Царство Божие и человекобожие

свя­щен­ник Димит­рий Познан­ский

…В сло­жив­шихся усло­виях осо­бенно важно пом­нить о пред­на­зна­че­нии пра­во­слав­ного народа – быть слу­жи­те­лем и хра­ни­те­лем правды Божией, так как именно в этом заклю­чался высо­кий идеал Святой Руси, непо­сти­жи­мый и отда­ю­щий юрод­ством для совре­мен­ного обы­ва­теля…

Основ­ное отли­чие пра­во­слав­ной циви­ли­за­ции от совре­мен­ной циви­ли­за­ции запад­ного типа, на мой взгляд, заклю­ча­ется в том, что ее осно­вой явля­ется не стрем­ле­ние к про­грессу, не мате­ри­аль­ное бла­го­со­сто­я­ние, не осу­ществ­ле­ние, так назы­ва­е­мых, прав чело­века, а мак­си­маль­ное вопло­ще­ние Боже­ствен­ной идеи в обще­ствен­ном устрой­стве и мес­си­ан­ское слу­же­ние этой идее в усло­виях гре­хо­пад­шего мира. Еван­гель­ская весть: «Слово стало плотью» дала направ­ле­ние тео­кра­ти­че­скому госу­дар­ствен­ному устрой­ству Визан­тии, а затем и ее наслед­нице — Руси, ее куль­туре и тому идеалу, к кото­рому стре­мился чело­век в повсе­днев­ной жизни. Пре­об­ра­же­ние чело­ве­че­ского суще­ства и мира «во зле лежаща» – цен­траль­ная идея визан­тий­ско-рус­ской циви­ли­за­ции, ключ к пони­ма­нию кото­рой лежит через поня­тия Бого­во­пло­ще­ния и обо­же­ния. Визан­тий­ская куль­тура, начи­ная от бого­сло­вия, ико­но­писи, зод­че­ства, и закан­чи­вая госу­дар­ствен­ным устрой­ством — зиждется на Откро­ве­нии и напол­няет чело­ве­че­ское суще­ство­ва­ние внутри синер­ги­че­ской циви­ли­за­ции высшим смыс­лом. Отец Павел Фло­рен­ский писал: «Граж­дан­ское устрой­ство мыс­лится как отоб­ра­же­ние небес­ной иерар­хии, Хри­стом воз­глав­ля­е­мой, т. е., иначе говоря, доль­нее отра­жает горнее и под­ра­жает ему и потому про­ни­зы­ва­ется и живет его энер­ги­ями. Сле­до­ва­тельно, в доль­нем хотя и есть высшее и низшее, с раз­ными сфе­рами своей дея­тель­но­сти, но нет ничего cлу­чай­ного, пустого, лишен­ного ноуме­наль­ного веса: «вся по чину да бывает», а этот чин от веч­но­сти начер­тан на небе­сах. В тео­кра­ти­че­ском строе всякое место ноуме­нально и ни одна долж­ность не мыс­лится как обез­до­лен­ная при­част­но­сти к веч­ному мiро­по­рядку. Можно ска­зать, всякая дея­тель­ность, раз только она не выпа­дает из тео­кра­тии, есть слу­же­ние, и притом слу­же­ние веч­ному, а не людям и их земным инте­ре­сам, — всякая долж­ность есть тео­кра­ти­че­ский сан» 1.Таким обра­зом, вектор пра­во­слав­ной, бого­че­ло­ве­че­ской циви­ли­за­ции, прямо про­ти­во­по­ло­жен век­тору циви­ли­за­ции секу­ляр­ной, явля­ю­щейся, по сути, циви­ли­за­цией чело­ве­ко­бо­жия.

Это раз­ли­чие про­яв­ляет себя во всех аспек­тах чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Если пра­во­слав­ное бого­сло­вие зиждется на откро­ве­нии, на том, что Бог Сам откры­вает о Себе и о мире, то запад­ная фило­со­фия осно­вы­ва­ется на есте­ствен­ной спо­соб­но­сти чело­века мыс­лить о мире и Боге само­сто­я­тельно. Если для пра­во­слав­ной циви­ли­за­ции харак­терно тео­кра­ти­че­ское госу­дар­ствен­ное устрой­ство, то для циви­ли­за­ции секу­ляр­ной свой­ственно устрой­ство демо­кра­ти­че­ское. Если управ­ле­ние Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, это управ­ле­ние собор­ное, осу­ществ­ля­е­мое во Христе Духом Святым, то в като­ли­цизме место Христа заме­ща­ется «вика­рием» — чело­ве­ко­бо­гом, а в про­те­стан­тизме Цер­ковь раз­во­пло­ща­ется, будучи све­дена к совер­шен­ной абстрак­ции, вслед­ствие чего чело­ве­че­ский фактор оши­бочно полу­чает статус боже­ствен­ного 2. И хотя, совре­мен­ную циви­ли­за­цию трудно назвать като­ли­че­ской или про­те­стант­ской, скорее это циви­ли­за­ция пост­хри­сти­ан­ская, тем не менее, нельзя не видеть исто­ков запад­ного чело­ве­ко­бо­жия в рим­ском като­ли­цизме, с его при­ма­том папы, и анти­исих­аст­ским гума­низ­мом 3. Это чело­ве­ко­бо­жие не могло не отра­зиться и в сред­не­ве­ко­вом рели­ги­оз­ном искус­стве Запада. Если пра­во­слав­ная икона – это изоб­ра­же­ние пре­об­ра­жен­ной боже­ствен­ными энер­ги­ями лич­но­сти, то като­ли­че­ская рели­ги­оз­ная живо­пись в лучших своих образ­цах – это про­из­ве­де­ние чело­ве­че­ского гения, пыта­ю­ще­гося выра­зить свя­щен­ную тема­тику хри­сти­ан­ства, сред­ствами язы­че­ской антич­но­сти, и не редко про­об­ра­зами «мадонн» ста­но­ви­лись не чуждые поро­ков жен­щины, впе­чат­ляв­шие своей земной кра­со­той сред­не­ве­ко­вых худож­ни­ков.

Ту же самую про­ти­во­по­лож­ность можно наблю­дать при срав­не­нии восточ­ного и запад­ного хра­мо­стро­и­тель­ства. Здесь ощу­ща­ется тот же дис­со­нанс между бого­че­ло­ве­че­ской синер­гией пра­во­слав­ной циви­ли­за­ции и отча­ян­ной попыт­кой дотя­нуться до неба обез­бла­го­дат­ство­ван­ного чело­ве­че­ства. Визан­тий­ско-рус­ский кре­стово-куполь­ный храм и взмы­ва­ю­щая ввысь готика имеют свои духов­ные про­то­типы в вет­хо­за­вет­ной исто­рии: испол­нен­ная Боже­ствен­ным при­сут­ствием скиния и устрем­лен­ная вверх вави­лон­ская башня. Сего­дня эта башня есть ничто иное, как про­гресс секу­ляр­ной, пост­хри­сти­ан­ской циви­ли­за­ции. Циви­ли­за­ции воин­ству­ю­щей, настро­ен­ной враж­дебно по отно­ше­нию в первую оче­редь к Пра­во­сла­вию, а потом и к тра­ди­ци­он­ным цен­но­стям тех или иных наро­дов. Эта особая враж­деб­ность в отно­ше­нии к Пра­во­сла­вию — отнюдь не бес­поч­вен­ные домыслы, а суро­вые реалии, озву­чен­ные, идео­ло­гами аме­ри­кан­ской геге­мо­нии в миро­вом про­стран­стве. В част­но­сти, в свое время, боль­шой резо­нанс в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции вызвало заяв­ле­ние гос­по­дина Бже­зин­ского о том, что после раз­вала СССР, глав­ным врагом Аме­рики явля­ется Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь.

Тоталь­ная уни­фи­ка­ция, уни­что­же­ние наци­о­нально-куль­тур­ных и рели­ги­оз­ных раз­ли­чий стало одним из неотъ­ем­ле­мых при­зна­ков совре­мен­ной гло­ба­ли­за­ции. Пана­рин, неко­гда, очень резонно заме­тил, что: «в целом «откры­тое гло­баль­ное обще­ство», как оно интер­пре­ти­ру­ется сего­дня на Западе, озна­чает откро­вен­ный социал-дар­ви­низм — гло­баль­ное про­стран­ство ничем не сдер­жи­ва­е­мого «есте­ствен­ного отбора», в кото­ром более слабые эко­но­мики, куль­туры, этносы обре­чены погиб­нуть, усту­пив пла­нету силь­ным и при­спо­соб­лен­ным. И это пода­ется как высшее откро­ве­ние совре­мен­но­сти4»!

Скорее всего, в таких усло­виях, выжи­ва­ние и воз­рож­де­ние пра­во­слав­ной циви­ли­за­ции воз­можно только в случае про­ти­во­по­став­ле­ния тоталь­ным про­цес­сам гло­ба­ли­за­ции широ­ко­мас­штаб­ной инте­гра­ции, осно­ван­ной на тра­ди­ци­он­ных цен­но­стях пра­во­слав­ных наро­дов, насе­ля­ю­щих тер­ри­то­рии неко­гда пра­во­слав­ных госу­дарств и госу­дарств ново­об­ра­зо­ван­ных, ранее являв­шихся тер­ри­то­ри­ями пра­во­слав­ных стран. При этом необ­хо­димо четко созна­вать, что в кон­тек­сте пра­во­слав­ного веро­уче­ния ника­кая иллю­зор­ная или реаль­ная эко­но­ми­че­ская выгода не может играть реша­ю­щей роли в фор­ми­ро­ва­нии такого содру­же­ства, что хорошо пони­мают идео­логи «нового миро­вого порядка», кото­рые не скры­вают своей радо­сти по поводу отказа рос­сий­ских поли­ти­ков от мес­си­ан­ских идей, и пере­клю­че­ния гео­по­ли­ти­че­ского мыш­ле­ния в направ­ле­нии голого праг­ма­тизма 5. Конечно, чистый праг­ма­тизм, нико­гда не был свой­стве­нен рус­скому госу­дар­ству, достиг­шему, тем не менее, гран­ди­оз­ных раз­ме­ров и не малой поли­ти­че­ской мощи. Обра­ща­ясь, напри­мер, к исто­ри­че­скому реше­нию Пере­я­с­лав­ской рады о вос­со­еди­не­нии, окку­пи­ро­ван­ных Поль­шей рус­ских тер­ри­то­рий, сле­дует заклю­чить, что его нельзя рас­смат­ри­вать в свете исклю­чи­тельно эко­но­ми­че­ски-поли­ти­че­ской выгоды. В конце концов, у народа был выбор: отречься от Пра­во­сла­вия, пол­но­стью или частично (через при­ня­тие като­ли­че­ской унии) отка­заться от само­иден­ти­фи­ка­ции, и таким обра­зом орга­нично асси­ми­ли­ро­ваться в Поль­ском госу­дар­стве. Однако, с точки зрения подав­ля­ю­щего боль­шин­ства наших пред­ков, такой выход был совер­шенно непри­ем­лем, что выра­зи­лось в реши­тель­ном само­опре­де­ле­нии народа Укра­ины: «Волим под Царя восточ­ного, пра­во­слав­ного».

Пра­во­слав­ное миро­воз­зре­ние явля­ется не узко-этни­че­ским, а уни­вер­саль­ным, но, в отли­чие от тота­ли­тар­ного гума­низма, не уни­что­жа­ю­щим наци­о­нально-куль­тур­ных осо­бен­но­стей наро­дов, а всту­па­ю­щим с ними в твор­че­ский синтез, спо­соб­ный при­ве­сти к воз­ник­но­ве­нию вели­кой куль­туры, как это про­изо­шло, напри­мер, с Гре­цией или Рос­сией. Именно бла­го­даря уни­вер­саль­но­сти пра­во­слав­ной про­по­веди, обра­ще­ние рав­ноап­о­столь­ного импе­ра­тора Кон­стан­тина и воцер­ко­в­ле­ние импе­рии всегда вос­при­ни­ма­лось хри­сти­а­нами как вели­кое благо, как воз­мож­ность мес­си­ан­ской дея­тель­но­сти среди непро­све­щен­ных наро­дов, и постро­е­ния госу­дар­ства, осно­ван­ного на прин­ци­пах пра­во­слав­ной тео­кра­тии. В Визан­тий­ской импе­рии, цер­ков­ные каноны имели силу зако­нов госу­дар­ствен­ных, а иде­а­лом пра­во­слав­ного миро­устрой­ства явля­лось цар­ство, обес­пе­чен­ное един­ством свет­ской власти, и соборно-тео­кра­ти­че­ское управ­ле­ние делами духов­ными. И здесь мы также встре­чаем полную про­ти­во­по­лож­ность с систе­мой като­ли­че­ской, под­чи­нив­шей духов­ную жизнь бес­пре­ко­слов­ному внеш­нему авто­ри­тету рим­ского пон­ти­фика, поде­лив, в тоже время, власть госу­дар­ствен­ную на рес­пуб­лики.

В послед­нее время не редко звучит мысль, что Пра­во­сла­вие явля­ется тор­мо­зом на пути про­гресса, и в неко­то­рой мере это дей­стви­тельно так. В самом начале я отме­чал, что идея пра­во­слав­ной циви­ли­за­ции и циви­ли­за­ции секу­ляр­ного, тех­но­кра­ти­че­ского про­гресса диа­мет­рально про­ти­во­по­ложны. По сути, про­гресс и обо­же­ние — это два аль­тер­на­тив­ных пути чело­ве­че­ства. Однако, не верно думать, что для пра­во­слав­ной циви­ли­за­ции харак­терно полное отри­ца­ние и окон­ча­тель­ное отвер­же­ние плодов тех­но­кра­тии. Хри­сти­ан­ское пони­ма­ние заклю­ча­ется не в совер­шен­ном отвер­же­нии, но в стро­гой иерар­хии духов­ных и мате­ри­аль­ных цен­но­стей. Поэтому, пра­во­слав­ная циви­ли­за­ция, не делая само­це­лью мате­ри­аль­ное бла­го­со­сто­я­ние, в тоже время, не объ­яв­ляя его злом как тако­вым, сле­дует еван­гель­ской фор­муле: «Взы­щите Цар­ствия Небес­ного, а осталь­ное при­ло­жится вам». В усло­виях тоталь­ной тех­но­кра­тии, Цер­ковь идет путем ико­но­мии, исполь­зуя создан­ное тех­но­кра­ти­че­ской циви­ли­за­цией в своих целях, в т.ч. для про­ти­во­сто­я­ния секу­ля­ри­за­ции и защиты инте­ре­сов пра­во­слав­ного обще­ства. Биб­лей­ская исто­рия сви­де­тель­ствует, что направ­ле­ние совре­мен­ной циви­ли­за­ции изна­чально было задано потом­ками пер­вого убийцы Каина, и про­дол­жено потом­ством ума­лен­ного Богом Хама. Именно каи­ни­тами были сде­ланы такие про­грес­сив­ные для древ­него чело­ве­че­ства изоб­ре­те­ния, как оружие, при­спо­соб­ле­ния для воз­де­лы­ва­ния земли, города и музы­каль­ные инстру­менты, а хами­тами, посе­лив­ши­мися в Египте и Вави­лоне, были изоб­ре­тены мно­го­чис­лен­ные науки. Однако, вет­хо­за­вет­ная Цер­ковь дала свое при­ме­не­ние многим изоб­ре­те­ниям, обра­тив их ко своей пользе, демон­стри­руя пре­муд­рость Боже­ствен­ного домо­стро­и­тель­ства, кото­рое, согласно кате­хи­зи­че­скому опре­де­ле­нию, воз­ни­ка­ю­щее через уда­ле­ние от добра зло либо пре­се­кает, либо исправ­ляет и обра­щает ко благим послед­ствиям. В тоже время, при­ни­мая во вни­ма­ние, что дух творит себе формы, а не наобо­рот, необ­хо­димо трезво созна­вать уто­пич­ность сле­пого скре­щи­ва­ния хри­сти­ан­ских идей с инсти­ту­тами, создан­ными секу­лярно-либе­раль­ным созна­нием, пре­не­бре­гая выра­бо­тан­ными, как наи­бо­лее адек­ват­ными, пра­во­слав­ной циви­ли­за­цией фор­мами. Так, не смотря на то, что в демо­кра­ти­че­ской Греции Пра­во­сла­вие явля­ется госу­дар­ствен­ной рели­гией, хри­сти­а­нам всё чаще при­хо­дится при­ла­гать боль­шие усилия для отста­и­ва­ния тра­ди­ци­он­ных цен­но­стей. При этом пра­во­слав­ным грекам уда­лось отсто­ять далеко не все рубежи, и если пред олим­пий­ское тре­бо­ва­ние миро­вого сооб­ще­ства о нару­ше­нии веко­вого запрета на посе­ще­ние жен­щи­нами святой горы Афон, было отверг­нуто, то изъ­я­тие из пас­пор­тов графы веро­ис­по­ве­да­ния, не смотря на про­те­сты пра­во­слав­ной обще­ствен­но­сти состо­я­лось, что крас­но­ре­чиво сви­де­тель­ствует о угрозе даль­ней­шего погло­ще­ния в про­цессе гло­баль­ной уни­фи­ка­ции, харак­те­ри­зу­ю­ща­яся рели­ги­оз­ным син­кре­тиз­мом, и уни­что­же­нием наци­о­нально-куль­тур­ных раз­ли­чий.

В свете пра­во­слав­ной эсха­то­ло­гии, секу­ляр­ная гло­ба­ли­за­ция, имея в своей основе пост­хри­сти­ан­ские, либе­раль­ные цен­но­сти, озна­чает путь ко глав­ному обману в исто­рии чело­ве­че­ства, что вызы­вает оправ­дан­ное бес­по­кой­ство у иерар­хии нашей Церкви. Так, Пат­ри­арх отме­тил, что «И до, и после 11 сен­тября зло обна­ру­жи­вало два своих век­тора, направ­лен­ных на заво­е­ва­ние мира: либе­раль­ный и фун­да­мен­та­лист­ский. Навя­зы­ва­ние «уни­вер­саль­ной фор­мулы сча­стья» всем наро­дам может обер­нуться раз­ру­ши­тель­ными послед­стви­ями. Наша страна, поло­жив­шая мил­ли­оны жизней ради «миро­вой рево­лю­ции», хорошо осо­знала, что попытки наса­дить силой какое-либо миро­воз­зре­ние кон­ча­ются пла­чевно». В свою оче­редь, мит­ро­по­лит Смо­лен­ский и Кали­нин­град­ский Кирилл отме­чает, что «Ныне совер­ша­ю­щийся в миро­вом мас­штабе про­цесс утвер­жде­ния либе­раль­ных цен­но­стей как якобы вен­ча­ю­щих мно­го­ве­ко­вую исто­рию раз­ви­тия чело­ве­че­ской циви­ли­за­ции пред­став­ляет собой сего­дня даже боль­шую опас­ность, чем неко­гда ком­му­ни­сти­че­ский атеизм». А на кон­фе­рен­ции «Духов­ные и соци­аль­ные про­блемы гло­ба­ли­за­ции», про­ве­ден­ной Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мией, воз­глав­ля­е­мой епи­ско­пом Кон­стан­ти­ном (Горя­но­вым), был принят ито­го­вый доку­мент, в кото­ром утвер­жда­ется, что «Идео­ло­гия гло­ба­ли­за­ции про­ти­во­стоит хри­сти­ан­скому миро­воз­зре­нию и несов­ме­стима с ним; она внед­ря­ется и про­па­ган­ди­ру­ется в свет­ском обще­стве и Церкви уси­ли­ями миро­вой элиты и выра­жает ее инте­ресы. Гло­ба­ли­за­ция ста­но­вится вопло­ще­нием уто­пи­че­ской идеи мон­диа­лизма о созда­нии на Земле уни­тар­ного над­на­ци­о­наль­ного жестко кон­тро­ли­ру­е­мого сооб­ще­ства».

Столь поощ­ря­е­мая нашими либе­ра­лами деса­кра­ли­за­ция госу­дар­ствен­ного устрой­ства, никоим обра­зом не озна­чает и не гаран­ти­рует отказ поли­ти­че­ской элиты от мани­пу­ли­ро­ва­ния Цер­ко­вью, при­ме­ров чему мно­же­ство. Поэтому в сло­жив­шихся усло­виях осо­бенно важно пом­нить о пред­на­зна­че­нии пра­во­слав­ного народа — быть слу­жи­те­лем и хра­ни­те­лем правды Божией, так как именно в этом заклю­чался высо­кий идеал Святой Руси, непо­сти­жи­мый и отда­ю­щий юрод­ством для совре­мен­ного обы­ва­теля.


При­ме­ча­ния:

1. О. П. Фло­рен­ский. Фило­со­фия культа. М., 2004. C. 298.
2. С этим свя­зана осо­бен­ная любовь про­те­стан­тов к вырван­ной из кон­тек­ста цитате Еван­ге­лия: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:20).
3. См., напри­мер, Успен­ский Л.А., Бого­сло­вие иконы, XI гл. «Иси­хазм и гума­низм – палео­ло­гов­ский рас­цвет».
4. Пана­рин А., Пра­во­слав­ная циви­ли­за­ция в гло­баль­ном мире, http://patriotica.ru/religion/panarin_prav_.html
5. Бже­зин­ский З., Вели­кая шах­мат­ная доска, М., 1998, с. 120.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки