Клеймо

Кле́ймо – пря­мо­уголь­ник, рас­по­ло­жен­ный на иконе сбоку, сверху или снизу от основ­ной, цен­траль­ной её части (где пред­став­лено изоб­ра­же­ние глав­ного сюжета иконы), заклю­ча­ю­щий изоб­ра­же­ние, свя­зан­ное содер­жа­нием с цен­траль­ным, допол­ня­ю­щее его или рас­кры­ва­ю­щее ту или иную сто­рону его содер­жа­ния. Размер клейма зна­чи­тельно усту­пает раз­меру сред­ника (глав­ной, пря­мо­уголь­ной части иконы). Клейма могут  рас­по­ла­гаться по отно­ше­нию к нему сверху, снизу, либо обрам­лять его со всех четы­рех сторон.

klejma - Клеймо

С раз­ви­тием почи­та­ния святых в хри­сти­ан­ском искус­стве появи­лись не только изоб­ра­же­ния муче­ни­ков и подвиж­ни­ков, но и раз­лич­ные ком­по­зи­ции, иллю­стри­ру­ю­щие их жизнь, подвиги, кон­чину, при­жиз­нен­ные и посмерт­ные чудеса. Раз­ви­тие жанра жития в лите­ра­туре ока­зало вли­я­ние на появ­ле­ние целого круга подоб­ных сюже­тов в настен­ной живо­писи и книж­ных иллю­стра­циях, что при­вело впо­след­ствии к фор­ми­ро­ва­нию «житий­ной иконы».

Клейма в ком­по­зи­ции иконы

В цен­траль­ной части иконы («сред­нике») рас­по­ло­жено круп­ное изоб­ра­же­ние празд­ника или свя­того, кото­рое окру­жено повест­ву­ю­щими о нём сце­нами с пояс­ни­тель­ными над­пи­сями. Каждая сцена может зани­мать как отдель­ное клеймо, так и его часть. В визан­тий­ской ико­но­писи исполь­зо­ва­лись раз­лич­ные под­ходы к рас­по­ло­же­нию сцен в клей­мах. Анализ изоб­ра­же­ний ана­ло­ги­чен чтению книги и осу­ществ­ля­ется слева направо и сверху вниз. Начи­на­ется чтение обра­зов в левом верх­нем клейме и про­дол­жа­ется до конца верх­него поля. Затем клейма сле­дуют друг за другом попе­ре­менно на левом и правом поле иконы. Завер­ша­ется чтение клейм в правом нижнем углу иконы. В неко­то­рых слу­чаях рас­по­ло­же­ние сюже­тов клейм может быть нару­шено. В таких ситу­а­циях тексты разных редак­ций житий поз­во­ляют про­яс­нить замы­сел ико­но­писца. Каждое клеймо сопро­вож­дает пояс­ни­тель­ная над­пись. Сте­пень подроб­но­сти текста зави­сит от вре­мени напи­са­ния иконы: в ранних иконах пояс­ня­ю­щие тексты были крат­кими, позд­нее они ста­но­ви­лись более про­стран­ными.

Источ­ники сюже­тов

Осно­вами сюже­тов в клей­мах высту­пают разные пись­мен­ные источ­ники: жития святых (как кано­ни­че­ские, так и апо­кри­фи­че­ские), похваль­ные слова, ска­за­ния о чуде­сах, бого­слу­жеб­ные тексты. Для икон биб­лей­ских пер­со­на­жей или собы­тий при­вле­ка­ются непо­сред­ственно тексты Свя­щен­ного Писа­ния. К при­меру, в клей­мах иконы «Святая Троица в Бытии» после­до­ва­тельно гово­рится о собы­тиях вет­хо­за­вет­ной исто­рии, изло­жен­ной в книге Бытия. Если в изоб­ра­же­нии встре­ча­лись чудеса, кото­рые отсут­ство­вали в житии свя­того, то это могло быть либо пер­со­наль­ным тре­бо­ва­нием заказ­чика, либо вари­ан­том сюжета, неиз­вест­ного в пись­мен­ной тра­ди­ции1. Устой­чи­вый состав клейм изоб­ра­жал рож­де­ние, кре­ще­ние, обу­че­ние свя­того гра­моте, неко­то­рые основ­ные собы­тия его жизни, кон­чину, обре­те­ние мощей и посмерт­ные чудеса. В житий­ных иконах свя­ти­те­лей поме­ща­лись клейма со сце­нами мона­ше­ского пострига и руко­по­ло­же­ния во диа­коны, пре­сви­теры и епи­скопы.

Клейма в пра­во­слав­ной ико­но­писи

На сего­дняш­ний день одной из древ­ней­ших сохра­нив­шихся житий­ных икон с клей­мами явля­ется образ вели­ко­му­че­ницы Марины из одно­имен­ной церкви. Икона раз­ме­ром 106,0×62,0 см дати­ру­ется концом XII века и в насто­я­щее время нахо­дится в Визан­тий­ском музее куль­тур­ного центра имени архи­епи­скопа Мака­риоса в городе Нико­сия на Кипре. Клейма этой иконы сохра­ни­лись только на левом поле.

Наи­бо­лее древ­ней из сохра­нив­шихся рус­ских икон со сце­нами жития в клей­мах счи­та­ется икона про­рока Илии с житием и Деи­су­сом. Икона второй поло­вины XIII века про­ис­хо­дит из церкви про­рока Илии, рас­по­ло­жен­ной в деревне Выбуты около Пскова. Пере­чень святых, пред­став­лен­ных на древ­не­рус­ских иконах с житием, неве­лик и огра­ни­чен наи­бо­лее почи­та­е­мыми свя­тыми: среди них свя­ти­тель Нико­лай Чудо­тво­рец, князья Вла­ди­мир, Борис и Глеб, пре­по­доб­ный Сергий Радо­неж­ский. На житий­ных обра­зах, создан­ных извест­ным ико­но­пис­цем Дио­ни­сием в послед­ней трети XV – начале XVI века, часто отсут­ствует раз­де­ле­ние между клей­мами, так что дей­ствие раз­во­ра­чи­ва­ется в них плавно и после­до­ва­тельно.

В сере­дине ХVI века наблю­да­ется уве­ли­че­ние коли­че­ства клейм. Так, икона пре­по­доб­ных Зосимы и Сав­ва­тия Соло­вец­ких 1550–1560‑х годов (162,5×142,0 см) имеет 56 клейм. В иконе пре­по­доб­ного Алек­сандра Свир­ского, кото­рая дати­ру­ется сере­ди­ной ХVI сто­ле­тия, при­сут­ствует 129 клейм, рас­по­ло­жен­ных в 12 рядов. В насто­я­щее время икона нахо­дится в Успен­ском соборе Мос­ков­ского Кремля. Широ­кого рас­про­стра­не­ния это нов­ше­ство не полу­чило, поскольку такие иконы чаще всего поме­ща­лись в храме перед алта­рем, а рас­смат­ри­вать клейма в тече­ние дли­тель­ного вре­мени было прак­ти­че­ски невоз­можно2.

Во второй поло­вине XVI сто­ле­тия изме­нился подход к постро­е­нию ком­по­зи­ции клейм многих мос­ков­ских икон. Стрем­ле­ние масте­ров к повест­во­ва­тель­но­сти сюжета при­во­дило к ком­по­зи­ци­он­ной пере­гру­жен­но­сти. Поскольку не оста­ва­лось места для пояс­ня­ю­щих над­пи­сей в клей­мах, текст стали выно­сить за пре­делы клейм на поля иконы.

Во второй поло­вине XVII века ико­но­писцы стали исполь­зо­вать методы запад­но­ев­ро­пей­ских худож­ни­ков: сцены жизни свя­того раз­ме­ща­лись в пей­заже или у его ног. В резуль­тате нару­шался устой­чи­вый прин­цип чтения клейм «по стро­кам», прак­ти­че­ски стер­лись гра­ницы про­стран­ства между циклом жития и цен­траль­ным обра­зом иконы.

В XVIII сто­ле­тии наме­ти­лась тен­ден­ция к сокра­ще­нию житий­ных клейм до мини­мума (четы­рех или двух). Под вли­я­нием стиля барокко возник новый метод в оформ­ле­нии клейм. Каждое клеймо поме­ща­лось в особую фигур­ную рамочку (картуш). Картуш пред­став­ляет собой худо­же­ствен­ный мотив в виде обрам­лён­ного завит­ками щита или полу­раз­вер­ну­того, зача­стую с надо­рван­ными или над­ре­зан­ными краями бумаж­ного свитка.


При­ме­ча­ния:

1 Седова Р. А. Неко­то­рые итоги ком­плекс­ного иссле­до­ва­ния житий­ной ико­но­гра­фии рус­ских святых // Вест­ник РГНФ. 1997. № 4. С. 32–39.
2 Пуцко В.Г.. Рус­ская житий­ная икона: синтез агио­гра­фи­че­ского твор­че­ства // Древ­няя Русь. Вопросы меди­е­ви­стики. 2019. № 4 (78). С. 194–207.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки