Андрей Николаевич Муравьёв

XXVIII. Судии, 356 лет. Девора, Гедеон, Еффай

После кончины Иисусовой, сыны Израилевы вопросили Господа: «кто из них начнет ратовать против Хананеев?» и Господь назначил колено Иудово. – Тогда Иуда ополчился, вместе с Симеоном, и поразил Царя Адонивезека, который отсек края рук и ног семидесяти пленным Царям, и подобно псам питал их под своей трапезой: его подвергли той же участи. Потом взяли они приступом и предали огню Иерусалим, Хеврон, Газу, Аскалон, и другие города до помория и страну горную. Ратовали также Вениамин и племя Иосифа, и прочие колена, в своих участках, но они не исполнили заповеди Моисеевой, позволив обитать у себя язычникам, и народы Хананейские укрепились против непослушных. – Ангел Господень пришел укорить их в Галгалы; он предрёк, что боги пощаженных врагов будут в погибель Израилю, и место сие прозвалось плачем, от плача народного.

Когда Иисус Навин и все современное ему поколение, видевшее славу Божию в пустыне, отошли к отцам, и возстало новое, то народ забыл Бога, изведшего его из Египта, стал поклоняться Ваалу и Астарте, и Бог предал его в руки врагов; повсюду была рука Божия над виновными. Он восставлял судей, чтобы избавить от пленения народ свой; но судей не слушались жестоковыйные; едва только умилостивлялся их воздыханиями Господь и проходило искушение, едва умирал судья, Им воздвигнутый, как опять согрешали они, еще более отцов своих, и жертвовали богам чуждым. Посему Господь не истребил совершенно народы языческие, с которыми смешались сыны Израиля союзами брачными, вопреки строгих запрещений закона.

Сперва предал их Господьв руки Царя Месопотамского; после восьмилетнего рабства, воззвали они к Богу отцов своих, и спасение пришло рукой Гофониила, племянника соглядатая Халева. Новые измены навлекли восемнадцатилетнее иго Эглома, Царя Моавского; Аод освободил братий своих, втайне поразив Царя, и одержал с войском Израилевым победу над Моавитянами; после него, Самгар, сокрушивший Филистимлян, был третьим судьей. Опять согрешили сыны Израилевы, и опять предал их Господь, на двадцать лет, в руки Иавина, Царя Ханаанского.

Пророчица Девора судила в те дни народ, и к ней приходили на горы Ефремовы, под сень пальмы, где совершала суд. Услышав вопль собратий, она призвала Варака, от колена Неффалимова, и велела ему собрать, у подошвы Фавора, десять тысяч воинов, из своего племени и Завулонова, чтобы поразить Сисару, воеводу неприятельского, на потоке Киссовом. Повиновался Варак, но малодушествуя, требовал присутствия Пророчицы в битве, и Девора предрекла ему, что рукой женщины будет похищена у него слава подвига. Ополчился Сисара, с девятьюстами колесниц, против Варака; но в день, назначенный к бою, сокрушил Господь все колесницы его, истребил весь полк до последнего человека и пеший бежал Сисара. Он устремился на пути в шатер Хавера, потомка тестя Моисеева, Иофора, уединенно стоявший под дубом. Иаиль, жена Хавера, вышла на встречу бежавшему и утолила жажду вождя, покрыла его одеждой в шатре, но сама взяла гвоздь и молот, и сквозь висок пронзила голову спящего; от сна ко смерти перешел Сисара. Тогда воспела победную песнь Пророчица Девора, как некогда Марьям, при переходе Чермного моря: «Сыны Израиля, благословите Господа; внемлите Цари, услышьте князья, пою Господу, пою Богу Израилеву.» Живыми красками изобразила она равнодушие десяти колен и ополчение двух, изшедших пожертвовать жизнью за братий своих, и светлую победу, дарованную им Господом, по гласу жены и рукой жены: – «так, да погибнут все враги Твои, Господи, и любящие Тебя да воссияют, как солнце на востоке!»

Отдыхала земля Израилева, после победы, доколе новое преступление не повергло её, на семь лет, под крепкую руку Мадианитов. Тщетно укрывался народ в пещерах и горах, – иноплеменники расхищали жатвы и стада. Обнищал Израиль и воззвал к Богу, Господь же послал Пророка, в обличение согрешивших. Ангел Его явился в Ефрафе Гедеону, сыну Иоаса, молотившему пшеницу на гумне отца своего, с намерением бежать от Мадианитов.

«Господь с тобой, сильный крепостью!» приветствовал его Ангел, и смиренно отвечал Гедеон: «если бы Господь был с нами, не постигли бы нас бедствия! Где ныне все чудеса Его, о коих сказывали нам отцы, как извел и Бог Египта? Ныне Он отверг нас и предал в руки Мадианитов.» Тогда воззрел на него Ангел и сказал: «иди в крепости твоей и спасешь Израиля, ибо Я посылаю тебя.» – «Я ли спасу его? Спросил Гедеон; род мой последний в колене Манассии, и я меньший в доме отца моего.» Но Господь отвечал, устами Ангела: «поелику Я с тобой, поразишь Мадиама, как единого человека.» Гедеон молил Ангела дать ему знамение и подождать, пока принесет пред ним жертву; сам же поспешил заклать молодого козла и испечь хлебы, для угощения пришельца. Как некогда Авраам, он поставил пред ним яствы, под сенью дуба, и Ангел коснувшись жезлом своим камня, мгновенно извел огонь, который воспалил жертву. Ужас объял юношу: «увы мне! Господи, воскликнул он, ибо я видел Ангела твоего лицом к лицу»; но Ангел успокоил юношу, говоря: «мир тебе, не бойся, не умрешь!»

В ночном видении повелел ему Господь: разорить жертвенник Ваалов, созданный отцом его, срубить дубраву, посвященную идолам, и соорудив алтарь истинному Богу, принести в жертву два тельца, на дровах посеченной дубравы. В ту же ночь исполнил Гедеон волю Божью, ибо днем боялся возбудить гнев отца своего и сограждан. На утро взволновались они, увидя разоренный алтарь и посеченную дубраву, и требовали от Иоаса, чтобы выдал им сына своего на казнь; но старец сказал: «пусть отмстит за себя сам Ваал, если он действительно бог.»

Вскоре поднялись Мадиам и Амалик, с племенами восточными, и перейдя Иордан, стали в долине Израильськой; но Дух Божий укрепил Гедеона, и звуком трубы созвал ое колена Манассии, Асира, Неффалима и Завулона. «Хочешь ли спасти Израиля рукой моей? Воскликнул он к Богу, вот я положу руно свое на гумне, и если будет роса только на руне, а по всей земле суша, уразумею, что Ты меня избрал»; Господь исполнил его моление; на рассвете потекла роса из руна, и опять помолился Гедеон: «если обрел я благодать пред Тобой, еще однажды испытаю Тебя: пусть будет сухо одно руно, а роса по всей земле», – и было так.

На утро ополчился Гедеон: «много людей с тобой, сказал ему Господь, посему не предам Мадианитов в руки твои, чтобы не похвалился потом Израиль, будто собственной силой истребил врагов; повели всем боязливым возвратиться домой», и возвратились двадцать две тысячи, десять же тысяч осталось при вожде. «Еще слишком много у тебя людей, сказал опять Господь, сведи их к источнику, там Я испытаю их; одни избранные пойдут с тобой; отдели тех, которые горстью станут черпать воду из потока, от тех, которые преклонят колена, чтобы напиться.» – Первых оказалось триста и Господь объявил, что трех сот довольно для спасения от Мадиама.

Ночью велел ему Бог идти, без всякого страха, с одним верным рабом, в стан вражий, многолюдный как туча саранчи, как песок на краю моря, чтобы там ободриться речами малодушествующих. В тишине ночи вождь Израилев услышал, как один воин рассказывал другому сон: что хлеб ячменный, раскатившись, опрокинул его шатер. – «Это меч Гедеона, отвечал другой, вождя Израилева, которому Бог предал Мадиама.»

Ободренный Гедеон с радостью возвратился в стан; он разделил воинов на три сотни, каждому дал в руки рог и пустой водонос, со свечей внутри, и велел, по клику его, вострубить окрест полка вражия, с громким воплем: «меч Божий и Гедеона!» Посреди безмолвия ночи, с трех сторон обошли воины стан Мадиамский, и внезапно обнажив светильники, с трубным треском и громким воплем, устремились на спящих врагов. Внезапный страх напал на Мадианитов, они бежали, поражая друг друга во мраке и смятении; вслед за ними погнались четыре колена Израилева, а племя Ефрема преградило им путь у Иордана; два князя Мадиамские погибли от руки гонящих; еще двух пошел преследовать сам Гедеон, с тремя стами своих воинов. Но на пути возстало на него колено Ефремово, с укором: «зачем не хотел разделить с ними подвига?» Кроткой речью смягчил их победитель: «что мог я совершить подобного вам? Сказал он, не лучше ли одна гроздь Ефрема всех виноградников Авиезера?» На берегах Иорданских просил он хлеба утомленным воинам, у жителей Сокхофа, нос горькой насмешкой они отказали ему в пище, равно как и жители Фануила; Гедеон обещал наказать их, если возвратится с победой, и взяв в плен князей Мадиамских, казнил, на обратном пути, старейшин обоих городов.

«Каковы были мужи, которых избили вы при Фаворе?» спросил Гедеон плененных князей. «Они подобны были тебе, как бы от рода царского.» отвечали пленники и Гедеон сказал им: «это были братья мои; жив Господь! Я бы пощадил вас, если бы вы их пощадили.» Тогда велел он сыну своему, отроку, поразить пленников, и не поднялась рука отроческая. – «Порази нас сам в силе твоей!» мужественно воскликнули князья, и пали под мечем вождя.

«Ты избавил нас от руки Мадианитов, сказали Гедеону Израильтяне, владей нами, ты и сыны сынов твоих, после тебя;» но Гедеон, исполненный духа смирения, отвечал народу: «не я и не сын мой, но Господь будет владеть вами.» Он просил себе в награду только золотые украшения пленников и их верблюдов, с багряницей князей Мадиамских; вождь Израилев устроил из бранной корысти эфод, который долго хранился на его родине, Ефрафе, и послужил потом в соблазн всему Израилю. Сорок лет пребывала мирной земля во дни Гедеоновы, и он достиг глубокой старости, окруженный семидесятью сыновьями своими; но после него опять совратился народ, и впал в идолослужение.

С дома Гедеонова начался суд Божий. Сын его Авимелех, рожденный от жены Сихемской, убедил сограждан своих избрать его единственным властителем, из многолюдного семейства родительского, и с ватагой разбойников умертвил семьдесят своих братьев; спасся один младший Иоафам. С вершины горы Гиризина, укорил он притчей жителей Сихема: «однажды собрались древа, чтобы помазать себе Царя, и сказали маслине, будь нам Царем; но маслина отвечала: я ли оставлю тучность моего елея, прославляющего Бога и человеков, чтобы владеть древами? Не захотела и смоковница оставить для царства сладостный плод свой, и виноградная лоза отречься от вина, веселящего человеков; один только терн, избранный в Цари, призвал, под колючую тень свою, все древа, угрожая огнем, поядающим кедры Ливанские, если от него отступят. Так и неблагодарные Сихемляне, воздав Гедеону за все благодеяния, убийством семьи его, предались сыну рабыни, от которого изыдет огонь на Сихем, за его неправду!»

Три года властвовал Авимелех, и возникла вражда между ним и жителями Сихема; они возненавидели убийцу братьев и стали явно проклинать его; вооружился Гаал, сын Оведов, на властителя, но князь Сихемский, раздраженный надменными речами Гаала, еще держал сторону Авимелеха, и известив его благовременно, дал средства истребить врагов. Пострадал и сихем от мщения Авимелеха; он обступил его войском; часть жителей, исходившая из городских ворот, погибла под мечем осаждавших, другая же задохнулась от дыма в укрепленной башне, которую обложил огнем. Опустошитель пошел воевать в город Фивис, но там слабая женщина прекратила его ратный подвиг: пораженный жерновным камнем в голову, Авимелех устыдился принять смерть от руки женской, и просил оруженосца пронзить его мечем: так совершилась над ним клятва брата, за убийство братьев.

После Авимелеха, Фола, из колена Иссахарова, правил двадцать три года Израилем, в горах Ефремовых. За ним следовал Иаир, родом из Галаада, одним только годом меньше бывший судьей. Сыны Израилевы впали опять в идолослужение, и разгневанный Господь предал их на восемнадцать в руки Филистимлян и Аммонитов, богам коих поклонялись. Иуда, Вениамин, весь дом Ефремов и весь Израиль, страдали от иноплеменников, которые переходя Иордан, опустошали селения их, и возопил народ к Богу о спасении. Но Господь укорил неблагодарных людей, за частые измены: «идите просить помощи у богов, поклоняемых вами,» сказал Он, и тем внушил раскаяние людям, которые исповедали грех свой и истребили кумиров; тогда сжалился над плачущими и дал им избавителя.

Израильтяне, ополчившиеся в Галааде, против Аммонитов, сказали друг другу: «тот, кто первый начнет воевать с врагами, будет нам вождем.» Был в Галааде муж воинственный, именем Иеффай, которого изгнали из дома отеческого законные дети, и с тех пор скитался он в горах, с скопищем праздных людей. К нему обратились старейшины Галаада, и молили избавить их от руки врагов, обещая с клятвой сделать его князем своим, в случае победы. Избранный вождь послал сперва спросить Царя Аммонитов, зачем нападает он на людей, его не оскорбивших? Но Царь требовал себе земли, завоеванной Израилем, на пути из Египта. – «Не твоей землей владеет Израиль, отвечали послы Иеффая, а достоянием Царей Аморейских, Сиона и Ога, которых предал Господь в руки своего народа, когда шел он из Египта; владения Эдома и Моава, не хотевших дать свободного пути, он обошел пустыней, Ныне ли, чрез триста лет, хочешь присвоить себе чужое наследие, покоренное оружием? Или ты лучше Валака, Царя Моавского, воевавшего с Израилем? Владей своим и не вступай в деяние Бога Израилева; Господь рассудит между нами.»

Не послушал Царь посланников; но Дух Божий был с Иеффаем; он вторгся в пределы Аммонитские; там произнес страшный обет, принести в жертву Богу, если дарует победу, первое, что выйдет в сретение ему, во вратах его дома. Победа увенчала Иеффая; Аммониты бежали и двадцать городов их были преданы опустошению. Радостно возвращался он в Масифу, дом свой, и вот дочь его единородная, возлюбленная, вышла к нему на встречу, с ликами и тимпанами. Не было другой дочери, или другого сына, у Иеффая; увидя её, смущенный отец разодрал одежды свои и воскликнул: «о дочь моя, ты возмутила мне сердце, и ныне была претыканием очам моим, ибо я дал обет Богу и не могу возвратить сказанного!» Кротко отвечала ему нежная дочь: «отец мой, если ты уже произнес обет Господу, исполни надо мной то, что исторглось из уст твоих, ибо тебе даровал Господь победу над врагами нашими; соверши обет свой, родитель, но только оставь мне еще два месяца жизни, чтобы я могла идти в горы, с подругами моими, оплакать мое девство.» – «Иди в горы,» сказал отец, и отпустил её; она пошла в горы и там, вместе с подругами, девами Израиля, оплакивала безвременную свою кончину, ибо не оставляла по себе потомства, которое было столь вожделенно в Израиле, по ожидании Мессии. После же истечения краткого срока, возвратилась в дом родительский, и отец исполнил над ней горький обет свой. С тех пор, дочери Израиля, из рода в род, ежегодно восходили в горы, на четыре дня, плакать по своей подруге, безбрачной дочери Иеффая Галаадского.

Колено Ефремово восстало на Иеффая, как некогда на Гедеона, за то, что без его содействия сокрушил аммонитов, и намеревалось сжечь дом его; тщетно оправдывался вождь, что мстил только за обиду своего колена, и что сыны Ефрема сами не хотели идти на зов его; вражда племен Манассии и Ефрема, к жителям Галаада, принудила наконец Иеффая ополчиться и поразить виновников брани. Он засел с дружиной, на переправе Иорданской, чтобы перехватить бегущих с битвы, и отряд Галаадский заставлял каждого произносить слово: шибболет, т. е. колос, которое не могли так чисто выговаривать сыны Ефрема, как племена заиорданские: произношение обличало недругов, и таким образом, в день битвы и бегства, погибло сорок две тысячи мужей Ефремовых. Шесть лет судил Иеффай в Израиле, и после него семь лет управлял Есевон, рожденный в Вифлееме; Элон, от колена Завулонова, и Авдон, от Ефрема, один за другим, были также судьями десять и восемь лет; сыны Израилевы опять возмутились против Господа и он предал их, на сорок лет, в руки Филистимлян.


Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Комментарии для сайта Cackle