это мы, и как много среди нас таких, которые на зов царя отказываются идти, уходя то на торжище, то на поле или не желая оставлять дом, потому что «жену поят». Слуги Господни – архипастыри и пастыри зовут, но зова их не слышат, как не слышат и звона церковного – зова Христова, голоса Христова – Святого Евангелия. Мало того, что не слышат, но и другим мешают ходить, смеются над ними, издеваются, глумятся. Не видят эти люди, как они нищи и убоги, жалки, несчастны, окаянны – Солнца Божьего лишают они себя, бриллиант драгоценный топчут они в заблуждении своем.
    Дорогие мои, паства моя богодарованная, любите Божественную литургию, берегите благоуханную розу Христову, просвещайте свои души светом солнца Божественного, считайте потерянным днем в своей жизни тот, когда вам не удалось быть за Божественной литургией. Пусть среди вас не будет толстовцев, штундистов, адвентистов и других сектантов, отвергающих Святую Чашу, глумящихся. Пусть очи ваши видят всегда Божественную Чашу, пусть уши ваши всегда слышат: «Приимите, ядите».
    Благодарите Господа всегда за тот величайший Дар, перед которым трепещут ангелы. «Хвалите имя Господне, хвалите раби Господа» (Пс.134:1). Пророки и праведники этот наш дар видели только в гадании, видели в образах только, и то, в какой трепет повергались души их.
    Пророк Моисей, пася стадо, увидел купину, терновый куст, который горел и не сгорал. Он хотел приблизиться, но услышал голос: «Моисей, сними обувь с ног твоих, ибо земля, на которой ты стоишь, ...свята» (Исх. 3:5). Купина, по толкованию отцов Церкви, означает Пресвятую деву, в которую вселился Бог Слово, Огонь Божественный, и оставил Ее нетленной и непорочной. Но купина означает и Тайны Божественные, которые, как огнь, попаляют наши страсти, не сжигая нас.
    И Моисей, предчувствуя эту Тайну, полный благоговейного восторга, снял обувь с ног своих, показывая нам пример того святого страха, с которым мы должны приступать к Святым Тайнам.
    И еще более знаменательные слова говорит Господь Моисею: «В скинии (это – первоначальный храм) положи предо Мною Хлебы предложения и полагай их во все дни жизни» (Исх. 25:30). Эти хлебы предложения лежали неделю, а после, в субботу, съедались священниками. Эти хлебы были прообразом Святых Тайн.
    Соломон говорит: «Премудрость создала себе дом и обтесала семь столбов. Приготовила трапезу и послала слуг своих звать: приидите, ешьте хлеб мой и пейте вино мое» (Притч. 9:1-5). Видите, здесь повторяются слова те, которые мы слышим каждую литургию. Соломон говорит здесь о Божественной премудрости – о Христе. Семь столбов – семь таинств Церкви православной. Трапеза – это Божественная литургия, во время которой предлагается Хлеб Небесный и Вино. Слуги – это архипастыри и пастыри, не престающие звать всех верующих на вечерю.
    Звон колокола церковного – тот же звон на трапезу. Хлеб и вино прообразуют в притче тот хлеб и вино, которые здесь, в храме, прелагаются странным, чудесным образом в Животворящее Тело и Кровь Христовы.
    Так царь Соломон только предчувствовать мог Святейшую Тайну Божественной литургии.
    Пророк Исаия, говорится в Библии, видел дивное видение: увидел он Господа, Седящего на Престоле высоком. Престол окружали серафимы, имеющие шесть крил, два служили им для летания, двумя они закрывали ноги и двумя с трепетом закрывали лица, непрестанно вопия: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф». С ужасом благоговейным воскликнул пророк: «Горе мне, яко человек есмь нечисты имый устне». И сказал Господь: «Не бойся». И полетел серафим, взял клещи, схватил ими горящий уголь от Престола Божия и коснулся ими уст Исаии (см.: Ис. 6:1-6).
    В этом видении клещи, по толкованию святых отцов, – руки девы, воспринявшей Сына Божия. Эти руки протягиваются к нам. Уголь же пылающий – Святые Тайны, пламенем своим попаляющие наши беззакония.
    Вот с каким трепетом только предугадывает, только в видении зрит пророк дарованное нам великое сокровище, попаляющее всякую скверну.
    Пророк Малахия говорит: «Я возлюбил вас, глаголет Господь» (Мал. 1:2). Так учат и предугадывают пророки. А мы не умеем дорожить. Среди нас есть такие, которые не идут к Чаше. Про таких людей сказано: «Царица Южская восстанет на суд с родом сим и осудит его, потому что с далекого юга пришла она слушать Соломона. А здесь больше Соломона. Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, потому что покаялись они от проповеди Ионы, а здесь больше Ионы» (Лк. 11:31-32).
    Так и в Ветхом Завете говорится о великом даре Божественной литургии.
    Отец Иоанн Кронштадтский говорит: «Прослушав Божественную литургию, пади ниц и благодари Господа, сподобившего тебя такого великого счастья».
    Други мои, помните правило святых отцов: человек, три воскресенья подряд не побывавший у литургии; лишается христианского погребения. Не пропускайте этих трапез Господних, считайте потерянным тот праздничный день, в который вы не слышали Божественной литургии. Скажу притчу: один крестьянин имел сто пудов хлеба и променял его на лохмотья. Скажите, разумно ли он поступил? – Нет, не разумно. Как же еще более неразумно поступает тот, кто меняет Хлеб жизни Небесной на лохмотья жизни земной! Господь зовет на вечерю Тайную, а он отвечает: «На торг нужно идти, огород не убран, полоса не досеяна». Не знает он, несчастный, что зерно, которое он бросает в землю во время литургии, выйдет больным, чахлым, не принесет ему плода.
    Други мои, давайте помолимся со мной: «Господи, благодарим Тебя за дар Твой, благодарим Тебя за то, что сподобляешь нас слушать литургию Божественную и вкушать Пречистое Тело Твое и Животворящую Кровь Твою. Молим Тя и о тех, которые ушли от Святой Чаши Твоей, не хотят найти утешения в Тайнах Твоих спасительных. Ты вразуми и приведи их к Себе, чтобы и они были с нами в Церкви Твоей».
    Хочу я сегодня, други мои, побеседовать с вами о том, кто и когда в первый раз совершил Божественную литургию, где она была совершена в первый раз.
    Есть на небе ясное солнце, но есть еще Солнце Правды, вечное, никем не сотворенное, самосветящееся и разливающее предвечный свет. Солнце это – Бог Отец. От этого Солнца пресветлого исходит Божественный, такой же, как Солнце, бесконечный превечный Луч, все творящий и укрепляющий.
    Луч этот – Сын Божий. Этот-то Луч Божественный, Луч Света дивного зажег на земле чудную Лампаду, наполнив ее не елеем, не маслом, а Своею Божественною Чистою Кровию.
    Эта Лампада, дорогие мои, есть Божественная литургия. Эту Лампаду зажег Сын Божий, Превечный Луч Превечного Солнца Отца. Зажег Он ее в последние дни Своей земной жизни. Впервые загорелась эта Лампада в Сионской горнице в час совершения Тайной вечери. Вот кем и когда впервые совершена была Божественная литургия.
    Святые евангелисты и святые отцы описывают первую литургию: девять священнодействий совершил Тот, Кто был и жертвою, и служителем этой первой литургии.
    Спаситель омыл ноги ученикам и возлег с ними. далее говорится: «Христос взял хлебы»... Не хлеб взял Он в Свои пречистые руки, не хлеб, а тебя, душа грешная, тебя взял Своими чистейшими, святейшими руками. Взяв хлеб, Он возвел очи, поднял их к Небу, к Отцу, хвалу воздал Отцу, показал Ему взятую грешную душу, говоря как бы: «Я беру эту душу, покупаю ее, но не на золото и не на бриллианты, покупаю Я ее Кровию Своею, мукою крестною». Потом сказано: «Христос благословил хлеб», вероятно ожидая крестную смерть. Он сделал на хлебе знамение креста. Господь возблагодарил, преломил затем хлеб. Нет, не хлеб Он преломил, Плоть Свою раздробил Он...
    После этого Христос раздал хлеб ученикам. А при этом Он сказал те слова, которые повторяются каждый раз во время литургии: «Приимите, ядите…», «Пийте от нея вси...» Сказав эти слова, Христос Спаситель прибавил совет нежный, любвеобильный: «Сие творите в Мое воспоминание». Этот Новый Завет, установленный Христом Спасителем, великую радость внес в жизнь людей.
    Вкусив Тела и Крови Христа, люди приобщились Божественному естеству, впервые вошел в их дом души Господь – душа людей стала храмом Божиим. О, какое это бесконечно великое счастье.
    Первые последователи Христа не забывали завета Его – «Сие творите в Мое воспоминание». И вот уже 19 веков на земле приносится бескровная жертва. В течение 19 веков не было ни одного дня, в который не совершалась бы Божественная литургия. И не прекратится она, пока существует мир. Земля наша пока существует, никакая сила вражия не потушит Лампады, зажженной лучами Божества. Сатана поднимал бури, воздвизал жесточайшую брань, заставляя бушевать волны страстей, – все это для того, чтобы потушить светлую Лампаду, литургию Божественную, но не удалось ему это и не удастся.
    С пришествием антихриста начнется гонение на литургию, снова ей придется скрываться под землею, как во времена первых христиан. Но и во времена антихриста будет совершаться литургия, и в последний день мира, когда ангелы соберутся на суд всех людей, и живых, и восставших из гробов, и в этот день будет совершена Божественная литургия, только на Небе совершена она будет.
    Други мои, берегите эту Божию Лампаду, любите литургию Божественную, старайтесь насытиться из этого источника жизни. Считайте потерянным день, когда вы не будете слышать литургии. Церковь зовет всех на этот пир Божий, даже тем, кто остался дома по нужде, – матерям семейства, Церковь старается ударами колокола к «Достойно» напомнить, что в храме в этот момент совершается Божественная страшная литургия.

Беседа вторая. Литургия первых веков христианства

   Из нашего современного храма перенесемся, други мои, в языческую далекую Антиохию первых времен христианства. Воздвигнуто гонение на христиан, их схватывают, заключают в страшные тюрьмы, а потом в амфитеатрах отдают на съедение зверям или, обернув засмоленной паклей, зажигают, так что христиане изображают живой факел.
    То же и в Антиохии происходило, и гонителями был захвачен священник Лукиан со своею паствою. Они уже были приготовлены, и паства с грустью сказала Лукиану: «Отец наш, как же мы причастимся Святых Таин?» Лукиан неподвижно лежал на помосте, ноги его были скованы, встать он не мог. «А есть ли у вас хлеб и вино?» – спросил он. «Добрые люди принесли все это, – ответили ему, – только как же совершать ты будешь литургию, даже и престола нет у нас?» – «Принесите хлеб и вино, положите их на грудь мою, пусть она будет живым престолом для Пречистых Таин Господа», – воскликнул заключенный священник.
    И принесли хлеб и вино на грудь Лукиана, и совершена была литургия Божественная, во время ко торой причастился сам Лукиан и все остальные христиане.
    Так древние христиане совершали литургию. Не было у них установленных молитв и обрядов. Литургию во время гонений они совершали под землей, в катакомбах. С вечера начиналась служба и с восходом солнца кончалась, но не потому, что уставали верующие молиться, а потому, что было опасно жить христианам. В разных местах языческого мира совершалась литургия, но не везде каждый день; в одних местах – четыре раза в неделю, как говорит о своей пастве святой Василий Великий. В более раннее время христиане собирались каждый день, но особенно в день воскресный, который они называли днем Солнца и днем Хлеба. В память Воскресения Христова – Солнца Правды и в память Хлеба – святого причащения.
    Служба начиналась с чтения Святого Евангелия и посланий святых апостолов, а потом начиналась молитва. Говорились и читались молитвы не по молитвеннику, а из сердца. Молитва была пламенная. Сердца, согретые благодатию Духа Святого, изливали дивные гимны и песнопения. Не сохранилось почти ни этих молитвословий, ни поучений, только в отрывках более поздних времен находим мы указания, что некоторые из наших молитв в литургии повторяют песнопения древних христиан.
    Так, наш возглас «Возлюбим друг друга» – сейчас только хладные слова, тогда же он полон был глубокого смысла, тогда чувствовали люди, находящиеся в подземной церкви, что они действительно любят друг друга, близки один другому, и в знак этой любви и братства присутствующие в храме с произнесением этих слов целовали друг друга. Мужчины целовали мужчин, женщины – женщин; священнослужители также давали святое лобзание друг другу. И звуки гимнов сменялись в храме другими звуками – лобзанием.
    От этого обычая остался лишь слабый след: священнослужители теперь в это время целуют друг друга в плечо, а диакон целует крест на ораре. Точно так же, когда у нас теперь возглашается «Горе имеим сердца», хор холодно отвечает: «Имамы ко Господу», а тогда все от всей души произносили эти слова, потому что первые христиане действительно пребывали душою с Господом, не замечая времени, не чувствуя усталости, и только заря заставляла, из осторожности, разойтись по домам верующих, которые сошлись на молитву вечером. Так долго молились они. В деяниях святых апостолов об этом говорится: видна продолжительность их молитвы в том месте, где описывается чудесное спасение от смерти отрока, упавшего во время проповеди апостола Павла из окна.
    Так пламенна была молитва и вера христиан, что они не замечали времени.
    После долгой молитвы начиналось причащение всех верующих. Древние христиане причащались каждый день, мужчины и женщины. Позже причащались реже, но не менее одного раза в неделю. Для принятия Святых Таин верующие подходили прямо к престолу, так как тогда иконостас не отделял алтаря от храма.
    Сначала причащались все мужчины, потом женщины, больным или занятым службой святое причащение диаконы носили на дом. Так чиста была жизнь первых христиан, что они могли быть каждый день готовыми к святому причащению.
    Вот какова была литургия в древние времена. Если вас теперь спросят, други мои, что такое Божественная литургия, отвечайте, что она – завещание Спасителя нашего. Он Своими словами: «Сие творите в Мое воспоминание» оставил нам как бы завещание совершать литургию и вкушать Его Животворящие Тело и Кровь.
    Литургия, скажите, – это бриллиант, дивный подарок Христа. Литургия – это река, укрепляющая, освежающая, истекающая из ребра распятого Иисуса. Литургия – это мост золотой, по которому только и можно прийти к вечной жизни. Любящие же литургию, этот бриллиант неоцененный, эту реку, несущую нам жизнь, помните – это завещание Христа, идите этим мостом золотым, который спасет вас от пропасти ада.
    Не слушайте, возлюбленные, тех людей, которые бегут от литургии, бегут от Чаши. Это несчастные, заблудшие, жалкие люди. Они не видят блеска бриллианта, они задыхаются от жажды вдали от реки Христовой, они падают в пропасть, избегая моста. Вы же зовите всегда: «Хвалите имя Господне».
    Сегодня я только немного скажу вам о Божественной литургии. Я уже назвал вам ее в прошлый раз Лампадою Божьей, рекой животворною, бриллиантом драгоценным.
    Но река эта не была окружена берегами, бриллиант был без оправы. Литургия Божественная не имела ни установленных постоянных молитвословий, ни постоянных обрядов. По преданию, от времен апостольских называли так литургию апостола Иакова, брата Господня, апостола Марка и апостола Петра, но это не был обязательный для всех чин литургии. До IV века порядок совершения литургии и песнопения ее устанавливал каждый епископ для своей паствы. Вы уже знаете, что древние христиане так были сильны духом, так пламенно молились, что их молитва продолжалась всю ночь во время моления они не знали, что такое усталость. Но постепенно охладела огнепламенная молитва, верующие стали тяготиться целонощной молитвой, пропускали литургию, и вот тогда-то, снисходя к их немощи, святой Василий Великий составил более краткий, чем древний, чин литургии. Ее у нас совершают десять раз в году.
    Святой Иоанн Златоуст убавил песнопения и составил еще более краткий чин литургии. Бриллиант получил драгоценную оправу; реку ввели в прекрасные цветущие берега; Лампада получила оправу светлую.
    О том, как святой Василий Великий составил чин литургии Божественной, свидетельствуют святые Пров и Амфилохий.
    По словам святого Амфилохия, святой Василий готовился долго к святому делу. Долго молил Христа Спасителя открыть ему волю Свою, благословить его на составление чина литургии.
    Молитва его была услышана. Господь открыл ему, что он, Василий, может приступить к работе. Шесть дней молился святой Василий, постился, наконец после этих молитвенных подвигов он встал перед престолом и в пламенных песнопениях воспел литургию, чин которой потом и записал. С этих пор литургия не изменяется. Шестой Вселенский Собор постановил ничего не прибавлять и не убавлять в тех молитвословиях, которые составили эти два великих отца Церкви.
    Зачем же нужно было установить этот постоянный чин литургии? – Затем, чтобы не угасла Лампада, чтобы река текла прямым путем, чтобы на бриллианте не было царапин. Постоянный чин нужен был для того, чтобы не было введено чего-нибудь неправильного, еретического, в чин литургии, тем более что в IV веке стали в христианской Церкви появляться ереси. Таким образом, святые Василий Великий и Иоанн Златоуст ввели в русло реку. Пусть они помогут и вам, возлюбленные, понимать и любить Божественную литургию, про которую отец Иоанн Кронштадтский – пламенный служитель литургии говорит: «Упади ниц и благодари Господа, сподобившего тебя быть на Своей страшной Святой Литургии».

Беседа третья. О храме

   Сегодня я буду говорить с вами, други мои, о храме. Всякий храм строится по определенному плану. Вот и ваш собор построен по тому же древнему плану. Собор состоит из трех частей: притвора, средней части и алтаря.
    Притвор в древнее время служил для молитвы оглашенным, то есть людям, готовящимся к принятию крещения, и припадающим – так назывались люди, за большие грехи лишенные права стоять со всеми верующими.
    Припадающими они назывались потому, что кланялись каждому, входящему в храм, и просили: «Помолись за нас, мы много прегрешили».
    Средняя часть храма не отделялась раньше тою плотною перегородкою, которая называется иконостасом. Она появилась только во время Василия Великого. В его житии так описывается причина того, что святитель устроил иконостас.
    Василий принял крещение уже взрослым, купелью ему послужил священный Иордан, где крестился Господь Иисус Христос. Перед крещением Василия блеснула молния и из нее вылетел голубь, опустился и всколыхнул воду.
    В память этого чуда, над престолом того храма, где служил Василий уже епископом, висел серебряный голубь, сделанный для святителя ювелиром. Василий всегда пламенно молился в храме, и за это Господь всегда посылал ему чудо: во время преложения Святых Даров голубь трепетал крыльями, как живой. Однажды святой Василий произнес слова: «И сотвори убо хлеб сей...» – и заметил, что голубь оставался неподвижным. Смутился святитель, упал на колени и стал молить Бога открыть ему причину такой немилости.
    Народ стоял в недоумении, видя прекращение службы. Долго молился святитель Василий, и вот Господь открыл ему причину Своей немилости.
    Пред престолом стоял диакон, чтобы отгонять от Святых Даров насекомых, которых так много на Востоке, и видит святой Василий, что один из диаконов засмотрелся на красивое женское лицо. Возгорелся ревностью о славе Божией пламенный Василий, изгнал диакона, отстраняя его от службы, и после этого Господь опять явил ему чудо.
    С этого времени и ввел святой Василий иконостас, чтобы не развлекались священнослужители во время молитвы. Вначале иконостасом служила легкая завеса. Потом явилась легкая перегородка и уже позже современный нам иконостас.
    В средней части храма – молящиеся; в алтаре находятся две святыни – святой престол и жертвенник. Престол поставляется в алтаре с особыми священнодействиями. Прежде всего его несколько раз тщательно моют, потом надевают на него «срачицу» (сорочку ) – белую льняную одежду: и перевязывают его крестообразно поясом. Потом надевают на престол блестящую одежду из парчи и после этого покрывают престол покрывалом
    Все, что я описал, имеет глубокий смысл. По толкованию святых отцов, в трех частях храма изображается троичность Божества, с одной стороны, а с другой – притвор изображает нашу землю, средняя часть храма – видимое небо, алтарь -Небеса небес. И престол изображает Престол Божий. Всюду Святая Церковь напоминает нам о Божественной Троичности, везде Господь проявляет Себя как Троицу Единосущную.
    Наша душа тоже говорит нам об этом. Наш ум свидетельствует о Божественном уме, сотворившем весь мир, – Боге Отце. Наше сердце свидетельствует о Божественной любви – о Сыне Божьем, Единосущном Отцу. Наша воля есть образ Божественной воли – Божественного Святого духа. Если мы всмотримся в одежды святого престола, то и здесь найдем для себя много образов. Святой престол омывают, чтобы он стал местопребыванием Господа. И человек, этот «храм Божий, по свидетельству святого апостола, тоже омывается в воде крещения. Белая одежда и крестообразное опоясывание говорят о кресте, полученном нами при крещении. Блестящая одежда престола говорит о блеске славы Божией, которую не могут выносить огнепламенные серафимы, предстоящие Престолу Царя Славы и закрывающие лица свои и ноги крыльями, чтобы не опалиться. С каким же трепетом должны мы предстоять престолу Божию.
    Вторая часть храма изображает небо, и мы, верующие, должны, как звезды на небе, гореть нашими душами в молитве.
    Святой престол поставляется на мощах мучеников в память того, что первые христиане молились, в катакомбах, причем престолом для них иногда служили гробницы Святых мучеников.
    Святой престол должен освящаться епископом, но теперь, когда епископу не всегда возможно поехать на освящение храма, он освящает только антиминс. «Антиминс» в переводе значит «вместопрестолие», — это шелковый или полотняный плат; в котором зашиты святые мощи, на плате изображаются «положение во гроб», четыре евангелиста и делается надпись о том, когда, при каком епископе дан этот антиминс. Антиминс обычно завертывается в особый платок-покров, а во время литургии развертывается и на нем полагаются святые дискос и чаша.
    Без антиминса не может совершаться литургия. На антиминсе можно приступать к служению ее в обыкновенной комнате, в палатке, на обычном столе вместо престола. Антиминс – переносный престол.
    Кроме антиминса на святом престоле полагаются Святое Евангелие, крест и дарохранительница, где сохраняются Святые дары запасные. Вот почему на престоле не только невидимо, но и видимо, в Святом Евангелии и Святых дарах присутствует Сам Господь.
    Жертвенник стоит в левой стороне алтаря. На нем совершается проскомидия, а в древности на него верующие полагали хлеб, который они приносили для совершения Божественной вечери.
    Вот краткое описание храма, в котором мы бываем с вами за Божественной службой.
    Всюду и всё говорит нам, о присутствии Бога. С каким же благоговением должны мы стоять здесь перед Престолом Божиим, пред которым с трепетом предстоят ангелы, которым мы и уподобляемся. в храме, воспевая славословие.
    И как жалки как несчастны люди, которые не любят храма Божия, которые меняют службу Божию на ветошь мира сего, которых житейские заботы лишают возможности бывать в храме.
    Други мои, любите храм, это постоянное местопребывание Бога, спешите сюда, особенно в праздник, старайтесь уподобиться ангелам, воспевающим непрестанно хвалу Богу.

Беседа четвертая. Действия при литургии

   Господь сказал: «Аз есмь хлеб, сшедший с небеси» (Ин.6:41). Хлеб этот – Божественное Тело Его и Честная Кровь Его – Святое Причащение Его, нас «укрепляющее, оживляющее, очищающее». Причащение – это Солнце правды, освящающее нашу жизнь, согревающее нашу душу. От этого Солнца три луча, этот бриллиант вложен в ковчег с тремя отделениями. Божественная Литургия состоит из трех частей.
    С древнейших времен подразделяется так эта служба, даже в Сионской горнице первая литургия состояла из трех частей. На Тайной вечери, прежде всего, было приготовление. Господь сказал ученикам: «Идите приготовьте нам горницу». Затем Господь возлег с двенадцатью учениками, но Иуда не досидел до конца трапезы, «исшел», как исходят оглашенные (не имеющие крещения). Наконец, по уходе Иуды, Господь начал священнодействовать, под видом хлеба и вина дал ученикам вкусить Плоти Своей и Крови Своей.
    И в Божественной литургии имеются эти три части. Первая называется проскомидией – слово это греческое, потому что вся Божественная литургия заимствована нами от греков.
    «Проскомидия» значит приношение. Нужно отметить, что еще во времена Моисея Господь заповедал, чтобы верующие не приходили к Нему «тщи», без жертвы. Это правило строго соблюдали первые христиане; вместо животных, которые служили жертвою во времена Моисея, они приносили хлеб и вино.
    Алтарь в древности разделялся на три части: собственно алтарь и две боковые части. Ризница – по нашему сосудохранилище, потому что там хранилась утварь храма, здесь же облачались диаконы. По-гречески она называлась диаконник. С другой стороны находился жертвенник, или предложение, где теперь жертвенник. Там стоял стол, на котором верующие полагали хлеб и вино.
    Вот откуда получили наименование просфоры, которые означают приношение. Эти жертвы так были распространены, что святые отцы говорили: «да будет стыдно людям, имеющим достаток, причащаться чужим хлебом». Из этих хлебов священник выбирал лучший, хорошо выпеченный, и употреблял для причащения, а так как тогда причащались почти все верующие, то и приходилось употреблять несколько хлебов и несколько чаш.
    В литургии святого апостола Марка так и просится у Господа ниспослать духа Святого «на хлебы и чаши сии». Хлеб для причащения должен быть пшеничный, квасной, форма – круглая, кроме того, он должен состоять из двух частей.
    Пшеничный круглый хлеб берется в память того хлеба, который употреблял Спаситель при совершении первой литургии. Круглая форма напоминает динарий – монету, как бы говоря, что мы куплены Христом Спасителем, Который отдал Себя за нас, чтобы выкупить нас. Хлеб этот и называется просфорой, то есть приношением в память того, что верующие ее приносили в храм для священной литургии, как и мы теперь приносим свечи и масло, и то, и другое. Две части просфоры говорят о двух естествах Сына Божия – человеческом и Божественном. Это динарий, которым мы искуплены, это жертва, которая была добровольно принесена за нас Богочеловеком, Сыном Божиим и Сыном девы.
    Совершается литургия на пяти просфорах. Почему это так? – вы скажете мне. Взгляните на крест: в память пяти язв Господа нашего Иисуса Христа.
    Теперь приступлю к объяснению самой литургии. Я уже говорил вам, что она состоит из трех частей. Первая называется проскомидией. Она вся посвящена воспоминанию Рождества Христова. И так как Христос родился в безызвестности, о Нем почти не знали 30 лет, когда Он явил себя миру, то проскомидия совершается в алтаре при задернутых царских вратах.
    Во время совершения проскомидии воспоминаются и страдания Христовы, но как бы в предведении грядущего, так, как предвидел их праведный Симеон Богоприимец.
    Пред совершением литургии священник, сознавая свою немощь, свою греховность, чувствуя священный трепет пред тою великою службою, к которой он приступает, обращается к Господу с молитвой о помощи. Вот почему он, прежде чем приступить к святой трапезе, как бы в страхе, беспомощный, останавливается пред иконостасом, чтобы подкрепить себя обращением ко Господу.
    Уже с вечера готовится он к службе, и теперь, приходя в храм, священник должен, прежде всего, примириться со всеми, простить всем и всё. Часто говорят о недостойных священниках, некоторые заявляют, что они потому не ходят в церковь, что не уважают священнослужителей, что недостойно ведут себя. Какое же это недомыслие, какая религиозная безграмотность. Да разве есть разница в Чаше, которую держит рука совершающего, как ангела или недостойного священника?
    Господь говорит: «На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи... Все, что они вам говорят, делайте и исполняйте, по делам же их не поступайте» (Мф.23:2-3). Даже о таких грешных, развращенных и озлобленных до мозга костей священниках Господь так говорит. Святой Иоанн Златоуст говорит, что нужно благодарить Бога, что святое причащение дают ему немощные священники, потому что, если бы литургию совершал ангел Божий, то он не допустил бы грешников к Святыне.
    Со страхом, сознавая свою немощь, священник взывает ко Господу о помощи.
    Священник читает пред царскими вратами начальные молитвы: «Царю Небесный...», «Отче наш...». В сознании своей греховности он смиренно читает «Помилуй нас, Господи, помилуй нас». Здесь он просит простить беззакония его, священника, по бесконечной милости, как «Бог Благоутробный», и потому еще, что мы – «людие Его», далее просит Пречистую деву открыть милосердия двери, потому что Она – спасение рода христианского.
    Прочитав эти молитвы, священник поклоняется образу Спасителя у царских врат, целует Его, читая «Пречистому Твоему образу...», затем также с поклоном целует икону Богоматери, произнося молитву: «Милосердия сущи источник... милости Его сподоби нас». Дальше священник целует иконы в иконостасе, читая тропари им. Это поклонение святым иконам совершается священником для того, чтобы испросить небесную помощь Богоматери и святых угодников ему, немощному и грешному, при совершении страшной литургии.
    С другой стороны, этим священник свидетельствует, что православная Церковь, исполняя постановления Седьмого Вселенского Собора, чтит святые иконы.
    Затем, наклонивши голову пред царскими вратами, священник читает молитву: «Господи, ниспосли руку Твою...». Еще испросив благодатной помощи, все еще не решается священник приступить к совершению литургии, и еще раз испрашивает он укрепления и совершения службы, в том, чтобы неосужденно предстать Престолу и совершить бескровное священнодействие. Эта молитва как бы укрепляет его, и он решается, наконец, войти в алтарь, но предварительно просит молитв и прощения у собравшихся верующих, и у них ища поддержки своей немощи. С молитвою «Вниду в дом Твой...» входит он в алтарь, кладет три поклона перед святой Трапезой и целует лежащий на ней крест и Евангелие, как бы Самого Господа, седящего на Престоле Славы. Положив три поклона на восток, священник начинает облачаться. Облачение означает, что священник совлекается всего земного и облекается благодатию Божиею. Облекаясь в стихарь, священник произносит: «Да возрадуется душа моя о Господе, облече мя в ризу спасения и одеждою нетления одея мя, яко жениху, возложи ми венец и яко невесту украси мя красотою...». Далее с соответствующими молитвами надевает он прочие части облачения.
    Во всех этих молитвах призывается и восхваляется укрепляющая сила благодати Божией. Облачившись, священник. омывает руки, говоря: «Умыю в неповинных руце мои...» Нужно сказать, что в древнее время омывали руки перед входом в церковь все верующие, для этого у входа висел умывальник. Святой Златоуст говорит, что верующие два раза умывают руки: один раз при входе в храм, другой раз при выходе, давая милостыню.
    Я помню, когда был мальчиком, при входе в старый храм, где бывала наша семья, умывали руки из кувшина, висевшего здесь по древнему обычаю.
    Отходя затем к жертвеннику, священник в последний раз в облачении обращается к Богу с молитвою, вспоминал Искупительную жертву Христа.
    Полагая три поклона, он читает: «Боже, очисти мя грешнаго и помилуй мя», «Искупил еси нас от клятвы законныя». Затем благословляет: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков». И приступает к совершению проскомидии. Но об этом я расскажу в другой раз, а теперь еще раз напомню вам, други мои, чтобы вы любили этот Божественный бриллиант Божий, Божественную литургию и со страхом и благоговением присутствовали на совершении ее. Помните, как я вам говорил, что сами ангелы завидуют нам, что нам дарован такой драгоценный дар, и, чтобы присутствовать при совершении литургии, они покидают небесные чертоги. Это присутствие ангелов видел преподобный Серафим, ученики преподобного Сергия видели сослужащего ему ангела, и о других Святых имеются также свидетельства. Как же нам не оставить все житейское, чтобы вкусить, от этого источника жизни?

Беседа пятая. Проскомидия

   Если вас спросят, други мои, кто вы такие, как вы ответите? Отвечайте – христиане. Да, христиане, вот почетное имя. За это имя не жалели жизни первые христиане, за это имя мученики принимали жестокие муки, даже смерть.
    Что же отличает звание христианина от всякого другого? – Чаша животворящая. Христианин – один из людей всего мира воспринимает от Божественного естества Христа Спасителя. Причащается христианин за Божественной литургией, вот почему нужно так дорожить литургией. Опять повторяю: считаю потерянным день, в который вам не удалось побывать за этой Божественной службой. Это Божия Лампада, зажженная Христом Спасителем, это бриллиант, купленный Его Кровью.
    Мы уже начали говорить о проскомидии – первой части литургии. Сделав возглас «Благословен Бог…», священник берет просфору, приготовленную для Агнца, в левую руку, а правою копием трижды знаменует верхнюю часть просфоры, произнося: «Яко овча на заколение ведеся», затем надрезает левую сторону со словами: «И яко агнец непорочен, прямо стрегущаго его безгласен, тако не отверзает уст своих». Делая надрез в верхней части просфоры, священник говорит: «В смирении его суд его взятся» и, прорезая нижнюю часть, произносит: «Род же его кто исповесть?»
    Эти четыре изречения пророческие, все относятся ко Христу Спасителю, который действительно перед врагами Своими был кроток и безгласен, как агнец перед своим хозяином, распоряжающимся его жизнью. Третье изречение особенно знаменательно: оно гласит, что Христос Спаситель так смирен, что даже не требовал закона на суде. Его судили одну только ночь в Синедрионе, что нарушало всякие законы суда, но Спаситель не протестовал против этого беззакония. Четвертое изречение указывает, что этот смиренный агнец Богочеловек особого происхождения. Его рода, его происхождения нельзя указать потому, что оно Божественно.
    После того как сделаны четыре надреза, священник влагает копье с правой стороны и вынимает вырезанную часть просфоры, четырехугольную, со словами: «Яко вземлется от земли Живот Его». Вынутую часть просфоры священник кладет на дискос книзу печатью и надрезает его крестообразно, говоря: «Жрется Агнец Божий, вземляй грех мира».
    Эта первая частица, положенная на дискос, называется агнцем, она изображает Иисуса Христа. Во время совершения Евхаристии она превращается в Тело Его. Затем, обратив частицу вверх тою стороною, на которой изображен крест, священник прободает копием правую сторону части и говорит: «Един от воин копием..» Произнося слова: «И абие изыде кровь и вода», он вливает в Чашу воду и вино и благословляет Чашу. Верхняя часть агнчей просфоры изображает Пречистую Богородицу (вся просфора).
    По толкованию святых отцов, отделение от нее агнца прообразует Рождество Христово.
    Священник изображает духа Святого, через Которого совершилось воплощение Сына Божия, диакон напоминает архангела Гавриила, вестника воплощения Иисуса Христа. Полагая агнца на дискос, священник прообразует положение Иисуса Христа в яслях – дискос напоминает ясли и вертеп, но он же напоминает здесь гроб новый, где положили Иисуса Христа Иосиф с Никодимом.
    Взяв вторую просфору, священник говорит: «В честь и память Преблагословенныя Владьтчицы» и, вынув частицу, полагает ее на правую сторону агнца, говоря: «Предста Царица одесную Тебе». Эта частица изображает Пречистую деву Марию, молитвы которой и призывает священник, потому что Матерь Божия непрестанно молится за мир пред Престолом Божиим.
    Третья просфора называется девятичинной. Так названа она потому, что из нее вынимается девять частей в честь святых Божиих угодников.
    Ангельское воинство, по учению Церкви, разделяется на девять чинов, точно так же святые – Торжествующая Церковь – разделены на девять чинов. Вот в честь этих девяти чинов и вынимаются части из третьей просфоры. Этой просфоре придается особое значение, и поэтому священник особенно долго молится над ней.
    Святые, призываемые при вынимании частей из третьей просфоры, как бы дают ей свою благодать, вот почему эту просфору дают больным, страждущим, кому особенно нужно укрепление духовных сил.
    Взяв эту просфору, священник произносит: «Честнаго славнаго Пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна» , вынимает частицу, начинает первый ряд и полагает ее на левую сторону агнца. Затем, вынимая вторую частицу первого ряда, произносит: «Святых славных пророков Моисея, Аарона, Илии, Елисея, Давида и Иессея, святых трех отроков и Даниила пророка и всех святых пророков» – и полагает вынутую частицу рядом с первой.
    Вторая частица посвящается всем пророкам, провозвестившим пришествие Христово. Третья частица первого ряда служит воспоминанием святителей; первыми поминаются великие святители Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, а затем святители вселенские и русские.
    Вынимая вторую частицу второго ряда священник вспоминает святых мучеников и мучениц. Пятая частица посвящается памяти преподобных жен и матерей. Этой частицей заключается второй ряд.
    Первая частица третьего ряда служит воспоминанием святых бессребреников и чудотворцев. Восьмая частица полагается в честь святых Богоотец Иоакима и Анны, послуживших делу спасения через Пресвятую Деву Марию. Вынимая эту частицу, священник вспоминает еще святого, который празднуется в этот день и в память которого создан храм, и всех святых.
    Последняя, девятая, частица посвящается памяти Иоанна Златоуста, ею и заканчивается третий ряд.
    Таким образом, на дискосе появляются девять частиц, напоминающих нам о наших ходатаях пред Господом.
    Взяв четвертую просфору, священник поминает патриарха, вселенских патриархов и местного епископа и, вынув частицу, кладет ее ниже агнца; далее вынимает частицы за живых, повторяя: «Помяни, Господи», и кладет вынутые частицы ниже первой.
    Пятую просфору посвящает умершим. Поминая их имена, священник повторяет: «Помяни, Господи». Вынутые частицы он кладет ниже частиц, вынутых за здравие. Последнюю частицу священник вынимает, поминая свое недостоинство.
    Таким образом, четвертая просфора служит для поминовения всех членов Церкви живущих, а пятая – умерших.
    Это поминовение на проскомидии имеет великое значение, потому что в конце литургии священник опускает вынутые частицы в Чашу со Святыми Тайнами и молится: «Отмый, Господи, грехи зде поминавшихся Кровию Твоею Честною».
    Всех, кого он поминал на проскомидии, священник просит Господа очистить от грехов, омыть Кровию Животворящею.
    Вот почему так важно для умерших помянуть их на проскомидии. Частица, вынутая за них, будет омыта Кровию Искупителя и этим таинственно облегчает тяжесть грехов усопших наших близких.
    Если вы любите ваших родных, поминайте их. Сaми не имеете возможности, попросите других подать за них на проскомидию. Лучшего подарка вы не сможете сделать для дорогих умерших. На Афоне существует древний обычай: кости умершего инока через год отрывают, и если они чисты и белы, то их снова погребают с честью, радуясь тому, что брат угоден Богу. Потому что чистые белые кости считаются знаком того, что душе умершего хорошо за гробом. Если же отрытые кости темны, то монахи переносят их в особое помещение и усиленно молят Господа об умершем, потому что темные кости указывают на тяжесть грехов умершего. И только кости просветлеют, братия прекращает свои молитвы об умершем, которого Господь очистил от грехов.
    Вот как важно поминовение, вот как оно помогает усопшим. Не упускайте же случая помянуть их, чтобы и они помолились за вас. Они не могут помочь себе за гробом, но нам они могут помогать, потому что они лучше нас видят нашу жизнь, то, что нам нужно, и молятся о нас особенно, когда мы сами поминаем их на молитвах.
    Закончив поминовение, священник берет кадило и говорит: «Кадило Тебе приносим, Христе Боже...» Затем, покадив звездицу, он кладет ее на дискос, читая: «И пришедши звезда, ста верху, идеже бе отроча». В этот момент вспоминается Рождество Христово и появление при этом чудесной звезды.
    Фимиам означает веяние Духа Божьего. Священник и диакон изображают небожителей, со страхом узревших Рождество Спасителя мира. Потом священник, покадив, покрывает покровом святой хлеб на дискосе со словами: «Господь воцарися в лепоту облечесю». Другим покровом он покрывает потир, говоря: «Покры небеса добродетель Твоя». Наконец, воздухом, покадив его, священник покрывает чашу и дискос, говоря: «Покрой нас кровом крилу Твоею». Эти покровы изображают в одно и то же время пелены, которыми был повит Богомладенец, и погребальную Плащаницу, которою повит был Христос Спаситель, при погребении. Так в проскомидии одновременно воспоминаются два величайшие события – Рождество Христово и Его крестная смерть, страдания Его. Они вспоминаются как бы в предвидении. В проскомидии Церковь как бы говорит нам: «Родился Христос и для чего? – Для того, чтобы страданиями Своими нас спасти».
    Главным образом в проскомидии вспоминается рождение Спасителя. Вот и в то время, как священник кадит покрытые воздухом дискос и потир, он как бы в сонме ангелов видит Рожденного Сына Божьего Божьего и в восторге три раза восклицает: «Благословен Бог, сице благоволивый, слава Тебе». Благословен Бог наш, так благоволивый, до такой степени изливший Свою милость, что решил принять человеческий образ. Здесь изображается изумление ангелов пред неизреченной тайной человеколюбия Божия. Сами ангелы поражены рождением Богочеловека. Затем священник трижды с благоговением поклоняется перед жертвенником, как бы перед яслями Богомладенца, и читает чудную молитву предложения, которую отец Иоанн Кронштадтский не читал никогда без слез умиления. «Боже, Боже наш, небесный хлеб, пищу всему миру...» Этою молитвою священник свидетельствует пред Богом свою немощь и просит допустить его неосужденно священнодействовать ради Сына Божия, благословляющего и освящающего людей Своих. Не на свои силы надеется священник, приступая к страшной Божественной литургии, а на небесную помощь Божией благодати.
    Далее следует отпуст. На отпусте священник кадит жертвенник и святую трапезу и престол крестообразно, говоря: «Во гробе плотски, во аде же с душею…»
    Далее оба священнослужителя, сознавая свою греховность, прибегают к милосердию Божию, прося прощения грехов. Они, прежде всего, произносят 50-й псалом царя Давида, являющийся образцом покаяния. Затем в умилительной молитве Духу Святому они просят Его прийти и очистить нас от всякия скверны и немощи человеческой.
    Это молитвословие заканчивается гимном ангелов в честь Рождества Христова. Очистившись от своих грехов и уповая на милость Божию, священнослужители как бы приобщаются к сонму ангелов, поющих славословие пришедшему в мир Свету Единосущному. «Слава в вышних Богу, и на земли — мир, в человецех благоволение», – восклицают Небесные Силы, а с ними и священнослужители, поклонившись, во время проскомидии.
    Они изображают ангелов. Как небожители, узрев рождение Спасителя, возвестили эту радость людям, так и священнослужители подготовляются возвестить ее стоящим в храме верующим. Священник, читая «Слава в вышних Богу», воздевает руки, которые изображают веющие крылья ангелов светлых, пораженных, изумленных чудом воплощения Сына Божия. «Господи, уста мои отверзеши, – молится священник, как бы охваченный священным трепетом небожителей. С благоговением целует священник Святое Евангелие на престоле, диакон – самый святой престол, и затем диакон, склонив голову, подняв конец ораря тремя пальцами правой руки вверх, говорит священнику: «Время сотворити Господеви, Владыко, благослови». На это священник, знаменуя его, отвечает: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков».
    Диакон просит его: «Помолися о мне, Владыко». Священник говорит: «Да исправит Господь стопы твоя». – «Помяни мя, Владыко святый», – еще раз просит диакон. «Да помянет тя Господь Бог во Царствии Своем всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь», — отвечает священник. Этот разговор священника с диаконом глубоко знаменателен, по толкованию святых, отцов, он изображает сговор Небесных Сил, которые возвестили людям радостную весть о Рождестве Христовом. Как ангелы со страхом и с трепетом священным узрели это великое чудо, так и люди возвестили о нем а страхе священном
    Так, с большим трепетом приступают к провозглашению этой вести священнослужители, ведь они люди немощные и грешные, еще менее достойны говорить о Рождестве Христовом. Потому-то и просит так усиленно диакон священника помолиться о нем. Ведь диакону придется первому принести людям великую весть. Читая славословие ангелов, священнослужители как бы призывают их на помощь себе.
    Вот каким чувством священного страха должны быть полны души священнослужителей и верующих, присутствующих при совершении проскомидии. Этим сговором Сил Небесных заканчивается проскомидия и начинается литургия.
    В древнее время, когда алтарь был открытый, переговор этот священника с диаконом был посредине храма, как теперь при архиерейском служении.

Беседа шестая. Литургия оглашенных

   Вторая часть Божественной литургии носит название литургии оглашенных. Так называется она потому, что при совершении ее могли присутствовать оглашенные, то есть те, которые только готовились ко святому крещению. Кроме них, здесь могли быть и евреи, и язычники, если они хотели послушать службу. В древнее время вся эта часть литургии происходила в середине храма, тогда молитв установленных не было, из уст молившихся выходили пламенные гимны и краткие молитвенные воздыхания, из которых составились позже наши песнопения и ектении.
    Подготовившись к радостной вести Рождества Христова, диакон выходит через северные двери перед царские врата и делает три поклона, говоря про себя: «Господи, устне мои отверзеши...», потом громко возглашает, подняв орарь правою рукою, наподобие крыла ангела, которого он изображает в этот момент: «Благослови, Владыко». Священник из алтаря отвечает: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго духа ныне и присно, и во веки веков, аминь». На это народ торжественно отвечает: «Аминь» («истинно, правильно ты говоришь»). Перед этим возгласом священник, взяв в руки Святое Евангелие, знаменует им крестообразно святой престол. Глубокий смысл имеет это действие. Святое Евангелие – символ Самого Господа Иисуса Христа. Крест – орудие нашего спасения. Делая знамение креста Святым Евангелием, священник как бы говорит, что Господь наш Иисус Христос путем крестным, смертию Своею, спас нас, открыл нам благословенное Царство, которое воспоминается в следующих возгласах. Посмотрите, какой глубокий смысл. Воспоминая крестные страдания Спасителя, о рождении Которого только что согласились возвестить священнослужители, священник провозглашает о Царстве Сына Божия, в Троице поклоняемого. «Благословенно Царство...» – в самом начале литургии провозглашается Царство, но царство не земное, не царство, основанное на насилии, на гнете, нет, – провозглашается Царство мира, благословенное Царство Отца и Сына и Святаго духа. Царство земное – преходящее; Царство, о котором провозглашает священник, пребывает во веки веков. Об этом Царстве возвестили миру ангелы, когда пели: «Слава в вышних Богу...» Теперь в литургии их изображают священнослужители, один из которых – диакон, является перед людьми, как ангел перед пастырями. Весть о рождении Христа принесла радость всему миру, и древние христиане на возглас священника о наступлении Царства благословенного отвечали пламенными гимнами. У нас за возгласом следует великая ектения. Но в древности ее не было, она здесь не на месте, вот почему ее не сопровождает молитва священника, как обычно бывает. Здесь в древнее время лились только ликующие песнопения.
    После великой ектении начинают петь антифоны, по-русски это слово значит противогласник. Так называются эти песнопения потому, что их поют попеременно то один, то другой клирос, как бы перекликаясь. Антифоны теперь часто поют очень сокращенно, на одном клиросе. Это очень неправильно, и в древнее время, конечно, так не было. Нужно нам восстановить древний обычай попеременного пения антифонов, чаще всего, как первый антифон поет: «Благослови, душе моя, Господа...»
    Пение антифонов является воспоминанием пророков, предрекавших нам Христа Спасителя. Ангелы поклонились Рожденному в первой части литургии. Теперь на поклонение Ему спешат пророки. Здесь в храм приходят гремящий Илия и Елисей, здесь находится пламенный Исаия, этот ветхозаветный евангелист, возвестивший Эммануила, так ярко изобразивший страдания Его; как бы своими глазами видел пророк страдания Христа. Сюда же с ними прославить Рождшегося приходит царь и пророк Давид песнопевец с мудрым Соломоном.
    Давид особенно много говорит о Христе; Его рождение, страдание и смерть описаны с необыкновенной точностью и яркостью. Кажется, что все это произошло перед глазами пророка, хотя он умер за много лет до появления Спасителя.
    Каждый антифон сопровождается тайною молитвою священника. Первый антифон отделяется от второго малой ектенией. «Паки, паки миром Господу помолимся», – начинается она. Царство мира, провозглашенное ангелами, призывается в нашу среду человеческую. «Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Своею благодатию». Четыре вида благодати испрашивается здесь. Без благодати сами мы ничего не можем сделать, и вот мы обращаемся за этой благодатной помощью к Спасителю, Источнику Благодати – к Богу. «Заступи» – это значит огради, закрой, предохрани нас благодатию.
    Кругом искушения, кругом козни врага. «Огради, заступи, спаси» – погибаю. Как Петр закричал среди волн: «Спаси, погибаю», так и мы просим не только огородить, закрыть нас, но и спасти, если мы попали уже в бурю напастей. «Спаси, вырви, исторгни нас и пучины бед». «Помилуй» – это уже третий вид помощи. Если мы не могли скрыться за забралом Твоей помощи, если не схватили руки Твоей, а впали в искушения, то прости нас, «помилуй», будь милосерд к немощи нашей. Но нам мало благодатной помощи теперь, в минуту искушений, – нет, и впредь «сохрани» нас, потому что только под охраною Твоею Тебе мы предаем и себя, и всех своих, и всю нашу жизнь. Вот смысл прошений этих, глубоко умилительных.

Беседа седьмая. Антифоны

   В день памяти пламенного служителя алтаря Господня святого Митрофана я продолжу свое объяснение Божественной литургии и разберу с вами, други мои, вдохновенные, чудные по своей глубине мысли и по силе пророчества псалмы Давида, которые поете вы на литургии, так называемые антифоны.
    Я уже говорил, что антифоны – это песнь пророков, пришедших поклониться Родившемуся, Который их избавит от мрака ада.
    Первый псалом царя и пророка-певца начинается возгласом восторга и умиления: «Благослови, душе моя, Господа». Посмотри, душа моя, какое перед тобою радостное чудо. Сам Господь пришел тебя спасти, благослови же Его. Далее еще усиливается этот восторг, не только «благослови, душе моя, Господа», но и «вся внутренняя моя», все силы мои внутренние духовные, все благословите Господа. Какое знаменательное пророчество. Разве не благословляем мы теперь всеми силами нашей обновленной во Христе жизни нашего Господа и «Имя Святое Его»? О каком имени говорит пророк? – О том, которое провозвестит Он Сам, об имени, которое с трепетом произносит весь мир – Иисус Спаситель – вот какое имя предугадывает Давид.
    «Благослови... Господа, не забывай всех воздаяний Его», Даров Его не забывай, они бесконечно велики. Он очищает тебя силою Своею от всех беззаконий твоих. Разве не очищены мы Кровию Иисуса Христа от мучающих нас грехов? Он исцеляет все болезни, «недуги твоя» и, – далее предсказывает псалмопевец, – «избавляет от истления жизнь твою». Он, воскресший и нас воскресивший, Он увенчает тебя Своею милостию и щедротами, исполняет добрые пожелания твои. Как орел, обновится, воспрянет юность твоя. «Щедр и милостив Господь», возглашает дальше пророк, «долготерпелив и многомилостив» – много имеет милости. Он не гневается до конца так, как заслуживаешь ты этого, больше того: Он не поступает с тобою так, как Ты этого заслуживаешь по своим беззакониям. Он не воздал, не поступил с тобою так, как заслуживают твои грехи.
    Нет, милость Его так бесконечно велика, как велико пространство между небом и землею.
    Мало того, Он простер милость Свою, Он удалил от нас беззакония наши, как восток удален от запада, то есть совершенно удалил. Как щедр отец к сыновьям, так щедр Господь боящимся Его, потому что, опять прозрит пророк, «Он познал создание Свое». Через воплощение познал Он нас – создание Свое, вспомнил, что мы – земля, что человек проходит как трава, как цветок полевой, так короток его путь земной. «Господь приготовил Престол Свой на Небеси», – говорит царь Давид и призывает всех благословить имя Божие.
    «Благословите Его вси ангели, сильные крепостию». Еще с большею силою дальше призывает он благословить Господа, все силы Его, затем все дела Его и в восторге священном заканчивает: «На всяком месте владычества Его, благослови, душе моя, Господа».
    Весь этот псалом проникнут благодарностью пред щедростью Господа, восторгом священным перед Его величием.
    Второй антифон выражает еще больший восторг царя-пророка. Уже не благословить призывает он душу, но восхвалить, излить свой восторг так же, может быть, как выразил его сам Давид, про которого сказано, что он в священном восторге пред престолом – ковчегом – «скакаше, играя».
    «Хвали, душе моя, Господа», – возглашает он и сам отвечает: «Восхвалю Господа в жизни моей, пою Богу моему, пока я существую – дондеже есмь». На людей нечего надеяться, в них же нет спасения, потому что выйдет, оставит его дух его и он возвратится в землю. Но кому помощник Бог Иаковлев, тот блажен, потому что Бог, Творец всего, дает суд, защитит обидимых. Все скорбящие находят у Него защиту, алчущим дает пищу, скованных и плененных – решит, освобождает, умудряет слепцов, возводит, хранит пришельцев, сирых и вдовиц.
    И заключает свой псалом торжественным: «Воцарится Господь в род и род». И в то время, когда поют антифоны, священник читает молитвы, в которых, если можно так выразиться, резюмируется все то, о чем поется в антифонах.
    «Господи, Боже наш, Егоже держава несказанна и слава непостижима». Здесь, как и в псалме 102, прославляется безмерная милость неизреченного человеколюбия Бога и призываются Его щедроты на молящихся. Во второй молитве призывается благословение Божие на Церковь и достояние Его.
    Второй антифон заканчивается песнью, составленной Юстинианом Великим, – «Единородный Сыне».
    Ангелы славословили Спасителя, пророки воспевали Его, теперь в лице царя Юстиниана прославляет Его весь род человеческий и взывает: «Спаси, спаси нас».
    Часть Божественной литургии от «Единородный Сыне» до малого входа изображает земную жизнь Господа Иисуса Христа до явления Его народу, жизнь Его, проведенную в неизвестности Назарета. Малый вход изображает крещение и начало проповеди Спасителя. В песнопении, сложенном Юстинианом Великим, императором Византии, вспоминается поклонение пастырей и с ними всего рода человеческого Господу Иисусу Христу рождшемуся.
    Явлению Его народу предшествует пение заповедей блаженства. Они, прежде всего, рисуют нам образ Самого Господа Иисуса Христа, в Его земной жизни. В то же время эти заповеди указывают нам, кто может воспринять учение Спасителя, какими духовными качествами должны обладать последователи Иисуса Христа.
    При малом входе несут свечу, за нею Евангелие, и дальше идет священник. Свеча обозначает Предтечу Господа – Иоанна, Евангелие – Самого Иисуса Христа.
    «Господу помолимся», – возглашает диакон, несущий книгу – Евангелие, он воздвигает его вверх во славу Святой Троицы, явившейся при Крещении Господа Иисуса Христа. Остановившись в царских вратах, диакон провозглашает: «Премудрость, прости» и делает Евангелием знамение креста. Этот момент – воспоминание Крещения Господа. Слово «Премудрость» напоминает нам: это тайна Богоявления, недоступная нам, разуму человеческому. Словом же «прости» установлено призывать всех ослабленных, лениво, небрежно стоящих к внимательному, благоговейному служению литургии.
    После малого входа поются тропари и кондаки празднику. В этот момент мы, обращаясь с нашей молитвой к явившемуся в мир Господу, как ходатаев за себя призываем празднуемых святых. Вслед за этим воспевается «Трисвятое» – песнь ангельских сил пред Престолом Божиим. Святую Троицу прославляет эта песнь, о происхождении которой Святая Церковь рассказывает нам так.
    В Царьграде случилось землетрясение, народ был в ужасе от этого страшного бедствия. В это время вихрь поднял малютку-мальчика высоко-высоко и опустил обратно на землю. Ребенок рассказал собравшемуся народу, что, поднявшись вверх, он услышал пение ангелов «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный»; «помилуй нас», – стал прибавлять народ к этой молитве. Во время пения этого молитвословия землетрясение прекратилось. И молитва вошла в число песнопений Божественной литургии и других церковных служб.
    Следующее за «Трисвятым» чтение Апостола является воспоминанием проповеди учеников Господа, а чтение Евангелия — проповеди Самого Господа Иисуса Христа.

Беседа восьмая. Чтение Евангелия

   Когда Господь явился на землю, что услышал и увидел Он? – Стоны несчастных, слезы горя, мольбу об исцелении больных, страждущих от нечистых духов. «Помилуй нас, спаси нас» – вот с каким воплем обращались к Нему прокаженные, слепые. Жена кровоточивая молча прикоснулась к краю ризы Христа Спасителя, хананеянка в скорби припала к ногам Его. Плач, стенания слышал Господь наш, проходя по городам и весям Палестины. Отзвуки этой скорби долетели до нас: в Божественной литургии слышатся тоже стоны несчастных, больных, обремененных. Они долетели до нас как эхо, отголосок в некоторых песнях. И в Божественной литургии, после чтения Евангелия, много, много раз повторяют: «Господи помилуй» в сугубой ектении. Чтение Евангелия есть как будто проповедь Самого Господа, потому что Евангелие есть слово Самого Господа Иисуса Христа. Он Сам говорит устами священнослужителя. Поэтому перед чтением Евангелия священник, благословляя диакона, молится: «Да даст тебе Господь глагол, благовествующему силою многою», не своею силою, а Божественною силою Господа Иисуса. Древний обычай, оставшийся кое-где и теперь, подводить детей к амвону во время чтения Евангелия объясняется тем же взглядом на Евангелие, как на Самого Христа. Диакон, читающий Евангелие, есть как бы труба, через которую возвещает слово Свое Спаситель наш.
   На Востоке и в Греции чтение Евангелия происходит особенно торжественно и умилительно: там во время пения ангельского славословия «Аллилуиа» Евангелие обносится вокруг всей церкви, чтобы все могли поклониться явльшемуся в мир Сыну Божию. Одни из молящихся падают на колени пред грядущим Христом, другие склоняют голову перед Ним. Обойдя храм, диакон поднимается на возвышение у северных врат. Там устроен орел парящий, и на распростертые крылья полагает диакон Евангелие при чтении.
    Чтение Евангелия – проповедь Спасителя, Который для спасения людей явился в мир. Поэтому вслед за чтением Евангелия вспоминаются чудеса и исцеления Христа. Слепые кричат: «Спаси нас, Сыне Давидов». Хананеянка просила: «Помилуй дочь мою», а кровоточивая жена молча прикоснулась к краю одежды Спасителя.
    Все шли к Нему, все взывали о помощи. И в Божественной литургии, после чтения Евангелия, возглашается особенно усиленная молитва, сугубая ектения, то есть удвоенная, так как «Господи Помилуй» поется по три раза.

Беседа девятая. Литургия верных

   Чтением Святого Евангелия заканчивается литургия оглашенных и начинается литургия верных. Так называется она потому, что эту часть литургии могли слушать только одни крещеные, принявшие крещение. Все остальные иноверцы – оглашенные, то есть готовящиеся к принятию таинства крещения, кающиеся, – оставляли храм. Вот почему перед началом этой части литургии возглашается ектения об оглашенных, во время которой священник тайно творит молитву о них.
    После ектении раздается с амвона голос: «Оглашенные, изыдите» и т. д.
    В древние времена все оглашенные при этом возгласе оставляли храм. Теперь этот возглас имеет для нас другое значение: им мы приглашаемся взглянуть в свое сердце, все ли там приготовлено для принятия грядущего Господа, к самому торжественному моменту литургии. «Оглашенные, изыдите» – для нас значит теперь требование изгнать все помыслы, все земное, чтобы встретить Царя Славы.
    Помыслы постоянно владеют нами. Одни – устраивают в нашей душе куплю-продажу, вносят в нее шум и смятение, как на рынке; другие – устраивают собрания и совещания, вносят те или другие рассеяния. Третий разряд мыслей – вбежавшие случайно, незаметно. Все эти мысли нужно изгнать. Проверить себя нужно, верны ли мы Христу, не оскорбили ли Его, не ушли ли от Него.
    Вслед за этим оставшиеся верные приготовляются усиленною молитвою к наступающему торжественному моменту богослужения.
    Чтобы легче и нерассеяннее стоять литургию, старайтесь так молиться.
    Во время часов поминайте усопших и живых. Это поминовение вознесется с поминовением священнослужителя и даст великую отраду душам поминаемым. Здесь не имеет значения, поминаешь ли в алтаре, или около жертвенника, или около двери алтарной, или среди церкви, а все равно. Господь всюду слышит.
    Когда начинается литургия словами: «Благословенно Царство», помолись о том, чтобы сподобил и тебя Господь Царства Небесного.
    Во время первой мирной ектении помолись, чтобы дал тебе Господь мир свой на сегодняшний день.
    Ничто так благотворно не действует на душу, как мирное состояние. Врагу спасения оно особенно досадительно, ему всячески хочется нарушить его, вывести человека из мирного устроения, ввести ссоры, злобу, досаду, ропот. Оттого, молясь о ниспослании мира на душу, чувствуй себя, как дощечка среди бушующих волн, почувствуй свою беспомощность и проси помощи у Господа.
    Затем поют антифоны. В это время священнослужитель читает молитвы о сохранении Церкви, и ты помолись о том же, а также чтобы Господь избавил то место, в котором ты живешь, от неверия, ереси, разделения. Пред малым входом читает священнослужитель молитву, где есть слова: «Сотвори со входом нашим входу святых ангелов быти, сослужащих нам». В это время наполняет церковь бесчисленное множество ангелов. И ты помолись Ангелу, твоему Хранителю, чтоб он встал около тебя и помолился с тобою: «Святый Ангел Хранитель, помилуй меня и посети меня».
    Во время чтения апостольского послания и Евангелия невидимо для нас возжигается ангелами бесчисленное множество свечей. Священнослужитель читает молитву: «Возсияй в сердцах наших, Человеколюбче Владыко, Твоего Богоразумия нетленный свет, и мысленныя наши отверзи очи во Евангельских Твоих проповеданий разумение». В это время помолись, чтобы и тебе послал Господь Свой Божественный свет и воссиял бы в сердце твоем.
    Следующая ектения – сугубая, когда на каждое прошение хор поет: «Господи помилуй» трижды. Эта ектения представляет всю земную жизнь Господа, когда за ним шли толпы народа с воплем: «Помилуй нас». Проведи перед глазами всех: и хананеянку, и слепца, и прокаженного, – и всею душою припади ко Господу, почувствуй себя прокаженным, бесноватым, слепым. Вцепись мысленно в край ризы Господа, умоляй о помощи, помиловании. Тут хорошо повергнуться ниц перед иконой. Возглас после ектении дает надежду, что услышит Господь твой вопль по велицей милости Своей. «Яко милостив и Человеколюбец Бог еси и Тебе славу воссылаем, Отцу и Сыну и Святому духу».
    Во время ектении об оглашенных помолись о неверующих. Может быть, есть у тебя родные или знакомые неверующие. Помолись, чтобы Господь смилостивился над ними и просветил души их светом веры. Затем поблагодари Господа за то, что ты сам лишь по Его Промыслу находишься в числе верных.
    Херувимская песнь есть моление Господа в Гефсиманском саду. Здесь проведи пред собою весь Гефсиманский подвиг Господа. Его молитву до пота кровавого, Его страдания за грехи людей.
    Вспомни, что ты прошел перед глазами Господа со всеми твоими падениями и грехами, почувствуй, что за тебя пострадал Господь в ту ночь. Особенно познай полное свое недостоинство – чем ты платишь Господу за все, что Он тебе сделал, – и проси Его помилования. И как Господь был Сам послушен воле Отца Своего, так и ты вручи себя в волю Господа и решись терпеливо нести посланный тебе крест.
    Во время великого входа, изображающего распятие Господа, проси Его и тебя помянуть во Царствии Своем. При возгласе «Мир всем», изображающем вход Господа во ад для спасения почивших и находившихся там до Его пришествия, помолись так:
    «Вниди, Господи, во ад души моея и спаси мя».
    Когда услышишь возглас «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы», помолись, чтобы Господь вложил в тебя святую любовь и дал любить всех, особенно же тех, кого ты не любишь или обижаешь, и тех, кто тебя обижает и не любит.
    По возгласе «Станем добре, станем со страхом...» помолись, чтобы Господь вложил в тебя страх Свой, чтобы всегда помнить присутствие Господа.
    По возгласе «Благодарим Господа» особенно благодари. В это время священнослужитель читает молитву, где вспоминаются все благодеяния Господа к людям, и благодари за них и за совершаемую литургию. И тут каждый обязан за это благодарить и, в частности, за то, что Господь лично его какими милостями осыпал.
    Во время «Тебе поем» надо вспоминать грехи свои, особенно тяжкие, и просить прощения за них у Господа.
    Если так простоишь литургию, со всем вниманием и усердием, то непременно получишь пользу.
    Нет ничего на земле драгоценнее Божественной литургии. Если собрать драгоценности всего мира, выкопать все золото, все драгоценные камни, достать со дна моря весь жемчуг и положить на одну чашку весов, а на другую – литургию, совершенную простым сельским священником в самом бедном сельском храме, то чаша весов с Божественной литургией перетянет.
    Человек не понимает, не сознает, какой драгоценностью он обладает. Не сознает до тех пор, пока это счастье не отнимется от него.
    К сожалению, человеку свойственно не ценить того, что он получает без труда: не ценит он воздуха, не ценит он солнца; настанет темнота, и нечем ему будет дышать, тогда оценит человек и поймет, чем он обладал и чего лишился.
    Так и Божественная литургия: совершается она ежедневно, человек имеет возможность ежедневно бывать в церкви – и не ходит, а если ходит, часто стоит невнимательно, рассеянно, внося с собой житейские заботы и попечения.
    Почему же это так? – да от того, что не вдумывается он, что такое литургия, не понимает всей глубины, всей важности совершаемой перед его глазами службы. Между тем из всех чудес самое величайшее, непостижимейшее, предивнейшее чудо есть Божественная литургия, Евхаристия. Ради Божественных Тайн солнце на небе светит днем и луна ночью, и звезды небесные тихий свой свет посылают, и земля дает хлеб свой, да будет Агнец Святой на Престоле. Только ради Божественной литургии дает земля плод свой. Хлеб, которым мы питаемся, – это крохи от трапезы Господней, солнце померкло бы, земля перестала бы производить плоды свои, если бы престала литургия.
    В Апокалипсисе святой Иоанн Богослов описывает свое видение. Видит он жену, облеченную в солнце правды. Из бездны змий старается пустить на нее яд. Жена бежит от него в пустыню, но так как и там змий настигает ее, то скрывается в скалу, «и тотчас, – говорит святой Иоанн, солнце и луна померкли».
    По объяснению святых отцов, жена, виденная святым Иоанном, есть Церковь, облеченная солнцем правды Христа.
    В последнее время воздвигнется такое гонение на Церковь, что она скроется в пустыню. Божественная литургия будет совершаться под землею. Не будет Божественной литургии на земле, померкнет солнце, и земля перестанет давать хлеб. Божественная литургия есть точный снимок с земной жизни Спасителя. Бывают фотографии, снятые с кого-нибудь, посмотришь и скажешь: «Как похоже». И глаза, и брови, и нос – все такое, как живой.
    Если это фотография близкого, любимого человека, то стараешься сохранить ее, спрятать, так как она заменяет этого человека, если его самого не можешь видеть. Так и про Божественную литургию можно сказать, что это точная фотография, точный снимок всей земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. От Вифлеема, куда Пречистая дева пришла для переписи и где родился Господь, и до Иордана, от Иордана до Гефсимании, от Гефсимании до Голгофы, от Голгофы до воскресения, от воскресения до Елеонской горы – все видно в литургии.
    И хотя мы не принадлежим к числу тех блаженных, которые жили во время пребывания Господа на земле, Кои имели величайшее счастье видеть Его лицом к лицу, но, обладая драгоценным даром, оставленным нам Господом, мы почти так же счастливы, как они.
    Как мать иногда ведет дитя за руку, иногда сидит около него и наблюдает за ним, а иногда берет в свои объятия его, ласкает, лелеет и питает, так и Господь во всех службах церковных и в домашней молитве как бы держит нас за руку, наблюдает за нами издали, а в Божественной литургии Он берет нас в Свои объятия, сажает нас с Собой за стол и питает нас от Своей трапезы.
    Во всех службах, кроме литургии, мы говорим с Господом как бы по телефону, а в Божественной литургии мы говорим с Господом лицом к лицу, мы как бы непосредственно говорим Ему свои нужды, лично благодарим и молимся Ему. Оттого молитва за Божественной литургией действенней, чем за какой-нибудь другой службой, потому за покойников установлено молиться за Божественной литургией. Особую отраду вносит она в души усопших. Божественная литургия – окно, прорубленное Господом в грешном, неверующем, прелюбодейном мире, в которое входит свежий воздух. Не будь этого окна, верующие задохнулись бы. Божественная литургия есть единственное верное основание, на которое мы должны наматывать нить своей жизни. На что иное намотаешь? На славу? – Но это – основание гнилое. На богатство? – Но это основание непрочное.
    И что ни назовешь – все непрочно, все гнило. Единственное основание истинное, единственно крепкое есть Божественная литургия.
    Христиане первых веков христианства ежедневно присутствовали при Божественной литургии и причащались Святых Животворящих Христовых Таин. Тогда настолько свята и непорочна была жизнь христиан, настолько жили они всегда в Боге, что жизнь их была настоящим приготовлением к принятию Святых Таин и не требовалось особой подготовки. Если же христианину приходилось отлучаться или путешествовать, то все брали (безразлично, раб то был или господин, мужчина или женщина) с собой в небольшой сосуд Святые Тайны и причащались одни. У каждого христианина был обычай носить с собой три драгоценности: крест, Святое Евангелие и сосуд с Святыми Тайнами.
    За Божественную литургию, которая преследовалась язычниками, христиане проливали кровь свою. Их мучили, распинали, жгли, нередко убивали в самом храме. В самых катакомбах при совершении Евхаристии. В древности был обычай совершать литургию на гробах замученных христиан в знак того, какою большою ценою куплена литургия. Теперь в Церкви осталась память от этого – в святой антиминс зашивают частиц мощей святых.
    Размышления о значении Божественной литургии закончим рассказом о видении одного старца-подвижника.
    Видел он огромное озеро: волны вздымались и бурлили, представляя из себя страшное зрелище На противоположном берегу стоял прекрасный сад. Оттуда доносилось пение птиц, неслось благоухание цветов. Подвижник слышит голос: «Перейди через это море». Но перейти не было возможности. Долго стоял он в раздумье, как перейти, и слышит голос: «Возьми два крыла, которые дала Божественная Евхаристия: одно крыло – Божественная Плоть Христова, второе крыло – Божественная Кровь Его. Без них, как ни велик был бы подвиг, достигнуть Царствия Небесного нельзя».
    Оттого Мария Египетская, подвизавшаяся 47 лет, достигшая того, что поднималась при молитве на воздух, просила старца Зосиму приобщить ее Святых Животворящих Таин.
    Перед началом литургии священник, облачившись, умывает руки со словами из псалма 25-го: «Умыю в неповинных руце мои» (Пс.25:6). Что это значит? Если понимать буквально, то священник и все присутствующие, особенно причастники, должны быть кристально чисты, так чисты и невинны, что в этой невинности омывались бы дела их, иначе нельзя приступить к приношению жертвы.
    Но возможно ли это? Кто из нас может сказать о себе, что он чист? Кто свободен от греха? Кто чист помыслами настолько, чтобы иметь дерзновение читать эти слова? Если понимать их буквально, то нужно священнику первому, а за ним и всем, бежать из церкви. Но Святая Церковь, зная немощи наши, утешает нас иным объяснением. Слова «умыю в неповинных руце мои» означает непорочность Царицы Небесной. Чаша изображает из себя Матерь Божию, в чистоте Которой очищается и священник, и причастники, и все присутствующие. Одной капли чистоты Царицы Небесной достаточно, чтобы все дела наши омыть в ней. Оттого хорошо перед литургией молиться Богоматери, чтобы дала Она нам частицу Своей чистоты. Хорош обычай накануне принятия Святых Таин исполнять правило: полтораста «Богородице дево радуйся».
    В прочитанном сейчас Евангелии говорится, что женщины, следовавшие за Христом: Мария Магдалина, Соломия и другие, – после погребения Христа Спасителя приготовили ароматы, чтобы на следующий день помазать Пречистое Тело Господа.
    Други мои, возлюбленные мои, паства моя. Эти ароматы сохранились до наших дней, благоухание их мы обоняем, утешительную силу их и мы испытываем. Эти ароматы – Божественная, тайная, великая и чудная, прекрасная, исцеляющая, окрыляющая, драгоценнейшая, святейшая литургия.
    Вот какие ароматы подарили нам первые последователи Господа. Вот что получили мы от них в наследство. Этот дар исцеляет наши раны, очищает проказу души, угашает всепожирающий пламень страстей. Если бы не было этого дара, мы погибли бы в этом мире, полном нечистоты и всякой скверны, мы заживо загнили бы в нем, задохнулись бы в его злосмрадии. Я уже неоднократно свидетельствовал перед вами, что если я еще живу, если я еще дышу, окаянный, грешный, если не сгнил еще от язв греховных, то только потому, что я дышу чудным ароматом литургии, что мои уста смочены Живоносной Кровью Господа, Спасителя моего.
    Божественная литургия – соль, сохраняющая меня от гниения греховного; она – роза, услаждающая меня своим ароматом небесным. Она – посох мой, поддерживающий меня от падения. Она – якорь мой, спасающий меня от потопления; она – радость, восторг, крепость, жизнь моя. Здесь я только начинаю Божественную литургию, а закончу ее там, на Небесах, с теми чадами моими, которые останутся верными мне, которые здесь со мною посещают Божественную литургию, любят ее, питаются из этого благоуханного Животворящего Источника.
    В произведениях литературных писатели не сразу открывают свою мысль, иногда нужно долго читать, до середины сочинения чтобы понять, что хочет сказать автор. Так же поступили святые отцы при составлении Божественной литургии. Они долго подготовляют чувство верующего к восприятию важнейшей части ее.
    Призвав христиан на литургию, священник в алтаре возглашает: «Благодать Господа...» Это объявляется тема Божественной литургии, где кратко выражается весь смысл ее. Что такое литургия? – Она есть благодать, милость, подарок Иисуса Христа. Подумайте, дорогие мои, какое счастье получить благодать Спасителя, милостивый дар Его. Значит, мы благодатные, обвеянные милостью Господа Иисуса Христа. «И любы Бога и Отца...» Вот еще что такое литургия Божественная: она – любовь, знак любви Бога Отца. Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного, да всяк верующий в Него не погиб бы, но имел жизнь вечную.
    Бесконечную любовь Божию свидетельствует литургия, потому что она прежде всего свидетельствует об этой величайшей жертве. Как же не дорожить ею, как же не идти на эту вечерю любви Божией? «Благодать Господа Иисуса Христа, и Любовь Бога и Отца, и Причастие Святаго Духа...» Не содрогается ли в трепете священном душа ваша – слыша эти слова? Вы причастники духа Божия, вы родственники Ему, составляете часть Его существа.
    О, какое счастье, какой бесценный дар имеем мы в Божественной литургии, если через нее мы делаемся родственниками Святому духу Божию, Утешителю. Не теряйте же этого дара Бога нашего, берегите его. Старайтесь, чтобы аромат этого дара обвевал душу вашу всю жизнь вашу.
    Пренебрежете этим благоуханным цветком Божиим, – сгниете в безумии вашем. Вы думаете случайно нас постигло несчастие, небывалый червь ест наш хлеб и нашу озимь? – Нет, не случайно. Крестьяне забыли о благоухании Христа, о Божественной литургии. В праздник, вместо церкви, они идут на рынок, в поле. Берутся за топор, за косу. Я не удивлюсь, если ничего не останется на полях; так прогневали мы Господа небрежением к Его дару. Пока пользуемся благоуханием Божественной литургии, пока мы Христовы, мы сами благодатные, мы благо, хорошее даем другим. Мы носим на себе печать любви Божией, мы родственники Святому духу Утешителю и можем другим давать утешение.
    Отвернемся от Христа, не будем посещать Божественную литургию, – потеряем этот дар Божий сейчас же получим другой дар, но не от Христа, а от антихриста, от сатаны, потому что, где нет Христа, там не просто пустота, а воздаются дары сатане; но он не благодетель, а злодей, злобу, вражду, влагает он сердца своих последователей. Не светлая благодать, любовь Бога Отца, а мрачная ненависть диавола воцаряется над нами, мы делаемся причастниками не Богу, а сатане. Горе тому, кто подпустит его даже близко к себе.
    Вот почему я непрестанно зову к Божественной литургии, она – благость мира, она – любовь вечная, близость духа Святого.
    Некоторые не благодарят за этот бесценный дар Божий и решают не очень важным пропустить, без особой нужды, службу Божию. А не знают они, что можно раз и два пропустить, а там можно и привыкнуть к этому лишению, и тогда мало-помалу вместо благодатных, родных духу Святому они сделаются злободатными, родными духу тьмы.
    Вот почему древняя Церковь отлучала пропустивших три литургии.
    Даруй, Господи, Свою благодать и любовь тем чадам моим, которые любят Твою литургию, и сподоби и там, где я буду ее оканчивать, быть им со мною.

Беседа десятая. Евхаристический канон

   Други мои. Дорогие мои. Была на свете бездна, пропасть страшная, ужасная. Она была темна, потому что в мрак ее не проникало ни одного луча солнца, она была душна, потому что воздух в ней не освежался ни одной струйкой чистого воздуха; она была полна всяких гадов, змей, зловоний. И в этой бездне томились заключенные, томились, полные тоски и скорби. И вдруг в эту пропасть слетел чудный, могучий Орел. Он распростер свои два крыла и воскликнул: «Вы все, томящиеся в этой бездне, заключенные, тоскующие, задыхающиеся, возьмитесь за мои крылья, держитесь за них крепче, и я понесу вас на высоту, к солнцу».
    Поверили заключенные Орлу, крепко ухватились за его крылья, и могучий Орел понес их из бездны.
    Все выше и выше поднимался он и те, кто держался за его крылья. Вот уже показалась земля, но Орел не останавливался. «Мы уже видим дорогой наш свет, спасибо тебе. Куда же ты еще нас несешь?» – говорили они Орлу. «Только держитесь крепче, я понесу вас выше, к самому Солнцу». И Он стал возноситься все выше и выше. Миновал небо, блистающее лучезарными светилами, пролетел второе небо, достиг третьего, небеса небес, но и здесь не остановился, но поднялся к Самому Престолу Вечного Солнца и здесь, перед лицом Всемогущего, сложил свою ношу.
    Други мои, этот Орел – Христос, Спаситель наш. Бездна, куда Он входил, – ад, преисподняя, где в цепях, в узах сатаны, томились заключенные ветхозаветные люди: пророки, праведники и все другие умершие. К ним-то, скорбным, и слетал Орел, потому что Орлом называет Его текст Священного Писания.
    К этим-то страждущим сошел Воскресший Господь, когда на земле никто не знал о Его восстании, когда там еще только загоралась заря воскресения.
    Я уже говорил, возгласами «Щедротами Единородного Твоего Сына...», «Мир всем», «Возлюбим друг друга...» оглашают первую проповедь воскресения во аде.
    Пение Символа веры означает восторг тех первых, кому была принесена эта весть. Возглас «Горе имеим сердца» есть момент появления во аде Самого Избавителя. Он появился – и развеялся мрак адской бездны. Он появился – и упали врата вечные. Он появился – и упали узы с заключенных там людей. Воскресший стал на этих вратах, попирал их и узы ногами, как изображено это на картине Влахернского храма.
    Первого Господь воззвал падшего Адама, тот схватил могучее крыло – руку Спасителя и прильнул к Ней в восторге благодарности. С другой стороны – Ева. Она не смеет даже взглянуть на Избавителя и упала ниц. Дальше пророки, другие ветхозаветные праведники идут «веселыми ногами», Пасху хваляще вечную.
    Итак, возведение из ада умерших воспоминается возгласом: «Горе имеим сердца». Но теперь есть ад: страшный, мрачный, ужасный, испорченностью тяжелый, – ад души. Это тогда, когда душу охватывает тоска одиночества, когда кажется, что ты всеми забыт, оставлен, когда душа погружается в бездну страстей, этих гадов жизни нашей. И в эту-то бездну отчаяния и греха слетает Орел – Спаситель, чтобы на Своих мощных крыльях вознести душу к Солнцу Незаходимому.
    Эти крылья – Пречистое Тело Христово и Честнейшая Животворящая Кровь Его. Кто не знает этого ада, кто не переживал этих минут полного отчаяния, полной оставленности и кто после причащения Животворящих Христовых Таин не получал благодатной помощи и исцеления? А ведь эти всеисцеляющие Тайны Святые мы получили за Божественной литургией. Как же должны быть мы благодарны Господу за эту жемчужину, дарованную нам! Святой Иоанн Златоуст говорит, что, если бы мы даже никогда не вкушали Святых Тайн, а только могли бы видеть, как их проносят перед нашими очами, и тогда мы должны были бы благодарить Господа, а мы сподобляемся ведь и вкушать их.
    Моими устами, только что принявшими Святое Тело, моим языком, только что омоченным Животворящими Тайнами, взываю и к тебе, несчастный, скорбный друг мой, грешный, слабый, погрязший в страстях, изнемогающий в борьбе с искушениями, – приди сюда, к святой Чаше, и укрепишься, потому что здесь – сила; приди сюда, и возродишься, потому что здесь – Жизнь; приди сюда, и просветишься, потому что здесь – свет; приди сюда, и выйдешь из пропасти ада, даже если бы ты был в самых когтях сатаны, только приди сюда, потому что здесь – спасение.
    Только не медли, только не пренебрегай величайшим даром Божиим, только сокрушенно воззови: «Помилуй мя». Верь, что здесь ты будешь услышан. Только поднимись от мирской заботы, от мирской суеты, полной похоти мира и нечистоты. Вознесись горе сердцем, возьми два спасительных крыла, иди к чистому источнику Божественной литургии.
    Святые отцы знали великую силу Божественной литургии и исповедовали свое благоговение перед нею.
    Батюшка преподобный Серафим, когда ему сказали, что трудно ему, больному, ходить к литургии, отвечал: «Да я на четвереньках приползу, если уж совсем не будет сил ходить».
    «Горе имеим сердца» – горе – к высоте, выше земного имеем сердца. Этот возглас призывает нас вознести свое сердце выше всего дольнего, земного, подняться вверх мыслию перед величайшим моментом в литургии. Хотя бы на это время забудь суету и заботу повседневной жизни. Будь, как ангел, полным мыслию только о Боге и о служении Ему. Ведь здесь сейчас Он присутствует и благословляет тебя.
    Преподобный Серафим видел, как Господь Иисус Христос, окруженный тьмами Сил Небесных, от западных дверей шел к восточным, Своими распростертыми руками благословляя молящихся, покрывая их руками, как крыльями.
    Видели Его и другие святые, видели и чувствовали присутствие Его древние христиане. Только мы своими кротовыми сердцами, никогда не поднимающимися ввысь, мы не видели Его. Но стоит нам только немного подняться над нашими заботами о земном, и уже ощущаем мы Его близость.
    Вот почему на призыв вознестись горе древние христиане все, сколько их было в храме, возглашали: «Имамы ко Господу», имеем сердца, вознесенные ко Господу. У нас теперь так отвечают только певцы.
    Призыв «Горе имеим сердца» приготовляет нас к торжественной части Божественной литургии, которая начинается возгласом «Благодарим Господа» и оканчивается «даждь нам едиными устами…» Часть эта называется Евхаристическим каноном, или еще Евхаристиею протяженною.
    Слово греческое «Евхаристия» означает благодарение, «канон» означает правило, образец.
    Эту часть называют образцом благодарения потому, что она именно и служит благодарением Господу за Его величайшие дары. Евхаристиею протяженною названа эта часть потому, что она отличается очень протяженным пением, во время которого священник тайно читает длинные умилительные молитвы. Евхаристический канон -самая важная, самая трогательная, самая страшная часть Божественной, таинственной, чудной, великой, священнейшей литургии. Это – ядро ее. И замечательно, что эта часть сохранилась до нас так, как составили ее святые апостолы: Иаков, первый записавший Божественную литургию, Павел, принесший в нее молитвословия, услышанные им от ангелов, тайновидец Иоанн Богослов.
    Проскомидия, литургия оглашенных, литургия верных – все они со временем потерпели многие изменения, сокращения, но Евхаристический канон остался без всякого изменения. Рука позднейшего писателя Святой Церкви не коснулась богодухновенных молитвословий его.
    Во всем христианском мире и в церквах всех вероисповеданий этот канон тот же, что и у нас, поются те же песнопения, читаются те же молитвы. Евхаристический канон делится на б частей:
    1) прославление Бога,
   2) серафимовская песнь,
   3) возношение,
   4) благословение Святых Даров,
    5) поминовение святых,
    б) окончание канона, заключение.
    Первая часть Евхаристического канона – прославление. Мы прославляем, благодарим Господа за милость Его к нам. «Благодарим Господа», возглашает священник в алтаре или архиерей на амвоне, осеняя молящихся свечами дикирия и трикирия. В ответ верующие поют: «Достойно и праведно...» Как видите, здесь указываются свойства Божии, Бога неизреченного.
    Особенно знаменательно имя Божие – «Сый» – это таинственное великое имя Господь Сам Себе нарек в Ветхом Завете, когда Моисей у купины горящей спросил: «Как я назову Тебя, когда меня спросят о имени Твоем?» – «Скажи, что Я Иегова, – ответил Бог, – потому что Я Господь твой». «Сый, Сущий» – по-еврейски Иегова. Велико значение этого имени, оно значит, что истинно существует всегда, вечно только Бог. Мы же, если живем, действуем, движемся, то только потому, что Он соизволяет нам это. Без Него – мы ничто, не было бы Его – не было бы и нас, и земли нашей, и всего мира.
    «Сый, прежде Сый» – клятвенно звучит это выражение, оно показывает, что мы призываем это свойство Божие как незыблемую истину. И этого-то Бога, Сущего, далее благодарит священник: «и Ты Единородный». Вот за что мы благодарим Господа, благодарим и за то, что Он принимает служение у Чаши наше, человеческое, тогда, когда Ему предстоят тысячи и тьмы Сил Небесных. Но не их искупил Своею Кровию Сын Божий. Не для них приходил заклатися, а для нас, грешных, слабых.
    Это благодарение еще лучше выражено у Василия Великого, литургия которого гораздо длиннее литургии Иоанна Златоустого. По немощи человеческой, чтобы всем дать возможность побывать за литургией, сокращалась она постепенно.
    Литургия Василия Великого совершается теперь только десять раз в году. Вот молитва, которая читается за этой службой. Со времени патриарха Никона к словам «достойно и праведно» прибавлены остальные, которые поясняют два первых слова. Вот о чем должны мы возносить свои молитвы. «Горе имеим сердца», чтобы благодарить, чтобы прославить Господа.
    Я же, слабый, паче грешнейший, снова и снова зову устами, омоченными Божественною Кровию: «Идите к литургии, поймите, что сделанное вами в тот час, когда совершается литургия, сделанное не по нужде, не по приказанию, а потому, что вам не захотелось пойти на «Божественную» службу, сделанное таким образом не будет вам во благо, оно уже сгнило в самом начале, лишено благословения Божия».

Беседа одиннадцатая. Серафимовская песнь

    Прошлый раз, други мои, я объяснял первую часть Евхаристического канона, называемую «прославлением». Вторая часть носит название «Серафимовская песнь».
   Други мои, произведениям знаменитых писателей мы посвящаем много времени, изучаем их долго, тщательно. Если творениям гнилого, всегда несовершенного, ничтожного человеческого ума мы уделяем так много внимания, то как же усердно, тщательно, подробно мы должны изучать произведения и творения ума, просвещенного духом Святым!
    И какой благословенный восторг, какой священный трепет должны охватить душу, когда произносят название «Серафимовская песнь». Песнь серафимов, которые ближе всего предстоят Престолу Вседержителя, которые пламенеют огнем любви Божественной, как говорится в одном тексте священном. Любовь серафимов – пламенно горящая.
    И эти огнепламенные служители Господа несмолкаемо прославляют Его, неустанно воспевают: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, полны суть небеса и земля славы Твоея».
    Други мои, кто же слышал эту дивную песнь, какой композитор передал эту небесную музыку?
    Пять человек, возлюбленные мои, слышали небесное пение, пять композиторов воспроизвели славословие огнезрачных серафимов: три человека в Ветхом Завете и два в Новом. Слышал песнь серафимов божественный Исаия, восторженно провозвестивший Божественную литургию в Ветхом Завете.
    В шестой главе своей книги рассказывает он так: «В год смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на Престоле высоком и превознесенном...» (Ис.6:1). В трепете закрывали серафимы лица свои, не дерзая взирать на лице Божие. Как же мы должны трепетать, когда Он сподобляет нас не только взирать, но и принимать Его устами нашими в Таинстве святого причащения! Подумайте, други мои, какая великая милость Божия является нам в это время.
    Второй, слышавший песнь серафимов и видевший их, был благоговейный Иезекииль (первая глава его книги). Он узрел Престол Господа, поддерживаемый четырьмя животными, которых теперь изображают около четырех евангелистов.
    В память этих животных произносятся в Божественной литургии слова: «Поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще». Поюще – орел, вопиюще – телец, взывающе – или, по-гречески, рыкающе – лев, глаголюще – человек. При произнесении этих слов диакон звездицею ударяет по дискосу четыре раза в память голосов этих животных, поддерживающих Престол Господа Саваофа.
    Третьим видел славу Божию муж желаний пророк Даниил: «Ветхий денми воссел на престоле и тысячи тысяч и тьмы тем служили Ему. Реки огненные протекали перед Ним…» (Дан. 7:9, 10)
    В Новом Завете видел Господа пребожественный апостол Павел, который был возведен до третьего неба и слышал глаголы, которые человеку невозможно пересказать.
    Наконец, Иоанн Богослов, тайновидец апостол, на острове видел Господа в образе величавого Сына Человеческого и описал это видение в своем Откровении.
    Вот кто пересказал апостолу Иакову и другим творцам литургии Божественной серафимовскую песнь.
    Вы подумайте только, други мои, чью песнь воспеваем. мы: серафимовскую, ангельскую. Одно название уже освящает наши уста, ибо не думайте, что ничего не значит, когда вы произносите имя ангелов, святых, сладчайшее имя Господа Иисуса Христа, Пресвятой Богородицы. Нет, эти имена не просто произносимые нами слова; если они произносятся с должным вниманием и благоговением, они освящают нас и призывают на нас благодатную милость и помощь тех, чье имя мы произносим: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, грешных», «Пресвятая Богородице, спаси нас». Произносимые вначале устами, они переходят затем в сердце. Только мы-то не произносим их как должно, вот почему и не чувствуем благодатного воздействия на нас этих слов. Если бы мы призывали их, хотя бы так, как зовем скот, который не идет долго к нам, то и тогда чувствовали бы силу имени святого.
    Но у нас и этого нет. Холодны наши уста, не поднимаются наши слова молитвы к святым, не связывает нас с ними. «Свят, Свят, Свят», – непрестанно день и ночь вопиют серафимы. Двумя из своих крил они закрывают лица, так благоговеют они перед Всемогущим, что не дерзают и считают себя недостойными взирать на святой лик Господа. Двумя крилами закрывают ноги и двумя крилами летают.
    В то же время, как в храме верующие повторяют славословие серафимов, священник тайно молится: «С сими и мы блаженными силами…»
    В этой молитве объясняется, почему мы должны благодарить Господа, почему Ему несмолкаемые песни поют серафимы.
    «Свят и Пресвят» Он потому, что так мир возлюбил, «якоже Сына Единороднаго дати изволил, да всяк веруяй в Него не погибнет».
    Вот причина такого восторга на Небесах, такого трепетного благоговения Господь – Творец мира и их, светлых духов. Господь Всемогущий и Страшный, на Которого небожители не смеют взирать, Он так возлюбил мир грешный, нечистый, полный греха, зла и похоти, полный скверны, этот мир Он так возлюбил, что отдал Сына Своего Единородного за спасение его. Подумайте, дорогие мои, отдал Сына Своего. И этот Сын пришел, проповедуя мир и любовь; но те, для кого Он пришел, вознесли Его на крест, осудили на нестерпимые муки, предали на смерть.
    Содрогнулись небеса, восколебалась земля самая, серафимы трепещут, херувимы в недоумении подвиглись, престолы, господства, власти, начала, архангелы и ангеля в страхе и смятении. Сын Единородный, пред Которым они в трепете предстоят, Он, униженный, изнемогающий, – умирает на кресте.
    Знаменитый художник Васнецов удивительно изобразил это на картине, которая носит название: «Тако возлюбил Бог мир». Небо покрыто темными тучами, из которых так и кажется, что слышатся раскаты грома, зигзаги огненных молний прорезывают тьму, покрывающую землю, и освещают крест, на котором умирает Сын, и выше туч, на Престоле, Ветхий денми взирает на землю. Перед ним толпятся серафимы, испуганные, пораженные изумлением. Один из них простер к Нему руки, как бы вопрошая Его об этой тайне, непостижимой даже для его светлого разума, другой прильнул к плечу Саваофа, полный трепета, он даже петь перестал, замолкла на время его торжественная песнь. Два других серафима поверглись ниц пред Престолом и утопают в облаках.
    «Тако возлюби Бог мир что Сына Своего Единороднаго отдал, да верующие в Него не погибнут».
    Други мои, возлюбленные мои, понимаете ли вы эти слова? «Возлюбил Бог мир», и Сын его, полный той же любви, сошел на землю, принял зрак раба, принял всякое уничижение и, наконец, умер позорною смертию. И мало того: Он – Сын Единородный Бога, Единосущный Ему, на вечере, взяв хлеб, преломил его и дал, говоря: «Приимите, ядите…», и чашу подал, говоря: «Пийте от Нея вси...» Причастив так своих учеников, Он этот же драгоценный дар передал и нам, верующим в Него. Мы вкушаем Тело Его и пьем Кровь Его.
    Его Кровию мы омочаем язык наш и уста нечистые, скверные. Этот дар Божественный проникает в существо наше, проходит: во все составы наши. Он дал нам литургию Божественную, во время которой каждый раз таинственно приносится страшная жертва. Так велика любовь Бога к нам, так бесконечна, что она простирается на весь мир, на все твари, даже на природу. Ведь только потому, что приносится та жертва, земля дает свои плоды. Земля же эта проклята была; ведь она должна была приносить терние. И если мы едим хлеб, то только потому, что он нужен для Божественной литургии, что он каждый день возлежит на жертвеннике и на престоле в память Агнца закланного; каждый день служит тайной страшной жертве. И пока совершается Божественная литургия, я ничего не боюсь: ни голода, ни червей, ни засухи, ни града. Я знаю, что хлеб нужен для литургии и земля даст его. И если бы небо стало медным, если бы земля высохла и окаменела, я не боялся бы, что мы погибнем. Нет. Жертва приносится, священник возглашает: «Твоя от Твоих». И земля даст то, что нужно вознести при произношении этих слов. Не боясь ничего, надеюсь на Бога, «тако возлюбившего мир».
    Но горе, если перестанет совершаться Божественная литургия; горе, если прекратится бескровная жертва. Тогда погибнет мир. Земля не даст плода, потому что она проклята и живет только благодаря неизреченной любви Его и Ему служит хлебом.
    Солнце не даст света, потому что оно нужно для произрастания хлеба для литургии Божественной.
    Все умрем, потому что все мы живем только Христом нашим. Но я верю, что не прекратится совершение литургии, и серафимы будут вместе с людьми вечно воспевать: «Свят, Свят, Свят Господь Бог Саваоф…»

Беседа двенадцатая. Серафимовская песнь (продолжение)

   Сегодня я хочу подробнее остановиться на второй части Евхаристического канона – серафимовской песни. Что значат эти слова небольшого песнопения, которые святой пророк Исаия услышал в своем дивном видении: «Свят, Снят, Свят». Эти слова, думаю, всем понятны, понятно и то, почему они повторяются три раза. В Ветхом Завете мы часто встречаем указания на три Лица Пресвятой Троицы.
    Серафимовская песнь исповедует этот наш величайший догмат. Слово же «Саваоф» требует объяснения. При переводе с еврейского имя Саваоф буквально значит «Господь воинств». Великое это наименование. Вы вдумайтесь в него. Бог называется Господом воинств. Это, прежде всего, потому, что Он есть Творец воинств Небесных. Но еще значит такое имя то, что Господь особенно благословляет, особенно охраняет всех тех, кто воинствует во имя Его, борясь со своими страстями, с диаволом, с миром сим прелюбодейным и злым, и встает на защиту имени Господа против врагов Его.
    Не любит Господь слабых духом, робких, вялых. Он требует от нас мужественного, стойкого исповедания Его. Церковь Божия прославляет святителей, праведных, преподобных, но высокую награду Господь обещает мученикам, тем, которые испытали физические телесные муки за Него, или тем, которые переносят духовные муки: насмешки, гонения, преследования, клевету за прославление имени Его. Этих особенно прославляет Господь. И нас учит, чтобы мы без боязни стояли крепко на страже Его Церкви, не боясь страданий и преследований, защищая ее уставы, ее установления, ее догматы, мужественно переносили всякие искушения и напасти от врагов, особенно слуг князя тьмы; стойко, настойчиво боролись с грехом, страстями своими. Таких борцов крепких особенно Своей милостью покрывает Господь, особенно промышляет о них, особенным вниманием, ласкою Его пользуются они.
    Как земной полководец заботится о жизни своих воинов, знает каждого в лицо, знает нужду каждого, так Господь воинств, Господь – Полководец Небесный заботится и знает лицо каждого из своих воинов. Все Его пророки, все Его апостолы были в то же время воины Его. Все они вынесли тяжелую борьбу и понесли подвиг мученичества за исповедание имени Его. И какою любовью, заботой, защитой обнимал Господь всех этих служителей, воинов Своих.
    Вот, дорогие мои, в то время, когда поют эти слова: «Свят, Свят, Свят», молитесь, чтобы Господь дал вам мужество в борьбе с грехом, чтобы укрепил вас бодро стоять на страже имени Его... Когда поют эти слова, загляните в себя, посмотрите в себя, кто вы, воины ли Царя Небесного, смело, отважно идущие на врага, диавола и слуг его, или вы – дезертиры, покинувшие поле битвы, позорно убежавшие от знамени своего полководца. Не забудьте правильно, крепко держать меч Господень – крест Его. Знамением креста Его поражайте врагов видимых и невидимых.
    Оденьтесь, по слову апостола, во всеоружие спасения. Мужественно стойте, защищая Церковь Божию и святое имя Господне. Господь воинств, пребывающий в сонме мучеников, подвижников, борцов Его со страстями, пошлет особенную милость.
    Дальнейшие слова: «Исполнь небо и земля славы Твоея» понятны вполне. Они значат: небо и земля полны славы Твоей, весь мир являет славу Божию.
    Следующее слово «осанна» я хочу пояснить вам. «Осанна» – по-еврейски «гош-и-она», по-гречески «осанна» – значит приветствие: «здравствуй, привет тебе», «пусть тебе будет хорошо». Вот как можно перевести эти слова.
    Каждый народ высказывает свою радость, свой привет при встрече своих видных деятелей, например вождей, особенным восклицанием. Евреи выражали свои чувства этим словом «гош-и-она». В ветхозаветной Церкви праздновался так называемый праздник кущей, когда евреи выходили в поле, устраивали палатки, убирали их зеленью и там проводили весь праздник. Дети еврейские, взяв в руки ветви, бегали по полю и при встрече помахивали друг другу и кричали «гош-и-она», то есть «приветствуем вас», «здравствуйте», «да будет вам радость».
    Этим же восклицанием дети (главным образом) встретили входившего в Иерусалим Христа Спасителя. Наше пение: «Осанна в вышних, благословен грядый...» выражает привет грядущему Христу.
    Серафимы, видя Его бесконечную любовь к людям, видя Грядущего Его на жертву, с трепетом приветствуют Его, и весь мир вторит им, вся природа, все окружающее восхваляет Его.
    За что же весь мир приносит хвалу Господу? Разъясняет это нам тайная молитва священника.
    Когда в храме поют «Свят, Свят, Свят» – песнь серафимовскую, священник молится: «С сими и мы блаженными силами...» и заканчивает: «Приимите, ядите...» Вот то величайшее благо, которое даровал нам Господь, – Божественная литургия. Вот почему слетаются в храм тьмы тем трепещущих серафимов, трепещущих потому, что эти силы всегда предстоят близко Престолу Господню, находятся в состоянии трепета, восторга любви. А мы, люди, которым дается это благо, мы уходим от него, нам некогда пойти на литургию, мы меняем ее на рынок, на заботы земные.
    Други мои, бойтесь этого, бойтесь потерять благо дарованное. Потеряем его – потеряем все, потому что оно – источник нашей жизни. Вот пока то, что я хотел сказать в сегодняшней беседе.
    А теперь мне еще хочется остановиться на Евангелии, которое мы сейчас слышали и которое меня всегда так умиляет. Евангелие рассказывает о явлении Иисуса Христа двум апостолам, идущим в Эммаус. Сначала они не узнали Иисуса, и только когда Он взял хлеб, преломил и дал им, открылись их очи, и они узнали Господа.
    Это явление Господа говорит нам о Божественной литургии. Здесь тоже Господь не является открыто, а под видом хлеба и вина, и только в таинстве святого причащения открывает нам Себя.
    Самые действия, которые совершает Господь, повторяются в литургии, где тоже хлеб и вино благословляются, раздробляются и даются причащающимся. Только в преломлении хлеба узнали ученики Господа, только в Божественной литургии мы можем познавать Его. «Не горело ли сердце в нас, когда Он беседовал с нами?», – спрашивали себя апостолы, когда оставил их Господь. И наше сердце загорается от огня святого причащения.
    Любите же Святую литургию, потому что в ней отражается Свет – Тихий Христос, любите, потому что только в литургии вы можете узреть, почувствовать Христа.

Беседа тринадцатая. Возношение Даров

   Жили, дорогие мои, две семьи, помещались они в необъятно большом доме. Но в жизни этих семейств была большая разница: одна семья помещалась в светлой половине дома, другая – в темной. У первой семьи в ее половине были большие светлые окна, через которые проникал яркий свет, чистый, чудный воздух, открывался для глаз прекрасный вид. Само помещение, благодаря свету и воздуху, было вполне пристойно в санитарном отношении: сухо, тепло, чисто... Люди, жившие там, были всегда здоровы, жизнерадостны. Другая половина дома не имела окон, потому там было мрачно, темно, холодно. А главное, там всегда поднимались вредные испарения и зловоние, потому что дом был расположен в низкой, болотистой местности. Люди, помещавшиеся в этой части дома, часто болели, были бледны, вялы, мрачны.
    Други мои, дом – это мир наш. Светлые окна первой половины – Божественная литургия.
    Я, грешный, решаюсь сказать, что в этой святой службе, в это окно, открывается мне такой дивный, прекрасный вид блаженства вечного, что сердце, кажется, не может вместить чувства величайшей благодарности к Богу, ниспославшему такой дар. Живущие в светлой половине – это те, которые веруют в Христа, которые посещают Божественную литургию, дышат благоуханием Божией благодати, изливаемой в этой великой службе, пользуются теплотою любви и светом Солнца правды. Эти люди здоровы духом, светлы, мирны, потому что на них распространяется исцеляющая сила духа Святого.
    Живущие в темной половине – это те, кто не хочет быть с Христом, кому не дорога священная литургия. Бедные эти люди, они не испытывают тепла благодати Христа Спасителя. Жизнь их полна зловония и гнили, потому что испарения и зловония страстей проникают в их души. У них нет окна, вентиляции, чтобы очистить свои души от этой гнилости, а потому порой так темна, мрачна жизнь этих людей.
    Потому-то я и зову вас, дорогие мои, посещать Божественную литургию, потому и хочу я, чтобы вы любили ее и понимали, что она – свет, озаряющий самые темные бездны греха. Она – тепло, согревающее самый лютый холод души. Она – любовь, и радость, и жизнь.
    Сегодня я хочу объяснить вам третий член Евхаристического канона – возношение Святых Даров, но сейчас хочу еще раз остановить ваше внимание на серафимовской песни, именно на тайной молитве священника в этот момент литургии Василия Великого. Эта молитва – всеобъемлющий огнепламенный гимн Господу, Творцу и Промыслителю, излившему на людей Свои неисчислимые милости. Здесь каждое слово полно смысла, каждое слово является творением глубочайшей мудрости и благодати.
    Недаром святой Василий Великий молитвою долгою и постом готовился к составлению Божественной литургии, потом однажды в пламенном молитвенном экстазе повергся он пред престолом, создал свои дивные молитвословия и записал их. Вот эта молитва второго члена серафимовской песни. Эта молитва, вероятно, заимствована святым Василием у самих серафимов, которые сослужили этому дивному мужу. «С сими блаженными силами... Свят еси яко воистину и пресвят...» Обратите внимание, опять слово «воистину», опять клятвенное заверение в истинности того, что исповедуется здесь: «Пресвят, и несть меры великолепию святыни Твоея...», и далее объясняется это великолепие, то есть красота великая Божия, «яко правдою... создав бо человека», и рассказывается о создании человека, о его блаженстве и грехопадении, об обещании спасения – «устрояя ему еже от пакибытия спасение в Самем Христе Твоем». Обратите внимание: «спасение в Самом Христе Твоем». Основной камень нашей веры. Долго перечисляются все виды милости Божией, явленные грешному роду человеческому. «Пророки послал еси», и далее до слов «егда прииде исполнение времен»; здесь говорится, как видите, о Христе, Который «истощи Себе, зрак раба прием...»; и далее, посмотрите, какое исповедание подробное, глубокое смирение и снисхождение Богочеловека, цель Его пришествия в мир. «И пожив в мире сем... стяжав нас Себе люди избранны, царское священие, язык (то есть народ) свят». Слышите, кто мы, благодаря Искупительной жертве Христа? – Царское священие, народ святой. «И очистив... продани под грехом» (диавол куплю совершил, купив нас грехом). И Христос, смотрите, «сошед крестом во ад... путь сотворив всякой плоти». О том, как я говорил, слетал [Орел] во ад ради нас всех, «путь сотворив всякой плоти к воскресению из мертвых».
    Далее говорится о воскресении и грядущем суде. Так кратко, но ярко, точно и глубоко излагается вся история человечества от сотворения его и до последнего суда. Какое совершенство исповедания. И, наконец, словами заключительными «Остави нам», переходим к третьему члену Евхаристического канона, к возношению Святых Даров.
    В литургии Иоанна Златоустого этот переход совершается словами «Приимите», [которые] священник произносит громко, и их нужно принимать как слова Самого Господа Иисуса Христа. Он Сам призывает нас святейшими драгоценными словами, которые произнес Он в ночь Своих страданий. Неужели мы останемся глухи к этому Божественному призыву, в то время как в храме отвечают на это возвещение Христа Спасителя двукратно «Аминь», то есть именно, именно, верно? Священник тайно читает: «Поминающе убо...» и заканчивает эту краткую молитву возглашением: «Твоя от Твоих...»
    В литургии Василия Великого прибавляются слова: «Сие творите в Мое воспоминание».
    В архиерейском служении более наглядно, чем в священническом, подчеркивается та мысль, что слова «Приимите» произносит Сам Господь Иисус Христос. Вы замечали, что перед чтением Евангелия омофор с архиерея снимается. Я объяснял вам, что омофор – самая любимая одежда Спасителя. Это – заблудшая овца, которую Пастырь добрый берет на плечи Свои. Снимая омофор, архиерей является простым служителем престола Божия, потому что предполагается, что Господь не через него, а иным образом – через Евангелие, например – вещает людям. Но перед возношением Святых Даров на плечи архиерея опять возлагается малый омофор. Он уже не служитель алтаря, смертный, грешный, немощный. Нет, перед Престолом стоит Сам Господь, Его Святейший образ изображает архиерей. Его голос зовет нас: «Приимите...» Внимайте словам нашего Спасителя, со страхом благоговейным слушайте их, хотя на это короткое время забудьте все мирские дрязги, всякие раздоры и житейские заботы.
    Словами «Приимите, ядите» начинается третий член Евхаристического канона – возношение Святых Даров. Воспомянув Божественные слова Божественного Учителя, на Тайной вечере произнесенные, священник берет в руки святую Чашу и дискос и, поднимая гор, ввысь, возглашает: «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся. На клиросе поют: «Тебе поем, Тебе благословим...» Объясню слова возгласа: «Твоя от Твоих». «Твоя» произносит священник, указывая Господу на хлеб и вино и как бы говоря:
    «Твоя – Твои дары – плоды земли Твоей, данные нам, приносим мы Тебе», потому что, повторяю, как уже неоднократно говорил я вам, земля только потому и приносит плоды – хлеб, виноград, потому только она вознаграждает нас за труд, только потому, что хлеб и вино каждый день приносятся на святой престол при совершении Божественной литургии. Не нам, не для нас, грешных, покрытых язвами греха, не для нас дает земля свои плоды, не стоим мы их, – она дает их для бескровной жертвы и будет давать, доколе совершается на земле страшная святая литургия. «Твоя от Твоих», то есть от Твоих рабов, от Твоих людей. «Тебе приносящее», Тебе приносим «о всех и за вся». О всех – можно объяснить так: о всех грехах, о всех беззакониях. Какие великие, какие благодатные слова: «о всех» – за всех, за все грехи приносится эта жертва, беззакония всякие омываются пролитою за нас кровию. Грешник бедный, грехами покрытый, как проказою; грешник, упавший в пропасть страстей, восклони голову, укрепись надеждою, потому что и за твои грехи, и за твои неправды возносится жертва Тайная любви бесконечной Бога к человеку.
    Вот какое обещание радостное, вот какой дар имеем мы в Божественной литургии. «И за вся» – этими словами выражается благодарение Господу за все Его милости к нам. Мы приносим Тебе дары Твои, Твоей земли, от Твоих рабов с искуплением за все их согрешения и в благодарность за все Твои великие милости и благодеяния. Вот, что говорит этот возглас священника.
    Теперь посмотрите, как держит священник святую Чашу и святой дискос. Вознося их горе, он держит руки сложенными крестообразно, поднимая возносимые дары, он как бы закрывает себя знамением креста. Какой здесь глубочайший смысл. Священник – человек, он грешен, как и все, и, может быть, даже грешнее всех, и он осмеливается приносить эту страшную жертву, перед которой трепещут самые серафимы, самые первые из чинов ангельских, предстоящих Престолу Божию. Он осмеливается приблизиться к святому престолу, на котором ведь по освящении Даров будет возлежать Господь Славы, Господь воинств Небесных.
    Да как же осмеливается этот бедный немощный грешник быть так дерзновенен? Как молния, как огонь небесный не сожжет его, не испепелит его? И, трепеща за свою немощь, ужасаясь своей службы, священник, поднимая руки, сложенные крестообразно, как бы говорит: «Нет, Господи, не я, не мои руки нечистые возносят эти дары, на кресте Твоем я возношу их Тебе, крестом Твоим покрываюсь я, на крест Твой надеюсь я, совершая эту страшную Божественную службу». Это знамение креста останавливает огонь небесный. Это знамение креста освящает священника от всякой скверны и страсти. И, покрываясь этим крестом, он безбоязненно стоит перед лицем Того, перед Которым и серафимы закрываются крыльями. Но это знамение креста имеет и еще смысл. О всех возносится жертва, о всех грехах. Но как же мы смеем просить отпустить наши грехи, чем заслужили мы эту милость?
    Тем, что на каждом шагу забываем заповеди, тем, что каждую минуту своей самости, своим страстям служим? Как можем надеяться на прощение? – Да, можем надеяться, получаем прощение, получаем милость Божию, потому что жертва за наши грехи возносится на кресте. Он покрывает всех, все наши беззакония, этот покров простирается над всем грешным миром прелюбодейным, во зле лежащем. «Господи, мы не стоим Твоей милости, мы полны всякой скверны, но у нас есть крестные муки Христа Твоего, мы на них указываем Тебе, мы этими язвами закрываемся, мы во имя крови Сына Твоего просим простить нас».
    Вот что говорят эти крестообразно сложенные руки, вот почему дерзновенно осмеливаемся мы надеяться на прощение. И это прощение получаем мы в Божественной литургии, она есть ось мира. Как колесо может двигаться, только утвердившись на оси, так наш мир, наше колесо жизни, может двигаться, только имея Божественную литургию, во время которой приносится бескровная жертва. И знайте, что она приносится за всех. Пусть не превозносятся те, которые не хотят взглянуть в окно Божественной литургии, топчут в безумии драгоценную жемчужину, пусть, говорю, они не мнят, что могут жить без Божественной литургии.
    Если они еще живут, если едят хлеб, если источники дают воду, если солнце им светит и луна восходит на небо, то только потому, что совершается Божественная литургия, а без нее, за наши беззакония, давно бы попалил нас огонь небесный, давно бы сгнили мы в пропасти наших страстей, задохнулись бы в пучине житейских треволнений. Крест – вот наш якорь, Крест – вот наш покров; заслуги крестные, воспоминаемые каждый день за литургией, спасают весь мир от окончательной гибели...
    «Иже Крестом ограждаеми…»

Беседа четырнадцатая. Литургия – это жизнь

   О чем может говорить путник, который в знойной пустыне утолил мучительную жажду? О чем может говорить человек, нашедший драгоценную жемчужину? О чем говорит больной, получивший исцеление? Исцеление от тяжелой смертельной болезни?
    Путник будет говорить об источнике, утолившем его жажду. Нашедший сокровище не перестанет говорить о полученном; исцеленный будет прославлять врача, давшего ему чудодейственное лекарство. Так и я, о чем могу говорить, получив несказанную милость Божию в Божественной литургии, как не об этой литургии, святой, таинственной, великой, прекрасной.
    Сегодня скажу немного о четвертом члене Евхаристического канона – об освящении Святых Даров. Скажу немного, потому что об этом можно столько говорить, что жизни человеческой не хватит, чтобы все рассказать. Да и невозможно нашим бедным, немощным языком говорить о том, что и для ангелов – предмет удивления, что с трепетом созерцают серафимы, чего не могут вполне понять самые херувимы. Это – страшная Тайна Пресуществления Святых Даров, то есть превращения хлеба и вина в Пречистое Тело Христово и Пречистую Кровь Его. Нужно сказать, что этого четвертого члена Евхаристического канона не выделяет католическая Церковь. Там признают, что с момента произнесения слов «Приимите, ядите» на святом престоле уже возлежит Сам Господь. Наша православная Церковь считает, что Пресуществление Святых Даров происходит в то время, когда священник произносит слова: «И сотвори убо хлеб сей...» и дальнейшие святые слова, что и составляет четвертый член Евхаристического канона.
    Вознося Чашу горе с возглаголанием «Твоя от Твоих», священник так молится в тайной молитве, в то время как в храме поют «Тебе поем…»: «Еще приносим Тебе словесную... службу» [и далее] замечательное слово «и мили ся деем», то есть делаем себя милыми Господу, близкими, дорогими. Вот как бесконечно велико милосердие Божие. Он позволяет нам считать себя милыми Ему.
    Затем священник три раза читает: «Господи, иже Пресвятаго Твоего Духа...» Затем, знаменуя крестным знамением хлеб, он говорит слова: «И сотвори убо хлеб сей...», знаменуя вино, говорит: «А еже в Чаши сей...», и, наконец, благословляя дискос и Чашу, произносит: «Преложив Духом Твоим Святым». Аминь, Аминь, Аминь. Произношение этих молитвословий и есть именно страшный момент Пресуществления. По учению Церкви, с этого момента на святом престоле возлежат уже не хлеб и вино, но самое Пречистое Тело Христово и самая Пречистая Кровь Христова, и священник повергается ниц перед этою святынею. С каким трепетом, с каким благоговением должны предстоять мы в этот момент пред лицем Самого Бога. Подумайте только, возлюбленные мои, ведь не кто-либо из святых, не ангелы Божии, но Сам Господь возлежит перед нами, перед Ним Самим возносим мы молитву. Перед этим чудом с трепетом предстоят серафимы, на Него с изумлением взирают херувимы, тьмы тем Сил Небесных сходят к престолу, только бы взглянуть на этот дар, полученный людьми от неизреченной любви Божией.
    Этот момент Божественной литургии – основа всей жизни мира, этого жизненного колеса. Как без оси колесо не может двигаться и падает, так и наш мир, страстный, грешный, весь сгнивший от нечистоты беззакония, погиб бы, разрушился бы, уничтожился бы, – если бы не освящался этим великим, таинственным, страшным явлением Божественного Искупителя на престоле в храме.
    В этот момент освящается самый престол, и храм, и все молящиеся, освящается площадь вокруг храма, все дома данного прихода и живущие в них, освящается их имущество, труд их, плоды их, освящается земля, дающая хлеб и вино для Божественной жертвы, освящается самый воздух. Природа служит человеку, дает ему необходимое для жизни только потому, что для него возлежит Святый Агнец, Господь наш Иисус Христос на дискосе и Чаше, под видом хлеба и вина.
    Страшный этот момент: все существо человека, все его чувства, мысли должны повергнуться ниц перед этим явлением человеколюбия и милости Искупителя.
    И мир наш, грешный, беззаконный, будет существовать таким же, как и теперь, и земля будет производить плоды на пищу людям и животным, и солнце, и луна, и звезды дадут свет до той поры, пока на земле, на поверхности будет совершаться Божественная литургия. Когда же с пришествием антихриста верующие будут вынуждены уйти под землю и там совершать Божественную литургию, там возносить бескровную жертву, тогда погибнет наш мир, померкнут и двигнутся светила небесные, иссохнут источники, засохнет земля и не даст плодов. Тогда наступит то страшное время, о котором сказано, что будут просить горы и холмы: «Покройте нас». Но, пока в храмах лежит Пречистое Тело, пока поклоняются Ему люди, не страшна смерть, потому что, взирая на возлежащего Иисуса Христа, мы дерзновенно надеемся на избавление. Господь, дающий нам Самого Себя, не может не услышать нас, когда мы к Нему взываем в момент появления Его на святом Престоле.