профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

К «Ключаревской летописи» дополнение

(Материалы для истории Астраханской иерархии)

«История о начале и возобновлении Астрахани, случившихся в ней происшествиях, об архиереях в оной бывших, а также о воеводах, градоначальниках и губернаторах», составленная ключарем Астраханского кафедрального собора Кириллом Васильевым († 1 января 1837 г.) и более известная в исторической науке под именем «Ключаревской рукописи», представляет своими бытовыми картинами, списанными правдивым историком прямо с натуры, в высшей степени любопытный и весьма драгоценный документ для истории Астраханской иерархии. Важное значение данной «летописи» в этом отношении признавалось весьма многими почтенными последователями исторической судьбы Астраханского края и его иерархии (напр. известным иерархом Астраханским Платоном Любарским, М. Рыбушкиным и др.). Несомненно то же обстоятельство послужило одним из главных побуждений для «Астраханского Кирилло-Мефодиевского Общества» к изданию этой «летописи» в свет (в 1887 г.) целиком «по трем вариантам» или спискам (стр. 2). Но мы полагаем, что, в виду своей исторической значимости, «Ключаревская летопись» со временем сделается сама по себе предметом всестороннего изучения. Уверенность наша коренится на том основании, что «летопись» эта, как и все другие исторические памятники подобного рода древнейшего времени, подвергалась дополнениям и даже некоторым поправкам или со стороны самого автора, или даже со стороны некоторых посторонних лиц, так или иначе интересовавшихся исторической судьбой нашего родного края и его иерархией. Подтверждение первого обстоятельства мы находим в «Ключаревской летописи», напечатанной «Астраханским Кирилло-Мефодиевским Обществом» в 1887 г. Издатели её, во время уже печатания «летописи» получили четвертый список с краткими биографиями трех Астраханских иерархов: Ионы, Авраама и Мефодия, каковых не имелось в трех основных списках, и, признав эти биографии за «произведение того же автора» (т. е. Кирилла Васильева), решились, в интересах полноты, напечатать недостающее по этому новому списку («Ключарев. летопись» стр. 81, прим.). Неопровержимым доказательством второго предположения, т. е. что эту «летопись» дополняли посторонние лица, может служить новый, по счету пятый, список «Ключаревской рукописи», найденный нами в библиотеке незабвенной памяти покойного профессора Киевской Духовной Академии Ивана Игнатьевича Малышевского († 11 января 1897 г.). В этом списке, оригинал которого, к глубокому сожалению, нам остается неизвестен, приготовленном покойным историком очевидно к печати, кроме небольших не лишенных интереса дополнений1 к другим биографиям, мы нашли новые биографии следующих четырех иерархов в порядке их преемственного служения на Астраханской кафедре: Павла (1826–1832), Виталия (1882–1841), Стефана (1841) и Смарагда (1841–1844). Все эти биографии, как это видно из их содержания и из ниже приводимого, в биографии преосвященного Виталия. примечания. составлены М. Рыбушкиным, автором известных «Записок об Астрахани». большими знатоком края и его древностей, хорошо лично знавшим не одного из названных архиереев. Особенно живой интерес возбуждает в читателе мастерски и с большим воодушевлением написанная М. Рыбушкиным биография архиепископа Виталия Борисова-Жегачева. Но и прочие биографии названных Астраханских иерархов, как прямое дополнение к напечатанной «Ключаревской летописи» и в виду их непосредственного интереса для истории местной иерархии, заслуживают, по нашему мнению, полного внимания читателей «Астрах. Епарх. Ведомостей», на страницах коих мы решаемся воспроизвести эти биографии в цельном их виде по этому новому пятому списку «летописи»2.

Проф. Алексий Дмитриевский

Павел Саббатовский, 26 архиепископ, из запорожских казаков. Получив образование в Киевской академии, вывезен оттуда бывшим ректором академии, а потом епископом Смоленским Димитрием Устимовичем в г. Смоленск. Переходя постепенно монашеские звания, Павел тем же Устимовичем произведен в архимандрита в Аврамиев монастырь, в 1816 г. посвящен в епископа г. Харькова, в 1825 году сопровождал тело императора Александра Павловича по своей епархии, в 1826 г. пожалован в архиепископы Астраханские. Павел скончался в феврале месяце 1832 г. и погребен в нижнем соборе. При сем святителе устроен в верхнем соборе серебряный престол весом в 3 пуда 8 фунтов3.

Виталий, 27 архиепископ (Жиркевич), 4 родом из Калужской епархии, сын священника. Он образовался в Калужской, а потом в Перервинской семинариях. По окончании курса наук, он определен учителем в Калужскую семинарию, находясь еще в светском звании, а напоследок инспектором в той же семинарии, в чине архимандрита. 1817 г., по Высочайшему повелению взят был на службу в Грузию, где, по открыли Тифлисской семинарии, назначен ее ректором. В 1818 г. определен инспектором Ярославской семинарии, а оттуда переведен в Полтавскую на вакансию ректора и профессора наук богословских. В 1826 году посвящен в епископа Харьковской епархии, а в 1832 г. переведен в Астраханскую с пожалованием в архиепископа. В 1836 г. сопричислен к ордену св. Анны 1 степени 5 .

23 января 1841 г. паства Астраханская лишилась достопочтенного своего святителя, похищенного смертью еще в таких летах, когда можно было ожидать от крепости сил его продолжительного и полезного управления епархией. Почти внезапная и неожиданная потеря архипастыря последовала от простуды, приключившейся ему после путешествия для осмотра епархии, которое было предпринято в самое дурное осеннее время 6 .

Когда бренные остатки святителя выставлены были в приемной зале архиерейских келлий, то трудно было удержать приверженных к пастырю чад его от сердобольного сокрушения, с которым стремились они видеть пастыря уже бездыханна, пред очами всех предлежаща. На другой день по кончине, т. е. 24 числа, торжественно совершена над прахом Виталия панихида при многочисленном стечении народа, в присутствии г. военного губернатора и чиновников всего города, собравшихся в полной форме, и при стечении всего духовенства. Сетования о потере архипастыря ясно изображались на лицах воздававших религиозную почесть отцу и покровителю многих облагодетельствованных во время его управления.

25 числа его превосходительство Астраханский военный губернатор предварительно повестил всех чиновников о приглашении явиться на вынос тела архиепископа. Заунывный звон колокола на утро 26 числа дал знать городу о церемониале перенесения гроба святителева из келлий его в теплую церковь Успенского собора. Стечение более нежели до 200 особ чиновников и усеянные народом и даже азиатцами переходы соборной галереи, стены кремля и преддверия храма, показывая редкую привязанность к умершему начальнику церкви, свидетельствуют о том глубочайшем к нему почтении, каковое имели они к добродушному старцу и заботливому хозяину об устройстве паствы.

В ожидании7 из Саратова епископа, приглашаемого отдать последний долг архиепископу Виталию, бренные останки архиепископа покоились8 в теплом храме Успенского собора под бархатным балдахином. которые и были после погребены в приделе9 той же церкви во имя св. Платона10.

Жизнь11 архиепископа Виталия можно рассматривать в трех отношениях: ученом, святительском и благотворительном. Скромность, всегда отличительная черта усопшего архиепископа, без сомнения была причиной, что он, приснопамятный для меня12 при жизни своей, скрыл в полученной мною от него записке некоторые черты ученых его подвигов, ибо, кроме изложенных выше13 действий Виталия на ученом поприще, видно, что он обладал хорошими сведениями в науках, приобретенными им как в духовных учебных заведениях, так и в Московском университете, где он слушал профессорские лекции. Он основательно разумел язык французский, был весьма сведущ в науках исторических, богословских и философических, которые преподавал в четырех семинариях: Калужской, Тифлисской, Ярославской и Полтавской более 20 лет.

В 1826 г. уважение к ученым трудам и всегдашней ревности к отечественному просвещению ознаменовано было Харьковским Обществом Наук, которое удостоило преосвященного Виталия дипломом, как мужа знаниями и любовью к наукам отличного.

И в самом деле, нельзя не отдать полной справедливости, что святитель Виталий, кроме многотрудных занятий по своей пастве, все досужее время жизни своей посвящал пытливому любознанию. Доказательством тому служит оставшаяся после него немалая библиотека, состоящая из лучших книг исторических, философических и богословских, на приобретение которых, при недостаточном состоянии, употреблял он значительные суммы. Беседы с избранными из близко знакомых ему людьми и с подчиненными его, кои заслуживали благоволение, всегда сопровождались глубокою наставительностью и чувствами верноподданнической преданности к престолу и отечеству.

Предметы исторические, кажется, были любимыми разговорами святителя в его беседах, а верный взгляд на настоящие события обнаруживал в нем ум дальновидный. Вот одна черта, из которой можно усмотреть, сколь велика была в архиепископе Виталии охота к предметам историческим. В одно время я пробыл у него до 9 ч. вечера. Разговор наш большей частью касался до царствования императора Петра I. Расставшись с архиепископом и возвратясь домой, я полагал, что дело уже кончено; ничего не бывало: в 12 часов ночи я получаю от архипастыря 6 книжек Истории о Петре Великом Бергмана, испещренных его замечаниями, с приказанием разбудить меня, если я сплю, и отдать книги прямо в руки.

Не могу сказать, простое ли радушное расположение ко мне архиепископа, или что другое было причиною благосклонного его со мною обращения, но известно всем в Астрахани, что ни один из духовных лиц, даже из самих питомцев семинарии, на которых обращено было милостивое внимание, не оставлял прага его келлий без ласкового приветливого слова.

Рожденный от бедного сельского священника, воспитанный в лишениях всякого рода, святитель Виталий все поприще жизни своей препровождал просто, но прилично высокому своему званию. В числе бельцев находился он до 1812 г., когда, по двум указам Св. Синода (марта 3 дня), пострижен в монашество. В архимандриты в Перемышльский Троицкий Лютиков монастырь определен мая 5 того же года, с дозволением употреблять при служении мантию с зелеными бархатными скрижалями. 31 октября сделан членом строевой комиссии при семинарии. В 1814 г. Евгением епископом Калужским и Боровским определен присутствующим консистории, профессором философии и инспектором в той же семинарии. В январе месяце 1815 г. Правлением Московской Духовной Академии утвержден в звании ректора Калужского духовного уездного училища. Марта 4 дня в том же году вверены его смотрению Мещовские уездное и приходское училища. В 1827 г., по приглашению экзарха Грузии высокопреосвященного Феофилакта, преосвященный Виталий отправился с ним в Грузию, где присутствовал при открытии (1 октября) Тифлисской семинарии. Жаркий здешний климат и болезненное состояние в Грузии не дозволяли архиепископу Виталию продолжать более служение в Грузии, почему и переведен он в звании инспектора в Ярославскую семинарию с поручением преподавать там науки философские. В ректоры Полтавской семинарии определен 26 августа 1819 г.; в октябре месяце того же года сделан настоятелем 2 классного Лубенского Преображенского монастыря. Вот главнейшие статьи заслуг святителя Виталия, оказанных им до посвящения его в сан епископа Харьковской епархии (1826 г.) и в архиепископы Астраханской паствы (1832 г.). Обстоятельства долговременного его пребывания в сане Астраханского святителя, монаршее благоволение, ознаменованное награждением его в 1836 г. орденом св. Анны I степени, глубокое к нему уважение со стороны жителей Астрахани, включая сюда иноверцев и даже магометан и язычников, суть главнейшие трофеи, чрез которые стяжал он всегдашнее о себе воспоминание. Мир его праху, душе – райское наслаждение!

Преосвященный Виталий во всю свою жизнь был благотворителем и подпорою престарелых своих родителей и родственников. Нежно любимая им мать скончалась за 2 месяца прежде его. Из оставшихся после преосвященного писем видно, что ежегодно посылал он на содержание родительницы, сестер, племянниц и прочих родственников более 1000 рублей сверх нескольких сот на раздачу бедным.

Духовного завещания преосвященный Виталий после себя не оставил, никак не предполагая, чтобы неумолимая смерть так скоро и безвременно прекратила дни его. Между бумагами найдено черновое духовное завещание, приготовленное им еще в бытность его в Харькове. Оно показывает, что святитель имел у себя в то время не более 1000 рублей, из которых 500 назначал на свое погребение, а другие 500, равно как и прочее имущество, предоставлял своей матери. «В случае кончины моей относительно имения никого из находящихся при мне не истязать», сказано, между прочим, в помянутом завещании 14 .

Стефан, 28 архиепископ Астраханский15. Не прошло года, как паства Астраханская лишилась своего архиепископа Виталия, неумолимая смерть приняла в ненасытимые свои объятия новую жертву, святителя Стефана, мужа маститого летами, слабого телом, но сильного крепостью души и твердой волей. Преосвященный Стефан после продолжительной и изнурительной болезни, продолжавшейся около 7 месяцев, скончался на 4 число декабря 1841 года16 около 12 часов по полудни. На утро 4 числа заунывный звон на соборной колокольне возвестил городу о кончине святителя. На другой день бренные останки архипастыря, со всей подобающей честью, положены в зале архиерейского дома, где и были предметом благоговения для тех, кои знали о доблестях престарелого иерарха Астраханской паствы, ибо преосвященный Стефан, в краткое время пребывания своего с паствою17, не успел еще вполне обнаружить многих пастырских доблестей, коими в продолжении 13 лет украшался, занимая кафедру Вологодской епархии. 5 числа декабря тело святителя Стефана, по совершении панихиды, в присутствии всего духовенства, чинов военного и гражданского ведомства и при многочисленном стечении народа, препровождено было в церковь кафедрального Успенского собора, а 7 числа предано земле в теплой церкви того же собора, на левой стороне от главного входа. Надгробные слова произнесены были ключарем собора иереем Ивановским и инспектором здешней семинарии магистром иеромонахом Василием.

«Преосвященный Стефан, видя приближающуюся кончину, спокойно почил от трудов своих. 28 лет управляя жезлом пастырским, он до самой кончины не прерывал своего занятия», – говорит почтенный проповедник в кратком, но исполненном силы и глубокой преданности к памяти покойного архипастыря, слове. В самом деле, с первых дней прибытия своего на паству Астраханскую (10 июня), не смотря на изнурение сил от продолжительного плавания от Ярославля до Астрахани на тихвинке и, может быть, на гнездившиеся уже начатки низведшей его в гроб болезни, архипастырь Стефан неусыпно трудился над устроением своей паствы и чего бы не совершил он, если бы, при крепости душевных сил и ума опытного, Провидению угодно было возвратить ему качества телесные. Истощение сил и видимое приближение смерти казались ему как бы делом посторонним от занятий по епархии, ибо не более как за час до кончины он выслушивал синодальные указы.

Преосвященный архиепископ Стефан, сын протоиерея Луки Романовского, из дворян, родился 1777 г. июня 21 дня, Подольской губернии, в местечке Чечелнике, при польском владении. 18 В ноябре месяце 1801 г. пострижен в монашество, в марте 1809 г. посвящен в архимандрита в первоклассный Каменецкий Троицкий монастырь и определен ректором и учителем в Каменец-Подольскую семинарию. 14 сентября 1813 г. хиротонисан в епископа Волыно-Житомирской епархии. 1820 г. 4 апреля Всемилостивейше пожалован ему орден св. Анны 2 степени. 28 октября 1828 г. переведен в Вологодскую епархию. 1 января 1836 г. награжден орденом св. Анны 1 класса и вместе с тем получил командорский доход по 400 р. ежегодно. 2 апреля 1838 г. Высочайше пожалован орденом св. Анны, императорскою короною украшенным. 18 августа 1836 г. Государь Император в Высочайшем рескрипте изъявил преосвященному Стефану совершенное свое удовольствие за успешное действие на пользу заключенных через президента комитета высочайше утвержденного общества о тюрьмах. В марте месяце 1841 г. Стефан переведен из Вологодской в Астраханскую епархию с переименованием в сан архиепископа. Мир праху твоему, пастырь доблестный! Согласие и любовь да будут между нами, говорила он в приветственном слове своем, при вступлении на паству, обращаясь к духовенству, – и по всей вероятности водворил бы этот мир, если бы еще на некоторое время продлилась его полезная жизнь.

Смарагд, 29-й архиепископ Астраханский. Не много времени правивши Астраханскою епархией, он переведен был в Рязань, где 11 ноября 1863 г. в 5 ч. пополудни скончался после продолжительной болезни, на 69 году от рождения. Покойный был ректором двух духовных академий, сперва Киевской, потом Петербургской. К сане епископском состоял 32 года и преемственно управлял семью епархиями. Он похоронен в Рязанском Архангельском соборе 16 ноября, в 3 часа пополудни. Похороны совершал викарий Московской митрополии, Дмитровский епископ Леонид вместе с Рязанским городским духовенством. При погребении проповедь говорил Рязанский кафедральный протоиерей. Из жителей г. Рязани на похоронах была четвертая часть. Преосвященный Смарагд, как выше было сказано, скончался 11 ноября, в понедельник, в 5 ч. пополудни. К 7 часов вечера была совершена ректором семинарии архимандритом Ювеналием и местным духовенством первая панихида за упокой души умершего. 15 числа тело преосвященного Смарагда перенесено было в Рождественский собор, где 16 числа и совершены были литургия и погребение прибывшим из Москвы преосвященным Леонидом, епископом Дмитровским, с местным духовенством. в присутствии г. начальника губернии, военных и гражданских чинов. Надгробное слово сказано было инспектором семинарии Ильдомским. В этом слове проповедник, между прочим, познакомил слушателей несколько с историей служебной деятельности покойного архипастыря. По окончании чина погребения, тело усопшего было обнесено кругом собора, при стечении нескольких тысяч народа, пришедшего отдать последний долг своему архипастырю. Преосвященный Смарагд еще при жизни своей заявил желание, чтобы по смерти его похоронили в Архангельском соборе, где и погребено тело его, согласно его завещания.

По случаю кончины преосвященного Смарагда, в Рязани прекращены были все общественный удовольствия на 9 дней траура19.

* * *

1

К биографии последнего митрополита Астраханского Сампсона и именно к подробному описанию открытия в 1801 году его гроба, сохранившего в себе нетленным не только тело сего иерарха, но далее и св. облачения, надетые при погребении, делается такое подстрочное примечание: «Сведение о вскрытии гробницы преосвященного Сампсона сообщено покойным ключарем протоиереем Кириллом Васильевым. Здесь говорит ключарь, открывавший гроб митрополита Сампсона, что сподобил его Господь Бог неоднократно облобызать десницу его». Биография пр. Никифора Феотоки в нашей рукописи составлена весьма кратко, сравнительно с биографией его, напечатанной в «Летописи». Составитель биографии преосв. Никифора, в виду указанной краткости сделал следующую оговорку: «Прочие обстоятельства жизни его и дела его значатся в рукописях на латинском языке» к архимандриту Феоктисту, 1777 года и к Бантыш-Каменскому 1797 г. писанных, с коих копии хранятся а библиотеке Астраханской семинарии. И много других в этом роде дополнений и вставок в нашем новом списке «Ключаревской летописи». По поводу рукописей пр. Никифора Феотоки, о коих о. Н. Т. Каменский (ныне епископ Смоленский) говорит, что они будто бы хранятся «в архиве Астраханского кафедрального собора» (Краткая история Астраханской епархии. Астрах. 1886. Стр. 80, прим. 1), мы считаем благовременным напомнить местным историкам, заявившим себя горячею любовью к родной старине, о нравственном долге их расследовать судьбу этих писем и, если возможно, обнародовать их в свет... А. Д.

2

От редакции. Приносим глубокую благодарность любезнейшему А. А. Дмитриевскому, профессору Киевской Духовной Академии, за доставленные им исторические материалы, а особенно за то сочувствие, с которым достоуважаемый г. профессор постоянно относится к местному органу родной для него епархии. Хотя по сообщенным нам, по нашей просьбе, Н. Ф. Леонтьевым справкам оказывается, что присланные в нашу редакцию материалы заимствованы из печатных источников, но, не смотря на то, мы с удовольствием помещаем эти интересные исторические сведения, как еще ни разу не воспроизведенные на страницах «Астр. Епарх. Вед.» Печатаем эти сведения в том виде, в каком они доставлены нам и в каком они находятся в списке Ключаревской летописи, принадлежавшем покойному профессору И. И. Малышевскому, и делаем так потому, что будущему историку нашей епархии, вероятно, интересно будет изучать, между прочим, историю образования этой летописи, и можно надеяться, что он не без удовольствия отметит новый список ее с позднейшими наслоениями. К печатаемым нами материалам присоединяем подстрочные примечания, сделанные (за исключением двух – 10 и 12) Н. Ф. Леонтьевым и заключающие в себе указания на источники, откуда заимствованы эти материалы, а также и указания на пропуски, допущенные составителем дополнения к Ключаревской летописи. Ред.

3

Эта краткая биография преосвященного Павла заимствована из «Записок об Астрахани» М. Рыбушкина (М. 1841. Стр. 41).

4

«Некрологическое известие», помещенное в № 5 (февраля 1 дня) «Астрах. Губ. Ведомостей» 1841 г., откуда заимствована настоящая статья, начинается так: «23 числа сего месяца паства Астраханская лишилась своего святителя архиепископа Виталия, похищенного смертью еще в таких летах, когда можно было ожидать от крепости сил его продолжительного и полезного управления епархией. Почти внезапная и неожиданная потеря архипастыря последовала от простуды, приключившейся ему после путешествия для осмотра епархии, которое было предпринято в самое дурное осеннее время. – Шестнадцатый архиепископ Астраханский Виталий был родом из Калужской епархии»... и т. д.

5

Далее в подлиннике следует отдел: «Когда бренные останки святителя»...

6

Вставка эта: «23 января….. осеннее время» заимствована из начала «Некрологического известия».

7

В подлиннике: Теперь, в ожидании»...

8

В подлиннике: «покоятся»...

9

Вместо: «балдахином, которые... в приделе» в подлиннике: «балдахином. Могила приготовлена в приделе»...

10

Придел тот (в юго-восточной части храма) в 1864 г. посвящен имени св. равноапостольных Мефодия и Кирилла, просветителей славян. А. Д.

11

Настоящие сведения (до конца статья) заимствованы из помещенного в №№ 11 и 12 «Астр. Губ. Вед.» 1841 г. «Краткого жизнеописания архиепископа Виталия. Автор этого произведения, известный М. С. Рыбушкин, начинает «жизнеописание» так: «В № 5 Астраханских Губернских Ведомостей напечатан сообщенный нами краткий очерк о кончине и служебных действиях достопочтенного архипастыря Виталия (Жиркевича). Избыток чувств и сокрушение сердца не дозволяли нам в то время изложить в надлежащей подробности все обстоятельства земного его поприща. Теперь, пользуясь доставленными к нам от некоторых почитателей блаженной памяти архиепископа, из духовных лиц, бумагами, считаем обязанностью сказать еще несколько слов о покойном иерархе паствы Астраханской. – Жизнь архиепископа»... и т. д.

12

Здесь говорит автор книги «Записки об Астрахани» М. Рыбушкин, который часто беседовал с покойным архиепископом; он и собрал от разных лиц сведения о жизни его. Примечание автора дополнения к Ключаревской летописи.

13

Вместо «выше» в подлиннике сказано: «в № 5 сих Ведомостей».

14

Приводим из № 12 «А. Г. В.» 1841 г. окончание статьи Рыбушкина: «Церемониал, при выносе тела архиепископа Виталия 20 января во Владимирскую соборную церковь, происходил следующим образом: после благовеста в большой колокол все духовенство собралось в Успенский кафедральный собор, а оттуда с крестным ходом, в архиерейские келии. Здесь, по отслужении панихиды, при многочисленном стечении чиновников и народа и по произнесении речей двумя из воспитанников, поднятый гроб архипастыря, при обычном обряде, перенесен в теплый собор. «Тело преосв. Виталия, в ожидании прибытия епископа Саратовского Иакова, находилось в соборе до 9 ч. февр., когда было получено известие, что епископ по болезни приехать но может. Накануне дня печальной процессии его превосходительство господин Астраханский военный губернатор распорядился приглашением всех почетных особ города быть соучастниками погребения иерарха. «Звон соборного колокола в 8 ч. утра возвестил жителям Астрахани о предании земле останков святителя. Священнодействие совершал архимандрит Спасо-Преображенского монастыря Аполлинарий со всем духовенством. По окончании последнего евангелия он произнес трогательную речь; после 6-й песни ключарь собора протоиерей Павлинов говорил слово, в котором кратко, но отчетливо, изложил все деяния архипастыря в земной его жизни. По пропетии эктении: Помилуй нас, Боже! учитель семинарии и секретарь семинарского Правления Соколов произнес речь, исполненную преданности к памяти начальника Астраханской церкви. После сих обрядов гроб святителя, вынесенный чрез северные двери, обнесен вокруг собора. При спуске тела в могилу речь была произнесена архимандритом Аполлинарием, который до такой степени тронут был сердечным сокрушением о потере святителя, что едва мог принесть последнее целование усопшему своему благодетелю. По совершении обряда погребения присутствовавшие приглашены были к обеду. «Скажем вторично: Мир праху святителя, душе райское наслаждение!»

15

Полностью воспроизведена здесь статья г. М. Р. под заглавием: «О кончине архиепископа Стефана», помещенная в № 51 «Астр. Губ. Вед.» 1841 г. Статья эта начинается так: «Не прошло года, как паства Астраханская лишилась своего архиепископа Виталия; ныне неумолимая смерть приняла в ненасытимые свои объятия новую жертву – святителя нашего Стефана...» и т. д.

16

«1841 года» – нет в подлиннике.

17

Вместо «с паствою» в подлиннике – «с нами».

18

Слова: «из дворян», «Подольской губернии, в местечке Чечелнике, при польском владении в подлиннике», т. е. в статье г. М. Р., отсутствуют.

19

Откуда взята настоящая статья о преосвященном Самарагде, быть может, из его некролога, помещенного – вероятно – в местном Рязанском органе.


Источник: Дмитриевский А. А. К «Ключаревской летописи» дополнение: (Материалы для истории Астраханской епархии). - Астрахань, 1899. - 12 с.

Комментарии для сайта Cackle