Библиотеке требуются волонтёры

Андрей Николаевич Муравьёв

LVII. Иудифь

Происшествие Иудифи, вдовы из колена Симеонова, которая избавила от изнурительной осады отечество свое, город Ветилую, можно отнести ко времени пленения Манассии, Царя Иудейского, при первом Навуходоносоре. Царь Ассирийский, покорив все окрестные страны, послал военачальника своего Олоферна, с многочисленным воинством, довершить еще покорение некоторых народов ему неподвластных, на запад от Ниневии, его столицы. Опустошены были Месопотамия, Сирия и Аравия, ужаснулись Тир и Сидон, и города Филистимские, и послали к нему избранных мужей, с словом подданства. Устрашились и сыны Израилевы, недавно возвратившиеся из плена; Первосвященник со старейшинами наложили пост и вретище на весь Израиль, и с молитвой обратились к Богу отцов своих; а к жителям Ветилуи, что близ долины Эздрелонской, писали, чтобы они старались укрепить против неприятеля горные проходы.

Разгневался Олоферн, услышав о сопротивлении сынов Израилевых и, превозносясь силой своего оружия, не хотел послушать совета вождя Аммонитского, который предварял его, чтобы не нападал на избранный народ Божий, доколе сам Бог не предаст ему народ сей, по какому-либо заслуженному наказанию. Олоферн велел выдать докучливого советника, презренным по его мнению неприятелям, и Ахиор, взятый в плен под стенами города, объявил о замыслах вождя Ассирийского, который между тем подступил, со всеми полчищами своими, к Ветилуи. Он стал на источниках, отколе пользовались водой жители, и томили их жаждой, в продолжении тридцати четырех дневной осады, так что граждане, истощив свои водные запасы, падали от изнеможения на улицах. Уже начинали говорить о сдаче, и собирался для сего народ к старейшине Озии; но он убеждал граждан потерпеть еще мужественно пять дней, в ожидании, не будет ли какой помощи от Господа.

Была в Ветилуи некая вдова, именем Иудифь, мудрая, прекрасная лицом, святая жизнью, которая проводила время вдовства своего в посте и молитве, и пользовалась общим уважением. Услышав о малодушии народа и совещании, бывшем в доме Озии, она призвала к себе старейшин и, укорив их за то что, назначением срока, хотели как бы искушать Господа, напомнила им прежние благодеяния Божьи, избранному своему народу. Старейшины исповедали пред ней вину свою и просили умолить за них Господа, чтобы наполнились иссохшие рвы дождевой водой. Но Иудифь решилась искать спасения их иным средством, с помощью Божьей, и требовала себе только свободного выхода из городских ворот, без всякого предварительного испытания о её намерении, со стороны старейшин.

Тогда, посыпав пеплом голову, воззвала она к Богу отцов своих, защитнику немощных, спасителю безнадежных, чтобы воззрел на гордость Ассирийскую, и укрепив хитростью слабую жену, сокрушил её рукой, всю их гордыню, во свидетельство грядущим родам, о славе Бога Израилева. Восстав от молитвы, Иудифь сбросила с себя одежду вдовства своего, облеклась в одежду веселия, какую носила при жизни супруга своего Манассии и умножила природную красоту драгоценными украшениями. В сопровождении верной рабыни, которая несла за ней малый запас пищи, подошла она к вратам города, где сидели старейшины, и они едва узнали её: так изменила вид её светлая одежда. С благословением отпустили они мужественную жену из города, и еще долго на нее смотрели вдаль, доколе не скрылась от взоров их в долине.

Дошедши до первой стражи Ассирийской, Иудифь сказала воинам, что имеет слово к их воеводе, которому хочет предать город, и воины, изумленные её красотой и разумными речами, провели её, по всему стану, до шатра Олофернова. Воевода Царский, окруженный всей роскошью Востока, отдыхал в шатре, на драгоценном ложе, и подобно воинам удивился красоте жены Еврейской, которая бросилась к его ногам. Он поднял её, с ласковым словом, обещая милость свою, и спрашивал о причине её прихода. В хитрой, но сладкой речи, рассказала Иудифь, о бедственном состоянии города: как оскудение пищи довело граждан, до нарушения закона о запрещенных яствах, и что сами десятины и начатки, посвященные Господу, не будут пощажены ими, если только получат на то разрешение из Иерусалима; что по сему она, исполненная благочестивого страха, оставила нарушителей закона, неминуемой судьбе их, ибо предвидела наказание, которое за тем последует; так некогда и Ахиор, вождь Аммонитский, говорил Олоферну, что народ Израильский тогда только предается в руки врагов, когда подвергается гневу Божию. «Господь послал меня к тебе, продолжала Иудифь, чтобы совершить с тобой славное на земле; но позволь мне, пребывая в стане твоем, выходить однако, днем и ночью, в соседнюю дебрь, для поклонения Богу моему, доколе не возвещу тебе определенного времени, когда поведу тебя путем победы, прямо в Иерусалим.

Пленился Олоферн сладкой речью чудной женщины еще больше нежели её красотой, и обещал ей, если исполнит то, что сказала, что Бог её будет его Богом, сама же она прославится в доме Навуходоносора и по всей земле. Он велел ввести её в отдельный шатер, где хранились его сокровища, и там предложил ей обильные яства и вина; но Иудифь отказалась от всякой другой пищи, кроме той, которую принесла с собой, и уверяла, что пищи сей довольно будет до того времени, когда Господь исполнит её рукой то, что Им предопределено. С дозволения воеводы она вышла на заре из стана, на молитву, и так продолжала действовать в течении трех дней. На четвертый день Олоферн сделал пиршество своим приближенным, и послал евнуха пригласить жену Еврейскую; повиновалась Иудифь, но и на пиршестве не вкушала иной пищи, кроме своей, а воевода, упоенный страстью, упился еще и вином до бесчувствия.

Наступила ночь и разошлись участники пира; евнух опустил полы шатра, в котором Иудифь осталась одна с рабыней и спящим Олоферном; она выслала рабыню, велев ей ожидать обычного её выхода на молитву, и в уединении воззвала о помощи к Богу отцов своих. Тогда, сняв меч Олоферна, висевший на столпе у его изголовья, взяла одной рукой спящего за волосы, другой же дважды ударила, со всей силой, по вые его, воскликнув: «укрепи меня в день сей, Господи Боже Израилев!» и отсекла голову Олоферна; она вложила её в мешок рабыни своей, в котором обыкновенно носила с собой пищу, без всякого подозрения вышла из стана и, пройдя долину, поднялась на гору ко вратам города. «С нами Бог, отворите врата» сказала Иудифь стерегущим; привратники, не веря собственным глазам, призвали старейшин, и они впустили обеих жен, при свете факелов. Тогда Иудифь велела им благословить Бога Израилева, сокрушившего её рукой врагов, и показала им голову Олоферна; все ужаснулись и, падши на землю, благословили и крепкую жену, которая готова была пожертвовать жизнью за свой народ.

Но смиренная Иудифь, не превозносясь своей победой, помышляла только о её довершении; сперва призвала она пленного Ахиора и, показав ему голову воеводы Навуходоносорова, возбудила в нем веру в Бога Израилева; потом велела повесить голову сию на городской стене, а воинам выйти в поле, как бы на битву, чтобы возбудить и исполнить ужасом стан Ассирийский, когда военачальники, собравшись к шатру Олофернову, найдут его обезглавленный труп. Все исполнилось по мудрому совету Иудифи. Стража Ассирийская дала весть в стан о вылазке осажденных; военачальники потребовали от евнуха, чтобы разбудил вождя их Олоферна и, с воплем отчаяния, нашли один обезглавленный труп его в опустевшем шатре; смятение распространилось по стану, все бежали в горы и долины; жители Ветилуи преследовали бегущих и, поразив множество их, возвратились с добычей; шатер Олоферна и все его сокровища отданы были Иудифи. Первосвященник со старейшинами пришли благословить её, из Иерусалима, и жены Израильские, украшенные цветами, составили вокруг неё лики; она сама, увенчанная маслиной, шла впереди ликующих и исповедала, в пламенной молитве, славу Бога Израилева. Иудифь посвятила Господу всю дарованную её добычу, и достигла глубокой старости, в отечестве своем, окруженная любовью и уважением спасенных ею сограждан.


Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Комментарии для сайта Cackle