Искушения, связанные с причастием

cвящ. Вале­рий Духа­нин

Святые Таины – Тело и Кровь Хри­стовы – есть самая дра­го­цен­ная Свя­тыня на земле. Уже здесь, в реа­лиях мира зем­ного, Евха­ри­стия при­об­щает нас благам Небес­ного Цар­ства. Поэтому хри­сти­а­нин должен ста­раться быть осо­бенно бди­тель­ным в отно­ше­нии этого Таин­ства. Есть иску­ше­ния, кото­рые под­жи­дают жела­ю­щего при­ча­ститься хри­сти­а­нина. Их необ­хо­димо знать, и от них необ­хо­димо ограж­даться. Одни иску­ше­ния пред­ше­ствуют при­ня­тию нами Святых Таин, другие же сле­дуют за При­ча­ще­нием.

Напри­мер, одно из глав­ных иску­ше­ний, очень рас­про­стра­нен­ных в наши дни, свя­зано с оцен­кой личных качеств свя­щен­ника, совер­ша­ю­щего Литур­гию. Так, неви­ди­мый враг пыта­ется посе­ять в среде веру­ю­щих людей слухи о грехах свя­щен­но­слу­жи­те­лей и о том, что не у вся­кого свя­щен­ника можно при­ча­щаться. Если за батюш­кой заме­чают недо­статки, то почему-то думают, что у такого при­ча­щаться не нужно и будто бы бла­го­дать При­ча­стия от этого ума­лится.

В «Отеч­нике» при­во­дится исто­рия, как к неко­то­рому отшель­нику при­хо­дил пре­сви­тер из бли­жай­шей церкви и пре­по­да­вал ему Святые Таины. Кто-то, наве­стив пустын­ника, пове­дал ему о грехах пре­сви­тера, и, когда пре­сви­тер пришел в оче­ред­ной раз, отшель­ник даже не отво­рил ему дверь. Пре­сви­тер ушел, а старец услы­шал голос от Бога: «Вос­хи­тили себе люди суд Мой». После этого отшель­нику было дано виде­ние. Он увидел золо­той коло­дец с необык­но­венно хоро­шей водой. Этим колод­цем владел какой-то про­ка­жен­ный, кото­рый черпал воду и нали­вал ее в золо­той сосуд. Отшель­ник вдруг почув­ство­вал нестер­пи­мую жажду, но, гну­ша­ясь про­ка­жен­ным, не хотел брать у него воду. И опять был ему голос: «Почему ты не пьешь этой воды? Что за дело до того, кто чер­пает ее? Он только чер­пает и нали­вает в сосуд». Отшель­ник, придя в себя, понял смысл виде­ния и рас­ка­ялся в своем поступке. Затем он при­звал пре­сви­тера и просил его пре­по­да­вать Святое При­ча­ще­ние по-преж­нему. Так и нам перед При­ча­ще­нием должно думать не о том, насколько бла­го­че­стив совер­ша­ю­щий Таин­ство свя­щен­ник, а о том, достойны ли мы сами быть при­част­ни­ками Святых Даров.

Напом­ним, что Святые Таины не явля­ются личным досто­я­нием свя­щен­ника. Он только слу­жи­тель, а рас­по­ря­ди­тель Святых Даров – Сам Гос­подь. Посред­ством свя­щен­но­слу­жи­те­лей в Церкви дей­ствует Бог. Поэтому свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рил: «Когда видишь, что свя­щен­ник пре­по­дает тебе Дары, знай, что… это Хри­стос про­сти­рает к тебе руку». Неужели мы отверг­нем эту руку?

Бывает, что хри­сти­ане, регу­лярно при­ча­ща­ю­щи­еся Святых Таин, ста­ра­ясь вести вни­ма­тель­ную духов­ную жизнь, неожи­данно испы­ты­вают иску­ше­ние нечи­стыми и хуль­ными помыс­лами. Неви­ди­мый враг пыта­ется осквер­нить своими нава­жде­ни­ями ум хри­сти­а­нина, а через это рас­стро­ить его при­го­тов­ле­ние ко При­ча­ще­нию. Но помыслы подобны ветру, кото­рый веет неза­ви­симо от нашего жела­ния. Святые отцы запо­ве­дуют не сосре­до­та­чи­вать вни­ма­ния на при­хо­дя­щих помыс­лах, чтобы не увяз­нуть в посто­ян­ном внут­рен­нем про­ти­во­бор­стве. Чем больше мы пере­же­вы­ваем помы­сел, тем он реаль­ней ста­но­вится в нашей душе и про­ти­во­сто­ять ему всё труд­нее. Лучше игно­ри­ро­вать все мыс­лен­ные при­логи, а ум заклю­чать в слова молитвы, ведая, что под­сту­па­ю­щие помыслы не наши, а вражьи. Вни­ма­тель­ная, теплая молитва рас­се­и­вает сумерки лука­вых при­ра­же­ний, душа осво­бож­да­ется от мыс­лен­ного угне­те­ния и обре­тает бла­го­дат­ный мир.

В нашей духов­ной жизни воз­можно и такое иску­ше­ние. Хри­сти­а­нин усердно гото­вится к при­ня­тию Святых Таин, постится, воз­дер­жи­ва­ется от мир­ских уве­се­ле­ний и дел, тща­тельно под­го­тав­ли­ва­ется к Испо­веди. Но едва он при­ча­стился, как с радо­стью сбра­сы­вает с себя всякий духов­ный труд, словно лишнее, ненуж­ное бремя. Он наивно наде­ется, что при­ня­тая бла­го­дать теперь сама защи­тит и покроет его без какого-либо усилия с его сто­роны. В итоге насту­пает рас­слаб­ле­ние, чело­век легко осту­па­ется и вновь погру­жа­ется в кру­го­во­рот мир­ской суеты. Бес­печно пола­га­ясь на помощь Божию, такой чело­век скоро утра­чи­вает дары Свя­того При­ча­ще­ния. Важно пом­нить, что бла­го­дать Божия не спа­сает нас без нас. А в аске­ти­че­ском учении Церкви есть поня­тие «синер­гии», то есть «сора­бот­ни­че­ства». Гос­подь сози­дает и пре­об­ра­жает душу при посто­ян­ном нашем личном усилии, уча­стии, содей­ствии.

Есть иску­ше­ние про­ти­во­по­лож­ного харак­тера. Видя, что через неко­то­рое время после Таин­ства на нашу душу вновь осе­дает гре­хов­ная пыль, мало­душ­ный чело­век отча­и­ва­ется и решает, что в Таин­ствах Испо­веди и При­ча­ще­ния не было боль­шого смысла. Какой смысл идти к Таин­ствам, когда в нас всё равно про­яв­ля­ется грех? Однако если бы мы не испо­ве­до­ва­лись и не при­ча­ща­лись, то мы бы и не заме­чали в себе ничего гре­хов­ного, поте­ряли бы чут­кость ко греху и стали бы отно­ситься к себе и к своему спа­се­нию совсем без­раз­лично. Луч солнца, про­ни­кая в ком­нату, пока­зы­вает, сколько пыли нахо­дится в воз­духе, так в свете бла­го­дати Таинств ста­но­вятся видны наши недо­статки и немощи.

Духов­ная жизнь есть непре­рыв­ная борьба со злом, непре­стан­ное реше­ние задач, кото­рые ставит перед нами жизнь, осу­ществ­ле­ние воли Божией при любых усло­виях. И нужно радо­ваться, что при посто­ян­ных наших пре­ткно­ве­ниях Гос­подь дает воз­мож­ность очи­щаться от грехов и вос­хо­дить к благам вечной жизни в Таин­стве При­ча­ще­ния.

Часто можно встре­тить и такое иску­ше­ние. При­ча­ща­ю­щийся спе­ци­ально ждет, что бла­го­дать Таин­ства непре­менно про­из­ве­дет в нем какое-то особое, неот­мир­ное чув­ство, начи­нает при­слу­ши­ваться к себе в поис­ках воз­вы­шен­ных ощу­ще­ний. Подоб­ное отно­ше­ние к Таин­ству скры­вает за собой едва рас­по­зна­ва­е­мый эгоизм, поскольку чело­век изме­ряет дей­ствен­ность Таин­ства личным внут­рен­ним ощу­ще­нием, удо­вле­тво­ре­нием или неудо­вле­тво­ре­нием. А это, в свою оче­редь, таит в себе две угрозы. Во-первых, при­ча­стив­шийся может сам вну­шить себе, что в нем дей­стви­тельно воз­никли какие-то особые чув­ства как знак Боже­ствен­ного посе­ще­ния. Во-вторых, если он ничего неот­мир­ного не почув­ство­вал, то огор­ча­ется и начи­нает искать, по какой при­чине это про­изо­шло, впа­дает в мни­тель­ность. Опасно это, под­черк­нем еще раз, тем, что чело­век сам создает в себе особые «бла­го­дат­ные» ощу­ще­ния, внут­ренне насла­жда­ясь про­из­ве­де­нием соб­ствен­ного же вооб­ра­же­ния, либо по мни­тель­но­сти изъ­едает себя.

В подоб­ных ситу­а­циях важно пом­нить, что духов­ная жизнь осно­вы­ва­ется не на чув­ствах и ощу­ще­ниях, кото­рые могут быть и обман­чивы, а на сми­ре­нии, кро­то­сти и про­стоте. Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник в этом отно­ше­нии гово­рил: «Многие напе­ред вожде­ле­вают полу­чить от свя­того При­ча­стия то и то, а потом, не видя того, сму­ща­ются и даже в вере в силу Таин­ства колеб­лются. А вина не в Таин­стве, а в этих излиш­них догад­ках. Ничего себе не обе­щайте, а всё предо­ставьте Гос­поду, прося у Него одной мило­сти – укре­пить вас на всякое добро в угод­ность Ему». Не оза­ре­ния и насла­жде­ния, пусть даже Боже­ствен­ной бла­го­да­тью, должны быть пер­во­сте­пен­ными для нас, но пре­да­ние себя в руки Божии, сми­ре­ние своей воли перед волей Божией. Если Богу угодно, то Он, конечно, подаст нам ощу­ще­ние Своей бла­го­дати. Но, как пра­вило, для всех оста­ются дей­ствен­ными слова Еван­ге­лия: «Не придет Цар­ствие Божие при­мет­ным обра­зом» (Лк. 17: 20). Бла­го­дать таин­ственно и посте­пенно совер­шает пре­об­ра­же­ние чело­ве­че­ской души, так что мы сами не можем и не должны оце­ни­вать и взве­ши­вать, насколько мы уже стали близки к Богу. Зато жизнь такого чело­века пре­об­ра­жа­ется, и он в своих поступ­ках всё больше и больше ста­но­вится под­лин­ным слу­жи­те­лем добра.

В духов­ной жизни хри­сти­а­нина всё должно стро­иться на искрен­но­сти, про­стоте и есте­ствен­но­сти. Здесь не должно быть ничего слож­ного, искус­ственно создан­ного. Поэтому недо­пу­стимо созда­вать в своей душе особые «бла­го­дат­ные» состо­я­ния, самим при­ду­мы­вать какие-то неве­ро­ят­ные чув­ства после при­ча­ще­ния Святых Хри­сто­вых Таин. Пожа­луй, един­ствен­ное из чувств, на зна­чи­мость кото­рого стоит обра­тить вни­ма­ние после При­ча­ще­ния, это чув­ство душев­ного мира, сми­ре­ния, при кото­ром нам легко молиться Богу и при кото­ром мы при­ми­ря­емся с ближ­ними.

Так что, когда мы при­хо­дим в храм, поста­ра­емся избе­гать сосре­до­то­че­ния на соб­ствен­ных, субъ­ек­тив­ных пере­жи­ва­ниях, фан­та­зий по поводу того, что мы видим и слышим. Попы­та­емся все­цело сосре­до­то­читься на самой Литур­гии, в про­стоте и есте­ствен­но­сти пред­сто­ять перед Богом.

В отно­ше­нии иску­ше­ний можно услы­шать и такой вопрос: почему после При­ча­ще­ния далеко не всегда насту­пает облег­че­ние жиз­нен­ных труд­но­стей? То есть иногда мы непре­менно ждем, что по При­ча­ще­нии всё в нашей личной судьбе должно стать ровным и глад­ким. Чтобы понять ответ на этот вопрос, надо вспом­нить, что в Таин­стве Евха­ри­стии мы при­об­ща­емся Телу рас­пя­того Гос­пода и Крови, изли­ян­ной за наши грехи. Мы при­об­ща­емся Тому, Кто Сам постра­дал, и если Ему угодно, Он остав­ляет на нас наши тяготы, чтобы и мы пре­тер­пели свой крест. Впро­чем, после достой­ного При­ча­ще­ния Святых Таин душа ста­но­вится крепче, и зача­стую то, что каза­лось нераз­ре­ши­мой про­бле­мой, пред­стает как дело вполне реша­е­мое, не состав­ля­ю­щее собой тех затруд­не­ний, кото­рые пред­ста­вали ранее. Люди, обра­ща­ю­щи­еся к Богу, нахо­дятся под Его особым Боже­ствен­ным Про­мыс­лом. Каж­дому при­част­нику Гос­подь подает то, что ему необ­хо­димо в данный момент: кому-то радость, чтобы вдох­нов­лен­ный Святым При­ча­ще­нием чело­век шел дальше с боль­шей уве­рен­но­стью, а кому-то испы­та­ния и труд­но­сти, ведь не для вре­мен­ного бла­го­по­лу­чия мы при­об­ща­емся, а для веч­ного, чего не достичь без тер­пе­ли­вого несе­ния соб­ствен­ного креста.

В завер­ше­ние хочется ска­зать о дей­ствии Святых Таин, опи­ра­ясь на один пример из жизни. Когда я учился в Мос­ков­ской духов­ной семи­на­рии, то часто наве­щал одну ста­рицу, мона­хиню Нину, про­жи­вав­шую в Сер­ги­е­вом Посаде рядом со Свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лаврой. Ей было уже за 80, она стра­дала мно­гими болез­нями, ноги были покрыты язвами, так что матушка Нина почти не могла ходить. От боли и оди­но­кой жизни ее иногда одо­ле­вали ропот, сомне­ния, тре­воги. Но когда она испо­ве­до­ва­лась и при­ча­ща­лась Святых Таин – а при­ча­ща­лась она на дому, – в этот момент с ней всегда про­ис­хо­дила уди­ви­тель­ная пере­мена. Я при­во­дил к ней батюшку со Свя­тыми Дарами и хорошо помню это регу­лярно повто­ряв­ше­еся чудо. Только что перед тобой был старый, утом­лен­ный чело­век, а после того, как она, испо­ве­дав­шись, при­ни­мала Святые Таины, из ее глаз исхо­дил уди­ви­тель­ный свет, это было уже совер­шенно новое, обнов­лен­ное, светло пре­об­ра­зив­ше­еся лицо, и в этих уми­ро­тво­рен­ных и про­свет­лен­ных глазах не было ни тени сму­ще­ния, ропота, тре­воги. Этот свет теперь согре­вал других, и ее слово после При­ча­ще­ния ста­но­ви­лось совер­шенно осо­бен­ным, а в душе рас­се­и­ва­лись все недо­уме­ния, так что она теперь сама укреп­ляла ближ­них.

Так Святой Дух в Таин­ствах Церкви дарует чело­веку чистоту, а чистота – это неза­мут­нен­ное, ясное виде­ние всего и всех, чистое вос­при­я­тие жизни. Даже обла­дая всеми сокро­ви­щами мира, чело­век не может стать счаст­ли­вым – и не станет им, если не обре­тет сокро­вища внут­рен­него, не про­ник­нется бла­го­да­тью Свя­того Духа. Этот неиз­ре­чен­ный дар святая Цер­ковь пред­ла­гает чело­веку в Таин­стве Свя­того При­ча­ще­ния.

24 сен­тября 2015 г.

http://www.pravoslavie.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки