Про­ско­ми­дия

ПРО­СКО­МИ­ДИЯ

Чин свя­щен­ныя
и Бо­же­ствен­ныя Литургии.

Чин свя­щен­ной
и Бо­же­ствен­ной Литургии

Вход­ные молитвы

Хо­тяй свя­щен­ник Бо­же­ствен­ное со­вер­ша­ти Тай­но­дей­ствие, дол­жен есть пер­вее убо при­ми­рен бы­ти со все­ми и не име­ти что на ко­го, и серд­це же, ели­ка си­ла, от лу­ка­вых блю­сти по­мыс­лов, воз­дер­жа­ти­ся же с ве­че­ра и трез­ви­ти­ся да­же до вре­мене свя­щен­но­дей­ствия. Вре­ме­ни же на­став­шу, вхо­дит во храм и со­еди­ни­вся со диа­ко­ном, тво­рят вку­пе к во­сто­ку пред свя­ты­ми дверь­ми по­кло­не­ния три. Свя­щен­ник, го­то­вясь со­вер­шить Бо­же­ствен­ное тай­но­дей­ствие, дол­жен быть, во-пер­вых, в ми­ре со все­ми и ни­че­го не иметь про­тив ко­го-ли­бо, а серд­це, на­сколь­ко воз­мож­но, хра­нить от лу­ка­вых по­мыс­лов и с ве­че­ра со­блю­дать воз­дер­жа­ние и трез­ве­ние до вре­ме­ни свя­щен­но­дей­ствия. В по­ло­жен­ное вре­мя вхо­дит он во храм и вме­сте с диа­ко­ном со­вер­ша­ет три по­кло­на к во­сто­ку пе­ред свя­ты­ми вратами.
Та­же гла­го­лет диа­кон: Бла­го­сло­ви, владыко. За­тем воз­гла­ша­ет диа­кон: Бла­го­сло­ви, владыка.
Свя­щен­ник: Бла­го­сло­вен Бог наш, все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Свя­щен­ник: Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.
На­чи­на­ет гла­го­ла­ти диакон:

Аминь. Ца­рю Небес­ный, Уте­ши­те­лю, Ду­ше ис­ти­ны, Иже вез­де сый и вся ис­пол­ня­яй, Со­кро­ви­ще бла­гих и жиз­ни По­да­те­лю, при­и­ди и все­ли­ся в ны, и очи­сти ны от вся­кия сквер­ны, и спа­си, Бла­же, ду­ши наша.

Диа­кон на­чи­на­ет чи­тать на­чаль­ные молитвы:

Аминь. Сла­ва Те­бе, Бо­же наш, сла­ва Те­бе. Царь Небес­ный, Уте­ши­тель, Дух Ис­ти­ны, вез­де пре­бы­ва­ю­щий и всё на­пол­ня­ю­щий, Со­кро­вищ­ни­ца благ и жиз­ни По­да­тель, при­ди и все­лись в нас, и очи­сти нас от вся­кой сквер­ны, и спа­си, Бла­гой, ду­ши наши.

Свя­тый Бо­же, Свя­тый Креп­кий, Свя­тый Без­смерт­ный, по­ми­луй нас. три­жды. Свя­той Бо­же, Свя­той Креп­кий, Свя­той Бес­смерт­ный, по­ми­луй нас. (3)
Сла­ва От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, и ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь. Сла­ва От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху, и ныне, и все­гда, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
Пре­свя­тая Тро­и­це, по­ми­луй нас; Гос­по­ди, очи­сти гре­хи на­ша; Вла­ды­ко, про­сти без­за­ко­ния на­ша; Свя­тый, по­се­ти и ис­це­ли немо­щи на­ша, имене Тво­е­го ради. Пре­свя­тая Тро­и­ца, по­ми­луй нас; Гос­по­ди, очи­сти гре­хи на­ши; Вла­ды­ка, про­сти без­за­ко­ния на­ши; Свя­той, по­се­ти и ис­це­ли немо­щи на­ши, име­ни Тво­е­го ради.
Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Сла­ва, и ныне:

От­че наш, Иже еси на Небе­сех, да свя­тит­ся имя Твое, да при­и­дет Цар­ствие Твое, да бу­дет во­ля Твоя, яко на Небе­си и на зем­ли. Хлеб наш на­сущ­ный даждь нам днесь; и оста­ви нам дол­ги на­ша, яко­же и мы остав­ля­ем долж­ни­ком на­шим; и не вве­ди нас во ис­ку­ше­ние, но из­ба­ви нас от лукаваго.

Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне:

От­че наш, Ко­то­рый на небе­сах! Да свя­тит­ся имя Твоё; да при­дёт Цар­ство Твоё; да бу­дет во­ля Твоя и на зем­ле, как на небе; хлеб наш на­сущ­ный дай нам се­го­дня; и про­сти нам дол­ги на­ши, как и мы про­ща­ем долж­ни­кам на­шим; и не вве­ди нас во ис­ку­ше­ние, но из­бавь нас от лукавого.

Свя­щен­ник: Яко Твое есть Цар­ство, и си­ла, и сла­ва, От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Свя­щен­ник: Ибо Твоё Цар­ство, и си­ла, и сла­ва, От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.

Та­же глаголют:

По­ми­луй нас, Гос­по­ди, по­ми­луй нас; / вся­ка­го бо от­ве­та недо­уме­ю­ще, / сию Ти мо­лит­ву яко Вла­ды­це, греш­нии при­но­сим: / по­ми­луй нас.

За­тем [диа­кон] читает:

Тро­па­ри, глас 6

По­ми­луй нас, Гос­по­ди, по­ми­луй нас, ибо не на­хо­дя се­бе ни­ка­ко­го оправ­да­ния, мо­лит­ву эту мы, греш­ные, Те­бе при­но­сим, как Вла­ды­ке: по­ми­луй нас.

Сла­ва: Гос­по­ди, по­ми­луй нас, / на Тя бо упо­ва­х­ом; / не про­гне­вай­ся на ны зе­ло, / ни­же по­мя­ни без­за­ко­ний на­ших, / но при­з­ри и ныне яко бла­го­у­тро­бен, / и из­ба­ви ны от враг на­ших; / Ты бо еси Бог наш, и мы лю­дие Твои, / вси де­ла ру­ку Тво­ею, и имя Твое призываем. Сла­ва: Гос­по­ди, по­ми­луй нас, ибо на Те­бя мы упо­ва­ем, не про­гне­вай­ся на нас силь­но и не вспом­ни без­за­ко­ний на­ших: но воз­зри ныне, как Ми­ло­серд­ный и из­бавь нас от вра­гов на­ших. Ибо Ты – Бог наш и мы – Твой на­род, все мы де­ло рук Тво­их и имя Твое призываем.
И ныне: Ми­ло­сер­дия две­ри от­вер­зи нам, / бла­го­сло­вен­ная Бо­го­ро­ди­це, / на­де­ю­щи­и­ся на Тя да не по­гиб­нем, / но да из­ба­вим­ся То­бою от бед: / Ты бо еси спа­се­ние ро­да христианскаго. И ныне: Ми­ло­сер­дия две­ри от­вер­зи нам, бла­го­сло­вен­ная Бо­го­ро­ди­ца, дабы мы, на­де­ясь на Те­бя, не по­сты­ди­лись, но из­ба­ви­лись мо­лит­ва­ми Тво­и­ми от бед, ибо Ты – спа­се­ние ро­да христианского.
Та­же от­хо­дят ко иконе Хри­сто­ве и це­лу­ют ю, глаголюще:

Пре­чи­сто­му об­ра­зу Тво­е­му по­кла­ня­ем­ся, Бла­гий, / про­ся­ще про­ще­ния пре­гре­ше­ний на­ших, Хри­сте Бо­же: / во­лею бо бла­го­во­лил еси пло­тию взы­ти на Крест, / да из­ба­ви­ши яже со­здал еси от ра­бо­ты вра­жия. / Тем бла­го­дар­ствен­но во­пи­ем Ти: / ра­до­сти ис­пол­нил еси вся, Спа­се наш, / при­ше­дый спа­сти мiр.

За­тем под­хо­дят к иконе Хри­ста, це­луя ее со словами:

Пре­чи­сто­му об­ра­зу Тво­е­му по­кла­ня­ем­ся, Бла­гой, про­ся про­ще­ния со­гре­ше­ний на­ших, Хри­сте Бо­же. Ибо доб­ро­воль­но Ты бла­го­во­лил взой­ти пло­тию на Крест, что­бы из­ба­вить со­здан­ных То­бою от раб­ства вра­гу. По­то­му мы бла­го­дар­но взы­ва­ем Те­бе: “Ра­до­стью Ты на­пол­нил всё, Спа­си­тель наш, при­шед­ший спа­сти мир!”

Та­же це­лу­ют и ико­ну Бо­го­ро­ди­цы, гла­го­лю­ще тропарь:

Ми­ло­сер­дия су­щи ис­точ­ник, / ми­ло­сти спо­до­би нас Бо­го­ро­ди­це, / при­з­ри на лю­ди со­гре­шив­шия, / яви яко прис­но си­лу Твою: / на Тя бо упо­ва­ю­ще, ра­дуй­ся во­пи­ем Ти, / яко­же ино­гда Гав­ри­ил без­п­лот­ных архистратиг.

Так­же це­лу­ют и ико­ну Бо­го­ро­ди­цы, чи­тая тропарь:

Ми­ло­сер­дия ис­точ­ник, удо­стой нас со­стра­да­ния, Бо­го­ро­ди­ца; взгля­ни на лю­дей со­гре­шив­ших, яви как все­гда си­лу Твою, ибо, на­де­ясь на Те­бя мы взы­ва­ем Те­бе: “Ра­дуй­ся”, как неко­гда Гав­ри­ил, на­чаль­ник во­инств бесплотных.

Та­же, при­к­лонь гла­ву, иерей гла­го­лет: Гос­по­ди, низ­посли ру­ку Твою с вы­со­ты свя­та­го жи­ли­ща Тво­е­го и укре­пи мя в пред­ле­жа­щую служ­бу Твою, да неосуж­ден­но пред­ста­ну страш­но­му пре­сто­лу Тво­е­му, и без­кров­ное свя­щен­но­дей­ствие со­вер­шу, яко Твоя есть си­ла и сла­ва во ве­ки ве­ков, аминь. За­тем, при­к­ло­нив гла­ву, свя­щен­ник го­во­рит: Гос­по­ди, нис­по­шли ру­ку Твою с вы­со­ты свя­то­го жи­ли­ща Тво­е­го и укре­пи ме­ня на пред­сто­я­щее слу­же­ние Те­бе, что­бы я, не под­вер­га­ясь осуж­де­нию, пред­стал страш­но­му пре­сто­лу Тво­е­му и бес­кров­ное свя­щен­но­дей­ствие со­вер­шил. Ибо Твоя си­ла и сла­ва во ве­ки ве­ков. Аминь.

{Так­же, по обы­чаю: Ослабь, от­пу­сти, про­сти, Бо­же, со­гре­ше­ния на­ши воль­ные и неволь­ные, со­вер­шён­ные де­лом и сло­вом, со­зна­тель­но и по неве­де­нию, но­чью и днём, в уме и мыс­ли, – всё нам про­сти, как Бла­гой и Че­ло­ве­ко­лю­бец.}

Та­же тво­рят и к ли­ком по­кло­ны по еди­но­му, и та­ко от­хо­дят в жерт­вен­ник, гла­го­лю­ще: Вни­ду в дом Твой, по­кло­ню­ся ко хра­му свя­то­му Тво­е­му, в стра­се Тво­ем. Гос­по­ди, на­ста­ви мя прав­дою Тво­ею, враг мо­их ра­ди ис­пра­ви пред То­бою путь мой. Яко несть во устех их ис­ти­ны, серд­це их су­ет­но, гроб от­верст гор­тань их: язы­ки сво­и­ми льща­ху. Су­ди им, Бо­же, да от­па­дут от мыс­лей сво­их, по мно­же­ству нече­стия их из­ри­ни я, яко пре­о­гор­чи­ша Тя, Гос­по­ди. И да воз­ве­се­лят­ся вси упо­ва­ю­щии на Тя, во век воз­ра­ду­ют­ся, и все­ли­ши­ся в них, и по­хва­лят­ся о Те­бе лю­бя­щии имя Твое. Яко Ты бла­го­сло­ви­ши пра­вед­ни­ка, Гос­по­ди: яко ору­жи­ем бла­го­во­ле­ния вен­чал еси нас. И кла­ня­ют­ся [друг дру­гу,] кли­ро­сам [и на­ро­ду, ис­пра­ши­вая про­ще­ния. ] И вхо­дят в ал­тарь, чи­тая [пса­лом]: Вой­ду в дом Твой, по­кло­нюсь пред хра­мом свя­тым Тво­им в стра­хе Тво­ем. Гос­по­ди, по­ве­ди ме­ня в прав­де Тво­ей ра­ди вра­гов мо­их, на­правь пред То­бою путь мой. Ибо нет в устах их ис­ти­ны, серд­це их су­ет­но, гроб от­кры­тый – гор­тань их, язы­ка­ми сво­и­ми об­ма­ны­ва­ли. Осу­ди их, Бо­же, да от­ста­нут они от за­мыс­лов сво­их, по мно­же­ству нече­стия их из­го­ни их, ибо они огор­чи­ли Те­бя, Гос­по­ди. И да воз­ве­се­лят­ся все на­де­ю­щи­е­ся на Те­бя, во­век воз­ра­ду­ют­ся, и Ты по­се­лишь­ся сре­ди них, и бу­дут хва­лить­ся То­бою лю­бя­щие имя Твоё. Ибо Ты бла­го­сло­вишь пра­вед­ни­ка, Гос­по­ди, как ору­жи­ем бла­го­во­ле­ни­ем Ты огра­дил нас.
Вшед­ше же во свя­ти­ли­ще, тво­рят по­кло­ны три пред свя­тою тра­пе­зою, и це­лу­ют свя­тое Еван­ге­лие и свя­тую трапезу.

Вой­дя же во свя­ти­ли­ще, со­вер­ша­ют три по­кло­на пе­ред свя­тым пре­сто­лом, и це­лу­ют свя­тое Еван­ге­лие и свя­той престол.

Об­ла­че­ние

Та­же при­ем­лют в ру­ки своя кийж­до сти­харь свой, и тво­рят по­кло­ны три к во­сто­ку, гла­го­лю­ще в се­бе кийждо: За­тем каж­дый бе­рет свой сти­харь, и со­вер­ша­ют три по­кло­на к во­сто­ку, го­во­ря в себе:
Бо­же, очи­сти мя, греш­на­го, и по­ми­луй мя. Бо­же, очи­сти ме­ня, греш­но­го, и по­ми­луй ме­ня. (3)
Та­же при­хо­дит ко свя­щен­ни­ку диа­кон, дер­жа в дес­ной ру­це сти­харь со ора­рем, и под­к­ло­нив ему гла­ву, глаголет: За­тем диа­кон под­хо­дит к свя­щен­ни­ку, дер­жа в пра­вой ру­ке сти­харь со ора­рем, и скло­нив пред ним гла­ву, говорит:
Бла­го­сло­ви, вла­ды­ко, сти­харь со орарем. Бла­го­сло­ви, вла­ды­ка, сти­харь с орарем.
Свя­щен­ник глаголет:

Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.

Свя­щен­ник возглашает:

Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.

Та­же от­хо­дит диа­кон во еди­ну стра­ну свя­ти­ли­ща, и об­ла­чит­ся в сти­харь, мо­ля­ся сице: И диа­кон, отой­дя в сто­ро­ну, об­ла­ча­ет­ся в сти­харь, мо­лясь так:
Воз­ра­ду­ет­ся ду­ша моя о Гос­по­де, об­ле­че бо мя в ри­зу спа­се­ния, и одеж­дею ве­се­лия одея мя. Яко же­ни­ху воз­ло­жи ми ве­нец, и яко неве­сту укра­си мя красотою. Воз­ра­ду­ет­ся ду­ша моя о Гос­по­де, ибо Он об­лек ме­ня в ри­зу спа­се­ния, и одеж­дою ра­до­сти одел ме­ня, как на же­ни­ха воз­ло­жил на ме­ня ве­нец, и как неве­сту укра­сил ме­ня нарядом.
И орарь убо це­ло­вав, на­ла­га­ет на ле­вое ра­мо. На­ру­кав­ни­цы же на­ла­гая на ру­ки, на дес­ную убо, глаголет: И, по­це­ло­вав орарь, воз­ла­га­ет его на ле­вое пле­чо. На­де­вая же на­ру­кав­ник на пра­вую ру­ку, произносит:
Дес­ни­ца Твоя, Гос­по­ди, про­сла­ви­ся в кре­по­сти. Дес­ная Твоя ру­ка, Гос­по­ди, со­кру­ши вра­ги и мно­же­ством сла­вы Тво­ея стерл еси супостаты. Дес­ни­ца Твоя, Гос­по­ди, про­сла­ви­лась си­лою; пра­вая ру­ка Твоя, Гос­по­ди, сло­ми­ла вра­гов, и мно­же­ством сла­вы Тво­ей Ты со­кру­шил противников.
На ле­вую же, глаголет:

Ру­це Твои со­тво­ри­сте мя и со­зда­сте мя. Вра­зу­ми мя и на­учу­ся за­по­ве­дем Твоим.

На ле­вую же:

Ру­ки Твои со­тво­ри­ли ме­ня и со­зда­ли ме­ня; вра­зу­ми ме­ня, и на­учусь за­по­ве­дям Твоим.

Та­же от­шед в пред­ло­же­ние, уго­тов­ля­ет свя­щен­ная. Свя­тый убо дис­кос по­став­ля­ет о шу­юю стра­ну, по­тир же, еже есть свя­тую ча­шу, одес­ную, и про­чая с ними. И отой­дя к жерт­вен­ни­ку, при­го­тов­ля­ет свя­щен­ные со­су­ды. Свя­той дис­кос ста­вит с ле­вой сто­ро­ны, а по­тир, то есть свя­тую ча­шу, спра­ва, и про­чее с ними.
Свя­щен­ник же си­це об­ла­чит­ся: при­ем сти­харь в ле­вую ру­ку, и по­кло­ни­вся три­жды к во­сто­ку, яко­же ре­че­ся, на­зна­ме­ну­ет, глаголя: Свя­щен­ник же так об­ла­ча­ет­ся: взяв свой сти­харь [под­риз­ник] в ле­вую ру­ку и по­кло­нив­шись три­жды к во­сто­ку, как ска­за­но, со словами:
Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь. Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.
Та­же об­ла­чит­ся, гла­го­ля: Воз­ра­ду­ет­ся ду­ша моя о Гос­по­де, об­ле­че бо мя в ри­зу спа­се­ния, и одеж­дею ве­се­лия одея мя. Яко же­ни­ху воз­ло­жи ми ве­нец, и яко неве­сту укра­си мя красотою. И об­ла­ча­ет­ся со сло­ва­ми: Воз­ра­ду­ет­ся ду­ша моя о Гос­по­де, ибо Он об­лек ме­ня в ри­зу спа­се­ния, и одеж­дою ра­до­сти одел ме­ня, как на же­ни­ха воз­ло­жил на ме­ня ве­нец, и как неве­сту укра­сил ме­ня нарядом.
Та­же при­ем епи­тра­хиль и на­зна­ме­нав, об­ла­га­ет­ся ею, глаголя:

Бла­го­сло­вен Бог, из­ли­ва­яй бла­го­дать Свою на свя­щен­ни­ки Своя, яко мv­ро на гла­ве, схо­дя­щее на бра­ду, бра­ду Ааро­ню, схо­дя­щее на оме­ты одеж­ди его.

За­тем, взяв епи­тра­хиль и осе­нив ее кре­стом, воз­ла­га­ет на се­бя со сло­ва­ми: Бла­го­сло­вен Бог, из­ли­ва­ю­щий бла­го­дать Свою на свя­щен­ни­ков Сво­их, как ми­ро на го­ло­ве, схо­дя­щее на бо­ро­ду, бо­ро­ду Ааро­но­ву, схо­дя­щее на кай­му одеж­ды его.
Та­же при­ем по­яс и опо­я­су­я­ся, гла­го­лет: Бла­го­сло­вен Бог, пре­по­я­су­яй мя си­лою и по­ло­жи непо­ро­чен путь мой, со­вер­ша­яй но­зе мои, яко еле­ни, и на вы­со­ких по­став­ля­яй мя. За­тем, взяв по­яс, опо­я­сы­ва­ет­ся со сло­ва­ми: Бла­го­сло­вен Бог, опо­я­сы­ва­ю­щий ме­ня си­лою и непо­роч­ным со­де­лал Он путь мой; укреп­ля­ет но­ги мои как у оле­ня, и на вы­со­тах ста­вит меня.
На­ру­кав­ни­цы же, яко вы­ше ре­че­ся, на­ла­гая на ру­ки, на дес­ную убо, гла­го­лет: Дес­ни­ца Твоя, Гос­по­ди, про­сла­ви­ся в кре­по­сти. Дес­ная Твоя ру­ка, Гос­по­ди, со­кру­ши вра­ги и мно­же­ством сла­вы Тво­ея стерл еси супостаты. На на­ру­кав­ни­ки же – как вы­ше ска­за­но. На пра­вую ру­ку: Дес­ни­ца Твоя, Гос­по­ди, про­сла­ви­лась си­лою; пра­вая ру­ка Твоя, Гос­по­ди, сло­ми­ла вра­гов, и мно­же­ством сла­вы Тво­ей Ты со­кру­шил противников.
На ле­вую же, гла­го­лет: Ру­це Твои со­тво­ри­сте мя и со­зда­сте мя. Вра­зу­ми мя и на­учу­ся за­по­ве­дем Твоим. На ле­вую ру­ку: Ру­ки Твои со­тво­ри­ли ме­ня и со­зда­ли ме­ня; вра­зу­ми ме­ня, и на­учусь за­по­ве­дям Твоим.
Та­же при­ем на­бед­рен­ник, аще имать, и бла­го­сло­вив и, и це­ло­вав, глаголет: За­тем, взяв на­бед­рен­ник, ес­ли его име­ет, и бла­го­сло­вив его, и по­це­ло­вав, произносит:
Пре­по­я­ши меч Твой по бед­ре Тво­ей, Сильне, кра­со­тою Тво­ею и доб­ро­тою Тво­ею, и на­ля­цы, и успе­вай, и цар­ствуй ис­ти­ны ра­ди, и кро­то­сти, и прав­ды, и на­ста­вит Тя див­но дес­ни­ца Твоя, все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь. Опо­яшь­ся ме­чом Тво­им при бед­ре Тво­ём, Силь­ный, в со­вер­шен­стве Тво­ём и кра­со­те Тво­ей, и укре­пись, и про­цве­тай, и цар­ствуй ра­ди ис­ти­ны, и кро­то­сти, и прав­ды, и по­ве­дёт Те­бя див­но дес­ни­ца Твоя, все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
Та­же при­ем фе­лонь и бла­го­сло­вив, це­лу­ет гла­го­ля сице:

Свя­щен­ни­цы Твои, Гос­по­ди, об­ле­кут­ся в прав­ду, и пре­по­доб­нии Твои ра­до­стию воз­ра­ду­ют­ся все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь.

Так­же, взяв фе­лонь и бла­го­сло­вив, це­лу­ет [ее и воз­ла­га­ет на се­бя] со сло­ва­ми: Свя­щен­ни­ки Твои, Гос­по­ди, об­ле­кут­ся в прав­ду, и свя­тые Твои ра­до­стью воз­ра­ду­ют­ся все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
Та­же от­шед­ше в пред­ло­же­ние, умы­ва­ют ру­ки, глаголюще: За­тем, отой­дя к жерт­вен­ни­ку, омы­ва­ют ру­ки со словами:
Умыю в непо­вин­ных ру­це мои, и обы­ду жерт­вен­ник Твой, Гос­по­ди, еже услы­ша­ти ми глас хва­лы Тво­ея, и по­ве­да­ти вся чу­де­са Твоя. Гос­по­ди, воз­лю­бих бла­го­ле­пие до­му Тво­е­го и ме­сто се­ле­ния сла­вы Тво­ея. Да не по­гу­би­ши с нече­сти­вы­ми ду­шу мою, и с му­жи кро­вей жи­вот мой. Их­же в ру­ку без­за­ко­ния, дес­ни­ца их ис­пол­ни­ся мзды. Аз же незло­бою мо­ею хо­дих, из­ба­ви мя, Гос­по­ди, и по­ми­луй мя. Но­га моя ста на право­те, в церк­вах бла­го­слов­лю Тя, Господи.

Омою сре­ди невин­ных ру­ки мои и обой­ду жерт­вен­ник Твой, Гос­по­ди, что­бы услы­шать мне глас хва­лы Тво­ей и по­ве­дать о всех чу­де­сах Тво­их. Гос­по­ди, воз­лю­бил я бла­го­ле­пие до­ма Тво­е­го и ме­сто оби­те­ли сла­вы Тво­ей. Не по­гу­би с нече­сти­вы­ми ду­шу мою и с кро­во­жад­ны­ми жизнь мою, у ко­то­рых в ру­ках — без­за­ко­ния, дес­ни­ца их пол­на непра­вед­ной мзды. Я же в без­зло­бии мо­ём хо­дил, из­бавь ме­ня, Гос­по­ди, и по­ми­луй ме­ня. Но­га моя ста­ла на пря­мом пу­ти; в со­бра­ни­ях бла­го­слов­лю Те­бя, Господи.

Про­ско­ми­дия

Та­же по­кло­не­ния три пред пред­ло­же­ни­ем со­твор­ше, гла­го­лют кийж­до: Бо­же, очи­сти мя, греш­на­го, и по­ми­луй мя. И со­вер­шив три по­кло­на пе­ред жерт­вен­ни­ком со сло­ва­ми: Бо­же, очи­сти ме­ня, греш­но­го и по­ми­луй ме­ня. (3)
И: Ис­ку­пил ны еси от клят­вы за­кон­ныя / чест­ною Тво­ею Кро­вию, / на Кре­сте при­гвоз­ди­вся и ко­пи­ем про­бод­ся, / без­смер­тие ис­то­чил еси че­ло­ве­ком, / Спа­се наш, сла­ва Тебе. [Це­лу­ют свя­щен­ные со­су­ды, про­из­но­ся тро­парь]: Ис­ку­пил Ты нас от про­кля­тия за­ко­на / дра­го­цен­ною Сво­ею Кро­вию: / ко Кре­сту при­гвож­ден­ный и ко­пьем прон­зен­ный, / Ты лю­дям ис­то­чил бес­смер­тие. / Спа­си­тель наш, сла­ва Тебе!
Та­же гла­го­лет диа­кон: Бла­го­сло­ви, владыко.

И на­чи­на­ет священник:

Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.

За­тем диа­кон воз­гла­ша­ет: Бла­го­сло­ви, владыка.

И на­чи­на­ет священник:

Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.

Диа­кон: Аминь.

Та­же при­ем­лет свя­щен­ник ле­вою убо ру­кою просфо­ру, дес­ною же свя­тое ко­пие, и зна­ме­нуя им три­жды вер­ху пе­ча­ти просфо­ры, глаголет:

Диа­кон: Аминь.

И бе­рет свя­щен­ник в ле­вую ру­ку просфо­ру, а пра­вой три­жды на­чер­ты­ва­ет ко­пи­ем крест над пе­ча­тью просфо­ры со словами:

В вос­по­ми­на­ние Гос­по­да и Бо­га, и Спа­са на­ше­го Иису­са Хри­ста. три­жды. В вос­по­ми­на­ние Гос­по­да и Бо­га и Спа­си­те­ля на­ше­го Иису­са Хри­ста. (3)
И абие во­дру­жа­ет ко­пие в дес­ную стра­ну пе­ча­ти, и гла­го­лет ре­жя: Яко ов­ча на за­ко­ле­ние ведеся. И над­ре­за­ет ко­пи­ем пра­вую сто­ро­ну пе­ча­ти со сло­ва­ми: Как ов­ца на за­кла­ние Он был приведен.
В ле­вую же: И яко аг­нец непо­ро­чен пря­мо стри­гу­ща­го его без­гла­сен, та­ко не от­вер­за­ет уст Своих. [Над­ре­зая] ле­вую [сто­ро­ну пе­ча­ти]: И как аг­нец непо­роч­ный пред стри­гу­щим его без­гла­сен, так Он не от­вер­за­ет уст Своих.
В гор­нюю же стра­ну пе­ча­ти: Во сми­ре­нии Его суд Его взятся. [Над­ре­зая] верх­нюю сто­ро­ну пе­ча­ти: В уни­же­нии Его в пра­во­су­дии Ему бы­ло отказано.
В дол­нюю же стра­ну: Род же Его кто исповесть. [Над­ре­зая] ниж­нюю сто­ро­ну [пе­ча­ти]: Но род Его кто изъяснит?
Диа­кон же, взи­рая бла­го­го­вей­но на си­це­вое та­ин­ство, гла­го­лет на еди­ном ко­емж­до ре­за­нии: Гос­по­ду по­мо­лим­ся, дер­жа и орарь в руце. Диа­кон же, взи­рая бла­го­го­вей­но на это тай­но­дей­ствие, воз­гла­ша­ет при каж­дом над­ре­за­нии: Гос­по­ду помолимся,

дер­жа и орарь в руке.

По сих гла­го­лет: Воз­ми, владыко.

Свя­щен­ник же, вло­жив свя­тое ко­пие от кос­вен­ныя дес­ныя стра­ны просфо­ры, взи­ма­ет Свя­тый Хлеб, гла­го­ля сице:

За­тем воз­гла­ша­ет: Под­ни­ми, владыка.

Свя­щен­ник же, вон­зив свя­тое ко­пие сни­зу с пра­вой сто­ро­ны просфо­ры, при­под­ни­ма­ет аг­нец, говоря:

Яко взем­лет­ся от зем­ли жи­вот Его.

И по­ло­жив и взнак на свя­тем дис­ко­се, рек­шу диа­ко­ну: По­жри, владыко.

Ибо от­тор­га­ет­ся от зем­ли жизнь Его.

И, по­ло­жив его на свя­той дис­кос пе­ча­тью вниз, по­сле слов диа­ко­на: За­ко­ли, владыка.

Жрет его кре­сто­вид­но, си­це гла­го­ля: Жрет­ся Аг­нец Бо­жий, взем­ляй грех мi­ра, за мiр­ский жи­вот и спасение. Над­ре­за­ет его кре­сто­об­раз­но со сло­ва­ми: За­ка­лы­ва­ет­ся Аг­нец Бо­жий, подъ­ем­лю­щий грех ми­ра, за жизнь ми­ра и спасение.
И об­ра­ща­ет го­ре дру­гую стра­ну, иму­щую крест. Диа­кон гла­го­лет: Про­бо­ди, владыко. И об­ра­ща­ет его пе­ча­тью вверх. Диа­кон же воз­гла­ша­ет: Прон­зи, владыка.
Свя­щен­ник же, про­бо­дая и в дес­ную стра­ну ко­пи­ем, глаголет: Свя­щен­ник, прон­зая ко­пьем пра­вую сто­ро­ну [агн­ца], произносит:
Един от во­ин ко­пи­ем реб­ра Его про­бо­де, и абие изы­де кровь и во­да. И ви­де­вый сви­де­тель­ство­ва и ис­тин­но есть сви­де­тель­ство его. Один из во­и­нов ко­пьем прон­зил Ему реб­ра, и тот­час ис­тек­ли кровь и во­да. И ви­дев­ший за­сви­де­тель­ство­вал, и ис­тин­но сви­де­тель­ство его.
Диа­кон же, при­ем ви­но и во­ду, гла­го­лет ко священнику:

Бла­го­сло­ви, вла­ды­ко, свя­тое соединение.

[Иерей бла­го­слов­ля­ет со­еди­не­ние: Бла­го­сло­вен­но со­еди­не­ние свя­тых Тво­их все­гда, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков.]

Диа­кон же, взяв ви­но и во­ду, об­ра­ща­ет­ся ко священнику:

Бла­го­сло­ви, вла­ды­ка, свя­тое соединение.

[Свя­щен­ник: Бла­го­сло­вен­но со­еди­не­ние свя­тых Тво­их все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков.]

И взем над ни­ми бла­го­сло­ве­ние, вли­ва­ет во свя­тый по­тир от ви­на вку­пе и воды. И, при­няв бла­го­сло­ве­ние, диа­кон вли­ва­ет в свя­той по­тир ви­но с водой:
Свя­щен­ник, при­ем в ру­це вто­рую просфо­ру, глаголет:

В честь и па­мять пре­бла­го­сло­вен­ныя Вла­ды­чи­цы на­шея Бо­го­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Ма­рии, Ея­же мо­лит­ва­ми при­и­ми, Гос­по­ди, жерт­ву сию в пре­не­бес­ный Твой жертвенник.

Свя­щен­ник, взяв вто­рую просфо­ру, произносит:

В честь и па­мять пре­бла­го­сло­вен­ной, слав­ной Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Ма­рии, по хо­да­тай­ствам Ко­то­рой при­ми, Гос­по­ди, эту жерт­ву на пре­выс­ший небес Твой жертвенник.

И взем ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю одес­ную Свя­та­го Хле­ба, близ сре­ды его, глаголя: И, изъ­яв ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее спра­ва от свя­то­го хле­ба, близ се­ре­ди­ны его, говоря:
Пред­ста Ца­ри­ца одес­ную Те­бе, в ри­зы по­зла­щен­ны оде­я­на, преукрашенна. Пред­ста­ла Ца­ри­ца спра­ва от Те­бя в одеж­ду зла­то­ткан­ную об­ла­чен­ная, изукрашенная.
Та­же при­ем тре­тию просфо­ру, глаголет:

Чест­на­го слав­на­го про­ро­ка, Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Иоанна.

За­тем, взяв тре­тью просфо­ру про­из­но­сит: Свя­то­го слав­но­го про­ро­ка, Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Иоан­на. [Греч.: В честь и па­мять ве­ли­чай­ших во­е­на­чаль­ни­ков Ми­ха­и­ла и Гав­ри­и­ла и всех небес­ных Сил Бес­плот­ных.]
И взем первую ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю о шу­юю стра­ну Свя­та­го Хле­ба, тво­ря на­ча­ло пер­ва­го чина. И, изъ­яв первую ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее сле­ва от свя­то­го Хле­ба, на­чи­ная пер­вый ряд.
Та­же глаголет:

Свя­тых слав­ных про­ро­ков: Мо­и­сея и Ааро­на, Илии и Елис­сея, Да­ви­да и Иес­сея, свя­тых три­ех от­ро­ков, и Да­ни­и­ла про­ро­ка, и всех свя­тых пророков.

Так­же про­из­но­сит: Свя­тых слав­ных про­ро­ков: Мо­и­сея и Ааро­на, Илии и Ели­сея, Да­ви­да и Иес­сея, свя­тых трех от­ро­ков и Да­ни­и­ла про­ро­ка, и всех свя­тых про­ро­ков. [Греч.: Свя­то­го слав­но­го про­ро­ка, Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Иоан­на, свя­тых слав­ных про­ро­ков:]
И взем ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю до­ле пер­выя благочинно.

Та­же па­ки глаголет:

Свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол Пет­ра и Пав­ла, и про­чих всех свя­тых апостолов.

И, изъ­яв ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее ни­же пер­вой, по порядку.

За­тем продолжает:

Свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных апо­сто­лов: Пет­ра и Пав­ла, [Две­на­дца­ти, Се­ми­де­ся­ти] и всех (про­чих) свя­тых апостолов.

И та­ко по­ла­га­ет тре­тию ча­сти­цу до­ле вто­рыя, скон­ча­вая пер­вый чин. И по­ме­ща­ет тре­тью ча­сти­цу ни­же вто­рой, окан­чи­вая пер­вый ряд.
Та­же глаголет:

Иже во свя­тых отец на­ших свя­ти­те­лей: Ва­си­лия Ве­ли­ка­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­ус­та­го, Афа­на­сия и Ки­рил­ла, Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ска­го, Пет­ра и Алек­сия, и Ио­ны, и Фи­лип­па, и Ер­мо­ге­на, Мос­ков­ских, Ни­ки­ты, епи­ско­па Нов­го­род­ска­го, Леон­тия, епи­ско­па Ро­стов­ска­го, и всех свя­тых святителей.

За­тем произносит:

Свя­тых от­цов на­ших [ве­ли­ких] иерар­хов и все­лен­ских учи­те­лей: Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­уста, Афа­на­сия и Ки­рил­ла, Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го, (Пет­ра, Алек­сия, Ио­ны, Фи­лип­па, Ер­мо­ге­на Мос­ков­ских, Ни­ки­ты епи­ско­па Нов­го­род­ско­го, Леон­тия епи­ско­па Ро­стов­ско­го,) и всех свя­тых святителей.

И взем чет­вер­тую ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю близ пер­выя ча­сти­цы, тво­ря вто­рое начало. И, взяв чет­вер­тую ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее ря­дом с пер­вой, на­чи­ная вто­рой ряд.
Та­же па­ки глаголет:

Свя­та­го Апо­сто­ла, пер­во­му­че­ни­ка и ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на, свя­тых ве­ли­ких му­че­ни­ков: Ди­мит­рия, Ге­ор­гия, Фе­о­до­ра Ти­ро­на, Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та, и всех свя­тых му­че­ник. И му­че­ниц: Фек­лы, Вар­ва­ры, Ки­ри­а­кии, Ев­фи­мии и Па­рас­ке­вы, Ека­те­ри­ны и всех свя­тых мучениц.

И про­дол­жа­ет:

Свя­то­го апо­сто­ла, пер­во­му­че­ни­ка и ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на, свя­тых ве­ли­ких му­че­ни­ков: Ди­мит­рия, Ге­ор­гия, Фе­о­до­ра (Ти­ро­на, Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та,) и всех свя­тых му­че­ни­ков и (му­че­ниц: Фек­лы, Вар­ва­ры, Ки­ри­а­кии, Ев­фи­мии, Па­рас­ке­вы, Ека­те­ри­ны и всех свя­тых) мучениц.

И взем пя­тую ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю до­ле пер­выя, су­щия на­ча­лом вто­ра­го чина. И, взяв пя­тую ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее ни­же пер­вой во вто­ром ряду.
Та­же глаголет:

Пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных отец на­ших: Ан­то­ния, Ев­фи­мия, Сав­вы, Онуф­рия, Афа­на­сия Афон­ска­го, Ан­то­ния и Фе­о­до­сия Пе­чер­ских, Сер­гия Ра­до­неж­ска­го, Вар­ла­а­ма Ху­тын­ска­го, Се­ра­фи­ма Са­ров­ска­го, и всех пре­по­доб­ных отец. И пре­по­доб­ных ма­те­рей: Пе­ла­гии, Фе­о­до­сии, Ана­ста­сии, Ев­прак­сии, Фев­ро­нии, Фе­о­ду­лии, Ев­фро­си­нии, Ма­рии Егип­тя­ны­ни и всех свя­тых пре­по­доб­ных матерей.

И про­дол­жа­ет:

Пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных от­цов на­ших: Ан­то­ния, Ев­фи­мия, Сав­вы, Онуф­рия, Афа­на­сия Афон­ско­го, (Ан­то­ния и Фе­о­до­сия Пе­чер­ских, Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, Вар­ла­а­ма Ху­тын­ско­го, Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го) и всех пре­по­доб­ных от­цов и (пре­по­доб­ных ма­те­рей: Пе­ла­гии, Фе­о­до­сии, Ана­ста­сии, Ев­прак­сии, Фев­ро­нии, Фе­о­ду­лии, Ев­фро­си­нии, Ма­рии Еги­пет­ской, и всех пре­по­доб­ных) матерей.

И та­ко взем ше­стую ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю до­ле вто­рыя ча­сти­цы, во ис­пол­не­ние вто­ра­го чина. И, взяв ше­стую ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее ни­же вто­рой, за­вер­шая вто­рой ряд.
По сих же глаголет:

Свя­тых и чу­до­твор­цев без­среб­ре­ник: Кос­мы и Да­ми­а­на, Ки­ра и Иоан­на, Пан­те­ле­и­мо­на и Ер­мо­лая, и всех свя­тых безсребреников.

По­сле это­го произносит:

Свя­тых чу­до­твор­цев и бес­среб­ре­ни­ков: Кос­мы и Да­ми­а­на, Ки­ра и Иоан­на, Пан­те­ле­и­мо­на и Ер­мо­лая, и всех свя­тых бессребреников.

И взем сед­мую ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю верх, тво­ря тре­тие на­ча­ло, по чину. И, взяв седь­мую ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее ввер­ху, на­чи­ная тре­тий ряд.
Та­же па­ки глаголет:

Свя­тых и пра­вед­ных бо­го­отец Иоаки­ма и Ан­ны, (и свя­та­го имя­рек, его­же есть храм и его­же есть день) свя­тых рав­ноап­о­столь­ных Ме­фо­дия и Ки­рил­ла, учи­те­лей сло­вен­ских, свя­тых рав­ноап­о­столь­ных ве­ли­ка­го кня­зя Вла­ди­ми­ра и ве­ли­кия кня­ги­ни Оль­ги, и всех свя­тых, их­же мо­лит­ва­ми по­се­ти ны, Боже.

И про­дол­жа­ет:

Свя­тых и пра­вед­ных бо­го­от­цов Иоаки­ма и Ан­ны, и свя­тых (хра­ма и дня – име­на их), (свя­тых рав­ноап­о­столь­ных Ме­фо­дия и Ки­рил­ла, учи­те­лей сла­вян­ских, свя­тых рав­ноап­о­столь­ных ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра и ве­ли­кой кня­ги­ни Оль­ги,) и всех свя­тых, по мо­лит­вам ко­то­рых по­се­ти нас, Боже.

И по­ла­га­ет осмую ча­сти­цу до­ле пер­выя благочинно. И по­ме­ща­ет вось­мую ча­сти­цу ни­же преды­ду­щей, по порядку.
Еще же к сим гла­го­лет: Иже во свя­тых от­ца на­ше­го Иоан­на, ар­хи­епи­ско­па Кон­стан­ти­но­поль­ска­го, Златоустаго. И про­дол­жет: Свя­то­го от­ца на­ше­го Иоан­на, ар­хи­епи­ско­па Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, Златоуста
Аще по­ет­ся Ли­тур­гия его. Аще же по­ет­ся Ве­ли­ка­го Ва­си­лиа, то­го поминает. Ес­ли по­ет­ся ли­тур­гия его. Ес­ли же по­ет­ся ли­тур­гия Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, его по­ми­на­ет: [Свя­то­го от­ца на­ше­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, ар­хи­епи­ско­па Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ской.]
И та­ко взем де­вя­тую ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю в ко­нец тре­ти­я­го чи­на во исполнение. И так, взяв де­вя­тую ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее по­след­ней, в ко­нец тре­тье­го ряда.
Та­же при­ем чет­вер­тую просфо­ру, гла­го­лет: По­мя­ни, Вла­ды­ко че­ло­ве­ко­люб­че, свя­тей­шия пра­во­слав­ныя пат­ри­ар­хи и ве­ли­ка­го гос­по­ди­на и от­ца на­ше­го Свя­тей­ша­го Пат­ри­ар­ха (имя­рек), гос­по­ди­на на­ше­го прео­свя­щен­ней­ша­го (имя­рек) и вся­кое епи­скоп­ство пра­во­слав­ных, чест­ное пре­сви­тер­ство, во Хри­сте диа­кон­ство, и весь свя­щен­ни­че­ский чин: (аще во оби­те­ли: ар­хи­манд­ри­та, или игу­ме­на, имя­рек) бра­тию и со­слу­жеб­ни­ки на­ша, свя­щен­ни­ки, диа­ко­ны, и всю бра­тию на­шу, яже при­звал еси во Твое об­ще­ние, Тво­им бла­го­у­тро­би­ем, все­б­ла­гий Владыко. За­тем, взяв чет­вер­тую просфо­ру, го­во­рит: По­мя­ни, Вла­ды­ка Че­ло­ве­ко­лю­бец, (свя­тей­ших пра­во­слав­ных пат­ри­ар­хов и ве­ли­ка­го гос­по­ди­на и от­ца на­ше­го Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха (имя), и) все епи­скоп­ство пра­во­слав­ных, гос­по­ди­на на­ше­го прео­свя­щен­ней­ше­го (имя и ти­тул мест­но­го епи­ско­па), по­чтен­ное пре­сви­тер­ство, во Хри­сте диа­кон­ство и весь иной свя­щен­ный чин; (в мо­на­сты­рях: ар­хи­манд­ри­та или игу­ме­на – имя), бра­тьев и со­слу­жи­те­лей на­ших: свя­щен­ни­ков, диа­ко­нов, и всех бра­тьев на­ших, ко­то­рых Ты при­звал во Твое об­ще­ние по Сво­е­му ми­ло­сер­дию, все­бла­гой Владыка.
И взем ча­сти­цу, по­ла­га­ет ю до­ле Свя­та­го Хлеба.

Та­же по­ми­на­ет стра­ну на­шу, гла­го­ля сице:

По­мя­ни, Гос­по­ди, бо­го­хра­ни­мую стра­ну на­шу и пра­во­слав­ных лю­дей ея.

И, изъ­яв ча­сти­цу, по­ме­ща­ет ее ни­же свя­то­го Хлеба.

[Так­же по­ми­на­ет стра­ну на­шу, про­из­но­ся следующее:

По­мя­ни, Гос­по­ди, бо­го­хра­ни­мую стра­ну на­шу {Рос­сий­скую, бла­го­че­сти­вых} пра­во­слав­ных хри­сти­ан, жи­ву­щих в ней, {на­род ее и всех, сто­я­щих у вла­сти, дабы и мы в ти­шине их про­во­ди­ли тихую и без­мя­теж­ную жизнь во вся­ком бла­го­че­стии и чистоте.}]

Та­же по­ми­на­ет и их­же имать жи­вых по име­ни, и на ко­еж­до имя взи­ма­ет ча­сти­цу, при­гла­го­ля: По­мя­ни, Гос­по­ди, (имя­рек). Да­лее по­ми­на­ет по име­нам жи­вых, вы­ни­мая за каж­до­го ча­сти­цу, со сло­ва­ми: По­мя­ни, Гос­по­ди, {ра­бов Сво­их:} (име­на).
И та­ко взем ча­сти­цы, по­ла­га­ет я до­ле Свя­та­го Хлеба.

Та­же взем пя­тую просфо­ру, гла­го­лет: О па­мя­ти и остав­ле­нии гре­хов свя­тей­ших пат­ри­ар­хов и бла­жен­ных со­зда­те­лей свя­та­го хра­ма се­го (аще во оби­те­ли: свя­тыя оби­те­ли сея).

И взяв ча­сти­цы по­ме­ща­ет их ни­же свя­то­го хлеба.

За­тем, взяв пя­тую просфо­ру, го­во­рит: О па­мя­ти и про­ще­нии гре­хов (свя­тей­ших пат­ри­ар­хов {пра­во­слав­ных} и) бла­жен­ных со­зда­те­лей свя­то­го хра­ма се­го ( или: свя­той оби­те­ли сей).

Та­же по­ми­на­ет ру­ко­по­ло­жив­ша­го его ар­хи­ерея, и дру­гих, их­же хо­щет, усоп­ших по име­ни. На ко­еж­до имя взи­ма­ет ча­сти­цу, при­гла­го­ля: По­мя­ни, Гос­по­ди, (имя­рек). И по­ми­на­ет ру­ко­по­ло­жив­ше­го его ар­хи­ерея, [ес­ли он по­чил,] и дру­гих усоп­ших, ко­го хо­чет, по име­нам, го­во­ря: По­мя­ни, Гос­по­ди {ра­бов Сво­их}: (име­на [усоп­ших]),
И ко­нечне гла­го­лет сице:

И всех в на­деж­де вос­кре­се­ния, жиз­ни веч­ныя и Тво­е­го об­ще­ния усоп­ших, пра­во­слав­ных отец и бра­тий на­ших, че­ло­ве­ко­люб­че Господи.

B кон­це же произносит:

И всех, в на­деж­де вос­кре­се­ния и жиз­ни веч­ной, в об­ще­нии с То­бою усоп­ших, пра­во­слав­ных от­цов и бра­тьев на­ших, че­ло­ве­ко­лю­би­вый Господи.

И взи­ма­ет ча­сти­цу. По­сем глаголет: И вы­ни­ма­ет ча­сти­цу, [по­ме­щая ее под преж­де вы­ну­ты­ми]. По­сле это­го произносит:
По­мя­ни, Гос­по­ди, и мое недо­сто­ин­ство, и про­сти ми вся­кое со­гре­ше­ние, воль­ное же и невольное. По­мя­ни, Гос­по­ди, и мое недо­сто­ин­ство, и про­сти мне вся­кое со­гре­ше­ние, воль­ное и невольное.
И взи­ма­ет ча­сти­цу. И при­ем гу­бу, со­би­ра­ет на дис­кос ча­сти­цы до­ле Свя­та­го Хле­ба, яко­же бы­ти во утвер­же­нии, и не ис­пад­ну­ти чесому. И вы­ни­ма­ет ча­сти­цу [из чет­вер­той просфо­ры]. И взяв губ­ку, со­би­ра­ет на дис­ко­се ча­сти­цы ни­же свя­то­го Хле­ба, что­бы ни од­на из них не упала.

По­кры­тие при­го­тов­лен­ных Даров

Та­же диа­кон при­ем ка­диль­ни­цу и фи­ми­ам вло­жив в ню, гла­го­лет к священнику: Диа­кон же, взяв ка­ди­ло и по­ло­жив в нее ла­да­ну, об­ра­ща­ет­ся к священнику:
Бла­го­сло­ви, вла­ды­ко, кадило.

И абие сам гла­го­лет: Гос­по­ду помолимся.

И свя­щен­ник мо­лит­ву ка­ди­ла: Ка­ди­ло Те­бе при­но­сим, Хри­сте Бо­же наш, в во­ню бла­го­уха­ния ду­хов­на­го, еже при­ем в пре­не­бес­ный Твой жерт­вен­ник, воз­нис­посли нам бла­го­дать Пре­свя­та­го Тво­е­го Духа.

Бла­го­сло­ви, вла­ды­ка, кадило.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

И свя­щен­ник бла­го­слов­ля­ет ка­ди­ло с мо­лит­вой: Фи­ми­ам Те­бе при­но­сим, Хри­сте Бо­же наш, как аро­мат бла­го­уха­ния ду­хов­но­го; при­няв его на пре­выс­ший небес Твой жерт­вен­ник, нис­по­шли нам бла­го­дать Пре­свя­то­го Тво­е­го Духа.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Свя­щен­ник по­ка­див звез­ди­цу, по­ла­га­ет вер­ху Свя­та­го Хле­ба, гла­го­ля: И при­шед­ши звез­да, ста вер­ху, иде­же бе Отроча.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Свя­щен­ник, ока­див звез­ди­цу, ста­вит ее над свя­тым Хле­бом со сло­ва­ми: И звез­да, при­дя, ста­ла ввер­ху, над ме­стом, где был Младенец.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Иерей, по­ка­див пер­вый по­кро­вец, по­кры­ва­ет Свя­тый Хлеб с дис­ко­сом, глаголя:

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Свя­щен­ник, ока­див пер­вый по­кро­вец, по­кры­вая дис­кос со свя­тым хле­бом, произнося:

Гос­подь во­ца­ри­ся, в ле­по­ту об­ле­че­ся: об­ле­че­ся Гос­подь в си­лу и пре­по­я­са­ся, ибо утвер­ди все­лен­ную, яже не по­дви­жит­ся. Го­тов пре­стол Твой от­то­ле: от ве­ка Ты еси. Воз­дви­го­ша ре­ки, Гос­по­ди, воз­дви­го­ша ре­ки гла­сы своя. Воз­мут ре­ки со­тре­ния своя, от гла­сов вод мно­гих. Див­ны вы­со­ты мор­ския, ди­вен в вы­со­ких Гос­подь. Сви­де­ния Твоя уве­ри­ша­ся зе­ло, до­му Тво­е­му по­до­ба­ет свя­ты­ня, Гос­по­ди, в дол­го­ту дний. Гос­подь во­ца­рил­ся, бла­го­ле­пи­ем об­лек­ся, об­лек­ся Гос­подь си­лою, и опо­я­сал­ся, (ибо Он утвер­дил все­лен­ную, и она не по­ко­леб­лет­ся. С тех пор го­тов пре­стол Твой, Ты — от ве­ка. Воз­вы­си­ли ре­ки, Гос­по­ди, воз­вы­си­ли ре­ки го­ло­са свои, воз­вы­сят ре­ки струи свои от шу­ма вод мно­гих. Див­ны ва­лы мор­ские, ди­вен на вы­со­тах Гос­подь. Сви­де­тель­ства Твои до­сто­вер­ны весь­ма; до­му Тво­е­му по­до­ба­ет свя­ты­ня, Гос­по­ди, на дол­гие дни.)
Диа­кон: Гос­по­ду по­мо­лим­ся. По­крый, владыко. Диа­кон: Гос­по­ду по­мо­лим­ся. По­крой, владыка.
Иерей же, по­ка­див вто­рый по­кро­вец, по­кры­ва­ет свя­тый по­тир, глаголя: Свя­щен­ник же, ока­див вто­рой по­кро­вец, по­кры­ва­ет свя­той по­тир со словами:
По­к­ры небе­са доб­ро­де­тель Твоя, Хри­сте, и хва­лы Тво­ея ис­полнь земля. По­кры­ла небе­са доб­лесть Твоя, Хри­сте, и хва­лы Тво­ей пол­на земля.
Диа­кон: Гос­по­ду по­мо­лим­ся. По­крый, владыко. Диа­кон: Гос­по­ду по­мо­лим­ся. По­крой, владыка.
Иерей же, по­ка­див по­кров, си­речь воз­дух, по­кры­ва­ет и обоя, глаголя: Свя­щен­ник же, ока­див воз­дух, то есть боль­шой по­кров, и по­кры­вая им [свя­тые дис­кос и по­тир] вме­сте, произносит:
По­крый нас кро­вом кри­лу Тво­ею, от­же­ни от нас вся­ка­го вра­га и су­по­ста­та. Уми­ри на­шу жизнь, Гос­по­ди, по­ми­луй нас и мир Твой, и спа­си ду­ши на­ша, яко благ и человеколюбец. По­крой нас кро­вом крыл Тво­их, от­го­ни от нас вся­ко­го вра­га и непри­я­те­ля, уми­ро­тво­ри на­шу жизнь, Гос­по­ди, по­ми­луй нас и мир Твой, и спа­си ду­ши на­ши, как бла­гой и Человеколюбец.
Та­же при­ем свя­щен­ник ка­диль­ни­цу, ка­дит пред­ло­же­ние, гла­го­ля трижды:

Бла­го­сло­вен Бог наш, си­це бла­го­во­ли­вый, сла­ва Тебе.

Диа­кон же на ко­емж­до глаголет:

Все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь.

И по­кла­ня­ют­ся бла­го­го­вей­но оба, трижды.

Та­же диа­кон глаголет:

О пред­ло­жен­ных Чест­ных Да­рех Гос­по­ду помолимся.

Свя­щен­ник же мо­лит­ву предложения:

За­тем, взяв ка­ди­ло, свя­щен­ник ка­дит жерт­вен­ник, про­из­но­ся троекратно:

Бла­го­сло­вен Бог наш, так бла­го­во­лив­ший, сла­ва Тебе.

Диа­кон же каж­дый раз оканчивает:

Все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь.

И оба три­жды бла­го­го­вей­но поклоняются.

За­тем диа­кон произносит:

О пред­ла­га­е­мых Свя­тых Да­рах Гос­по­ду помолимся.

Свя­щен­ник же, взяв ка­ди­ло, чи­та­ет мо­лит­ву предложения:

Мо­лит­ва предложения

Бо­же, Бо­же наш, Небес­ный Хлеб, пи­щу все­му мi­ру, Гос­по­да на­ше­го и Бо­га Иису­са Хри­ста по­сла­вый, Спа­са и Из­ба­ви­те­ля и Бла­го­де­те­ля, бла­го­сло­вя­ща и освя­ща­ю­ща нас, Сам бла­го­сло­ви пред­ло­же­ние сие, и при­и­ми е в пре­не­бес­ный Твой жерт­вен­ник. По­мя­ни, яко благ и че­ло­ве­ко­лю­бец, при­нес­ших и их­же ра­ди при­не­со­ша, и нас неосуж­де­ны со­хра­ни во свя­щен­но­де­ствии Бо­же­ствен­ных Тво­их Таин. Бо­же, Бо­же наш, небес­ный Хлеб, пи­щу все­му ми­ру – Гос­по­да на­ше­го и Бо­га Иису­са Хри­ста, по­слав­ший как Спа­си­те­ля и Ис­ку­пи­те­ля и Бла­го­де­те­ля, бла­го­слов­ля­ю­ще­го и освя­ща­ю­ще­го нас, Сам бла­го­сло­ви это при­но­ше­ние и при­ми его на пре­выс­ший небес Свой жерт­вен­ник. По­мя­ни, как Бла­гой и Че­ло­ве­ко­лю­бец, его при­нес­ших и тех, за ко­го при­нес­ли, и нас не осуж­ден­ны­ми со­хра­ни в свя­щен­но­дей­ствии бо­же­ствен­ных Тво­их Таинств.
Яко свя­ти­ся и про­сла­ви­ся пре­чест­ное и ве­ли­ко­ле­пое имя Твое, От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь. Ибо свя­то и пре­слав­но все­свя­щен­ное и ве­ли­че­ствен­ное имя Твое, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, ныне и все­гда, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
И по­сем тво­рит от­пуст та­мо, гла­го­ля сице:

Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, упо­ва­ние на­ше, сла­ва Тебе.

И за­тем со­вер­ша­ет от­пуст, произнося:

Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, на­деж­да на­ша, сла­ва Тебе.

Диа­кон: Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Благослови. Диа­кон: Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Благослови.
Свя­щен­ник гла­го­лет отпуст. И cвя­щен­ник про­из­но­сит отпуст:

От­пуст

Аще убо есть неде­ля: Вос­кре­сый из мертвых:

Аще ли же ни: Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, иже во свя­тых от­ца на­ше­го Иоан­на, ар­хи­епи­ско­па Кон­стан­ти­но­поль­ска­го, Златоустаго.

В вос­кре­се­нье: Вос­крес­ший из мертвых:

В иной же день: Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по мо­лит­вам пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­то­го от­ца на­ше­го Иоан­на, ар­хи­епи­ско­па Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, Златоуста.

Аще же со­вер­ша­ет­ся Ли­тур­гия Ве­ли­ка­го Ва­си­лия, гла­го­лет: Ва­си­лия Ве­ли­ка­го, ар­хи­епи­ско­па Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ския, и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, яко благ и человеколюбец. Ес­ли же со­вер­ша­ет­ся ли­тур­гия Ва­си­лия Ве­ли­ко­го го­во­рит­ся: Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, ар­хи­епи­ско­па Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ской и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, как Бла­гой и Человеколюбец.
Диа­кон: Аминь.

По от­пу­сте же ка­дит диа­кон свя­тое пред­ло­же­ние. Та­же от­хо­дит, и ка­дит свя­тую тра­пе­зу кру­гом кре­сто­вид­но, гла­го­ля в себе:

Диа­кон: Аминь.

По­сле от­пу­ста диа­кон ка­дит свя­той жерт­вен­ник, а за­тем свя­той пре­стол кру­гом, кре­сто­об­раз­но, про­из­но­ся в себе:

Во гро­бе плот­ски, во аде же с ду­шею яко Бог, в раи же с раз­бой­ни­ком и на пре­сто­ле был еси Хри­сте, со От­цем и Ду­хом, вся ис­пол­ня­яй неописанный. Во гро­бе пло­тью, а во аде с ду­шою как Бог, / в раю же с раз­бой­ни­ком и на пре­сто­ле был Ты, Хри­сте, со От­цом и Ду­хом, / все на­пол­няя, беспредельный.
Та­же пса­лом 50.

И по­ка­див свя­ти­ли­ще же и храм весь, вхо­дит па­ки во свя­тый ол­тарь, и по­ка­див свя­тую тра­пе­зу па­ки, и свя­щен­ни­ка, ка­диль­ни­цу убо от­ла­га­ет на ме­сто свое, сам же при­хо­дит ко иерею. И став­ше вку­пе пред свя­тою тра­пе­зою, по­кла­ня­ют­ся три­жды, в се­бе мо­ля­ще­ся и глаголюще:

И да­лее пса­лом 50.

И, по­ка­див свя­ти­ли­ще и весь храм, вновь вхо­дит в ал­тарь и ка­дит свя­той пре­стол и свя­щен­ни­ка. За­тем, по­ло­жив на ме­сто ка­ди­ло, под­хо­дит к свя­щен­ни­ку. И, став вме­сте пе­ред свя­тым пре­сто­лом, они три­жды по­кло­ня­ют­ся, мо­лясь в себе.

Ца­рю Небес­ный, Уте­ши­те­лю, Ду­ше ис­ти­ны, Иже вез­де сый и вся ис­пол­ня­яй, Со­кро­ви­ще бла­гих и жиз­ни По­да­те­лю, при­и­ди и все­ли­ся в ны, и очи­сти ны от вся­кия сквер­ны, и спа­си, Бла­же, ду­ши наша. [Свя­щен­ник, воз­де­вая ру­ки,] про­из­но­сит: Царь Небес­ный, Уте­ши­тель, Дух Ис­ти­ны, вез­де пре­бы­ва­ю­щий и всё на­пол­ня­ю­щий, Со­кро­вищ­ни­ца благ и жиз­ни По­да­тель, при­ди и все­лись в нас, и очи­сти нас от вся­кой сквер­ны, и спа­си, Бла­гой, ду­ши наши.
Сла­ва в Выш­них Бо­гу, и на зем­ли мир, в че­ло­ве­цех бла­го­во­ле­ние. Два­жды. Сла­ва в выш­них Бо­гу, и на зем­ле мир, в че­ло­ве­ках бла­го­во­ле­ние. (2)
Гос­по­ди, устне мои от­вер­зе­ши, и уста моя воз­ве­стят хва­лу Твою. Гос­по­ди, Ты от­вер­зешь уста мои, – и уста мои воз­ве­стят хва­лу Твою!
Та­же це­лу­ют, свя­щен­ник убо свя­тое Еван­ге­лие, диа­кон же свя­тую тра­пе­зу. И по­сем под­к­ло­нив диа­кон свою гла­ву свя­щен­ни­ку, дер­жа и орарь тре­ми пер­сты дес­ныя ру­ки, глаголет: И це­лу­ет свя­щен­ник свя­тое Еван­ге­лие, а диа­кон свя­той пре­стол. За­тем диа­кон, скло­нив пред свя­щен­ни­ком го­ло­ву и дер­жа орарь тре­мя пер­ста­ми пра­вой ру­ки, говорит:
Вре­мя со­тво­ри­ти Гос­по­де­ви, вла­ды­ко, благослови.

Свя­щен­ник, зна­ме­нуя его, гла­го­лет: Бла­го­сло­вен Бог наш, все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.

Вре­мя дей­ство­вать Гос­по­ду; вла­ды­ка, благослови.

Свя­щен­ник, бла­го­слов­ляя его, про­из­но­сит: Бла­го­сло­вен Бог наш, все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь.

Та­же диа­кон: По­мо­ли­ся о мне, вла­ды­ко святый.

Свя­щен­ник: Да ис­пра­вит Гос­подь сто­пы Твоя.

И па­ки диа­кон: По­мя­ни мя, вла­ды­ко святый.

Диа­кон же: По­мо­лись обо мне, вла­ды­ка святой.

Свя­щен­ник: Да на­пра­вит Гос­подь сто­пы твои.

И сно­ва диа­кон: По­мя­ни ме­ня, вла­ды­ка святой.

Свя­щен­ник: Да по­мя­нет тя Гос­подь Бог во Цар­ствии Сво­ем, все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Свя­щен­ник: Да по­мя­нет те­бя Гос­подь Бог во Цар­ствии Сво­ем, все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.
Диа­кон же: Аминь.

И по­кло­ни­вся ис­хо­дит се­вер­ны­ми дверь­ми, по­не­же цар­ския две­ри до вхо­да не от­вер­за­ют­ся. И став на обыч­ном ме­сте, пря­мо свя­тых две­рей, по­кла­ня­ет­ся со бла­го­го­ве­ни­ем, три­жды, гла­го­ля в себе:

Диа­кон же: Аминь.

И, по­кло­нив­шись, вы­хо­дит се­вер­ны­ми вра­та­ми, так как Цар­ские вра­та до вхо­да не от­вер­за­ют­ся. И, став на обыч­ном ме­сте пе­ред Цар­ски­ми вра­та­ми, три­жды по­кло­ня­ет­ся с бла­го­го­ве­ни­ем, про­из­но­ся в себе:

Гос­по­ди, устне мои от­вер­зе­ши, и уста моя воз­ве­стят хва­лу Твою. Гос­по­ди, Ты от­вер­зешь уста мои, – и уста мои воз­ве­стят хва­лу Твою.
И по­сем на­чи­на­ет гла­го­ла­ти: Бла­го­сло­ви, владыко. И за­тем на­чи­на­ет: Бла­го­сло­ви, владыка.
И на­чи­на­ет свя­щен­ник: Бла­го­сло­ве­но Царство: И про­из­но­сит свя­щен­ник [на­чаль­ный воз­глас Бо­же­ствен­ной Ли­тур­гии:] Бла­го­сло­вен­но Царство:
Ве­да­ти по­до­ба­ет: аще без диа­ко­на слу­жит иерей, в про­ско­ми­дии диа­кон­ских слов, и на Ли­тур­гии пред еван­ге­ли­ем, и на от­вет его: Бла­го­сло­ви, вла­ды­ко, и Про­бо­ди, вла­ды­ко, и Вре­мя со­тво­ри­ти, да не гла­го­лет, то­чию ек­те­нии и чи­нов­ное пред­ло­же­ние. Аще же со­бо­ром слу­жат свя­щен­нии мно­зи, дей­ство про­ско­ми­дии един иерей ток­мо да тво­рит и гла­го­лет изоб­ра­жен­ная. Про­чии же слу­жи­те­ли ни­что­же про­ско­ми­дии особ­но да глаголют. Сле­ду­ет знать, что свя­щен­ник, слу­жа без диа­ко­на, не про­из­но­сит на про­ско­ми­дии диа­кон­ских слов: Прон­зи, вла­ды­ка, и Вре­мя дей­ство­вать: Так­же и на Ли­тур­гии сло­ва пе­ред Еван­ге­ли­ем Бла­го­сло­ви, вла­ды­ка: и от­вет на это, [и все по­доб­ное] да не про­из­но­сит, а толь­ко ек­те­нии и все по­сле­до­ва­ние. Ес­ли же слу­жит несколь­ко свя­щен­ни­ков, чин про­ско­ми­дии со­вер­ша­ет лишь один из них, со­вер­шая все предписанное.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки