Азбука веры Православная библиотека Андрей Александрович Титов Ростов Великий Ярославской губернии и его святыни


Андрей Александрович Титов

Ростов Великий Ярославской губернии и его святыни

Содержание

Ростов Христианство в Ростовской области Князья ростовские Ростов входит в состав Московского государства Ростов в настоящее время Ростовский Успенский собор и его святыни Св. чудотворная икона Владимирско-Ростовской Божей Матери Св. Леонтий и придел его имени Св. Исаия Св. Игнатий Св. Феодор Достопримечательности собора Соборная колокольня Ростовский Кремль Церковь Воскресения Христова Церковь Смоленской Божией Матери Одигитрии Церковь Иоанна Богослова Церковь Григория Богослова Белая палата и Музей церковных древностей Церковь Всемилостивого Спаса Димитриевское духовное училище Монастыри Богоявленский Аврамиев Петровский Рождественский Спасо-Иаковлевский Димитриевский Троице Сергиевский Варницний Приходские церкви Церковь Спаса Всемилостивого Церковь св. Николая чудотворца Церковь св. Бориса и Глеба Церковь Вознесений Господня Церковь Михаила Архангела Церковь Рождества Пресвятой Богородицы Церковь св. Николая чудотворца Церковь Покрова Пресвятой. Богородицы Церковь Иоанна Предтечи Церковь Всех Святых Церковь Толгской Божией Матери Церковь св. Леонтия чудотворца Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы Церковь Преображения Господня Церковь Николая чудотворца Церковь Спасская в Спас-графской слободе Церковь Воскрешений Лазаря Церковь Смоленской Пресвятой Богородицы Церковь св. первомученика архидиакона Стефана  

 

Ростов

Ростов известен как один из древнейших городов России, богатый своими святынями и старинными храмами – прекрасными памятниками допетровской Руси, довольно хорошо сохранившихся до нашего времени. Когда был основан город, ничего положительно верного сказать нельзя, так как исторических сведений, относящихся к первому периоду существования Ростова, почти не имеется; но несомненно, что он получил свое начало значительно ранее призвания варягов. Зато эту скудость исторических данных хорошо восполняют существующие о Ростов многочисленные сказания, в той или другой легендарной форме повествующие о возникновении города. Не имея, впрочем, исторической ценности, легенды эти, тем не менее, крайне любопытны1, а потому мы и приводим здесь одну из них, особенно интересную потому, что названий местностей, упоминаемый в легенде, доселе сохранились в Ростов.

Эта легенда рассказывает, что в самой глубокой древности один из потомков праотца Авраама – Росс Вандал женился на дочери скифского царя Виссона, царствовавшего в скифском палестинском городе Вифсане. У этого царевича Росса был искренний друг царевич Априс, сын египетского царя Нехоя, того самого, который каналом соединил реку Нил с Черным морем. Царевич Априс лестью похитил царевну, жену друга своего царевича Росса, и на хитро-устроенном летающем коне улетел с нею в сторону Гиперборейскую, где люди спят полгода. Там он спустился на берегу озера Неро, в городке Горицы, где царствовал царь Брутовщина. Априс хитростью завладел его царством, а его самого, царя Брутовщину, обложил цепями и ввергнул в темницу. Третий сын царя Виссона, по имени Сидр-Сиг, изъявил желание с царевичем Россом отыскать сестру свою, а его жену, узнавши, по звездочетной науке, где она находится. Оба царевича – Росс и Сидр-Сиг с немалою дружиною пошли в страну Гиперборейскую и дойдя, после долгого и трудного странствования, до городка Горицы, раскинули близь него свой военный стан. Коварный Априс был убит, царь Брутовщина освобожден, а Росс с женою возвратился в Виесану. Царевич Сидр-Сиг пошел далее к ночи в сторону Гиперборейскую и там на озере Меларском основал город Сигетун (ныне столица Швеций – Стокгольм) и стал царить в нем. Дружина же обоих царевичей осталась в городке Горицы, назвав его «Россов стан»... Впоследствии у Новгородского царя Вандала, сына царя Славяне, было три сына по имени Избор, Столпосвет и Владимир; этот последний был знаменитый полководец и со славянами новгородскими пленил город Россов стан, а сидевший тут народ Мерю прогнал на низовья Волги; город Россов стан назвал "Ростов" и стал царить в нем...

Вот имена и названия, до сего времени известные в Ростов: имя царя Брутовщины есть, вместе с тем, название ручейка Брутовщинского, протекавшего вблизи теперешней церкви Михаила Архангела; на берегу этого ручейка св. епископ Леонтий построил ту «малу церковь», в которую потом кутею привлекал детей ростовцев язычников; ручей давно высох, но церковь сохранилась до нашего времени, конечно, не один раз переделанною; сохранилось вместе с ней и слово Брутовщина. Горицы также существуют доныне: это местность, где стоит храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы, бывший прежде Горицкий женский монастырь. Меря и Весь были финскими племенами, в древности населявшими область Ростовскую. Меряне были язычники и поклонялись идолам, жили зимою в землянках, а летом в деревянных шатрах; занимались звероловством и часто скотоводством; добытыми звериными шкурами и рыбой вели меновую торговлю не только с соседними народами, но и с арабами, приезжавшими из своих отдаленных стран. Позднее, меря и весь, мало-помалу, подпали под власть новгородских славян, проникших в Ростов водным путем через Волгу и Которосль, вытекающую из озера Неро, а к концу X века меряни окончательно слились со славянскими племенами, положив этим начало племени Вликорусскому.

Что касается самого основания городка Ростова, действительного, а не сказочного, то можно предполагать следующее: достигнув страны мерян, славяне на облюбованных ими местах основывали селения: некоторые селения мало-помалу разрастались и, для понятной безопасности, огораживались тыном, преверащаясь таким образом, в «огородки», «городища». Таким древнейшим славянским городком при озере «Неро» и являлся, по всей вероятности, Ростов, построение которого произошло до прибыли на Русь варяжских князей, потому что в летописях, при описании раздела городов между тремя братьями, Ростов упоминается уже как существовавший: он был отдан во владение Синеуса.

После смерти Синеуса, Рюрик прислал в Ростов наместника. Наместники управляли в городе до св. князя Владимира, который разделил города своим детям; Ростов достался Ярославу, затем Борису, а по кончине последнего снова Ярославу.

Христианство в Ростовской области

Приняв православие, св. вл. князь Владимир послал в Ростов епископа Феодора, родом грека, для приведений ростовцев в христианскую веру; но закоренелые язычники неприязненно встретили проповедника, стали на каждом шагу делать ему всевозможные неприятности и притеснения. Несмотря на это, епископ Феодор успел заложить и построить в Ростове «церковь прекрасную во имя Пресвятой Богородицы от древес дубовых»; однако язычников не умиляло богослужение в храме, они еще с большей яростью стали преследовать епископа, пытаясь даже сжечь церковь, так что, наконец, Федор, не стерпев жестоких оскорблений и обид от язычников, удалился, по словам летописца св. Димитрия, из Ростова в Грецию.

После него был прислан епископ Иларион, но, потерпев ту же участь, как Федор, ушел из города.

Тогда поставлен был епископом Ростову Леонтий, «церкви столп», просветивший большую часть язычников. Тяжелые гонения не могли вынудить его уйти из области; он только вышел на окраину города к ручью Брутовщинскому и здесь, построив «малу церковь», понемногу стал привлекать жителей и их детей к воспринятою святой веры. Святой проповедник мученически закончил труды свои, убитый озлобленными язычниками около 1073 года. К этому времени христианство, однако, утвердилось уже более прочно; вся западная сторона Ростова была просвещена, как ближайшая к месту проповеди св. Леонтия. На восточной же окраине язычество еще было довольно сильно; сторона эта называлась «Чудским концом», и там стоял главный идол бога Велеса. Идол был сделан из дуба, на большом каменном подножье: внутри была лестница: жрец входил по ней в пустую голову идола и жег там разные смолистые вещества, отчего изо рта, ушей и глаз шел дым, а иногда летели и искры. Жрец, без сомнения, и был тем страшным духом, который, в лице идола, наводил ужас на темный народ; причем замогильный глухой голос жреца принимался язычниками за голос самого бога Велеса... Просветителем «Чудского конца» явился преподобный Аврамий: он сокрушил страшного идола и на месте капища основал нынешний Богоявленский монастырь.

Окончательно вера христианская утвердилась в ростовской области при епископе Исаие (1077–1090), который обходил «грады и все, яже в ростовской и суздальской области, сокрушаше идолы, и крещаше приемлющия святую веру»...

Князья ростовские

После Ярослава Ростовом правили сыновья его: Святослав а затем Всеволод Ярославичи. По смерти Всеволода Ростов перешел сыну его Владимиру Мономаху, по кончине которого город остался во владении Юрия Долгорукого. Юрий не любил Ростова и стремился в Киев, вследствие чего он отдал Ростов и Суздаль брату Ярополку, а взамен получил себе Переславль-Южный: но в 1137 г. Ростов вторично стал принадлежать Юрию, который с этих пор и жил здесь почти безвыездно в продолжение 12-ти лет; затем он перешел на княжение в Киев, где и помер в 1157 году. Несмотря на свое постоянное стремление на юг, Юрий все-таки заботился и о ростовской области: он украшал здесь города, строил новые, так что при нем существовали: Ростов, Суздаль, Ярославль, Владимир, Бело-озеро, Углич, Переславль и др., и со времени его же княжения Ростов стал именоваться Великим и стал приобретать все большее и большее земское значение. После Долгорукого Ростов принадлежал Андрею Боголюбскому. После Андрея на княжение был избран брат его Всеволод, известный под названием «Большого гнезда». Незадолго до смерти он отдал Ростов старшему своему сыну Константину, с которого начинается новый период в истории города, период самостоятельности, как столицы отдельного княжества ростовского. Константин, будучи уроженец Ростова, был любим ростовцами и, в свою очередь, сам любил родной город; эта любовь вовлекла его в несогласия сначала с отцом, а потом и с братом. Дело в том, что Всеволод перед кончиной, в 1212 г., хотел благословить Константина, как старшего, великим княжением владимирским, но сын не хотел этого, а просил отца дать ему Ростов и Владимир; вследствие такого отказа Всеволод лишил его старшинства и владимирское княжество отдал второму сыну Юрию.

После смерти отца братья жили первоначально мирно, но около 1214 г. Юрий отнял у Константина некоторые города, вследствие чего и началась между ними усобица, окончившаяся, впрочем, примирением. Через два года братья снова поссорились и повели войну; тут Константин разбил Юрия, лишил его великого княжения и торжественно вступил во Владимир. Но он княжил недолго. В 1218 г., предчувствуя близкую кончину, он разделил свой удел, старшему своему сыну, девятилетнему Васильку, отдал Ростов и на следующий год скончался.

В 1238 г. татарские полки наводнили русскую землю, добрались до Рязани, сожгли ее и продолжали путь к Владимиру. Великий князь Юрий, дядя Василька, удалился из своей столицы сначала в область Ростова, а затем далее, в пределы нынешнего Мологского уезда, Яросл. губ., пригласив с собою и племянника. Там на реке Сити настигли их татары и произошла кровавая схватка. Мужественно и отчаянно бились русские, но татары подавили их своею численностью; великий князь был убит, Василько попал в плен. Татары, прельщенные красотою и мужеством молодого князя, предлагали ему принять их веру и обычаи, поступить к ним на службу, обещая за это многие почести и богатства. Но твердый в вере своих отцов, Василько отверг все их предложения, почему татары пришли в ярость и грозились всевозможными мучениями за непокорство; однако, ничто не могло сломить твердой воли и горячей веры князя и он был убит, замученный озлобленными врагами. Бездыханное тело Василька было найдено в Шеренском лесу и привезено в Ростов. С горькими слезами встретили ростовцы останки своего юного князя, оплакивая его безвременную кончину. Тело Василька было с честью погребено под сводами главного алтаря Успенского собора, а святая церковь причислила князя к лику святых мучеников, празднуя память его 4 марта.

После, Василька остались два сына – Борис и Глеб, которые в 1244 году и были утверждены Батыем на ростовском княжении. В 1277 году Борис поехал в орду и там скончался, оставив двух сыновей Дмитрия и Константина.

После Бориса Ростовом правил брать его Глеб, а после него – Дмитрий и Константин. Они недолго жили в ладу и в 1286 году поссорились; Дмитрий ушел в Углич, однако чрез три года вторично возвратился в Ростов; а в 1294 г. он помер бездетным, и Константин остался ростовским князем.

Со смертью Константина (1307 г.) начинается третий и последний период истории Ростова: падение его политического значения и постепенный переход под державу «собирателя русской земли» московского великого князя Иоанна Калиты (1328–1340), который начал скупать у объединившихся ростовских князей села, а затем, по частям, и самый город, так что в 1330 году прислал даже в Ростов своего наместника боярина Кочеву, известного, в свое время, жестокостью.

Ростов входит в состав Московского государства

При великом князе Димитрии Донском (1362–1389) Ростов вполне потерял свою самостоятельность, и ростовские князья окончательно подчинились московскому князю; держали его «честно и грозно», мыслили с ним «как один человек» и участвовали во всех его походах. Таким образом, в то время, когда вольный Новгород насилием вынуждается подчиниться Москве (1478 г.), когда гордый Псков с упорством смиряется пред непреклонной волей грозного царя (1510), Ростов ранее того и другого тихо и незаметно перешел в область княжества московского, проданный великому князю по частям своими владельцами.

С потерей своего политического значения с одной стороны, Ростов начинает быстро выдвигаться с другой: он становится центром в церковно-историческом отношении. В конце XIV столетия владыки ростовские стали именоваться архиепископами, а с 1589 г. епархия ростовская возводится на степень митрополии. В XIV столетии в Ростове существовал «монастырь затвор» имени Григория Богослова; этот монастырь славился ученостью своих монахов и библиотекой; здесь изучали богословие, греческий и латинский языки; при богослужении на клиросах пели по-гречески и по-русски; отсюда вышел на дело апостольского служения церкви и земли русской св. Стефан, епископ Пермский. Последний архиепископ ростовский Иов, переведенный в 1587 г. на митрополию московскую, был затем в 1589 г. поставлен, первым патриархом московским.

Московские князья и цари, совершая свои «молитвенные путешествия», всегда посещали и Ростов. Дважды был здесь и молился пред святынями ростовскими царь и вл. кн. Василий Иоаннович (в 1511 и 1529 гг.), трижды посетил Ростов Иоанн Васильевич Грозный (в 1545, 1553 и 1571 гг.); посещения Грозного царя были для Ростова особенно памятны и дороги: дарами царскими была построена церковь Вознесения Господня внутри города, и заложен каменный храм в Богоявленском монастыре, впоследствии при царе же и освященный.

Тяжелые годы смутного времени сильно разорили город: он был выжжен и разграблен; храмы Божии осквернены, монастыри разрушены. Ростовский летописец яркими красками рисует картину нападения на Ростов поляков и русских изменников; особенно красноречиво повествует он об осаде Успенского собора, где с ростовскими гражданами заперся приснопамятный митрополит ростовский Филарет Никитич, родоначальник царствующего дома Романовых. Видя приближение опасности, все заключенные в соборном храме приобщились Святых Тайн и безбоязненно встретили нападение неприятеля, твердо отстаивая вход в церковь. «Если даже супостаты и одолеют нас и убьют, то мы получим венцы мученические от Господа Бога», – неслись с амвона слова ободрения и утешения от потрясенного общим смятением владыки митрополита, а в двери соборного храма яростно уже врываются поляки, предавая смерти бесстрашных защитников. Храм был разорен, митрополит Филарет взят в плен; грабители не пощадили даже драгоценную раку свят. Леонтия – они разбили ее на части и разделили по жребию.

Печальную картину разрушения представлял Ростов в 1613 г., когда юный избранник русского народа, царь Михаил Федорович, проезжая из Ярославля в Москву, посетил город и молился в соборе, проливая слезы при виде окружающего запустения.

Стараниями митрополита Киприана и его преемников, ростовские храмы понемногу начали отстраиваться и обновляться; тяжелая рана стала заживать, и ужасные годы были, наконец, забыты. Особенно помогла этому 38-летняя неутомимая деятельность ростовского митрополита Ионы Сысоевича. Поставленный на кафедру ростовской митрополии 15 августа 1652 г. он, будучи уроженцем ростовского края, всю свою жизнь посвятил благоукрашению и устройству Ростовского Кремля, в котором построил новый архиерейский дом, самый Кремль окружил стеною со многими башнями; поставил церкви: Спаса на сенях, Воскресения Христова, Иоанна Богослова, Григория Богослова и возвёл много других построек. На месте своей родины (где теперь дер. Ангелов) Иона выстроил замечательную деревянную церковь с 360-ю окнами, сгоревшую в XVIII в. от молнии. Им же устроено несколько храмов в Угличе, где в Воскресенском монастыре Иона принял пострижение. Удрученный летами и многостороннею деятельностью, митрополит Иона 5 июля 1690 г. испросил себе увольнение от управления епархией и 20 декабря того же года скончался и погребен в ростовском соборе.

При Петре Великом Ростов был назначен уездным городом Московской губернии, а в 1777 году – уездным Ярославско-Вологодского наместничества. Наконец, самая архиерейская кафедра, после почти 8-векового существования, была в 1788 году переведена из Ростова в Ярославль.

Ростов в XVIII столетии далеко не был таким городом, каким видим мы его в настоящее время: не было правильных улиц, не было деления на кварталы, но в общем виде – он, конечно, не особенно резко отличался от настоящего. Описи Ростова XVII–XVIII века и сохранившиеся отрывки планов того же времени дают нам, отчасти, возможность представить фигуру города прошлого столетия. Собственно «городом» назывался Кремль и местность, окруженная земляным валом; этот вал был, по царскому приказу, построен в 1632 году; возводили его общими силами трех городов: Ростова, Кинешмы и Пошехонья; работало 1000 пеших и 100 конных работников: мастерами были немцы; сооружение вала продолжалось 3 года. Вокруг Кремля были расположены слободки и обывательские «посады», разбросанные без всякого порядка и правильности.

Население ростовских слободок и посадов состояло из торговцев и ремесленников, а также «работных людей» и «бобылей»; небезынтересно, что среди них находились «серебряники и иконописцы»; видим еще в Ростове так называемых «захребетников» и «сокольничих помытчиков».

Императрица Екатерина II, в бытность свою в Ростове в 1763 г., была поражена беспорядочностью его расположения и страшной грязью; постройки были большею частью деревянные, скученные, что служило причиной страшных пожаров, много раз превращавших город в груды развалин и пепла. Был дан новый план, Высочайше конфирмованный 23 апреля 1778 года, по которому, при энергичном наблюдении ярославского наместника, и был перестроен Ростов.

Ростов в настоящее время

Теперь город имеет фигуру полукруга, средину которого занимает Кремль, а от него радиусами во все стороны расходятся одиннадцать главных улиц, пересекаемых переулками, так что образуются 46 правильных кварталов. Концы городского полукруга упираются в озеро Неро, берег которого образует отдельную, во всю длину города, улицу Подозерскую; впрочем, застроена эта улица только в середине, около Кремля.

Ростовское озеро «Неро» или «Каово» довольно велико: в длину оно тянется верст на 12, в ширину верст 7. Берега его низменны, частью болотисты и местами поросли осокой; да и само озеро, несмотря на значительную величину, грязно и мелко, так что наиболее глубокие места не превышают 1 ½ – 2 сажен. Прежде оно принадлежало Ростовскому архиерейскому дому, но вскоре после Полтавской битвы великий царь Петр Алексеевич, бывши в гостях у владельца села Угодич окольничего Ивана Алексеевича Мусин-Пушкина и катаясь с ним на озере, подарил боярину это озеро, как никуда негодную, по словам царя, «ростовскую лужу». Однако эта «лужа» приносит и до сих пор немалый доход своим владельцам – крестьянам села Угодич. На озере два острова: городской, лежащий против Кремля, и так называемый «Левский», находящийся против села Льва. Первый остров в летнее время часто навещается ростовскими обывателями ради удовольствия и развлечения: с этого же острова открывается великолепнейшая панорама на весь Ростов, с расположенными на концах его Богоявлевским и Спасо- Яковлевским монастырями и с величественным кремлем посредине...

Вода в озере не совсем хороша, особенно когда она, как говорится, «цветет». Жители пользуются водопроводом от реки Которосли, протекающей в 8-ми верстах от города. Этот водопровод устроен в 1886 году ростовским гражданином Алексеем Леонтьевичем Кекеным.

Вокруг городской площади, по Окружной улице, идёт «бульвар», устроенный в 1860 г. ростовским городским головой Иваном Андреевичем Титовым; близь восточного конца бульвара, недалеко от Ярославской улицы, расположен городской сад, единственное место для летнего гулянья обывателей. В Ростове три фабрики: льнопрядильная, цикорная и паточная, кроме того, несколько небольших заводов. Главное занятие городских жителей – торговля (базары бывают еженедельно по вторникам, четвергами субботам) и ремесла. Из ремесел наиболее развиты: портняжное, сапожное, столярное, кузнечное и некоторый другие; но особенно Ростов славится изделием финифтяных образков, которые во множестве расходятся по всей России.

Со среды первой недели великого поста и кончая субботой третьей недели, в Ростове бывает ярмарка. В прежнее время ярмарочная торговля шла бойко и обороты ее доходили до 10 милл.руб., но в последнее время, в особенности с проведением железной дороги, ростовская ярмарка постепенно стала падать, число приезжающих торговцев уменьшается, торговля идёт тише, обороты её становятся меньше, да иначе и быть не может: теперь Ростов соединен с Москвой и Ярославлем железной дорогой, по которой каждый торговец во всякое время может с удобством получить нужный для него товар из Москвы, не дожидаясь наступления ярмарки.

В числе общественных учреждений Ростова находятся: городской общественный банк, помещающийся в здании городской думы; городская публичная библиотека, помещающаяся в том же здании; музей церковных древностей в Белой Палате внутри Кремля; четыре учебных заведений: мужская классическая Пекинская гимназия, городское 4-хклассное училище, Мариинская женская гимназия, Димитриевское. духовное училище, три приходских и, кроме того, несколько церковно-приходских и частных народных школь. По особенно Ростов богат своими богоугодными заведеньями: при 16 с небольшим тысячах населения в городе имеется 4 богадельни: городская, помещающаяся в соб. доме па Покровской улице, призревающая средним числом до 33 человек; Димитриевская, основанная по подписке в память столетия обретения мощей св. Димитрия, ростовского чудотворца (21 сентября 1852 г.), открыта в 1873 г. и содержит до 13 человек престарелых мужчин; Титовская, основанная на средства почётного гражданина А. А. Титова, призревает до 50 человек, и Плешановская, открытая в 1872 году на капитал, пожертвованный почетным гражданином Д. М. Плешановым, в доме, им же отданным; при богадельне имеется домовая церковь во имя Всехскорбящей Божей Матери; в Плешановской богадельне средним числом призревается до 40 престарелых мужчин и женщин и до 30 мальчиков и девочек, и Куприяновский детский приют.

С 1 ноября 1876 г. в Ростове существует общество взаимного от огня страхования недвижимых имущество, которое к 1 января 1909 г. имеет капитал в 250.000 руб., приняв на страх имуществ на сумму 1.800.000 рублей.

Герб города. В 1778 г., по присоединении Ростова к Ярославскому наместничеству, Сенат поручил Герольдмейстерскому товарищу коллежскому советнику фон-Эндену составить гербы для всех городов наместничества, которые были, затем, утверждены Императрицей. Ростовский герб: «в червленом поле олень серебряный; рога, грива и копыта золотые».

Ростовский Успенский собор и его святыни

Переходя к описанию святынь ростовских, мы начнем свое обозрение с древнейшего их памятника – Успенского кафедрального собора. Более шести столетий пронеслось над стенами святого храма, и в этот долгий период времени он был бессменным немым свидетелем событий, совершавшихся в Ростове. История города неразрывно связана с историей собора, так что, передавая летопись последнего, мы отчасти восполним те краткие сведенья, какие выше сообщили о прошлой жизни Ростова.

Ростовский Успенский собор стоит на том самом месте, где присланный св. равноапостольным князем Владимиром епископ Федор построил «дубовую церковь» во имя Пречистой Богородицы. Этот храм стоял 169 лет. В 1160 году в Ростов произошел страшный пожар, во время которого деревянная церковь сгорела до оснований. Князь Андрей Боголюбский заложил новый храм – каменный; этот последний, доведенный постройкой почти до конца, вдруг, от дурной кладки, упал; пришлось возводить новый. Постройку начал в 1214 г. ростовский князь Константин Всеволодович; но работы кончились его сын Васильке, который в 1230 году 25 февраля и присутствовал на освящении соборного храма.

Татарский погром снова разорил церковь, которая хотя и уцелела, но была разграблена и все ценные украшения и сосуды унесены варварами. За обновление и благоустройство храма деятельно принялся епископ Кирилл: он в 1253 г. ездил в Орду к хану Беркаю и, пользуясь его покровительством за исцеление ханского сына, испросил многие льготы для своей епархии. Кирилл украсил ростовский собор золотом, жемчугом и драгоценными камнями; учредил в нем пение на греческом и славянском языках. Преемник Кирилла – св. епископ Игнатий продолжал украшать храм Божий: покрыл крышу его оловом, а пол сделал из привозного красного мрамора. Этот пол впоследствии был увезен в Москву царем Иоанном Грозным и находится в Благовещенском соборе.

В 1408 г. новое бедствие постигло Ростов, причинив опустошения не меньше татар: в этом году 21 июня вспыхнул пожар в церкви Всех Святых, которая находилась не далеко от центра города и стояла среди скученных деревянных построек; огонь быстро перекинулся на последнюю, и скоро весь город пылал. Пожар уничтожил большую часть Ростова, а о соборе местная летопись сообщает, что он «погорел со всем украшением, и иконы, и книги многие старинные, и сосуды златые и серебряные, и камни драгоценные, и священный облачения и жемчуга; камни от пожара того распались и верх церковный провалился»... Такова была печальная картина ростовского собора после пожара 1408 года.

Ростовский архиепископ Григорий, «не пощадив имения своего на здание церковное», поправил стены и своды, намостил собор «деками каменными» и «свинцовыми деками лоб и каморы большие покрыл», снабдил всею нужною утварью и торжественно освятил храм 1 октября 1411 г. После этого собор существовал без повреждений до «смутных годов», когда поляки, ворвавшись в церковь, совершенно разорили её; все сокровища, в том числе раку св. «Леонтия, разграбили и увезли; впоследствии Сапега из добычи, захваченной в ростовском соборе, прислал Марине Мнишек образ св. Леонтия, снятый с гроба сего угодника, весь из чистого золота, весом в 5 пудов.

Митрополит Кирилл (в 1619 г.) и Варлаам (в 1625 г.) вновь восстановили собор и снабдили его необходимыми сосудами, книгами и вещами. Но особенно много сделал для собора Митрополит Иона Сысоевич: он обогатил соборную ризницу множеством митр и других облачений; сам храм украсил альфресковой живописью и наконец, устроил колокольню с известным по всей России звоном. «На своем дворишке лью колоколишки», писал Иона одному своему другу ответ на вопрос о своих делах. «Колоколишки эти были подобраны по тонам и в старину в них звонили по нотам...

Преемник Ионы Сысоевича – митрополит Иосаф Лазаревич (1691–1701) заменил прежний каменный иконостас резным деревянным с позолотою и такие же иконостасы сделал вокруг четырех каменных столбов, поддерживающих своды храма, повелел написать новые иконы, а для усиления света – пробить на стенах 9 широких окон. Эти перестройки мало согласовались с общей архитектурой собора, который немало утратил из-за них в своем прежнем величественном виде.

В 1730 г. огонь еще раз коснулся своей беспощадной силой соборных стен: обгорела внутренность храма и все деревянные иконостасы; то и другое было исправлено архиепископом Георгием Дашковым, причем устроенный новый иконостас сохранился до настоящего времени.

Ростовский Успенский собор стоит вблизи северной стены Кремля и обнесен кругом оградою; к собору ведут 4 входа: главный – через святые ворота с западной стороны: южный – через проход под сводами церкви Воскресения Христова; восточный – от церкви Спаса Всемилостивого, что на торгу, и северный – с торговой площади. Здание храма представляет из себя, правильный, почти кубической формы, прямоугольник, возвышающийся на 12 саж. 2), увенчанный пятью главами; крыша и главы покрыты белым листовым железом. С трех сторон к церкви примыкают паперти: с западной – главный вход в собор; с южной – тоже вход, открываемый, впрочем, очень редко, а северная паперть заложена и тут устроена печь для отопления храма.

Внутреннее расположение поражает своей стройностью и вместе с тем простатою. Своды собора покоятся на четырех массивных столбах, невольно напоминающих собою четырех «столпов церкви»: Леонтия, Исаию, Игнатия и Феодора, святые мощи коих почиют в этом храме. Вокруг столбов устроены иконостасы, в которых установлены большие иконы двунадесятых праздников; в числе этих икон – обращает внимание картина «страшного суда» на правом столбе при входе. Направо же, у стены, под судом почивают мощи св. Феодора, архиепископа ростовского. Подвигаясь вперед по этой стороне, – в углу, на амвонной возвышенности, близ иконостаса, увидим раку с мощами св. Исаии, а на противоположной стороне, у северной стены, – такую же раку св. Игнатия, епископов ростовских. В отдельном Леонтьевском приделе почивают мощи первого ростовского епископа-мученика св. Леонтия. Налево от царских врат, в главном иконостасе, в первом ярусе находится чудотворная икона Владимирско-Ростовской Божией Матери.

Остановимся несколько подробнее на сказаниях, какие сохранили нам ростовские летописи о только что поименованных святынях Успенского собора.

Св. чудотворная икона Владимирско-Ростовской Божей Матери

Эту икону писал печорский инок иконописец Алипий, в житии которого читаем следующее. Один набожный киевлянин строил храм на Подоле и для его украшения пожелал иметь несколько икон. Зная об Алипии, как об искусном иконописце, – киевлянин пошел в Печерскую лавру и там заказал двум инокам передать Алипию деки с поручением написать иконы, причем добавил, что цену отдаст, сколько тот пожелает. Иноки принадлежали к числу людей не совсем честных и воспользовались таким удобным случаем по своему; они спрятали деки в одной из монастырских изб, Алипию про заказ ничего не сказали, но от его имени несколько раз посылали к киевлянину за деньгами, который тот охотно выдавал. Так прошло порядочно времени, и заказчик вынужден был зайти в лавру и справиться об иконах; его встретили те же иноки, что приняли деки, и наговорили про Алипия, что тот деньги хотя и брал, но писать икон не хочет. Киевлянин обратился к игумену, который скоро разобрал дело: допросил Алипия и братию, дознался, где лежат деки и послал за ними. К удивлению присутствующих и к ужасу бесчестных двух иноков – принесенные деки оказались с чудными изображениями св. ликов. Киевлянин с радостью и благоговением принял их, а игумен изгнал из обители обманщиков иноков. Скоро Господь иным чудом прославил св. иконы. В церкви, где они были поставлены, случился пожар, все сгорело, а иконы сохранились невредимыми... Об этом узнал вел. кн. Владимир Мономах и, прибыв к месту происшествия, с умилением взял себе одну икону Божией Матери и вскоре отослал ее в Ростов, в соборную церковь Успения, где она и хранится до нашего времени. Чудотворная икона Владимирской Божией Матери есть главная и глубокочтимая святыня Ростова, в течении 8-ми веков сохранившаяся невредимой. Среди всеобщего разрушения в часы бедствий, среди ограбляемых и расхищаемых сокровищ собора, она, святая икона, осталась неприкосновенною святынею, к которой не дерзала прикоснуться ни всеразрушающая сила огня, ни святотатственная рука татар, поляков и изменников...

Святая чудотворная икона также глубоко почитается и в ростовском краю и значительную часть года находится вне стен соборных, так как с нею совершаются непрерывные крестные ходы по Ростовскому уезду, а также и в Ярославль; везде ее встречают с глубочайшим благоговением, как подательницу исцелений всем с встречают прибегающим к Пресвятой Богородице и молящимся пред Её святым изображением. В 5-ю неделю по Пасхе совершается препровождение св. иконы в с. Шулец, а в субботу перед неделей св. отцов она возвращается обратно и на другой же день уносится в с. Вощажниково, откуда и возвращается в первую субботу Петрова поста. 23 июня крестный ход из собора в пригородное село Варницы, где икона и остается двое суток. 30 июня крестный ход в Петровский монастырь и затем провождение св. иконы в Ярославль, откуда она возвращается 29 июля. 26 августа провождение Владимирской иконы из собора в г. Петровск, возвращение оттуда в первую субботу сентября и на другой же день новое путешествие в село Поречье, где она остается до 29 октября и, возвратившись в собор, пребывает здесь до Пасхи.

Св. Леонтий и придел его имени

В 1884 г. при переделке чугунного пола в приделе св. Леонтия было совершенно случайно открыто подпольное помещение, оказавшееся древним Леонтьевским приделом: здесь же, на правой стороне, у стены открыта была и гробница, та самая, которую прислали для мощей святителя Леонтия князь Андрей Боголюбский. Древний пещерный храм был тщательно восстановлен и торжественно освящен 29 сентября 1885 г. Иконостас в приделе сделан так, как он был первоначально и в главном алтаре собора – каменный; царские врата скопированы с древних царских врат Введенской церкви города Переславля-Залесского; лампады у местных образов – копий с таких же, находящихся в музее Белой Палаты, а священные изображения на алтарной стене взяты из знаменитых кремлевских церквей, построенных митрополитом Ионою Сысоевичем. В окне над аркой гробницы картина с изображением Леонтия, кормящего кутей детей; на стенах придела – изображение нескольких других событий из жизни святителя; в рамках – его крещатые ризы; в отдельной витрине – клобуки и др. вещи. Рассматривая все это, пред нами ясно и живо восстанет образ непоколебимого и твердого духом просветителя ростовских язычников. Поставленный епископом Ростову из иноков Киево-Печерской Лавры, св. Леонтий деятельно принялся за насаждение веры Христовой среди ростовцев. Но, как и его оба предшественника, Леонтий встретил упорное противодействие своей проповеди со стороны язычников, которые дошли до того, что собирались даже несколько раз убить святителя, чем и вынудили его оставить город. Это, впрочем, не лишило св. Леонтия надежды на успех. Потеряв возможность подействовать словом проповеди на старых закоренелых язычников, святой проповедник изменил свой образ действий. Удалившись на окраину города к Брутовщинскому ручью, поставив там небольшую церковь, он начал привлекать к себе юношей и детей, наставляя их в правилах истинной веры и благочестия. Этим путем он достиг того, что почти вся западная окраина Ростова была им крещена. Впоследствии святитель снова возвратился в собор и там повел открытую проповедь. Однако, св. Леонтий не избежал мученический кончины: он был убит во время бунта в час страшного бедствия – голода, около 1073 г. Тело его погребено было в соборе, а в 1164 г., когда копали рвы для нового храма на месте сгоревшей деревянной церкви, были обретены его св. мощи. Князь Андрей Боголюбский прислал для них каменную гробницу, в которой они и были поставлены в церкви Иоанна Богослова на архиерейском дворе, а по устройстве собора перенесены и поставлены на том месте в приделе, где гробница стоит ныне. Тут св. мощи почивали открыто до 1610 г., а После польского погрома почиют под спудом.

При мощах св. Леонтия трижды исцелился ростовский князь Иоанн Александрович (в XV стол.); после пожара 1408 г. произошло до 40 исцелений и впоследствии неоднократно получали помощь все, прибегавшие к угоднику Божию с твердой верой и усердной молитвой. Память святителю установлена 23 мая – день обретения его мощей.

Св. Исаия

Св. Исаия был преемником Леонтию и так же, как последний, был пострижеником Киево-Печерской лавры; до поставления епископом в Ростов настоятельствовал, в сане игумена, в Киевском Димитриевском монастыре.

В 1077 г., посланный в Ростов епископом, св. Исаия, прибыв сюда, нашел новопросвещенных, но еще не утвержденных в вере Христовой жителей. Деятельный святитель, по сказанию жизнеописателя, «обходил грады и все, в ростовской и суздальской области, сокрушавши идолы и крестивши приемлющие святую веру». При нем вера христианская окончательно утвердилась как в городе, так и в его обширной области. Житие говорит про св. Исаию, что он «нищих миловал, милосердствуя о них, как чадолюбивый отец». В 1089 г. в Киеве при князе Всеволоде Ярославиче была отстроена Печерская церковь Успения Божией Матери и на 15 августа было назначено ее освящение. Летописи в числе присутствовавших на этом торжестве у поминают и святителя ростовского Исаию.

12 лет правил паствою св. Исаия и в 1090 г. мирно почил и был погребён в соборе.

Святые мощи его были обретены в одно время с Леоновыми и также, до отстройки соборной церкви, стояли в храме Иоанна Богослова; но, затем, по перенесении в собор в 1231 г., почему-то поставлены в притворе храма, направо по входе, и только в 1274 году, при св. епископе Игнатии, были торжественно перенесены на то место, где почиют поныне. Память св. Исаии празднуется в день кончины его 15 мая.

Св. Игнатий

Св. Игнатий шестнадцатый епископ ростовский, принадлежит к лику тех угодников земли русской, кои прославились нетлением и цельбоносной силою своих мощей еще прежде погребения, так что он совсем и не был зарываем в землю. Вот те чудеса, которые понудили клир и народ поставить открыто святое тело Игнатия и не предавать его земле. Когда тело святителя было унесено к соборной церкви, то в массе народа, провожавшего своего усопшего пастыря, две благочестивых инокини удостоились такого ведения: они ясно увидели, как св. Игнатий, восстав из гроба, в своих святительских одеждах, вошел, как бы по лестнице, на крышу храма и оттуда благословлял народ; затем спустился вниз над тем самым местом в соборе, где его хотели положить. В то же время архимандрит Богоявленского монастыря Стефан, имевший в руке один палец, скорченный и прижатый по болезни к ладони, коснулся тела святителя, и совершилось чудо: давно больной персть разогнулся как прочие. Когда, наконец, гроб был внесен в собор и поставлен на приготовленное место, то святителю, по обычаю, хотели вложить в руку свиток с именами тех священнослужителей, которые при жизни усопшего были им посвящены, но он, как бы живой, сам протянул руку и принял свитки...

Эти три чуда вычеканены на стенах серебряной раки, в которой почивают мощи св. Игнатия, а в ногах раки стихи, прославляющие нетленности мощей святителя.

На кафедру епископа ростовского св. Игнатий поставлен был в 1262 г. и управлял епархией 26 лет. Князья русские весьма любили святителя, и он участвовал во всех их семейных делах.

Кончина св. Игнатия последовала в 1288 г. 28 мая; в этот день и празднуется память святителю.

Св. Феодор

Св. Феодор, первый архиепископ ростовский, родной племянник великого угодника земли русской – преподобного Сергия радонежского чудотворца. В мире Иоанн, он у дяди принял пострижение с наречением именем Феодора и вскоре пожелал уединиться и основать особую общежительную обитель. Получив благословение преподобного Сергия, Федор ушел к Москве и там, вблизи города, основал нынешний Симоновский монастырь с храмом во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Сделавшись известным великому князю Дмитрию Донскому, Федор, по ходатайству князя, был поставлен игуменом новой обители, а в 1383 г., во время путешествия в Царьград к патриарху Нилу, посвящен последним в сан архимандрита. Вскоре после этого Феодора назначили ростовским епископом; в 1389 г. он снова ездил в Константинополь и патриархом Антонием возведен в степень архиепископа.

В Ростове святитель Федор основал Рождественский женский монастырь и после кратковременного управления епархией скончался 28 ноября 1394 года.

Мощи святителя почивают под спудом в юго-западном углу Успенского собора. Народ глубоко чтит память св. Феодора и во множестве стекается в собор за богослужение 28 ноября.

Достопримечательности собора

Кроме святителей Леонтия, Исаии, Игнатия и Феодора, в стенах собора покоятся останки многих других ростовских владык; гробницы их расположены вдоль северной и южной стен собора. Вдоль южной стены, рядом с гробницею св. Феодора, почивают следующие иерархи: Варлаам 1-й Рогов, Иона 2-й Прозорливый, митрополит Кирилл IV Завидов, митрополит Варлаам II и митрополит Иона Ш Сысоевич. У северной стены погребены: епископ Кирилл II, митрополит Иоасаф Лазаревич и архиепископ Иоаким, а между столбами покоится епископ Афанасий Вальховский. Кроме того, под собором погребены, но только неизвестно на каких местах: епископ Пахомий, епископ Матвей, архиепископ Вассиан I, архиепископ Вассиан II Санин и архиепископ Досиофей I; вне собора, против раки св. Леонтия, погребен ростовский архиепископ Иона I. Под сводами алтаря находится семейная усыпальница ростовских князей, между которыми, как уже сказано выше, покоится и св. князь Василий (Василько), убитый татарами в 1238 году.

Старинных и замечательных вещей в соборной ризнице не много: все драгоценности частью были разграблены поляками, а частью увезены в Ярославль в конце прошлого столетия при переводе туда архиерейской кафедры. Из сохранившихся предметов старины обращают внимание: крещеные ризы св. Леонтия, шитый золотом покров на его раку, серебряный золоченый крест, украшенный жемчугом (пожертвован царем Михаилом Феодоровичем); шитая золотом с драгоценными камнями плащаница и несколько других вещей.

Собор открыт для богомольцев только во время утренних и вечерних служб, совершаемых в обычное, установленное время; но кроме этого, существует несколько священных обрядов, совершаемых в Успенском соборе по особо установленному порядку, а именно: в четверть на Страстной неделе, по древнему обычаю, совершается елеосвящение соборное и помазанье освященным елеем молящихся; в пятницу на той же недели, по совершении за часами водоосвящения, омываются, через погружение, частицы святых мощей, хранящиеся в соборе; вода, в которой омывались св. мощи, разбирается молящимися, как и Богоявленская; затем в соборе, кроме царских и других панихид, совершаются особые панихиды по князьям, княгиням и архиереям ростовским.

Из собора же совершаются следующие крестные ходы: в Духов день происходит сретение иконы Казанской Божией Матери из Белогостицкого монастыря и крестный ход в Варницкий монастырь. В первое воскресенье Петрова поста ход вокруг города Ростова с иконами от всех церквей. 8 июля провождение иконы Казанской Богоматери в Белогостицкий монастырь. В первое воскресенье августа второй ход вокруг города, учрежденный в память избавления от холеры 1848 года. 21 сентября, в день обретения мощей св. Дмитрия, ход из собора в Спасо-Иаковлевский монастырь. 29 октября, в день памяти преп. Авраамия, крестный ход в Богоявленский монастырь, куда за позднюю литургию приносится из-за озерных селений св. икона Владимирской Пресвятой Богородицы, которая, по окончании обедни, и переносится в Успенский собор. 27 ноября, в день памяти святителя Иакова, бывает Последний крестный ход из собора в Спасо-Иаковлевский Димитриевский монастырь.

Соборная колокольня

Близь самого собора, в юго-восточной стороне соборной ограды, совершенно отдельным зданием стоит колокольня. Она построена митрополитом Ионою Сысоевичем, в один ярус, и имеет продолговатую форму: длина ее 15 саж., ширина 5, а высота 8 саж. Северная (левая) часть колокольни несколько выше остальной галереи; в ней весит главный, самый большой колокол «Сысой», весом 2000 пуд.; в остальной части колокольни, по порядку, висят: «Полиелейный» – 1000 луд., «Лебедь» – 500 п. и прочие, весом от 150 до 20 пуд. и менее. Колокольня увенчана 4 главами по числу пролетов.

Звон ростовских колоколов давно и везде известен, как своею благозвучностью, так равно и замечательно стройным подбором тона; в прежние времена звонари звонили по нотам, но эти ноты давно уже затеряны, и звонари передают друг другу искусство звонить по прежнему на слух. Звон имеет в настоящее время четыре настроя: три старинные – Ионинский, Иоакимовский и Егорьевский (по имени архипастырей ростовских: Ионы Сысоевича, Иоакима и Георгия), а четвертый, новейший, «Ионанановский», составленный о. протоиереем Аристархом Израилевым в честь бывшего архиепископа ярославского и ростовского Ионафана.

Под колокольней находится маленькая церковь в честь Входа Господня в Иерусалим; служба в ней бывает только в храмовой праздник – в Вербное воскресенье; перед началом обедни из собора сюда отправляется крестный ход и по совершении молебна возвращается обратно; бывает еще крестный ход из этой церкви в собор в страстную пятницу, когда в соборе происходить омовение св. мощей.

Ростовский Кремль

На юге от собора лежит собственно древнейший Ростовский Кремль. Он окружен со всех четырех сторон высокою стеною с бойницами, галереями-переходами и 10-ю громадными башнями. В Кремль ведут трое ворот: с Покровской и Ярославский улиц для проезда и третьи – от собора под церковью Воскресения Христова.

Кроме названной церкви, в стенах Кремля заключены храмы: Смоленской Божией Матери Одигитрии, Иоанна Богослова, Григория Богослова и Спаса на сенях; затем, здания: Белой Палаты, Княжьих теремов, Димитриевского духовного училища, бывших палат ростовских митрополитов и домов для помещения священно-церковнослужителей соборной церкви.

Почти все перечисленные постройки в Кремле возведены в бытность на ростовской кафедре митрополита Ионы Сысоевича. Имя этого замечательного зодчего допетровской Руси неразрывно связано с Кремлем вообще и с каждым, здесь стоящим, храмом в отдельности; имя это на веки занесено в скрижали ростовской летописи и тем более дорого нам, что Иона и сам был уроженец ростовской области.

За озером, близ деревни Ангелово, в XVI веке находился погост, где жил поп «Сысой»; у этого попа около 1607 г. родился сын, который и был впоследствии митрополит ростовский Иона. О первых годах его жизни сведений не сохранилось, а затем известно, что Иона был иноком угличского Воскресенского монастыря (теперь упраздненного), потом архимандритом в ростовском Белогостицком монастыре; отсюда переведен в ростовский же Аврамием Богоявленским; из этой последней обители Иона и возведен патриархом Никоном на кафедру ростовской митрополии 15 августа 1652 года. Иона пользовался особым уважением правительства и народа. Ему 30 декабря 1652 г. было поручено царем Алексеем Михайловичем освидетельствовать мощи преподобного Даниила Береславского. В 1654, 1656 и 1666 гг. он присутствовал на соборах об поправлении церковных книг и управлял патриаршим престолом во время удаления Никона в Воскресенский монастырь. В декабре 1666 г. Иона присутствовал на соборе, осудившем патриарха Никона, а в следующем году был при избрании и хиротонии патриарха Иосифа. Кроме того, в 1676 г. присутствовал при короновании царя Феодора Алексеевича, а в 1682 г. при той же церемоний царей Иоанна и Петра Алексеевичей.

Время пребывания Ионы на своей кафедре в Ростов было посвящено исключительно устроению и благоукрашению Кремля.

Подробнее с его постройками мы познакомимся ниже, а здесь не можем не рассказать одного случая из жизни митрополита, близко относящегося к описываемому нами Кремлю. Во времена Ионы Сысоевича в Ростове подвизался юродивый Афанасий (по другим сведениям Стахий). Юродствуя в город, Афанасий не имел постоянного места жительства, но большею частью, однако, находил приют в Богоявленском Аврамиевском монастыре. Митрополит питал к юродивому особое расположение, нередко приглашал к себе и делил с ним свою трапезу; в свою очередь и Афанасий сопровождал Иону в осмотрах новых построек. Всецело преданный делу строительства, владыка часто был недоволен работающими и расстраивался. Однажды, в минуты такого раздражения, митрополит, резко высказав свое недовольство, отправился домой: Афанасий побежал за ним, начал успокаивать и, между прочим, высказался: «ах Иона, Иона! Что ты хлопочешь, что беспокоишься? Все временно, все скоропреходяще и ненадежно! В твоих постройках и церквях со временем одни воробьи жить будут!»

И поразительно верно сбылось пророчество Афанасия. Было тяжелое время для Ростовского Кремля, когда «мерзость запустения» царила в его зданиях, который, кроме птиц небесных, действительно, мало кто решался посетить; на стенах и крышах, от занесенных ветром семян, выросли даже рябины... Вот яркое описание очевидца этой грустной картины: «Сегодня», пишет он, «осматривал я здание, принадлежавшее прежде ростовскому архиерейскому дому. Ныне его разбирают, на месте же том устраиваться будут магазины для склада вина. Грустно мне было видеть уничтожение более чем векового здания, которое без всякой поддержки в продолжение слишком полувека не только противилось от времени разрушению, но еще как бы укреплялось само собою. Бывши без крова более тридцати лет, на стенах его от семян, занесенных ветрами, росли уже довольно не малой величины рябинки и березки, но и за всем тем оно стояло, будто слитое из какой-либо твердой массы. С большими усилиями работники разрушали его по частям. В особенности мне жаль стало так называемую Красную Палату, где, как известно по изустному преданию, Великий Петр в проезд через город Ростов имел трапезу. Это обширная квадратная во втором этаже комната; посреди ее столп, на него уперлись с четырех стен своды; на стенах, сводах, простенках, откосах окон и на столпе помещены разные изображения красками из церковной истории и лики святых работы альфреско. Они так были новы, как будто недавно вышли из-под кисти художника, и изображения те, сброшенные сверху вместе со стенами, разрушенные от падения в разных частях, но не потерявшие еще своих значений, – навели вящее уныние на душу мою. Мне пришла мысль, что было время, когда предстоящие пред ликами святых, изображенных в разрушаемой храмине, с благоговением взирали на них, знаменовали себя знамением креста и, быть может, лобзали их с верой. Что же ныне? Те же изображения, те же лики святых, но сброшенные на землю, и в каком положении! Одно – лишенное ног, другое имеет лишь корпус без главы, третье, упав, встало головою вниз. Если бы надо было изобразить картину мученичества, оставалось лишь списать: нельзя найти употребления вернее и ближе к подлиннику. Не мог я удержаться от слез; я скрыл их от спутников моих и со стесненным сердцем взошел на оградную стену. На левой стороне по входе, осмотревши оставленный без всякого присмотра бывший большой архиерейский дом, площадку, основанную на сводах, которая служила никогда сообщаем дома с церковью Спаса, известною под назвавшем «на сенях» (площадка ныне заросла травою, а прежде выстлана была чугунными плитами), прошли в Белую Столовую, украшенную в прежние времена лепною работою, а ныне лишенную и самой штукатурки. Она так же, как и Красная Палата, имеет посредине столб и на него с четырех стен устроены своды; в ней Государыня Екатерина II, во время посещения ею г. Ростова для переложения мощей св. Димитрия в новую раку, имела трапезу. Возвратясь на оградную стену, по ней дошли мы до церкви Иоанна Богослова; тоже слишком столетний храм, а живопись альфреско как будто сейчас окончена художником. Одна лишь надпись по правую сторону царских врат на стене показывает время возобновления храма.

Ни иконостаса, ни образов уже в церкви нет, она даже не заперта и оставлена как бы забытою. Еще грустнее мне стало при мысли той, что в храме, где приносилась жертва Богу, где народ с чувствами благоговения внимал учению Искупителя через служителей его, ныне место то, как пустыня; одни лишь птицы обитают в нем. Долго не мог оставить я храма и со скорбью вышел из него. На возвратном пути зашел в разрушаемое здание, где работающие весьма хладнокровно занимались сломкою его. Быть может, будет время, когда совершенно истребится из памяти существование здания, ныне уничтожаемого; поэтому-то и решился я записать о нем на память потомству. А если желание мое исполнится, то оставшимся зданиям буду стараться составить планы и фасады: быть может и они по времени будут уничтожены; по крайней мире, останется тогда что-нибудь такое, почему можно будет судить о минувшем».

Это писалось в пятидесятых годах прошлого столетия.

К счастью, предсказание Афанасия, а равно и предположения писавшего приведенные грустные строки – не сбылись окончательно, и не погибло бесследно дело рук митрополита Ионы Сысоевича...

Пред нами теперь не гнетущая душу развалины, не «мерзость запустения», а величественные здания, стоящие во всем блеске своей древней красоты; пред нами подлинный постройки знаменитого русского зодчего XVII века, восстановленные в XIX столетии и средствами любителей русской старины, имена коих, на ряду с именем митрополита Ионы, уже занесены на страницы ростовской летописи. Стройный ряд реставрированных зданий является видимым памятником жертвователя, а святая церковь непрестанно будет возносить благодарные молитвы Всевышнему за созидателей и восстановителей Божьих храмов.

Церковь Воскресения Христова

Церковь Воскресения Христова, стоящая вправо от собора (на юг), между двумя громадными башнями, выходящими своим корпусом к тому же собору, является первым храмом, который лежит на пути от собора в Кремль. Воскресенская церковь построена «на сводах» около 1670 года митрополитом Ионою Сысоевичем; это одна из лучших его построек, довольно хорошо сохранившаяся до нашего времени, хотя до 1860 г. и находилась в полном небрежении. Живопись, как в церкви, там и на паперти уцелела со времени строителя. В церкви изображены страдания Христовы, а на паперти некоторый из апокалипсических видений. Внутри, вместо иконостаса, храм имеет стену, которая и отделяет алтарь от церкви; над царскими вратами каменная сень на четырех вызолоченных столбах. По преданию, занесенному в ростовский летописец, на месте этой церкви князем Владимиром Мономахом, в бытность его в Ростове, был заложен храм, «по снятой им мере с Киево-Печерской церкви».

Покойный восстановитель кремля – И. И. Хранилов с Воскресенской церкви начал в 1860 г. обновление кремлевских церквей; но, при небольших средствах, реставрация была произведена незначительная. Только в 1890 г. щедрым пожертвованием А. И. и И. А. Вахромевых, Воскресенский храм был основательно реставрирован. К сожалению, не могли быть восстановлены портик и лестница, сломанные в начале нынешнего столетия и бывшие снаружи храма, что и теперь заметно по выступам кирпичей и по закрытой верхней входной двери. Колокольня, угрожавшая падением, также возобновлена, и разъехавшиеся колонки связаны железом.

Под Воскресенскою церковью замечательны ворота, расписанные различными фигурами из довольно редкой книги XVII века «Эблемата духовного». Ворота эти обращают на себя внимание всех проходящих. Они сделаны и расписаны по приказанию митрополита Арсения Мацеевича.

Церковь Смоленской Божией Матери Одигитрии

Церковь Смоленской Божией Матери Одигитрии стоит в нескольких саженях от Воскресенской, разделяясь небольшим садом; построена в десятилетие с 1691–1701 г. митрополитом ростовским Иоасафом. Этот храм выделяется из всех кремлевских зданий своею замечательною наружностью: все стены церкви разрисованы красками в виде разноцветных треугольников; церковь одноглавая, покрытые ее позднейшего времени. Внутри храма по стенам лепная работа, сделанная вскоре по его устройству; в алтаре замечательное изображение Божией Матери с лепными же украшениями; кроме того, в церкви сохраняется древняя храмовая икона Смоленской Божией Матери. Внимание любителей старины обращают изразцы печей в церкви с интересными изображениями XVIII века. В этой церкви, как видно из стенной надписи, с 17 февраля по 6 марта 1776 года стояло тело умершего 15 февраля ростовского епископа Афанасия Вольховского. От Одигитриевской церкви идут переходы по кремлевской стене; по этим галереям можно обойти все остальные храмы.

Церковь Иоанна Богослова

Церковь Иоанна Богослова будет первым храмом, встречающимся нам на этом пути. Она построена митрополитом Ионою Сысоевичем и имеет большое сходство с Воскресенской; так же, как и последняя, построена на проходных сводах, увенчана пятью главами и по углам западной стены как бы защищается двумя большими башнями. Внутри, тоже, вместо иконостаса – каменная стена, а над царскими вратами и клиросами устроены шатры, довольно своеобразной формы.

В далеком прошлом на месте Иоанно-Богословской церкви существовал мужской монастырь того же имени; время основания его совсем неизвестно; упоминается же он еще в XII–XIII столетии, когда в нем временно стояли св. мощи ростовских епископов Леонтия и Исаии (1164–1231 гг.); затем летопись о ростовских архиереях сообщает, что в 1288 г. был поставлен на кафедру ростовскую Тарасий, посвященный в сан епископа из игуменов Иоанно-Богословского монастыря. Дальнейшие сведения об этой обители прерываются до XVII века, когда упоминается уже только одна церковь, устроенная митрополитом Ионою вместо обветшавшей прежней, сохранившейся на месте монастыря, время упразднения которого также неизвестно.

В 1888 году Иоанно-Богословский храм угрожал падением, а паперть с рухнувшими сводами совсем развалилась; но, благодаря щедрой жертв почетного гражданина г. Ростова А. Л. Ккина, церковь была основательно восстановлена.

Из предметов достойных внимания, можно указать на две иконы новейшей живописи, помещающиеся в нише алтарной стены близь царских врат; обе иконы сооружены в 1891 г. на средства ростовского взаимного страхового общества: одна в память десятилетия благополучного царствования покойного Государя Императора Александра III, покровителя и охранителя русских древностей, а другая – в память 15-ти летнего существования самого страхового общества.

Храмовая икона Иоанна Богослова, старинного письма, хранится в соборе близ гробницы св. архиепископа Феодора.

Ближе к озеру, на одной линии с Иоанно-Богословской церковью стоит храм Григория Богослова, когда-то соборный – Григорьевского монастыря « затвора», о которой мы упоминали уже выше.

Церковь Григория Богослова

Церковь Григория Богослова, оставшаяся от упраздненного монастыря, ко второй половине XVII века окончательно разрушилась и была перестроена митрополитом Ионою Сысоевичем около 1670 года. Владыка «на старых каменных палатах» построил пятиглавый храм с шатровою колокольнею над тремя небольшими кельями, прилегавшими к храму. Иконостас в храме был одноярусный каменный с портиком над царскими вратами, как и в других кремлевских храмах, построенных Ионою; стены и купол были расписаны живописью. В таком виде храм существовал до 1730 г., когда великий пожар, от которого обгорели все кремлевские церкви, более всех повредил Григорьевский храм. После этого пожара церковь около 20-ти лет стояла неисправленною; наконец, на нее обратил внимание знаменитый ростовский иерарх Арсений Мацеевич. Он восстановил этот храм и при этом изменись несколько его первоначальный план и внутреннее устройство: кельи соединил с храмом арками, расширил окна, вместо каменного, поставили деревянный иконостас и живопись заменил лепной работой, оставив часть ее лишь в клеймах и на задней стене.

Разрушение и запустение Ростовского Кремля, начавшееся вслед за упразднением архиерейской кафедры в Ростове, всего больше отразилось на Григорьевском храме. Было время, когда в нем помещался курень и даже бойня.... В 60-х годах прошлого столетия И. И. Хранилов привел отчасти в благовидность Григорьевский храм, очистил его от мусора, побелил стены и покрыл крышею.... Но только в 1883 г., в память 500-летнего юбилея со времени посвящения в епископский сан постриженика Григорьевского монастыря св. Стефана Пермского – Григорьевская церковь была восстановлена окончательно на средства местных граждан – И. А. Рулева, Е.Д. Мальгиной и А. А. Титова. Живопись возобновлена по прежним образцам, лепные украшения, превосходно сохранившиеся, оставлены в прежнем виде без изменений; иконостас сделан по образцу иконостаса Иоанно-Богословской церкви (на р. Ишне в 4-х в. от Ростова), представляющего собою замечательный образец резного искусства XVI столетия.

С 1885 г. в Григорьевском храме находится копия с чудотворного животворящего креста Господня, явленного при ростовском архиепископе Дионисии 29 мая 1423 г. в Никольской погосте, Ростовского уезда. Крест помещается в первой части храма, по входе, в углу у окна, под резною вызолоченною сенью. Изображение распятого Спасителя сделано во весь рост человека; по сторонам креста стоят изображения Божией Матери и Иоанна Богослова. Все фигуры воспроизведены художественно и производят неотразимое впечатление. Когда богомолец становится здесь под священную сень животворящего древа, его мысль невольно переносится на Голгофу, а кроткий, глубоко-скорбный взор Божественного Страдальца как бы говорить его душе: «совершилось»...

Кроме св. креста, в церкви сохраняются: часть мощей св. Артемия Веркольского, гробовая доска преподобного Григория Пелыпемского, принявшего пострижете в Григорьевском монастыре; три старинных иконы и много других замечательных древностей.

Белая палата и Музей церковных древностей

По галереи, ведущей от Григорьевской церкви к востоку – прямой ход в «Белую палату». Это замечательное здание, также восстановленное из развалин в 1883 г., первоначально было построено около 1670 г. митрополитом Ионою Сысоевичем «для пришествия Государева», равно как и примыкающая к ней «Отдаточная палата», в которой владыки ростовские встречали именитых гостей и «отдавали поклон»... В «Белой палате» знаменитый святитель ростовский Димитрий принимал и угощал трапезою первого императора России – Петра Великого. Белая палата представляет большое сходство с Московской Грановитою палатой и имеет чрезвычайно величественный вид; стройные своды здания опираются на один, стоящий посредине, столб и, расходясь от него в виде лучей, кончаются по стенам красивыми остроконечными «серьгами». С восстановлением «Белой палаты» (1883 г.) в ней устроено помещение для Музея церковных древностей, куда, по распоряжению преосвященнейшего Ионафана, архиепископа ярославского и ростовского, доставлялось изо всех мест его обширной епархии все достойные хранения по древности или редкости предметов.

В числе множества собранных в Музее вещей, обращающих внимание посетителей, мы отметим: портреты строителя Кремля и Белой палаты митрополита Ионы Сысоевича; св. митрополита ростовского Димитрия и его отца – сотника малороссийской киевской службы Саввы Туптало; митрополита Арсения Мацеевица и других знаменитых деятелей ростовского края. Далее: чаши, кресты, посох св. Димитрия, облачения, пелены, грамоты, рукописи, св. древние иконы и резные царские врата XV, XVI, XVII и XVIII веков, свитки и редкие книги. Не менее интересны: изображения царевича Димитрия угличского с видом дворца; плащаница преп. Аврамия, паникадила XVII века, и, в особенности, надгробный памятник XV века – каменный крест с вырезанной на нем надписью. Одним словом, почти над каждым предметом в Музее пронеслось, по меньшей мере, 2–3 столетия и обозрение всех их оставляет сильное впечатление; обозревающий невольно переносится мыслью в давно минувшее времена, пред его глазами проходят одна за другой картины, рисующее весь тогдашний быт и уклад русской жизни, и он оставляет музей полный воспоминаниями давно отжившей и навыки уснувшей старины... Замечательна коллекция разных предметов, пожертвованных Сенатором Мордвиновым.

Из Музея лежит путь в «Княжие терема», соединенные с Белой палатой переходами. Эти терема отличаются от прочих кремлевских зданий совершенно особым видом своей постройки: они построены в XV веке и служили помещением для ростовских князей; потом в них жил митрополичий штат, а при св. Димитрий тут помещалось (в 1704–6 гг.) духовное училище. Терема представляют собою несколько небольших, довольно мрачных комнат, с малыми окнами и заостренными сводчатыми потолками; узкие проходы и извилистые, темные лестницы дополняют общий древний план зданий. Терема служат помещением для тех предметов древности, которые не остаются в Музее. Впечатление, вынесенное при обозрении Музея, в теремах не только не уменьшается, но как бы еще усиливается

Рядом с Белой и Отдаточной палатами стоит церковь Спаса на сенях.

Церковь Всемилостивого Спаса

Церковь Всемилостивого Спаса (Преображения) построена в 1675 г. митрополитом Ионою и служила крестовою для ростовских владык. Здесь в 1709 г. стояло около 4-х недель тело святителя Димитрия в ожидании друга его – местоблюстителя патриаршего престола митрополита Стефана Яворского, который, прибыв в Ростов, вторично отпел его и сказал свое замечательное надгробное слово, несколько раз повторив в нем: «свят Димитрий, свят!». Простояв многие годы без особенного присмотра и ремонта, Спасский храм, вместе с другими кремлевскими зданиями, подвергся значительному разрушению и только недавно, – в прошлом 1894 г. был возобновлен на средства ростовского гражданина В. И. Королева; при чем обер-прокурор Св. Синода К. П. Победоносцев, при посещении Ростова в 1891 г., также помог для этой реставрации значительной суммой.

Внутренность храма замечательна по своему расположению: алтарь отделяется от церкви вместо иконостаса каменною стеною, а клиросы и амвон возвышаются над церковным полом на восемь ступеней; клиросы с двух сторон ограждены небольшою стеною и соединены с алтарем арками, которые опираются на круглые вызолоченные столбы. Такое устройство алтаря и клиросов почти закрывает богослужение от глаз народа, стоящего внизу. Все стены храма покрыты прекрасной живописью «альфреско», сохранившеюся со времени постройки церкви: изображены преимущественно события из евангельской истории, за исключением задней стены, которая представляете картину «Страшного суда».

В общем обозрение Спасской церкви производит особое впечатление, какого не испытываешь ни в одной из остальных кремлевских церквей.

Димитриевское духовное училище

Димитриевское духовное училище помещается в каменном трехэтажном здании, бывшем митрополичьем домом и соединенном со Спасским храмом открытым каменным переходом. Дом этот построен Ионою Сысоевичем и был сначала двухэтажным, но впоследствии архиепископом Самуилом (1776–1783) надстроен и третий этаж. Как уже помянуто выше, духовное училище, основанное святителем Димитрием, помещалось первоначально в «Княжьих теремах». Впоследствии, в 1815 г. оно уже находилось в Толгском монастыре в 6-ти вер. от Ярославля; затем в Борисоглебском (в 18 вер. от Ростова) и, наконец, в 1873 г. в Ярославле. После этого училище снова было переведено в место своего основания – в Ростов и временно помещалось в двухэтажном здании дома, служившего для остановок епархиального архиерея во время приезда его в Ростов. Но так как помещение для училища в этом доме было крайне тесно и при том оно дано было только на 6 лет, то по истечении этого срока ростовское духовенство испросило разрешение Св. Синода воспользоваться митрополичьим домом, предназначенным для училища еще в 1852 г. На средства духовенства и на выданное от города вспомоществование 5.000 руб. митрополичий дом был отстроен в 1880 г. и открыт для помещений в нем духовного училища, наименованного в честь его основателя «Димитриевским».

В восточной стороне от духовного училища стоит здание так называемой «Водяной башни», во втором этаже которого помещалась прежде церковь «Всех святых», бывшая домовою ростовских владык. Эта башня имеет неразрывную связь с древними митрополичьими хоромами, где жил в 1605 г. ростовский митрополит Филарет Никитич. Дом знаменитого иерарха хотя и поврежден новейшими переделками, но вполне возможен для реставрации в том виде, в каком он был, как жилище родоначальника царствующей фамилии. Особенно не трудно восстановить и примыкающую к этому дому, находящуюся в Водяной башне, Всесвятскую церковь. Храм этот уже был реставрирован в начале XVIII века известным ростовским епископом Досифеем, но в начале прошлого столетия пострадал не столько от ветхости, сколько от невнимания к отечественным памятникам. Он был нарушен и иконостас продан в церковь села Никольского, что в Горах, где в недавнее еще время и этот иконостас, замененный новым, сожжен.

Монастыри

В Ростове в прежнее время существовало не мало монастырей. Из них до нашего времени уцелели только пять: Богоявленский. Петровский, Рождественский, Иаковлевский и Варницкий: остальные же или закончили свое существование еще до польского разгрома, или же были упразднены в прошлом столетии вот эти монастыри: Григорьевой и Иоакно-Богословский – в Кремле города, Андреевский, Лазаревский, Сретенский, Златоустовский, Горицкий и Спаспесоцкий – на посадах. О двух первых мы уже упоминали при описании Кремля; теперь скажем несколько слов об остальных.

Андреевский упоминается в XIV столетии. Летопись об архиереях сообщает, что ростовский епископ Игнатий II (1356–1364) освящал «новопостроенную каменную церковь Воздвижения животворящего креста в Андреевском монастыре». Обитель упразднена в XVIII веке и находилась на Окружной улице между теперешними Калмыцкой и Успенской ул.

Лазаревский – на месте нынешней церкви праведного Лазаря, называвшийся также «монастырем убогих домов»: в переписных книгах 2-й половины XVII века о нем значится: «на монастыре храм древян-клецкий Лазарево Воскресение, трапеза теплая Николы чудотворца, а в храме и трапезы ризы и книги и колокола и всякое строение мирское». В этом монастыре в конце XVI столетия проживал некоторое время Иринарх затворник. Упразднен в конце XVII века.

Сретенский – на месте нынешней церкви Николая чудотворца, что «на всполье»; этот монастырь принадлежал к Сретенской части города, которую, при дележе Ростова, князь Федор Васильевич оставил за собою, а Борисоглебскую часть взял его брат Константин. О существовании Сретенского монастыря упоминается в записях Николовспольской церкви.

Златоустовский – по преданию, стоял между теперешней Семеновской улицей и Предтечевской, в саду бывшем Хлебникова. Об основании и упразднении его известий не сохранилось, но еще в XVII столетии на месте монастыря существовал «храм древян Иоана Златоустого клецкий в храме образ местной Иоанна Златоустого, да образ Рождество Пресвятой Богородицы на празелени»; эта церковь упразднена в XVIII веке.

Горицкий женский был расположен не далеко от Златоустовского на месте нынешней церкви Рождества Богородицы. По преданию, был основан внучкой св. Петра – княгиней Варварой, а в XIV веке св. архиепископом Феодором перенесен ближе к Кремлю, где теперь Рождественский женский монастырь.

Спасо-Песковский, основанный в XIII столетии супругой благоверного князя Василька – Марией, упразднен в 1764 г. и присоединен к Иаковлевскому. До нашего времени уцелела соборная монастырская Спасская церковь, о которой сообщим ниже при описаний Спасо-Иаковлевского Димитриевского монастыря.

Нине существующие монастыри.

Богоявленский Аврамиев

Богоявленский Аврамиев мужской монастырь, основанный во второй половине XI столетия преподобным Аврамием, стоит на восточной окраине Ростова, за чертой города, вблизи Кекинской фабрики3.

Преподобный Аврамий был сын неизвестных родителей: пришел в Ростов не ранее 1070 года и, поселившись в небольшой хижине на берегу озера, стал понемногу просвещать язычников, населявших «чудский конец» города. Божией помощью Аврамий сокрушил главного идола «скотьего бога Велеса» и на месте капища основал святую обитель, в которой, по кончине своей, и был погребен. Св. мощи просветителя «чудских язычников обретены были в княжение Всеволода Юрьевича (1176–1212) и тогда же установлена была память преподобному 29 октября.

Монастырь Аврамия с течением времени расширялся и украшался княжескими и царскими дарами. Царь Иоанн Васильевич Грозный в бытность свою в Ростове поклонялся мощам угодника и взял себе жезл, которым св, Аврамий сокрушил идола Велеса. Дарами и велением царя в обители была устроена каменная церковь во имя Богоявлений Господня с приделами: во имя преп. Аврамия и св. апостола Иоанна Богослова. Этот храм, освященный 2 октября 1553 г. в присутствии самого царя, существует и доныне, хотя первоначальный вид его от перестроек несколько изменился. Мощи преподобного Аврамия почивают в приделе его имени, в богатой серебряной раки, устроенной в 1860 году. При входе в этот придел, налево, в углу арки, в отдельной киоте хранится медный крест, служивший рукояткой у жезла св. апостола Иоанна Богослова, отдавшего этот жезл св. Аврамию: самый жезл, как мы уже сказали, взят Иоанном Грозным.

Крытой галереей Богоявленский храм соединяется с теплой Введенской церковью, устроенной в 1650 г. Ионою Сысоевичем, в бытность его архимандритом монастыря; храм этот переделан в начале прошлого столетия; столб, поддерживавший вековые своды, сломан и потолок устроен накатный; в западной половине этой церкви помещается ризница, где сохраняется не мало старинных замечательных вещей.

Третий храм, устроенный над входными воротами, во имя Николая чудотворца, основан тем же Ионою Сысоевичем и благоукрашен жертвами боярина Алексия Мещеринова. Над Никольскою церковью возвышается колокольня.

За алтарем Богоявленского храма стоит небольшая каменная часовня; здесь погребены: затворник Пимен и юродивый Стахий (Афанасий); над дверями нарисованы их изображения. Об Афанасии мы уже знаем немного, а о Пимене сохранилось лишь одно предание, что он подвизался в строгом затворе, изнуряя тело свое веригами; сюда к нему приходил из Борисоглебского монастыря затворник Иринарх и проживать некоторое время в Богоявленской обители. В часовне хранятся вериги подвижников: железный камзол, два железных кувшина и цепь. Благочестивые богомольцы, заходя сюда, надевают на себя эти вериги и по нескольку раз обходят вокруг часовни, как бы приобщаясь тяжести подвига затворников.

Петровский

Петровский мужской монастырь стоит в полуверсте от Аврамиевского и основан в XIII столетии св. Петром, царевичем Ордынским.

В 1253 г. ездил в орду, к хану Беркаю, с ходатайством о делах церковных, ростовский епископ Кирилл II, много сообщивший хану о христианской вере, и, между прочим, о подвигах св. Леонтия; в числе слушателей находился и ханский племянник. Через несколько лет Кирилл снова ездил в орду уже по вызову хана, у которого заболел сын, и никакие средства не помогали. Хан просил православного епископа именем своего Бога исцелить его сына. Кирилл обратился с горячей и усердной молитвой к Всемогущему Господу Богу и ханский сын получил исцеление. Пораженный хан щедро одарил епископа, но еще более происшедшее чудо подействовало на племянника Беркая. Пылкий юноша тайно оставил орду и родных и догнав Кирилла, на его обратном пути, начал со слезами умолять, чтобы он взял его в Ростов и наставил в вере христианской. Желание царевича было исполнено: Кирилл взял его с собою и через несколько лет, выждав время, чтобы не явились из орды за беглецом, крестил его с наречением именем Петра

Новообращенный жил скромно, часто молился и, обладая богатством, усердно благотворил неимущим. Подобная жизнь была приятна Богу и он, в сонном видении, послал Петру известие о своем к нему благоволении. Однажды, уйдя на охоту, Петр заснул. Во сне царевичу явился св. Апостолы Петр и Павел и велели ему приобрести три иконы: Божией Матери, Николая чудотворца и вкм. Димитрия, а на месте ведения устроить церковь во имя св. Апостолов. То и другое поручение Петром царевичем было исполнено.

Впоследствии, св. Петр, по совету князя и епископа, женился, его венчал в соборной церкви св. Игнатий. Царевич дожил до глубокой старости, оставил потомство и, овдовев, принял иночество. Около построенной им церкви св. апостолов Петра и Павла он основал монастырь, в котором и окончил жизнь свою в 1290 году.

В наше время в монастыре две церкви: соборная, пятиглавая, во имя св. апост. Петра и Павла, с приделом преп. царевича Петра, построенная в 1684 г. вместо прежней деревянной; в ней под спудом почивают мощи св. Петра под серебряной ракой, устроенной в 1803 году. Иконостас в этой церкви резной, старинной работы, а иконы превосходной византийской живописи; в особенности хороши те, которые были приобретены самим Петром царевичем; а именно: Одигитрии Пресвятой Богородицы, Николая чудотворца и св. Димитрия Селунского.

Другая, теплая церковь, во имя Похвалы Пресвятой Богородицы, сооружена в 1696 г. Ограда вокруг монастыря каменная, а над входными воротами красивая колокольня.

Рождественский

Рождественский женский монастырь, расположенный внутри земляного вала, недалеко от Кремля, основан в XIV столетии первым ростовским архиепископом св. Феодором, мощи которого почивают в Успенском соборе.

В монастыре, в церкви св. Алексия человека Божия, сохраняется весьма древняя икона, на которой изображена Божия Матерь с Предвечным Младенцем, благословляющим предстоящих ему: преп. Антония и Феодосия Печерских, Стефана нового, св. Игнатия ростовского, Никиту новгородского, прел, матерей: Афанасию, Нарву, Февронию, Феодору и Ксению. Предание, занесенное на обратную сторону иконы, говорит, что «сие изображение Пресвятой Богородицы написано по увиденному явлению молящемуся святителю Феодору, архиепископу ростовскому», которым и написана самая св. икона.

Это же явление послужило святителю поводом для устройства женского монастыря, причем другое предание добавляет, что на нынешнее место обитель перенесена св. Феодором с прежнего его расположения на Горицах, где теперь церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Первоначально монастырь был с постройками деревянными и с деревянной же оградой: в настоящее время он обнесен каменной стеной со многими башнями и с озера представляет очень красивый вид. В монастыре две каменные церкви. Первая двухэтажная с престолом во имя Рождества Пресв. Богородицы в верхнем этаже и во имя Алексия, человека Божия, в нижнем. В верхней церкви находится чудотворный образ Тихвинской Божией Матери, точный список с иконы Тихвинского монастыря. Есть предположение, что икона эта писана также архиепископом Феодором и пожертвована монастырю; в настоящее время она украшена драгоценною жемчужной ризой. Со св. иконой совершается крестный ход 1 августа, когда она уносится из монастыря в Ярославль, возвращаясь обратно 8 сентября к храмовому празднику в обители.

Другая церковь, пятиглавая, во имя Тихвинской Пр. Богородицы, построена игуменьей Павлой Шатиловой в 1841 г.; в ней два придела: св. Николая чудотворца и Толгской Божией Матери, построенные в 1854–56 гг. игуменьей Павлой Дьяконовой.

Спасо-Иаковлевский Димитриевский

Спасо-Иаковлевский Димитриевский мужской монастырь лежит на западном конце Ростова, на берегу озера и является одним из самых живописных и богатых в городе. До 1888 г. был ставропигиальным, затем состоял под управлением викария ярославской епархий – епископа угличского.

В старину монастырь назывался «Зачатиевским» и основан в конце XIV столетия ростовским епископом Иаковом, св. мощи которого доныне почивают под спудом в соборном храме монастыря.

Св. Иаков уроженец ростовский, сын простого земледельца, проживавшего в 44 вер. от Ростова на месте нынешней деревни Яковлево, принял пострижение в небольшой обители Копырской (давно упраздненной), где был, затем, игуменом. Отсюда, в 1386 г. он был поставлен епископом Ростову и в этом сане много боролся против ересей, распространяемых тогда в епархии разными лжеучителями. Правил паствою св. Иаков недолго: за оказанную им защиту одной женщины, приговоренной ростовским князем к казни, – святитель был изгнан из Ростова. Скорбя о происшедшем, он вышел на берег озера, снял с себя мантию, бросил ее на воду и, осенив себя крестным знамением, встал на одежду и поплыл по озеру по направлений к тому месту, где стоит теперь монастырь. Здесь он остановился и остался жить, построив небольшую церковь во имя «Зачатия св. Анны», в которой и был, по кончине своей, погребен.

В начале своего существования монастырь был очень беден; все строения в нем были деревянные, да и те во время польского погрома погибли в огне. Только в 1686–1691 гг. ростовский митрополит Иона Сысоевич построил здесь каменную церковь, которая, с небольшими переделками, уцелела и доныне. Процветание же монастыря началось главным образом с 1750 г., когда открыты были мощи св. Димитрия.

Этот знаменитый ростовский митрополит, талантливый обличитель раскола, красноречивый проповедник, ученый богослов, историк и поэт, заключившей своим прославлением сонм святых угодников древнего Ростова, занимал ростовскую кафедру 7 лет. Во время своего управлений так же, как и св. Иаков, неустанно боролся с расколом. В Ростов святитель Димитрий основал духовное училище, а незадолго до кончины ним написан был известный «Розыск о раскольнической брынской вере», который и теперь считается одним из лучших сочинений для борьбы с расколом. Кроме того святителем составлены «Чети Минеи», или «жития святых» на целый год; всех же крупных творений его насчитывается свыше 20, не считая оставшихся в рукописях.

Скончался св. Димитрий 28 октября 1709 г. Тело его, облаченное в архиерейские одежды, было перенесено в домовую Спасскую церковь, в гроб под главу и под все тело усопшего постланы были, по его завещанию, черновые бумаги его сочинений. Погребение совершено 25 ноября и тело св. Димитрия, согласно его личному указанию при жизни, было положено в углу Зачатиевской церкви направо по входе.

Через 43 года, 21 сентября 1752 г., при ростовском митрополите Арсении, были обретены св. мощи Димитрия, а 22 апреля 1757 г. Св. Синод причислил его к лику святых. В 1763 г. 25 мая в Ростове происходило торжество переложения мощей угодника Божия в роскошную серебряную раку; на торжестве присутствовала Императрица Екатерина II, прибывшая с придворною свитою из Москвы в Ростов пешком.

Мощи св. угодников Божиих Иакова и Димитрия попивают в соборной монастырской церкви Зачатия св. Анны. Из священных предметов, хранящихся в этой церкви, особенно замечательны: два покрова на раках святителей, серебряный ковчег, пожертвованный граф. Шереметевым, и две превосходной работы лампады у гробницы св. Димитрия.

Зачатиевская церковь соединена особой папертью со второй церковью, во имя св. Иакова; эта церковь построена в 1725 г., а в 1835 перестроена графиней Орловой; в храме замечательна степная живопись работы художника – ростовца Медвдева, и находится картина известная Каррачи «Спаситель в терновом венце».

Третий храме в монастыре, во имя св. Димитрия, построен в 1801 г. и называется Шереметевским. При храме, вместо паперти устроен портик, который, как и вся церковь, обставлен колонами и изваянными изображениями святых. Этот, богатый снаружи, храм беден внутри. Граф начал строить его в обширных размерах и думал перенести сюда из Зачатиевской церкви мощи св. Димитрия. Дело приходило к концу, когда строителю было обвялено, что место покоя святителя Димитрия избрано и при жизни указано самим угодником Божиим, изменять волю которого не только не возможно, но и преступно. Графа поразил отказ в исполнении его заветной мечты, и он прекратил все работы, которые и доканчивались на монастырские средства и частные пожертвования; но, конечно, суммы эти были далеко не достаточны, чтобы выполнить постройку по тому плану, какой был задуман богатым графом.

На паперти между Зачатиевской церковью и храмом св. Иакова взору посетителей представляются две скромных, но дорогие для народного чувства, гробницы. Под одной из них погребен иеромонах Амфилохий, бивший 40 лет гробовым старцем при мощах св. Димитрия и отличавшийся необыкновенно строгой жизнью; он скончался в 1824 г. 73 лет от роду. Рядом с ним покоится его племянник, архимандрит Иннокентий, 29 лет управлявший монастырем; он скончался в 1847 году. Память об этих старцах, как о подвижниках и праведниках, жива в народе до настоящая времени.

Недалеко от Иаковлевского монастыря стоит до сего времени уцелевшая соборная церковь Спас-песковского монастыря, упраздненная в 1764 г.

Спасский монастырь был основан в XIII веке княгиней Марией, супругой ростовского князя Василька, убитая татарами в 1238 г. Княгиня Мария, построив обитель, жила туте и по кончине своей в 1271 г. погребена св. Игнатием, епископом ростовским. Через 8 лет тот же святитель, изринув из соборной усыпальницы тело сына ее, князя Глеба Васильевича, положил его в Спасской монастырской церкви. Покойный настоятель Иаковлевского монастыря Поликарп около 1850 г., переделывая пол в нижнем этаже Спасского храма, нашел гробы кн. Глеба и кн. Марий; последняя настолько сохранилась, что даже желтые сафьянные башмачки были целы. В этом этаже архимандритом Иларионом в 1879 г. устроена церковь, причем надгробные плиты уничтожены, но место княжеского погребения известно. В этой же нижней церкви погребен известный ученый и великий труженик науки преосвященный Амфилохий, епископ угличский, скончавшийся 20 июля 1893 г. Мраморная плита, с изображением книг, сочиненных покойным, показываете место его вечного покоя.

Вся ризница, библиотека и архив Спас-песковского монастыря поступили в Иаковлевский, причем последний и был наименован «Спасо-Иаковлевским Димитриевским монастырем».

Троице Сергиевский Варницний

Троице Сергиевский Варницний мужской монастырь4 находится в 3-х верстах от Ростова, на северо-западе, и особенно дорог для народного чувства, как памятник на месте родины великого угодника земли русской – преподобного Сергия, радонежского чудотворца. Вблизи монастыря, в слободке Варницкой, по преданию, жил родитель угодника Божия – боярин Кирилл. Другое предание, занесенное древними иконописцами на образа и свято сохраняющееся в сердцах жителей Ростова в течение нескольких веков утверждает, что монастырь Варницкий построен на месте явлений юному Варфоломею ангела Божия в виде старца. Ростовский летописец, сообщая о поставлении в Ростов нового архиепископа Ефрема (в 1427 г.), замечает, что им, Ефремом, при самом вступлении на кафедру заложен был Троице-Сергиевский монастырь близ слободки Варницы. Дальнейшие сведения о монастыре отрывисты и не полны. Есть указание, что он существовал при царе Иоанне и при отце его вел. кн. Василии Иоанновиче, но затем до смутных времен об обители ничего неизвестно. Во время нашествия поляков и русских изменников монастырь не избежал общей участи и был сожжен и разграблен. В конце XVII и в XVIII столетии снова устроился, и в этом виде существует доныне. В монастыре две каменные церкви. Одноглавый соборный храм Живоначальной Троицы построен в 1771 г.; в нем два предела: преп. Сергия радонежского, да Афанасия и Кирилла Александрийских. В храме хранится небольшая икона преп. Сергия с частиц его мощей; икона установлена в особый киот и пред ней горит неугасимая лампада. Близ южных церковных дверей погребен епископ оренбургский, Августин Сахаров, уроженец Ростовского уезда, проживавший в монастыре с 1818 г. на покое и умерший в 1842 г. Он был в свое время известен учеными трудами.

Другой, одноглавый храм, теплый, Введения во храм Пресвятой Богородицы, с приделами: пророка Илии и апостола Иоанна Богослова; построен в 1828 г. купцом Плешановым.

Монастырь окружен невысокою оградою, построенною в 40-х годах прошлого столетия, и, несмотря на то, что храмы монастырские и другие постройки не отличаются ни грандиозностью, ни архитектурой – представляет собою довольно своеобразный вид. Удаленный от города, монастырь посещается ростовцами редко, и только 2–3 раза в год бывает, полон молящимися: в Духов день, когда прибывает сюда из собора крестный ход, и в дни памяти преп. Сергия – 5 июля и 25 сентября.

Приходские церкви

В Ростове в настоящее время существует 19 приходских храмов; из них 4 внутри земляного вала и 15 в улицах, носящих свои названий, в большинстве, по имени церкви кроме того к Ростову примыкают две слободы: Ямская и Снас-графская с храмами, также считающимися как бы городскими.

Из всех церквей одна только Спасская ружная, что на площади близ Собора, сохранилась с 1690 года; остальные – происхождения более позднейшего, а именно – конца XVIII и начала XIX века. Однако, все они построены на местах прежних деревянных храмов, которые, в свою очередь, вели начало от XVI столетия; так, из уцелевших документов некоторых церквей видно, что они имели от царя Иоанна Васильевича Грозного (1533–1584) жалованные грамоты на право пользования «ругой денежной и хлебной», которую и получали «из приказа большого дворца». Неоднократные пожары в городе, в которых гибли, конечно, и деревянный церкви, истребили массу документов церковных, а потому и сведения о ростовских приходских храмах крайне отрывочны и далее XVI века нейдут, за исключением 3–4 церквей, история которых известна от времени начала распространения христианства в Ростове.

Впрочем, «в летописи о ростовских архиереях» находим небезынтересное сведение, дающее возможность предполагать, что даже и в XIII–XIV веках в Ростове существовало почти то же самое число церквей, какое находится в настоящее время. В этой летописи, при описании большого пожара 1212 г., замечено: « сгорело церквей 15, и на епископле дворе церковь святого Иоанна Предтечи вся до оснований сгорела совсем».

До XVIII столетия почти все церкви были деревянные, и только со второй половины прошлого века на местах старых обветшавших стали строиться новые каменные храмы, так что в настоящее время в Ростове нет ни одной деревянной церкви.

Церковь Спаса Всемилостивого

Церковь Спаса Всемилостивого, что на площади, стоит против восточных ворот соборной ограды, в средине гостиного двора, почему и зовется в некоторых документах церковью «Спаса на торгу». История построения этого храма следующая. В 1654 г. в Ростове была занесена моровая язва, продолжавшаяся более месяца. Жители города употребляли и придумывали все возможные средства к прекращению поветрия, но усилия их были тщетны: язва поражала целые семейства одно за другим, дома ростовцев пустели все более и более... Наконец, вдохновленные верой, по внушению соборных и приходских священников, жители обратились к помощи Всевышнего и, «лобызая карающую десницу Промыслителя, дали обет воздвигнуть храм во имя Всемилостивого Спаса». Поветрие скоро прекратилось. «Обетная» церковь была построена в том же 1654 г. (деревянная) и через 17 лет, в пожаре 1671 г., сгорела. В 1685 г. ростовцы начали строить новую – каменную, которую и освящали в 1690 г.; постройка производилась по благословению митрополита Ионы Сысоевича и, вероятно, не без его участия, так как эта Спасская церковь, уцелевшая доныне, сохранила все следы и признаки Ионинских построек. В начале текущего столетия Спасская церковь много пострадала от неумелых перестроек и в настоящее время представляет довольно грустную картину: возведенная при храме в 1859 г. трехъярусная колокольня, как угрожавшая падением, сломана в 1892 г. и колокола висят теперь под деревянным навесом вблизи паперти. Прихожане, не желая возобновить старую, современную храму колокольню, добиваются выстроить новую; Археологическая же комиссия не позволяет испортить фасад Спасской церкви, как замечательного памятника XVII столетия, принадлежащей, кроме того, к числу тех «обетных» храмов, постройка коих являлась как бы искупительной жертвой в годины тяжких испытаний.

Церковь св. Николая чудотворца

Церковь св. Николая чудотворца, что на Подозерье, в нескольких шагах (к западу) от Рождественского женского монастыря, является одной из древнейших церквей по времени первоначального своего оснований. Если верить преданию «ростовского летописца», в 960 г. 11 июня в Ростове была вл. кн. Ольга (уже принявшая св. православную веру). Чтобы и здесь водворить христианство, она велела «близ княжого детинца» заложить небольшую деревянную церковь во имя св. Николая, в которую и подарила икону Богоявления Господня (впоследствии перенесенную в церковь села Угодич). Дальнейшую историю Никольского храма тот же «летописец» передает так: «в 978 г. церковь была сожжена язычниками, а в 1142 г. боярин и наместник ростовский Громила (любимец князя Юрия Долгорукого) построил новую; в 1212 г. церковь снова сгорела до оснований и место ее было пусто до 1527 года, в котором ростовский князь Петр Владимирович Бахтеяров (нижегородский воевода) построил новую, того же имени церковь». Настоящий каменный храм построен митрополитом Арсением Мациевичем в 1745 г.; храм одноглавый, с приделом во имя Пресвятой Богородицы всех скорбящих радости. В церкви хранится замечательная древняя икона св. Николая чудотворца.

Церковь св. Бориса и Глеба

Церковь св. Бориса и Глеба, в двух шагах от Николоподозерской, известна также своим древним происхождением, подтверждаемым, впрочем, более вероятными данными. Первоначальное ее основание относится к началу XIII столетия; в «летописи о ростовских архиереях» отмечено, что епископ Кирилл I «в 1218 году 25 августа освящал в Ростове церковь Бориса и Глеба на великокняжеском дворе»; на торжестве присутствовал великий князь Константин «с благородными детьми Васильком, Всеволодом и Владимиром и со всеми бояре и сотворил пир и учредил многу милостыню, тако бо бе обычай того блаженного князя». Ранее на месте Борисоглебской церкви стояла церковь во имя Кирика и Тулитты. По словам ростовского летописца, этот храм заложен в память посещения Ростова равноапостольным князем Владимиром, крестившим некоторую часть ростовцев, а затем церковь перенесена была в нынешнюю Спас-Графскую слободу. Дальнейшая судьба Борисоглебской церкви, к сожалению, неизвестна. Настоящая одноглавая построена в 1761 г., рядом с нею теплый отдельный храм во имя св. Димитрия, построенный в 1762 году.

Церковь Вознесений Господня

Близ городского вала, по дороге на Лазаревскую улицу, стоит храм во имя Вознесения Господня, более известный под именем церкви Исидора блаженного. Церковь замечательна по своему покрытию и всем своим наружным планом значительно отличается от прочих приходских храмов. В надписи на одном камне читаешь: «Лето 7174 (1566) державою и повелением благочестивого царя и в. к. Иоанна Васильевича всея Руси, его царскою казною, поставлена церковь сия Вознесение, в ней Исидор чудотворец; при архиепископе Никандре ростовском. А делал церковь великого князя мастер Андрей Малой». В 1770 г. к этой старинной церкви пристроен теплый придел во имя блаженного Исидора; в этом приделе под спудом почивают и мощи св. Исидора.

Блаженный. Христа ради юродивый, Исидор-Твердислов родом происходил из Германий. В Ростов пришел в половине XV столетия, приняв на себя один из труднейших видов подвижничества – юродство. Одетый в рубище, он ходил по городу, смиренно перенося обиды, насмешки и оскорбления; проведя таким образом день, на ночь уходил он в шалаш, построенный им же самим на том месте, где теперь стоит придел его имени. Шалаш этот состоял ни больше ни меньше как из огороженного хворостом места, ничем не закрытого, ничем не защищенного от непогоды. Зиму и лето, весну и осень бл. Исидор неизменно проводил здесь и в этом же шалаше тихо отошел к Богу... Необычайное благоухание распространилось из шалаша тотчас же по смерти блаженного, и народ, привлеченный этим, скоро узнал, что не стало юродивого, которого он так часто и жестоко обижал при жизни. Тут только поняли ростовцы, что свята и непорочна была жизнь почившего. Тело св. Исидора было погребено на месте его кончины. Вскоре была поставлена над его могилой деревянная церковь, освященная во имя Вознесений Господня и затем перестроенная царскою казною в 1566 году каменною кладкою. Над мощами св. Исидора неоднократно происходили чудесные исцеления и народ глубоко чтит блаженного, память которому празднуется 14 мая. Вблизи Вознесенской церкви стоит часовня, стены которой покрыты живописными изображениями различных событий из жизни блаж. Исидора.

Церковь Михаила Архангела

Церковь Михаила Архангела стоит в самом краю Ростова близ Спасо-Иаковлевского монастыря.

Восемьсот слишком лет тому назад на этом месте св. епископом Леонтием, ушедшим из Ростова, была поставлена «малая церковь» во имя Михаила Архангела; в ней святитель сладким коливом привлекал детей к себе и преподавал им начальный правила Христовой веры. Созданная св. Леонтием церковь стояла свыше 100 лет и обветшала, почему в. кн. Константином Всеволодовичем, была заложена новая, каменная, которую в 1207 году 8 ноября и освятил, в присутствии князя, епископ ростовский Иоанн. Эта церковь стояла очень недолго: она обрушилась, вероятно, от плохой кладки, и на ее месте в 1284 г. князь Дмитрий Борисович заложил новый храм, обгоревший от молнии через 30 лет. Князем Константином Васильевичем была опять выстроена каменная церковь, о дальнейшей судьбе которой ничего неизвестно. В конце XVII века в описях Спасо-Иаковлевского монастыря, в числе приписанных к обители церквей, значится и Михайло-Архангельская (в 1690 г.), но был ли этот храм тот самый, что построил князь Константин Васильевич, сведений нет. В XVIII столетии церковь сильно обветшала и требовала поправлений, которое и было сделано митрополитом ростовским Арсением Мациевичем на его собственные средства. В 1794 г. к ней пристроен теплый храм во имя св. Леонтия, Иакова и Димитрия, ростовских чудотворцев. В последний раз церковь возобновлена в 1875 г. бывшим прихожанином ее А. Н. Дьячковым.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы, что на Торицах, стоит на углу Покровской и Рождественской улиц, недалеко от Михаило-Архангельской. Построена в 1795 г. и имеет приделы: св. Иоанна Воина и св. вкм. Екатерины. Местность «Торицы» та самая, что упоминается в приведенной выше легенде о Ростове. Здесь же в старину стоял женский монастырь, основанный, по преданно, в XI столетии князем Олегом Святославичем и затем, будто бы, в конце XIV века перенесенный на то место, где теперь Рождественский женский монастырь. Из св. икон в церкви обращают внимание: 1) образ 12-ти праздников с частью ризы Господней и с частицами мощей: св. Иакова, брата Господня, св. вкм. Варвары и св. Григория Богослова; 2) образ Тихвинской Божией Матери; 3) чудотворный образ Иоанна Воина и, наконец, 4) икона разных святых, установленная в особом резном позолоченном киоте и устроенная «в память столетия со дня дарований храмозданной грамоты – 17 октября 1892 года». В память этого же события при Рождественской церкви открыто «приходское попечительство для забот об украшении церкви и для оказания помощи бедным прихожанам». В большие праздники в храме бывают внебогослужебные чтения с общим пением всех присутствующих.

Церковь св. Николая чудотворца

Церковь св. Николая чудотворца, что во Ржищах, кладбищенская, отстоит недалеко от Гориц, ближе к Иаковлевскому монастырю, и скрывается за сплошной массой деревьев кладбищенского сада, что придает большую красоту виду храма. Церковь одноглавая, каменная, построена в 1793 г. с двумя приделами: 1) Пророка Илии и Алексия, человека Божия, и 2) вкм. Екатерины. О прежних временах церкви сведений не сохранилось, но есть указание, что она существовала в XVII столетии. В «межевых книгах» Богоявленского Аверамиевского монастыря под 1685 г. упоминается «церковь Николая Чудотворца да Екатерины Христовы мученицы, что во Ржищах (близ храма лежала покосная пожня Аврамиева монастыря)».

Церковь Покрова Пресвятой. Богородицы

Церковь Покрова Пресвятой. Богородицы стоит на углу Предтеченского переулка и Покровской улицы. Построена в 1795 г., с 5-ю вызолоченными главами и красивой колокольней; эта церковь принадлежит к числу наиболее богатых ростовских приходских храмов. В ней два придела: апостолов Петра и Павла и св. Николая чудотворца. В храме, направо по входе, у места церковного старосты останавливает внимание посетителей больших размеров картина «Обращение Савла».

Между Горицкой и Покровской церквями, разделяя кварталы, пролегает переулок «Семеновский», сохранивший свое название от церкви Семеона Столпника, стоявшей когда-то в этом переулке ближе к озеру; когда построена и упразднена эта церковь – неизвестно, она уже и в XVII столетии стояла пустою, как это значится в «переписных книгах» Ростова второй половины XVII века.

Церковь Иоанна Предтечи

Церковь Иоанна Предтечи, ближе к озеру, двухъярусная, одноглавая, построена в 1763 г.; в верхнем этаже престол св. Иоанна Предтечи, а в нижнем – во имя св. Иоанна Златоустого.

В XVII столетии между Покровской и Предтечевской церквами стоял «храм древян клецкии Василия Ксарийского, а в храме Божие милосердие – образ Василия Ксарийского, да образ Богородицы Одигитрии и всякое строение мирское»; этот храм давно упразднен.

Церковь Всех Святых

Церковь Всех Святых стоит на площади против Всехсвятской улицы и окружена каменной оградой. Церковь построена в 1766 г., но в 1820 г. переделана, к ней прикладена красивая большая колокольня с 4-мя ярусами. В храме два придела: вкм. Варвары и преп. Александра Свирского.

История Всехсвятской церкви восходит до XIII столетия. Сначала она была деревянная, построенная св. Петром царевичем в 1287 г. и освященная во имя св. вкм. Варвары, икону которой царевич принес в дар церкви. В 1408 г. на праздник Всех святых в Варваринской церкви вспыхнул пожар, в котором погиб не только этот храм, но и значительная часть Ростова. В воспоминание Божия гнева, посетившего город, церковь была устроена вновь, но уже во имя Всех святых, с приделом вкм. Варвары. В XV столетии при Всехсвятской церкви служил известный «поп Георгий Скриница», происходивши из рода князей Шубиных; по удалении архиепископа Тихона в 1503 году Георгий был назначен блюстителем ростовской кафедры. В XVI столетии упоминается другой священник Всехсвятской церкви – Петр, к которому приходил для ночлега св. Иоанн Милостивый, проживавший тогда в Ростове.

Всехсвятская церковь до перестройки ее в 1766 г. была деревянная и в переписных книгах XVII в. о ней читаем: «храм древян, клецкий Всех святых, а в храме образ Всех святых на золоти, да образ Николы чудотворца». Последняя икона сохраняется в церкви поныне; кроме ее замечательны: 1) образ Всемилостивого Спаса, написанный в 1645 г., бивший прежде над городскими воротами, в 1743 г. перенесенный во Всехсвятскую церковь; 2) икона вкм. Варвары, вышитая, работы XVII века; 3) небольшой образ вкм. Варвары с частицами ее мощей; 4) древняя икона Александра Свирского.

Церковь Толгской Божией Матери

Церковь Толгской Божией Матери стоит на Ивановской улице, за бывшим когда-то рвом, следы которого видны и поныне. В простонародии храм более известен под именем «церкви Иоанна Милостивого», св. мощи которого почивают здесь под спудом. Церковь каленная, построена в 1761 г., ранее же была деревянною, в ней два предела: холодный – во имя Толгской иконы Божией Матери и теплый – во имя Иоанна Предтечи. О почивающем в храме святом Иоанне известно очень немного. Пришел он в Ростов в XVI столетии и жил до 1582 г., проводя дни свои в скитании по городу и забавах с малыми детьми; жизнь его была смиренная, чистая, исполненная терпения, соединенная с непрестанной молитвой; определенного местожительства св. Иоанн не имел, а иногда только приходил для отдыха к священнику Всехсвятской церкви Петру или к одной благочестивой старице вдове. Скончался Иоанн Милостивый 3 сентября 1582 года. Он был погребен при церкви св. Власия (впоследствии переименованной во имя Толгской Божией Матери) и день погребения его был ознаменован страшной бурей, молнией и громом. Вскоре над могилой усопшего стали совершаться многие исцеления и чудеса; народ стал с молитвой прибегать к святому, именуя его милостивым помощником в болезнях и печалях. Память Иоанна Милостивого празднуется 3 сентября и 12 ноября. На раке над мощами его хранятся старинный кипарисный крест и небольшой псалтирь на латинском языке; с этими двумя священными предметами св. Иоанн никогда не разлучался: они были его постоянными спутниками в жизни. На псалтири замечательна собственноручная подпись св. Димитрия митрополита ростовского, бывшего в Толгской церкви в 1702 г. и приказавшего переплести псалтирь в кожаный переплет.

Церковь св. Леонтия чудотворца

Церковь св. Леонтия чудотворца, что на Заровье, двухэтажная, одноглавая, построена в 1772 году вместо деревянной, о которой в «переписных книгах» значится: «храм древян клецкий Леонтия чудотворца, а в храме Божий милосердий образ местного Леонтия, Исаия и Игнатия, ростовских чудотворцев, на празелени». В церкви два придела: св. Николая чудотворца и Смоленской Пресвятой Богородицы.

Остатки рва, за которым стоит Леонтиевский храм, сохранились доныне, теперь это канава, протекающая около церкви по площади между Заровской и Введенскими улицами: продолжение того же рва заметно и у Благовещенской церкви.

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы каменная, построенная в 1769 г., двухэтажная, имеет два престола: храмовой – вверху и св. Зосимы и Савватия – в низу. Храм одноглавый и до означенного года был деревянный, упоминаемый в переписных книгах Ростова XVII века, имел трапезу теплую во имя тех же Соловецких чудотворцев. В 1780 г. к Введенской церкви был причислен приход от храма Святых Отец, упраздненного за ветхостью. Идя теперь по бульвару с Благовещенской улицы в Кремль, мы увидим налево небольшой деревянный памятник с крестом – это место бывшей Святоотеческой церкви, все имущество которой передано во Введенскую. В Музее Белой палаты, между прочими предметами старины, хранятся следующие две вещи, доставленные из ризницы Введенской церкви: оловянная двухъярусная XVII века дарохранительница и железный выносной фонарь того же столетия. Кроме того в церкви хранится храмозданная грамота за подписью митрополита Арсенид Мациевича.

Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы

Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы, двухэтажная, с приделами: св. Григория Акрагантийского и св. Димитрия Селунского. В ростовском летописце записано предание, что в очень давние времена на месте нынешнего храма стоял терем какой-то знатной женщины, исповедовавшей христианскую веру. Она была очень богата, и свои богатства зарыла около терема, а затем поставила тут небольшую церковь. О судьбе церкви сведений не сохранилось, но предание о клади еще в начале прошлого столетия было настолько живо, что в Ростов, по Высочайшему повелению, в 1826 г. прибыли специальные кладоискатели и усиленно принялись за розыски: однако труды их были напрасны: никаких сокровищ открыто не было...

Настоящая каменная Благовещенская церковь построена в 1782 г. на средства вологодского архиепископа Гавриила, по личному его обещанию. Сохранилась небезынтересная переписка преосвященного с благовещенским попом Зиновием, желавшим возвести храм «пятиглавый», но Гавриил строго наказывал ему «строить об одной главе, а не о пяти», и обещанного намерения его, архиепископа, «не нарушать, потому что от многих глав бывает на церковных сводах отягощение не малое». «Да и о сем ты», пишет преосвященный Зиновию, «поразумей: если о пяти главах состроить и внегда они учнут огнивать от водяной мокроты, и тогда кому их будете» починивать и покрывать? Видимо нам; что в сие строение от прихожан хотя кто что и сулил, ничего дачи не бывало. А кто тебе что о главах и говорил, и на те бы слова тебе не глядеть: не его казной строитца, но мы своим обетом исполняем»5...

Церковь Преображения Господня

Церковь Преображения Господня (или царя Константина) в Ямской слободе, одноглавая, построенная в прошлом столетия, с двумя пределами: царя Константина и матери его Елены и апостола Матфея. С 1750 г. при ней существует городское кладбище, а ранее находилась так называемая «Божедомка» или усыпальница: это были глубокие ямы, в которые ставили гроба с телами странников и т. п. людей, найденных усопшими; в четверть перед Троицыным днем по ним служились панихиды.

В церкви находится чудотворный образ Пресвятой Богородицы всех скорбящих радости.

Церковь Николая чудотворца

Церковь Николая чудотворца, что на вспольи, стоит на месте бывшего когда-то Сретенского монастыря, о котором мы упоминали выше. Близь этой церкви в XVII столетии была раскинута «Никольская слободка», а в ней «храм Николы чудотворца древян шатровой, в храме Божие милосердие»... «На монастыре ж трапеза теплая великомученицы Варвары древяна, а в храме и в трапезе книги и ризы, и колокола, и всякое строение мирское».

В 1803 году 23 июля Никольская церковь (летняя и зимняя) сгорела от молнии и в 1813 г. построена новая каменная с теплым приделом Сретения Господня.

Церковь Спасская в Спас-графской слободе

Церковь Спасская в Спас-графской слободе, пятиглавая, двухэтажная, построена в 1786 г. с двумя престолами: 1) происхождение древ креста Господня и 2) во имя Николая чудотворца.

На том месте, где стоит теперь слобода, князь Константин Всеволодович (1213–1218) поставил перенесенную с княжого двора церковь во имя св. Кирина и Иулитты, а вместо этой церкви поставил другую во имя князей Бориса и Глеба. Впоследствии на месте церкви Кирина и Иулитты построили храм «Всемилостивого Спаса, что в убогих домах». В XVI столетии церковь перестроена казною царя Иоанна Грозного, а священнослужителям ее назначена была от царя «руга». Об этом узнаем из «переписных книг» Богоявленского Аверамиевского монастыря, которому в XVII веке принадлежала слобода. В книгах под 1629, а затем под 1686 гг. читаем: «Слобода Спасская у ростовского посаду..., а в слободе на земле великих государей ружной храм происхождения честного креста, да придел Даниила пророка древян клецки. А церковь и в церкви Божие милосердие... и на колокольне колокола... строение блаженной памяти великого Государя царя и вл. князя Ивана Васильевича вся России. А у церкви поп Семен Федотов и емлет «церковную ругу из приказа большие казны». Кроме этой церкви в слободке существовал тогда еще «храм Николая чудотворца древян клецки»; теперь его нить и когда упразднен – неизвестно, равно как и деревянный придел Даниила пророка, ныне не существующий.

В Спасской церкви обращает внимание храмовая икона Спаса Всемилостивого, дар Грозного царя. Любопытно предание старожилов, что до 1813 г. на иконе сохранялась «золотая гривна», подаренная тем же царем, а в означенном году отданная на позлащение ризы, украшающей святую икону6.

Церковь Воскрешений Лазаря

Церковь Воскрешений Лазаря, одноглавая, очень красивой архитектуры, построена в 1809 году; имеет приделы: 1) св. Николая чудотворца и 2) Живоначальной Троицы. Стоит на месте бывшего тут Лазаревского монастыря, о котором мы говорили выше. Здесь же во время моровой язвы было так называемое «убогое место»7.

Церковь Смоленской Пресвятой Богородицы

Церковь Смоленской Пресвятой Богородицы, одноглавая, с древнею шатровою колокольнею, известная более под названием «Козьмы и Дамиана». Построена в 1775 году с приделами: 1) Смоленской Божией Матери, 2) св. бессребреников Козьмы и Дамиана и 3) св. царя Константина. В XVII столетии церковь была деревянная с главным алтарем св. бессребреников: а трапеза была посвящена Благовещению Пресвятой Богородицы. В XVIII столетии к Козмодемьянской церкви был приписан храм св. Живоначальной Троицы, отстоявший в ¼ версты в сторону Лазаревской церкви; Троицкий храм упоминается в переписных книгах XVII столетия.

В Козмодемьянской церкви особо почитается местный образ Смоленской Божией Матери Одигитрии; в ризнице хранится несколько древних богослужебных книг, уцелевших от времен Троицкого храма.

Церковь св. первомученика архидиакона Стефана

Церковь св. первомученика архидиакона Стефана, близ городского сада, недалеко от озера, двухэтажная, одноглавая, с приделами. Трех святителей и св. вкм. Параскевы. В XVII столетии существовал «храм древян клецкии Стефана первомученика, а в храме Божия милосердия два образа местных: Стефана первомученика, да образ Пресвятой Богородицы Одигитрии на празелени... Па монастыре ж трапеза теплая Пятницы». Настоящая каменная церковь построена в 1776 году. Недалеко от озера, в том же XVII в., близ Стефановской церкви существовал «храм древян клецкии Сошествия Святого Духа», упраздненный в начале XVIII столетия.

Церковь Воздвижения Животворящего Креста Господня, одноглавая, в связи с колокольнею, стоит на площади, недалеко от Стефановской, против городского «мытного» двора. В ней два придела: св. Николая чудотворца и Архангела Гавриила. Построена в 1688 году преосвященным архиепископом вологодским Гавриилом, которым возведена и Благовещенская церковь. Преосвященный происходит из рода ростовских посадских людей Кичигиных и в помин родителей своих, себя и всего рода поставил в Ростове названные два храма.

Крестовоздвиженская церковь до половины текущего столетия стояла неприкосновенною, но в 1859 г. благотворителем купцом Весниным была перестроена, и прекрасный памятник конца XVII века пропал бесследно. Но несмотря на переделки, храм Воздвижения креста Господня по наружному виду является едва ли не красивейшим из всех ростовских приходских церквей, чему много способствует открытая местность, возвышенное положение храма и великолепная колокольня, увенчанная большой вызолоченной главой.

* * *

1

Древний ростовский летописец, на которого ссылался Карамзин в своей истории, к сожалению, утратился.

2

Размеры собора: длиною 17 саж., 12 шириною; высота: от оснований до шеи средней главы 12 саж., с главою и крестом 24 саж.

3

Подробнее об этой обители см. составленную нами книгу: „Ростовский Богоявленский Аврамиев мужской монастырь, Ярослав, оп.: издание архим. Ювеналия. Сергиев посад, 1894 г.».

4

См. наше издание: „Историческое описание Троицко-Варницкого мужского монастыря близ Ростова Великого», Сергиев Посад. 1893 г.

5

Яр. Епар. Вед. 1863 г. № 5.

6

Предание занесено в Яр. Еп. Вид. 1882 г. №47. Впрочем, известно, что гривна эта мастером не была растоплена, а снесена к одному ростов. купцу–II. В. X., который и выдал мастеру кроме золота еще соответственное вознаграждение. Гривна была в 1863 г; продана наследниками X.

7

Из числа священных предметов в церкви обращаете, внимание серебряный вызолоченный крест, разделенный внутри на шесть частей; в нем хранятся: часть древа креста Господня и двенадцать частиц мощей разных святых. Кресте, принесен в дар церкви строителем ее, А. В. Юматовым, в 1809 году.


Источник: Ростов Великий Ярославской губернии и его святыни : (Путеводитель) / А.А. Титов. - Москва : печ. А.И. Снегиревой, 1909. - 66, II с.

Вам может быть интересно:

1. Вепрева пустынь: исторический очерк Андрей Александрович Титов

2. Указатель для обозрения Московской Патриаршей ризницы архиепископ Савва (Тихомиров)

3. Хозяйственная деятельность митрополита Платона протоиерей Андрей Беляев

4. Приветствие Казанской общине сестер милосердия Красного Креста, в день 25-летия ее существования, принесенное за литургией, 22 октября 1911 г., архимандритом Анастасием, инспектором Казанской духовной академии епископ Анастасий (Александров)

5. Обозрение высокопреосвященнейшим Арсением Казанской епархии за 1897 и 1898 гг. архиепископ Арсений (Брянцев)

6. Юбилей 300-летия Брестской унии во Львове и столетняя борьба против нее в Галицкой Руси профессор Иван Саввич Пальмов

7. Дмитрий Владимирович Веневитинов епископ Александр (Светлаков)

8. Воспоминания архимандрита Пимена архимандрит Пимен (Благово́)

9. Записка об Архангельском кафедральном соборе архиепископ Макарий (Миролюбов)

10. «Да воскреснет Русь Православная!». Пасхальное послание 1940 года митрополит Анастасий (Грибановский)

Комментарии для сайта Cackle