Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

протоиерей Андрей Хойнацкий

Период второй. Судьба чудотворной иконы Почаевской во время господства униятов на горе Почаевской (1720–1731 года)

Икона Божией Матери на горе Почаевской, в воеводстве Волынском, новета Кременецкого, епархии Лѵцкой, с давних пор прославленная чудесами, будучи издревле признаваема чудотворной публичными актами, ныне, после предварительных исследований, произведенных… местной духовной властью… от святой Столицы Апостольской почтена золотыми коронами... О чем, дабы все знали, подписавши настоящее окружное наше послание собственноручно, мы велели напечатать оное и разослать по архиепископии и епископиям нашим и развешать на дверях церковных. Дан в Радомысле, июня 29 д. 1778 года. Фелициан Володкович (униятский) митрополит всей Руси». (Преславн. Гора Почаевская»., стр. 99).

Долго боролась Почаевская обитель с западным иноверием, охраняя и защищая от вторжения его как, себя, так и другие маломощные обители западного края России. Еще в начале XVIII века монастырь Почаевский огражден был грамотами королей польских от неприязненных покушений на него не только латынян, но и униятов, несмотря на самые благоприятные отношения тогдашнего польского правительства к унии1). Но прошло несколько десятков лет, и с 1721 года обитель Почаевская является уже окончательно в руках униятов.

1) См. «Описание Почаевские Успенские лавры». Почаев, 1870 года издание 2-е; Об отнятии Почаевской обители утятами, стр. 52–50. Сравн. также «Сказание о Почаевской лавре», архимандрита Амвросия, стр. 47–50.

A с тем вместе в их ведение перешла и св. чудотворная икона Почаевская, как исконное, неотъемлемое достояние обители Почаевской и ее обитателей. Замечательно впрочем, что ни в Горе Почаевской, ни в Преславной Горе, а равно также и в рукописной Книге чудес иконы Почаевской, нет нигде ни малейшего указания на переход Писаревского монастыря из православия в униатское иноверие. Во всех их, напротив, запись разных чудес и другие сказания идут своим чередом, последовательно и без всяких перерывов, как будто в обители Почаевской в то время никаких особых переворотов не было, и только в последствии непрерывное нарочитое наименование Почаевских монахов иноками ордена (zakonu) св. Василия Великого, или прямо Базилианами, упоминание о Римском юбилее 1770 года 3) и т. п. и в особенности исключительное преобладание польского языка в Книге чудес с 1760 года, дают понять, что с сего времени в монастыре Почаевском случилось что-то особенное, чего прежде не было и с чем православие никаким образом не могло помириться. Видно, унияты на первых порах сами стыдились своего незаконного преобладания на горе Почаевской, и с иезуитскими целями нарочито скрывали оное от глаз мира, дабы с течением времени еще более утвердиться здесь и затем уже явиться полноправными господами монастыря Почаевского и его святыни, вопреки всем правам историческим, политическим и религиозным 2).

Другую выдающуюся особенность в изложении исторических сказаний, относящихся к чудотворной иконе Почаевской во времена унии, в помянутых книгах

') Стр. 37 на обор. s) Вообще унияты так искусно вели свои дела на первых порах в лавре Почаевской, что даже самые добросовестные писатели не могут положительно определить времени перехода ее в унию, и только с 1721 года находят уже окончательное господство униатов на Горе Почаевской (сравн. сказание о Почаевской лавре, архимандрита Амвросия).

составляет соединение вместе с указанием различных чудес и знамений, истекающих от этой иконы, подробного сказания об основании новой церкви Успения Пресвятой Богородицы на горе Почаевской (1771 года), и в особенности о торжественном короновании чудотворной иконы римскими диадимами 1773 года, со всеми предшествующими и последующими обстоятельствами. Потому, между прочим, мы и разделим настоящее свое исследование на две части, из коих в первой изложим собственно историю чудотворной иконы Почаевской и судьбу ее при сооружении нового храма на горе Почаевской и во время коронации св. иконы, а в последней займемся чудесами и знамениями, бывшими от нее и записанными униятами до возвращения Почаевской лавры на лоно православия (1831 года).

О закладке, впрочем, нового Почаевского храма, равно его сооружении и освящении скажем вкратце, отсылая любознательных, но этому предмету к обстоятельному исследованию о сем в «Сказании о Почаевской лавре» архимандрита Амвросия ]). Заметим только, что храм этот, воздвигнутый вместе с прилежащими к нему кельями на средства известного благотворителя– фундатора Почаевской обители, графа Николая Потоцкого, старосты Каневского 2), заложен 3 июля 1771 года, и затем освящен в 1780 году, по дозволению Сильвестра Рудницкого, униятского епископа Луцкого и Острожского, местным сунериором (настоятелем) лавры Иеронимом Калитинским3). Во все это время чудотворная икона Почаевской Божией Матери, с разрешения предшественника Сильвестрова, епископа Киприана Стецкого, помещалась во временно устроенной униятами церкви, в новой братской трапезе 4), так как воздвигнутая прежде

1) См. о построении нынешней соборной церкви и братского корпуса там же, стр. 114–125, г) «Оказание о Почаевской лавре», арх. Амвросия; «Потоцкий, как фундатор Почаевского монастыря», стр. 82–87. *) Архива Почаевской лавры дело Л* 697.

2) Там же А: 872.

Домашевскими Свято-Троицкая церковь была сломана и вошла в состав новой церкви 1). Здесь же, в той же временной церкви, в братской трапезе, находилась св. икона и до 1791 года, пока в новом храме не окончены были все работы и не воздвигнут великолепный киот на горнем месте для ее помещения, куда в том же 1791 году она торжественно и была перенесена 8-го сентября в праздник Рождества Пресв. Богородицы, и затем оставалась до последних времен, до получения нового царского иконостаса в Почаевской лавре (1861 года2).

Что касается до коронации Чудотворной иконы Почаевской, то мысль об этом, главным образом, принадлежит фундатору Почаевской лавры графу Николаю Потоцкому, который, питая особенное уважение к этой иконе, «умыслил в житии своем сицево достопамятное совершили дело, Матери Божией в почесть и прислугу, якового дела, яковой прислуги, никтоже ин чрез толь долгое время на Горе Почаевской исполнили помыслил бяше»3). Поводом к этому, как говорит предание, между прочим, послужило следующее чудесное событие в жизни Потоцкого. В молодости вообще он вел жизнь разгульную и своевольную. Предаваясь самым уродливым причудам, Потоцкий, но одной прихоти, умерщвлял своих крестьян и находил приятнейшее удовольствие в преследовании евреев, которых стрелял, как дичь. Однажды, в разгаре неистовства, он ехал в коляске, по ровной дороге, и вдруг был опрокинут на пол, в виду Почаевской обители. Лошади с коляской умчались, а упавший с козел кучер остался на месте со своим паном. Взбешенный оплошностью кучера, Потоцкий выхватил из-за пояса пистолет и с словом: умри злодей, опустил курок к груди его.

«Сказание о Почаевской лавре», арх. Амвросия, стр. 114, прим. 1-е. 2) «Преславная Гора Почаевская», стр. 17.

3) «Гора Почаевская», стр. 153 на обор. Сравн. также «Сказание о Почаевской лавре» архиман. Амвросия, стр. 103. «Преславная Гора Почаевская», стр. 49.

Но, с первым движением руки Потоцкого, кучер понял его намерение, и при виде неизбежной смерти, обратившись к Почаевской обители, воскликнул: Мати Божия, сияющая, чудесами в Почаевской иконе, спаси мя..., и пистолет осекся. Трижды потом неумолимый деспот взводил пистолет на кучера, трижды кучер взывал о спасении к Божией Матери, и трижды смертоносное оружие оказалось недействительным в руках Потоцкого, не смотря на то, что, владея всегда самым исправным оружием, он никогда в жизни не испытывал ничего подобного. Невозможно было не видеть явной милости свыше в спасении несчастного кучера от неминуемой смерти. Пораженный столь явным заступлением Пресвятой Девы, по усмирени лошадей людьми, случившимися на дороге, Потоцкий простил кучера, велел ему ехать в обитель Почаевскую, и здесь, излив свою душу в молитве к Царице небесной, с тех пор переменил свою жизнь, и тогда же поселившись в обители, не оставлял ее до самой кончины 1).

Это чудесное событие случилось, как догадываются, около 1759 года 2), а в 1760 году Потоцкий уже вошел в сношение с протоархимандритом Базилианского ордена, Ипатием Белинским, «дабы то святое дело, т. е. коронование чудотворной иконы Почаевской, он не отлагая начинал, и яже предварити должна, совершити промышлял» 3). Вследствие сего, Белинский в том же году отправился немедленно в Рожище к епископу Рудницкому с просьбою, дабы со своей стороны он принял участие в этом, деле, и, по его ходатайству, Рудницкий в апреле месяце, 16-го дня того же года, издал к своей пастве окружное послание, в котором приглашал всех собраться к 14 июня на Гору Почаевскую и там засвидетельствовать о чудесах и других благодатных знамениях, испытанных в разные времена от иконы Почаевской.

1)«Сказание о Почаевской лавре», архимандрита Амвросия, стр. 85–80. «Описание Почаевские Успенские лавры», стр. 23–25.

2) «Сказание о Почаевской лавре», архим. Амвросия, стр. 86

3) «Гора Почаевская», стр. 34.

14-го июня 1770 года сам Рудницкий прибыл на Гору Почаевскую, и здесь, лично учинив исследование о чудесах, бывших от святой иконы, и отобрав присяжные признания 21-го свидетеля, утвердил иные все особым пастырским декретом: «быти всякому незазорному известию не токмо о древности вышереченные чудесные стопы и иконы Преблагословенной Марии Девы Почаевской, но и о истине толькраты воспомянутых чудес, верным людем содеянных»1), и затем обо всем этом в 1771 году представил архипресвитеру Ватиканской церкви, кардиналу князю Генриху-де-Иорк, под начальством которого тогда находился Ватиканский капитул, наведывавший коронацией чудотворных икон Божией Матери 2).

Дело, впрочем, не ладилось сначала, «вследствие различных обстоятельств, и в особенности по причине возникшей было в том же 1770 году смертельной заразы в Почаеве и его окрестностях», и только в 1773 г., по ходатайству нового протоархимандрита и сунериора лавры Почаевской Порфирия Важинского, папа Климент XIV разрешил и благословил коронование св. иконы 3). Вместе с сим особою буллою (указом), от 23-го апреля 1773 года, папа назначил «полную индульгенцию (т.е. отпущение) всех грехов–всем, всякого пола верным Христовым, истинно кающимся, исповедавшимся и приобщившимся Св. Таин, которые, в течении восьми дней, назначенных местной властью (для торжества коронации), посетят благоговейно Почаевскую церковь монахов св. Василия Великого, Луцкой епархии, и там вознесут благочестивые молитвы к Богу о мире христианских государей, искоренении ересей и возвышении св. матери Церкви» 4). Со своей стороны Ватиканская генеральная

1) «Гора Почаевская», стр. 52. «Пресл. Гора Почаевская», стр. 69.

2) «Преславная Гора Почаевская», стр. 90 на обороте 91.

3) «Там же, стр. 91.

4) Чит. в «Преславной Горе Почаевской», стр. 9. Подлинный подписал кардинал Нигронус.

капитула тоже прислала свою привиллегию по этому предмету1), назначила коронатором–епископа Рудницкого2), и вместе с сим препроводила правила, по котором должно было совершиться коронование иконы 3).

Между тем, по старанию Потоцкого, в Риме сделаны были из чистого золота две короны, применительно к величине иконы, освящены папой и, сданные на руки генерального прокуратора Базилианского ордена русской конгрегации Игнатия Володзька, доставлены были в Почаев из Рима, доктором Богословия Вонифатием Физикевичем 4). Дном коронации, по определению коронатора Рудницкого, назначено 8-е сентября, в праздник Рождества Божией Матери по старому стилю 5). Оставалось только обнародовать о предстоящем торжестве для всеобщего сведения и позаботиться о разных к тому приготовлениях.

Первое, как и следовало, взял на себя прежде всего епископ Рудницкий. 21 июня 1773 года, он издал в своей епархии окружное послание, в котором, давая знать своим пасомым, что и сам–видимая и высочайшая глава вселенской церкви, папа Климент XIV, чрез наипревелебнейшую капитулу св. Петра Ватиканскую, благословил благочестивое то предприятие, дабы оное изображение Царицы Небесной, лелеющей на рукак Царя царей, было короновано здесь на земли, в монастыре вельможных отцев Базилианов Почаевских, двумя золотыми ватиканскими коронами, а равно и о дарованном тем же папой отпуст (т. с. индульгенции) на время коронации,– приглашал всех на гору Почаевскую, и для этой цели свое послание велел не только объявить по епархии через деканов (т.е. благочинных),

1) «Там же, стр. 92 на обор. 94.

2) «Там же», стр. 93 на обор.

3) «Там же», стр. 94: ordo servandus in tradendis coronis aureis, qua donantur a Reverendissimo Capitulo S, Petri de Urbe. Sacris Imaginibus Beata Maria Virginis, ex Legato Comitis Alexandri Sfortia Pallavicini.

4) «Преславная Гора Почаевская», стр. 121.

5) «Там же», стр. 92 на обороте, Декрет Рудницкого, от 27 июня 1773 г.

посредством обычной курсории, но опубликовать оное через прибитие его на дверях каждой церкви1) и т. д.

Затем, по просьбе того же Рудницкого, подобные воззвания в своих епархиях сделали: 1) Фелициан– Филипп Володкович архиепископ (униатский), митрополит Киевский и Галицкий, и всея Руси прототроний, епископ Владимирский и Брестский (от 27 июня того же года) 2); 2) Максимилиан Рыло, епископ Холмский (от 31июня 3); 3) Лев Шептицкий, архиепископ Львовский (от 27 августа) 4); и 4) Афанасий Шептицкий, епископ Перемышльский 6).

Сверх того, в этих объявительных воззваниях принял участие даже латинский митрополит Вацлав Иероним из Богуславиц Сераковский, архиепископ Львовский, который писал к своим пасомым: «Если древность имела обычай короновать родники, из которых почерпали воду, то какой похвалы достойна от нас–море благодатей–Мария, но ходатайству которой пред Богом истекает все, что только необходимо для нас и полезно, по слову св. Бернарда: Богу благоугодно было, дабы все мы имели при посредстве Марии. А св. Иоанн Дамаскин говорит, что имя Мария – значит Госпожа; и мы, по справедливости, исповедуем и почитаем ее Царицей неба, а с тем вместе Госпожой и всех государств земных, и в особенности крулевою нашей отчизны, привязывающего к себе сие государство неисчетными, прославляющимися в чудесах своих Ее иконами, и иными милостиво и благополучно нас себе усвояющею. Поэтому уже при жизни нашей мы имеем ее увенчанной в нескольких десятках икон золотыми коронами, но обету из фундацин славного благоговением

1) «Преславная Гора Почаевская», стр. 96.

2) Подлинное его послание, см. «Там же», стр. 99. Сущность его представлена нами выше в эпиграфе к настоящей статье.

3) Подлинное послан. «Там же», стр. 100 на обор.

4) Послание его, «Там же», стр. 101.

5) Послание его не напечатано, а приложено только короткое объявление без означения года и числа. «Там же», стр. 102.

к Божией Матери князя Александра Сфорция, в знак признания и прославления каждой подобной иконы, отличающейся действительными чудесами, дознанными от превелебнейших епископов братий наших, признанными судебным порядком и утвержденными святою столицей апостольской. И как в иных многих иконах этим почтена Матерь Божия, Царица наша, так и ныне, по признанию римскому, будет украшена такими же коронами, венчающими милости Царицы нашей, в праздник Рождества Пресвятой Девы, 8 сентября по старому стилю, по римскому же 19 дня того же месяца, чудотворная икона в Почаевской церкви велебных отцов чина св. Василия Великого. Об этом священном торжестве и уведомляем вас, любезнейший о Христе овечки наши, дабы с достодолжною и признательною благодарностию и почтением, все, кому придется быть на этом торжестве коронования всесвятейшей Царицы, почтили оное теплыми молитвами нашими, в полной уверенности, что если цари земные, по обычаю, с избытком бросают серебро и золото в среду людей, во время коронации, то кольми паче не умедлитъ бесконечно щедрее, на этом всеторжественном акте обогатить благоговейные души своих поданных Царица небесная, в особенности ходатайством своим у Бога, умножая дары Его, дабы так обильно дарованная при сем торжестве благодать из сокровищницы церковной, была с пользой получена и достигнута вами, для вечного благословения. Аминь» 1).

Кроме этого, все Базилианские монастыри были также оповещены окружным посланием провинциала Онуфрия Братковского, в котором он особенно предписывал настоятелям, дабы они прибыли на Гору Почаевскую хоть за четыре дня до коронации, и забрали с собой всех людей годных. «для заседания в исповедальнях, или услужения гостям», а также привозили разные вещи,

1) В напечатанном послании ни год, ни число не означены. См. Преславная гора Почаевск.» стр.99 на обор. 100.

потребные для столов или для церкви, «как-то: лучшие церковные облачения, чаши, подсвечники»1) и т. п.

Неудивительно, что после всего этого на восьмидневное празднование коронации (от 8-го до 15-го сентября) собралось в Почаеве одних священников унитских и латинских до тысячи человек, а кроме высшей польской аристократии, панов и шляхты, простого народа было более ста тысяч 2). По повелению короля, пришли также и войска: целый полк конных жолнеров из Украины, под начальством графа Игнатия Стемпковского, подкомория королевского, и рота пехоты из Дубенского замка, с пушками, от князя Яна Сангушки, кавалера ордена Белого Орла 3).

В самой лавре Почаевской приготовления к торжеству коронации начались, прежде всего, с украшения соборного храма и сооружения особой каплицы (часовни) для коронования. Тогда еще теперешний соборный храм только два года как начал, строиться. Богослужение совершалось пока в прежней церкви, сооруженной Домашевскими. Церковь эта была трехпрестольная (во имя Живоначальной Троицы, Успения и Благовещения Божией Матери), но ради ожидаемого стечения народа, по разрешению Рудницкого, в ней устроено было до тридцати боковых (разумеется, без иконостасов) престолов, дабы священники могли, не препятствуя один другому, служить обедни (большею частию шептанные) для богомольцев. Стены храма от карнизов до самого пола были покрыты красным штофом, обшитым золотым газом. На них в разных местах развешаны были портреты главных действующих лиц в коронации, как-то папы Климента XIV, короля Станислава Августа, коронатора епископа Рудницкого, и фундатора Николая Потоцкого. Под каждым из этих портретов были написаны слова, взятыя из ветхозаветных книг, иногда

1) «Преслав. Гора Почаевская», стр. 102.

2) «Сказание о Почаевской лавре» А. Амвросия, стр. 105.

3) «Преславная Гора». X стр. 119 на обороте.

впрочем, и не совсем удачно, как, напр., под портретом папы, слова из первой книги Маккавейской (6, 15), сказанные Антиохом Филиппу, воспитателю сына его: Даде ему дкидиму, с изменением местоимения: ему на ей; под портретом короля было начертано: Да даст главе твоей венец, венцем сладости защитит тя (Притч. 6, 9); под портретом Рудницкого: Возлюби царь Есфирь и возложи венец женский на главу ея (Есфир. 11, 17); под портретом Потоцкого: И преуспеет Езекия во всех делах своих (2 Паралин. 32, 30) 1).

Местом для коронования св. иконы Базилиане Почаевские избрали чистое поле, на востоке от монастыря, где ныне кладбищенская Рождество-Богородичная лаврская церковь. Там они устроили величественную временную каплицу, на восьми высоких столбах. Со всех сторон она была открыта для народа; главный вход в нее был с запада по семиступенной лестнице. Внутри она вся была устлана различными богатыми коврами, а посредине устроен освященный престол для служения литургии, на котором поставлены были: ковчег, золотые и серебряные подсвечники, и приготовлено место для чудотворной иконы. По стенам были надписи из текстов, взятых из книги Исход, где говорится о ветхозавеной скинии и о первосвященнике (29, 24; 40, 22). Над престолом находился богатый балдахин из красного бархата, а свод раскрашен изящной живописью. Снаружи восьмигранный купол выкрашен был зеленой краской 2).

В тоже время путь от монастыря к каплице высажен был зеленеющими деревьями. По обеим сторонам его расположилась артиллерия и пехота. Конница окружала каплицу на недалеком расстоянии в палатках. От монастыря до каплицы, на определенном

1) «Сказание о Почаевской лавре» А. Амвросия, стр. 105–106. «Преславная Гора Почаевская», стр. 112. O ozdobie owlobie Cerkiewney, Rozdzial VIII.

2) «Преславная Гора Почаевская» стр. 102 на обор. 104. Сравн. «Сказание о Почаевской лавре» арх. Амвросия, стр. 107.

расстоянии, выстроено было пять триумфальных арок, в четыре этажа каждая, с фронтонами, хорами для музыки и тремя проходными дверьми. Первая из них была построена не вдали от коронационной каплицы и с восточного фронтона, обращенного к ней, была посвящена имени папы. Поэтому на ней изображены были предметы, относящиеся к личности папы, как-то регалии папы: три звезды, крест, две руки, сложенные крестообразно, тиара, ключи ап. Петра и трисоставный крест и т. п. Под этими регалиями виднелась надпись: В руце его вси концы земли, и высоты гор того суть (Псал. 94, 4). Это богохульство,– но к несчастью это-то и писали униаты, подножки папские XVIII века. Западный фронтон посвящен был имени отчизны–с гербами короля и Польши. Эта последняя представлена была в виде двух женщин, изображающих собственно Польшу и Литву. Обращаясь к изображенной тут же иконе Божией Матери, одна из них подносила ей венец с скипетром и словами: прииди и царствуй над нами (Суд. 9, 10); другая подносила княжескую корону, и как бы говорила: Царствуй над нами ты и сын твой (Суд. 8, 22) 1).

Вторая триумфальная арка тоже состояла из двух фронтонов, из коих восточный был посвящен «Преславному Воеводству Волынскому», в котором, как и теперь в губернии Волынской, тогда находилась обитель Почаевская. Потому главное место на нем занял герб Волыни, т. е. кавалерийский на красном поле желтый крест, с распростертым над ним орлом. Под ним надпись: Гора Господня и дом Божий на версе горы, и возвысится превыше холмов, и приидут к ней вcu язы́цы (Иса. 2, 2). Западный фронтон посвящен был Потоцкому, как фундатору лавры, и на

) «Сказание о Почаевской лавре» архимандрита Амвросия стр. 107–108. Преславная Гора Почаевская», стр. 104–105. Rozdzial III , о bramie triumfalney pierwszey od szopy korona- ciyney.

главных местах содержал изображение герба Потоцкого, т. е., семиконечного креста в щите, а также патронов, т. е., святых угодников – ангелов–папы Климента, короля Станислава, Николая Потоцкого и епископа Сильвестра, как главных деятелей коронации 1).

Третья триумфальная арка с восточной стороны была посвящена «Ясневельможным» коронным гетманам: Ростишевскому, Стемпковскому, Ржевусскому, Оссолинскому и др., «как главнейшим благодетелям и заступникам земли Волынской», с западной же всему духовному званию под именем капитулы Ватиканской, и епископов обоих обрядов латинского и греческого, с изображением гербов Базилианской русской конгрегации, нунция папского в Польше, униатского митрополита Фелициана Володковича, Сильвестра Рудницкого и др. 2).

Четвертая арка была украшена, главным образом, только с одной восточной стороны, и в заключение посвящена была Базилианскому ордену. Потому главное место на ней занимал герб Базилианский, т. е. изображение пшенного столба, с присоединением ликов разных святых, из этого, по мнению латиноуниатов, ордена, как-то: Василия Великого, Иoaннa Дамаскина, Феодора Начертанного, Иосафата Кунцевича и др. 3).

Последняя пятая арка сооружена была при самой церкви и составляла как бы преддверье или паперть в церковь. На ней была изображена икона Пресвятой Троицы, венчающей Божию Матерь, со словами, как бы из уст Бога Отца: Дщи Моя (Руѳ. 3, 1), из уст Бога Сына: Maти Моя (3Цар. 2, 20),–и из уст Духа Святаго: Возлюбленная Моя прииди, будешь

) «Там же Преславная Гора Почаевская», стр. 105 на обороте.

2) «Там же», стр. 108. Rozdzial V, opianjacy brame triumfalnij.

3) «Там же», стр. 109 на обороте. Rozdzial VI, О bramie triumfalney czwartey.

венчена 1) (Песн. II. 4, 8). В заключение все это вообще заканчивалось следующей надписью: Во дни оны, воставши Мариам иде..... и возвратися в дом свой (Лук. I, 39–56) 2).

По обеим сторонам дороги, от одной триумфальной арки к другой, расставлены были картины, изображавшие чудеса, разновременно явленные от иконы Божией Матери Почаевской. На каждой из них сверху начертаны были приспособленные слова из (Св. Писания, относящиеся к содержанию картины, а внизу стихи на польском и латинском языках, уясняющие это содержание. Стихи эти сочинены были ксендзом Леоном Повшинским, бывшим питомцем Виленского папского Алюмната, на то время профессором философии в Луцке 3).

На первой из картин, с правой стороны, изображено было 1) явление Божией Матери на скале огненной с надписью из пророка Исаии: место следов Моих ублажу (6, 13). Внизу написаны были стихи на польском языке, которые передаем по-русски.

«Здесь, где Дева высекает след святейшей ноги,

«Желая вдруг прославить это место, выприскивает

источник драгоценный,

«Дабы стопа эта могла назваться чудом; но

«Есть только богатым родником дальнейших чудес

в скале4 ).

Параллельно с этой картиной с левой стороны поставлено было 2) изображение разного рода больных, получающих исцеление от чудотворной стопы, с надписью из книги Премудрости: «И дана бисть им вода

1) С Вулгаты.

2)«Там же», стр. 111. Rozdzial VII, О piatey bramie trumfalney.

3) «Там же», стр. 114.

4) «Преславная Гора Почаевская», стр. 114 на обороте. Rozdzial IX, О drodze otvorzystey z cerkwi i monastera az na mieysee koronacyi prowadzacey.

от камня несекомого,… сими сие благодетельствованы быша (11, 4–6)1). Стихов ксендза Повшинского далее мы не приводим, потому что они ничего нового к содержанию картин не прибавляют, и кроме того, написаны по-польски, и не везде складно, как можно видеть даже в строфах, приведенных нами выше, а потому и не заслуживают особенного внимания в нашем исследовании.

Затем в таком же порядке следовали 3) Изображение митрополита Неофита, дающего св. икону Гойской, 4) Видение небесного света возле чудотворной иконы, явленное Гойской; 5) Изображение Филиппа Козинского, получающего исцеление пред благодатной иконой; 6) Отдание св. иконы Гойской на вечное хранение инокам Почаевским; 7) Изображение инока, усеченного татарами и полагающего голову свою пред чудотворной иконой; 8) Воскрешение Василия Шкарпитки в 1665 г.; 9) Изображение, как чудотворная икона Почаевской Божией Матери плакала в течении четырех недель в 1674 году; 10) Похищение Почаевского инока из неволи татарской; 11) Явление Божией Матери во время войны Збаражской; 12) Исцеление Ледуховской в 1674 г.; 13) Спасение юноши, падшего в колодец; и 14) Воскрешение младенца, положенного пред иконой в 1710 году 2).

В том же порядке поставлены были 14 дальнейших картин, изображающих последующие чудеса Божией Матери, так. что всех таких картин было 28 3). Но так как чудеса эти явлены были от иконы Почаевской уже в позднейшие времена, когда Лавра Почаевская находилась в руках униатов, то, чтобы не утомлять читателя, мы оставим описание их в своем месте, при описании чудес, записанных униатами в период их преобладания на горе Почаевской, тем более, что

1) «Преславная Гора Почаевская» стр. 114 на обороте.

2) «Там же», стр. 114 на обороте 116.

3) «Преславная Гора Почаевская» стр. 116–119.

в них действительно изображены были важнейшие чудеса, бывшие от св. иконы во время унии, а потому конечно и более других заслуживающие нашего внимания.

К каждой триумфальной арке назначена была особая музыка с барабанами, трубами и другими музыкальными орудиями. Наконец вблизи каждой арки по сторонам расставлены были пушки, мортиры и другие огнестрельние орудия. По стенам ворот развешаны были тысячи разноцветных фонарей и плошек 1).

Когда все это было приготовляемо, за два дня прибыли в Почаев коронатор епископ Рудницкий и Холмский епископ Максимилиан Рыло. Седьмого числа утром перед обедней, которую отслужил епископ Рыло, Потоцким торжественно были внесены ватиканские короны в церковь, при огромном собрании панов и народа, и, сданные на руки унитских властей в Почаев, положены были на св. престол в ожидании коронации 2). Затем того же числа Рудницкий служил торжественную вечерню, Кафедральный экклезиарх Бродович говорил проповедь. Из города Брод (в 20 верстах от Почаева) прибыло с крестным ходом церковное братство, сопровождаемое духовенством, и соединилось с братством местным. По вечерни образовался крестный ход для перенесения чудотворной иконы на место коронации. Св. икону несли два архимандрита под богатым балдахином, который поддерживали четыре знатнейших пана из Волыни. Во главе всех, в мантии и омофоре, шел Максимилиан Рыло. Шествие совершалось через новоустроенные арки, на которых на хорах гремела музыка. Войска, стоявшие по бокам, производили безпрестанную пальбу из ружей и пушек; у каждой триумфальной арки горели тысячи плошек. По внесении

1) «Сказание о Почаевской лавре» арх. Амвросия стр. 108–109.

2) «Преславная Гора Почаевская» стр. 120 на обороте. Rozdzial V. о uroczystym przez I. W. 1– P. Fundatora Koron do Cerkwi uniesieniu.

иконы в каплицу, епископ поставил ее на реликвиарии, устроенном на престоле с мощами св. Василия Великого, Иакова Персянина, св. великомученицы Варвары и др. и, покадив ее, начал петь Под Твою милостъ

Народ повторял эту песнь, как ему знакомую, за духовенством, и неудивительно, что все молились Царице Небесной с необычайным одушевлением. Затем здесь же, в каплице, чередные монахи служили повечерие, полунощницу и воскресную заутреню (потому что тогда 8-е сентября приходилось в день воскресный). Пo шестой песни читали акафист Божией Матери, затем пели разные литании, молитвы и т. п., пока на востоке не занялась заря и не возвестила, что пора начинать литургию в каплице для приобщения народа 1).

Между тем в церкви богослужение совершалось своим порядком. В два часа пополуночи, после пушечного выстрела, начали благовест к заутрени. После троичного канона стреляли из пушек; а унитские и латинские священники взялись служить тихие литургии на боковых престолах. Во время величания производилась новая стрельба, а по окончании утрени служили первую гласную обедню (primaria votiva), в приделе Благовещения Божией Матери, при громе музыки, стоявшей на первой арке, перед входом в церковь на крыльце 2).

В семь часов утра, коронатор Рудницкий в пышной карете приехал к коронационной каплице и таможидал в особой палатке, пока с торжественностью не были принесены ватиканские короны. Несение их

1) Мы уже сказали, что в каплице был устроен, по благословению Рудницкого, освященный престол для служения литургии. См. «Преславная Гора Почаевская» стр. 121 на обор. Rozdzial VI, о osmoduiowey koronacyiney okazalosei. «Сказание о Почаевской лавре», арх. Амвросия, стр. 109.

2) «Преславная Гора Почаевская» стр. 125. Rozdzial II w ktorum okazalosci dnia piervszego koronacyi wykladajasic, «Сказание о Почаевской лавре», А. А. стр. 109–110.

совершалось также, как и накануне, при огромнейшем стечении народа, с пушечной пальбой и громами музыка. Короны были несены под балдахином-провинциалом Братковским и супериором Лавры Почаевской Дометианом Яновским. Во главе духовенства был опять Холмский епископ в полном архиерейском облачении1). Коронатор Рудницкий, тоже в полном облачении, окруженный многочисленным духовенством и разными сенаторами и военными и гражданскими чинами, встретил короны у самой каплицы, при страшном громе орудий и музыки. Поднося оные, Браткавский обратился к Рудницкому с латинской речью, в которой просил довершить дело коронации возложением короны на св. икону. Рудницкий, со своей стороны, ответил тоже с краткой речью, заключающей в себе благодарность Ватиканской капитуле и заботливости Потоцкого, положил короны на престол возле иконы и благословил приступить к самому действию2).

Немедленно провинциал и супериор прочли вслух народа торжественную присягу, что полученные ватиканские короны будут вечно находиться на св. иконе. Затем прочитано было папское бреве о даровании на этот случай индульгенции, и декрет ватиканский о поручении Рудницкому совершить коронацию. Последовал новый гром пушек. Дометиан Яновский произнес опять речь, по окончании которой Рудницкий торжественно благословил обе короны при новом громе пушек и музыки. После зтого еще раз прочли папское бреве о даровании индульгенций, и, сообразно переделанному на восточный лад уставу о коронации, запели: Достойно есть 3).

1) «Преславная Гора», стр. 125 на обороте. «Сказание о Почаевской лавре», стр. 110.

2) «Преславная Гора», стр. 125. «Сказание о Почаевской лавре», стр. 110.

3) «Преславная Гора Почаевская», стр. 125–127. Сама «Преславная Гора» замечает, что «этот обряд.... по распоряжению Рудницкого,… был переведен с латинского языка на ****

Затем Рудницкий, поднявшись на ступени, ведущие к престолу, возложил прежде освященную корону на главу Спасителя, говоря: как руками нашими венчаешься на земли, так и мы да удостоимся от Тебя венчаться: славою и честию на небе. Потом другую корону таким же порядком возложил на голову Божией Матери, говоря: как руками нашими венчаешься на земли, так и мы да удостоимся от Христа славою и честию венчаться на небе. То и другое возложение сопровождалось необычайной, сугубой игрой на трубах и других музыкальных орудиях, барабанным боем и стрельбой из ружей и пушек. Между тем Рудницкий молился об упокоении первого изобретателя коронации графа Александра Сфорции Паллавичики; затем диакон прочел ектению о здравии папы, короля, кардинала Генриха де-Иорк, епископа Рудницкого и фундатора Потоцкого; последовал отпуст, и по пропетии: Под Твою милость...., церемония кончилась 1).

По возложении корон на икону, она обратно была отнесена в церковь на гору Почаевскую, подобно как и накануне того дня, при громе орудий и звуке музыки с приближением к каждой из триумфальных арок. Четыре архимандрита: протоархимандрит Важинский, провинциал Братковский с Иннокентием Матковским и Дометианом Яновским несли киот с венчаной иконой на реликвиарий. Священники и монахи стройным порядком шли впереди в два ряда. За иконой в полном архиерейском облачении следовали оба епископа. Безчисленное множество богомольцев всякого пола, чина

славянский, и напечатан отдельной книгой, не, без некоторых впрочем перемен, которых требовал обряд Греко-российской церкви, как в гимнах, так и в некоторых действиях (стр.97). Перемены эти состояли главным образом во введении православных ектений, молитвы за усопших: Боже духов и всякие плоти, и т. п. Сравн. «Западно-русская церковная уния в ее богослужении и обрядах. А. Хойнацкого, Киев 1871 года».

1) «Преславн, Гора Поч.*, стр. 127–128. «Сказание о Поч. лавре», стр. 111.

и звания участвовали в крестном ходе. Проходя через каждую триумфальную арку, несущие поднимали реликвиарий с св. иконой на все четыре стороны, дабы весь народ мог ее видеть 1).

По внесении иконы в церковь, она была поставлена на большом престоле, на котором литургию священнодействовал Рудницкий, при пении избранных монахов, и при громе музыки. Гром пушек и труб отзывался извне каждый раз при всех важнейших священнодействиях литургии. По прочтении Евангелия, была проповедь, которую произносил архидиакон Луцкой латинской кафедры, известный своей ученостью и знаменитым происхождением, генеральный оффициал, Божидар Подгороденский. Литургия закончилась песней Тебе Бога хвалим, и благодарственной речью протоархимандрита Важинского панам и народу за участие в торжестве. В то же время народу роздано было одиннадцать тысяч икон с изображением Божией Матери, несколько сот книжечек на похвалу Божией Матери и пять тысяч медальонов, наделенных из Рима разными индульгенциями, и вследствие этого имеющих в глазах простолюдинов, преимущественно из латинян, особенное значение 2).

В тот же день вечером, торжественно, при громе пушек и музыки, холмский еписком Максимилиан Рыло служил вечерню в большой церкви. Проповед говорил Иероним Нерезий, архимандрит Брацлавский, из Литовской провинции. С заходом солнца в разных местах последовала музыка, горели тысячи плошек и факелов для увеселения народа, показывались искусственные раздоцветные огни, нарочно деланные в Варшаве, пускались ракеты, явились горящие вензеля т.п. Всем этим заправлял нарочно выписаный из Варшавы

1) «Преслав. Гора Почаев.», стр. 127. Rozdzial III, О powrocie do Cerkwi z ukoronowanym obrazem, o Mszy Biskupiey i innych obrzadkach. «Сказание A. Амвросия», стр. 111.

2) «Преслав. Гора Почаевск.», стр. 128–129. «Сказание о Почаев. Лавре», стр. 111–112.

инженер майор Готфрид Дейбель-де-Гаммеро. Удовольствия продолжались более двух часов 1). На другой день обедню в большой церкви служил епископ Рыло с такою же, как и первого дня, торжественностью, при громе пушек, барабанов и т.п. 2).

Между тем миссионеры, нарочито вызванные из монастырей Кристинопольского, Кременецкого и Пугинского 3), проповедывали везде, где могли, – на крыльце храма, при триумфальных арках, по улицам и другим местам. Таким же порядком торжественно, при стрелянии из пушек, звук барабанов и музыки, совершалось богослужение и в прочие дни восьмидневного празднования коронации. Стечение народа все более и более увеличивалось; каждый почти день являлись новые братства из отдаленнейших селений, с крестными ходами, на поклонение св. иконе. Желающих исповедываться и причащаться св. Тайнам было безчисленное множество. Духовники принимали исповедь, где было только возможно, и служение литургий, особенно шептанных, почти не прерывалось.

Впрочемъ 13 числа оба епископа выехали из Почаева, предоставив еще раньше этого продолжать торжество важнейшим архимандритам, провинциалам, опатам и т. п. Так 10-го числа торжественную обедню служил Божидар Подгороденский, и, как латинянин, отправлял оную «латинским обрядом». 11-го служил Иероним Нерезий, архимандрит Брацлавский. В то же время в приделе отправлял шептанную литургию епископ Максимилиан Рыло, и с разрешения Рудницкого, произвел на ней несколько монахов в иподиаконов. 12-го торжественную обедню служил Иосафат Высоцкий, архимандрит Жилкиевский, а 13-го Самуил Новицкий–

1) «Преславная Гора» стр. 129. Rozdzial IV, о dziejach, ktore ро poludniu az dlugo w noe trwaly.

2) «Преослав. Гора Почаевская», стр. 129 на обор. Rozdzial V, о nazajutrznym dniu do uroezystey koronacyi. «Сказ. о Почаевской лавре», стр. 112.

3) «Преслав. Гора Почаевская», стр. 120.

доктор богословия генеральный протоконсультор чина Базилианского на Руси 1).

Праздник Воздвижения честного креста привлек на гору Почаевскую новых богомольцев, а с тем вместе вызвал униатов и на новое торжество. Еще и в этот день тридцать духовников сидели на своих местах и едва успевали удовлетворять желаниям кающихся. В этот праздник торжественное вненощное бдение и обедню, при обычном громе пушек и музыки, совершал привонциал, архимандрит Братковский. Вечером происходила вновь иллюминация с музыкой, пением разных гимнов и т.п. 2).

15-го сентября был день заключительный для торжества коронации. В этот день торжественную обедню служил сам протоархимандрит Важинский. Проповедь говорил Даниил де-Беати-Иосафат, лектор богословия, орднарный проповедник ордена тринитаров кременецких. Пушки и музыка, по обычаю, не умолкали во весь день. С наступлением вечера тот же Важинский служил заключительную вечерню, по окончании которой совершен был крестный ход с св. иконой через все пять триумфальных арок в коронационную каплицу и обратно в церковь. Затем пропели: Тебе Бога Хвалим… Важинский, по полномочию из Рима, дал присутствующим папское благословение,– и по сугубой эктении за папу, местного епископа, фундатора Потоцкого и за всю братию и христиан, последовал обычный отпуст, которым торжество коронации кончилось3).

Замечательно, что во все это время погода стояла отличная, дни были ясные, вечера и ночи теплые, так что ничто не могло препятствовать торжеству. Вследствие этого целые сотни тысяч народа проводили дни и ночи

1) «Пресл. Гора Поч.», стр. 133. Rozdzial IV, о trzecim, 2 czwartym, ріatym dniu osmiodniowey uroczystosci.

2) Там же, Rozdzial VII, о szostym i siodmym dniu uroczystosci, стр.136, «СказаниеоПочаев. лавре», стр. 113.

3) Там же, Rozdzial VIII, a uroczystosciach dniaosmego pokoronacyi, стр. 137 на обор.

под открытым небом. По забранным базилианами сведениям у одной исповеди и причастия было: – лиц греческого обряда 24 тысячи, а латинского 9 тысяч триста. Угощение,устроение коронационной каплицы и триумфальных арок, иллюминации, разные ракеты и вензеля и другие увеселения, как для народа, так и для сановников светских и духовных, все это было на счете Потоцкого,который готов был жертвовать всем ради достигнутой желанной цели коронования Божией Матери на горе Почаевской 3).

Через год после этого, 8 Сентября 1774 г., подобное торжество повторено было на горе Почаевской в память годовщины коронации чудотворной иконы, хотя и не с прежним великолепием. Впрочем, и теперь снова служил коронатор Сильвестр Рудницкий; на поле выстроено было несколько триумфальных арок, играла музыка, стреляли из пушек, зажигали иллюминацию и т.п. В самый день праздника, по окончании обедни, иеромонах Почаевский иероним Калетинский снова раздавал народу множество медальонов, наделенных индульгенциями и т.д. 2).

За то, впрочем, это было и последнее важное событие в исторических судьбах чудотворной иконы Почаевской во время господства униатов на горе Почаевской. 8 сентября 1791г. базилиане Почаевские, как мы сказали, перенесли торжественно св. икону из братской трапезной церкви новосооруженную величественную церковь Успения Божией Матери, воздвигнутую Потоцким, и здесь поставили в нарочито для нее уготовленном великолепном киоте на горнем месте, с богатым престолом для служения литургии, в каковом виде затем она возвращена была на лоно православия с упразднением унии в обители Почаевской, по возсоединении ее с православной церковью в 1831г.3).

1) О «Сказание О Почаевской Лавре», архим. Амвросия стр. 113.

2) «Преславная Гора Почаевская». Przydanie o uroczystosci, ktoга sie w rok po odprawioney koronacyi w Poczajowie obchodzila, cтр. 141–144.

3) «Сказание о Поч. лавре», Архим. Амвросия стр. 124.

Теперь перейдем к чудесам, коими святая икона Почаевская ознаменовала себя в период латиноуниатского преобладания в обители Почаевской.

Но прежде о самых этих чудесах. Да не смущается русское, православное чувство тем, что Матерь Божия не перестает являть свою благодатную силу на горе Почаевской и по отнятии ее у православных, под владычеством униатов. Во-первых, и в истории положительно известно, что из числа исцеленных тогда и удостоившихся других знамений от св. иконы Почаевской не все исключительно были униатами или латинянами. Народ, особенно простой, и доселе во многих местах Волыни, Подолии и Украины положительно не помнит унии, считая себя таким же искони православным, как и в настоящее время. Только его представители униятские священники были настоящими униятамн. Этим-то и объясняется то легкое воссоединение униатов с православной Церковью, какое последовало в наших краях по уничтожении польского владычества, с подчинением их Российской Империи. Также точно многие смотрели в то время и на икону Почаевскую. Народу мало дела было до того, в чьих руках она находилась. Он обращался к ней только с простой, искренней верою, как исконной своей родовой святыне, и не мог не получать просимого. Кроме сего, в истории благодатных знамений, записанных униатами во время их преобладания на горе Почаевской, нельзя даже прямо не указать нескольких чудес, совершившихся над лицами, несомненно православными. Таковы: 1) Исцеление от трехлетней слепоты «Москаля» Саввы Петрова, «из великороссийского града Путимля», т. е. Путивля, в 1764 году1); 2) Спасение от неминуемой смерти вахмистра кирасирского его высочества государя наследника полка, Никифора сына Петрова Антоновича, в отчаянии прострелившего-было себе горло пистолетной пулей в 1774 году 2); 3) Уврачевание

1) «Книга чудес иконы Почаевской», стр. 27. «Гора Почаевская», стр.29 на обор. «Преславная Гора», стр. 45.

2) «Книга чудес», стр. 58. «Гора Почаевская», стр. 78 на обор. «Преславная Гора», стр. 148.

от особой болезни, именуемой «понялицей, сиесть слезены болением», соборного старца Киевопечерской лавры и игумена Бугуславского монастыря, урожденца города Казани, Рафаила Орлова, в 1782 году 1); 4) Восстановление потерянной чести и доверия между сослуживцами поручика Якутского пехотного полка Егора Ярцова в 1822 г. 2) и т. п. Все эти благодатные явления мы тем более относим к лицам православного исповедания, что они совершены были над, людьми, несомненно, великороссийского происхождения, как известно, никогда не знавшими никакой унии 3). На эту же самую мысль наводит нас далее и то выдающееся обстоятельство, что все эти знамения в «Книге чудес», служившей, как мы уже говорили, прототипом для «Горы Почаевской» и в особенности «Преславной Горы», записаны по-русски, тогда как остальные пред ними и за ними, относящийся к лицам числившимся в унии, или к ней принадлежащим, записаны по-польски, в каком виде впоследствии и перешли в «Преславную Гору Почаевскую». Не говорим уже о наименовании инока Рафаила игуменом и соборным старцем, чего униаты в то время положительно не знали, называя своих настоятелей монастырей опатами, супериорами и т. п. Затем, конечно, всему миру известно, что и в недрах православия, Матерь Божия никогда не отказывает в своей благодатной помощи ни латинянам, ни протестантам, ни даже, евреям и татарам,

1)«Книга чудес», стр. 64. «Гора Почаевская», стр. 86. «Преславная Гора», стр. 156. При сем «Преславная Гора Почаевская», называет Рафаила «родом и жительством из Малороссии». Но это прямое противоречие «Книге чудес», в которой прямо говорится, что он был «из города Казани». Впрочем и «Гора Почаев.», именует этот город не Казанью, а Казаном. Вероятно базилиане Почаевские очень мало знали русскую географию.

2) «Книга чудес», по житии преп. Иова, стр. 39.

3) Так и свидетелем чудесного спасения помянутого вахмистра Антоновича «Книга чудес», а затем и др. помянутые книги, полагают великоросса каптенармуса Кирилла Долганина.

когда только они обращаются к ней с несомненной верой и глубоким неподдельным упованием 1)….И теперь на одной горе Почаевской, сколько чудес и благодатей Матерь Божия являет униатам, латинянам и пр. и пр. 2).... Тем паче, разумеется, не могла она не вспомоществовать им, во время их господства в обители Почаевской, для прославления своего святаго имени и возвеличения родной нашей же православной Церкви, под сению которой она начала свои чудотнорения на горе Почаевской, и в недра которой должна была возвратиться по упразднении унии, для новых дальнейших чудес и знамений. Что касается собственно характера и предмета чудес, записанных базилианами, от св. иконы Почаевской, то все они в существе своем также объемлют разные нужды и состояния верующих, как вообще все чудеса и другие благодатные знамения, известные в Церкви христианской. В особенности чудеса Почаевские во время унии поражают только своей численностью, восходящей далеко за полтысячи. Таким образом в одно первое время, от перехода Почаевской лавры в унию до поднятия Потоцким вопроса о коронации чудотворной иконы, или точнее, с 8-го сентября 1724 года до 2-го мая 1770 года, таковых мы имеем в записях лаврских 103 3), потом от издания епископом Рудницким пригласительного послания к засвидетельствованию чудес Почаевской Божией Матери 16-го мая 1770 года, до открытия в Почаеве особой коммиссии для засвидетельствования этих чудес 14 июня того же года,–21 4).

1) Чит. напр. «Сказание о сооружении Великой Печерской церкви», в Киевском Патерике.

2) Смотр. ниже, период третий, о чудесах, совершившихся на Горе Почаевской по возвращении Почаевской лавры в православие.

3) «Гора Почаевская», стр. 10–33. «Преславная Гора», стр. 25–49.

4) «Гора Почаевская», стр. 35–41. «Преславная Гора», стр. 51–58.

Затем, как в «Горе Почаевской», так и в «Преславной Горе» следует запись помянутых нами (31-го) свидетелей, утвердивших в присутствии Рудницкого 15-го июня 1770 года, под присягой, действительность 39-ти чудес и других знамений, бывших от святой иконы Почаевской в разные времена, между 1761 и 1770 годами 1). Со времени издания Рудницким утвердительного декрета о несомненности благодатных явлений от иконы Почаевской, 21 июня 1770 года до коронации св. иконы 8-го сентября 1773 года, новых чудес и знамений на горе Почаевской было 54 2).

Но время самой коронации унияты записали только три знамения, последовавшие 8-го, 9-го и 13-го сентября, по той, как изъясняется «Преславная Гора Почаевская», причине, что, «вследствие огромного натиска людей, находившихся в то время в Почаеве, не много знамений могло быть дознано» 3). Затем из чудес, последовавших от св. иконы Почаевской после ее коронации, «Гора Почаевская», до 5-го июня 1793 года, указывает 85 4). Прибавим к сему еще 33 чуда, совершившихся по указанию «Преславной Горы Почаевской» до 20-го июня 1807 г.; таким образом получим всех чудес и благодатных знамений, напечатанных униатами после коронации чудотворной иконы: 117 5). Об остальных чудесах, бывших после этого от св. иконы, до обращения Почаевской обители в православие, говорит уже рукописная «Книга чудес», и таковых в этой книге от 14-го мая 1809 года до 3-гоиюля 1827 г., полагается 12 6).

Таким образом, всех чудес, записанных униатами на горе Почаевской, находим 539. Но и это еще не

1) «Гора Почаевская», стр. 43–50. «Преславная Гора», стр. 60–67.

2) «Гора Почаевская», стр. 53–74. «Преславиая Гора», стр. 71–90.

3) «Преславная Гора», стр. 114–115.

4) Стр. 66–96.

5) Стр. 166–176.

6) «Книга чудес, по житии пр. Иова», стр. 33–42.

все чудеса, явленные от св. иконы Почаевской в период латиноунитского преобладания в лавре Почаевской. Многие из них, как мы видели, не записаны вследствие натиска людей во время коронации. Тоже самое, по свидетельству «Книги чудес», случилось еще ранее во время юбилея 1770 года, когда по записям этой книги, в августе месяце того же года, «было бы и более записано чудес и благодатей Божией Матери, только люди, имевшие рассказать иные, приходя в обществе других, и не обращая внимания на то, записаны ли они или нет, в тех же компаниях, спеша домой, уходили» 1). Другие чудеса, по свидетельству той же книги, не записаны были вследствие нерадения записывающих, как об этом читаем, напр., на стр. 16-й: «нерадение было причиной того, что по разным страницам, чудеса Пресвятой Марии Девы, хотя и были записаны в эти годы, но в книгу не все вписаны в порядке»2), и т. д.

Мы не будемъ утомлять внимания своих читателей подробным изложением всех этих чудес и знамений. Вместо этого укажем важнейшие из них, и для этой цели прежде всего воспользуемся указанием чудес, как более важных, избранных, самими же униятами для своих картин, какие выставлены были для ознакомления народа с чудесами Божией Матери Почаевской, во время коронации.

1) Некий врач из Саксонии, проживая в Почаеве в 1725 году, и будучи лютеранского исповедания, вздумал было хулить св. икону Божией Матери за поклонение, которое воздавали ей верующие, приходящие на гору Почаевскую. Вследствие этого, как только вышел он из' лавры, на него внезапно напал злой дух, который до того гонял его по соседним полям и горам, что он умер нечаянной смертью, и т. обр. «приятъ казнь по делом своим. Зде да накажутся, заключает «Гора Почаевская», вси противницы, хулящие иконы святые» 3).

2) Еврей «из града Залозец», будучи в Почаеве

1) «Книга чудес», стр. 16. 2) Там же, стр. 37 на обор.

3) «Преславная Гора Почаевская», стр. 116. Там же, стр. 25 на обор. «Гора Почаевская», стр. 11.

15 августа 1727 года, и видя множество народа, входящего в церковь и выходящего из нее, решился из любопытства сам заглянух в ее внутренности, и лишь только св. икона была открыта, внезапно он увидел от нее необычайную светлость, которая так поразила ero сердце, что он немедля оставил иудейство и принял св. крещение, под именем Николая 1).

3)  Некая жена Татьяна Возьная, из селения Погорилец из-под Дубно, будучи в плену у татар в течении 30 лет, наконец получила освобождение по молитве к Божией Матери Почаевской октября 1, 1729 года 2).

4) Пасечник помещика Важинского, каштеляна Волынского, крестьянин Иосиф Домбицкий, из села Севрук, по неосторожности произвел пожар в пасеке своего пана, истребивший более 150 ульев, и за это был осужден и увезен на вечную каторгу, в местечко Озеро на полесьи. Но по дороге, встретив людей, отправлявшихся на поклонение Божией Матери Почаевской, он вздохнул к Пресвятой Деве и в туже ночь увидел во сне старца в монашеском одеянии, который, толкнув его, сказал ему: «иди и сотвори благодарение в монастыре Почаевском, свободен бо еси». И действительно, лишь только он пробудился, узы спали с ног его, и он не только свободно прошел между спящею стражею, но и посетил обитель Почаевскую, и здесь, в праздник Рождества Крестителя 24 июня 1732 года, засвидетельствовал о своем спасении во славу Царицы Небесной, освободившей его «от тоя работы» 3).

5) Некая жена Анна Николаиха, из г. Острога, будучи уже на смертном одре, полумертвою, по обету мужа ее, обратившагося к Божией Матери Почасвской, внезапно получила совершенное исцеление, и в благодарность Пресвятой

1) «Преславная Гора», стр. 116. Там же, стр. 26. «Гора Почаевская», стр. 11 на обор.

2) «Преславная Гора», стр. 116 на обороте. Там же, стр. 26 на обороте. «Гора Почаевская», стр. 12.

3) «Преславная Гора Почаевская», стр, 116 на обороте. Там же, стр. 27 на обор. «Гора Почаевская», стр. 12 на обор.

Деве, посетив обитель Почаевскую в мае 1736 года (29 дня), и «сие исповедавши, здрава вспять возвратися в дом свой» 1).

6) В 1743 г., по молитвам к Божией Матери Почаевской исцелела правая рука Иосифа Подлящанина, пораженная смертельным вередом 2).

7) Мария Боровицкая «из города Куликова», будучи еще восьми лет, в 1752 году, привалена была землей, и вынутая из нее «без духа», в таком положении пролежала от восхождения до захождения солнца, и затем по молитве к чудотворной иконе Почаевской не только воскресла, но и осталась совершенно здоровой, и посетив Почаев в благодарность Матери Божией «за возвращенное себе житие и здравие, вспять в мире до Куликова возвратися июня 22-го дня» 3).

8) В 1757 году заступлением Божией Матери от Горы Почаевской, священник Кондрат Василинович, коадьютор прихода Кожуховского, луцкой епархии, из под Хмельника, получил исцеление от необычайного течения крови из ноги, продолжавшагося в течении целого года 4).

9) В 1764 г. прибыл в лавру урожденец «города Великороссийского Путивля», Савва Цапля-Петров, и засвидетельствовал пред всеми, что, страдая в течении трех лет слепотой, когда однажды пришли к купцу, у которого находился он на пропитании, «купцы из Волыни», и привезши с собой «книжицу чудес Почаевских», читали оную в слух присутствующих, тогда он, Цапля, обратился с горячей молитвой к Божией Матери об избавлении от своего недуга, и в ту жe ночь он немедленно прозрел, и затем пришедши в обитель Почаевскую, пробыл здесь «несколько недель, в различных службах, немолчно благодаря за благодать Пресвятой Девы Богородицы,

1) «Преславная Гора», стр. 117. Там же, стр. 29. «Гора Почаевская», стр. 13 на обороте.

2) «Преславн. Гора», стр. 117. 3) «Пресл. Гора», стр. 117. Там же, стр. 40 на обор. «Гора Поч.», стр. 24 на обороте.

4) «Преславная Гора», стр. 117. Там же, стр. 41. «Гора Почаевская», стр. 25 на обороте.

от чудотворного ее образа бывшую, чудо сие на нем бывшее всем проповедая». Вместе с этим подлинность сего чуда засвидетельствовали собственноручной подписью: «смиренный Иеромонах Адриан Громачевский, Иеромонах Галактион Сидорович», 2 июля 1764 года1).

10) В 1769 г. июня 14 дня, настоятель Златоустовский, села Марковец из-под Бердичева, церкви, Гавриил Чекердовский, на исповеди засвидетельствовал по совести, что, страдая в течение полутора года немотой, ходил он по разным св. местам, ищя исцеления. Но ни в Бердичеве, ни в Ружине, ни в Тыврове, ни в Зазоне, ни в Прожеве и Самогородке Господу не благоугодно было услышать его моление. Тогда он решился пешком пойти в Почаев, и лишь только 11-го июня 1769 года достиг обители Почаевской, вдруг начал мало-по-малу говорить, так что 13-го числа тогоже месяца, мог уже совершить в Почаевской лавре св. литургию, «благодарствуя Пресвятой Деве Почаевской» за свое чудесное исцеление 2).

11) Далее, в числе важнейших чудес, изображенных на картинах, какие украшали триумфальный путь во время коронации чудотворной иконы, унияты указывают дивное спасение одного юноши из села Подгаец, который, подстрелив утку и желая достать ее из воды, был увлечен и поглощен водой, так что уже приготовлялся к смерти, но, по молитве к Божией Матери Почаевской, вышел на сушу совершенно целым и невредимым 3).

12) Затем на картине же изображено было необычайное спасение множества людей, обращающихся к чудотворной иконе Почаевской, от страшной заразы, свирепствовавшей в 1770 году в «русских краях», на Волыни, Подолии и Украйне, и т. п. 4).

1) «Преславная Гора», стр. 117 на обор. Там же, стр. 45. «Гора Поч.», стр. 29 на обороте

2) «Пресл. Гора», стр. 117. По свидетельству этой книги Чекердовский сам присутствовал в Почаеве на коронации чудотворной иконы в 1773 г. Там же: также, стр. 48. «Гора Почаевская», стр. 32 на обороте.

3) «Преславная Гора», стр. 118.

4) Там же, стр. 118 на обороте.

13) Предпоследняя картина изображала исцеление некоего Казимира от тяжкой горячки, в которой он лишился было не только сил телесных, но и обладания умственными способностями, и только лишь принесен был на гору Почаевскую и прикоснулся к св. иконе, внезапно получил выздоровление и восстановление сил своих1).

14) На последней картине, украшавшей помянутый триумфальный путь, богомольцы вообще видели исцеление множество бесноватых, по заступлению Божией Матери Почаевской, каковы: помещик Прокопий из Лосятина 1736 г. 2), священник Павел Качинский 1770 г. 3), и пр. и пр.

К этому присовокупляем акт, составленный от лица «ясновельможного пана Иоанна, графа Тарнавского» и других Волынских дворян и чиновников, «различными уряды почтенных», – в подтверждение чудес, бывших от св. иконы Почаевской, во время коммиссии Рудницкого в июне месяце 1770 года:

«Мы ниже по именам и по должностям нашим подписанные собственноручно, исполняя сердечные свои намерения, дабы засвидетельствовать об общенародной славе чудес и благодатей Пресвятой Девы Марии, в иконе здешней дознанных фундаторами места сего и другими прежде нас бывшими, нам же, наследникам их, совершенно об них ведомых, собравшись на гору Почаевскую как ради Стопы Пресвятой Девы Марии, изображенной на твердом камне места сего, так ради и многих чудес и благодатей, славных во всех странах наших, которые и до ныне Господь раздает верным своим, прославляя Матерь свою в том же образе Почаевском, – собравшись, говорим, в то время, когда его преосвященство ясновельможный кир Сильвестр Лубинецкий–Рудницкий, екзарх митрополии Киевской, Галицкой и всея Руси, епископ Луцкий и Острожский, сам особою своею приехал в Почаев для совершения этого дела святого, имея врученные себе вопросы от монахов чина

1) Там же.

2) «Гора Почаевская», стр. 13 на обороте.

3) Там же, стр. 43.

св. Василия Великого монастыря Почаевского,– на каковые отвечая пред лицем того же ясновельможного епископа, сим исповедуем и клятвенно свидетельствуем, что в иконе здешней Пресвятой Девы Марии от веков славятся великие чудеса и благодати», – и проч.– «21-го месяца июня, по старому календарю 1770 года. В церкви Почаевской»... (Следуют подписи, по обычаю) 1).

Из остальных далее записей о знамениях, совершившихся на горе Почаевской после коронации чудотворной иконы 1773 года, особенного внимания заслуживает запись Австрийского графа Ромуальда-Иосифа Яворского, Шамбеляна его императорского, королевского и апостольского величества, от 7-го июня 1800-го года.

Будучи в Красноруссии, на возвратном пути из Украины в Галицию, граф этот, без всякой вины, был обвинен пред русским правительством (вероятно в затеях по делам Польши) и, по приказанию начальства, нечаянно схвачен в Родзивилове, и здесь содержался в заключении несколько месяцев. В последствии хотя именным императорским указом он и освобожден был из заключения, но ему запрещено было возвращаться в отечество, где он имел имение, жену и детей. Вследствие этого, заботясь о своем освобождении, и не получая на первых порах никакой надежды на изменение своей участи, Яворский от печали впал в тяжкую горячку, которая была тем опаснее, что с ней соединилась необычайная рвота, не позволявшая больному принимать никакого лекарства. Наконец, в одну ночь у него сделался заворот головы, и ослабленный и измученный, он лежал в холодном поту, с тяжкой икотой, ожидая кончины... В это время присутствовавшие при нем мать его зятя, Магдалина княгиня Корибутова, и некто Сломинский, асессор низшего суда в повете Кременецком, с женой своей, в доме которых проживал Яворский, начали обращаться с сердечной молитвой к Божией Матери Почаевской, поручая

1) «Гора Почаевская», стр. 50 на обороте. «Преславная Гора», стр. 67 на обороте.

Ее ходатайству себя и своего больного. Затем, когда Яворский немного пришел в себя, ему также посоветовали сделать то же самое, и лишь только он вздохнул сердечно к Царице Небесной, давши обет посетить обитель Почаевскую и поклониться чудотворной иконе, вдруг надворный врач его, доктор Елин, доселе терявший всякую надежду на выздоровление графа, вошел в комнату больного и здесь засвидетельствовал, что ему пришло в голову еще одно, неиспытанное доселе лекарство, от которого действительно графу немедленно стало лучше, так что к утру он заснул, а на другой день мог уже выдти и сходить в местный Радзивиловский монастырь и здесь исповедаться и приобщиться Св. Тайнам. Через три дня после этого Яворский отправился в Почаев, и здесь так уже чувствовал себя крепким и здоровым, что не только снова исповедывался и приобщался, но и «по благочестивому любопытству» ходил по всем важнейшим местам лавры, и даже без ослабления сил спускался в пещеру пр. Иова, игумена Почасвского 1), а потом, отобедав у проживавшего в то время в Почаеве епископа Левинского, отправился в назначенное ему место жительства–село Погорельцы в имении помянутой Магдалины, совершенно здоровым и невредимым. Отселе граф Яворский предпринял новые средства для своего освобождения, но на все его старания ему отвечали из Петербурга, что его дело не ладится, советуя ему терпеть и ожидать неопределенное время. Тогда вспомнил он о своем чудесном исцелении и обратился снова к Божией Матери на горе Почаевской, поручая ей себя и судьбу свою. После этого граф Яворский

1) Известно, что униаты не только почитали преп. Иова и признавали его святым, но даже хотели канонизовать его у папы. Есть предание, что и после отказа папского до самаго возвращения Почаевской лавры в православие, они не переставали водить к нему поклонников, возжигали пред ним свечи, тайком служили ему молебны и т. п. Зато пр. Иов также не переставал чудодействовать во времена унии, как и во времена православия. (См. Подольские Епархиальные Ведом., 1871 г. № 10, часть неофициальная: «Пр. Иов игумен Почаевский», его жизнь и прославление, стр. 355–371).

уже не предпринимал ничего, и не писал в Петербург ни одной строчки о своем спасении. Между тем, в то же самое время, совершенно незнакомый ему молодой человек из иностранной коллегии в Петербурге, вдруг неожиданно, без всякой просьбы или даже намека со стороны графа, взялся за его дело и так удачно повел оное, что через несколько дней издан был именной указ Его Императорского Величества об освобождении Яворского. Приписывая таковое свое избавление новому чуду Божией Матери, Яворский снова немедленно отправился в обитель Почаевскую, и здесь, по выслушании литургии и приобщении Св. Тайнам, нарочито описал все свое это дело, и эту запись, на память родам грядущим, вручил настоятелю лавры, подтвердив в тоже время действительность испытанных им благодатей Пресвятой Богородицы Почаевской следующей торжественной присягой на главном престоле перед чудотворной иконой своей спасительницы: «Я Иосиф присягаю Господу Богу всемогущему, в Троице Святой Единому, что испытанные мною два чуда благодатей Пречистой Богородицы Девы, чудотворной в здешней иконе Почаевской, как относительно моего выздоровления в отчаянной болезни, так и неожиданного направления моих интересов, по обету своему, верно и правильно в обширной своей записи подал и записал, во удостоверение чего, для большей чести и хвалы Божией и Его чудодейственной Матери, пред лицом величества их присягаю,– так мне Господи Боже помоги и сие св. Евангелие».

Тот же акт подтвердили собственноручной надписью: 1) присутствующая при болезни графа Яворского Магдалина княгиня Корибутова-Воронич; 2) доктор его Клин (следующими словами: Ego' semper Excellentiae praesens supra exarata attestor, т.-е. свидетельствую обо всем сказанном, я всегда присущий его сиятельству) и 3) наконец присутствующий при означенной присяге, и ее совместно с другими принимающий, Адриан Андрушкевич супериор монастыря Почаевского1 ).

1) «Преславная Гора Почаевская», стр. 168–170.

Последнее известие о чудесах Божией Матери Почаевской во время унии достигает 1827 года. В этом году, июня 3-го дня, некто Иосиф Крассовский, «бывший маршалов, т. е. предводитель дворянства уездов литинского и могилевского» (Подольской губернии), собственноручно засвидетельствовал, что в 1824 году, страдая страшной, по свидетельству лучших врачей, неизлечимой фистулой на ноге, он в несчастий своем обратился к Божией Матери Почаевской и благодатным ее заступлением не только получил облегчение душевное, но и совершенно, в течении одного дня, исцелился от своей болезни без всякой медицинской помощи. Как и предыдущее, это чудо подтвердили своими свидетельствами врачи, лечившие Крассовского, и его соседи, признававшие его неизлечимым 1).

Это чудо записано на конце «книги чудес иконы Почаевской Пресвятой Марии Девы и стопки», и затем уже унияты о благодатных знамениях Божией Матери Почаевской не говорят ни слова. Вероятно, занятые участием в польском повстаье 1830-го года, они не имели ни времени, ни охоты следить за проявлениями благодати Пресвятой Девы на горе Почаевской, а потому и не обращали на них своего внимания. А может быть и сама Пресв. Владычица, приуготовляя падение латино-унитского владычества в своей обители, нарочито прекратила на время свои благодатные явления на горе Почаевской, дабы паки возсиять новыми, еще большими чудесами и знамениями по возвращении Почаевской обители на лоно православия, по усмирении польского повстанья 1831 года.

1) «Книга чудес» по житии прей. Иова, стр. 43.


Источник: Издание Почаевской Лавры третье, исправленное и дополненное. Почаев. Типография Почаевской Лавры. 1893 г.

Комментарии для сайта Cackle