Андрей Николаевич Муравьёв

XXIII. Ропот народа в пустыне и мятеж

На второй год странствования, прежде оставления пустыни Синайской, которая была ознаменована дарованием закона, Господь повелел Моисею и Аарону сделать, вместе с князьями народа, исчисление двенадцати колен Израилевых, и, кроме Левитов, нашлось могущих носить оружие, от двадцатилетнего возраста, 603550 душ; многолюднее прочих было колено Иудино, предназначенное для будущего царства; оно восходило до 75000, сыны же Левиины, обреченные Господу, вместо первенцев всего народа Израильского, не превышали числом 22273, и между ними разделены были различные служения скинии. – Из трех племен Каафова, Гирсамова и Мерарина, первому поручены были священные сосуды, второму завесы, покров и опоны, а последнему столпы здания.

Законодатель определил и место каждому колену, при расположении стана. Левиты, как ближайшие хранители святыни, должны были ставить шатры свои окрест скинии свидетельства, а во главе их, со стороны восточной, Моисей и Аарон. Вокруг ополчались сыны Израилевы: к востоку царственный Иуда, и Исахаром и Завулоном; к югу старший Рувим, с Симеоном и Гадом; к западу сыны Иосифа, Ефрем и Манассия, с единоутробным ему Вениамином; к северу же Дан, Асир и Неффалим. Старейшины каждого из двенадцати колен, принесли от себя богатые дары и жертвы, по совершении святилища, один за другим, в течении двенадцати дней, и сыны Израилевы совершили Пасху по закону, со всеми её обрядами, в пустыне Синайской.

Особенное знамение подавал Господь для поднятия стана; облако, которое, со дня устроения скинии, лежало над ней, блистая пламенем во время ночи, внезапно подымалось: тогда воздвигался Израиль и останавливался вместе с облаком, доколе опять не возвещало оно пути. – При звуке серебряных труб приходил в движение весь стан, по одному их зову собирались старейшины к Моисею, а по другому известному зову, снимали шатры свои и за ними следовали прочие.

В двадцатый день второго месяца, второго года, поднялось впервые облако с вершины скинии, от горы Синая к пустыне Фаранской, и колено Иуды, с восточной стражей, открыло шествие; за ним несли скинию Левиты и следовали по порядку прочие колена, начиная с южных. – Каждый раз, при воздвижении кивота, возглашал Моисей: «возстань Господи и да разсыплются все враги Твои, и да бежат все ненавидящие Тебя»; при поставлении же кивота опять молился: «возвращай Господи тысячи тем во Израиль».

В пустыне Фаранской возникли новые искушения Моисею, от неблагодарного народа, который беспрестанно роптал на вождя своего, в течении сорокалетнего странствования. Господь поразил ропщущих огнем, и одна только молитва Моисея потушила пламя, истребившее часть полка, отчего и место прозвано запалением. Но вскоре возник другой ропот; сыны Израилевы вспомнили обилие рыбы и зелень Египта, и плакали, что душа их иссохла от вкушения одной манны; восстенал и Моисей пред лицом прогневанного Бога. «Зачем огорчаешь Ты раба Своего, и не заслужил он довольно милости у Тебя, чтобы избавиться от управления таким народом! -воскликнул он. – Разве я зачал в утробе моей или родил людей сих, чтобы, как доилица в лоне своем, перенести их в землю, которую обещал Ты отцам их? Отколь мне взять мяса взывающим о пище? Не могу один водить их! Если же обрел я благодать пред Тобою, лучше порази меня смертью, чтобы я не видел такого озлобления.» – Но Господь велел Моисею избрать семьдесят мужей, из числа старейшин Израилевых, и привести их пред скинией свидетельства, народу же обещать мяса до сытости, на многие дни, так что возгнушается наконец избытком мяса.

На рассвете собрались старейшины к скинии и, снизшедший в облаке Господь, взял от Духа, данного Им Моисею, и возложил на избранных мужей, которые внезапно стали пророчествовать. Двое из числа семидесяти не явились к скинии, но и на них излился Дух Божий, и они начали также пророчествовать в стане, к крайнему негодованию Иисуса Навина, который поспешил известить о том Моисея, прося его запретить им; но вождь Израилев ответствовал: «кто даст, чтобы и все были Пророки, когда излиет Господь Духа Своего на них!» Он взошел в стан с избранными старцами: – тогда поднялся сильный ветер и нанес карастелей от моря, так что вся земля покрылась ими окрест стана; целый день и целую ночь и еще наутро, люди собирали себе птиц, иссушая их для пищи. Но еще мясо было в устах их, когда Господь поразил алчных, язвой великой, и место сие прозвано было: гробами похотения, от множества погибших.

Моисей перенес стан в Асироф, и там возроптали на него домашние, брат Аарон и сестра Мариям: «неужели с одним Моисеем беседует Бог?» говорили они и услышан был ропот их; Моисей же был самый кроткий из всех человеков на земле. Сам Господь рассудил братьев и сестру и, призвав их пред двери скинии, сказал им, из столпа облачного: «если восстанет между вами Пророк, Я откроюсь ему в видении и во сне; но не таков будет он, как раб Мой Моисей, который верен Мне во всем доме Моем; не гаданием, но устами к устам беседую с ним, и он видел славу Господню; – как не устрашились вы роптать на него?» – Тогда отступило облако от скинии и обнаружился гнев Божий: Мариям внезапно сделалась белой, как снег, от проказы. В ужасе молил Аарон брата, не вменить им греха, ради неведения их, и исцелить сестру; помолился Моисей, и Господь велел отлучить Мариям только на семь дней из стана; весь народ ждал очищения её, не снимая шатров, потом опять ополчился в пустыне Фаранской.

Отсель, по воле Божьей, послал Моисей соглядатаев в землю Ханаанскую, по одному из каждого колена, узнать, какова земля обетованная и люди, живущие в ней. Крепки ли города их и обильны ли плоды? Соглядатаи дошли до Хеврона и дебри виноградной, и там, отрезав одну гроздь, чрез сорок дней, возвратились в стан. Но весть, принесенная ими о исполинах, населявших крепкие города земли, кипящей медом и млеком, наполнила ужасом народ. Тщетно двое из соглядатаев, Халев и Иисус Навин, старались успокоить волнение; прочие десять вопили: «земля сия поядает живущих, и люди её исполины, пред которыми мы кажемся саранчой.»

Тогда восплакался весь сонм и роптал на Моисея и Аарона: «о если бы умерли мы, в земле Египетской, или хотя в сей пустыне! Зачем вводит нас Господь в землю, где падем на брани, а жены и дети наши сделаются добычей врагов! Лучше возвратиться нам в Египет; поставим себе старейшину и возвратимся!» Моисей и Аарон пали ниц пред народом и верные соглядатаи разодрали одежды свои, взывая: «хороша земля, виденная нами! Если любит нас Господь, то введет в неё; только не отступайте от Господа и не бойтесь людей, ибо время их прошло, с нами же Господь!» Но разъяренный народ, не внимая увещаниям, хотел побить камнями вождей; тогда слава Божья явилась в облаке, над скинией, пред всеми сынами Израилевыми, и сказал Господь Моисею: «доколь будут огорчать Меня люди сии, не веруя знаменьям, которые совершил пред ними? Поражу их смертью и погублю; тебя же и дом твой сделаю народом великим, еще более многочисленным.» Смиренно ответствовал Моисей: «узнают Египтяне, как извел Ты, силой Твоей, народ сей из земли их, и не все ли живущие по вселенной слышали, что Ты Господь сему народу, видимо являешься очам его и идешь пред ним, столпом облачным днем, и столпом огненным ночью? Ныне, если истребишь народ сей до последнего человека, язычники, слышавшие имя Твое, скажут: «Бог погубил их в пустыне, ибо не мог ввести их в землю, которую клялся даровать им. – Да вознесется рука Твоя, Господи, как некогда сам Ты возвестил мне; отпусти грех сему народу, подобно как и доныне Ты всегда был к нему милостив!»

Услышал Господь кроткую молитву Моисея и сказал: «милостив буду, по слову твоему; во веки будет жить имя Мое, и слава Моя исполнит землю. Но люди, видевшие славу и знамения Мои в Египте и пустыне, и десять раз искушавшие Меня, истинно не увидят землю, которую обещал отцам их; одни только дети их, еще неразумеющие добра и зла, её получат, и с ними Халев и Иисус Навин. Завтра возвратитесь опять в пустыню к Чермному морю. Скажи дерзнувшим роптать на Меня и на вас: в пустыне падут тела их; но дети, которых боялись отдать в добычу врагам, те наследуют землю, от коей отрекались отцы; сорок лет будут пастись они в пустыне, по числу дней, употребленных соглядатаями, год за день, неся на себе беззаконие родителей, доколе не истлеют тела их, и познают роптавшие всю полноту гнева Моего.» Во исполнение угрозы, первые поражены были соглядатаи, кроме Халева и Иисуса, внезапной смертью. Восплакались сыны Израилевы, движимые поздним раскаянием, захотели они взойти на верх горы, заслонявшей землю обетованную, вопреки словам Моисея, который предупреждал, что Амалик и Хананей поразят их, ибо Господь отступил от непокорных; он не позволил поднять кивота из среды полка, и меч врагов отразил ослушников.

Господь хотел утвердить, страхом, закон свой в сердце непостоянного народа. Вопреки заповеди, о соблюдении субботы, один из сынов Израилевых найден был собирающим дрова в пустыне. Моисей велел побить виновного камнями, и весь сонм был исполнителем казни, ибо против всех согрешил нарушитель закона, данного для общего спасения.

Вскоре открылось возмущение, угрожавшее спокойствию целого народа; ибо начальниками его были Корей, из племени Левитов, Дафан, Авирон и Авнан, из старшего колена Рувимова, с двумя стами пятидесятью именитых мужей совета Израильского. Завидуя власти Моисея и Аарона, они восстали на них, говоря: «весь сонм свят, ибо со всеми Господь; зачем же превозноситесь над сонмом?» Изумленный такой речью, Моисей, со смирением отвечал возмутителям: «завтра покажет Господь, кто святые его, и призовет их к себе, не избранных же оставит; возьмите кадильницы ваши, Корей с своим сонмом; возжгите фимиам и завтра, кого изберет Господь, тот будет святым. Послушайте меня сыны Левиины: или мало вам, что Господь отделил вас, от всего сонма Израилева, на служение в скинии? Для того ли приблизил вас к Себе, чтобы вы еще восхитили священство и восстали на Господа, ибо кто Аарон, что ропщете против него?»

Кроткая речь Моисеева не смягчила надменных; он послал звать и мятежных сынов Рувима, но они отрекались придти, упрекая вождя, что извел их из земли, кипящей медом и млеком, на гибель в пустыню, где еще хочет властвовать. Гневом исполнилось сердце Моисея, от неправедного укора: «Господи, воскликнул он, не принимай от них жертвы; ни от которого из них ничего я не принял и ни единого не оскорбил.»

На утро Корей, с своим сонмом, держа в руках кадильницы, стали у дверей скинии; стал и Аарон с кадильницей возле брата; внезапно явилась слава Божья и Господь сказал Моисею и Аарону: «отступите от сонма сего и истреблю весь»; но Моисей простершись на землю, воскликнул: «Боже духов и всякой плоти, если согрешит один человек, на всех ли падет гнев твой?» и Господь велел сказать народу, чтобы отступили от сонмища Корея, Дафана и Авирона; отступили сыны Израиля, по слову Моисея, а мятежники спокойно стояли пред дверьми шатров своих, с женами и детьми, как бы не страшась казни за преступление.

Тогда Моисей сказал народу: «ныне узнаете, что Господь меня послал, и что я не от себя действую. Если, обычной смертью всех человеков, умрут люди сии, то не от Господа я послан; но вот земля раскроет уста свои и поглотит их, со всем достоянием; живыми сойдут они в ад, и вы уверуете, что прогневали Бога.» – Едва умолк Моисей, внезапно разселась земля под ногами мятежников, и погиб Корей, со всем его сонмом. Ужаснулся Израиль и с воплем бежал от места гибели; но огонь, изшедший от Господа, сжег двести пятьдесят мужей, принесших фимиам. Моисей велел сыну Ааронову, Елеазару, собрать медные кадильницы погибших и обложить ими алтарь всесожжений, для вечной памяти страшного события, чтобы никто кроме семени Ааронова, не дерзал возжигать фимиам пред Господом, подобно Корею и его сонму.

Утром опять возроптал народ и устремился на вождей своих, взывая, «вы умертвили людей Божьих!», Моисей и Аарон бежали к скинии; облако покрыло её; явилась слава Господня, и гонимые опять услышали то же страшное слово: «отступите от народа и одним ударом истреблю весь.» – Они же еще однажды простерлись на землю и кроткий Моисей сказал брату: «возьми кадильницу и огонь с алтаря, вложи фимиам, и поспеши в стан помолиться о людях, ибо гнев Божий изшел от лица Его и уже начал губить их.» Аарон поспешил исполнить волю брата; с кадильницей в руках, устремился он в стан, где совершалась казнь, стал между живыми и мертвыми, вознес молитву и престала смерть, но уже погибло четырнадцать тысяч семьсот человек. Только необычайная кротость Моисея могла противостоять такому ожесточению спасаемого им народа, и здесь является чудный пример праведного гнева Божия и неизреченной его милости, а вместе и священнодейственной силы при заступлении Святых; ибо одно движение кадила, и одна молитва облаченного Архиерея, отделили живых от мертвых и спасли весь стан. Если же такую силу имело ветхозаветное богослужение, которое было только образом будущего, то кольми паче таинственно и знаменательно действие новозаветной молитвы и жертвы.

Чтобы совершенно истребить святотатное покушение на священный сан, подобающий только избранному семейству, Господь велел Моисею взять у двенадцати старейшин жезлы их, с именами каждого колена, и начертав на тринадцатом жезле Левия, имя Аароново, положить их в скинию свидения; Моисей исполнил волю Божью и на утро жезл Ааронов процвел один, между всеми жезлами князей Израильских, в одну ночь произрастив листья, цветы и плоды. Весь сонм с изумлением увидел печать избрания вышняго, на жезле Аароновом, который и положен был в кивот завета, в знамение грядущим родам. Страх смерти заменил ропот: «гибнем! Восклицали сыны Израилевы, всякий, прикасающийся к скинии умирает, неужели все до единого погибнем?» – Тогда дом Аарона и колено его, еще однажды и более исключительно, предопределены были на служение скинии, с распределением должности Первосвященника, жрецов и простых Левитов, и уже никто из иных колен не дерзал к ним присоединяться, для дел богослужения, под угрозой неминуемой смерти.


Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Комментарии для сайта Cackle