Азбука веры Православная библиотека Андрей Александрович Титов Спасо-Яковлевский Дмитриевский монастырь в Ростове Великом
Распечатать

Андрей Александрович Титов

Спасо-Яковлевский Дмитриевский монастырь в Ростове Великом

Текут времена и лета во мгновении ока,

Солнце скоро шествует к западу с востока.

Приидите людии в вере просвещении,

Грядите во святый храм кротцы и смирении.

Молитву прилежно к Богу воссылайте,

На сие писание умильно взирайте.

(Из эпитафии Стефана Яворского на гробнице св. Димитрия).

Ростовский ставропигиальный первоклассный Спасо–Яковлевский Дмитриев монастырь находится в западном конце Ростова, на берегу озера Неро или Каово. Этот монастырь прежде носил название Зачатьевского по первоначальному деревянному храму, устроенному во имя зачатия св. Анны. Основание же монастырю положил св. Иаков, епископ Ростовский, в конце XIV века.

Согласно указаниям летописей, св. Иаков был рукоположен во епископа Ростовского митрополитом Пименом около 1385 года, после епископа Матфея; между тем, местное рукописное сказание говорит, что он был епископом Ростовским после епископа Арсения, в миру Ростовского князя Семена Луговского-Гривы. До этого времени св. Иаков был игуменом маленького монастыря, находящегося в Ростовском уезде, где теперь погост Копыри1. Если верить этому сказанию, то спустя 2 ½ месяца после Мамаева побоища, а именно 20-го ноября 1380 г., близ села Деболь и Скнятинова, в древнем городке, обмываемом рекой Сарой2, при монастыре св. Марии, происходил съезд Ростовских князей, на котором обсуждались следствия Куликовской битвы, касавшиеся уделов, а вместе с тем происходил и выбор преемника оставившему епархию, Ростовскому епископу Арсению. По предложению Ростовского князя Федора Андреевича Щепина (или князя Андрея Федоровича) Ростовским епископом был избран настоятель обители Копырей св. Иаков.

Во время управления своей паствой, св. Иаков много боролся с разными ересями; особенно же восставал он против иконоборства, проповедуемого неким Маркианином, который, благодаря энергии святителя, вскоре был изгнан из Ростова. Рукописные жития передают следующее обстоятельство из жизни св. Иаков, послужившее причиной основания Яковлевского монастыря.

Одна из ростовских фрин успела почему-то своим поведением вооружить против себя Ростовского князя Александра Константиновича. Застигнутая однажды на месте преступления и осужденная на смерть, она припала к ногам святителя, умоляя спасти ее от казни. Св. Иаков, следуя примеру Иисуса Христа, велел бросить в нее первый камень тому, кто считал себя безгрешным.

Князь, бояре и граждане, недовольные таким судом, который нарушал их приговор, выгнали архипастыря из города и самовольно лишили его епископской власти. Преследуемый ругательствами грубой толпы, святитель вышел из Кремля, где было тогда жилище епископов и направился к берегу озера Неро. Затем, бросив на воды озера свою святительскую мантию, св. Иаков встал на нее как на плот и поплыл по направлению к западу к великому изумлению пораженного чудом народа. Через несколько времени он остановился у того места, где теперь находится Яковлевский монастырь, а мантия между тем поплыла далее и была прибита волнами к острову, называемому теперь «Левским»3.

№1. Спасо-Яковлевский монастырь в г. Ростове Ярославской губернии

Как ни упрашивали после этого ростовцы возвратиться опять в город, св. Иаков остался непреклонен. Основав здесь монастырь, св. Иаков скончался в глубокой старости 27-го ноября 1392 года, святое же тело было погребено в созданной им самим церкви. Оба вышеприведенные события – суд святителя над блудницей и плавание на мантии изображены художником Медведевым на стене теплой монастырской церкви. Первоначальные постройки в монастыре были деревянные, вследствие чего они легко делались жертвой тех страшных опустошительных пожаров, которые неоднократно превращали в пепел весь город и которые пришлось испытать Ростову в особенности во время опустошения его полчищами Егидея и во время нашествия поляков в 1609 году. В то же время сгорели и древние жалованные грамоты, которые, впрочем, снова были восстановлены в 1624, но затем последующими сонастоятелями были уже утеряны навсегда.

В начале своего существования монастырь был очень беден. Первая каменная церковь, существующая и поныне, была сооружена Ростовским митрополитом Ионой Сысоевичем4, который, желая придать ей более великолепный вид, украсил стены ее живописью al fresco. Для входа во храм с западной стороны и северной стороны его пристроил две паперти и сам освятил эту церковь во имя Живоначальной Троицы 22-го августа 1686 года, о чем свидетельствует и посейчас стенопись, находящаяся под местным образом Спасителя5.

До 1765 г. церковь зачатия св. Анны не подвергалась особым перестройкам. Она была, как видно из донесения архимандрита Павла св. Синоду, – пятиглавая с приделом на северной стороне во имя св. Иакова об одной главе. Все главы были деревянные, обиты деревянной чешуей; на большой главе Зачатьевской церкви поставлен железный крест с золоченным яблоком; кровля крыта тесом и выкрашена краской. При входе во храм, с западной стороны, приделана каменная паперть. Кроме того, при церкви устроена шатровая колокольня с небольшим железным крестом, на которой находится шесть небольших колоколов. Внутренность церкви украшена стенным письмом. Иконостас о пяти ставах с выгибкой; Царские врата и иконостас столярной работы с лицевой резьбой, при чем на иконостасе, тумбах, клеймах, равно как и около клейм, резьба самая мелкая. Иконостас, в котором находится 50 икон живописного письма – не золочен; пол в церкви чугунный.

С 1776 года, т. е. вскоре после открытия мощей св. Димитрия, начались и другие каменные постройки; между прочим, устроена каменная ограда с башнями, в которых при перестройке, бывшей в 1808 году, сделаны круглые венецианские окна. В верхнем этаже одной из этих башен сделана лестница, которая ведет на площадку самой крыши, откуда открывается великолепный вид на заозерье, так что в ясный день простым глазом можно видеть до 30 церквей, стоящих вокруг озера и близ Московской шоссейной дороги.

Соборная церковь, построенная митрополитом Ионой, теперь во многом изменила свой вид. Альфресковое письмо, переписанное около 1780 г. гробовым иеромонахом Амфилохием, вполне сохранило свои прежние изображения, не смотря на то, что впоследствии, как кажется, неоднократно поправлялось.

Замечательный иконостас вместе с иконами, писанными харьковским живописцем Венедиктом Вендерским, был сооружен в 1780 г.6 В алтаре за престолом находится другой иконостас с иконами, обложенными серебренными венцами с драгоценными камнями.

Кроме того, в храме есть несколько вышитых дорогих икон, принесенных в дар графиней А. А. Орловой-Чесменской; в алтаре находится серебренная вызолоченная дарохранительница в виде храма, весом 1 п. 25 ф. – дар графа Н. П. Шереметьева.

Два каменных четырехугольных столба, поддерживающие своды и купола церкви, обставлены иконостасом с драгоценными образами. На одном из этих столбов находятся: образ Толгской Божией Матери, написанный гробовым иеромонахом Амфилохием, и келейный – св. Димитрия с изображением Ватопедской Божией Матери. Эта икона перевезена была святителем Димитрием в Ростов вступлении его на митрополию. На другом столбе помещена икона Пресвятой Богородицы Боголюбской с изображением на ней Ростовских чудотворцев; с ней встретили св. Димитрия ростовские граждане в 1702 г. Как эта икона, так и келейная, в день погребения св. Димитрия были перенесены вместе с телом его в монастырь.

На северной стороне храма, вблизи алтаря, находится гробница св. Иакова. При первоначальном устройстве храма митрополитом Ионой над гробницей святителя находился каменный арксолий, подобный открытому в 1884 году в Успенском соборе над древним гробом св. Леонтия7; но в 1779 году арксолий был разобран и вместо его поставлена деревянная резная сень, уничтоженная в 1845 году. Над гробом св. Иакова сделана графиней Орловой-Чесменской серебренная рака ценой в 9276 руб.; на боках ее вычеканен суд св. Иакова над блудницей и другие чудеса святителя, вместе с тем позолоченными буквами написаны на ней краткие сведения житии.

Близ южных врат стоит небольшая деревянная витрина с ковчегом, заключающим в себе частицы святых иноков, избиенных в обители св. Саввы. Этот ковчег пожертвован в монастырь знаменитым Ростовским митрополитом Арсением Мацеевичем в 1758 году8.

У юго-западного угла в великолепной серебренной раке под такой же сенью открыто почивают мощи св. Димитрия митрополита Ростовского. Рака сделана в виде гробницы – совершенно гладкая и только на серебренной тяжелой крышке ее находится архиерейские принадлежности: митра, посох, дикирий и трикирий. Внутри рака обита малиновым бархатом, в нее поставлен кипарисный гроб, вмещающий в себе уже тот деревянный, в котором были обретены мощи святителя. Он обит белым гладким атласом и позументом. Мощи святителя Димитрия почивают в полном архиерейском облачении.

У подножия раки поставлен образ святителя в серебренной раме итальянской работы, тут же на серебренной тумбе находится также известная надпись, сочиненная Ломоносовым: «Всемогущий непостижимый Бог и пр.»

Рака и образ с серебренной рамой сделаны из первого найденного в России серебра, пожертвованного императрицей Елизаветой, и поступили в монастырь уже после ее смерти при Екатерине II, приезжавшей в 1763 году в Ростов для переложения мощей угодника в эту раку.

На стене близ раки висит большая, писанная масляными красками, картина, изображающая это переложение мощей. Из прилагаемого здесь снимка с этой картины видно, сама императрица участвовала в обнесении гроба святителя вокруг церкви. В камер-фурьерском журнале 1763 года9, между прочим, значится, что 23-го мая, в 7-м часу, государыня приехала в Ростов. Ее встретил архимандрит Богоявленского монастыря Иосиф, а архимандритом Спасо-Ярославского монастыря, Тихоном, говорена речь.

№2. Переложение императрицей Екатериной II мощей святителя Дмитрия в раку. С картины Шебуева

«25-го мая, в воскресенье, по утру, в 10-м часу, ее и. в. высочайше соизволила шествовать в соборную церковь, где встретили в церковных дверях, со святым крестом, митрополит Новгородский10, преосвященные: С. -Петербургский, Сарский и Подольский и архимандрит Свято–Троицкой лавры, и начали молебен. По начатии оного, ее И. В., со кресты и духовной церемонией, следовала пешком в монастырь, где мощи св. Димитрия чудотворца. По прибытии в церковь, св. мощи в гробе были поставлены посреди церкви и начался молебен; п окончании оного те святые мощи несены были вокруг церкви, при чем следовала и ее И. В. По прибытии со святыми мощами в церковь, положены оные в новосделанную серебренную раку; по положению в раку началась Божественная литургия, которую исправляли митрополит Новгородский и преосвященные: С.-Петербургский, Сарский и Подольский, и архимандрит Свято–Троицкой лавры, и другие архимандриты. По окончании литургии архимандритом Спасо-Яковлевского монастыря, Тихоном, говорена проповедь; по окончании оной начался соборный молебен. После всего производилась пушечная пальба и ее И. В., окончив усердное к Богу и св. угоднику моление, и положение св. мощей в раку, обратно изволила шествовать из монастыря в карете, откуда прибыла пополудни в 1 часу.»

Приделанная в 40-х годах к Зачатьевскому храму обширная паперть росписана по стенам священными изображениями.

Близ северной стены погребен знаменитый подвижник, гробовой иеромонах Амфилохий. Скромный мраморный памятник обозначает место упокоения этого благочестивого старца. За памятником в стене, в полукруглой нише, поставлена келейная икона о. Амфилохия, перед которой, по завещанию графини Орловой-Чесменской, горит неугасимая лампада.

Рядом с старцем Амфилохием погребен не менее знаменитый архимандрит этого монастыря Иннокентий, скончавшийся 27-го марта 1847 года. Его памятник еще скромнее. Небольшой, прекрасной работы (теперь сильно попортившийся), портрет архимандрита живо напоминает собой многочисленным, хотя год от года и убывающим, поклонникам, выразительные черты лица усопшего, красноречиво говорящие о добродетели и уме этого симпатичного старца. С левой стороны к Зачатьевскому храму пристроена церковь во имя св. Иакова, сооруженная в 1836 году графиней А. А. Орловой-Чесменской, при неусыпных трудах архимандрита Иннокентия. Раннее на этом месте была небольшая церковь, построенная в 1725 году. Живопись в этом храме сделана известным художником Тимофеем Медведевым; им же написаны и местные иконы. Самое же главное украшение этого храма составляет картина итальянца художника Карачи «Спаситель в терновом венце» – дар графини Орловой. Картина эта была куплена Алексеем Орловым за границей, за 10,000 рублей, и находилась у него в Москве.

№3. Архимандрит Спасо-Яковлевского монастыря Иннокентий

Следующая церковь, во имя св. Димитрия, о пяти куполах. При ней, вместо паперти, устроен портик, который, как и весь храм, обставлен над фронтонами высокими колоннами и капителями коринфского и ионического орденов. Между колоннами сделаны ниши и в них поставлены гипсовые изображения разных святых в человеческий рост. Церковь эта, обыкновенно, называется Шереметьевской, потому что покойный граф Николай Петрович Шереметьев был одним из крупных вкладчиков при ее постройке. По рассказам старожилов, граф Шереметьев дал обещание выстроить этот храм в память св. Димитрия.

Этот богатый снаружи храм очень беден внутри. Начав строить его в обширных размерах, граф думал перенести в него из Зачатьевской церкви мощи св. Димитрия, в чем ему содействовал, и бывший тогда архимандрит Мелхиседек, знакомый графу по С.-Петербургу, где он был наместником Александро-Невской лавры.

Дело приходило уже к желанному концу, но этому воспротивился бывший тогда Ярославский преосвященный Павел. Он напомнил, что св. Димитрий, по приезде в Ростов, при первом своем посещении Яковлевского монастыря, взойдя в соборную церковь Зачатия святой Анны, совершил здесь обычное моление и потом, при выходе из нее (конечно, не без откровения свыше), указав в юго-западном углу ее место своего погребения и прославления, сказал окружающим: «Се покой мой, зде вселюся во век века», а потом изменит волю почившего иерарха он находит не только невозможным, но и преступным. Самолюбие графа было сильно оскорблено этим правдивым ответом преосвященного. Он упорно продолжал ходатайствовать, но, тем не менее, ничего не мог уже сделать. Вследствие этого, он прекратил и дальнейшую постройку этой церкви, так что она достраивалась уже на пожертвования доброхотных дателей и на монастырские средства11. Все эти суммы, конечно, далеко были недостаточны для того, чтобы выполнить первоначальный план храма, задуманный богатым благотворителем. Старожилы, между прочим, рассказывают, что храм этот строился графом в память рождения своего сына Димитрия, который впоследствии тоже был одним из вкладчиков в этот монастырь. Вообще, жертвы Шереметьевых были довольно значительны. Некоторые из пожертвований графом Д. Н. были сделаны в 1835 году, вскоре после его тяжкой болезни, очевидно, в благодарность угоднику за исцеление.

На западной стороне монастыря находится древняя пятиглавая церковь Преображения Господня. Прежде она была соборной церковью бывшего тут в старину Спас-Песоцкого княжнинского монастыря, основанного княгиней Марией, супругой Ростовского князя-мученика Василько̀, убитого татарами в 1238 году. Выстроив монастырь, княгиня Мария жила в нем до самой своей кончины († 1271) и погребена под церковью св. Игнатием, епископом Ростовским, отчего и самый монастырь получил наименование Спасского княжнина, что̀ на Песках12. Строение в этом монастыре сначала было деревянное, но потом, в XVI веке, выстроена была каменная, двухэтажная, пятиглавая церковь во имя Преображения Господня и рядом с ней другая, во имя великомученика Георгия. Обе церкви находились в верхнем этаже и соединялись между собой папертью; среди их была шатровая колокольня; в нижнем этаже находились палатки. В 1764 году, монастырь этот был упразднен и присоединен к Спасо-Яковлевскому. До этого же времени за ним числилось 599 душ крестьян, и он был не из бедных. Остатки монастыря – Преображенский собор представляет собой одну из капитальных построек XVI века, но, к сожалению, испорченную переделками в позднейшее время. Георгиевская же церковь – паперти и колокольня сломаны в половине настоящего столетия. Об этом событии, между прочим, сохранилась следующая запись современника: «Один из архимандритов, в виду того, что службы в этих храмах совершаются очень редко, а в колокольне нет надобности, порешил уничтожить и церковь св. Георгия и колокольню, чтобы на эти деньги сделать нужные хозяйственные постройки. Первоначально от стал предлагать эти здания на слом, но купить святыню желающих не нашлось, тогда он приступил к ломке сам. Многовековое здание трудно поддавалось и кирпич оказался очень крепким, так что рабочие отказывались продолжать работу. Тогда было приказано наполнить внутренность колокольни дровами и зажечь. Колокольня рухнула и более не существует.»13

Внутренность в Спасо-Преображенской церкви очень небогата: иконостас простой, находящийся в нем иконы подновлены в 1808 году. Однако, желательно, чтобы этот памятник XVI века был реставрирован опытной рукой и велика будет заслуга того настоятеля, который сумеет это сделать, равно как и изыскать необходимые средства для восстановления художественных архитектурных образцов древней до–Петровской Руси.

Монастырская библиотека, благодаря просвещенным заботам иеромонаха Гавриила, содержится прекрасно. В этом собрании рукописей замечательны четьи–минеи первого выхода, март – май 1700 года. На первых семи страницах рукой великого автора написано: «Его царского пресветлого величества стольникови и полковникови сумскому его милости пану Андрею Герасимовичу Кондратьеву дарствует сию книгу Дмитрий Савич, архимандрит Новгородско-Северского, року 1700 марта 1-го». Замечательна также рукопись под заглавием: «Остальные проповеди св. Дмитрия» (ненапечатанные), при чем некоторые из них на малороссийском языке. Кроме того, есть и другие рукописи, в числе которых, между прочим, находится и тетрадь с духовными псалмами и кантами на линейных нотах XVIII века, вошедшими отчасти в сборник Бессонова.

Архив монастыря богатейший. В числе других бумаг здесь находятся и копии с дела о покушении раскольников украсть мощи св. Димитрия. Это было 15 февраля 1766 года. Воры, быть может, и достигли бы задуманной ими цели, но архимандриту Павлу ночью во сне было видение: некто, придя к нему в келию и сдернув одеяло сказал: что ты спишь? Здесь воры. Архимандрит проснулся и пошел осматривать церковь, где за резным иконостасом и пойман был вор Ксенофонтов, который при этом признался, что он находится в этом деле не один, а в сообществе других 9 человек–раскольников; и что последние, кроме церковной утвари, намерены были похитить также и мощи св. Димитрия, чтобы потом предать их сожжению. Все воры были пойманы и получили достойное их возмездие.

В ризнице сохраняются: митра м остатками горностаевой опушки, которая покрывала главу обретенных мощей святителя; белый миткалевый платок, найденный в подряснике при обретении мощей; белое бумажное полотенце с надписью: «От святого града Иерусалима прислан сей медальон (?) преосвященному Димитрию, митрополиту Ростовскому года 1705, августа 12»; ризы, переделанные из саккоса святителя, атласные малинового цвета с разводами. Затем среди множества драгоценных церковных предметов, пожертвованных разными именитыми благотворителями и высочайшими особами, замечательна в особенности серебренная чаша с черневым изображением святителя и надписью:

«Что мало перед сим внутро земли его скрывало,

Из того, Димитрий, сосуд тебе изваял,

Кой в знак святителю почтенный полагаю,

От моих сокровищ тебе я посвящаю,

Когда в честь тебя я, святитель, посвятил,

Не мню, чтоб кто сей в иное употребил.

1759 года».

Монастырь удостаивался неоднократно и посещения государей, особенно памятен для него приезд императора Александра I, что было 23 августа 1803 года. Осмотрев храмы и поклонившись св. мощам, император посетил здесь благочестивого старца, гробового иеромонаха Амфилохия. Затворившись в его келлии, он беседовал с ним наедине более получаса. Амфилохий не долго жил после этого события: старей скончался 26 мая 1824 года, 75 лет от рождения. Память о нем, как о великом подвижнике, и посейчас еще свежа в народе, который почитает его за святого мужа.

С не меньшим почитанием народ относится и к племяннику его, знаменитому архимандриту Иннокентию14. До пострижения своего в монашество он был простым сельским священником; но потом, после преждевременной кончины его жены, он в 1813 году поступил в число братства Спасо–Яковлевского монастыря и в 1818 году уже был назначен его архимандритом. Время его управления было самым цветущим временем в истории этого монастыря. Слава его гремела повсюду. Он был некоторое время духовником гр. А. А. Орловой, которая много сделала пожертвований в эту обитель. Сам же Иннокентий был бессребреником и все, что имел, развал нищим и бедным людям, так что после его смерти осталось лишь несколько серебренных пятаков. В монастырской библиотеки, между прочим, сохранилась тетрадка современника Иннокентия, иеродиакона Иринарха, в которой простым языком описаны последние дни жизни этого почтенного старца.

Заканчивая наше описание, скажем вообще, что каждый посетитель этой обители может в ней найти не мало такого, что в состоянии будет удовлетворить и его религиозное чувство, и его любознательность. Здесь все находится под обаянием славы великого святителя Димитрия, этого талантливого обличителя раскола, духовного витии, ученого богослова, историка, поэта и драматурга.

А. Титов

Ростов, 1887 г.

Янв. 24.

* * *

1

В 48 верстах от Ростова.

2

Городок этот, по словам одной рукописи, построен каким-то баснословным царем Саром, сыном древнего князя, который был внуком Новгородского князя Вандала; этот тот самый Городец на Саре, который исследован и описан графом Уваровым в его известном сочинении «Миряне и их быт».

3

По сказанию местной летописи на этой мантии нашли две иконы: Всемилостивейшего Спаса и св. Льва, папы Римского (Ростовский уезд, А. Титова, стр. 336).

4

Его биография в «Ист. вестн.», октября 1885 г., стр. 88–99

5

В 1759 г. Троицкий храм был опять переименован в Зачатьевский вследствие указа Ростовского митрополита Арсения Мацеевича.

6

Описание Спасо–Яковлевского монастыря. СПб. 1849 г.

7

«Ист. вестн.», январь 1866 г., т. XXIII, рис. на стр. 81.

«Ист. вестн.», февраль 1888 г., т. XXXI.

8

«Ист. вестн.», январь 1887 г., т. XXVII, стр. 136.

9

Там же.

10

Ростовский митрополит Арсений Мацеевич за свое известное «Доношение» был в это время взят в Москву, а назначенный на Ростовскую кафедру Тверской епископ Афанасий еще не приезжал.

11

На этот громадный храм дал только 65,000 руб. (Спис. мон., стр. 40).

12

Очевидно, что монастырь в XIII веке был женским.

13

Рукопись моей библиотеки, № 2023, л. 189 об.

14

Прилагаемый рисунок снят с портера покойного, писанного еще при его жизни. Портрет этот пожертвован в Ростовский музей, находящийся в Белой палате, графом М. В. Толстым и по заявлению лиц, знавших покойного, портрет вместе поразительное сходство с ним.


Источник: Титов А.А. Спасо-Яковлевский Дмитриевский монастырь в Ростове Великом // Исторический вестник. 1888. Т. 31. № 2. С. 421—433.

Комментарии для сайта Cackle