Молитва прп. Ефрема Сирина на греческом языке Ἡ κατανυκτική εὐχή τοῦ ὁσίου Ἐφραίμ τοῦ Σύρου


Греческий язык Транслитерация Русский язык

Κύριε καὶ Δέσποτα τῆς ζωῆς μου, πνεῦμα ἀργίας, περιεργείας, φιλαρχίας καὶ ἀργολογίας μή μοι δῶς.

Ки́рие кэ Дэ́спота тис зои́с му, пне́вма арги́ас, периэрги́ас, филархи́ас, кэ аргологи́ас ми ми дос.

Го́споди и Влады́ко живота́ моего́, ду́х пра́здности, уны́ния, любонача́лия и праздносло́вия не да́ждь ми́.

Πνεῦμα δὲ σωφροσύνης, ταπεινοφροσύνης, ὑπομονῆς καὶ ἀγάπης, χάρισαί μοι τῷ σῷ δούλῳ.

Пне́вма де софроси́нис, тапинофроси́нис, ипомони́с, кэ ага́пис ха́рисэ́ ми то со ду́ло.

Ду́х же целому́дрия, смиренному́дрия, терпе́ния и любве́ да́руй ми́, рабу́ Твоему́.

Ναί, Κύριε Βασιλεῦ, δώρησαί μοι τοῦ ὁρᾶν τὰ ἐμὰ πταίσματα, καὶ μὴ κατακρίνειν τὸν ἀδελφόν μου, ὅτι εὐλογητὸς εἶ, εἰς τοὺς αἰῶνας τῶν αἰώνων.

Нэ Ки́рие Василе́у, до́рисэ́ ми ту ора́н та эма́ птэ́смата, кэ ми катакри́нин тон аделфо́н му о́ти эвлогито́с и ис тус эо́нас тон эо́нон.

Е́й, Го́споди, Царю́, да́руй ми́ зре́ти моя́ прегреше́ния и не осужда́ти бра́та моего́, я́ко благослове́н еси́ во ве́ки веко́в.

Ἀμήν.

Ами́н.

Ами́нь.

В греческом тексте молитвы есть симметрия. Первое слово в списке грехов – ἡ ἀργία (argia) – праздность, лень – дословно означает безделье. Оно образовано от отрицательной приставки  – и древнегреческого слова τόἔργον (ergon) – дело, работа, труд. А второе греческое слово – περιεργία – образовано от того же слова τό ἔργον и приставки περι – со значением сверх, чрезмерно. То есть по-гречески первые слова буквально звучат как не дай мне духа безделья, многоделания

Также интересно рифменное созвучие «отрицательных духов»: πνεῦμα ἀργίας, περιεργίας, φιλαρχίας και ἀργολογίας μή μοι δῷς.

На русский язык древнегреческое слово ἡ περιεργία (periergia) (περιέργεια и περιεργία в разных написаниях) – любопытство, вмешательство в чужие дела, суета переведено как уныние. Почему именно так? Дело в том, что уныние может проявляться в том числе и суетностью: человек постоянно мечется, он все время в общении, развлечениях, лишь бы не остаться один на один с самим собой. То есть человек, который не страдает унынием, есть человек внутренний, а человек, который страдает страстью уныния, есть человек внешний, распылённый.