…и сбоку бантик

Алексей Бакулин

 

Помню, в одной православной газете выступал батюшка, окормляющий детский дом. Рассказывая о том, как он организует детский досуг, батюшка этот сказал: «Ну, разумеется, телевизор мы им смотреть не разрешаем. Зато купили видеомагнитофон и показываем детям наши старые добрые фильмы — «Бриллиантовую руку», «Операцию Ы»…

Я, спаси Бог, осуждать этого священника не собираюсь, да и дело давнее. Просто он, очевидно, основательно подзабыл, что именно за фильмы снимал наш «великий комедиограф» Леонид Гайдай. «Операция Ы», «Бриллиантовая рука», «Иван Васильевич меняет профессию», «За спичками» — все это картины, считающиеся лучшими в творчестве режиссера и даже «классикой советского кинематографа»… И в каждой из них непременно присутствует самое отвратительное изощренное богохульство.

Нет, понятно, что советское кино обязано было всячески пропагандировать безбожный образ жизни, и делало это с бо́льшим или меньшим успехом, и по обязанности, и по усердию. Но Гайдай это делал по желанию — с удовольствием, с азартом, с выдумкой. Какой бы пример привести первым? Да вы и сами все помните: картины Гайдая намозолили глаза зрителю еще лет двадцать назад… Ну вот, для начала «Иван Васильевич»… Припоминаете, как управдом Бунша вызванивает на колокольне «Чижик-Пыжик», а вор Милославский в пику ему исполняет «Подмосковные вечера»? Как тот же управдом спасается от погони, притворившись скульптурой «Христос в темнице»? Помните это: «Вот, что крест животворящий делает!» Как мы в детстве хохотали над этой фразой «замурованного» в лифте царя!..

Вот старая добрая «Операция Ы». Помните эпизод: прораб хвастается хулигану Феде, что, мол, если поставить друг на друга все дома, выстроенные их СМУ, то получится башня во много раз выше собора Парижской Богоматери? Услышав последнее слово, Федя настораживается и переспрашивает: «Какой-какой матери?»

Вот не столь старый, но тоже очень добрый фильм «За спичками». Попробуйте подсчитать, сколько раз герои этой картины поминают нечистого. Со счету собьетесь! И что любопытно — столь густое чертыхание не оправдано ни сценарием, ни общей стилистикой фильма ни — вообще ничем, кроме, видимо, желания режиссера почаще слышать любимое слово. Там есть даже песенка, которая из одних чертыханий и состоит.

Но, конечно, в количестве упоминаний нечистого ни один фильм — ни у Гайдая, ни вообще в советском кино, ни даже в мировом кинематографе — не сравнится с «Бриллиантовой рукой». Я как-то подсчитал: 30 раз звучит его имя на протяжении 90 минут экранного времени. Каждые три минуты кто-то чертыхается! Мало того, что на все лады повторяется известный пароль шайки контрабандистов, — нет, и кроме этого авторы умудрились втиснуть фраз десять с соответствующим словом. Но ведь и этого мало: нечистый сам появляется на экране — помните чертика из шкатулки с секретом? Мало вам и этого? Вспомните, у кого из героев фильма в доме висит Казанская икона Божией Матери? Конечно, у главного злодея, у контрабандиста Геши Козодоева — он пялится на нее мутными, одурелыми с похмелья глазами. И, наконец, вспомните, что в «Бриллиантовой руке» содержится, наверное, самый жуткий по богохульности эпизод во всем советском кино. Припоминаете: крестный ход по воде яко посуху, с мокрыми трусами вместо хоругви?

Известно (Юрий Никулин, например, про это писал), что Гайдай был очень суеверным человеком. Не исполнив определенных ритуалов, он к съемкам фильма не приступал. Никулин вспоминает, что перед началом съемок Гайдай непременно собственноручно разбивал тарелку (посуда к счастью бьется!) Видимо, «на счастье» он во что бы то ни стало вводил в каждый фильм черную кошку (только в «Кавказской пленнице» ее заменяет черный ворон). Должно быть, и навязчивое поминание нечистого тоже имело свои цели: режиссер, наверное, хотел задобрить духа зла, а может быть, даже посвятить ему очередной фильм… Такие вот предположения напрашиваются…

Не думаю, чтобы мне первому пришли в голову такие мысли. По частоте показов на ТВ фильмы Гайдая давно стали абсолютными чемпионами, — кто-то же должен был заметить то, о чем я сейчас говорил! Или у всех с советских времен вбилось в голову, что эти картины — просто «наивные, добрые, незатейливые комедии», и эту установку уже ничем не вытравишь?..

Я ведь не призываю к «охоте на ведьм» и не зову православных торжественно спалить на площади кассеты с фильмами Гайдая… Я просто говорю о том, что видит каждый, но о чем все почему-то молчат. Выводы делайте сами — или не делайте, это как вам угодно… Просто, мне кажется, что, сравнивая сегодняшний кошмар и советскую «тишь да гладь», не нужно забывать, что все сегодняшние «недотыкомки» вылезли из вчерашнего «тихого омута»…

Источник: Православный Санкт-Петербург

Print Friendly, PDF & Email