Препятствует ли развитию Церкви свойственный ей внутренний консерватизм?

Препятствует ли развитию Церкви свойственный ей внутренний консерватизм?

Любому традиционному обществу свойственен консерватизм. Если общество, движимое теми или иными соображениями (например, идеей модернизации, реформирования и дальнейшего развития), отказывается от приверженности консерватизму, очень скоро оно перестаёт быть, по сути, тем обществом, каким было изначально.

К числу таких обществ принадлежат многочисленные протестантские церкви. Отказываясь от своих принципиальных традиций, вводя и приобретая новые, формально они объясняют это тем, что, мол, движутся в ногу со временем, держа руку на пульсе истории, в сторону своего прогрессивного обновления. Однако в действительности такой путь развития выражается не в духовном прогрессе, а в прогрессирующем регрессе, в подчинении этих церквей духу «мира сего». С данным обстоятельством связано, в частности, закрепление в протестантской среде таких «прогрессивных» теоретических и практических новшеств, соответствующих светским этическим установкам, как женское священство, признание однополых браков и пр.

Напротив, к числу подлинно традиционных собраний принадлежит Вселенская Православная Церковь. Её приверженность внутреннему консерватизму не раз и не два выставлялась протестантами на публичную потеху, на смех. В этой связи идеологами от реформации на неё был навешен ярлык: «окаменевшая» — то есть не развивающаяся, застывшая на пол-пути в своём развитии, не современная, отставшая от глобального социально-культурного и религиозно-научного прогресса.

В чём же усматривается свойственный ей консерватизм и как он соотносится с возможностью её исторического развития? Сказать предельно сжато и обобщенно, консерватизм Православной Церкви усматривается в непреложности её фундаментальных начал, в сохранении неизменным стратегического курса на осуществление тех принципиальных задач, на достижение тех первостепенных целей, которые были поставлены перед ней Искупителем, ради которых она была создана и возглавлена Господом Иисусом Христом.

Если рассматривать этот вопрос обстоятельней, следует выделить несколько направлений деятельности Церкви, где её внутренний консерватизм выражается наиболее рельефно.

— В первую очередь, он проявляется в соблюдении неповрежденным учения веры и нравоучения: и церковные догматы, и нормы христианской нравственности артикулируются Церковью как не подлежащие искажению (искажающим интерпретациям).
— Во-вторых, церковный консерватизм усматривается в сохранении общего порядка богопочитания и богослужения. В частности, это обнаруживается в практике почитания святых Божьих угодников, святых мощей и икон, прочих православных святынь; также при совершении храмовых служб, Таинств и треб.
— В-третьих, он даёт о себе знать в сохранении ключевых принципов в области организации церковной жизнедеятельности и церковного управления.
— Далее, консерватизм проявляется в соблюдении базовых принципов в сфере осуществления богоугодного церковного творчества (богословского, иконописного, гимнографического, храмово-архитектурного...).
— Наконец, он проглядывается в сохранении ряда более частных, но крайне важных традиций (монашеских, духовнических и т. д.).

Мешает ли это развитию Церкви? Согласно нашему соображению, не мешает. Развитие Церкви происходило уже в первые времена её существования, происходит сейчас и, как представляется, будет происходить в дальнейшем, вплоть до времени Пришествия в мир Её несменяемого Главы. Это развитие, не слишком заметное для протестантов, в той или иной мере демонстрирует себя во всех перечисленных выше направлениях её деятельности, где обнаруживается консерватизм.

Так, хотя вероучение Церкви и сохраняется неизменным в основе, однако развивается в сторону большего уяснения и раскрытия догматических истин. Ярким примером тому могут служить составлявшиеся и утверждавшиеся в разные периоды времени определения Вселенских и Поместных Соборов, православно-богословские трактаты. Что касается практики богопочитания и богослужения, здесь тоже всегда было место развитию. К слову, если расположить рядом образцы раннехристианского искусства и современного иконописания, то не разглядеть между ними весомых различий получится разве что лишь зажмурив глаза, отвернувшись или выключив свет. Развитие храмового богослужения тоже происходило: в частности за счёт периодического включения в последование служб новых молитвословий (песнопений), кроме того, за счёт изменения музыкальных форм церковного пения. Не обходилось без изменений и в области церковной организации и церковного управления (администрирования), о чём, помимо прочего, красноречиво свидетельствуют факты Истории Церкви. Наконец, все перечисленные аспекты церковного развития можно связать с развитием внутрицерковного творчества.

Сказав о проявлении здравого церковного консерватизма, не оставим без замечания вопрос и о такой его разновидности, которая действительно может препятствовать определённым направлениям церковного движения вперёд. Не обойдём молчанием, что под личиной богоугодного консерватизма может скрываться нежелание тех или иных членов Церкви менять что-либо к лучшему (по лености ли, по недостатку ли образования и т. п.). В качестве одного из примеров проявления такого рода консерватизма в истории Русской Церкви являлась нерасторопность значительной части иерархии и нежелание осуществления назревших реформ в деле развития отечественной богословской науки и духовного образования в период XVII — XVIII вв. (см. по этому поводу: Методические проблемы преподавания православного догматического богословия в системе духовного образования ).

Леонов А. М.

Комментарии

Нет комментариев для отображения

Информация о записи

Автор
Леонов Алексей Михайлович
Просмотры
124
Последнее обновление
Сверху