Экса­по­сти­ла­рии Вели­ких Гос­под­ских празд­ни­ков

мона­хиня Игна­тия (Пет­ров­ская)

Прой­дут дни Святой Троицы, и в Церкви надолго умолк­нут слова празд­нич­ных све­тиль­нов. Будут идти бого­слу­же­ния святым Апо­сто­лам, дни тор­же­ства икон Бого­ма­тери, дни святых Рус­ской земли, а в служ­бах — все нет празд­ника, кото­рый сопро­вож­дался бы тор­же­ствен­ным све­тиль­ном. Минуют длин­ные вешние и летние дни, и при­рода уже придет к своему пово­роту, когда, нако­нец, насту­пит Успен­ский пост, и с ним — вели­кий празд­ник Пре­об­ра­же­ния Гос­подня.

Необычно тор­же­ственно в храме, необычно вос­по­ми­на­ние вос­хож­де­ния Спа­си­теля с уче­ни­ками на гору Фавор, радость и тор­же­ство службы пере­пол­няет чело­ве­че­ское сердце. Велики и тор­же­ственны слова празд­нич­ного канона, и душа веру­ю­щего поко­ится в объ­я­тиях и кра­соте празд­нич­ного вели­ча­ния Христа, воз­шед­шего на гору — неза­долго перед стра­да­ни­ями.

В словах стихир не уме­ща­лось вели­чие празд­ника. Теперь, в про­из­не­се­нии канона, его высо­ких и радост­ных слов, радость нарас­тает. В рече­нии све­тильна в этот день радо­сти опять пре­под­но­сится веру­ю­щим таин­ство Святой Троицы, — но уже иначе, чем раньше, чем в вели­кий день Пяти­де­сят­ницы.

Свете неиз­мен­ный Слове, света Отца нерож­денна, — начи­нает творец экса­по­сти­ла­рия свой побед­ный гимн, — во явлен­нем свете Твоем свет виде­хом Отца, свет и Духа, светом настав­ля­юща всю тварь.

Здесь, в службе празд­ника Пре­об­ра­же­ния Гос­подня, на первое место ста­вится свет Сына, свет Христа, гря­ду­щего на стра­да­ния. Этот свет, здесь, на Фаворе явлен­ный свет Хри­стов, руко­во­дит всеми осталь­ными собы­ти­ями.

…во явлен­нем свете Твоем свет виде­хом Отца, свет и Духа, светом настав­ля­юща всю тварь.

Слова службы дей­ственны и тогда, когда ты быва­ешь лишен воз­мож­но­сти при­сут­ство­вать в этот празд­ник в храме. Мне не забыть вели­кого уте­ше­ния, пере­жи­того в Сибири, на берегу боль­шого озера. Тихо стру­и­лась тогда молитва моего друга Марии; долго сидела она на тонком стволе березы по окон­ча­нии про­чи­тан­ной нами службы, уходя в глу­бину пере­жи­тых слов…

Такова радость Церкви, кото­рую она сооб­щает своим чадам, посто­янно питая и обнов­ляя их. Все это про­ис­хо­дит бла­го­даря непо­вто­ри­мой кра­соте слов пес­но­творца, среди кото­рых экса­по­сти­ла­рий зани­мает одно из веду­щих мест.

***

Сле­ду­ю­щий вели­кий празд­ник — Воз­дви­же­ние Креста Гос­подня хотя и празд­ну­ется лишь через месяц с неболь­шим после празд­ника Пре­об­ра­же­ния, но несет в себе уже черты надви­га­ю­щейся осени.

Зна­чи­тельно звучат слова стихир и тро­паря. Тор­же­ство нарас­тает от самого начала и наби­рает силу к концу, почему и все празд­но­ва­ние про­ис­хо­дит на высо­ком подъ­еме души. Тор­же­ственны сти­хиры, высо­кой радо­стью звучат слова канона, само же тор­же­ство — изне­се­ние и воз­дви­же­ние Креста Гос­подня — совер­ша­ется почти в конце службы.

Слова све­тильна вели­че­ственны и отно­си­тельно кратки. Они звучат, повто­ря­ясь, под­го­тав­ли­вая людей к изне­се­нию бла­го­сло­вен­ного Древа. Обычно они поются громко и тор­же­ственно, сохра­няя все тот же высо­кий настрой, кото­рый взят с начала службы.

Крест, хра­ни­тель всея все­лен­ныя, — радостно, громко, с высо­ким подъ­емом звучат первые слова экса­по­сти­ла­рия, — Крест, кра­сота Церкве, — поется дальше, — Крест, верных утвер­жде­ние: Крест, анге­лов слава и демо­нов язва.

Дивно в этом све­тильне изло­жена основ­ная идея празд­ника, утвер­ждена она высо­кими зву­ками духов­ной радо­сти. Несмотря на то, что само бла­го­сло­вен­ное Воз­дви­же­ние Креста состо­ится в конце службы — после вели­кого сла­во­сло­вия, слова экса­по­сти­ла­рия своей высо­той вооду­шев­ляют веру­ю­щих и ведут их к этому моменту. Вся служба празд­ника про­ни­зана высо­кой радо­стью силы Креста Гос­подня, а экса­по­сти­ла­рий эту высоту под­дер­жи­вает и при самом изне­се­нии Чест­ного Древа.

Крест, хра­ни­тель всея все­лен­ныя, — напе­вает про себя или гово­рит себе каждый веру­ю­щий, покло­ня­ю­щийся спа­си­тель­ному Древу. — Крест, кра­сота Церкве: Крест, верных утвер­жде­ние: Крест, анге­лов слава и демо­нов язва.

Эти слова помо­гают достойно участ­во­вать в тор­же­стве самого выноса Живо­тво­ря­щего Древа и надолго сохра­ня­ются в сердце, держа душу в кра­соте и сла­до­сти духовно совер­шив­ше­гося празд­ника.

***

За дол­гими ожи­да­ни­ями празд­ника Рож­де­ства Хри­стова, за особой служ­бой Рож­де­ствен­ского сочель­ника, за тор­же­ствен­ной литией празд­ника, за радост­ным вели­ча­нием и дру­гими пес­но­пе­ни­ями, — экса­по­сти­ла­рий самого празд­ника как бы уходит в тень, скромно пыта­ется осве­тить людям самое таин­ство Малой Пасхи — Рож­де­ство.

Посе­тил ны есть свыше Спас наш, Восток восто­ков, — тихо и будто непри­метно начи­на­ются гла­голы све­тильна, — и сущии во тьме и сени обре­то­хом истину: ибо от Девы родися Гос­подь.

Све­ти­лен этот не сразу откры­ва­ется душе, но в том и сила его, что он — тих и сми­ре­нен, подобно вер­тепу, из кото­рого вос­си­яло Солнце Правды.

и сущии во тьме и сени обре­то­хом истину: ибо от Девы родися Гос­подь.

Таково муд­ро­ва­ние Церкви. Все — внутри, все внеш­нее — сми­ренно и будто еле при­метно, — и вели­кое таин­ство Рож­де­ства Хри­стова тем обре­тает боль­шую силу и боль­шую ясность.

Посе­тил ны есть свыше Спас наш, Восток восто­ков, и сущии во тьме и сени обре­то­хом истину: ибо от Девы родися Гос­подь.

Радость празд­ника велика и при­кро­венна, радость — ибо от Девы родися Гос­подь. Тайную, внут­рен­нюю радость содер­жит празд­ник, ибо Дева раж­дает и Девою паки пре­бы­вает. Уте­ши­те­лен образ Рож­де­ства Хри­стова во всех его дета­лях. Пом­нится изоб­ра­же­ние трех волх­вов на одной из ста­рин­ных икон, оси­ян­ных небес­ной радо­стью, и конечно, — свет яслей, покло­ня­ю­щи­еся пас­тухи. Место их при­ше­ствия до сих пор тща­тельно охра­ня­ется на Востоке.

Так, несмотря на свою крат­кость, экса­по­сти­ла­рий празд­ника выра­жает цен­траль­ную его мысль — о При­ше­ствии, посе­ще­нии нас Хри­стом Спа­си­те­лем: Посе­тил ны есть свыше Спас наш, Восток восто­ков….

Для нас, людей, радостно лобы­за­ние празд­нич­ной иконы, сооб­ща­ю­щее нашим душам неис­чер­па­е­мое весе­лие.

***

Празд­ник Кре­ще­ния Гос­подня при­хо­дит тогда, когда при­рода дышит уже по-иному. Солнце уже наби­рает силу, и пред­празд­не­ствен­ное сто­я­ние за святой водой пере­но­сится людьми с каким-то упо­ва­нием, в кре­по­сти духа.

Тро­парь празд­ника ярко выра­жает Тро­ич­ность празд­ну­е­мого тор­же­ства. В нем отчет­ливо про­слав­ля­ется Отец, Сын и Дух Святой. Радостно все­нощ­ное бдение с пением ирмо­сов и вели­кими сло­вами канона. Экса­по­сти­ла­рий весь посвя­щен празд­ну­е­мому собы­тию — при­ше­ствию Гос­пода на Иордан:

Явися Спас, бла­го­дать и истина во струях Иор­дан­ских, и сущыя во тьме и сени спящыя про­све­тил есть: ибо прииде и явися свет непри­ступ­ный.

Зна­ме­на­тельно то, что основ­ной темой экса­по­сти­ла­рия ста­но­вится про­слав­ле­ние Света. Творец экса­по­сти­ла­рия уже не поми­нает явле­ния Святой Троицы, кото­рое отра­жено в тро­паре, а сосре­до­та­чи­вает мысль и молитву чело­века на том, что насту­пил новый период исто­рии: явился Хри­стос, чтобы поло­жить начало дела­нию нашего спа­се­ния, — и теперь Свет Непри­ступ­ный ста­но­вится руко­во­ди­те­лем новых людей, во Христе нашед­ших путь своей жизни.

Явися Спас, бла­го­дать и истина во струях Иор­дан­ских, и сущыя во тьме и сени спящыя про­све­тил есть: ибо прииде и явися свет непри­ступ­ный. Эту основ­ную мысль хочет изло­жить и внед­рить в чело­ве­че­ское созна­ние творец све­тильна.

Явле­ние Святой Троицы, про­изо­шед­шее в этот день на Иор­дане, утвер­ждено в тро­паре. Экса­по­сти­ла­рий смот­рит в буду­щее — в жизнь людей, всего чело­ве­че­ства, для кото­рого теперь стало воз­можно свет­лое и радост­ное бытие и дей­ство­ва­ние под покро­вом явив­ше­гося на Иор­дане Гос­пода. Дни попразд­не­ства будут идти твердо и радостно. По ходу своей жизни чело­ве­че­ство в целом и каждый хри­сти­а­нин будут пере­жи­вать свет­лые пери­оды, обре­тая свет Святой Троицы, достиг­ший до нас при­ше­ствием Хри­сто­вым на Иордан для кре­ще­ния от Иоанна.

Яркие лучи солнца, кото­рые будут теперь осве­щать стены храма, станут под­дер­жи­вать в чело­ве­че­ской душе ту идею истины, кото­рую изла­гает экса­по­сти­ла­рий: Явися Спас, бла­го­дать и истина. Ибо теперь люди — обла­да­тели Света Непри­ступ­ного, кото­рый пришел и явился.

***

Послед­ний из раз­би­ра­е­мых нами Гос­под­ских празд­ни­ков — Сре­те­ние — пред­ва­ря­ется на служ­бах, име­ю­щих чин поли­е­лея, пением ката­ва­сии Сушу глу­бо­ро­ди­тель­ную землю. При­хо­дит уже и день к своему пере­лому, и в церкви звучат тихие ката­ва­сии.

Празд­ник Сре­те­ния празд­ну­ется как Гос­под­ский, но это не слиш­ком отчет­ливо выра­жено в совер­ша­ю­щейся службе. На литур­гии не поются анти­фоны, а в вечер празд­ника боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ется вос­хва­ле­нию Бого­ма­тери — Бого­ро­дице Дево, упо­ва­ние хри­сти­а­ном — и другие пес­но­пе­ния. Канон напи­сан очень тепло, и в нем опять боль­шое вни­ма­ние отве­дено про­слав­ле­нию Божией Матери и Симеона Бого­при­имца. Духом пред­ста старец… — звучит в песнях канона. Вместе с тем в словах вели­ча­ния — отчет­ливо вос­хва­ле­ние Спа­си­теля: Вели­чаем Тя, Живо­да­вче Христе, и чтим Пре­чи­стую Матерь Твою, Еюже по закону ныне при­неслся еси в храм Гос­по­день.

Экса­по­сти­ла­рий празд­ника посвя­щен цен­траль­ному собы­тию — встрече Гос­пода пра­вед­ным Симео­ном, что дало ему раз­ре­ше­ние от уз плоти.

Духом во свя­ти­лищи пред­став старец, на руки вос­прият закона Вла­дыку, вопия: ныне соуз мя плот­ских раз­реши, якоже рекл еси, с миром: видех бо очима Откро­ве­ние языков, и Изра­илю спа­се­ние.

Тихие напевы канона и тихое чтение откро­ве­ний о том, что дано было старцу, сопро­вож­дают весь строй празд­нич­ной службы: Воздал еси мне, вопи­яше Симеон, спа­се­ния Твоего Христе, радо­ва­ние, вос­при­ими Твоего слу­жи­теля сению пре­труж­ден­наго, новыя бла­го­дати свя­щен­но­про­по­вед­ника тай­наго, во хва­ле­нии вели­ча­юща.

Попразд­не­ство Сре­те­ния Гос­подня про­дол­жа­ется довольно долго, и, вос­пе­вая сие собы­тие, пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин тихо под­хо­дит к дням, пред­ва­ря­ю­щим Вели­кий пост, к череде под­го­то­ви­тель­ных недель. Празд­ник же Сре­те­ния Гос­подня оста­ется в душе как зна­ме­ние пред­ше­ствия вели­ких дней Хри­стова Вос­кре­се­ния, через под­го­то­ви­тель­ные недели и тече­ние самого Вели­кого поста веду­щее к вос­при­я­тию Празд­ника празд­ни­ков — Свет­лого дня Пасхи.

***

Воз­вра­ща­ясь мыслью к изло­жен­ным све­тиль­нам, мы отчет­ливо пони­маем их зна­че­ние в постро­е­нии пра­во­слав­ного празд­нич­ного бого­слу­же­ния. Све­ти­лен, он же и экса­по­сти­ла­рий, ока­зы­ва­ется в струк­туре празд­нич­ной службы ее необ­хо­ди­мым завер­ше­нием. Воспев све­ти­лен празд­ника, пра­во­слав­ный покойно и радостно закан­чи­вает свою молитву пением вели­кого сла­во­сло­вия и тро­паря празд­ника. Все нахо­дит свое место в составе чина бого­слу­же­ния. И оно — завер­шен­ное — воз­вра­ща­ется к веру­ю­щей душе, и пол­нота празд­ника оста­ется отрад­ной и дей­ству­ю­щей.

Пуб­ли­ка­ция А. Бег­лова. Опуб­ли­ко­вано в аль­ма­нахе “Альфа и Омега”, № 36, 2003

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки