епископ Вениамин (Платонов)

Слово в день Успения Пресвятой Богородицы

Побеждаются естества уставы в Тебе – Дево чистая

В числе похвал, воспеваемых церковью Матери Божией слышим ту похвалу, что в Ней побеждаются естества уставы!

Похвала истинно великая и необыкновенная! Ибо, если и по законам естества образуются иногда и выходят такие люди, которым невольно удивляется свет и которым нельзя не отдать должной чести, то что должны помыслить мы о величии Той, Которая вознеслась над законами естества и стала выше их?

«Побеждаются естества уставы в Тебе – Дево чистая!»

В чем побеждаются? В рождении, воспитании, жизни и самой смерти!

Дева чистая в рождении Своем есть плод неплодства.Здесь уже нельзя не примечать начала торжества Девы чистой над законами естества. Ибо по одному естественному закону совсем не выходило Её образование и рождение на свет.

Для этого к обыкновенному закону рождения надлежало превзойти другой высшей силе и другим чистейшим побуждениям. Каким побуждениям? Тем, которые неясным чувством пламенили сердца предназначенных к чести – быть родителями честнейшей херувим и которые чистым светом мысли отражаются теперь в сознании всего верующего мира христианского, ублажающего и прославляющего славнейшую без сравнения серафим! В чувстве родителей Матери Божией сосредоточились все вопли страждущего человечества, все высшие чаяния нашего духа, и Она призывалась в мир, как призывается мать воплями оставленных детей и застигнутых крайним неблагополучием! Призываемая всеми Матерь приходит в мир вопиющих и является в виде обыкновенного младенца! Что будет с этим младенцем? Он должен воспитаться!

В воспитании пренепорочной Девы видим раннее развитие чистейшей души Её, скоро окрылившейся небесными стремлениями и быстрым полетом вознесшейся над бездной дольнего мира к высоте премирной. Скоро поняла общая всех Матерь Свое высокое назначение, быстро понеслась Она в безпредельную высоту. Но где приютиться этому высочайшему, небошественному духу, где найти ему свое мирное пристанище среди волн греха и суеты, покрывших собой землю? Она, по тайному обету своих родителей, едва только достигшая трехлетнего возраста, вводится в храм Господень, в священной тишине которого укрыла Себя от шума, производимого в мире грехом и суетой. Там водворяется она и всецело посвящает Себя Богу! По древнему преданию церкви первосвященник Захария, стоявший тогда на чреде своего служения, быв восхищен Духом Божиим, вводит юную Отроковицу во святая святых, куда мог входить только первосвященник единожды в год. Там предстала Она лицу Божию, и судьбы всего человечества сосредоточиваются в Heй. С тех пор святая святых была всегда отверзта для юной Отроковицы, куда Она входила каждый день для тайной беседы с Богом и там, по тому же преданию церкви, принимала хлеб от ангела, который составлял её дневное пропитание.258

В жизни Богоизбранной Отроковицы представляется нам то недомыслимое чудо, что Она, не переставая быть Девой, становится Матерью Бога – Слова. Тогда как всякой другой матери чуждо девство, и всякой иной деве странно деторождение, на Ней одной непостижимым образом устрояется то и другое! Еще одна исключительная необыкновенность усматривается в жизни Богоматери, именно: совершеннейшая чистота и святость, в какой не превзошел бы Ее ни один херувим, заключенный в плоть, и поставленный на земле. Здесь открывается пресветлая победа Девы Марии над тем ужасным законом нашего естества, который поработил весь род человеческий греху и привел в мир смерть.

Совершается, наконец, над чудной Девой последняя тайна. Исполнив число дней Своей земной жизни, Она приближается к общему всех пределу – смерти, и Та, Которая взрастила всем плод живота, полагается во гроб. Естественный закон смерти, по-видимому, взял над Ней Свою силу, но только по-видимому, на самом же деле он был побежден и тут! Ибо, если, по выражению апостольскому, смерть есть оброк – подать греха259, то что же такое мы должны видеть в кончине Матери Божией, Которая благодатью Божией успела освободиться от греха в продолжении Своей жизни? Не более, как ту кинсонную златницу, которую благоволил некогда Царь неба внести в сокровищницу приставников царя земного по их требованию260. Это сделал Господь не по долгу, налагаемому на Него законом, а во изображение общей всех свободы, которую пришел купить Он роду человеческому. Есть сходство между сей кинсонной златницей и смертью Матери Божией. Матерь Живота умирает, но умирает не по долгу, налагаемому на Неё законом греха – уплачивает и Она общий долг смертной природы человеческой, но уплачивает не в значении какого-либо для Себя лишения и потери, а в предызображение принятия благ больших и лучших. Почему церковь видит в кончине Её предобручение вечного живота: «и живот предобручает смерть!»

Таким образом в рождении, воспитании, жизни и смерти Матери Божией побеждаются естества уставы!

Не устранись, христианин, от сей великой победы, совершившейся над уставами естества в лице Девы Марии. Близка должна быть к сердцу каждого из нас эта радостнейшая победа! Ибо Матерь Божия представляет Собой только начаток и высший образец той жизни, в которую вводимся смотрением Божиим все мы. Видел некогда св. Иоанн Богослов в своем таинственном откровении великое знамение: ему показана была чудная жена на небе, облеченная в солнце, и луна под ногами её. Это великое видение изображает собой святую церковь Христову, слагающуюся из всех верующих в Господа Спасителя. Солнце, в которое облечена была жена, есть сияние совершенств божественных, в которые облекает Господь души всех верующих в Него. А луна, бывшая под ногами жены, означает не полный блеск тех совершенств, к которым способен восходить человек по законам естества.

И так есть о чем порадоваться нам в торжестве Матери Божией над уставами естества! И велика должна быть наша радость о сем торжестве! Она и была бы в самом деле велика, если бы внутри нас не существовали причины, обессиливающие и подавляющие эту радость.

Какие эти причины? У нас недостает живой веры и полного убеждения в том, совершится ли когда-нибудь победа над законами естества и в нас подобно тому, как светло возблистала она в Деве Марии? Кто уверит нас и как убедиться нам в том, что и мы не отлучены от сонма людей, в которых имеет открыться торжествующая блaгодать над законами естества? Если мы решительно не можем быть уверенными в этом, то все, что делает благодать вне нас, мало может радовать нас. Ибо таково свойство человеческого сердца, что оно не может хорошо сочувствовать тому, в чем не видит какой-нибудь доли своей собственности. В этом случае, по чувству своего сердца, мы готовы даже завидовать и с недовольством вопрошать, зачем отказано нам в том, чем так славно отличен и возвеличен другой?

Если такие движения чувства свойственны нашему сердцу и всегда близки к нему, то нам надлежит заградить их источник, ниспровергнуть то основание, на котором опираются они. Где источник таких темных чувств нашего сердца? В недостатке нашей веры и нашем сомнении в том, что есть и наша доля славы в величии прославляемых Богом. На чем опирается это сомнение наше? На том, что мы не видим в себе торжества благодати, столь светло открывающегося в других; мы чувствуем себя в полной зависимости от законов естества! Но если мы видим торжествующую благодать в каком-либо одном, то почему не перенести нам это торжество от одного и к себе самим? Разве мы не слышим воспеваемое церковью могущество Того, Кем совершается победа над законами нашего естества? Не возглашает ли она в слух всех: идеже бо хощет Бог, побеждается естества чин! Может ли устоять какая-нибудь власть и сила там, где захочет совершить что-либо Бог!Здесь надлежит уразуметь нам только то, хочет ли Бог победит в нас естества чин или, может быть, Он оставил нас навсегда под обладанием этого тягостного и невыгодного для нас чина? Торжественный ответ на это представляет нам Дева чистая, в Которой победились естества уставы! Для чего этим уставом надлежало бы победиться в Ней, если бы им не надлежало быть побежденными в нас? Если сии уставы еще не побеждены в нас, то неужели, по этому одному, будем думать, что они уже и не победятся в нас? Так думать не должны мы потому, что ни для Бога нет нужды держать нас под сими уставами, ни для нас нет выгоды и пользы оставаться под ними!261

Из всех законов естества самый тягостный и невыгодный для нас есть закон греха, который привошел в нашу природу и слился с ней до того, что мы не в состоянии выйти из-под насилия его!

Не знаем, как подпали мы под власть этого ужасного для нас закона, и как он возобладал нами столь сильно! Смотрим на свою жизнь, видим в ней разнообразные проявления греха, хотим быть лучшими, и в некоторых дальнейших опытах своей жизни узнаем себя худшими! Это невольно колеблет нашу веру и приводит нас в сомнение, возвысимся ли когда нибудь над своей природой, одержим ли верх над ней?

Что противопоставить нам своему сомнению в верности победы над законами естества, столь сильно действующими в нас? Одну веру! Какова бы ни была над нами власть и сила этих законов, мы не должны впадать в сомнение о своем торжестве над ними, но по мере действующей силы в нас законов естественных, нам должно усиливать свою веру и оживать в своем уповании на победу их. Ибо оставаться нам под властью этих законов, нет ни для Бога нужды, ни для нас пользы!

Пусть же эта, до времени действующая в нас сила законов естественных, не смущает нашей веры и не колеблет нашей радости о совершившемся торжестве над ними в Деве чистой!

Есть еще иная причина, подавляющая нашу радость о совершившейся победе в чистой Деве над уставами естества, и эта причина состоит в излишней привязанности нашего сердца к жизни естественной. Между людьми много есть таких, которые до того увлечены этою жизнью, что у них недостает ни столько силы ума, чтобы вознестись своим представлением к чему-либо лучшему, ни столько власти воли, чтобы отрешиться своими желаниями от благ и выгод этой жизни, и начать жить для чего-нибудь другого! Как сухи чувства таких людей ко всем высочайшим обетованиям Божиим, как мало у них священного вкуса, как скучны и тягостны для них предметы духовные! Душа их пленена внешности и вся деятельность их обращена к тому, чтобы быть превосходными в размере естественном.

Что сказать таким людям от силы и духа настоящего праздника? Скажем им: живите, преследуйте свои земные цели, восходите по узким степеням своего естественного величия, но только помните, что жизнь естества и законы её, назначены Богом к отложению и отмене, а потому эти законы естества и в вас должны быть или побеждены, или просто будут отменены! Подумай, человек, что будет с тобою, когда сии законы падут для тебя, и ты против своей воли увидишь себя в области высшей – неестественной, среди которой станешь не как существо, имеющее духовное сродство с оной областью, а как пойманный невольник и представленный туда, где он совсем не желал бы оставаться?

Живите и наслаждайтесь благами сей жизни, вы, увлеченные этой жизнью, наслаждайтесь во всю полноту сих благ и широту ваших средств, но не забудьте, что последнее благо сей жизни состоит в христианской кончине и добром ответе на страшном судищи Христовом!

Нельзя ожидать на страшном судищи Христовом доброго ответа тому, кто проведет и скончает свою жизнь не по христиански!

Что значит вести жизнь и окончить ее по-христиански? Жизнь христианская и кончина её на земле есть тайна благодати Божией, сокровенно пребывающей в нас, и незаметно священнодействующей под покровом темного и нечистого естества нашего, пока наконец совершит в нем свое победоносное торжество и приведет нас в истинное достоинство человеческое. Изучение этой тайны есть предмет всей нашей жизни – это урок, заданный нам на все продолжение нашего временного бытия, который должны уразумевать мы от первого пробуждения своего сознания, от первых движений своей воли, от первых биений своего сердца! Мера нашего успеха в изучении этого великого урока спросится у нас на страшном судилище Христовом!

Дево благодатная! Ты, воссиявшая от нашего падшего помраченного естества и явившаяся высшей небес и чистейшей светлостей солнечных, знаешь всю силу и могущество над нами законов естества? К Тебе неслись призывные вопли всего человечества прежде, нежели явилась Ты на свет, к Тебе несутся они со всех концов мира и теперь! О чем просим и молим Тебя, Владычице? Будь нам прибежищем и заступлением в час нашего исхода из этого мира, и покровом в день страшного суда Сына Твоего!

* * *

258

В прологе слово патр. Тарасия. 21 ноября.

261

Излишне было бы исчислять здесь все законы естества, по которым располагается наша жизнь естественная. Говорим здесь о законах естественных потому, что некоторые считают их единственными, неизменными и как бы вечными; а потому они отрицают высший род жизни, к которому должен стремиться человек естественный, вспомоществуемый благодатью.



Источник: Платонов Вениамин, еп. Собрание слов и размышлений. Кострома: Губернская типография, 1908 г. – 572 с.

Вам может быть интересно:

1. Несколько слов и речей с присовокуплением Притчи о неправедном домоправителе архиепископ Софония (Сокольский)

2. Сборник 12-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

3. Очерки православно-христианского вероучения священник Георгий Орлов

4. Мои дневники. Выпуск 4 архиепископ Никон (Рождественский)

5. Простонародные поучения сельским прихожанам на все воскресные и праздничные дни, на молитву Господню и на разные случаи профессор Иван Степанович Якимов

6. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

7. Путешествие по святым местам русским. Часть 2 Андрей Николаевич Муравьёв

8. Простые краткие поучения. Том 1 протоиерей Василий Бандаков

9. Отечественная история церковная и гражданская протоиерей Фёдор Титов

10. Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, в азбучном порядке расположенное Павел Иванович Савваитов

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс