священномученик Аркадий (Остальский)

Практическое руководство проповедника629

Глава 12

Диспут

Диспут или спор в последнее время стал явлением весьма частым. Диспуты за последнее время видела чуть ли не каждая наша деревня. Немало диспутов антирелигиозного содержания пришлось выслушать русскому народу и, в частности, духовенству. Итак, как прошлое мирное и покойное состояние Церкви не вынуждало православное духовенство к диспутам, то, оказалось, что не везде и не всегда оно было подготовлено к ним. Нередко приходилось выступать духовенству на этих диспутах без всяких предварительных к ним приготовлений, но, тем не менее, во многих случаях оно или явно выходило победителем над своими противниками или же, хотя бы отчасти подрывало веру слушателей в те антирелигиозные принципы, которые до диспута предлагались им как несомненные научные и доказанные данные. Не раз после диспутов приходилось слышать, как слушатели обменивались между собою такими фразами: «Слушаешь и не знаешь, у кого правда: оратор говорит – кажется его правда, начнёт поп – кажется его». Слыхал я и такие речи после диспута: «Когда лектор у нас в клубе говорил, что наука доказала, что нет Бога, то я в самом деле думал, что это верно, а вот теперь видать совсем другое».

Подобные этим речи настолько часты после диспутов, что заставили самих атеистов отказаться от устройства антирелигиозных диспутов, так как оказалось, что они не только не разрушают веру у людей, а, наоборот, порождают недоверие и критическое отношение рабочих и крестьян к речам атеистов, а равно и интерес к религиозным вопросам. Я сам слышал, как один из современных «профессоров» антирелигиозной пропаганды, указывая на обратные результаты от религиозных диспутов, своим слушателям (будущим учителям), советовал не устраивать публичных споров с «попами».

Если духовенство, несмотря на всю свою неподготовленность, в общем одержало победу на диспутах, то это должно приписать единственно милости Божией и заботе о Церкви Своей Господа нашего Иисуса Христа. Но так как «дние лукави» не прошли, и пастырю Христовой Церкви каждый день можно ожидать нового наступления врага, то ему необходимо быть готовым на новые вызовы и требования на диспут. Посему мы считаем благовременным побеседовать о том, как вести диспуты.

Первый наш совет – это никогда не забывать главного – что диспут устраивается не для уяснения истины, а с целью произвести впечатление на слушателей. Пусть священник, которого вызывают на диспут, это запомнит хорошо и не забывает во всё время спора. Это весьма важно и необходимо для него. Поэтому, отвечая диспутанту, имейте в виду, что вы говорите не столько с вашими противниками, сколько со слушателями. Старайтесь не столько убедить своего противника (да его и нельзя убедить, ибо часто он не имеет никаких убеждений, а говорит из-за выгоды), сколько произвести благоприятное впечатление на слушателей. Что такова именно цель устройства современных диспутов, это ясно каждому, видевшему хотя бы только один подобный диспут, на котором лектор иногда и совершенно не касается поставленной на афише темы, а язвит своего оппонента – священника и изрыгает словесное зловоние. Поставив на афише вопрос: «Есть ли Бог?» и не имея возможности доказать небытие Божие, лектор, поддерживаемый сочувствующей ему аудиторией, пускает остроты, шуточки, усыпает свою речь нецензурными словечками, а то и явно переходит на открытую ругань. А толпа в ответ на это рукоплещет ему и ржёт, подобно табуну степных коней. Вы возмущаетесь, видя, что никакие доводы ваши не слушаются, что правда явно попирается, а глупость и ложь торжествуют; недоумеваете, для чего вас вызвали, если вам не дают высказаться. Но не удивляйтесь сему и не ломайте головы над решением подобных вопросов, а раз и навсегда запомните, что вас вызывают не для того, чтобы при вашем содействии познать истину, но дабы в вашем лице осмеять самую Церковь, её законы и служителей, и тем самым уронить и унизить в глазах слушателей Божию правду. Вот что читаем мы в современном руководстве лекторам советской России: «Диспут – это не средство разрешения вопросов, это – трибуна для пропаганды идей. Большой ошибкой является, когда от диспута ждут разрешения каких-то вопросов. Диспут никогда никаких вопросов решить не может... Различные группы пользуются диспутами для пропаганды своих идей»630.

Посему, имея в виду всё вышесказанное, священник, прежде чем принять участие в диспуте, должен узнать, если возможно, как ведёт себя лектор на диспуте, и каков будет состав слушателей, и тогда только решать вопрос – принимать ли ему вызов на диспут или нет. Если лектор ведёт себя неприлично: ругается, говорит глупости, не даёт возможности оппоненту говорить или же, если предполагается аудитория в большинстве своём из антирелигиозников, то ни в коем случае не советуем принимать участия в подобном диспуте. В таком случае нужно действовать, согласно словам Господа: «Не мечите бисера перед свиньями, да не растерзают вас"(см. Мф. 7:6), и если уже силой заставят вас принять участие в таком споре, то ни на минуту не забывайте, что вы говорите со «свиньёй» и будьте готовы ко всяким со стороны её выходкам. Не выступайте на диспуте и тогда, когда вы мало знакомы с темой спора, или когда вы больны. Особенно не советуем участвовать в диспутах людям нервным, невыдержанным, легко теряющим самообладание. Раздражение – самое верное средство проиграть спор. Когда человек волнуется, то происходит неправильное кровообращение и дыхание, вследствие чего ослабляется его память, почему он теряется и заметно проигрывает спор, будучи разбитым по всем пунктам. Никто не может человеку сделать такого зла, как он сам себе, если потеряет самообладание. Приходилось мне видеть таких спорщиков, которые, при массе своих знаний, в спорах оказывались всегда побеждёнными, потому именно, что чрезмерно волновались, раздражались, чем притупляли свою память, и сами загоняли себя в тупик, и тогда умелый и хладнокровный противник, обладающий несравненно меньшими знаниями, выходил победителем. Этого обстоятельства, как одного из существенных, нельзя забывать; и если вы не обладаете спокойным характером или потеряли способность владеть собой, то ни в коем случае не рискуйте выступать в публичном споре.

Если рассматривать диспут со стороны положения в нём спорщиков, то он бывает двух видов: один – когда мы устраиваем диспут, и другой – когда нас вызывают на диспут. Когда мы устраиваем диспут, тогда мы являемся его распорядителями: мы выбираем тему для диспута, можем иметь влияние на подбор слушателей, выдав бесплатные билеты, как это делают наши противники, выбираем место для него, нам принадлежит начальное слово, за нами и заключительное. Положение такого диспутанта несравненно лучше, нежели положение вызванного на диспут. Последний иногда о теме диспута узнаёт лишь за несколько часов до самого диспута, почему он не всегда имеет возможность должным образом к нему приготовиться; на самом диспуте он является в роли как бы подсудимого, и нужно обладать большими способностями, чтобы из подсудимого стать нападающим; у него несравненно меньше времени для речи, он, наконец, лишён возможности ответить на последнюю речь своего противника, под влиянием которой уходят слушатели. Всё это делает неравными обе роли спорщиков и отсюда неодинаковым способ ведения ими диспутов. Поэтому мы рассмотрим диспутанта в обоих его положениях.

Начнём с первого, когда мы сами устраиваем диспут. Имея некий опыт в этом отношении, я должен согласиться со словами Петрова о том, что диспуты почти никогда не убеждают наших спорщиков в ложности их мнений и истинности наших. Если нам и удастся разбить все доказательства своего противника, то отсюда до убеждения его в нашей правоте весьма далеко. Не раз мне приходилось убеждаться, что до диспута и поражения на нём наш противник был ближе к истине, нежели после диспута, на котором его неправота стала явной не только ему одному, но и всей аудитории. Посему, тому пастырю, который действительно желает убедить своего противника, ни в коем случае не советуем вызывать его на публичный диспут, ибо уязвленное самолюбие сыграет в этом деле как раз обратную службу: разбитый и посрамленный вами в присутствии народа, ваш оппонент возненавидит вас и никогда уж вам не «сдастся». Когда хотите спасти душу заблудшего человека и убедить его в неправоте, то беседуйте с ним с глазу на глаз. Этим путём вы скоро приобретёте для Господа душу. Публичные же диспуты устраивайте лишь тогда, когда вы желаете своим прихожанам показать неправоту атеиста или сектанта, и этим лишить его в приходе доверия. В таких случаях во время спора вы должны не только указать неправоту речей своих противников, но и вообще настолько подорвать их авторитет, чтобы им после диспута уже не верили и их не слушали. Если же вы убеждены, что этого сделать не сможете, то от диспута всячески воздержитесь, как бы его вам ни навязывали. Помните, что неудавшийся для вас диспут даст торжество вашему противнику, заинтересует его речами ваших прихожан и подорвёт ваше доверие. Поэтому, чтобы устраивать диспут, мы должны всесторонне знать тот вопрос, о котором будем говорить, предвидеть все возможные возражения противника, приготовить на них опровержения и иметь основания рассчитывать на то, что мы произведём на слушателей большее впечатление, нежели наш противник. Если же плохо будем знать вопрос спора, не сможем опровергнуть всех доводов противника и вообще произведём худшее впечатление, нежели наш оппонент, то мы и церковному делу, и сами себе принесём вред, На этом особенно настаиваем, ибо известны случаи, когда духовенство вызывало сектантов на диспуты и не могло должным образом провести их, чем и укрепляло в своём приходе сектантство.

Местом для диспутов может быть храм, хотя лучше для этого избирать зал. Воздерживайтесь вести диспуты на открытом воздухе, ибо это трудно для голоса и, кроме того, невозможно создать дисциплину среди слушателей, а отсутствие дисциплины весьма отражается на ходе спора: недисциплинированные слушатели – большая помеха для правильного ведения спора. Дисциплина скорее устанавливается и легче поддерживается в храме.

В начале диспута предложите всем пропеть «Царю Небесный» или «Отче наш». Ваше место во всё время диспута на солее, подле вас должен быть аналой и нужные книги; противнику же вашему отведите место на клиросе (если он среди храма) или подле себя, но ниже солеи. Старайтесь ему, как лицу, не имеющему права восходить на амвон, не разрешать говорить с солеи. Хотя, в крайнем случае, соглашайтесь и на это, дабы не произвести скандала.

В кратком вступлении укажите слушателям причину и цель настоящего диспута и предложите условия его. Лучшими условиями будут следующие: когда со стороны православных говорите только вы, местный батюшка, и больше никто, а со стороны противника два-три заранее указанные начётника и оратора. Указав, кто будет говорить от лица православных, обратитесь к слушателям с предложением дать обещание не вмешиваться в ваш спор и заручитесь от них на это согласием, пусть все скажут: «Согласны». После этого, предложите сделать тоже самое своему противнику. Когда же изберут из своей среды ораторов, дадут согласие не вмешиваться в ваш спор и вообще вести себя прилично, тогда вы уславливаетесь с оппонентами относительно того, как вы будете чередоваться в речах. Лучше всего принять такой порядок, когда вы со своими противниками чередуетесь через каждые двадцать минут. Если вам удалось условиться относительно порядка чередования ораторов, тогда обратитесь к присутствующим с кратким словом о святости храма, как дома молитвы (если в храме ведётся диспут), о благоповедении во время диспута и возьмите от всех обещание вести себя прилично, благочинно, не вмешиваться в ваши споры, не ругать и не высмеивать кого-либо из спорщиков и вообще не мешать диспуту. Все эти обращения или просьбы предлагайте в отдельных фразах и получайте на них обещания, вроде: «даём слово, обещаем, не будем» и т.д., дабы во время самого диспута, ссылаясь на данные обещания, вам легче было бы удержать порядок и наблюдать благочиние. После этого вынимайте часы, показывайте время своему противнику и, отдав часы ближайшему к вам почтенному прихожанину, дабы тот давал знак оратору, когда истекает срок его двадцатиминутной речи, начинайте своё вступительное слово.

Осенив себя крестом, со словами: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», доступным языком, просто, ясно излагайте и обосновывайте главный тезис вашего доклада. Доказательства берите возможно попроще, понятные для слушателей. Так как цель диспута произвести лучшее впечатление на слушателей и расположить их в пользу того, что вы доказываете, то не гоняйтесь за множеством доказательств, а берите только самые неоспоримые, более пригодные для данной аудитории, излагайте их красиво, увлекательно, с тоном убеждения и веры в то, что вы говорите. Всего имеющегося у вас материала в начальном слове не выкладывайте, ибо вам нужно иметь богатый резерв, из которого будете черпать для возражения противникам. Опытные спорщики самые сильные и убедительные доказательства держат для конца диспута и ими ошеломляют уставшего и ослабевшего противника.

Во всё время своей речи следите за слушателями: старайтесь овладеть их вниманием и доверием. Говорите убедительным и ровным тоном, смело смотря на слушателей, и к конспекту не прибегайте. Не забывайте того, что ваш противник, несомненно, будет возражать вам на память без тетрадки, и если вы будете свою речь читать с тетради, то сразу же падёте во мнении слушателей. Можно брать с собой на аналой конспект, но прибегайте к нему возможно реже и делайте это так, чтобы этого не заметили ваши слушатели. Все тексты Священного Писания, которыми вы подтверждаете свои слова, умейте находить скоро, если же вы долго будете рыться в Библии, отыскивая их, то произведёте впечатление не в свою пользу. Священнику, вызывающему сектантов на диспут, нужно знать не только тексты, относящиеся к теме диспута, но быть хорошо знакомым со всей Библией, дабы не попасть хитрому спорщику в ловушку. Помню, как одного священника поймал баптист, сказавший, что приведённый им (баптистом) текст находится в шестнадцатой главе послания к Коринфянам. Нужно было видеть, как злорадствовал сектант, когда батюшка искал несуществующую главу. Поэтому без всестороннего знакомства с Библией, и особенно с Новым Заветом, выступать в публичном споре с сектантами опасайтесь. Но не злоупотребляйте и вычитыванием текстов. Длинных вычитываний слушатели не любят. Умейте подбирать тексты и иные доказательства из сочинений так, чтобы они приносили вам пользу, а не вред.

Большим препятствием для докладчика могут быть те из слушателей, которые враждебно к нему настроены и явились на диспут с целью устроить какой-нибудь скандал: во время речи священника всячески стараются показать своё несогласие с тем, что тот говорит; переглядываются между собой, шепчутся, недвусмысленно улыбаются, озираются с насмешкой на православных, а то даже и не стесняются перебивать говорящего. В подобных случаях пусть священник кротко и спокойно обратит внимание аудитории на неприличное поведение, а нарушителей порядка призовёт к дисциплине, напомнив данные ими обещания. Заметив, что истекает двадцать минут, священник заканчивает свою речь и ясно, определённо, твёрдым голосом (но без крика и заносчивости), ставит противнику свой вопрос и требует от него ответа.

Что делать священнику во время речи противников и как отвечать на их возражения, об этом мы побеседуем в том месте, где будем говорить о диспуте, на котором священник является лицом вызванным, а не устроителем диспута. Теперь же поговорим о том, как заканчивается диспут. Умело и с победой закончить диспут – труд немалый, особенно, когда наш противник, чувствуя себя побеждённым, старается затянуть спор до бесконечности, повторяя одно и то же на разные лады. В этом случае, когда время позднее, а выступали уже все, намеченные противной стороной ораторы, в пришедшем вам слове (не прерывая предыдущего оратора), вы делаете сводку всего сказанного, примерно такими словами: «Вот мы решили беседовать о почитании святых икон. Наша Православная Церковь почитает их потому, что... (в кратких словах смысл почитания св. изображений), на это нам отвечают... (кратко ответ сектантов), когда я спросил, почему они, почитая св. Библию, написанную красками на бумаге, в то же время не почитают св. икон, они ответили нам... и т.д. Из всего сказанного, мы видели, что православное почитание св. икон основано на Священном Писании, на практике и истории Христовой Церкви и на требованиях здравого смысла. Последние ораторы нового нам ничего не сказали, а повторяли предыдущих. Поэтому я нахожу, что вам ясно, где истина, и на этом заканчиваю диспут. Согласны ли закончить диспут?.. После некоторой борьбы и несомненных домогательств с противной стороны продлить диспут, вы добиваетесь у большинства согласия на прекращение спора и берёте заключительное слово, которому следует отвести не более десяти минут. Кратко коснувшись спорного вопроса, вы развиваете мысль, что Православная Церковь есть корабль, в котором спасается душа во время житейских бурь. Кормчий сего корабля Сам Иисус Христос. Сожалеете о тех, кто оставил этот спасительный корабль, просите их оставить свою гордость и возвратиться к своей Матери – Православной Церкви, а православных слушателей увещеваете стойко держаться святого православия. Ваша речь должна быть проникнута верою в то, что Церковь Христова есть действительно спасительный корабль, и дышать духом снисходительной любви к сектантам. Можно к этому прибавить приглашение сектантов приходить на квартиру к священнику, примерно в таком виде: «Приходите, братья, ко мне для разрешения ваших недоразумений, но не по группам, а поодиночке, ибо знаю, как трудно при людях признать своё заблуждение и смириться». Поблагодарив своих противников за то, что они пришли на диспут и хорошо себя на нём вели (если последнее было), предложите всем пропеть: «Достойно есть». После молитвы можете сказать ещё несколько слов о том, чтобы по выходе из храма сектантов не оскорбляли, не вступали с ними в спор, так как и без того достаточно выяснена их неправота.

Что же касается диспута, на котором священник не является хозяином, а только одним из оппонентов, то держать себя на нём нужно таким образом. Перед диспутом священнику следует осмотреть место, с которого он будет говорить; лучше всего заранее пройти к этому месту или, в крайнем случае, узнать, как и откуда всходить на него. Если перед самой речью он будет «тыкаться» туда-сюда, то вызовет смех и произведёт на слушателей неблагоприятное впечатление. Если докладчику намерены возражать несколько оппонентов, то надобно им сговориться между собою, чтобы каждому говорить по своей специальности, – так будет продуктивнее для дела. Хорошо было бы добиться от докладчика согласия, обращаясь за этим к суду слушателей, чтобы он с ораторами чередовался через каждые двадцать минут.

Когда ваш противник делает доклад, вы сидите подле стола, имея перед собою несколько отдельных листков бумаги, на которых записываете мысли докладчика или возражающих вам оппонентов, отмечая фамилию того, кому принадлежит данная мысль. Записывать пункты доклада следует таким образом. Имеющуюся у вас бумагу проведёнными линиями сверху донизу вы делите на две части. На левой части выписываете мысли лектора, а на правой свои возражения; сверху листка ставите заглавие. Например, лектор предлагает доклад на тему: «Бога нет». Слушая его, вы на своём листке записываете следующим образом:

Листок № 1-й.

Духовенство выдумало Бога

1. Бога выдумало духовенство. 1. Откуда же появилось духовенство и почему?..

А. Духовенству нужен Бог для корыстных целей. А. Какую корысть преследовали: Адам, Сиф, Ной, Авраам, веровавшие в Бога?.. Какая польза была христианским мученикам от их веры в Бога?..

Б. Духовенство в угоду правителям поддержало веру в Бога. Б. Какому правительству угождало гонимое в продолжение 300 лет христианство?.. и так далее...

Когда лектор закончит одну часть своего доклада, вы, сделав вверху бумажки надпись большими буквами «Духовенство выдумало Бога» и, поставив на ней № 1, берёте другую бумажку и записываете на ней следующие мысли докладчика таким же образом. Так делаете в продолжение всего доклада. Если вы имеете дело с несколькими оппонентами, то следите за ними, и если они впадают между собою в противоречия, то вы отмечайте это в своих записках. Иногда бывает, что в словах противника вы находите подтверждение своим положениям, – это также отметьте, подчеркнув цветным карандашом. Старайтесь всё это время сохранять полное спокойствие, несмотря ни на какие ухищрения и нападки ваших противников. Если вы станете нервничать, делать различные мины: надувать губы, подымать удивлённо брови, усмехаться или жестикулировать, – то произведёте впечатление человека, ущемлённого дверью и тщетно старающегося выдернуть ущемлённый палец. Раз вы решились выступить на диспуте, то сидите спокойно, слушайте внимательно и молите Господа о ниспослании вам терпения, смирения и духа разума.

Но вот пришла и ваша очередь говорить. Станьте ровно, голову подымите вверх, не копайтесь в бумажках и держите себя с достоинством, как служитель Христов и проповедник Его единственно-истинного учения. Обождите, пока не утихнет аудитория, и отнюдь не начинайте речи во время шума. Осенять себя в начале крестным знамением не советую. Диавол корчится от сего святого знамения и крайне возмутит ваших слушателей и возбудит их против вас: ураненные святым крестом, они будут шипеть, кричать, топать ногами и всячески мешать вам говорить. Посему, ограничившись мысленной молитвой, начинайте говорить с верою в помощь Божию, и только концу своей речи можете придать характер проповеди, закончив её богодуховно и по-церковному.

Итак, вы начинаете свой ответ докладчику. Первое, чего вы не должны выпускать из виду – это главная мысль диспута. Все свои доказательства сводите к ней. В тоже время старайтесь быть возможно хладнокровнее и воздержаннее. Спокойная уверенность и рассудительное обоснование весьма сильно действуют на слушателей. Но спокойствие не должно переходить в вялость, которая способна только раздражать, а не увлекать слушателей. Выступая на диспуте в клубе, театре и т.п. помещениях, помните, что вы говорите не у себя в храме, где вам дали слово вести себя хорошо. Здесь вас могут прерывать и оскорблять. Не смущайтесь, когда услышите крики: «Довольно, врёт» и т.п. Нужен исключительный характер и долгий навык, чтобы не обращать на всё это внимания и не волноваться. Излагая свои мысли, весьма считайтесь со слушателями и подбирайте доказательства и примеры, подходящие к аудитории, причём такие, каких противник не мог бы использовать для себя. Помнится, как один Епископ, желая доказать крестьянам, что духовенство имеет право на содержание от прихожан, привёл текст: «не заграждай рта у вола молотящего» (1Кор. 9:9). Едва только он закончил текст, как баптист обратился к крестьянам и сказал: «Братья крестьяне, скажите мне, кто вол молотящий – ваш священник или вы; кто у кого молотит: священник ли у вас или вы у него?» Как ни странно, но произведён был такой оборот речи, и он разбил и уничтожил всё то, что доселе говорил архиерей. Нужно быть весьма осторожным в словах и хорошо знать своих слушателей, чтобы не очутиться в подобном положении. На каждом диспуте немалая часть слушателей присутствует с заранее предвзятым мнением. А теперь даже даются даровые билеты определённому «кадру» публики, с условием, чтобы она лектору аплодировала, а «попа освистывала», – почему и нужно быть очень внимательным к собственным словам.

Как ни странно, но на исход диспута имеет иногда влияние и внешность священника. Изысканно чистый и франтоватый вид священника и некая тучность с одной стороны, грязная, истёртая ряса, нечёсаные волосы и общая неряшливость – с другой, могут быть одной из причин провала священника. Во избежание беды с этой стороны мы можем посоветовать одеваться прилично, но не франтовато, а тучным священнослужителям не выступать перед «панурговым стадом», которое может Христов бисер бросить под свои ноги, а их смешать с грязью.

Отвечая противнику, ставьте своей задачей не столько раскритиковать его доклад, сколько, главным образом, разбить то впечатление, которое он оставил им в слушателях. Притом, если прежде вас уже говорили ваши товарищи, то не повторяйте сказанного ими. Не повторяйте также прежних примеров и сравнений, как бы хороши они ни были; не придирайтесь к мелочам и словам вашего противника и не передавайте его фраз дословно: в последнем случае вы будете только вколачивать в голову слушателей те его мысли, которые сами же желаете разрушить. В первом вашем ответе противнику, если принято условие чередоваться, хорошо было бы начать с осведомления. Осведомление в споре тоже, что разведка на войне. Им вы можете выяснить, как противник понимает свой тезис, узнать взгляды противника на тот или другой вопрос вашего спора, дабы иметь возможность при разрушении его тезиса и укрепления своего сослаться на его же собственные слова. Для осведомления задаются вопросы, но делать это надо умело, дабы противник не заметил вашего к нему подхода и цели его. Например, мы принимаем участие в диспуте на тему: «Религия мешает культуре». Прежде, чем отвечать противнику, весьма полезно узнать от него, что понимает он под словами «религия» и «культура». Бывает иногда, что стоит только выяснить текст диспута, правильное понимание тех и других слов, для чего можно пользоваться словарём, как уже представляется возможность доказать неправоту и неосновательность мнения своего противника. Разбивая положение докладчика, вы всё время указываете на то, что он не смог доказать того, что обещал в своём диспуте. Так, например, когда объявлен диспут на тему: «Православная вера – опиум для народа», и лектор вместо того, чтобы говорить на данную тему, начинает громить духовенство, – вы, в ответной речи, указав на неправильное смешивание понятий «вера» и «духовенство», рассказываете о том, какие благодеяния дало человечеству христианство, весьма настаиваете на том, что этого последнего ваш противник не опроверг, да и не может опровергнуть.

При спорах существует несколько манер: есть манера джентльменская, есть «спор по-рыцарски» и есть манера «хамского спора». Первый спор – это тот, в котором не допускаются никакие уловки; спорщик относится к противнику и его мнениям с уважением, не высмеивает, не касается «личности», не искажает доводов его, отдаёт должное истине, иногда сам от себя углубляет доводы противника, если тот что-либо опустит в них. Этот вид спора бывает между учёными во время защиты учёных трудов, и никогда вы его не увидите в миссионерских и антирелигиозных диспутах. Спорить «по-рыцарски» – это значит не щадить своего противника. Здесь применяется и меткая убийственная острота, разные уловки, дабы избежать уловок противника. «Хамский спор» отличается, прежде всего, неуважением и пренебрежением к мнению противника. Спорщик допускает хохот, глумление, грубые слова, переглядывание со слушателями, подмигивание и т.п. Этот вид спора самый распространённый, что и делает современный диспут самым трудным видом в ораторском искусстве.

Нелегко говорить речи и проповеди, но провести как следует диспут и выйти из него победителем – дело весьма трудное.

На диспуте священник может встретиться не только с самыми непредвиденными обстоятельствами, но и искусственными уловками, которыми противник будет стараться вывести его из равновесия и что называется «сбить с пути». Укажем на самые употребительные уловки спорщиков. Чаще всего употребляется перебежка от тезиса к тезису. Когда сектанту ясно, что он попал в тупик и из него не выйдет с честью, он бросает спорный вопрос и выдвигает новый. Вы доказали, что крестить детей необходимо. Это чувствуют слушатели, это чувствует и сектант, но, чтобы не признать себя побеждённым, он оставляет речь о крещении младенцев и переходит к вопросу о вознаграждении духовенства, а там пойдёт и дальше. Во всех подобных случаях обращайте внимание слушателей на то, что противник не может уже дальше спорить, и ни в коем случае не соглашайтесь говорить с ним на новую тему, пока первый вопрос окончательно не решён и ясно не сформулирован. Нередко спорщик, будучи не в силах обосновать свой тезис, бросает его и силится напасть на вас. Так, например, чтобы доказать, что без веры лучше жить, атеист, разбитый в этом своём положении, обрушивается на духовенство. Непременно отмечайте перед слушателями этот приём, как слабость своего противника. Но делайте это после его речи, самой же речи его не прерывайте. Распространённый приём – это расширение или сужение ваших положений и подмена их. Когда вы говорите: «сомнительно», вас обвиняют в том, что будто бы вы сказали: «это ложь», и ваш противник с негодованием обращается к слушателям: «Вы слышали, он говорит, что я лгу». Или слова ваши, что «духовенство такого большого жалования не получало», противник ваш передаёт таким образом: «мы чуть только слышали явную ложь, будто духовенство жалования не получало». Подобные выходки записывайте и, когда возьмёте слово, на них дайте должный ответ.

Весьма употребителен теперь приём – «заговаривание слушателей». Когда вы докажете, что Бог есть, и ваш противник видит, что он ваших доказательств не сможет опровергнуть, то он прибегает к уловке, рассчитанной на психику слушателей: он говорит, что религия – это средство для буржуазии и капиталистов держать в рабстве крестьян и рабочих. Когда ему удастся убедить слушателей, что религия не выгодна им, что посредством её их могут угнетать, – тогда, несмотря на всю очевидность и доказанность вашего положения, слушатель поспешно опровергает ваш вывод, как раскалённое железо, которое нечаянно попало под руку. Хорошо, если в подобных случаях священник сможет указать не менее вредные для слушателей последствия и от того вывода, который предлагает им ваш противник. Например, когда навязывают слушателям отрицание Бога, вы нарисуйте две-три картинки из семейной жизни безбожников (бросание жены, оскорбление родителей), из которых виден был бы вред от безБожия. Иные спорщики таким образом держатся на занятых ими позициях. Например, спор идёт о почитании св. изображений. Возражая вам, сектант приводит текст, коим воспрещается поклонение идолам. Когда вы докажете, что этот текст не имеет отношения к иконам, – тогда он приводит другой текст подобного же содержания, за ним третий и т.д.... В ответ на подобный приём, обращайтесь к суду слушателей, а от сектанта требуйте новых доказательств. Некоторые, поймав вас на ошибочном слове, цепляются за него и нападают на вас. В подобных случаях, без стеснения, признайтесь в своей ошибке. Да, и вообще, когда видите, что ваше доказательство разбито, не упорствуйте и не настаивайте на нём. Худое впечатление произведёте вы на слушателей, если упорно будете стоять на своём, вопреки здравому смыслу.

Иногда, чтобы вывести спорщика из его душевного равновесия, придираются к его словам и делают из них нелепые выводы. Например, вы доказываете, что православный христианин должен быть послушным сыном Церкви Христовой, а вам отвечают: «Так, по-вашему, я должен Распутину руку целовать?» Или вы говорите: «На это я повторю вам слова Иисуса Христа: «врачу, исцелися сам"(Лк. 4:23)», а ваш спорщик с негодованием восклицает: «подумайте, какая гордость: он делает себя равным Самому Господу». Подобные выпады лучше всего пройти молчанием или вскользь указать, что подобным перетолкованием слов оратор не расположит слушателей в свою пользу. Но бывают приёмы и более грубые. Одним из них, наиболее распространённым теперь, является обвинение в политической неблагонадёжности. Когда противник не может вас победить, то он начинает обвинять всё духовенство в контрреволюции, ожидании царя, в том, что духовенство – враг народа, и других тому подобных преступлениях. Речь его, обычно, в таких случаях начинается так: «Да мы знаем, кто вам нужен. Вам не Бог нужен, а Романов. Вам нужны белогвардейцы. Вы этого ждёте» и т.д... Этими словами лектор, не брезгающий никакими средствами, старается зажать вам рот. Подобных выходок никогда не следует оставлять без внимания: указывайте на них, как на самое явное проявление слабости вашего противника, и предложите последнему вместо этих словоизвержений взять с поста милиционера и с помощью его заставить вас замолчать или согласиться с тем, что Бога нет. Такой ответ будет достойным вашего противника.

Иногда противник хитро на ваши речи отвечает вопросом: «А сколько вы получаете за то, что носите эту рясу?» На подобные вопросы отвечайте в их же тоне: «В десять раз меньше того, что вы от своих диспутов».

Бывают уловки психологического характера, рассчитанные больше на противника, чем на слушателей. Они имеют целью вывести спорщика из равновесия, ослабить и расстроить работу его мысли. Самая худшая из них – это добиться того, чтобы противник вскипел, для чего пускаются в ход разного рода дерзости, насмешки и оскорбления. Иногда делают ставку на ложный стыд: выдвигая какое-нибудь сомнительное положение, предупреждают: «Вам, как человеку образованному, известно, что наука доказала…» Боясь уронить себя в глазах слушателей, вы можете попасть в ловушку, когда согласитесь с тем, чего наука не доказала. Так поступают хитрые спорщики и в религиозных спорах. Сочинив какой-либо выгодный текст или измыслив нужное им выражение, приписывают их Священному Писанию или какому-либо святителю, а чтобы вы не разоблачили этой подделки или явного их шулерства, вас подмазывают лестными эпитетами, вроде «образованный», «начитанный» и даже «учёный».

Ни один из диспутантов не упустит случая и гипнотического воздействия на слушателей. Каждая эпоха имеет своих божков, которым слепо доверяют. К этим то авторитетам и прибегает спорщик, чтобы восполнить собственную пустоту и обосновать свои доводы. «Так писал Маркс», «так говорил Ленин», – услышите вы теперь на каждом антирелигиозном диспуте. Этот приём рассчитан на гипнотическое действие всем известных имён. Но вы его не бойтесь, ибо у нас, в делах веры, есть иные и несравненно превосходящие их авторитеты. Каковы бы ни были выпады против вас вашего противника, вы не должны выходить из себя, браниться, допускать неприличные слова и презрительный тон. Следите всё время и за своим голосом, чтобы он не был криклив и резок. Наблюдайте также за своими жестами и мимикой. Неестественные и непонятные мины будут подхвачены слушателями и вас осмеют. Старайтесь сдерживать своё волнение, насколько это возможно. Волнение и появляющийся от него частый пот поставятся вам в минус. «Вот, как припёр его, – скажут о вас, – пот льёт из него, как из ведра», или: «ну и задал же попу баню». Заканчивая свою речь, не убегайте с кафедры, а нарочно задержитесь на ней, чтобы не оставить впечатления побеждённого.

Вот то главное, что смогли мы посоветовать своим собратьям. Как всякое искусство развивается от упражнения, так и искусством вести споры может овладеть только тот, кто часто выступает на диспутах и на собственных ошибках и поражениях научается отражать нападения противника и в тоже время наступать на него. Никакие советы и никакие теории не научат вас вести диспуты, если вы этому не будете учиться на практике.

Как нельзя научиться плаванию, не погружаясь в воду, так нельзя быть победителем в спорах и диспутах тому, кто не погружается в них, терпя не только неудачи, но и поражения. Посему, сам собою напрашивается вывод – или очень часто выступать на диспутах, или совершенно на них не выступать. Во всяком же случае, перед каждым выступлением молитесь усердно об умудрении и укреплении вас в том, чтобы вам «дано было в той час, что рещи» (Мф. 10:19).

* * *

629

Название предположительно. Труд написан в 20-ые годы ХХ века. Семейный архив Вадима Игоревича Шмидта. Сохранилась только она глава машинописи. Стр. 300–331.

630

Петров. Лектор и аудитория. Нов. М., 1924. Стр. 206.


Источник: "Мы не должны бояться никаких страданий..." : творения : в 2 т. / священномученик Аркадий (Остальский), епископ Бежецкий, викарий Тверской епархии ; [сост. диакон Игорь Кучерук]. - Житомир : издание Житомирской епархии Украинской Православной Церкви, 2007-2011. - (Духовное наследие мучеников и исповедников Русской Православной Церкви) / Т. 1. - 2007. - 543 с.

Комментарии для сайта Cackle