Причастие

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (16 голос: 3,56 из 5)

См. раздел ТАИНСТВО ПРИЧАЩЕНИЯ (ЕВХАРИСТИИ)

АУДИО. Таинство Причащения

Фотоальбом: Таинство Причащения

 

Прича́стие (греч.  евхаристияблагодарение) есть таинство, в котором верующий под видом хлеба и вина вкушает (причащается) Самого Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа во оставление грехов и в Жизнь Вечную.

В ранней Церкви причащение также называлось словом «кинония», (общение), т.е. общение людей с Богом и в Боге, т.е. пребывание в Его любви и благодати.

Сам Спаситель сказал: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в Последний день» (Ин.6:54). Этими словами Господь указал на необходимость для всех христиан теснейшего соединения с Ним в Таинстве Причастия.

 

Что такое Причастие?

протоиерей Евгений Горячев

Ведущая. Что же такое – Причастие? Это Таинство? Обряд? Священнодействие? Магия или колдовство?
Отец Евгений.  Хороший вопрос. Церковь разговаривает до какой-то степени на очень понятном всем людям языке, но – до какого-то момента. После этого момента начинается язык условностей, язык иконный, язык священный. Термин «Причастие», так же как и синонимы: Евхаристия, Святые Дары, Тело и Кровь Христовы, относятся именно к этому. Возвращаясь к Вашему вопросу, я бы сказал, что, конечно, в истории, людьми, не находящимися внутри ритуального круга, то есть теми, кто это воспринимал изнутри, будучи церковными, Таинство Евхаристии воспринималось и как обряд,  и как магия, и как колдовство. Знаменитый роман Л.Н. Толстого «Воскресение» прямо указывает на то, что это что-то варварское: «Они едят своего Бога». Это что-то, связанное с язычеством, с какой-то такой инфернальной древностью, это не может воспринять современный человек. Но Церковь относится к этому, конечно, не так, как об этом думают люди внешние, а с некоторых времен Толстой сделался внешним по отношению к Церкви, а воспринимают это так, как об этом учат и Священное Писание, и традиция, и Установитель этого Таинства Господь Иисус Христос. Я уже произнес это слово – «таинство». Церковь воспринимает это как нечто таинственное, которое мы не можем до конца объяснить, а просто делимся опытом переживания в этом священнодействии каждого христианина, который вбирает в себя Святые Дары.  Если совсем коротко, то я бы сказал, что Таинства отличаются от других заповедей Божьих тем, что они не говорят об этике, но о мистике.  Даны они нам именно для того, чтобы этика сделалась реальной, не абстракцией, на которую мы смотрим и говорим: «Да, это красиво, да, это правильно, но исполнить я это не могу». Все, наверное, помнят фреску Сикстинской капеллы «Сотворение Адама», где Божественная рука тянется навстречу руке человеческой.  Так вот, я бы сказал так: Таинства, в том числе и Причастие, даны Богом для того, чтобы наша человеческая немощь получила поддержку в Божественной крепости. Бог из вечности протягивает свою руку с тем, чтобы поддержать немощную руку человека. И все Церковные Таинства, начиная с Крещения и заканчивая Венчанием и  Соборованием – они обращены именно к этому.  Бог поддерживает нас, в том числе и через Таинство Евхаристии.
Ведущая. Что значит «Тело и Кровь»?  Это что – людоедство?
Отец Евгений.  Восприниматься это может так, если исходить из лингвистического контекста, но если мы обращаемся к Библейской истории, то видим, что Тот, кто установил это Таинство, Господь наш Иисус Христос, отсылает слушателей к древнейшему Библейскому сюжету: «Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли, хлеб, который Я вам дам будет для вас в жизнь вечную».  «Подавай нам такой хлеб каждый день», – сказали иудеи.  «Я – хлеб, сошедший с небес, – говорит Господь Иисус Христос, – кто будет вкушать Тело и пить мою Кровь, тот будет иметь жизнь в себе».  Звучат эти термины: Тело и Кровь, но всякий раз, когда мы вкушаем мясо, неважно чье: свинина, говядина, оленина, крольчатина  – мы всегда вкушаем мертвую отдельность.  А на Тайной Вечере не мертвый, но живой Христос указал на хлеб и сказал: «Это Тело мое».  Не мертвый, но живой Христос указал на чашу с вином и сказал: «Это Кровь моя». В чем суть Таинства? Неизъяснимым для человека способом весь целый живой Христос соединился с этим хлебом и с этим вином, поэтому мы причащаемся не мертвой отдельности, а целого живого Христа.
Ведущая. Все же почему – Причастие?
Отец Евгений.  Действительно, это очень интересно. При-частие . Мы видим в этом слове как бы две стороны: приставку и, собственно, сам корень «часть», то есть мы приобщаемся к чему-то, становимся частями чего-то большего. Апостол Павел сказал: «Разве вы не знаете, что вы сотелесники Христу?» Что это значит? В обычном порядке закономерностей мы вкушаем с тем, чтобы то, что мы съели, сделалось нами. Если человек не очень разборчив в количестве съеденного, то можно на весах отследить на сколько он поправился после того как посидел за столом.  В Церковном Таинстве порядок закономерностей прямо противоположен.  Не пище становится нами, а мы становимся тем, к чему мы приобщаемся. Поэтому мы и говорим: «Причастие», мы становимся частью чего-то большего.
Ведущая. Все ли могут причащаться?
Отец Евгений.  Конечно, да, но для этого необходимо соблюсти несколько условий.  Конечно, человек должен быть крещен, потому что пропуском, простите уж за этот образ, к участию в мистической жизни Церкви, пропуском к остальным Таинствам, является именно крещение. Некрещеного человека Церковь к Таинству допустить не может, потому что это будет насилие над ним. Если он не выказал своего желания быть христианином, предлагать ему чисто христианское времяпровождение, духовную мистику – это будет нарушением его свободы. Но, даже если человек крещен  в детстве, но потерял веру или воспринимает Причастие как магический обряд, или у него какие-то другие на этот счет мотивы и соображения, то тогда Церковь напоминает, что Причастие в этом случае может не только не облагородить и исцелить человека, но может быть ему во вред.  Кстати, Иуда, участник Тайной Вечери тоже причастился, и о нем сказано, что «с этим куском вошел в него сатана». Почему? Величайшая святыня, которая должна и облагородить, и преобразить, и исцелить,  вместе с тем становится для Иуды путем к худшей жизни.  Потому что в своем сердце он уже нес желание предать Спасителя.  Священник, выходя с евхаристической чашей, произносит всегда одни и те же слова: «Со страхом Божиим и верою приступите». С верой, что это действительно Тело и Кровь Христа. И со страхом, потому что можно причаститься не в улучшение, не в исцеление, а в суд и во осуждение.
Что касается действительности, то здесь, мне кажется, христианская традиция разделилась на два неодинаковых лагеря, а православие пошло посередине между ними. Протестанты стали говорить, что Причастие надо воспринимать как некий символ, за которым не стоит никакой реальности, как условность. Говорит же Христос о себе в Евангелии как о двери, мы же не воспринимаем его как дверь. Говорит о лозе, это не значит, что Он – виноградная ветвь.  Так и Причастие – это условность и не более того.  Есть другая крайность, которая воспринимает это как натурализм гипертрофированной формы:  это – мясо и кровь. В этом случае, действительно, правомочно говорить об антропофагии, это людоедство в чистом виде.  Как я уже говорил, православие выбирает срединный путь, который не дерзает говорить, что это только символ. Это – символ, но за этим символом стоит реальность.  И не дерзает говорить о натурализме, потому что в этом случае мы причащаемся мертвой отдельности. Повторяю: живой Христос входит в человека с тем, чтобы его преобразить, но все зависит от того, в каком состоянии души человек причащается. Причаститься может каждый человек, если он крещен, а вот плоды этого Причастия зависят от нравственной составляющей у каждого конкретного человека.
Ведущая. Если человек крещен и верит в истинность Святых Даров, нужно ли соблюдать какие-то дополнительные условия, чтобы причаститься?
Отец Евгений.  Совершенно верно, такие условия нужны.  Если человек крещен, и если при этом он не сомневается, что это Тело и Кровь Христовы, Святые Дары, все-таки Церковь требует от него дополнительной подготовки. Она заключается в посещении богослужения, чтении Священного Писания, наконец, в посте.  Зачем это нужно? Когда мы садимся за обычный стол, в лучшем случае читаем короткую молитву, а  в худшем – просто крестимся и вкушаем пищу, ничего более.  Но дело в том, что как бы ни были связаны по своей субстанциональной форме Святые Дары и любые другие продукты, это пища, в конечном итоге. Мы все-таки говорим, что это особая пища, а раз она особая, то наша подготовка к ней выражается в том, что мы настраиваем свою душу на определенный лад. Ведь тело и душа очень тесно связаны. Мы причащаемся с тем, чтобы получить результат в душе, но до того как мы причащаемся, мы воздействуем на свое тело и на свою душу, для того чтобы Святые Дары вызвали необходимый отзвук. Не в том плане, что это какая-то магия: вычитал столько-то молитв или попостился и тогда благодать воздействия Святых Даров будет такой-то, а сделал меньше – будет меньше. Нет, но потому что мы доказываем Богу —  как, скажем, доказываем невесте свою любовь, больной матери свою заботу – мы доказываем Богу, что мы трепещем перед этим Таинством.  Мы боимся осквернить тот дар, который Бог нам дал, своим недостоинством. Хотя, конечно, болезненное восприятие темы недостоинства не должно уводить нас в ту область, где человек из-за псевдоблагочестия вообще не причащается. Я думаю так, что если воспринимаешь Причастие как лекарство, то человек, подходя к чаше,  держит в своем уме одну простую мысль: «Я не достоин, Господи, сделай меня достойным».
Ведущая. Как часто нужно причащаться?
Отец Евгений.  Если говорить о церковно-юридической стороне,  то если человек молится, старается исполнять заповеди, читает Священное Писание, делает добрые дела, но при этом не причащается, то речь идет только о большей или меньшей степени отпадения его от церковной полноты.  Потому что Господь сказал: «Если не будете причащаться, то не будете иметь в себе Моей жизни».  Если говорить о технической стороне дела, то, мне кажется, что это настроение, о котором я сказал, желание встретиться с Богом,  встретиться для того чтобы исполнить заповедь и получить обновление – оно должно быть помножено на внутреннее самодисциплинирующее отношение.  Почему? Потому что может быть привыкание и в этом случае, если человек, образно выражаясь,  шагает в Причастие, открывая дверь ногой, тогда ему нужно сделать перерыв. Когда же он причащается с трепетом и чувствует, что этот трепет из души не ушел, он это может делать хоть каждую неделю.

Духовно-просветительский телепроект «Слово»

 

игумен Пётр (Мещеринов):
Евангелие благовествует нам слова Христа: Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком (Ин. 10:10). Я есмъ путь и истина и жизнь (Ин. 14:6). Господь, желая приобщить нас Себе, дать нам эту «жизнь с избытком», избрал для этого не какой-нибудь мыслительно-интеллектуальный или эстетически-культурный способ, а способ наипростейший, наиестественнейший для человека – через вкушение.
Как пища входит в нас и растворяется в нас, проникает до последней клеточки нашего организма, так и Господь захотел до самой нашей последней молекулы проникнуть в нас, соединиться с нами, приобщиться нам, чтобы и мы до конца приобщились Ему.
Ум человеческий отказывается и не в силах понять страшную глубину этого действия Божия; воистину, это любовь Христова, которая превосходит всякое разумение (см. Еф. 3, 19).

священник Александр Торик:
Необходимо отметить, что в отдельных случаях, обычно за маловерие священника или молящихся, Господь допускает совершиться чуду – хлебу и вину стать реальными человеческими плотью и кровью (подобные случаи даже предусмотрены в священническом «Служебнике» в инструкции для священников, называемой «Известие учительное», в разделе о непредвиденных случаях).
Обычно, по прошествии некоторого времени, плоть и кровь вновь приобретают вид хлеба и вина, но известно исключение: в Италии в городе Ланчано уже много веков хранятся обладающие чудесными свойствами Плоть и Кровь, в которые преложились хлеб и вино на Божественной Литургии (см. на сайте).

святой Алексий Мечёв († 1923):
«Причащайтесь чаще и не говорите, что недостойны. Если ты так будешь говорить, то никогда не будешь причащаться, потому что никогда не будешь достоин. Вы думаете, что на земле есть хотя бы один человек, достойный причащения Святых Таин? Никто этого не достоин, а если мы все-таки причащаемся, то лишь по особому милосердию Божию. Не мы созданы для причастия, а причастие для нас. Именно мы, грешные, недостойные, слабые, более чем кто-либо нуждаемся в этом спасительном источнике… Я вас причащаю часто, я исхожу из того, чтобы вас приобщить ко Господу, чтобы вы почувствовали, как это хорошо – пребывать со Христом».

святой праведный Иоанн Кронштадский:
Бедствие для души — долго не причащаться Святых Таин: душа начинает смердеть страстями и грехами, сила которых возрастает по мере того, как долго мы не приступаем к Таинству Причастия.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru