архиепископ Амвросий (Ключарев)

Слово на Новый 1886 год.

О знамениях времен.

Лицемери! лице небесе умеете разсуждати, знамений-же временомъ не можете;(Mф. 16, 8).

День нового года везде и справедливо почитается некоторым рубежом или чертою, с особенною ясностью разделяющею в нашем сознании наше прошедшее от предстоящего нам будущего. Люди мыслящие любят останавливаться на этой черте с размышлением о прошедшем и вопросами о будущем. Чем больше развит человек, тем шире горизонта его мысли: он рассуждает о прошедшем и старается прозреть в будущее, не только относительно себя самого, но и своего общества, народа, отечества и даже всего человечества.

Мы знаем приемы ученых людей в предугадывании будущего на основании данных, лежащих в прошедшем; но их выводы не всегда для нас успокоительны. Будущее вообще для человека темно, и далеко взгляд наш в него проникать не может, а обсуждение прошедших событий и заключения на основании их о будущем, у самых крепких умов и гениальных людей, представляют большое разнообразие, а иногда и непримиримые противоречия. А между тем знать будущее нам так желательно для успокоения нашего сердца и разрешения наших недоумений, при том и необходимо для направления нашей частной и особенно народной жизни. Безусловно доверять в этом случае мы можем только Единому всеведущему Богу и людям от Него посылаемым, каковы были пророки и апостолы Христовы. Но святые пророки и апостолы свое служение спасению человечества исполнили, а другие богопросвещенные мужи посылаются к нам редко, только по особенным целям Промысла Божия: между тем жизнь идет день за днем, год за годом, и для нас постоянно нужно несомненное руководство и верное направление. Где же мы можем находить такое руководство относительно угадывания, хотя бы в общих чертах, предстоящего нам будущего? – В знамениях времен.

Что-же такое знамения времен? – Это несомненные признаки ожидаемых, приближающихся или наступающих событий.

Когда ученые Иудеи выразили Христу Спасителю желание видеть от Него знамение с неба или чудо для удостоверения в Его божественном посланничестве, Он с укоризною сказал им: „лицемеры! различать лице неба, угадывать ведро и ненастье вы умеете, а знамений времен не можете“, т. е. признаки наступления известных явлений в природе для вашего разума удовлетворительны, а очевидные признаки исполнения воли Божией в событиях вашей жизни не представляют достаточных оснований для вашей веры и убеждения. „Знамения не дастся вам, заключил Господь, кроме знамения пророка Ионы“ (ст. 4), что значило: наблюдайте за событиями и увидите на Мне исполнение прообразования, данного вам в пророке Ионе, которое заменит вам чудо.

Здесь мы можем видеть указание на два рода знамений будущего. Первые в пророчествах, прообразованиях и учении слова Божие. Кроме знамения пророка Ионы, указанного Господом, для нас довольно в этом роде привести еще одно данное Богом через пророка Исаию: „Сам Господь даст вам знамение», говорит пророк: „се Дева во чреве примет, и родит Сына и нарекут имя Ему Еммануил“. (Ис. 7, 14). Любители Священного Писания знают, что оно преисполнено подобными знамениями в смысле предуказания будущего в слове и образах.

Второй род знамений-это черты в самых наступающих событиях, соответствующие предуказаниям, данным относительно их в слове Божием. В этом роде знамение дано было ангелом пастырям Вифлеемским в доказательство истинности события рождения Спасителя Mиpä се вам знамение: обрящете младенца повита, лежаща в яслех (Лук.2, 12). Сюда же относится указание, данное Иисусом Христом Иудеям по прочтении Им Самим в синагоге пророчества Исаии о чудесах и благодеяниях, которые имел совершить Мессия по своем пришествии: „ныне, объяснил Господь, исполнилось писание cиe, слышанное вами“, в чем все согласились с ним (Лук. 4, 17–22). Таким же указанием отвечал Господь ученикам Иоанна Крестителя, посланным узнать от Него Самого, – Он ли Мессия, или ожидать другого: „скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозирают, хромые ходят, прокаженные очищаются... и блажен, кто не соблазнится о Мне!» (Мтф. 11,5–6). Наконец, при торжественном входе в Иерусалим, смотря на город с горы Елеонской и заплакав о предстоящем ему страшном разорении, Господь сказал: „о, если бы ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но ты не узнал времени посещения твоего“ (Лук. 19, 41–44).

Таким образом в созерцательном исследовании судов Божиих о народах и всем человечестве, открытых нам в слове Божием и во внимательном сличении с ними событий своего времени, мы. имеем способ приблизительно узнавать предлежащее нам будущее, – счастливое и несчастное. Руководственное наставление в этом смысле к уразумению приближения великих событий Господь дал нам в изображении признаков Своего второго пришествия, страшного суда и кончины Mиpa (Mф. 24).

Где же мы должны установить главную точку зрения для практических наблюдений за знамениями времен? Где должны сосредоточиваться признаки приближения времен благоприятных и несчастных? – Обличая Иудеев за невнимание к знамениям, являющимся в их собственной жизни, Господь сказал: „лице земли и неба рассматривать умеете: зачем же вы по самим себе не судите, чему быть должно“ (Лук. 12, 56–57). И так средоточие признаков для распознавания времен находится в нас самих. Христианин не может принять ни той мысли о судьбах народов, что они по силе механического саморазвития природы вместе со всем миром движутся в неизвестное будущее, – ни той, что они, в целом своем составе, как и все земные тела, в свое время, по неизбежным законам всего земного, рождаются, расцветают, стареются и умирают, что, по-видимому, оправдывается и историей исчезновения с лица земли древних великих народов. Народы живут и движутся по законам свободы. Народ хочет жить, – и будет жить; он желает занять видное место в истории, – и займет его; он хочет быть великим и счастливым, – и будет велик и счастлив; потому что его собственная участь в его руках, в его свободе. „Жизнь и смерть предложил я тебе“, сказал Моисей народу Израильскому, указывая на данный ему закон Божий. „Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое“ (Втор. 30, 19).

Прекрасное разъяснение зависимости судьбы народа от его свободы находим мы у пророка Иеремии (гл. 18). Господь иносказательно открыл пророку, что в тайне Божия предвидения и премудрости заключается то или другое предназначение народа, как в воле горшечника сделать из глины тот или другой сосуд, один для почетного, а другой для низкого потребления (ср. Рим. 9, 21). Но образовавши народ из малых зародышей нескольких семей, и поселивши его в известной стране (ср. Деян. 17, 26), Господь наблюдает за ним и дает понять ему Своими действиями, какое значение он приобретает в очах своего Создателя и Промыслителя. Когда народ растет нравственно,– ему видимо дается Божие благословение, преуспеяние и счастье; если же народ развращается, – его постигает гнев Божий в различных бедствиях – войнах, болезнях, голода, землетрясениях и проч. Эти воспитательные действия Своего промышления Господь объясняет пророку так: „иногда Я скажу о народе, что погублю и сокрушу его, но он покается, и Я отлагаю зло, которое помыслил сделать ему. А иногда скажу о каком-либо народе и царстве, что устрою и утвержу его; но если он будет делать зло пред очами Моими и не слушаться гласа Моего,-Я отменяю то добро, которым хотел облагодетельствовать его“ (Иер. 18, 7–10). Но когда народ оказывается непокорным и совершенно неисправимым,-над ним совершается суд Божий, который Господь выражает пророку в таких страшных словах: „Я наведу на него бедствие, о котором кто услышит, у того зазвенит в ушах“ (1ер. 19, 3).

Ясно, что здесь излагается учение о долготерпении Божи- им. Оно в книге Бытия пояснено и примером. Изрекая Аврааму обетование о даровании его потомству земли Ханаанской, Господь сказал, что еще время для исполнения этого обетования не пришло, потому что „мера беззаконий Аммореев (живших в земле Ханаанской) еще не наполнилась“ (Быт. 15, 16). Но через пятьсот лет мы видим в истории такое страшное истребление народов ханаанских, которое приводит в ужас и недоумение людей, расширяющих мысль о Божием милосердии вопреки учению слова Божия об Его правосудии.

И так, вот где тайна того великого значения, какое имеет для народов наблюдение за знамениями времен. Кроме общего напоминания о деснице Божией, наказующей народы за грехи их с целью исправления, нам внушается бдительность и внимание к тем знамениям или явлениям в народной жизни, которые могут совершенно лишить нас милости Божией и истощить Божие к нам долготерпение.

Осмотримся: нет ли в нашей жизни подобных знамений? Тяжело указывать их, но будет еще тяжелее, когда от нашей беспечности, по слову Апостола, в то самое время, когда мы возглашаем: „мир и безопасность! -внезапно постигнет нас пагуба“ (1Солун. 5, 3).

С особенною силою указывает Господь у пророка Иepeмии, как на великую опасность, на уклонение народа избранного от его призвания. Страшны преступления нравственные, но в них можно раскаяться и исправиться, когда есть в умах народа свет истинного богопознания, но несравненно опаснее, когда народы, как сказано у пророка, „споткнулись в путях своих, оставили пути древние, чтобы ходить по стезям пути непроложеннаго“ (Иер. 18, 15). Что такое новые учения противные вере христианской, получившие ныне у нас такую силу под именем просвещения, как не стези пути непроложеннаго? Что такое уклонение современных образованных людей от целости и чистоты христианского образа мыслей, как не оставление путей древних, т. е. путей спасения, указанных людям от начала мира божественным откровением? Мы к этим учениям привыкли, мы видим их и у других христианских народов, и потому они нас не тревожат. Но смотрите на то, что от этого у нас происходит. Дух неверия со страшною силою чрез молодые поколения начинает проникать у нас в средние сословия народа и угрожает проникнуть в народные массы. Он выражается под видом отрицания, сомнений, возражений, – голословных, бездоказательных, как будто не заслуживающих внимания, но тем не менее, подобно незримой и неуловимой язве, он разлагает умы, разрушает то единение веры и духа (Ефес. 4, 3–5) в народе христианском, которое составляет первое основание его союза с Богом и его внутренней силы. Это печальное знамение нашего времени.

Далее, мы знаем из Евангелия, что Иисус Христос никого не обличал с такою силою, как вождей народа, книжников и фарисеев, и им преимущественно угрожал гневом Божиим. Почему? Потому что искажением смысла пророчеств и заповедей закона они совратили народ с прямого пути, так что он не узнал своего Мессию и погиб в своем неверии: на Моисееве седалищи, говорил Господь, седоша книжницы и фарисее (Mф. 23, 2). Что мы хотим этим сказать? – Не уклоняемся ли мы, служители Церкви, от обвинения в несоответствии нашему призванию и долгу относительно духовного просвещения и руководительства народа? Но не будет неверно, если мы скажем, что ныне на седалище Христово стремится воссесть наука, а пастырей Церкви отодвигают в сторону так называемые передовые люди, или целое многолюдное сословие светских людей, с правом и без права присваивающих себе имя образованных в смысле руководителей народа. Чем они отличаются по отношению к Церкви Христовой? За исключением немногих избранных, умевших соединить высокое образование с искренним благочестием, многие относятся к Церкви с равнодушием, а еще большая часть с совершенным к ней пренебрежением. Для последних церковные уставы, правила христианской жизни, праздники, посты, часы богослужения – все это необязательно; это все, по их мнению, для простого народа. Но кто этот простой народ? – Эго и есть многомиллионное большинство членов Церкви, пребывающих в ее лоне, и хотя еще остающихся без научного познания учения веры, но путем практическим преуспевающих в духе и силе веры и в плодоношении добрых дел. И вот из массы этого христианского народа ежегодно мы разными способами переманиваем многие тысячи в число людей образованных. К чему же это ведет? К тому, что, если мы не изменим на правления в нашем образовании, – с каждым годом будет прибывать у нас количество людей без веры, чуждых Церкви, с эллинскою ученостью и языческим образом жизни. Что будет с нашим народом и отечественною Церковью, когда из этих людей составится решительное большинство?... Тогда, по слову Спасителя, отымется от нас царствие Божие и дастся народу творящему плоды его (Mф. 21, 43). Это злокачественное знамение нашего времени.

Но еще более страшное знамение нашего времени составляет у нас умножение всякого рода убийств и самоубийств: убивают воры и грабители, убивают люди пьющие до безумия, убивают люди раздраженные, одержимые крайним самолюбием и гордостью, убивают, наконец, дети; убивают чужих, родных, родителей, жен, мужей и младенцев. Самоубийством кончают свою Жизнь все от великого до малого, кто испортил свою жизнь или не приучился нести труд жизни. Но замечательнее всего то, что мы привыкли не считать этого явлением чрезвычайным и опасным; мы говорим: всегда это было, только не было газет и мы всего этого не знали. Вот как можно в виду великой опасности обманывать и успокаивать себя! Нет; были и грабежи, и разбои в земле нашей во время ее политического неустройства, были и единоличные преступления, но такого количества убийств, почти ежедневных, никогда не было, и главное, не было привычки считать их обыденным явлением. чем все это объясняется? Тем, что дух противления (Ефес. 2, 2) прошел по земле нашей тем, что не стало страха Божия пред очами нашими (Рим. 1, 18). Ни власть родительская, ни власть правительственная, ни страх правосудия, ни кара закона, ни опасность вечной погибели – ничто не сохранило над нами прежней обязательной силы и значения. И нет у нас заботы о том, чтобы громом и молнией власти образумить и заставить очувствоваться и перекреститься развращающийся народ. А кровь убиенных вопиет на небо; а смрад язычества, исходящий из самоубийств, делает нашу страну омерзительною в очах Божиих.

Не страшное на вид, но не менее опасное знамение времени составляет у нас день ото дня увеличивающаяся роскошь и страсть к удовольствиям, наслаждениям и развлечениям всякого рода. Мы почитаем это принадлежностью нашего просвещенного времени. Это так и есть; но в сущности это есть и истинное и верное обнаружение настоящего направления и характера нашего образования. Оно оказывается внешним, наружным, плотским, потому и плодит потребности и страсти плотские. В этом направлении жизни народы теряют духовный слух и зрение для принятия истины (Mф. 18, 15). На угрозы наказаниями, обращаемые к ним от Самого Бога, они отвечают (как Сам Господь у Пророка переводит в слова их душевные расположения): „не надейся; мы будем жить по своим помыслам, и будем поступать каждый по упорству злого своего сердца» (Иер. 18, 12). Это направление составляет несомненный признак возрастающего упадка и истощения духовной силы в народе, – бодрости, трудолюбия, воздержания, терпения, мужества, героизма. Образованный в этом смысле и роскошный народ, как видно из истории, всегда представляет совокупность эгоистов, чуждых истинного патриотизма, – это народ рабов. От того древние великие, но оплотеневшие и выдохшиеся народы и представляли такую легкую добычу диким варварам.

Ныне, по случаю наступления нового года, много было сказано речей и написано статей об успехах нашего просвещения и гражданственности, о развитии промышленности, о предстоящей нам блестящей будущности... Нам страшны такие речи; мы предпочитаем „опечалить“ вас, сл., указанием на угрожающие нам опасности, но, по слову Апостола, „опечалить к покаянию» (2Кор. 7, 9). Аминь.


Источник: Полное собрание проповедей высокопреосвященнейшего архиепископа Амвросия, бывшего Харьковского : С прил. Т. 1-5. - Харьков : Совет Харьк. епарх. жен. уч-ща, 1902-1903. / Т. 3. - 1902. - [2], VI, 558 с.

Комментарии для сайта Cackle