Ипатия…

Ипатия…
...Или любимый аргумент образованных людей против христиан

Сижу недавно в гостях у одного моего доброго друга, пожилого ученого-востоковеда. Пьем чай с блинами и земляничным вареньем.
С нами ее дочь (историк 50-ти лет), человек нецерковный.
Говорим о недавних дискредитирующих акциях СМИ, предпринятых против Церкви. Не помню, как, но разговор переходит на недоразумения, связанные с древней Церковью.

Дочь хозяйки говорит: «Сами даете поводы! Не отрицайте, что христиане, под предводительством вашего святого Кирилла Александрийского, разорвали на части прекрасную женщину-философа Ипатию…»
Отвечаю: «Откуда это известно?»
Она: «Да об этом всем известно, даже фильм снят».
Я: «Если вы про фильм Агора, то это антинаучный и антихристианский фильм. Там все переврано и искажено…»

Подключается хозяйка, мама моей собеседницы: «Умоляю вас, батюшка, это такие известные факты… И в книгах написано…»

Я: «Милые сестры: я не понимаю вас. Вы, как люди, знакомые с научной методологией исследования, знаете, что написать можно все, что угодно, – бумага все стерпит. Первый метод научного исследования – установить: каким источникам мы можем верить. В данном случае – каким? Свидетельствам историков – современников событий! Нам все равно, что пишут самые высокоумные исследователи, нам важно установить, где тот источник, из которого берется информация, которую потом по-своему истолковывают разные писатели…»

…Об этом разговоре я бы не упоминал, но потом подумалось: а ведь, действительно, многие люди искренне верят в разные мифы и мнения, часто антихристианские. И пример с этой несчастной Ипатией вновь и вновь будет всплывать, когда мы будем разговаривать с людьми, критикующими Церковь.

Открыв Интернет, я убедился в том, что многие люди, действительно, по-видимому, не будучи знакомыми с методологией исторического исследования, дают себя одурачить и программируются на определенное отношение к той или иной теме.
Взять эту же Ипатию... Интерес к ней был подстегнут недавним испанским фильмом Алехандро Аменабара, человека, который в 2004 году публично заявил о своей гомосексуальности и в каждом своем фильме делает выпады против идей и ценностей христианства. После просмотра фильма на свет Божий были вытащены и в сотнях постов перепечатаны трогательные повести или рассказы протестантских[1] или атеистических авторов позапрошлого и прошлого века на эту тему. Самая известная из них– повесть «Ипатия» Чарльза Кингсли.

Смысл сюжета всех этих псевдонаучных сочинений: Прекрасная дева-философ замучена кровожадными египетскими фанатиками под предводительством христианского архиепископа, впоследствии прославленного в лике святых...

Комментарии читателей этих постов предсказуемы:
Читательница Вера пишет: «Такое невозможно читать без слез. Сколько таких кровавых историй можно прочесть, как про Ипатию!!! Их великое множество. Сначала растерзают, а потом в святые возводят и молятся на растерзанного!!! Почему христианство взрастает на крови?!! Сначала распяли Христа, а теперь уже, более двух тысяч лет, держат его на кресте и молятся на его кровавые муки!!! …Что же завоевало Христианство? Власть над душами людей, основанную на страхе?»

Оксана: «Только пару дней назад посмотрела фильм про Ипатию. Называется "Агора"… Спасибо за статью, теперь понятно, что к чему».

Бедные наши люди, доверяющие антихристианским фильмам и проверяющие полученную информацию по антихристианской беллетристике… Какие растения могут взрасти из таких посевов?..

Результатами маленького исследования на эту тему поделюсь с вами. Они будут полезны, когда в беседе с коллегами, знакомыми, просто случайными встречными вам придется говорить о вере. Тогда, если собеседник вам попадется образованный и всплывет имя «несчастной жертвы христианского фанатизма», Ипатии, вы вспомните эту запись и найдете что сказать.

Ипатия Александрийская.jpg
Фаюмский портрет благородной александриянки. Возможно, изображена Ипатия.

Кирилл.jpg
Святитель Кирилл Александрийский.

Итак, начнем:

Единственный автор, сообщающий о трагедии и живший в то же самое время, – это античный историк Сократ Схоластик. Очень важно, что он человек, симпатизирующий Ипатии и вообще философии. Это значит, что он не попытается в своем рассказе оправдать христиан. А, значит, нам никто не может сказать, что этот историк искажает факты в пользу Церкви и поэтому мы можем его свидетельство подвергать сомнению.

Ипатия (370 (?) – 415) – женщина-философ и ученый, имевшая свою школу, многочисленных учеников и почитателей. Имела в Александрии большую известность и принимала участие в александрийской городской политике, оказывая влияние на главу города, префекта Ореста. Сам Орест имел неприязнь к архиепископу Кириллу Александрийскому. Тут и происходят неприятные инциденты, которые в итоге увенчались кровавой расправой над Ипатией.

А теперь обратимся к рассказу Сократа Схоластика. Кому интересно, это 7-я книга его «Истории», главы 13–15:

...В то же самое время епископу Кириллу пришлось изгнать из Александрии и племя иудеев, — по следующей причине. Александрийская чернь любит возмущения больше всякой другой черни и, когда находит повод, устремляется к нестерпимым злодействам, ибо без крови не успокаивается от волнения. Случилось, что эта самая чернь и тогда взволновалась — не по какому-либо важному поводу, но по причине распространившегося во всех городах зла, то есть страсти к плясунам.
Так как плясун в день субботний собирал к себе гораздо более народа, потому что иудеи, ничего в этот день не делающие, занимались не слушанием закона, а театральными зрелищами, то суббота обыкновенно бывала днем столкновения народных партий. Александрийский префект хотя до некоторой степени и ограничил такой беспорядок, однако иудеи все-таки не переставали враждовать против людей противной партии. Будучи всегда и везде врагами христиан, они еще более вооружились против них из-за этих плясунов. При таких-то обстоятельствах александрийский префект Орест делал в театре politeian — так обыкновенно назывались общественные распоряжения. Тут были и приверженцы епископа Кирилла, желавшие знать о распоряжениях префекта, и в числе их находился один человек, по имени Иеракс, бывший учителем детских наук и, как пламенный слушатель епископа Кирилла, всячески старавшийся возбуждать рукоплескания при его поучениях.
Когда толпа иудеев увидела этого Иеракса в театре, то вдруг закричала, что он пришел на зрелище не за чем другим, как для возбуждения смятения в народе. Между тем Оресту и прежде было ненавистно владычество епископов — частью потому, что они отнимали много власти у поставленных от царя начальников, а особенно потому, что Кирилл хотел иметь надзор и над его распоряжениями. Итак, схватив Иеракса, он всенародно в театре подверг его мучениям. Узнав об этом, Кирилл позвал к себе знатнейших из иудеев и, вероятно, грозил им, если они не перестанут возмущаться против христиан. Но иудеи, слыша угрозы, сделались еще упорнее и во вред христианам придумывали козни.

Я расскажу о главнейшей, которая была причиной изгнания их из Александрии: Сговорившись, чтобы каждый носил с собой, как отличительный знак, сделанное из коры пальмового дерева кольцо, они задумали напасть ночью на христиан, и в одну ночь послали некоторых людей кричать по всем концам города, будто горит церковь, соименная Александру. Услышав это, христиане, для спасения церкви, сбегались со всех сторон, а иудеи тотчас нападали и умерщвляли их. Друг друга они не трогали, потому что каждый показывал другому кольцо, а встречавшихся христиан убивали. С наступлением дня это злодейство обнаружилось. Раздраженный им, Кирилл с великим множеством народа идет к иудейским синагогам — так называют иудеи места своих молитвенных собраний, — и синагоги у них отнимает, а самих изгоняет из города, имущество же их отдает народу на разграбление. Таким образом, иудеи, жившие в городе со времен Александра Македонского, тогда все и без ничего оставили город и рассеялись по разным странам... Между тем александрийский префект Орест был крайне огорчен этим происшествием и очень скорбел, что столь великий город так неожиданно лишился такого множества жителей, а потому донес об этом царю.
О злодействе иудеев известил царя и сам Кирилл, хотя, тем не менее, посылал и к Оресту людей с предложением ему своей дружбы, потому что к этому побуждал его александрийский народ. Но Орест отверг дружбу епископа. Тогда Кирилл взял и держал перед ним книгу Евангелие, думая хотя этим пристыдить его, однако и такая мера не смягчила префекта, — и между ними осталась непримиримая вражда, следствием которой было следующее.

У кого хватило терпения дочитать текст до конца, увидел, что пока христиан обвинить не в чем. Разве только в том, что, когда терпение христиан, провоцируемых иудеями, лопнуло, они отняли их синагоги, изгнали иудеев из домов и разграбили их имущество. Это плохо, но, повторись подобный инцидент сегодня, думаю, последствия были бы те же. А это, не забывайте, все-таки самое начало 5-го столетия.

Итак, конфликт между Орестом и святителем Кириллом нагнетался. Далее произошло следующее. Обратимся к историку:

Некоторые из монахов в горах нитрийских… оставив монастыри, в числе почти пятисот человек, пришли в город и выжидали, когда префект будет проезжать на своей колеснице. Потом, подошедши к нему, называли его жертвоприносителем, язычником и многими другими позорными именами. Префект, подозревая в этом козни со стороны Кирилла, закричал, что он христианин и крещен константинопольским епископом Аттиком. Но монахи не слушали слов его, — и один из них, по имени Аммоний, ударил Ореста камнем в голову, так что он весь облился кровью, текшей из раны, а его телохранители, кроме немногих, все разбежались в разные стороны и скрылись в толпе, боясь, что и их побьют камнями. Между тем начали сбегаться и жители Александрии, чтобы защитить префекта от монахов, — и всех других обратили в бегство, а Аммония схватили и представили к префекту, который, на основании законов, всенародно подверг его наказанию и дотоле мучил, пока тот не умер. Об этих событиях вскоре донес он самодержцам. А Кирилл представлял их царю с противоположной стороны, тело же Аммония взял и положил в одной из церквей и, переменив ему имя, назвал его Фавмасием[2], чтобы считали его мучеником и прославляли в Церкви его великодушие, как подвиг за благочестие. Однако люди скромные, хотя и христиане, не одобрили этой Кирилловой ревности, ибо знали, что Аммоний понес наказание за свое безрассудство и умер в мучениях не потому, что был принуждаем к отречению от Христа. Итак, сам Кирилл своим молчанием мало-помалу привел это дело в забвение. Но злая вражда между Кириллом и Орестом даже и здесь не остановилась. Угасил ее другой, подобный упомянутым, случай.

Здесь, кажется, святитель Кирилл действительно перегнул палку. Может быть, не смог вникнуть в обстоятельства происшедшего, может быть, считал Ореста справедливо заслуживающим смерти, а, соответственно, бунтаря, кинувшего камень, – мучеником, но Сократ Схоластик здесь скорее на стороне префекта, чем архиепископа.
Но вот, наконец, история о Ипатии, смерть которой, по словам историка, наконец, угасила вражду между святителем Кириллом и Орестом:

В Александрии была одна женщина, по имени Ипатия, дочь философа Феона. Она приобрела такую ученость, что превзошла современных себе философов, была преемницей платонической школы, происходившей от Платона, и желающим преподавала все философские науки. Поэтому хотевшие изучить философию стекались к ней со всех сторон. По своему образованию, имея достойную уважения самоуверенность, она со скромностью представала даже пред лицом правителей, да и в том не поставляла никакого стыда, что являлась среди мужчин, ибо за необыкновенную ее скромность все уважали ее и дивились ей. Против этой-то женщины вооружилась тогда зависть. Так как она очень часто беседовала с Орестом, её обращение с ним подало повод к клевете в церковном народе, будто бы она не дозволяла Оресту войти в дружбу с Кириллом. Посему люди с горячими головами, под начальством некоего чтеца Петра однажды сговорились и подстерегли эту женщину. Когда она возвращалась откуда-то домой, они стащили её с носилок и привлекли к церкви, называемой Кесарион, потом, обнажив её, разорвали на части, а куски снесли на место, называемое Кинарон, и там сожгли. Это причинило немало позора и Кириллу, и Александрийской Церкви, ибо убийства, распри и все тому подобное совершенно чуждо мыслящим по духу Христову. Упомянутое событие произошло в четвёртый год епископства Кирилла, в десятый консульства Гонория и шестой Феодосия, в месяце марте, во время поста.

Итак, вот полный отчет о происшедшем.
Ужасное злодеяние? Да! Мы видим самосуд толпы, и тем более отвратительно, что это люди, называющие себя христианами. Но, согласитесь, святитель Кирилл здесь не при чем. Мы знаем как легко воспламеняется толпа, особенно если есть подстрекатели, вот как упомянутый здесь чтец Петр.
Вспомните вышеприведенные слова Сократа Схоластика, очень жестко характеризующие александрийцев: «александрийская чернь, когда находит повод, устремляется к нестерпимым злодействам, ибо без крови не успокаивается от волнения».

Вспоминается, как в послереволюционные годы действия некоторых православных людей, ревнителей благочестия, провоцировали советскую власть на репрессии в отношении Церкви. Когда большевики задумали отобрать у Русской Православной Церкви все ценности и святыни, это делалось глумливо и вызывающе. Это привело к ряду столкновений верующих людей и представителей большевистской власти. Несмотря на все усилия представителей Церкви удержать православных от кровопролития, это не удалось. Ленин, только и ожидавший повода, очень этому обрадовался и объявил о развязывании красного террора против Церкви: «Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий... Изъятие ценностей должно быть проведено с беспощадной решительностью, безусловно, ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше...»

Вернемся к несчастной Ипатии… Можно представить, как скорбел по поводу случившегося святитель Кирилл: на Церковь Христову брошено пятно…

Сократ Схоластик сообщает, что убийство Ипатии угасило вражду между Орестом и святителем Кириллом (это, кстати, самое сильное доказательство того, что Кирилл не был причастен к гибели Ипатии). Каким образом? Нам это не поясняется. Может, были проведены расследования и виновные были наказаны? Может быть, что-то другое, но несомненно, что святитель Кирилл сделал все, чтобы подобное не повторилось.

Почему была убита Ипатия? Народ думал, что она виновата в подстрекательстве префекта Ореста против святителя Кирилла и Александрийской Церкви.

Впрочем, современные историки дают и еще одну подсказку для понимания происшедшего.
Дело в том, что в Египте в то время была очень распространена магия. И многие ученые того времени спекулировали на страхах невежественного народа, объявляя себя носителями секретных магических знаний. Не входила ли в их число и Ипатия? Специалист по античной истории академик Аверинцев пишет: «Одного нельзя сказать ни о смерти Сопатра, ни о смерти Максима, ни даже о много более трагической и несправедливой смерти Ипатии: нельзя сказать, что суеверные современники по невежеству приняли учёных за магов. Учёные сами выдавали себя за магов, и притом с глубоким внутренним убеждением. Конечно, они были жертвами суеверия, однако того суеверия, которое сами обосновывали и распространяли. Чем они не были, так это мучениками науки. В лучшем случае они были мучениками языческой религии»[3]

Примечания
[1] Понятно, какой интерес в этом для атеистов, а какие цели преследовали протестанты? Показать, что прежняя Церковь уходила и уходила от Евангельской веры, пока все окончательно не утеряла. И что только у них произошло возрождение веры христианской и Церкви. Ну, и приятно, заодно, пнуть христианского святого.
[2] С греч. Фавмасий – удивительный.
[3] Аверинцев С. С. Эволюция философской мысли. /Культура Византии. IV – первая половина VII века. – М., 1984, с. 59.

Комментарии

Суеверие людей безграмотных - дело одно. Но доверчивость без рассуждения современных образованных людей удивляет, особенно когда это касается аргументов против Церкви.
Объяснить могу только одним - Церковь заставляет работать над собой, идти супротив своим слабостям. Это трудно. Проще отвергнуть, не разобравшись.
Часто, когда дело касается какого-то мирского скандала люди перечитывают уйму информации и формируют своё мнение, но когда дело касается Церкви они верят самой жирной газетной утке.
 
Когда прочитала эту историю, вернее, рассуждения о ней собеседниц о. Константина, что-то во мне возмутилось, но я поспешила затолкать это внутрь (мы ведь всё осуждения хотим избежать-с!:)). Спасибо Наталье, без страха и упрека всё прекрасно сформулировавшей! И в то же время невольно заставившей вспомнить предостережение С. Аверинцева (из послесловия к книге о. А. Меня «Сын Человеческий»):
«Апостол книжников, просветитель “образованщины”. Отец Николай Голубцов, его духовник и наставник в молодые годы, предупреждал его: “С интеллигенцией больше всего намучаешься”. Вот он и мучился. Не будем перечислять поименно знаменитых на весь мир людей, которым он помог прийти к вере; было бы тяжким заблуждением, вообрази мы хоть на минуту, будто для него (или для Бога) любая знаменитость была важнее, нежели самый безвестный из его прихожан. В Церкви нет привилегированных мест — а если есть, то они принадлежат самым убогим. Интеллигент не лучше никого другого, может быть, хуже всех; но он на общих основаниях со всеми прочими мытарями и разбойниками (курсив мой:)) нуждается в спасении своей бессмертной души, а для того, чтобы его спасти, его необходимо понять именно в его качестве интеллигента. В противном случае духовный руководитель рискует либо оттолкнуть чадо по вере, либо заронить в нем мечтательность, побуждающую вообразить себя совсем даже и не интеллигентом, а чем-то совершенно иным, высшим, не нонешнего века. Словно бы сидит раб Божий не в квартирке своей, а в афонской келье или же в покоях незримого града Китежа, и оттуда с безопасной дистанции наблюдает, сколь неосновательна светская культура и сколь неразумна “образованщина”.
Антиинтеллигентский комплекс интеллигента — проявление гордыни, которой не надо поощрять; вся православная традиция учит нас, что человек может начать свой возврат к Богу единственно от той точки в духовном пространстве, где находится реально, а не мечтательно. Отнюдь не для угождения интеллигенции, но для ее вразумления ей нужен пастырь, который понимал бы ее интеллигентское бытие со всеми его проблемами, искушениями и возможностями изнутри. Этим определяется значение жизненного дела отца Александра».
Но все-таки, что до меня - то "компроматы", подобные истории с Ипатией и с часами, в моей памяти как-то не застревают. И слава Богу!
 
Дочитав, вспомнил притчу о навозной мухе и пчеле.
Искатели обязательно найдут искомое. Каждый, на мой взгляд, прозревает в свое время и далее уже лишь со скорбью и со стороны, видит информационные фонтанчики грязи уже не пачкаясь.

Уверен, что автор фильма про Ипатию, не минуты не мыслил правдиво отразить исторические факты. Просто был найден хороший способ заработать славу и деньги. Людям которые ищут для сценаристов и продюсеров что-то яркое, способное привлечь платят очень большие деньги. И предмет увлечения совершенно не важен. Чем грязнее, чем страшнее, чем более извращенно и изощренно - тем больше аудитория. А понятие "вовлеченность аудитории" ставится во главу угла.
На мой взгляд, практически бесполезно взывать не снимать, не создавать, не публиковать грязь. Для многих грязь – источник денег, они не услышат. Борьба с ересью – крайне необходима. Но нужно помнить, что данная борьба уводит в сторону тратя силы и время. Считаю, что акцент нужно делать не на попытках отмыть грязь, а на прививке людям иммунитета против грязи.

Дмитрий
Prudentov@ya.ru
 
"Не отрицайте, что христиане, под предводительством вашего святого Кирилла Александрийского, разорвали на части прекрасную женщину-философа Ипатию…»

Интересно, а защитники Ипатии знают, кто она такая? Знакомы ли они с ее философскими трудами (если таковые имеются), с ее мировоззрением, с ее жизнедеятельностью? Ипатия сродни Дарвину и Фрейду - все любят порассуждать про них избитыми цитатами и штампами, но процент людей, по-настоящему знакомых с их трудами, близится к нулю.
 
Незарегистрированный написал(а):
Интересно, а защитники Ипатии знают, кто она такая? Знакомы ли они с ее философскими трудами (если таковые имеются), с ее мировоззрением, с ее жизнедеятельностью? Ипатия сродни Дарвину и Фрейду - все любят порассуждать про них избитыми цитатами и штампами, но процент людей, по-настоящему знакомых с их трудами, близится к нулю.
Здесь к личности Ипатии привлекает внимание то, что она была: а) женщиной; б) философом; в) ярким представителем античной культуры.
Все это в глазах людей делает ее крайне симпатичным персонажем. А на самом деле какая она была, конечно, мы не знаем... Верится, что все-таки хорошим человеком.
 
К слову...

Многие считают (в Интернете это на каждом шагу встречается, где только пишется о Ипатии), что с образа Ипатии был списан образ святой великомученицы Екатерины. Вот и говорят: "Ага! сами умучили и сами же потом почитать стали... и пытаться загладить вину".

На самом деле это миф. Такую гипотезу высказал историк Петр Преображенский в начале 20-го века.
По мнению Преображенского, образцовая жизнь и мученическая смерть Гипатии послужила прообразом для жития христианской мученицы Екатерины Александрийской. Обе женщины занимаются философией, математикой, астрономией, отличаются редкой красотой, чистотой, красноречием, и обе погибают мучительной смертью в руках разъяренной толпы. «Таким образом, - пишет проф. Преображенский, - жертва христианского фанатизма и изуверства превратилась в христианскую святую».

Однако, несмотря на голливудскую привлекательность подобной версии (христиане убивают женщину-ученого, а потом ее воспевают под видом христианской мученицы), современные ученые считают, что это не так.
Например, в "Церковной истории" Евсевия Кесарийского, написанной за 30 лет до рождения Ипатии, рассказывается о некой прекрасной деве-христианке из Александрии, воспротивившейся стать наложницей императора Максимина: «Одна из женщин, предназначенных служить сластолюбию тирана, христианка, очень известная и блиставшая в Александрии, победила страстную и безудержную душу Максимина своей мужественной твердостью. Она славилась богатством, родовитостью, образованием и сочла все это второстепенным сравнительно с целомудрием. Он умолял и упрашивал её, но был не в силах убить готовую к смерти; побеждаемый более страстью, чем гневом, он наказал её ссылкой и забрал всё её имущество» (Церковная история. 8. 14.15). Здесь все походит на житие св. великомученицы Екатерины, кроме одного: сказано, что она не была казнена, а была отправлена в ссылку. Более поздние источники говорят, что Екатерина была казнена за веру после возвращения из ссылки.

Если в чем-то и есть параллели между историей о Ипатии и житием св. Екатерины, так это в той части жития, где говорится, что Екатерина была очень сведуща в философии. Можно предположить, что автор жития, слышав о женщине-философе Ипатии, наделил и героиню своего рассказа, святую христианку, некоторыми ее чертами. Хотя... что мешает предположить, что и святая Екатерина увлеказась философией? Или только одна Ипатия могла заниматься философскими найками?
В любом случае, кроме этого упоминания о занятиях философией между Ипатией и св. Екатериной нет никаких параллелей. Так что говорить о том, что образ святой Екатерины был списан с Ипатии, невозможно.
 
Интеллигент не лучше никого другого, может быть, хуже всех; но он на общих основаниях со всеми прочими мытарями и разбойниками нуждается в спасении своей бессмертной души, а для того, чтобы его спасти, его необходимо понять именно в его качестве интеллигента.
Это точно... Так уж случилось, что научный город Саров, где я выросла, и святой Санаксарский монастырь находятся территориально недалеко и посему в последний нередко залетают птицы из первого. Как мне было поведано одним представителем саровской интеллигенции, которого угораздило на нечастую свою исповедь приехать в Санаксары, когда эта самая исповедь зашла в тупик, священник, видимо, иеромонах, сказал: "Вы, должно быть, из Сарова. С вами так тяжело..."
 
Ольге:
Всегда с удовольствием читаю Ваши комментарии. Особенно хорошо (и многозначно:)) насчет птиц.
 
Сверху