Скрыть
16:2
16:8
16:9'
16:9
16:13
16:15
16:17
16:19
16:21
16:22
16:23
16:24
16:26
16:29
30:1
30:3
30:7
30:10
30:11
30:15
30:16
30:18
30:19
30:20
30:21
30:22
30:23
30:24
30:26
30:27
30:28
30:29
30:32
Церковнославянский (рус)
Человѣ́ку предложе́нiе се́рдца: и от­ Го́спода от­вѣ́тъ язы́ка.
Вся́ дѣла́ смире́н­наго явле́н­на предъ Бо́гомъ, и укрѣпля́яй ду́хи Госпо́дь.
Прибли́жи ко Го́споду дѣла́ твоя́, и утвердя́т­ся помышле́нiя твоя́.
Вся́ содѣ́ла Госпо́дь себе́ ра́ди: нечести́вiи же въ де́нь зо́лъ поги́бнутъ.
Нечи́стъ предъ Бо́гомъ вся́къ высокосе́рдый: въ ру́ку же ру́цѣ влага́яй непра́ведно не обезвини́т­ся.
6Нача́ло пути́ бла́га, е́же твори́ти пра́ведная, прiя́тна же предъ Бо́гомъ па́че, не́жели жре́ти же́ртвы.
7Ища́й Го́спода обря́щетъ ра́зумъ со пра́вдою:
8пра́вѣ же и́щущiи его́ обря́щутъ ми́ръ.
9Вся́ дѣла́ Госпо́дня со пра́вдою: храни́т­ся же нечести́вый на де́нь зо́лъ.
Проро́че­с­т­во во устнѣ́хъ царе́выхъ, въ суди́щи же не погрѣша́тъ уста́ его́.
Превѣ́са мѣ́рила пра́вда у Го́спода: дѣла́ же его́ мѣ́рила пра́ведная.
Ме́рзость царе́ви творя́й зла́я: со пра́вдою бо уготовля́ет­ся престо́лъ нача́л­ст­ва.
Прiя́тны царю́ устнѣ́ пра́ведны, словеса́ же пра́вая лю́битъ Госпо́дь.
Я́рость царе́ва вѣ́ст­никъ сме́рти: му́жъ же прему́дръ утоли́тъ его́.
Во свѣ́тѣ жи́зни сы́нъ царе́въ: прiя́тнiи же ему́ я́ко о́блакъ по́зденъ.
Угнѣжде́нiя прему́дрости избра́н­нѣе зла́та: вселе́нiя же ра́зума дража́йши сребра́.
Путiе́ жи́зни укланя́ют­ся от­ злы́хъ: долгота́ же житiя́ путiе́ пра́ведни. Прiе́мляй наказа́нiе во благи́хъ бу́детъ, храня́й же обличе́нiя умудри́т­ся. И́же храни́тъ своя́ пути́, соблюда́етъ свою́ ду́шу: любя́й же живо́тъ сво́й щади́тъ своя́ уста́.
Пре́жде сокруше́нiя предваря́етъ досажде́нiе, пре́жде же паде́нiя злопомышле́нiе.
Лу́чше кроткоду́шенъ со смире́нiемъ, не́жели и́же раздѣля́етъ коры́сти съ досади́тельми.
Разу́мный въ ве́щехъ обрѣта́тель благи́хъ, надѣ́яйся же на Го́спода блаже́нъ.
Прему́дрыя и разу́мныя злы́ми нари́чутъ, сла́дцiи же въ словеси́ мно́жае услы́шани бу́дутъ.
Исто́чникъ живо́тенъ ра́зумъ стяжа́в­шымъ, наказа́нiе же безу́мныхъ зло́.
Се́рдце прему́драго уразумѣ́етъ я́же от­ сво­и́хъ ему́ у́стъ, во устна́хъ же но́ситъ ра́зумъ.
Со́тове медо́внiи словеса́ до́брая, сла́дость же и́хъ исцѣле́нiе души́.
Су́ть путiе́ мня́щiися пра́ви бы́ти му́жу, оба́че послѣ́дняя и́хъ зря́тъ во дно́ а́дово.
Му́жъ въ трудѣ́хъ тружда́ет­ся себѣ́ и изнужда́етъ поги́бель свою́: стропти́вый во сво­и́хъ уста́хъ но́ситъ поги́бель.
Му́жъ безу́менъ копа́етъ себѣ́ зла́я и во устна́хъ сво­и́хъ сокро́вищ­ст­вуетъ о́гнь.
Му́жъ стропти́вый разсыла́етъ зла́я, и свѣти́лникъ льсти́ вжига́етъ злы́мъ, и разлуча́етъ дру́ги.
Му́жъ законопресту́пенъ прельща́етъ дру́ги и от­во́дитъ и́хъ въ пути́ не бла́ги.
Утвержда́яй о́чи сво­и́ мы́слитъ развраще́н­ная, грызы́й же устнѣ́ сво­и́ опредѣля́етъ вся́ зла́я: се́й пе́щь е́сть зло́бы.
Вѣне́цъ хвалы́ ста́рость, на путе́хъ же пра́вды обрѣта́ет­ся.
Лу́чше му́жъ долготерпѣли́въ па́че крѣ́пкаго, [и му́жъ ра́зумъ имѣ́яй па́че земледѣ́лца вели́каго:] удержава́яй же гнѣ́въ па́че взе́млющаго гра́дъ.
Въ нѣ́дра вхо́дятъ вся́ непра́веднымъ: от­ Го́спода же вся́ пра́ведная.
Сiя́ глаго́летъ му́жъ вѣ́ру­ю­щымъ богови, и почива́ю:
безу́мнѣе бо е́смь от­ всѣ́хъ человѣ́къ, и ра́зума человѣ́ческаго нѣ́сть во мнѣ́:
Бо́гъ же научи́ мя прему́дрости, и ра́зумъ святы́хъ уразумѣ́хъ.
Кто́ взы́де на не́бо и сни́де? кто́ собра́ вѣ́тры въ нѣ́дра? кто́ воз­врати́ во́ду въ ри́зу? кто́ обдержа́ вся́ концы́ земли́? ко́е и́мя его́? или́ ко́е и́мя сы́ну его́, да разумѣ́еши?
Вся́ бо словеса́ Бо́жiя раздеже́на: защища́етъ же са́мъ благоговѣ́ющихъ ему́.
Не при­­ложи́ ко словесе́мъ его́, да не обличи́тъ тя́, и ло́жь бу́деши.
Дво́е прошу́ у тебе́: не от­ими́ от­ мене́ благода́ти пре́жде уме́ртвiя мо­его́:
су́етно сло́во и ло́жно дале́че от­ мене́ сотвори́, бога́т­ст­ва же и нищеты́ не да́ждь ми́: устро́й же ми́ потре́бная и самодово́лная,
да не насы́щься ло́жь бу́ду и реку́: кто́ мя ви́дитъ? или́ обнища́въ укра́ду и клену́ся и́менемъ Бо́жiимъ.
Не преда́ждь раба́ въ ру́цѣ господи́на, да не когда́ проклене́тъ тя́, и исче́знеши.
Ча́до зло́ клене́тъ отца́ и ма́терь не благослови́тъ.
Ча́до зло́ пра́ведна себе́ су́дитъ, исхо́да же сво­его́ не измы́.
Ча́до зло́ высо́ки о́чи и́мать, вѣ́ждома же сво­и́ма воз­но́сит­ся.
Ча́до зло́ ме́чь зу́бы [своя́] и́мать, и члено́вныя я́ко сѣ́чиво, е́же губи́ти и пояда́ти смире́н­ныя от­ земли́ и убо́гiя и́хъ от­ человѣ́къ.
Пiя́вица имѣ́ три́ дще́ри, любо­́вiю воз­лю́блены, и три́ сiя́ не насы́тишася ея́, и четве́ртая не удовли́ся рещи́: дово́лно [ми́ е́сть].
А́дъ и по́хоть жены́, и земля́ ненапо­е́ная водо́ю и вода́ и о́гнь не реку́тъ: довлѣ́етъ.
О́ко руга́ющееся отцу́ и досажда́ющее ста́рости ма́терни, да исто́ргнутъ е́ вра́нове от­ де́брiя и да снѣдя́тъ е́ птенцы́ о́рли.
Трiе́ ми су́ть невоз­мо́жная уразумѣ́ти, и четве́ртаго не вѣ́мъ:
слѣда́ орла́ паря́ща [по воз­ду́ху] и пути́ змі́а [ползу́ща] по ка́мени, и стези́ корабля́ плову́ща по мо́рю и путі́й му́жа въ ю́ности [его́].
Тако́въ пу́ть жены́ блудни́цы: я́же егда́ сотвори́тъ, и измы́в­шися, ничто́же, рече́, содѣ́яхъ нелѣ́по.
Тре́ми трясе́т­ся земля́, четве́ртаго же не мо́жетъ понести́:
а́ще ра́бъ воцари́т­ся, и безу́мный испо́лнит­ся пи́щею, и раба́ а́ще изжене́тъ свою́ госпожу́,
и ме́рзкая жена́ а́ще ключи́т­ся добру́ му́жу.
Четы́ри же су́ть малѣ́йшая на земли́, сiя́ же су́ть мудрѣ́йша му́дрыхъ:
мра́вие, и́мже нѣ́сть крѣ́пости и уготовля́ютъ въ жа́тву пи́щу:
и хирогри́лли, язы́къ не крѣ́покъ, и́же сотвори́ша въ ка́менiихъ до́мы своя́:
безца́рни су́ть пру́зiе, и вою́ютъ от­ еди́наго повелѣ́нiя благо­чи́н­но:
я́щерица [Евр.: пау́къ.], рука́ми опира́ющися и удо́бь уловля́ема су́щи, живе́тъ во тве́рдехъ царе́выхъ.
Трiе́ су́ть, я́же благопоспѣ́шно хо́дятъ, четве́ртое же, е́же до́брѣ прохо́дитъ:
ски́менъ льво́въ крѣпча́е звѣре́й, и́же не от­враща́ет­ся, ни устраша́ет­ся скота́,
и пѣ́тель ходя́ въ ко́кошѣхъ благоду́шенъ, и козе́лъ предводи́тель ста́ду, и ца́рь глаго́ляй къ наро́ду во язы́цѣ.
А́ще вда́си себе́ въ весе́лiе и простре́ши ру́ку твою́ со сва́ромъ, пору́ганъ бу́деши.
Мельзи́ млеко́, и бу́детъ ма́сло. А́ще ли но́здри че́шеши, изы́детъ кро́вь: а́ще же извлече́ши словеса́, изы́дутъ су́дове и тя́жбы.
Человеку принадлежат предположения сердца, но от Господа ответ языка.
Все пути человека чисты в его глазах, но Господь взвешивает души.
Предай Господу дела твои, и предприятия твои совершатся.
Все сделал Господь ради Себя; и даже нечестивого блюдет на день бедствия.
Мерзость пред Господом всякий надменный сердцем; можно поручиться, что он не останется ненаказанным.
*[Начало доброго пути – делать правду; это угоднее пред Богом, нежели приносить жертвы.
*Ищущий Господа найдет знание с правдою;
*истинно ищущие Его найдут мир.]
Милосердием и правдою очищается грех, и страх Господень отводит от зла.
Когда Господу угодны пути человека, Он и врагов его примиряет с ним.
Лучше немногое с правдою, нежели множество прибытков с неправдою.
Сердце человека обдумывает свой путь, но Господь управляет шествием его.
В устах царя – слово вдохновенное; уста его не должны погрешать на суде.
Верные весы и весовые чаши – от Господа; от Него же все гири в суме.
Мерзость для царей – дело беззаконное, потому что правдою утверждается престол.
Приятны царю уста правдивые, и говорящего истину он любит.
Царский гнев – вестник смерти; но мудрый человек умилостивит его.
В светлом взоре царя – жизнь, и благоволение его – как облако с поздним дождем.
Приобретение мудрости гораздо лучше золота, и приобретение разума предпочтительнее отборного серебра.
Путь праведных – уклонение от зла: тот бережет душу свою, кто хранит путь свой.
Погибели предшествует гордость, и падению – надменность.
Лучше смиряться духом с кроткими, нежели разделять добычу с гордыми.
Кто ведет дело разумно, тот найдет благо, и кто надеется на Господа, тот блажен.
Мудрый сердцем прозовется благоразумным, и сладкая речь прибавит к учению.
Разум для имеющих его – источник жизни, а ученость глупых – глупость.
Сердце мудрого делает язык его мудрым и умножает знание в устах его.
Приятная речь – сотовый мед, сладка для души и целебна для костей.
Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их путь к смерти.
Трудящийся трудится для себя, потому что понуждает его к тому рот его.
Человек лукавый замышляет зло, и на устах его как бы огонь палящий.
Человек коварный сеет раздор, и наушник разлучает друзей.
Человек неблагонамеренный развращает ближнего своего и ведет его на путь недобрый;
прищуривает глаза свои, чтобы придумать коварство; закусывая себе губы, совершает злодейство; [он – печь злобы].
Венец славы – седина, которая находится на пути правды.
Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города.
В полу бросается жребий, но все решение его – от Господа.
Слова Агура, сына Иакеева. Вдохновенные изречения, которые сказал этот человек Ифиилу, Ифиилу и Укалу:
подлинно, я более невежда, нежели кто-либо из людей, и разума человеческого нет у меня,
и не научился я мудрости, и познания святых не имею.
Кто восходил на небо и нисходил? кто собрал ветер в пригоршни свои? кто завязал воду в одежду? кто поставил все пределы земли? какое имя ему? и какое имя сыну его? знаешь ли?
Всякое слово Бога чисто; Он – щит уповающим на Него.
Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя, и ты не оказался лжецом.
Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне, прежде нежели я умру:
суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом,
дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: «кто Господь?» и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе.
Не злословь раба пред господином его, чтобы он не проклял тебя, и ты не остался виноватым.
Есть род, который проклинает отца своего и не благословляет матери своей.
Есть род, который чист в глазах своих, тогда как не омыт от нечистот своих.
Есть род – о, как высокомерны глаза его, и как подняты ресницы его!
Есть род, у которого зубы – мечи, и челюсти – ножи, чтобы пожирать бедных на земле и нищих между людьми.
У ненасытимости две дочери: «давай, давай!» Вот три ненасытимых, и четыре, которые не скажут: «довольно!»
Преисподняя и утроба бесплодная, земля, которая не насыщается водою, и огонь, который не говорит: «довольно!»
Глаз, насмехающийся над отцом и пренебрегающий покорностью к матери, выклюют во́роны дольные, и сожрут птенцы орлиные!
Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю:
пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице.
Таков путь и жены прелюбодейной; поела и обтерла рот свой, и говорит: «я ничего худого не сделала».
От трех трясется земля, четырех она не может носить:
раба, когда он делается царем; глупого, когда он досыта ест хлеб;
позорную женщину, когда она выходит замуж, и служанку, когда она занимает место госпожи своей.
Вот четыре малых на земле, но они мудрее мудрых:
муравьи – народ не сильный, но летом заготовляют пищу свою;
горные мыши – народ слабый, но ставят домы свои на скале;
у саранчи нет царя, но выступает вся она стройно;
паук лапками цепляется, но бывает в царских чертогах.
Вот трое имеют стройную походку, и четверо стройно выступают:
лев, силач между зверями, не посторонится ни перед кем;
конь и козел, [предводитель стада,] и царь среди народа своего.
Если ты в заносчивости своей сделал глупость и помыслил злое, то положи руку на уста;
потому что, как сбивание молока производит масло, толчок в нос производит кровь, так и возбуждение гнева производит ссору.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов