протоиерей Андрей Хойнацкий

Период третий. От возвращения Почаевской Лавры на лоно православия (1831 г.) до наших времен

«Взбранной Воеводе, избравшей гору Почаевскую в место селения своего, похвальная восписуем ти, рабы твои, Богородица, яко от, лет древних прославила еси место сие Богоносное, явлением цельбоносная стопы Твоей и Твоего Божественного образа чудоденствием; темже, яко избавльшая иногда обитель Твою от нашествия агарянского, oт всяких нас бед и напастей свобода, да всегда Твоей помощью избавляемые, из глубины душевные вопием Ти: Радуйся похвало Почаевская, надежда наша и утешение». (Из рукописного акафиста в честь чудотворной иконы Божией Матери Почаевской).

9-го октября, 1831 года, накануне святых мученик Евлампия и Евлампии, возсияла 1) новая благодатная заря в лавре Почаевской. В этот день православные служили первое водоосвящение с вечерней в большой лаврской Успенской церкви по возвращении лавры на лоно православия и потом первый торжественный православный молебен пред чудотворным ликом Почасвской иконы Божией Матери. На другой день, в том же храме, совершена была первая, по возсоединении, православная обедня в лавре, а с тем вместе и св. икона ее и все имущество обители возвратились в недра Церкви православной, как ее исконная и неотъемлемая собственность и достояние 2).

1) Евлампий значит Благосветлый, а Евлампия–Благосветлая.

2) Рассказывают, что еще в мае 1831 г. в лавре Почаевской, во время утрени, послышатся однажды необыкновенный гром, подобный пушечному выстрелу, которого грохот и гул разнесся мгновенно в Успенском соборе по сводам зданий и монастырским корридорам. Это произошло от того, что

Как значится в описи, составленной православными приемщиками лавры (в числе которых, между прочим, был и кременецкий протоиерей Григорий Рафальский, впоследствии Антоний митрополит новгородский и с.– петербургский), св. икона Почаевская была принята православными в углублении того же запрестольного униатского киота, в котором она была поставлена униатами в 1791 году, в медной посеребренной, узорчатой доске и в ризе из крупного и мелкого жемчуга, с двумя золотыми венцами на Спасителе и Богоматери, украшенными рубинами и алмазами (должно быть, теми самыми, которыми св. икона была коронована в 1773 году 1).

В то же время Св. Синод торжественно признал св. икону Божией Матери Почаевской воистину «чудотворной», как древнюю, несомненную святыню нашей Церкви православной, и в числе первых своих распоряжений того же 1831 года, между прочим, дал знать лавре Почаевской, чтобы для исполнения лежащих на монастыре (Почаевском) и фундуше его духовных обязанностей, т. е. отправления панихид, заупокойных литургий и молебствий пред чудотворной иконой Почаевской Богоматери, оные, смотря по тому, которые из сих обязанностей были возложены на обитель православными, и которые напротив униатами или римскими католиками, по принадлежности разделены были между возвращенным православию монастырем Почаевским, и теми, в кои имели из него быть переведенными монахи базилиане 2).

в пещерной церкви посредине треснул свод, от чего на нем сделалась щель или трещина на всем пространстве длины этой церкви. Униаты сами видели в этом знамение, предвещавшее им падение их власти в лавре Почаевской, или таинственный глагол небесный, возвещавший тайну судеб Божиих, определивших удаление из сей обители базилиан. «Сказ, о Почаев. Успенской Лавре, арх. Амвросия», стр. 148–149.

1) Там же, стр. 157.

2) Указ св. Синода, от 24 октябри, 1831 г. № 11,103, о принятии Почаевской обители в православное ведомство.

Нечего и говорить, конечно, что униаты и их латинствующая собратия не могли хладнокровно отнестись к этому событию, «ломавшему, как говорит ученный о. Морошкин, самый оплот унти не только в пределах югозападного края России, но и везде, где только уния существовала. Они чувствовали, что, по собственному их выражению, у них вырывали сердце обращением Почаевского монастыря в православный» 1). Но не будучи в состоянии ничего сделать против совершившегося факта, латиноуниаты задумали мстить нам другими косвенными путями, и в особенности, буде можно, на св. чудотворной иконе Почаевской. Для этой цели они прежде всего замышляли, по возможности, ограбить св. икону еще до поступления ее в наше достояние. Так, когда в 1832 году духовный Собор лавры начал сличать принятое в 1831 г. от униатов имущество лавры с найденной давней униатской описью, то оказалось, что с св. иконы был снят золотой крестик (из чистого золота) с семью рубинами 2). Вслед за сим, в 1833 году случайно найдена была в одном из ящиков лавры в ризнице секретно спрятанная жемчужная риза на чудотворную икону Божией Матери которую, без сомнения, базилиане хотели тоже увезти, и не увезли только, можетъ быть, потому, что или не могли сделать этого, или забыли 3).

Затем, униаты вместе с латинянами и даже с жидами, начали всюду настойчиво провозглашать, будто св. икона Почаевская чудесным образом оставила обитель Почаевскую и перешла к католикам в близ лежащий заграничный Доминиканский монастырь в Подкаменьи. В особенности этот заведомо ложный слух враги православия старались распространить между богомольцами

1) «Воссоединение унии, свящ. Морошкина», Вести. Евр. 1872 г. июль, стр. 85.

2) «Сказание о Почаев. Успенской Лавре», Архин. Амвросия, стр. 166. Сравн. Архива Почаевской лавры, дело № 1650, стр. 23.

3) В последствии она употреблена на украшение той же иконы. «Сказание о Почаевской Лавре, Архимандрита Амвросия, стр. 194».

отправляющимися на поклонение в обитель Почаевскую. «Зачем теперь туда вам идти? говорили они, последним. Почаевская обитель лишилась уже прежнего своего благолепия и святости,– чудотворной иконы нет уже в ней; она перешла за границу в Австрию к угодникам своим базилианам, не полюбив монахов русских; возвратитесь домой; совсем уже безполезно вам ходить туда» 1). Этого мало: для достижения своей цели, латиняне и униаты стали подсылать в Почаев разные подозрительные личности, «для того, как писал в свое время преосвященный Иннокентий, чтобы между простым, стекавшимся тогда для богомолья, народом в Почаевской лавре посевать зловредные семена учения папской церкви и прельщать оный злокозненными обаяниями. И сие тем вероятнее, что, как из рассказов богомольцев известно, вообще католики, при переходе через разные селения поклонников в Почаевскую лавру, всячески стараются смущать их совесть и приводить дух их в уныние нелепыми разглашениями, что квартирующие в Почаеве солдаты приходящих из далеких сторон богомольцев сажают в тюрьмы, бьют их немилосердно и, продержав несколько дней в тюремном заключении, наконец изгоняют их из Почаева, не дозволив им даже побывать в церкви» 2), и пр. и пр.

Вследствие сего, когда в лавре, с наступлением весны 1832 года, начали ожидать поклонников, то, сверх всякого чаяния, их оказалось очень не много, к огорчению православных. Но не долго впрочем тешились и враги православия. Не успели православные еще обжиться в новой лавре, как Матерь Божия снова начала являть свою благодатную силу от чудотворной иконы, в посрамление нечестивой клеветы и к общему утешению

1) В канцелярии обер-прокурора св. Синода, дело 1831 г.№ 114, о передаче Почаевского монастыря в ведение православных. Отношение Волынского преосвященного генерал-губернатору Левашову.

2) Там же, дело 1832 г.№ 43 о назначении для Почаевской лавры караула.

всех, с верой к ней притекающих. – «Страдавшие долговременными болезнями, пришедши в Почаеъ на поклонение святому лику, мгновенно исцелялись; лишившиеся зрения прозревали, невладевшие ногами или руками, обратившись с верой и молитвой к Божией Матери, пред чудотворной Почаевской ее иконой, видимо укреплялись в расслабленных своих членах» 1). Так из монастырских дел видно, что в одном 1832 году, в лавре совершилось 4 замечательнейших чуда, о которых тогда же донесено было Святейшему Синоду, а через г. обер-прокурора доведено даже до Высочайшего сведения Государя Императора 2).

Вследствие сего, между прочим, Почаевская лавра, наравне с другими замечательнейшими святынями нашего отечества, получила разрешение завести у себя книгу и вписывать в оную «все подобные чудотворения» 3), В то же время, сподобившись благодатной милости от св. иконы Почаевской, исцеленные его «под клятвой свидетельствовали пред всеми о полученных ими дарованиях, и, возвращаясь в свои домы, повсеместно рассказывали о благодатной силе чудотворного Почаевского образа преблагословенная» 4). Вследствие этого, несмотря на все козни латинцев, обитель Почаевская и ее благодатная святыня, вместе с нетленными и многоцелебными мощами угодника Почаевского пр. Иова, игумена сей св. обители, все более и более становились известными в православном мире русском; повсюду из разных мест, снова потекли в нее толпы поклонников, а вместе с сим «от многих лиц вместе с приношениями (так называемыми серебрянными привесками) начали поступать письменные заявления твердой веры и упования на милость Царицы небесной, низводимую от чудотворной ее иконы Почаевской» 5).

1) «Сказание о Почаевской лавре», стр. 176.

2) Там же, стр. 177.

3) Архива Почаевской лавры, дело № 1695. «Сказание о Почаевской лавре», стр. 177.

4) «Сказание о Почаевской лавре», стр, 176.

5) «Сказание о Почаевской Лавре», стр, 176.

Тогда униаты наконец решились прибегнуть к насилию, и, чтобы лишить Почаевскую лавру ее благодатной святыни, задумали, во чтобы то ни стало, явно или тайно увезти чудотворную икону из Почаева. «Для приведения своих планов в исполнение, базилиане напрягали все свои силы и прибегали к самым разнообразным мерам» 1). То собирались они сделать открытое нападение на обитель Почаевскую, чтобы завладеть св. иконой при посредстве обычного грабежа 2). То подсылали в Почаев разных духовных и светских бродяг, или для указания времени мятежникам, когда бы им удобнее напасть на лавру, или для поджогов, так как в то время (вообще) в Кременце и Дубне весьма часто случались пожары 3). «Само австрийское правительство дало – было знать нашему местному начальству, что мятежники (из числа повстанцев 1830 г.), бродившие по Галиции, намерены были на другой день праздника светлого воскресения Христова (1832 г.) напасть на Почаевскую лавру», и не успели сделать этого только потому, что получили известие о приходе в Почаев нового военного караула. Подобное же нападение враги православия хотели было сделать на Почаев 1-го мая, того же года, но их «шайка была захвачена австрийским правительством» 4), а русское правительство навсегда положило конец всем подобным затеям, назначив в лавру специальный караул из инвалидной команды, который, при помощи Божией и под покровительством Царицы небесной, охранял ее и до настоящего времени 5).

Впрочем унияты не скоро еще угомонились и после этого. Чтобы похитить св. икону из Почаева, они подговорили Бонифратрского провинциала некоего ксендза Яна Надвродского принять православие и поступить в число братии монастыря Почаевского. С новым именем Павла,

1) «Воссоединение унии». Вест. Евр. 1872 г. Июль, стр. 73.

2) Вышеприведенное дело из канцелярии обер-прокурора № 114. Рапорт пр. Иннокентия Св. Синоду.

3) В Канц. обер-прокур. 1832 г. № 43, о назначении Почаевской лавре караула.

4) Там же. 5) Там же.

Надвродский хитро умел войти в милость преосвященного Амвросия, епископа Волынского (в ведение коего, как священно-архимадрита лавры, впервые поступила обитель Почаевская), и его преемника преосвященнейшего Иннокентия, и, захватив прежде всего в свои руки рассмотрение архива лаврского и всех его дел и процессовых документов, он поспешил передать многие из них кому следовало (конечно, за приличное вознаграждение), и затем, чтобы ближе стать к цели, начал наконец добиваться должности лаврского экилезиарха или ризничего. Но к счастью преосвященный Иннокентий благовременно сообразил, что в этом желании Надвродского кроются не совсем чистые замыслы, и потому нашел необходимым отказать ему. Вследствие этого хитрый о. Павел начал прибегать к другим средствам. Сначала он просил ризничего лавры дать ему ключи от соборной Успенской церкви, под тем предлогом, что ему надобно секретно побывать в ней для отыскания каких-то важных документов. Когда же и в этом ему было отказано, то Надвродский начал ухаживать за смотревшим в то время за правильностью лаврских часов Тимофеем Андриевским, поил его до упаду и просил достать ключи и пойти с ним в церковь, обещая ему за это достойное вознаграждение, и в доказательство этого сначала дал ему даже 2 полуимпериала, а потом еще 12 р. сер. Но Андриевский не имел нужды изменить своей обители, а потому вместо того, чтобы способствовать Надвродскому в его беззаконном деле, он дал знать обо всем о. наместнику лавры архимандриту Литонию (бывшему потом митрополиту). За Надвродским стали смотреть теперь в оба глаза, и он видя, что его замыслам не прийти в исполнение, начал проситься в Пензенскую епархию к преосвящ. Амвросию, который соглашался принять его, как человека ему знакомого. В лавре, конечно, не умедлили исполнить желание о. Павла, и без всякого прекословия поспешили выдать ему все нужные документы для следования в Пензу. Но вместо этого он прямо бежал за границу, снял православную рясу, обрил

бороду и сделался опять папистом и поступил в число Тарнопольских иезуитов в Галиции 1).

Между тем при глубоком внимании к Почаевской святыне православных и благоговении к ней, под покровительством Царицы небесной, св. икона ее в Почаевской лавре все более и более приобретала новые почести и достойные украшения. Уже в 1832 году, немедленно по прибытии на волынскую паству (на место преосв. Амвросия), преосвященнейший Иннокентий установил в лавре, в память возвращения Почаевской обители на лоно православия, еженедельно по субботам читать перед чудотворной иконой Божией Матери торжественный акафист, на котором велено присутствовать неуклонно всей братии лавры под строжайшей ответственностью 2). Акафист этот и доселе совершается со всей торжественностью в обители Почаевской, и особенно в присутствии местного архиерея, священноархимандрита лавры, когда он проводит здесь летние месяцы, и составляет одну из важнейших и благолепнейших частей богослужения, совершаемого в лавре Почаевской 3).

Потом в 1833 году, августа 28 дня, в день торжественного открытия мощей пр. Иона, игумена Поча-

1) «Сказание о Почаевской лавре», стр. 208–210. Сравн. архива Почаевской лавры, донесение кременецкого исправника, от 1 января 1839 года.

2) «Сказание о Почаевск. лавре архим. Амвросия», стр. 178.

3) Обыкновенно, акафист этот совершается после поздней литургии, в летние месяцы отправляемой в Успенском соборе. Для этого снятая икона, как и в Киево-печерской лавре, спускается на половину, и как бы на воздухе вися на лентах посреди царских врат, представляет умилительнейшее зрелище. Потом по окончании молебна, на котором всегда участвует не менее 6-ти–12-ти иеромонахов, св. икона спускается для лобзания. В зимнее время, с праздника Покрова Б. М., св. икона переносится в теплую церковь и здесь остается до 1-го дня Пасхи. Тогда тут же совершаются перед ней и все службы, по обычаю.

евского 1), когда в лавре совершаем был с мощами преподобного крестный ход, в котором принимали участие многие замечательнейшие лица в истории нашей отечественной Церкви, как-то: блаженной памяти преосвященнейший Кирилл, архиепископ Каменец-Подольский, преосвященнейший Иннокентий, епископ Волынский и Житомирский, священно-архимандрит Почаевской лавры 2 ), ректор каменец – подольской семинарии, архимандрит Гедеон, ректор волынской семинарии, архимандрит Флавиан, настоятель Дерманского монастыря архимандрит Иерофей (бывший епископ острожский, викарий Волынский), наместник лавры архимандрит Антоний (впоследствии митрополит с.-петербургский), вся братия лавры, все члены волынской духовной консистории (тогда помещавшейся в лавре Почаевской) и множество протоиереев и священников из ближайших уездов Волынской губернии,–св. икона Почаевская, как самая главная и заветная святыня лавры, была несена в этом крестном ходе во главе онаго высшими священнослужителями, и, по своему положению, как нельзя более, обращала к себе взоры всех, присутствующих на этом знаменательном и единственном торжестве, не только православных, но и множества католиков, нарочито для сей цели собравшихся-было в Почаеве (по предложению г. губернатора) 3).

) Св. мощи преп. Иова первоначально открыты были в 1659 г. через семь лет по его кончине; но потом, когда унияты овладели обителью Почаевской, мощи эти не пользовались от них надлежащим уважением, хотя в 1760 годах базилиане Почаевские хотели было даже канонизовать пр. Иова у папы;–а потому с воссоединением лавры мощи его снова били открыты для торжественного прославления и почитания. (См. «Пр. Иов, игумен Почаевский», главы III, IV, V.

2) Окончательно обитель Почаевская утверждена в звании лавры Государем Императором Николаем Павловичем 14-го октября, 1833 г.

3) «Сказание о Почаевской лавре», стр. 196.

В 1834 году, стараниями преосвящен. Иннокентия устроена при иконе Божией Матери в киоте серебряная, позолоченная решетка, которая в особенности придавала много красоты и без того богатому и величественному киоту, где помещалась чудотворная икона Богородицы 1).

В таком положении, между прочим, находились дела, когда в июне 1839 года прибыла в лавру известная благотворительница православных обителей, графиня девица Анна Алексеевна Орлова-Чесменская. «Проникнутая духом веры и благочестия, она несколько дней провела в лавр в слушании, с 4-х часов утра, всенощного бдения и ранних и поздних литургий, и других богослужений, совершавшихся в лаврских церквах» 2), и, уезжая из лавры, увезла с собой заветную мысль соорудить вместе с ракой к мощам пр. Иова 3), также и особого рода серебряные украшения к киоту, где помещалась икона Божией Матери. Эта ее мысль приведена в действие в 1860 году. «Уполномоченный по сему делу полковник Козаков, препровождая записку московского мастера Полтавцева, просил наместника лавры, архимандрита Неофита прислать ему в рисунке размер места, где помещалась чудотворная икона с формой самого киота, выкройкой из бумаги шаблонов и мерой верхней доски. По получении всех этих сведений устроен в Москве мастером Полтавцевым особый серебряный вызолоченный киот из серебра 84-й пробы, весом в 188 фунтов, 45 золотников. Киотная доска его, отлично вызолоченная, украшена была сиянием с 12 херувимами. На боках углубления, по лионскому бархату пунцового цвета, сделана была серебряная оборка» 4).

В июле месяце 1850 года киот этот был доставлен в лавру (уже впрочем по смерти графини Орловой), через посредство московского генерал-губернатора графа Закревского. Вместе с киотом прислана была туда же

1) Там же, стр. 203.

2) Там же.

3) Там же.

4) Там же, стр. 227–228.

огромная икона св. Троицы–коронования Божией Матери, для накрытия киотного места. Вообще стоимость киота с принадлежностями к нему, при высылке из Москвы, застрахована была в 7,586 р. 67 коп. с. 1).

Между тем, как при преосвящ. Иннокентии, так и при преемнике его, преосвященнейшем Никаноре Матерь Божия, «по временам и по потребностям христианского мира, продолжала являть чудеса, все более и более поразительные от своей Почаевской иконы». Вследствие сего, преосвящ. Никанор 26 января 1841 года дал предложение духовному собору лавры, чтобы сведения о сих чудесах записывались непременно в книгу, которую св. Синод еще в 1832 г. разрешил завести лавре Почаевской. Исполнение этого архипастырского поручения возложено было, по указанию духовного собора, на ризничего лавры, иеромонаха Анатолия, который, немедля, собрал все достоверные о сем сведения со времени поступлении лавры в православие до 1841 г. «Оказалось, что в течении этого времени, с 1831 г. по 1841 год, совершилось чудесных более известных исцелений заступлением Божией Матери Почаевской и преп. Иова, игумена Почаевского, числом одинадцать». Все эти чудеса аккуратно записаны в нарочито для сего заведенную книгу, и с того времени и до настоящих времен книга эта постоянно все более и более пополняется самыми разнообразными сведениями о благодати Божией, являемой на горе и от горы Почаевской, к, общему утешению и спасению всех с верой ищущих небесной помощи oт святой иконы Богородицы, цельбоносные стопы Ее и от св. мощей пр. Иова, игумена Почаевского 2).

Затем не прошло и двух лет, как 25 сентября 1842 года посетил лавру Почаевскую Его Величество, Государь Император Николай Павлович. Его Величество изволил прибыть на гору Почаевскую в 12-м часу дня. Здесь он был встречен на террасе, при колокольном звоне, викарием волынским, епископом

) Там же, стр. 228.

2) «Сказание о Почаевской лавре», стр. 212.

острожским, преосвященным Анатолием (бывшим впоследствии архиепископом могилевским), со всей лаврской братией 1), и, по выслушании в Успенской церкви Божественной литургии, благоговейно прикладывался к чудотворной иконе, которая для сей цели нарочито была снесена с своего места и положена на налое пред царскими вратами 2). В то же время Государь Император посетил пещерную церковь, прикладывался к мощам преподобного Иова, и, возвратившись оттуда, опять заходил в Успенский собор, осматривал, его внутренности, присматривался к цельбоносной стопе Божией Матери, пил из ней священную воду и т. п. 3). Но особенно замечательно было это Высочайшее внимание Великого Государя к Почаевской святыне, как первое и торжественное поклонение ей коронованной главы Великого государства, – почесть, которой не умели воздать ей короли польские, и которую вообще вполне в состоянии принести одна только Церковь русская православная во главе с своим великим государем, защитником и представителем 4).

1) В то время преосвященнейший Никанор жил в Петербурге в звании члена св. синода.

2) До устроения нынешнего царского иконостаса св. икона, как помещаемая в запрестольном киоте, обыкновенно сносима была для прикладывания особыми иеромонахами, и для этой цели в лавре Почаевской до 1861 г. существовала даже особая должность под наименованием: «Киотного».

3) «Сказание о Почаевской лавре», стр. 217.

4) Там же, стр. 218. В память этого события на хорах, при стопе Божией Матери устроена особая церковь в лавре, во имя св. Николая, освященная пр. Никанором 14 августа, 1844 г. Кроме сего, в тоже время предположено было перезолотить запрестольный киот, и преосвящ. Никанор, согласно мнению Духовного Собора, лавры, представлял о надобности заменить двух ангелов, держащих корону и саму корону, чашей или крестом. Но, по Высочайшей воле, ангелов и корону велено оставить, допуская, сколько можно, меньше изменений настоящего вида киота (Архив. Почаевской лавры. Дело № 3698); перезолота же киота оставлена потому, что на этот предмет требовалось 8550 р. с., каковых в то время в лавре недоставало. (Сказ. о Поч. Лавр. е, стр. 218). Сверх того, во времена пр. Никанора от с.– петербургской мещанки Захаровой пожертвованы две короны чудотв. образу (Там же, стр. 225).

По возвращении в С.-Петербург, Государь Император изволил через обер-прокурора св. Синода объявить, что посещением Почаевской лавры «остался совершенно довольным», и в память этого предположил устроит в большой соборной церкви новый иконостас, который бы более приличествовал величию храма и торжественности богослужения православного. Но впоследствии, когда ему было доставлено обстоятельное сведение о времени построения бывшего униатского иконостаса, его стоимости, с приложением его рисунков и т. п., Государю благоугодно было оставить оный в прежнем, виде, как памятник прошедшего, и уже державному сыну его Государю Императору Александру Николаевичу суждено было привести эту великую мысль в исполнение – для вящшего благолепия Почаевской обители, и во славу Пр. Богородицы, а, может быть, как увидим ниже, и прямо по дивному смотрению свыше.

Государь Император Александр Николаевич посетил обитель Почаевскую 3 октября 1859 г. уже при новом архипастыре, преосвященнейшем Арсение (бывшем впоследствии митрополитом киевским и галицким). Как и Августейший Отец Его, он также был, встречен преосвященным со всей лаврской братией, слушал молебен с акафистом Божией Матери, прикладывался к чудотворной иконе, изволил пить воду от стопы, осматривал внутренность храма, в сопровождении архиепископа был в пещерной церкви, прикладывался к мощам пр. Иова, и т.п. 1). В то же время Благочестивейший Государь изволил обратить державный взор свой на бедность и недостаточность прежнего лаврского поуниятского иконостаса и тут же благоизволил сказать, что дарит лавре иконостас новый.

В 1860 году в апреле месяце, министра, двора Его Императорского Величества, граф Адлерберг, просил,

1) И это событие увековечено устроением на хорах на другой стороне, параллельно церви святителя Николая, особого храма во имя св. Александра Невского, освященного преосвящ. Антонием 30 августа, 1861 г.

по высочайшему поручению, преосвященного Арсения прислать ему рисунки прежнего иконостаса и план внутренности храма и всей олтарной его части. По получении, эти планы и рисунки министром двора переданы были управляющему путями сообщения и публичных зданий, генерал – адъютанту Чевкину, для составления проэкта иконостаса более приличного, в стиле и характере, соответствующих потребностям и характеру церкви православной. Для сей цели нарочито, по распоряжению Чекина , приезжал в Почаев, академик архитектор Феодор Иванович Несторов, и по собрании нужных сведений приступлено было, наконец, к сооружению иконостаса, по рисунку, составленному архитектором императорского двора, профессором Боссе 1).

Новый великолепный иконостас со всеми относящимися к нему принадлежностями, устроен не более, как через два года, после бытности Государя Императора в лавре, и в первых числах июня 1861 года доставлен был в обитель Почаевскую. Иконостас этот состоит из четырех ярусов, из коих в первом помещаются царские врата резные, позолоченные; по правую сторону от них местная икона Спасителя, на южной вратнице архистратиг Михаил и затем храмовая икона Успения Божией Матери. По левую сторону от царских врат: местная икона Пресвятой Богородицы, на северной вратнице архистратиг Гавриил и затем икона пр. Иова, игумена Почаевского. Вместе с сим над северными вратами икона св. Александра Невского, а над южными св. Николая и под карнизами 1-го яруса четыре иконы с изображением 12 апостолов. Второй ярус составляют иконы: над царскими вратами: тайная вечера, а по сторонам ее Рождество Христово, Преображение и Вознесение справа, Рождество Богородицы, Покров и Введение слева. В третьем ярусе поставлены иконы: св. мученицы царицы. Александры, и за ней в отдельной раме икона Иоанна Крестителя; над ним чаша в сиянии; по левую сторону икона св. великомученицы

1) «Сказание о Почаевской лавре», стр. 245–246.

Екатерины, за ней к отдельной же раме икона пророка Моисея, и над ней скрижали завета. Выше 3-го яруса Нерукотноренный образ, по сторонам которого два ангела превосходной резной посеребренной работы; еще выше над ним икона Воскресения, затем Дух Святый в виде голубя, и наконец, в самом верху, восьмиконечный позолоченный крест.

Но особенно богатое украшение и блеск нового иконостаса составляет богатейший звездообразный, сребропозлащенный, украшенный камнями, драгоценный киот, превосходно устроенный известным золотых дел мастером Ф. Л. Верховцевым, для помещения чудотворной иконы Почаевской Божией Матери по подобию чудотворной иконы Успения Божией Матери Киевопечерской. Киот этот помещается в третьем ярусе иконостаса между тайной вечерию снизу и иконой Нерукотворенного Спаса сверху и между предстоящими: св. царицей Александрой с правой и св. Великомученицей Екатериной с левой стороны, и посредством особого механизма, также, как и в лавре Киевопечерской, спускается вместе с св. иконой для поклонения и лобзания оной.

13 августа 1861 года новый иконостас был освящен вместе с обновленной церковью преосвященным Антонием епископом волынским и житомирским, а с тем вместе и св. икона была утверждена в новой звезде, и таким образом снова, по прошествии сотни лет, заняла прежнее свое законное место в лавре Почаевской. Умилительнейшим после этого зрелищем, говорит очевидец, было то, когда чудотворный лик Божией Матери, находившейся в запрестольном киоте, вынут оттуда, вынесен двумя иеромонахами перед царские врата, и архипастырь, преклонившись перед святыней, произнес Царице небесной молитву о принятии жертвы Благочестивейшего Государя Императора, и о всегдашнем Ее предстательстве о Нем и всем Августейшем Доме, и окропивши св. водой спущенный с третьего яруса звездообразный новый киот, вложил в оный чудотворную икону при пении певчими: Владычице, пиими молитву раб твоих и избави нас от

всякия нужды и печали. После сего силой механизма икона в киоте поднята вверх над царские врата, и от того времени составляет лучшее украшение (царского, Почаевского) иконостаса 1).

Так державной волей и царственным усердием Благочестивейшего Государя Императора, Александра II-го, св. икона Почаевская снова возвратилась на то место, которое еще за 200 лет указал ей и на котором сам в 1649 году поставил ее преп. Иов, игумен Почаевский, в новосооруженной во время его, щедротами благочестивых бояр Домашевских, церкви пр. Троицы, на горе Почаевской 2). И нет сомнения, сие сделано было по особому смотрению свыше, в особенности для спасения от огня чудотворной иконы Божией Матери, которая, находясь в прежнем поуниятском киоте, могла бы подвергнуться тяжкой опасности, во время пожара, бывшего в Почаевской лавре 1869 года, (10 сентября), когда, по допущению Божию, от этого киота со всеми его украшениями не осталось почти никаких следов, и самая лавра Почаевская находилась в большой опасности 3).

1) «Сказание о Почаевской лавре», стр, 248–249.

2) См. выше глава I.

3) «Волынская Епархиальные Ведомости», 1869 г. № 19.

Ч. оффициальн. стр.546 – 547. Также № 20, часть оффициальная стр. 572–574. Когда впервые замечен был пожар на горнем, месте в Успенской соборной церкви, и пожирающее пламя, повредив верхнюю часть царского иконостаса, начало проникать до верхнего купола храма, св. икона, по настоянию и заботливости преосвященнейшего Агафангела, немедленно была спущена с своего места, и по снятии киота с поддерживающих его лент, вместе с оным отнесена была собственными руками преосвященнейшего в архиерейский дом и здесь оставалась до самого конца пожара. 13-го сентября того же года соборная церковь снова освящена была преосвященным и с того времени святая икона опять помещена была в лавре на особом налое, на котором оставалась до окончательного возобновления иконостаса и освящения оного, вместе с новоустроенным горним местом, 13-го августа 1870 г. В это время благо-

В 1866 году преосвященнейший Антоний довершил украшение чудотворной иконы, для каковой цели, по его старанию, накапана была в том же году санктпетербургскому почетному гражданину, золотых дел мастеру

датная икона снова поставлена на свое место в царском киоте, и с тех пор, непрестанно остается в оном лето и зиму, – источая благодатями исцеления всем верой к ней притекающим и требующим заступления Царицы небесной. («Волынские Епархиальные Ведомости», 1869 г. №20, часть оффициальная, стр. 572 – 574). Во время пожара св. икона спущена иеромонахом Феогностом, снята иеродиаконами Дионисием и Иассоном и передана иеромонаху Иову, который вынес ее из церкви (там же стр. 574). Так соименнику пр. Иова суждено было принимать снова непосредственное участие в судьбах св. Иконы Почаевской. – Кроме сего, с другим, соименником пр. Іова во время самого пожара, случилось событие, записанное в летописях лавры, которого нельзя также не признать милостью Царицы Небесной. – Так как от пожара была, также опасность и нахорным приделам, которые находятся в соборной Успенской церкви, в галлерее с правой и с левой стороны, то монах Иов (простец) отправился в один из таковых, и начал снимать Икону, что в виде креста находится над решеткой, на горнем месте Николаевского придела с правой стороны. – Вдруг, не удержавшись как следует, о. Иов перевалился за решетку, и стремглав полетел вниз, на мостовую, с высоты 4 сажень. – Во время такого падения он сам чувствовал, что ему грозила неминуемая смерть... Но в то самое время, когда он уже приближался к каменному помосту, какой то неведомый старец коснулся его своей рукой, вследствие чего о. Иов не только не разбился, но стал прямо на пол, ногами, не потерпевши ни малейшего повреждения. – Опомнившись потом от ужаса, о. Иов хотел, было найти своего благодетеля, чтобы поблагодарить его за свое спасение... Но все поиски о. Иова оказались тщетными, и не только он, но и все в лавре и доселе верят, что это был сам пр. Иов, или ангел хранитель, избавивший почтенного инока от неминуемой гибели. Рассказывают также в лаврской летописи, что когда первые, увидевшие по-

Ф. А. Верховцеву золотая риза на св. икону, из чистого 82 пробы золота, которого употреблено на сооружение оной 2 фунта, и 20 золотников. Кроме сего на украшение этой ризы употреблено драгоценных камней на 1896 р. сер.; да ювелиру за работу по выстилке камней уплачено 315 р. Если к сему присоединим стоимость золота (по 6 р. 771/2 к. за золотник) – 1435 р. 40 к., то получим, что вся риза обошлась лавре в 3,646 р. 90 к. И действительно, по богатству материала и по изяществу работы, она, как нельзя более, соответствует красоте и богатству звездообразного царственного киота, в котором св. икона помещается, и составляет одно из лучших достояний лавры Почаевской 1).

Само собой разумеется, что судить о количестве чудес, совершенных от святой иконы Почаевской, по количеству записей оных в летописях лавры Почаевской было бы слишком поспешно'и неосновательно. В книге чудес Почаевской лавры, заведенной, как мы сказали, по предложению преосвящ. Никанора в 1841 году, всех таковых, полагая в том числе и чудеса, последовавшие от мощей пр. Иова, значится 26. Между тем еще при преосвящ. Арсении, около 1856 года, на св. иконе считалось одних серебряных привесок, пожертвованных разновременно различными лицами, испытавшими исцеления от болезней, при молитвенном уповании на милосердие божией Матери и благодатную силу от чудотворной св. иконы, в период от присоединения Почаевской лавры в православие до 1856 года, «числом 133» 2). А сколько других благодатных знамений и многообразных исцелений последовало от св.

жар в Успенской церкви вбежали в олтарь, то заметили у жертвенника тоже какого то неведомого старца, который правой рукой как бы отводил огонь от престола и от иконостаса царского, – и тут же в мгновение ока сделался невидим.

1) «Сказание о Почаевской лавре», стр. 268–269.

2) «Сказание о Почаевской лавре», стр. 231.

иконы Почаевской, о коих ведает только одно Благочестивое чувство удостоившихся оных, не пожелавших, чтобы они сделались доступными для всеобщего сведения! Потому вообще о чудесах, совершившихся заступлением и помощью Царицы Небесной на горе и от горы Почаевской, со времени присоединения лавр к лону православия, можно сказать только, что их было безчисленное множество, как и вообще о всех чудесах, последовавших от св. иконы во все время ее прославления до наших времен.

И как прежде, так и до ныне, нет ни одной немощи, ни одной тяжкой нужды, в которых бы Матерь Божия Почаевская не подавала своей благодатной помощи, не редко по одному вздоху верующих, начиная от пределов самого отдаленного севера, Сибири и Соловков, до благодатных берегов Крыма, Кавказа и Грузии, и даже нередко за пределами нашего отечества: в Галиции, Болгарии, Боснии, Сербии и пр. и пр. Этого мало: как и в былые времена, в период первого явления чудотворной иконы и во времена латиноуниятского преобладания на горе Почаевской, – и теперь Матерь Божия не отказывает в своей благодатной помощи от святой иконы своей всем без различия веры и происхождения; и ныне, она, всемилосердая и благая Заступница наша, без всякого различия, равно помогает и православным, и римским католикам, и униатам, и протестантам, всем подая, иже на потребу, дары благовременные и полезные, чему самым лучшим доказательством служитъ и доселе безчисленное множество униатов и латиниц и других иноверцев, ежегодно посещающих гору Почаевскую, даже из-за границы наравне с православными.

Впрочем, как и прежде, мы не будем утомлять своих читателей изложением всех чудес от чудотворной иконы Божией Матери Почаевской, даже записанных в лавре и одокументованных в других источниках; но, по обычаю, укажем только важнейшие из них, в полной уверенности, что для веры достаточно и одного факта самого обыкновенного, а неверия все

равно не убедишь ничем, даже истинами самыми высокими и поразительными.

1) Первое чудо, записанное по возвращении Почаевской лавры в православие, есть исцеление унтер-офицерской жены Елизаветы Миропольской от жестокой болезни в левой ноге 18 февраля 1832 г. Обстоятельства этого исцелении следующие: мая 15-го дня то гоже года, унтер-офицер 26-й пехотной дивизии. 52-го егерского полка, Матфей Кириллов Миропольский, пришедши в Почаев, вручило екклесиарху лавры, иеромонаху Маврикию, серебряную привеску, весом в 2 лота, в виде ноги человеческой, с просьбой возложить ее на чудотворную икону Божией Матери, при чем рассказал, что жена его Елисавета, бывшая до замужества лютеранкой, а в 1831 г. присоединенная к православию, в течении двух лет страдала страшной болью в левой ноге, которая не давала ей покоя ни днем, ни ночью. Когда же 18 февраля того же года они шли в г. Кремонец, в 22 верстах от Почаева, то болезнь эта так усилилась, что Миропольская, не находя никакого спасения, с плачем обратилась к чудотворной иконе Божией Матери Почаевской, обещая Пресвятой Деве принести благодарные ей молитвы на самой горе Почаевской, когда получит исцеление. Действительно, к вечеру того же дня болезнь облегчилась, а на другой день и совершенно прекратилась; таковое показание свое Миропольский в то же время подтвердил собственноручной запиской, которая представлена в Св. Синоде, при рапорте об этом событии епархиального преосвященного 1).

2) Того же 1832 года, июля 8-го дня, находившийся в числе лаврской братии, игумен Феодосий донес в Духовный собор лавры, что священник Подольской епархии, Каменецкого уезда, села Цвекловец, Никита Голинкевич объявил ему лично, что, страдая долгое, время страшным ревматизмом в правой ноге, вследствие чего, между прочим, ужасные корчи сделали-было эту

1) Архива «Почаевской лавры», дело № 1695. «Сказание о Почаевской лавре», стр. 177.

ногу у него совершенно «недейственной», он, наконец, не видя никакой помощи от земных врачей, обратился к Божией Матери, «явившей многие чудеса в Почаеве», с обещанием лично поклониться св. ее иконе на горе Почаевской в случае исцеления. И действительно, немедля он получил исцеление, и в благодарность за оное, пожертвовал в лавру серебряную чашку весом 31/2 золотника, и 2 фунта и 28 лотов воска 1).

3) Кто бывал в Почаеве, тот знает, какой чудный вид представляет лавра Почаевская из села Дунаева (в 8 верстах от Почаева). Вы видите только одну великую соборную церковь с величавой колокольней, – но они как будто плавают в необъятном море зелени, образуемой пространными лесами, покрывающими горы Почаевские и их окрестности. В то же время позлащенные главы храма как будто устремляются к небесам и поневоле располагают путника к самой возвышенной и благоговейной молитве. На этом-то месте в 1832 году произошло новое чудесное исцеление некоей солдатки Екатерины, из города Острога, Волынской губерии. Страдая в течении 11/2 года страшной, невыносимой болью в ноге, она нигде не могла найти исцеления, и вследствие этого дала обет отправиться на поклонение в обитель Почаевскую в надежде на несомненную помощь Царицы небесной. Она подошла к Дунаеву и когда, увидев плавающий в зелени св. храм, обратилась с усердной мольбой к Царице небесной, то в то самое мгновение болезнь прекратилась, и больная прибыла в лавру совершенно здоровой, восхваляя дивные чудеса Божией Матери, совершаемые на святой горе ее 2).

4) 1833 года, мая 25-го дня, прибыла в Почаев Оренбургской губернии, Мензелинского уезда, села Макаровского, крестьянская девица Матрона Шлегова, 28 лет от роду, и здесь сообщила, что в течении многих лет она страдала какой-то непонятной болезнью, сопровождавшейся необычайной болью в голове и во вну-

1) Там же. Сравн. также книг, запис. чудес Почаевских.

2) Из книги «Записей чудес Почаевских».

тренностях, при чем, особенно во время чтения Апостола и Евангелия, а также на херувимской песни, и вообще при совершавшемся каждении в церкви, она чувствовала сначала холод, а потом жар в теле, обыкновенно оканчивавшийся «сличением оного» страшным трясением членов и горькими воплями. Обходив многие св. места для поклонения и испрошения себе исцеления от страшной болезни, Шлегова видела однажды в Киеве, 1832 года, во сне старца, украшенного сединами, и близ него некую женщину в белой одежде, которые побуждали ее, чтобы она шла в Почаев, говоря; «ты там поживешь у игумена, там будут тебя поить и обливать водой от Божией Матери и там ты исцелеешь». Сие слова три раза были сказаны Матроне, и она, крепко сохранив оные в памяти и сердце, поспешила на гору Почаевскую. Здесь припадки ее болезни повторились. Но когда, в первые три дня месяца июня, в пещерной церкви, при мощах пр, Иова, совершено было для ней несколько раз водосвятие с молебным пением и возлиянием святой воды, то после сильных страданий, сопровождавшихся обыкновенными припадками, она, наконец, уснула и, проснувшись, почувствовала облегчение и радость. Затем во время вечерни 3-го июня Матрона пришла из пещерной в большую, Успенскую церковь и здесь впервые заметила, что могла уже спокойно молиться Богу, взирать на чудотворную икону Богородицы, и вообще с благоговением слушать вечерню, молебны и др. молитвословия церковные. На другой день Шлегова удостоилась мирно причаститься св. Таин из рук самого преосвященного Иннокентия, священнодействовавшего тогда по поводу воскресного дня, и с тех же пор осталась совершенно целой и невредимой, проповедуя всем и каждому, что таковым своим исцелением обязана «милости и благодати, проистекшей от чудотворной иконы Почаевской Богоматери, равно от мощей пр. Иова, почивающих в пещерной церкви» 1),

1) Архива Поч. лавры, дело № 1695; «Сказ. о Почаев. лавр.», стр. 177. Хр. Чтение 1834 г. ч. 48, стр. 113–116. Также: пр. Иов Игум. Почаев., его жизнь и прославления, стр. 68–69.

5) За сим выписываем из «Христианского Чтения» сведение о следующем чуде, напечатанное в том журнале по распоряжению самого св. Синода. «1833 г. августа 13 дня, в присутствии епархиального преосвященного (Иннокентия), произведено изследование нижеследующего исцеления. Солдатская дочь Анна Афанасьева Акимчукова, заболев на первом году от рождения оспой, лишилась зрения. Одним глазом она вовсе ничего не видела, а другим едва могла различать пред собой предметы в таком случае, когда, с большой трудностью и болью, принуждала себя раскрывать руками ресницы, так как оныя вросли-было у нее в самую впадину глаза, и потому, когда не были поднимаемы и придерживаемы рукой, тотчас опускались и загибались внутрь впадины. В таком положении сия девица, как сирота безпомощная и слепая, воспитывалась с младенчества у бабки своей по матери, каменец-подольской вдовой мещанки, Агафьи Андреевой Каминской. В августе месяце 1832 года Каминская, державшаяся униятского исповедания и имевшая от роду уже 70 лет, расположилась идти пешком в Почаевскую лавру для поклонения находящемуся в оной чудотворному образу Богоматери. Девятилетняя внучка ей, исповедующая православную веру, услышав о сем, начала убедительно просить, чтобы взяли и ее туда. Сколько Каминская не объясняла ей трудности дальнего пути, неизбежные при малолетстве ее и слепоте, но она не оставляла своего желания. Посему Каминская решилась отправиться в путь вместе с внучкой своей, и должна была во всю дорогу вести ее за руку. Только при отдыхах и то на несколько минут раскрывала слепая глаз свой, чтобы видеть свет Божий. В Почаев, отстоящий от Каменец-Подольска на 200 верст, вместе с несколькими соседями, знакомыми и приставшими по дороге, пришли они через шесть дней, и по первому благовесту спешили в лавру к литургии. Когда кончилась божественная служба, начали, по обыкновению, отправлять акафист пред чудотворной иконой. В сие время Каминская подвела слепую свою внучку к стопе Божией Матери, чтобы она промыла глаза св.

водой, из оной почерпаемой, как сие делается богомольцами по заведенному в лавре издревле обыкновению. Исполнив сие, отошли они на средину церкви и продолжали возсылать молитвы свои Царице небесной. Вдруг малолетняя Анна, обратясь к бабке, с необыкновенным восторгом и слезами радости сказала: « ах, бабушка, я вижу Божию Матерь обоими глазами»! С этих пор веки обоих глаз сделались у нее совершенно открыты и она стала свободно видеть не только всякие, даже отдаленные предметы, но различать ясно и самые цвета, сколько ни мало они известны ей были до сего времени. Пораженная таким благодатным исцелением своей православной внучки, униятка Каминская приняла там же в лавре православную веру, и затем возвратилась с прозревшей своею внучкой на место своего жительства» 2).

6) 1833 г. апреля 2 дня, Бессарабской области, города Аккермана жители. Трифон Бурка прислал в лавру серебрянную привеску в виде человека, весом в 11/2 золотника, и 5 рублей ассигнациями «в возблагодарение Божией Матери за чудное исцеление его от тяжкой болезни во всем составе тела, которою он страдал в течении двух лет, так что был уже в ожидании смертного часа». При сем в письме своем, при котором Буркой прислано было помянутое приношение, он рассказывал, что когда уже в смертной опасности он готовился к кончине, и друзья и родственники его, по

1) Описанные первые черты знамения (№ 1–4) суть те самые, о которых, как мы сказали, в 1832 г. донесено было св. Синоду и вследствие которых лавра Почаевская получила разрешение завести у себя книгу для записывания подобных знамений. (Архив Поч. лавры, Дело № 1695; сравн. «Сказание о Почаевск. лавре», стр. 176–177). В том же 1833 г. заступлением Божией Матери Почаевской последовало исцеление от тяжкой болезни сына одного католика, главного управителя с. Новостава, Владимирского уезда, Волынской губернии; и потом в 1834 г. уврачевание сына киевского чиновника Корнилия Рабчевского от ужаснейших конвульсий, продолжавшихся в течении 3-х неделъ. (Из книги «Записей чудес Почаевск.»).

обычаю, собрались к нему на прощание, в это время случился там воин, по имени Матѳей, который имел с собой икону Божией Матери Почаевской и несколько капель воды от цельбоносной стопы Пресвятой Девы; видя тяжкое положение больного, Матфей посоветовал ему прибегнуть к помощи Царицы небесной, и как только Бурка и все тут присутствовавшие начали со слезами целовать св. икону и молиться об исцелении больного, а сему последнему дали вкусить от воды и оною помазали грудь его, обещая по силе принести благодарение за исцеление, то как только все ушли, больной тотчас почувствовал облегчение, а затем и совсем выздоровел в самом непродолжительном времени 1).

7) Подольской губернии, Брацлавского уезда, села Китай-города, священнический сын Виктор Гаевский, имея от роду 8 лет, заболел в 1828 году страшным недугом, от которого на груди у него внутри образовался необычайный нарыв, тем более опасный, что, по сознанию самых опытных врачей, на него не могли действовать никакие лекарства, от чего больной все более и более чахнул, так что наконец врачи осудили его на верную смерть. В это время заехала к Гаевским тетка больного Евдокия Соболевская, по дороге в Почаев, и узнав о безнадежном положении своего племянника, предложили родителям отпустить его вместе с собой на поклонение Божией Матери. Родители долго отказывались от этого, считая дальнее путешествие совершенно невозможным для больного. Когда же наконец они решились вручить свое дитя Царице небесной и отправились к больному сообщить ему о своем намерении, чтобы он следовал с теткой в Почаев, то в это самое время вдруг помянутый нарыв внезапно лопнул и больной почувствовал первые признаки облегчения. После этого хотя мальчик истекал от открывшейся раны кровью, но родители не посмели уже изменять

1) Из книги «Записей чудес Почаевск.». О сем также донесено св. Синоду с приложением письма Курки, из коего заимствовано помянутое событие.

данному обету, и немедля отпустили его с теткой, вручив ей на случай «все нужное для погребения сына, если бы он скончался в дороге». Но больной не только не скончался, но напротив в Почаеве получил совершеннейшее исцеление, так что когда потом он возвратился домой, то родители не могли узнать его. После сего мать исцеленного Эротиада Гаевская с сыном своим нарочито прибыла на гору Почаевскую в 1843 г., и здесь принесши Богородице сердечную благодарность за дивную ее помощь, просила вписать сие чудо в книгу чудес Почаевской лавры, что и исполнено было по ее желанию 1).

8) В лавре Почаевской, в Успенской соборной церкви, с правой стороны, на стене, отделяющей пходный корридор от храма, находится большая прекрасная икона Божией Матери Почаевской. Эта замечательная икона сооружена Киевлянами в память избавления их от холеры в 1848 году, и ныне в народе также считается чудотворной. В 1866 году икона эта облечена в богатейшую ризу, которую устроил мещанин Дубенского уезда, местечка Берестечка Андрей Полянский, в память чудесного спасения драгоценной жизни Государя

1) Из книги «Записей чудес в Почаевск. лавре». Кроме сего, в 1835 г, вдова священническая из Аккермана, Христина Чернявская, болевшая долго правым глазом (от рака), исцелилась на пути следования в Почаев, на границе Волынской губернии, и пришедши на гору Почаевскую, открыто пред всеми засвидетельствовала о полученном ею благодатном даре. (Архива Поч. лавры. Дело № 2116, сравн. также Христианского Чтения 1835 г. ч. IV). Подобное благодатное исцеление, по вере и упованию на помощь Почаевской Божией Матери, в 1836 годѵ получил аудитор минского гарнизонного батальона Александр Ашуров (Дело, № 2500). Об этих чудесах также донесено св. Синоду, а через г. обер-прокурора св. Синода доведено до Высочайшего сведения («Сказание о Почаевской лавре», стр. 208). Кроме сего, по распоряжению св. Синода, о первом из них, напечатано в Христианском Чтении 1835 г. (часть 4).

Императора Александра Николаевича 4 апреля 1866 года. Риза эта серебряная чеканной работы, золоченная через огонь, с венцами, весом 19 фунтов 70 золотников и по сведениям, сообщенным самим жертвователем, обошлась ему более, чем в 1340 р. сер. Полянский за свою жертву получил Высочайшую благодарность, а устроенная им риза вместе с св. иконой, составляет одно из лучших украшений лавры Почаевской 1).

Есть еще другая не менее замечательная икона Божией Матери Почаевской и притом не у нас в пределах югозападного края России, а далеко за пределами онаго в самой Сибири, в Тобольской губернии. Икона эта находится в Иоанно-Введенском женском монастыре, отстоящем в 10-ти верстах от самого Тобольска. Она принесена в Сибирь в 1836 году одним монахом из Почаева, и также, как и предыдущая икона, особенно прославилась необычайными исцелениями в холерный 1848 год. В настоящее время икона эта с особенной любовью и благоговением почитается местными жителями, и вместе с другой соседней, глубокочтимой сибирской чудотворной иконой, именуемой Абалакской, ежегодно летом в 8-й день июля месяца приносится в Тобольск с крестным ходом, в котором обыкновенно принимают участие целые тысячи народа. Здесь обе эти святые иконы остаются две недели и 23 июля с таким же торжеством снова возвращаются на свои места по обычаю 2).

1 ) Икона эта вышиной 1 аршин, 14 вершков, и в подлиннике представляет одну только Божию Матерь Почаевскую, без побочных ликов, только с стопой Божией Матери внизу, от чего в лавре иначе она называется Стопочной, – как вообще этим именем называются здесь все подобные изображения с стопой Б. М. Иконы же, изображающие всю икону Почаевскую в подлиннике с св. ликами, называются иконами Б. М. Почаевской с предстоящими. Кроме сего в 1847 г. чудесно исцелилась также заступлением Б. М. Почаевской от тяжкой холеры дочь Кустовых, обывателей земли войска Донского без всякой медицинской помощи.

2) См. Душеполез. Чт. 1873 г. м. март, «Святыни Сибири», свящ. Мих. Путинцева, стр. 346–348. В 1871 г. крестьяне

9) 16 июля 1850 года, прибывшая в Почаевскую лавру на поклонение жена коллежского ассессора Мария Дыбковская, заявила словесно и письменно, что в 1848 году, четырнадцатилетняя дочь ее Мария, заболевши жестокой тифозной горячкой, находилась в такой опасности, что все отчаявались в ее выздоровлении; даже два медика, которые ее лечили, отказались от всякой надежды помочь больной. Так протекло 17 дней, в течении которых несчастная ничего не ела. На 17-й день, когда больная лежала почти совершенно мертвой, пришла к Дыбковским одна благочестивая женщина и принесла с собой приобретенное в лавре Почаевской масло от лампады Божией Матери и воду из стопы Богородичной, предлагая первым вытереть больную, а последней напоить ее, в надежде на несомненную помощь Царицы Небесной, чудотворной на горе Почаевской. Это было сделано, и когда мать больной со слезами начала молиться перед образом Богородицы и дала обет сходить с больной в Почаев в случае ее выздоровления, то с той минуты девушка вдруг почувствовала облегчение, так что прибывший на другой день врач не мог надивиться странной, по его медицинским рассчетам, перемене. После

собственники Мокро-Калигорской и Сухо-Калигорской волостей, Звенигородского уезда, Киевской губернии, движимые верноподданническими чувствами, в память спасения жизни Государя Императора 4-го апреля 1866 года, пожертвовали 39 р. 60 к. на отслужение в Почаевской лавре благодарственного молебствия и просили на остатки от этой суммы изготовить икону Почаевской Божией Матери и отослать оную в часовню у летнего сада в Санкт-Петербурге. По всеподданнейшему о сем докладу г. киевского гражданского губернатора, Государь Император повелеть соизволил благодарить означенных крестьян за пожертвование. Но так как оного недостаточно было на устроение просимой жертвователями иконы, то духовный Собор Почаевской лавры, с разрешения преосвященнейшего Агафангела, изготовив копию чудотворной иконы через художника Васильева и отделав оную через золотых и серебрянных дел мастера Платона Гуссева с доплатой им из лаврских сумм 30 р. 40 к., препроводил таковую по назначению. (Волынск. Епарх. Ведомости 1870 г. № 20, часть оффициальная стр. 559–560).

этого больная оправилась совершенно и в 1850 г. совершенно здоровая прибыла с своей матерью на гору Почаевскую и здесь принесла Цариц небесной сердечную благодарность за свое спасение, и засвидетельствовала об нем в назидание всем и во славу чудотворной иконы Пресвятой Владычицы 1).

10) В 1847 г. жительствующий в г. Усмани Тамбовской губернии, капитан Николай Минин Саварский, прибывши в Почаев, вручил кружечному иеромонаху Вениамину записку, в которой сообщил, что он водой от стопы Божией Матери чудесно был исцелен в том же году от неизлечимого рака на правом виске. В сентябре 1850 года означенная записка доставлена была о. Вениамином в Духовный Собор лавры, который немедленно обратился к Саварскому с просьбой сообщитъ ему более подробные сведения о своем исцелении. Вследствие этого в отзыве своем, от 20 ноября 1850 г., Саварский объяснил, что сначала у него на виске появилась небольшая бородавка, которая несколько лет была в одинаковом положении, ни прибавляясь, ни убавляясь. Но в исходе 1845 г. и вначале 1846 бородавка эта начала понемногу трескаться и слегка побаливать, вследствие чего он, баварский, осенью 1846 г. отправился в Тамбов и просил тамошнего доктора Николая Васильевича Петрова осмотреть рану и указать против нее лекарства. Но г. Петров сказал, что рана у него принимает злокачественный вид, и потому предложил больному ее вырезать. Саварский на это не согласился, и по совету доктора, начал намазывать рану ляписом, хотя доктор и не обещал от этого особенной помощи. Действительно, сколько ни выжигал Саварский свою рану, она опять наростала, а через несколько времени начала еще более усиливаться с новыми болями и опасностью для больного. Тогда Саварский оставил ляпис и, по лечебнику Енгалышева, начал прикладывать к ране толченый чеснок, от чего в самое короткое время она еще более увеличилась и с невыносимой болью в три

1) Из книги «Записей чудес Почаевск.».

или четыре дня приняла вид настоящего злокачественоаго рака во всем его развитии, – ноздреватый нарост вырос величиной в грецкий орех и с тяжкой болью и зудом начал испускать вонючую материю с кровью. Находясь в таком ужасном положении, несчастный не знал, на что решиться; домашним средствам он теперь боялся доверить себя, а ехать в город, по причине невыносимой боли и тяжких морозов, не было возможности. Тогда, положившись на помощь Божью, Саварский решился оставить все земные лекарства и прибегнуть к врачевствам духовным. Действительно, вода принесенная из Киева от мощей св. великомученицы Варвары начала – было оказывать ему пособие, но не надолго. Тогда сестра его дала ему пузырек св. воды от стопы Божией Матери Почаевской, которую подарила ей одна странница из Почаева, и просила помазать ею больное место. Когда Саварский впервые обмокнул палец в воде и омыл оною больное место крестообразно, то в тоже время почувствовал облегчение и в ту же ночь мог спать спокойно, чего с ним доселе долгое время не случалось. На другой день, после утренней молитвы, больной снова помазал рану св. водой, от чего больное место в тот же день покрылось сухим струпом и боль совершенно уничтожилась. После этого, видя такое явное милосердие Господа и Его св. Матери, Саварский начал говеть, чтобы исповедать перед Богом грехи свои, и когда, по обычаю, ходил в баню перед причащением, то в это время (на 5-й неделе Великого поста) струп его, размягчившись, вдруг свалился в виде толстой скорлупы, оставив по себе только небольшой знак «плоской бородавки» , без всякой боли и малейших признаков страдания. В благодарность за свое исцеление, Саварский в 1847 г. и посетил обитель Почаевскую с тремя своими сестрами, бывшими свидетелями его страданий и необычайного исцеления, и тогда оставил о. Вениамину помянутую запись о благодатной помощи Божией от стопы Почаевской 1).

1) Из книги «Записей чудес Почаевск.».

11) В 1852 году московскими купцами Прохоровым и Лепешкиным пожертвованы в лавру Почаевскую: саккос серебряного глазета со всеми принадлежностями архиерейского облачения, 11 фелоней с епитрахилями, 17 подризников, 7 стихарей и множество поручей, орарей, палиц, набедренников и пр. с напрестольным Евангелием в серебряном позолоченном окладе, – и все это богатое пожертвование принесено было в дар обители Почаевской «в знак благодарения за чудесное исцеление супруги Прохорова от тяжкой болезни во время бытности ее в лавре Почаевской» 1).

12) В тоже время воинский начальник города Сувалок, состоявший по кавалерии полковником, Сергий Кушновский писал от 9 сентября 1852 г. преосвященному Арсению (бывшему митрополиту Киевскому): «Позвольте, ваше высокопреосвященство, принести особе вашей чувствительнейшую благодарность за благословение ваше, привезенное из Почаевского монастыря, действие коего оказалось следующее: семь лет тому, как левым глазом я не мог различать предметов ни вблизи, ни вдали; словом, на глазу была тьма; и как доктора решительно объявили, что глазу пособить не могут, то я, зная, что «вера твоя спасет тя», начал примачивать св. водой глаз, и через несколько дней начал различать предметы ясно, за что, принося благодарность Создателю, смело скажу, что этим я обязан вашему высокопреосвященству». И так как вода, показавшая такую необычайную силу, действительно, была взята из стопы Божией Матери и благопопечительным архипастырем вручена г-ну Кушновскому, то по повелению высокопреосвященнейшего, чудо сие вместе с копией письма г-на Кушновского было вписано в книгу чудесных исцелений Почаевской лавры, как событие, в особенности свидетельствующее о благодатном действии стопочной воды, непрестающей источать исцеления и доселе всем, с верой к ней обращающимся 2).

1) «Сказание о Поч. лавре», стр. 231.

2) Из книги «Записей чудес Почаев.».

13) Подольской епархии, Брацлавского уезда, м. Тульчина священника Иоанна Грепачевского жена Анна Грепачевская, в письме своем к соборному старцу иеромонаху Серапиону, между прочим, сообщила, что в сентябре месяце 1856 года, заступлением Божией Матери Почаевской, чудесно спасена от страшного недуга любимейшая дочь ее отроковица Александра. «Когда врачи земные, так писала Грепачевская, объявили, что нет никакой надежды на выздоровление, то больное дитя сказало: маменька, я вижу Матерь Божию! На вопрос: где и как оно видит это? больная указала рукой в сторону Почаевской обители и сказала: вот возле окошка, и как будто на горе и в облаках, и на руках держит Спасителя». После этого она совершенно выздоровела, и даже, по сознанию матери, сделалась здоровее, чем была прежде, во славу Пресвятой Девы, не всуе именуемой скорбных матерей утешением 1).

14) А вот замечательное сознание одной католички, доказывающее фактически, что Матерь Божия Почаевская не оставляет своей помощью, как мы сказали, также и иноверцев, наравне с православными. 6 октября, 1859 года, города Кременца дворянка Эмилия Вершинская в прошении своем в Духовный Собор лавры просила, дабы прописано было в книге чудес Почавских следующее: «по принятии св. тайн исповедую дознанные мной чудеса Пресвятой Богородицы от ее образа в Почаев: 1) в малолетстве, крепко больная, быв при-

1) Из книги «Записей чудес Почаев.». Там же под 12 октября 1857 года значится, что в 1848 г. заступлением Божией Матери чудесно исцелен был от страшных конвульсий 4-х месячный сын майора его высочества в. к. Владимира Александровича, новороссийского драгунского полка, Филиппа Францевича Кайсера Владислав, у которого от сильных припадков левая рука была сведена уже назад, а голова чрезвычайной величины тряслась непрестанно. Когда родители его дали обет помолиться на горе Почаевской, то болезнь тотчас прекратилась и младенец совершенно оправился. (Сравн. «преп. Иов, игумен Почаевский» стран. 81–82).

несена к чудотворной иконе, я выздоровела; 2) в замужестве, дождавшись дочери и сына, когда однажды старшая дочь моя лежала в страшной горячке, а мальчик в конвульсиях, при последнем издыхании, то муж мой, отправившись по обету в Почаев, обратился за помощью к Божией Матери, и в то самое время, когда отпевали молебное служение перед чудотворной иконой, дети оправились и затем получили совершенное выздоровление; 3) через подгода после этого, когда я была в Почаеве вместе с дочерью, она ударилась об угловой камень галлереи и так разшибла себе лоб, что не было никакого средства остановить течение крови из раны. Пожертвованной свечей я умилостивила Матерь Божию; по неизреченному ее милосердию, дитя осталось здоровым, а на месте раны остался только едва приметный знак; 4) затем, через три года, дочь моя снова была больна без надежды; возложив все свое упование на Матерь Божию, а послала деньги в Почаев на богослужение, и в ту самую пору, пробудившись, дочь моя сказала: «меня посещала Матерь Божия», и с тех пор совершенно оправилась; 5) во время повальной болезни, когда ни одно почти заболевшее дитя не выздоравливало, заболела и дочь моя. На вопрос, «что ей делать» ? она отвечала, что надо поставить Божией Матери свечу в рост, ее (дочери) и съездит в Почаев. Ее желание было исполнено, и вот дочь моя живет здоровая доселе. Все сие исповедую, заключает г. Вершинская, собственной рукой под присягой, не для того, впрочем, чтобы я считала себя достойной таких чудес, но чтобы имя Божией Матери прославлено было от меня, недостойной рабы ее». И это, повторяем, пишет католичка, в наше назидание и утешение 1).

1) Из книги «Записей чудес Почаевск.». Кроме сего из оффициальных документов известно, что в 1870 г. один католик из г. Белец, Бессарабской области, прислал 2-го сентября в духовный собор лавры письмо на польском языке и при нем 3 р. на молитвы перед чудотворной иконой Божией Матери, (Волынск. Епарх. Ведом. 1870 г. № 20 часть оффиц., стр. 660–661). А сколько денег пожертвовано раз-

15) 1865 года, мая 24 один, житель г. Киева, отставной унтер-офицер Иван Мещерский с женой своей Татьяной Николаевной, пришедши в Почаев, засвидетельствовали перед Духовным Собором лавры, что помянутая Татьяна, страдая необычайной болью «живота», причинившейся ей от родов, вследствие чего, между прочим, казалось ей, будто желудок ее прирос к спине и «отягощен как бы камнем», она в течении шести лет нигде не находила никакой помощи. Но в 1858 г. она имела сон, в котором видела «некоего старца, открывшего ей, что в 500 верстах от Киева есть бабушка, которая без всяких лекарств, одним словом, и притом безмездно, излечивает усердно просящих се о помощи». Это породило у Мещерских заветную мысль отправиться в Почаев к Божией Матери на поклонение, и когда они прибыли на гору Почаевскую, то накануне Успеньева дня, во время всенощного бдения, Татьяна Мещерская увидела на яву, что икону Божией Матери в киоте поддерживали два световидные ангела, воздавая честь и поклонение Царице небесной и Ее Сыну, умильно на руках ею держимому. На другой день, в самый праздник, отслушавши позднюю литургию, Мещерская, по обычаю, отправилась к цельбоносной стопе Богородицы, и здесь, когда приобщилась св. стопочной воды, «вдруг шесть лет мучившее ее срастение живота расторглось, будто бы каменная тяжесть в желудке перестала, и она почувствовала себя совершенно здоровой». После этого, движимая чувством благодарности к Божией Матери, Татьяна Мещерская на другой год снова приходила в Почаев на богомолье, но, не зная, кому открыть о совершившемся над ней чуде, не сообщила никому о

ними католиками на сооружение новой запрестольной киоты в Успенском храме, см. Волын. Епарх. Вед. 1869 и 1870 г. При сем кто бывал в лавре Почаевской, тот всегда мог заметить, что в числе имен, поминаемых на разных лаврских молитвословиях, часто на половину бывает имен католических; это всегда почти имена латинян, молящихся перед чудотворной иконой о помощи, или благодарящих Царину небесную за свое спасение.

своем исцелении. Только в 1865 г., уперкаемая совестью в укрывательстве Бижия благодеяния, она еще раз вместе с мужем прибыла на гору Почаевскую, и пришедши в Духовный Собор лавры, торжественно перед всеми объявила о необычайной милости Царицы небесной, явленной в ее исцелении, в присутствии полицейского чиновника, а ее муж истинность сего показания скрепил собственноручной подписью 1).

16) Не менеее замечательное исцеление последовало на ropе Почаевской заступлением Божией Матери и пр. Иова, игумена Почаевского, в 1870 г. от духа беснования, мучившего несколько лет одну несчастную женщину. Екатеринославской губернии, Ростовского уезда, Екатерининской волости, села Екатериновки солдатка Ирина Васильева Волошинова, одержимая беснованием в течении 16-ти лет, прибывши на гору Почаевскую 27 декабря 1869 года, объявила, между прочим, что страдая тяжким своим недугом, она обходила многие св. места с мольбой об освобождении от злого духа, но нигде не получила исцеления. Пришедши в Почаевскую лавру, в сопровождении пятнадцатилетнего своего сына Михаила, Ирина Волошинова, хотя и присутствовала при богослужениях в лаврских церквах, но присутствовала по принуждению; чаще же всего сопротивлялась идти в церковь до того, что ее приводили несколько человек. В самой церкви она постоянно издавала неистовый крик, при чем в это время она ни накого не смотрела, и только в стенаниях произносила разные несвязные слова, ругательства и хулы, покушаясь даже ударить кого либо, особенно служащих священников и иеромонахов. Когда же постигали ее более сильные припадки бесвования, то она падала на землю, валялась и кричала, чем возбуждала к себе полное сострадание и обращала на себя внимание всех особенно тем, что находившийся в ней бес вел разговор в мужском роде. Столь явные озлобления врага рода человеческого возбуждали в лаврской братии особенное усердие к молитве об исцелении

1) Из книги «Записей Чудес Почаевск.».

страждущей, в особенности перед чудотворной иконой Божией Матери и нетленными мощами пр. Иова. Наконец 11 января 1870 г. удостоивши больную, после исповеди, причащения св. тайн, иеромонах лавры о. Иоанникий, как чередной пещерной церкви, по совету и благословению наместника лавры, начал совершать для ней первоначально освящение воды, и потом таинство елеосвящения с чтением заклинательных молитв св. Василия Великого. Это исполнено было 11, 12 и 13 января после литургии. Во время сих священнодействий, и особенно во время помазания елеем, больная так бесновалась, что несколько сильных человек едва могли удержать ее. Наконец 14 января, по совершении для ней водоосвящения, когда опять, при чтении заклинательных молитв, Волошинова была помазываема св. елеем от лампад Божией Матери и пр. Иова, то бес с криком: «куда мне выдти» ? повергнул ее на землю и начал мучить ее до того жестоко, что она казалась мертвой. Вследствие сего на грудь ее положена была копия чудотворной иконы Божией Матери, а на лицо св. крест; после этого лицо ее внезапно приняло надлежащий вид и она встала и начала креститься, чувствуя себя совершенно здоровой и свободной от всякого постороннего влияния. Истину сего события, вследствие резолюции преосвященнейшего Агафангела, формально засвидетельствовали в присутствии г. пристава 1-го стана, Кременецкого уезда Индутного, перед Духовным Собором лавры: девицы – Матрона Григорьева Волкодавова, Лукерья Кондратьева Прасолова, солдатка Марфа Дмитриева Мятенкова, Матрона Иванова Соколова и Анастасия Семенова Москалева, из коих первая давно знала «бывшую больную, а ныне совершенно исцелившуюся в Почаевской лавре Ирину Болошинову, как ее землячка». Все они, спрошенные о. наместником лавры архимандритом Михаилом, по важности дела и по присяге, подтвердили болезненное состояние Волошиновой и действительность ее благодатного исцеления на горе Почаевской. Сама Волошинова с видимым содроганием и ужасом, при одном воспоминании о прошедшем, без присяги, но искренно и чистосердечно

подтвердила свою мучительную болезнь, действие благодати Божией явленное ей от чудотворной иконы Божией Матери и блаженного угодника ее Иова, игумена Почаевского, в ее исцелении 1).

17) В том же 1870 г. просфорня Николаевской церкви, села Глух, Владимирского уезда, Волынской губернии, Евдокия Яковлева Чайковская в письме своем от 27 августа в Духовный Собор лавры изъяснила, что во время тяжкой болезни, постигшей ее год тому назад, она дала обет, когда Господь воздвигнет ее, посетить обитель Почаевскую и поклониться чудотворной иконе Почаевской и мощам пр. Иова. Получив же исцеление, но, не будучи в состоянии предпринять путешествие в Почаев, она препроводила 10 р. на устроение запрестольной киоты в Успенской церкви вместо прежней, сгоревшей в 1869 г. 2).

18) Июня 5-го 1870 года бывший Келарь лавры Иеромонах Иоанникий рапортом своим на имя Преосвященнего Агафангела, за № 52-м, доносил, что Козачка Кубанского войска, Ейского округа, Станицы Уманской Анна Васильева Плясовицьна с девицей Татьаной Васильевой Фостековой, прибывши на гору Почаевскую 7-го мая того же 1870 года, получили исцеление от обдержащего их духа беснования при следующих обстоятельствах. Первая из них страдала восемь с половиной лет, а вторая из детства. Пришедши в Почаев, они начали посещать лаврские храмы, при чем

1) Смотр. Волынск. епарх. ведом. 1870 г. № 8, часть оффициальная, стр. 230–232. Там же можно читать и присяжные показания лиц, бывших свидетелями чудесного исцеления Волошиновой (стр. 233–241). По резолюции преосвященного Агафангела от 28 февр. 1870 года, об этом чуде донесено св. Синоду. Сравн. также книг. «Запис. чудес Почаевских» .

2) В свое время было опубликовано в Волынских Епархиальных Ведомостях, как о прописанном помянутой просфорни исцеления, так и о сделанном ею пожертвовании. (См. № 20 1870 г. часть оффициальная, стр. 560).

произносили разные хулы на святыню, перемешивая их страшными ругательствами. На это обстоятельство обратил внимание тогдашний Наместник лавры, о. Архимандрит Михаил, который и попросил о. Иоанникия помолиться о несчастных. По прочтении над ними заклинательных молитв св. Василия Великого с водосвятным молебном Божией Матери и Преподобному Иову, в течении 11-го по 14-е мая, Плясовицына в последний из этих дней выздоровела совершенно,–а Фостекова прострадала еще несколько дней, после чего получила окончательное исцеление 26-го мая 1).

19) Из позднейших записей Почаевской лавры видно, что в 1880 году благодатью Божией Матери от святой горы Почаевской 1) получила исцеление от тяжкой, двухмесячной болезни желудка, не подававшейся никаким медицинским пособиям, Бахмутская мещанка Фекла Лаврентьева Моруженкова. Когда больная «вместо медицинской помощи обратилась с сердечной молитвой к Почаевской чудотворной иконе Богоматери, то Царица Небесная не оставила ее своей благодатью, и она выздоровела совершенно»... 2). 2) В том, же году мещанин города Самары Иван Абрамов, шестидесяти восмилетний старец прислал в лавру десять рублей сер. в благодарность Божией Матери за исцеление от содержащего его недуга «через принятие нескольких капель воды, присланных ему от Стопы Пресвятой Богородицы при чудотворной иконе ее Почаевской» 3).

20) В 1881 году получено было в лавре письмо от некоей «грешной Параскевы», за подписью Херсонской губернии, Александрийского уезда, посада Новой Праги Филиппа Кобызского, в каковом письме Кобызский, от имени помянутой Параскевы, извещает, что она дала пузырек св. воды Почаевской крестьянину посада Новой Праги Димитрию Цеско, который впослед-

1) Книга чудес, чудо под № 26, стр. 20–22.

2) Там же, № 27, стр. 22, 23.

3) Там же, № 28, стр. 23.

ствии заявил, что водой этой 1) через впущение нескольких капель ее в глаза получили исцеление от сильной глазной болезни один крестьянин посада Праги, страдавший этой болезнью более трех недель, не получая ни откуда никакой помощи, и крестьянка Евгения Гонтарова, и 2) что, при смазывании цельбоносной водой от благодатной Стопы, совершенно выздоровел отставной унтер-офицер Феодор Козинец от неисцельных ран, бывших у него на правой руке и на правой ноге1).

21) В том же 1881-м году, как видно из собственноручного письма жены Протоиерея г. Ставрополя Марии Знаменской, от 22-го мая, Знаменская, «будучи больна ногами, и не получивши, после всевозможных врачебных пособий, исцеления, обратилась с усердной молитвой к Заступнице и Ходатаице всех, Матери Божией в чудотворном ее образе Почаевском, и тот час получила облегчение» 2). О таковом же чудном событии рассказывает в письме своем на имя Духовного Собора лавры, от 30 августа 1881 года, крестьянин деревни Емце Староконстантиновского уезда, Волынской губернии, Василий Савчук, что «когда заболел сын его Владимир на тяжкую болезнь, от которой несколько дней раньше умерла мать его Наталия, не смотря на старания лекарей и медицинские издержки, то он, Савчук, возъимел надежду на одну только помощь Богоматери Почаевской, и сын его выздоровелъ» 3).

22) Но особенно замечательное чудо заступлением Божией Матери от святой горы ее Почаевской совершилось в 1881-м году в г. Житомире Волынской губернии над отставным Майором, римско-католического вероисповедания, Станиславом Мирославским, получившим исцеление, помощью св. воды из цельбоносной Стопы Почаевской, от неисцельной раны, бывшей у него на носу в течении около 20-ти лет.

1) Там же, № 29, стр. 24.

2) Там же, № 30 , стр. 24,25.

3) Там же, № 31 , стр. 25.

Обстоятельства этого чудного события, как сам Мирославский излагает в письме своем на имя Наместника Почаевской лавры, заключаются в следующем, «Переход моей мучительной и разорительной болезни, говорит Мирославский, начался с 1858 года. Утром, умываясь и отираясь полотенцем, я заметил на полотенце кровь, и когда начал искать, откуда таковая, то увидел, что на самом кончике носа у меня как иголкой уколото». – Через несколько дней у больного на том же месте оказался прыщик в маковое зерно, который, разростаясь все более, в особенности, когда Мирославский через год однажды прижег его ляписом, разросся в конопляное зерно.– «Я к докторам, пишетъ г. Мирославский; они предлагают операцию, – я не согласился; дали мази, – еще хуже; примочку, – хуже. Прыщ хоть и не увеличивается, за то невыносимый зуд и багровое лице». Так мучился несчастный более десятка лет, перепробовал разных врачей и всевозможные лекарства, но ни откуда не получал помощи. «Я к знахаркам, шептухам, говорит Мирославский; где, о ком услышу, удаюсь (обращаюсь), молю, плачу деньги, – никто ничего не помогает. Нет доктора, нет на земле для меня и лекарства. – Обратился к доктору Гомеопату……му, дает мачки, принимаю их одиннадцать месяцев, – пользы и перемены ни на волос». В одно время Мирославский съел этих мачков в один прием, сколько следовало принимать в течении нескольких недель, перепугал этим доктора, а пользы все таки не получил никакой. В 1865 году больной встретился в Киеве с знакомым военным фельдшером Егоровым, который не много пособил ему; но в 1875 году Егоров скончался, оставив Мирославского на произвол судьбы. Потом еще лечили его разные доктора, но также «безнадежно», так что Мирославский совсем отчаялся было в своем спасении. «Я очень благодарен врачам, говорит Мирославский, а в особенности последнему из них лечившему меня, – но Пресвятой Божией Матери угодно было иначе спасти меня, – и спасла». Вот как это было, по словам самого же исцелевшего.

«Жена моя принесла книгу от Купца В. Кулешова описание чудес Пресвятой Божией Матери Почаевской (Мирославский разумеет здесь настоящую книгу, напечатанную в Почаевской лавре первым изданием под заглавием: «Историческое сказание о святой чудотворной иконе Божией Матери Почаевской» в 1877 г.), а вместе с сим и святой воды из Ступеньки (т.е., из Стопы) Спасительницы Божией Матери Почаевской. Я взял книгу, прочел всю, нашел современные чудеса, совершенные Матерью Божией над капитаном Саварским Тамбовской губернии в 1850 году, как он водой Почаевской исцелился от рака на щеке; да в 1852 году Воинский начальник города Сувалок, Полковник С. Кушновский исцелился от семилетней слепоты глаза этой же св. водой... Положивши книгу, стал я на колени и начал молиться со слезами перед иконой Почаевской Божией Матери, дабы и меня несчастного помиловала и исцелила, отбросил пластырь с носа, откупорил флакончик с водой святой, обмочил палец, перекрестил рану три раза, и как только помазал ее святой водой, вдруг почувствовал во всем теле невыразимое, приятное ощущение, а в самой ране какое-то щекотание. В туже минуту рана, доселе мокрая и красная, сделалась сухой и черной.– Это было в 11 часов утра. Вечером я посмотрел в зеркало, – рана сузилась и края скорлупы кругом позаворачивались. – Видя ясно, как день, чудо Божией Матери, «Спасительницы нашей, и ее св. воды над собой, я снова стал на колени и начал молиться за ее благодатное, чудесное спасение. – На другой день, продолжает Мирославский, я увидел, что уже и половины раны не стало, а на третий и четвертый день и след ее простыл, и по настоящее время нос мой чист и цел». Истину этого события Мирославский засвидетельствовал собственноручным письмом «под анафемой», ссылаясь при этом как на непреложных свидетелей чуда, на служанку свою, «более года принимавшую участие в его излечении» Марию Шаверскую, жену свою Екатерину, Кунца В. Кулешова, Капитана г. Мошонкина,

и «тысячи подобных в городе (Житомире) видевших его»1).

23) В июле 1882 года совершилось исцеление святой водой Почаевской, по заступлению Божией Матери, крестьянина Курской губернии Кондрата Бурсука от неустававшего в течении девяти суток у него кровотечения изо рта и носа. Когда больному дали св. воды от Стопы Божией Матери, то на другой день кровотечение остановилось, и больной доселе остается здоровымъ» 2).

24) В 1880 году, в г. Туле, дочь коллежского советника, Адама Николаевича Конопацкого, Наталия, 8-ми лет, заболела скарлатиной, осложнившейся дифтеритом. Врач ежечасно ждал ее кончины. Вдруг больная, в бреду, увидела Богоматерь, шедшую к ней на дом. Видение это повторялось неоднократно. Вследствие этого– родители ее приняли у себя на дому местно-чтимый образ Святителя и Чудотворца Митрофания и просили священника отслужить перед сим образом молебен с акафистом. Но священник почему-то начал служить молебен Пресвятой Богоматери Почаевской. После молебна больной стало лучше и она совершенно выздоровела 3).

25) В 1882 году крестьянин Вятской губернии, Котельничского уезда, Молосниковской волости Матфей Дометиевич Татаринов исцелился святой водой из стопы Почаевской Богоматери от жесткого и твердого злокачественного нароста, существовавшего у него под пазухой в течении двух месяцев. Равным образом, от той же святой воды, по заступлению Пресвятой Богоматери, получил исцеление его односельчанин, по имени Степан, страдавший ревматизмом в ногах. Также в том же селе исцелился этой водой один мальчик, долгое время страдавший глазами 4).

1) Книга чудес, № 32, стр. 25. Сравн. подлинное письмо Мирославского, архива Почаевской лавры, дело 1882 г. № 5, стр. 3 – 6.

2) Книга чудес, № 33, стр. 25, 26.

3) «Книга чудес», № 34, стр. 26.

4) Там же, № 35, лист 26 на обор.

26) В том же 1882 году служащий на станции КурскоАзовской железной дороги, Надеждино Екатеринославской губернии, Феодор Семенович Борисенко исцелился святой водой Почаевской, по заступлению Пресв. Богоматери, от глазной болезни; а его жена Матрона получила исцеление той же водой от костного ревматизма в ноге, коим она страдала около полугода 1).

27) В феврале 1883 года игумения Михаила исцелилась от глазной болезни при посредстве святой воды из цельбоносной стопы Пресв. Богоматери Почаевской 2).

28) Подполковник 127-го пехотного Путивльского полка Лука Иванович Пустовойтов, из г. Житомира, страдал ревматизмом, полученным в Русско-Турецкую войну 1877 – 78 гг., при чем одна рука, пораженная от плеча до оконечности, находилась в полном омертвении. В 1878 году, в день Свят. Димитрия Ростовского (21 сентября), по молитве перед св. Чудотворной Почаевской Иконой Пресв. Богоматери, он получил полное исцеление от этого недуга. Чудо это засвидетельствовано собственноручным письменным удостоверением исцеленного от 22 июля 1884 года, каковое хранится в архиве Духовного Собора Почаевской Лавры 3).

29) В 1884 году в Курской губернии, Новооскольского уезда, в слободе Великой Михайловке, сын отставного унтер-офицера Терентия Майбороды, Феодор, 16 лет, страдал глазной болезнью. На выздоровление была потеряна всякая надежда. Над больным был прочитан акафист Пресвятой Богоматери Почаевской и болезнь исчезла 4).

30) Священническая вдова, Александра Родолицкая, проживающая в с. Попудни Киевской губернии, Липовецкого уезда, письмом в Духовный Собор Почаевской Лавры от 13 октября 1884 года, заявила о следующих

1) Там же, № 36, л. 26 на обор., л. 27.

2) Там же, № 38, л. 27.

3) Там же, № 39, лис. 27 на обор.

4) Там же, № 40, лист 27 на обор.

трех чудесных исцелениях, совершившихся по молитвам ее перед иконой Пресв. Богоматери Почаевской. Прежде всего, один родственник ее был поражен ревматизмом по всему телу, так что ни одним членом тела не мог пошевельнуть и был уже близок к смерти. Он исповедался и причастился св. Таин Христовых. Родолицкая обратилась с горячей молитвой о помощи ко Пресв. Богоматери, прославившейся чудесами в Почаевской святой иконе, и больной, к изумлению всех, совершенно выздоровел. Затем тяжко заболел воспалением легких – ее родной отец – старик. Врачи уже приговорили его к смерти. Родолицкая помолилась о своем болящем родителе перед иконой Пресв. Богоматери Почаевской и старик отец выздоровел. Наконец, один крестьянин, с. Попудни, по имени Феодор, довольно зажиточный хозяин, вдруг предался пьянству и тем причинял много зла своей семье. Жена его, по имени Пульхерия, обратилась к Родолицкой за советом, как ей поступить с больным мужем. Та посоветовала ей обратиться с молитвой ко Пресвятой Богородице Почаевской и пожертвовать ленту на молитвы в Почаевскую лавру. Совет был исполнен. Затем Родолицкая дала жене больного св. воды из Почаевской цельбоносной Стопы Пресв. Богоматери. Больной испил сей св. воды и совершенно выздоровел от запоя 1).

30) В 1892 году отставной контр-адмирал Александр Павлович Игнатьев прислал в Духовный Собор Почаевской лавры следующее письмо, в коем сообщается о чудодейственной силе Почаевской Иконы Пресв. Богоматери:

«В конце 1872 и в начале 1873 г. от контузии в правый глаз, полученной в Севастополе в 1854 году, у меня, пишет А. П. Игнатьев, парализовалась левая рука и левая нога. Затем я лишился сна и чувствовал постоянное головокружение. Лечившие же меня доктора увеличили отчаяние моей жены, сказав, что у меня должна отняться и другая половина тела, я

1) Там же, № 41, лист 27 на обор. и 28.

должен сойдти с ума и вскоре умереть. В это время сестра прислала мне небольшую копию Почаевской Божией Матери, которая здесь продается за две копейки, к которой я немедленно приложился и слезы полились из моих глаз. Уже более двух месяцев я не спал, но после этого я вскоре уснул. Когда же проснулся, то почувствовал, что могу ходить и сделал несколько шагов. А чрез несколько месяцев, при принимаемых других средствах, я совсем оправился и стал ходить как здоровый. Мои доктора изумились моему выздоровлению, которое я приписываю милости Царицы Небесной 1).

32) Наконец, 23 августа 1891 года священник о. Петр Марченко сообщил в Духовный Собор Почаев. лавры о чудесном исцелении его дочери милосердием Царицы Небесной через чудотворную икону Ее Почаевскую. В начале 1870-х годов дочь о. Марченко была приглашена одним помещиком Полтавской губернии, Переяславского уезда, К. И. Писаревым в компаньонки его дочери. Но Богу угодно было послать тяжелое испытание гг. Писаревым: в 1873 году дочь их умирает. Убитые горем родители всю свою любовь к покойной дочери перенесли на ее подругу, дочь о. Марченко, упросив ее остаться у них на житье и после смерти их дочери. Не раз девица Марченко вместе с г. Писаревой ходили на свежую могилу умершей дочери последней, не раз им обеим приходилось сидеть у могилки покойной прямо на снегу, при чем та и другая в задушевных разговорах и воспоминаниях о покойной и думать забыли о том, что сиденье на снегу может вредно отразиться на здоровьи. Скоро девица Марченко почувствовала сильную, ревматическую боль в ногах, закончившуюся параличем ног. Боясь запустить болезнь, гг. Писаревы обратились за помощью к врачам, и к окрестным и к Киевским, но их искусство и знания оказались

1) Подлинное письмо хранится в Архиве Духовного Собора Почаев. Лавры. Оно было напечатано в «Почаевском Листке“ за 1891 г., № 41, 11 октября, стр. 647–8.

безсильны, ломота и боль в ногах день от дня все усиливались. Обращались за помощью больной девушке и к одной знахарке, которая надеялась излечить с помощью каких-то травяных ванн, но и это не помогло.

Между тем на могиле покойной дочери родители Писаревы воздвигли храм. Храм зтот был снабжен и всеми необходимыми богослужебными и душеспасительными книгами. В числе этих последних была и книжка о чудесах от чудотворной Почаевской иконы Божией Матери. Больная прочитала эту книжку; вера в действительность описанных и прочитанных ею чудес пробудила в ней непреодолимое желание лично помолиться Божией Матери перед чудотворной Ее иконой в м. Почаеве. И вот в 1887 году больная прибыла в св. Почаевскую лавру. Отговев в обители Почаевской и приобщивишись св. Таин Христовых, больная с глубокой верой в помощь Божью и с сердечным сокрушением о грехах своих полилась перед чудотворной Почаевской иконой Божией Матери о даровании ей исцеления. И молитва ее была услышана: дотоле расслабленная дочь о. Марченко оставила Почаев совершенно здоровой. Вскоре после своего исцеления она вышла замуж, и до настоящего времени не чувствует возврата болезни (Из «Почаевского Листика» за 1892 r., № 9, стр. 117–119).

(Дополнения и исправления в третьем издании сей «Повести Исторической о святой чудотворной иконе Божией Матери Почаевской» сделаны в 1893 году Н. Ив. Теодоровичем.)


Источник: Издание Почаевской Лавры третье, исправленное и дополненное. Почаев. Типография Почаевской Лавры. 1893 г.

Комментарии для сайта Cackle