Икосы Великих Господских праздников

мона­хиня Игна­тия (Пет­ров­ская)

В пре­муд­ро­сти Пра­во­слав­ной Церкви в устро­ен­ных ею служ­бах Вели­ких празд­ни­ков усмат­ри­ва­ется обшир­ная и вместе с тем глу­боко духов­ная работа над тем, чтобы эти тор­же­ства были отме­чены отлично от других цер­ков­ных дней и имели бы свое лицо.

Наряду с экса­по­сти­ла­ри­ями, место кото­рых мы попы­та­лись рас­смот­реть выше, боль­шое зна­че­ние в постро­е­нии цер­ков­ной празд­нич­ной службы имеет поря­док вве­де­ния особых сти­хо­сло­вий, име­ну­е­мых ико­сами. Поло­жен­ный по 6‑й песни канона, всегда испол­ня­е­мый вслед за крат­ким и обычно хорошо зна­ко­мым веру­ю­щему пес­но­пе­нием кондака, икос, так же как и кондак, несет в себе наме­ре­ние пес­но­творца выде­лить осо­бен­ность празд­ну­е­мого собы­тия. Инте­ресно само назва­ние этого пес­но­пе­ния, кото­рое пере­во­дится с гре­че­ского как ‘дом’1. Иными сло­вами, в икосе, своим назва­нием упо­доб­лен­ном обшир­ному, слож­но­со­став­лен­ному стро­е­нию, опи­сы­ва­ется рас­по­ло­же­ние наи­бо­лее важных и харак­тер­ных для празд­ника собы­тий и бого­слов­ских идей.

Воис­тину, икосы как бы имеют стрем­ле­ние опи­сать основу и вместе труд­но­до­ступ­ные уголки того “дома”, с кото­рым можно срав­нить про­ис­хо­дя­щее празд­не­ство. Так, в тор­же­ствен­ных после­до­ва­ниях Вели­ких Гос­под­ских празд­ни­ков, напри­мер, в службе празд­нику Пре­об­ра­же­ния Гос­подня мы встре­чаем пора­зи­тель­ный икос, изла­га­ю­щий такие чув­ства и мысли чело­века, кото­рые опу­щены даже в тексте самого канона.

Воста­ните лени­вии, иже всегда низу поник­шии в землю, души моея помыслы, воз­ми­теся и воз­вы­си­теся на высоту боже­ствен­наго вос­хож­де­ния. При­те­цем к Петру и к Зеве­де­е­вым, и вкупе с онеми Фавор­скую гору достиг­нем, да видим с ними славу Бога нашего; глас же услы­шим, иже свыше слы­шаша и про­по­ве­даша Отчее сияние.

Высок и тонок экса­по­сти­ла­рий празд­ника Пре­об­ра­же­ния, но икос дает моля­ще­муся ощу­ще­ние лич­ного уча­стия в тор­же­стве и тем состав­ляет как бы неотъ­ем­ле­мую часть, особое осно­ва­ние про­ис­хо­дя­щего.

***

Бли­жай­ший по вре­мени к празд­нику Пре­об­ра­же­ния Гос­подня Гос­под­ский празд­ник Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня также содер­жит обшир­ный икос — под­линно духов­ное стро­е­ние, в нем же поме­щены даро­ва­ния Креста Гос­подня.

Иже до тре­ти­яго небесе вос­хи­щен бысть в рай, и гла­голы слышав неиз­ре­чен­ныя и боже­ствен­ныя, ихже не леть языки чело­ве­че­скими гла­го­лати, что гала­том пишет, яко рачи­ти­лие писа­ний проч­то­сте и позна­сте: мне, гла­го­лет, хва­ли­тися да не будет, токмо во едином Кресте Гос­подни, на немже стра­дав уби стра­сти. Того убо и мы известно держим, Крест Гос­по­день, хвалу вси: есть бо нам спа­си­тель­ное сие древо, оружие мира, непо­бе­ди­мая победа.

Подоб­ное рас­суж­де­ние, отне­сен­ное к духу апо­стола Павла (см. Гал. 6:14), как будто выхо­дит за пре­делы основ­ной темы празд­ника и вместе с тем свя­зы­вает нераз­рывно Воз­дви­же­ние свя­того Креста и внут­рен­нюю жизнь чело­века, и резуль­тат полу­ча­ется необы­чай­ный: с празд­но­ва­ния Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня люди уносят живой ответ Апо­стола, зримо нашед­шего в Кресте основу жизни.

***

Празд­ник Рож­де­ства Хри­стова — Малой Пасхи под­хо­дит в боль­шом ожи­да­нии, и уже утром в Сочель­ник раз­да­дутся на празд­нич­ном выходе слова празд­нич­ного кондака. Это основ­ное пес­но­пе­ние “Дева днесь…” будет настолько отрад­ным и ожи­да­е­мым, что долго еще на нем и от него будет радо­стью исхо­дить душа, с мень­шим вни­ма­нием отно­сясь к прочим празд­нич­ным сти­хо­сло­виям.

И дей­стви­тельно, икос празд­ника Рож­де­ства Хри­стова, сам глу­бо­кий по своей сути, не будет так вла­деть душой, как кондак “Дева днесь…”. В икосе даются глу­бо­кие мысли о рож­де­нии “Мла­денца внутрь вер­тепа”, о испол­не­нии через это Рож­де­ство ожи­да­ний, надежд Ада­мо­вых и Дави­до­вых.

Едем Виф­леем отверзе, при­и­дите видим, пищу в тайне обре­то­хом; при­и­дите, при­и­мем сущая рай­ская внутрь вер­тепа. Тамо явися корень нена­поен, про­зя­бая отпу­ще­ние; тамо обре­теся кла­дязь неис­ко­пан, из негоже Давид пити древле воз­жа­дася, тамо Дева рождши Мла­денца, жажду устави абие Ада­мову и Дави­дову.

Закан­чи­ва­ется икос празд­ника сло­вами:

Сего ради к нему идем, где родися Отроча младо, Пре­веч­ный Бог.

Так мудро посту­пает Хри­стова Цер­ковь, что радость непо­сред­ствен­ную, все­объ­ем­лю­щую нахо­дит воз­мож­ным соеди­нить с глу­бо­ким, под­линно бого­слов­ским содер­жа­нием икоса. От этого вели­чие празд­ника усу­губ­ля­ется, а при чтении довольно слож­ного и про­дол­жи­тель­ного икоса — и углуб­ля­ется, и рас­ши­ря­ется, как при вхож­де­нии в изыс­канно убран­ный дом.

И так — после радо­сто­твор­ного и гром­кого пения кондака “Дева днесь…” — необ­хо­дим и глу­бо­кий по своему смыслу и строй­ный по форме икос празд­ника Рож­де­ства Хри­стова.

***

Бого­яв­ле­ние Гос­подне — празд­ник Святой Троицы —про­хо­дит в лучах радост­ного весен­него солнца2, и ожив­ля­ются чув­ства веру­ю­щих от этого яркого сияния сол­неч­ного света, тем более, что он, этот свет — ранний, началь­ный, только вхо­дя­щий в при­роду. В древ­ние вре­мена два вели­ких празд­ника — Рож­де­ство Хри­стово и Бого­яв­ле­ние Гос­подне празд­но­ва­лись одно­вре­менно. Позд­нее они были разъ­еди­нены, и Кре­ще­ние Гос­подне при­об­рело свою яркую окраску.

Шумно на улицах около церкви: стар и мал собра­лись за святой водой, и ожив­лен­ный говор у храма допол­няет радость празд­ника. В Боже­ствен­ной службе все хорошо: и паре­мии — уход в древ­ние дни, и свет­лое ново­за­вет­ное пение, — вместе с солн­цем осве­щают храм. Вели­че­стве­нен канон Празд­ника, вели­че­ственны сти­хиры, а гро­мады людей во всех угол­ках храма гово­рят сами за себя, осу­ществ­ляют радость.

Среди прочих “чудес” празд­ника нахо­дят место и молит­во­сло­вия 6‑й песни канона, и среди них — икос. Люди должны в этот день — вели­кий и свет­лый — напи­таться вполне той радо­стью, кото­рую содер­жит Святая Цер­ковь, и уте­шиться глу­би­ной пес­но­пе­ний, среди кото­рых икос стре­мится до конца рас­крыть смысл и зна­че­ние празд­ника, его тор­же­ства.

Гали­леи язы­че­стей, Заву­лон­стей стране и Неф­фа­лим­стей земли, якоже рече пророк, свет велик возсия Хри­стос. Омра­чен­ным светла явися заря, из Виф­ле­ема обли­ста­ю­щая, паче же из Марии Гос­подь, всей все­лен­ней воз­си­я­вает лучи, Солнце Правды. Темже, иже от Адама назии, при­и­дите, вси обле­чемся в Него, да согре­емся: покры­вает бо нагия и про­све­щает темныя. Пришел еси и явился еси, Свет Непри­ступ­ный.

***

Ушли вели­кие празд­нич­ные дни свя­того Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния, Цер­ковь входит в период, пред­ва­ря­ю­щий Вели­кий пост, и здесь она — Боже­ствен­ною волею — под­дер­жи­вает веру­ю­щих празд­но­ва­нием свя­того Сре­те­ния Гос­подня. Скорб­ное время в Церкви, и скорб­ные напевы “Сушу глу­бо­ро­ди­тель­ную землю…” укреп­ляют душу перед наступ­ле­нием Поста, и вот — празд­ник Сре­те­ния Гос­подня при­хо­дит во всей своей глу­бине.

Грустны напевы ирмоса “Сушу глу­бо­ро­ди­тель­ную землю…”, зна­ме­на­те­лен и гру­стен образ кон­чины старца Симеона Бого­при­имца, встре­тив­шего Гос­пода в храме и пере­хо­дя­щего в иной мир. Празд­ник так и не выхо­дит из радостно-печаль­ного настро­е­ния, из изло­же­ния сущ­но­сти всех собы­тий, долж­ных совер­шиться. Икос соот­вет­ствует задаче осве­тить харак­тер празд­ника и при­во­дит нас к раз­мыш­ле­нию о недо­ве­до­мых глу­би­нах Боже­ствен­ного домо­стро­и­тель­ства.

К Бого­ро­дице при­те­цем, хотя­щии Сына Ея видети, к Симеону носима, Егоже с небесе бес­плот­нии видяще, див­ля­хуся, гла­го­люще: чудная зрим ныне и пре­слав­ная, непо­сти­жи­мая, неска­зан­ная. Иже бо Адама созда­вый, носится яко Мла­де­нец; Невме­сти­мый вме­ща­ется на руках стар­чих; Иже в недрех неопи­сан­ных Сый Отца Своего, волею опи­су­ется плотию, а не Боже­ством, Един Чело­ве­ко­лю­бец.

В конце канона празд­ник укра­ша­ется про­слав­ле­нием Бого­ма­тери и святых, участ­ву­ю­щих в собы­тиях этого дня, и многие веру­ю­щие чер­пают из этого вели­ча­ния духов­ную радость. Она-то и укреп­ляет души хри­сти­ан­ские, гото­вит их к гря­ду­щим дням Вели­кого поста и пока­я­ния.

пуб­ли­ка­ция А. Бег­лова


При­ме­ча­ния:

1 Име­ется крат­кое ука­за­ние на место икоса в пра­во­слав­ном бого­слу­же­нии в трудах архи­манд­рита Кипри­ана (Керна). См. Архи­манд­рит Киприан (Керн). Литур­гика. Гим­но­гра­фия и эор­то­ло­гия. М., 1997. С. 30–31.
2 Пусть чита­тель не сму­ща­ется мыслью о зна­ме­ни­тых кре­щен­ских моро­зах: здесь речь идет о весне солнца, о начале удли­не­ния све­то­вого дня. — Ред.

Опуб­ли­ко­вано в аль­ма­нахе “Альфа и Омега”, № 38, 2003.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки