блаженный Аврелий Августин

О Христианской борьбе

Pars I Часть I. Заповеди жизни Pars II

Часть I. Заповеди жизни

Глава I

Христианин, воодушевляемый примером Христовым, борется со злом

1. Венец победы обещан только тем, кто сражается. В Священных же Писаниях мы постоянно находим обетование венца в случае нашей победы. И чтобы не утруждать себя многими свидетельствами, приведем весьма ясное свидетельство апостола Павла: «Подвигом добрым я подвизался, течение свершил. веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды» (2Тим 4:7–8)15 . Но необходимо знать, кто тот противник, победив которого, мы будем увенчаны. Это тот, кого первым победил Господь наш, чтобы и мы, пребывая в Нем, победили. Ибо Сила и Премудрость Божия, Слово, Которым создано все16 , будучи Единородным Сыном Божиим, неизменно пребывает превыше всякого творения. Если же и не согрешившее творение ему подчиняется, то насколько более подчинено ему всякое творение грешное? И если все святые ангелы Ему подчиняются, то тем более подчинены Ему ангелы преступившие, глава которых – диавол17 . И так как диавол обманул нашу природу, то Сам Единородный Сын Божий соблаговолил эту самую нашу природу воспринять, чтобы ею самой был побежден диавол, и бывший всегда под Его властью, стал теперь под властью нашей. Именно это Он имеет в виду говоря: «Ныне князь мира сего изгнан будет вон» (Ин.12:31). Не так, чтобы диавол был изгнан из мира сего, как то полагают еретики, но изгнан из душ тех, кто прилепляется слову Божию и не любит мир, князем которого он является. Ибо диавол господствует над теми, кто любит временные блага, находящиеся в видимом мире18 ; не так, чтобы он сам являлся повелителем мира сего, но князем тех вожделений, которыми [люди] вожделеют всего преходящего; так, что ему преданы те, кто пренебрегают вечным Богом и любят непрочное и переменчивое: «Ибо корень всех зол есть алчность (cupiditas)19 , которой предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1Тим 6:10). Чрез это вожделение диавол царствует в человеке и удерживает его сердце. Таковы все те, кто любит этот мир. Диавол изгоняется вон, когда от всего сердца отрекаются от мира. Ибо именно так отрекаются от диавола, князя мира сего, отрекаясь от его соблазнов, от его роскоши и его ангелов. Поэтому и Сам Господь, носящий уже побеждающее человеческое естество, говорит: «Знайте, что Я победил мир» (Ин.16:33).

Caput II

2. Multi autem dicunt: quornodo possumus uincere diabolum, quem non uidemus? sed habemus magistrum, qui nobis demonstrare dignatus est, quomodo inuisibiles hostes uincantur. de illo enim dixit apostolus: exuens se carne principatus et potestates exemplauit fiducialiter triumphans eos in semet ipso. ibi ergo unicuntur inimicae nobis inuisibiles potestates, ubi unicuntur inuicimus temporalium rerum cupiditates, necesser est, ut in nobis ipsis uincamus et illum, qui per ispas cupiditates regnat in homine. quando enim dictum est diabolö terram manducabis, dictum est peccatorï terra es, et in terram ibis. datus est ergo in cibum diaboli peccator. non simus terra, si nolumus manducari a serpente. sicut enim quod manducamus, in nostrum corpus conuertimus, ut cibus ipse secundum corpus hoc efficiatur quod nos sumus, sic malis moribus per nequitiam et superbiam et inpietatem hoc efficitur quisque quod diabolus, id est similis eius, et subicitur ei, sicut subiectum est nobis corpus nostrum, et hoc est, quod dicitur manducari a serpente. quisquis itaque timet illium ignem, qui paratus est diabolo et angelis eius, det operam triumphare de illo in semet ipso, eos enim, qui foris nos oppugnant, intus uincimus uincendo concupiscentias, per quas nobis dominantur. et quos inuenerint sui similes, se cum ad poenas trahunt.

Глава II

Каким образом побеждается зло?

2. Многие скажут: «Как же мы можем победить диавола, которого не видим?» Но мы имеем Учителя, Который соблаговолил показать нам, как побеждаются невидимые враги. Именно о Нем говорит апостол: «Совлекшись плоти (exucns se carne), верно подверг позору начальства и власти, восторжествовав над ними Собою» (Кол 2:15)20 . Ибо там побеждаются враждебные нам невидимые власти, где побеждаются невидимые страсти. И если мы в нас самих побеждаем вожделения к вещам временным, то необходимо побеждаем и того, кто чрез эти вожделения царствует в человеке21 . Ведь когда диаволу было сказано: «будешь есть прах», то сказано было и грешнику: «Прах ты, и в прах возвратишься» (Быт.3:14, 19). В пищу диаволу дан грешник. Мы не будем прахом, если не захотим быть пищей змея. Ведь подобно тому, как употребляемое нами в пищу мы превращаем в наше тело, так что пища перерабатывается в то, чем мы телесно являемся, так и чрез дурные нравы, посредством злобы, гордости и нечестия каждый делается тем, что есть диавол, то есть подобным ему, и подчиняется ему подобно тому, как наше тело подчинено нам. Это и имеется в виду под словами «быть пищей змея». Итак, каждый, кто боится «огня, уготованного диаволу и ангелам его» (Мф.25:41), пусть приложит усилия, чтобы победить его в себе самом. Ибо нападающих на нас извне мы побеждаем внутренне, побеждая похоти, чрез которые они властвуют над нами. Подобных же себе они вместе с собою увлекают в муки.

Caput III

3. Sic et apostolus dicit, quod in semet ipso pugnet aduersus potestates exteriores. ait enim: non est nobis conluctatio aduersus carnem et sanguinem, sed aduersus principes et potestates huius mundi, rectores harum tenebrarum, aduersus spiritalia nequitiae in caelestibus. caelum enim dicitur etiam iste aer, ubi uenti et nubes et procellae et turbines fiunt, sicut etiam scriptura dicit multis locis: et intonuit de caelo dominus, et: aues caeli, et: uolatilia caeli, cum manifestum sit aues in aere uolare. et nos in consuetudine hunc aerem caelum appellamus; nam cum de sereno uel nubilo quaerimus, aliquando dicimus: qualis est aer? aliquandö quale est caelum? hoc dixi, ne quis existimet ibi habitare mala daemonia, ubi solem et lunam et stellas deus ordinauit. quae mala daemonia ideo apostolus appellat spiritalia, quia etiam mali angeli in scripturis22 spiritus appellantur. ideo autem rectores harum tenebrarum eos dicit. quoniam peccatores homines tenebras appellat, quibus isti dominantur. ideo et alio loco dicit: fuistis enim aliquando tenebrae, nunc autem lux in domino, quia ex peccatoribus iustificati erant. non ergo arbitremur in summo caelo habitare diabolum cum angelis suis, unde lapsum esse credimus.

Глава III

«Поднебесные духи злобы» не правят в небесах, но низвергнуты оттуда

3. Так и апостол говорит, что в самом себе он борется против внешних сил. Говорит он так: «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей мира сего, против правителей сей тьмы, против духов злобы на небесах» (Еф.6:12)23 . Ведь небом называют и этот воздух, где ветры и облака, бури и вихри, как об этом часто говорит само Писание: «возгремел с неба Господь» (Пс.17:14)24 ; или же: «птицы небесные» (Пс.8:9; Мф 6:26)25 , поскольку очевидно, что птицы летают по воздуху. И мы по такой же привычке называем это воздушное пространство небом. Ведь когда мы узнаем о ясной или пасмурной погоде, то иногда спрашиваем, «как погода?», а иногда «каково небо?». Я говорю об этом для того, чтобы никто не подумал, будто злые демоны обитают там, где Бог утвердил солнце, луну и звезды. Если Апостол называет демонов «духами» (Еф.6:12), то это потому, что в Писаниях26 и злые ангелы называются духами. Он же называет их «правителями сей тьмы» (там же)27, поскольку называет тьмой грешных людей, над которыми они господствуют. Так, в другом месте он говорит: «Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе» (Еф.5:8), ибо из грешников были оправданы28 . Итак, да не подумаем, что диавол и его ангелы обитают на верхнем небе, откуда, как мы веруем, они ниспали29.

Caput IV

4. Sic enim errauerunt manichaei, qui dicunt ante mundi constitutionem fuisse gentem tenebrarum, quae contra deum rebellauit: in quo bello credunt miseri omnipotentem deum non sibi aliter potuisse succurrere, nisi partem suam contra earm gentem mitteret. cuius gentis principes, sicut illi dicunt, deuorauerunt partem dei et temperati sunt, ut posset de illis mundus fabricari. sic dicunt deum peruenisse ad uictoriam cum magnis calamitatibus et cruciatibus et miseriis membrorum suorum: quae membra dicunt esse commixta tenebrosis uisceribusprincipum illorum, uteostemperarent et a furore compescerent. et non intellegunt tam sacrilegam esse sectam suam, ut credant omnipotentem deum non per creaturam, quam fecerit, sed per ipsam naturam suam bellasse cum tenebris: quod nefas est credere, neque hoc solum, sed etiam illos, qui uicti sunt, factos esse meliores, quia furor eorum conpressus est; dei autem naturam, quae uicit, factamesse miserrimam. dicunt enim earn per ipsam commixtionem perdidisse intellectum et beatitudinem suam et magnis erroribus et cladibus esse inplicatam. quam si aliquando uel totam purgari dicerent, magnam tamen inpietatem contra omnipotentem deum adfirmarent, cuius partem crederent tanto tempore in erroribus ac poenis esse iactatam sine aliquo peccati crimine. nunc uero infelices audent adhuc dicere nec totam posse purgari; et ipsam partem, quae purgari non potuerit, proficere ad uinculum, ut inde inuoluatur et inligetur malitiae scpulcrum, et sic ibi semper sit pars ipsa dei misera, quae nihil peccauit et affigitur in aeternum carceri tenebrarum. hoc illi dicunt, ut simplices animas fallant. sed quis tam simplex est, ut ista non sentiat esse sacrilega, quibus affirmant omnipotentem deum necessitate oppressum esse, ut partem suam bonam et innocentem tantis cladibus obruendam et tanta inmunditia inquinandam daret et non totam liberare posset et quod liberare non potuerit, aeternis uinculis conligaret? quis ergo ista non execretur? quis non intellegat inpia esse et nefanda? sed illi quando capiunt homines, non ista prius dicunt – quae si dicerent, riderentur aut fugerentur ab omnibus – sed eligunt capitula de scripturis, quae simplices homines non intellegunt, et per ilia decipiunt animas inperitas quaerendo, unde sit malum, sicut in isto capitulo faciunt, quod ab apostolo scriptum est: rectores harum tenebrarum, et spiritalia nequitiae in caelestibus. quaerunt enim deceptores illi et interrogant hominem scripturas diuinas non intellegentem, unde sint in caelo rectores tenebrarum, ut, cum respondere non potuerit, traducatur ab eis per curiositatem, quia omnis anima indocta curiosa est. qui autem fidem catholicam bene didicit et bonis moribus et uera pietate munitus est, quamuis eorum haeresim nesciat, respondet illis tamen. nec enim decipi potest, qui iam nouit, quid pertineat ad christianam fidem, quae catholica dicitur per orbem terrarum sparsa et contra omnes inpios et peccatores, neglegentes autem etiam suos domino gubernante secura.

Глава IV

Манихеи ложно интерпретируют понятие «власть тьмы», взятое из Свящ. Писания

4. Именно так заблуждаются манихеи30 , утверждающие, что пред сотворением мира существовал род тьмы (gens tenebrarum), который восстал против Бога. Несчастные верят, что в этой войне всемогущий Бог смог защитить Себя не иначе, как выслав против него часть Себя. Властители этого рода, как они утверждают, поглотили часть Бога, и успокоились, получив при этом возможность создать мир. Так, говорят они, Бог достиг победы с большими потерями, страданиями и несчастьями Своих членов, которые, как они утверждают, смешались с мрачными внутренностями тех властителей, чтобы сдерживать их и укрощать их бешенство. Они не понимают, насколько нечестива их секта, побуждающая их верить, что Всемогущий Бог противоборствует тьме не посредством созданного Им творения, а самой Своей природой, о чем и думать-то преступно.

Но это еще не все. Ведь побежденные, они сделались лучшими, поскольку их бешенство было укрощено, природа же Бога, которая победила, сделалась весьма несчастной. Они говорят, что чрез смешение она утратила свой разум и блаженство, оказалась вовлечена в тяжкие потери и ошибки. Но даже если бы они утверждали, что некогда она полностью будет очищена, то все равно произнесли бы великое нечестие против Всемогущего Бога, часть Которого была бы столько времени подвержена блужданиям и наказаниям без какой-либо вины прегрешения. Теперь же несчастные дерзают утверждать, что вся она не может быть очищена, и та часть, что не может быть очищена, ведется в узы, вовлекается и приковывается к гробнице злобы. Там всегда бедствует та часть Бога, что ничем не погрешила, там страдает она в вечной темнице мрака.

Они говорят это, чтобы обмануть простые души. Но кто настолько прост, чтобы не заметить, что нечестиво утверждать, будто Всемогущий Бог был по необходимости вынужден отдать Свою невинную и благую часть на покрытие столькими увечьями и на осквернение такой нечистотой, и не может освободить ее всю; и ту часть, которую не может освободить, связал вечными узами. Кто не испытает отвращения перед этим? Кто не поймет, что это нечестиво и преступно? Но они. когда хотят уловить людей, не говорят об этом вначале; ибо если бы сказали, то были бы всеми осмеяны, и все бы их избегали. Они выбирают главы Свящ. Писания, непонятные для людей простых, и ими обманывают неопытные души, спрашивая, откуда зло. Так они поступают и с текстом, написанным апостолом, о «правителях сей тьмы, духах злобы на небесах» (Еф.6:12). Обманщики находят и спрашивают человека, не понимающего Божественные Писания, откуда в небесах правители тьмы; и поскольку ответить он не может, то завлекается ими чрез любопытство, ибо всякая невежественная душа любопытна. Тот же, кто хорошо научен кафолической вере, укреплен добрыми нравами и истинным благочестием, сможет им ответить, даже если не знаком с их ересью. Ибо невозможно обмануть того, кто знает то, что относится к христианской вере, называемой кафолической, распространенной по все земле и оберегаемой Господом против всех нечестивцев, грешников и небрежения своих.

Caput V

5. Quoniam ergo dicebamus apostolum paulum dixisse habere nos conluctationem aduersus rectores tenebrarum et spiritalia nequitiae in caelestibus et probauimus etiam istum aerem terrae proximum caelum uocari, oportet credere aduersum diabolum et angelos eius nos dimicare, qui gaudent perturbationibus nostris. nam et ipse apostolus alio loco diabolum principem potestatis aeris huius appellat. quamuis ille locus, ubi ail: spiritalia nequitiae in caelestibus, possit et aliter intellegi, ut non ipsos praeuaricatores angelos in caelestibus esse dixerit, sed nos potius, de quibus alio loco dicit: conuersatio nostra in caelis est, ut nos in caelestibus constituti, id est in spiritalibus praeceptis dei ambulantes dimicemus aduersus spiritalia nequitiae, quae nos inde conantur abstrahere. magis ergo illud quaerendum est, quomodo aduersus eos, quos non uidemus, pugnare possimus et uincere, ne putent stulti aduersus aerem nos debere certare. br>

Глава V

Борьба христианина есть борьба внутренняя

5. Итак, поскольку мы говорили, что, по словам апостола Павла, наша брань – против правителей сей тьмы, против духов злобы небесных, и доказали, что небом называется воздушная область, близкая к земле, следует верить, что мы боремся против диавола и ангелов его, радующихся нашему расстройству. Ибо и апостол в другом месте называет диавола «князем власти воздуха сего» (Еф.2:2)31 . Хотя место, где он говорит о «духах злобы на небесах» (Еф.6:12), может быть понято иначе, в том смысле, что он не о падших ангелах сказал, как об обитающих на небесах, но скорее о нас, о которых он говорит в другом месте: «Наше жительство – на небесах» (Флп.3:20), дабы мы, утвердившись на небесах, то есть, шествуя [туда] в духовных заповедях Божиих, враждовали против духов злобы, старающихся низвергнуть нас оттуда. Поэтому, следует скорее искать, каким образом мы можем бороться и побеждать тех, кого мы не видим, чтобы неразумные не предположили, что мы должны бороться с воздухом.

Caput VI

6. Docet itaque ipse apostolus dicens: non sic pugno quasi aerem caedens; sed castigo corpus meum et in seruitutem redigo, ne forte aliis praedicans ipse reprobus inueniar; item dicit: imitatores mei estote, sicut et ego christi. quare intellegendum est etiam ipsum apostolum in semet ipso triumphasse de potestatibus huius mundi, sicut de domino dixerat, cuius se imitatorem esse profitetur. imitemur ergo et nos ilium, sicut hortatur, et castigemus corpus nostrum et in seruitutem redigamus, si mundum uolumus uincere, quia per inlicitas delectationes suas et pompas et perniciosam curiositatem nobis dominari potest hie mundus, id est ea, quae in hoc mundo perniciosa delectatione conligant amatores rerum temporalium et diabolo atque angelis eius seruire cogunt: quibus omnibus si renuntiauimus, redigamus in seruitutem corpus nostrum.

Глава VI

Необходимо прежде всего подчинить тело

6. Так, сам Апостол учит нас, говоря: «Я бьюсь не так, будто бьюсь с воздухом; но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным» (1Кор.9:26–27)32 . И далее он говорит: «Будьте подражателями мне, как я Христу» (1Кор.11:1). Поэтому необходимо понять, что апостол в самом себе восторжествовал над властями мира сего, как он это сказал о Господе (ср.: Кол.2:15), подражателем Которого он себя исповедует. Итак, будем подражать ему и мы, как он призывает нас, и будем усмирять тело наше, и порабощать его, если желаем победить мир. Ибо посредством своих беззаконных удовольствий, роскоши и губительного любопытства мир может господствовать над нами, то есть посредством вещей, что губительным удовольствием привлекают любителей вещей временных и принуждают их служить диаволу и его ангелам; если от всего этого мы отречемся, то поработим наше тело.

Caput VII

7. Sed ne quis forte hoc ipsum quaerat, quomodo fiat, ut corpus nostrum seruituti subiciamus, facile intellegi et fieri potest, si prius nos ipsos subiciamus deo bona uoluntate et caritate sincera. nam omnis creatura, uelit nolit, uni deo et domino suo subiecta est. sed hoc admonemur, ut tota uoluntate seruiamus domino deo nostro, quoniam iustus liberaliter seruit, iniustus autem conpeditus seruit. omnes tamen diuinae prouidentiae seruiunt: sed alii oboediunt tamquam filii et faciunt cum ea quod bonum est; alii uero ligantur tamquam serui, et fit de illis quod iustum est. ita deus omnipotens, dominus uniuersae creaturae, qui fecit omnia, sicut scriptum est, bona ualde, sic ea ordinauit, ut et de bonis et de malis bene faciat. quod enim iuste fit, bene fit. iuste autem sunt beati boni, et iuste mali poenas patiuntur. ergo et de bonis et de malis bene facit deus, quoniam omnia iuste facit. boni sunt autem, qui tota uoluntate deo seruiunt, mali autem necessitate seruiunt; nemo enim leges omnipotentis euadit. sed aliud est facere quod lex iubet, aliud pati quod lex iubet. quapropter boni secundum leges faciunt. mali secundum leges patiuntur.

Глава VII

Подчинение тела достигается подчинением себя Богу

7. А если кто спросит, каким образом мы можем подчинить свое тело, то это легко и понять, и сделать, если сперва мы подчиним себя Богу по доброй воле и искренней любви. Ибо все творение волей-неволей подчинено единому Богу и Господу. Поэтому мы и призываемся к тому, чтобы всей нашей волей служить Господу Богу нашему. И как праведник служит Ему добровольно, так неправедный служит невольно. Все же вместе служат Промыслу Божию. Одни послушны [ему] как сыны и совершают вместе с ним добро, а другие связываются [им] как рабы, дабы исполнилась справедливость. Всемогущий Бог, Господь всего творения, сотворивший все, как написано, «хорошо весьма» (Быт.1:31), так его устроил, чтобы произвести благо и от добрых, и от злых. Ибо все, что происходит по справедливости, есть благо. По справедливости добрые блаженны, и по справедливости злые терпят наказания. Итак, и от добрых, и от злых Бог устроил благо, ибо устроил все справедливо. Добрые суть те, кто всею своей волею служат Богу, злые же служат по необходимости, ведь никто не избежит законов Всемогущего. Но одно – делать, что повелевает закон, а другое – испытывать на себе его повеления. Вот почему добрые по закону поступают, а злые по закону страдают33.

8. Nec nos moueat, quod in hac uita secundum carnem, quam portant, iusti multa grauia et aspera tolerant, nihil enim mali patiuntur, qui iam possunt dicere, quod ille uir spiritalis exultat et praedicat apostolus dicens: gloriamur in tribulationibus, scientes, quoniam tribulatio patientiam operatur, patientia probationem, probatio spem34 ; spes autem non confundit. quia caritas dei diffusa est in cordibus nostris per spirit uni sanctum, qui datus est nobis, si ergo in hac uita, ubi tanta tormenta sunt, possunt boni et iusti uiri. cum talia patiuntur, non solum aequo animo tolerare, sed etiam in dei caritate gloriari, quid cogitandum est de ilia uita, quae nobis promittitur, ubi nullam de corpore molestiam sentiemus? quoniam non ad hoc resurgit corpus iustorum, ad quod resurgit corpus inpiorum, sicut scriptum est: omnes resurgimus, sed non omnes inmutabimur. et ne quisquam putet non iustis inmutationem istam promitti, sed potius iniustis, et earn existimet esse poenalem, sequitur et dicit: et mortui resurgunt incorrupti, et nos inmutabimur. quicumque ergo mali sunt, sic ordinati sunt, quia et unusquisque sibi et omnes inuicem sibi nocent. hoc enim adpetunt, quod perniciose diligitur et quod eis auferri facile potest; et hoc sibi auferunt inuicem, quando se persequuntur. et ideo cruciantur, quibus auferuntur temporalia, quia diligunt ea; illi autem, qui auferunt, gaudent. sed talis laetitia caecitas est et summa miseria; ipsa enim magis inplicat animam et ad maiora tormenta perducit. nam gaudet et piscis, quando hamum non uidens escam deuorat; sed cum piscator eum adducere coeperit, uiscera eius torquentur primo; deinde ab omni laetitia sua per ipsam escam, de qua laetatus est, ad consumptionem trahitur. sic sunt omnes, qui de bonis temporalibus beatos se putant; hamum enim acceperunt et cum illo sibi uagantur; ueniet tempus, ut sentiant, quanta tormenta cum auiditate deuorauerint. et ideo bonis nihil nocent, quia hoc eis auferunt, quod non diligunt; nam quod diligunt et unde beati sunt, auferre illis nemo potest, cruciatus uero corporis malas animas miserabiliter adfligit, bonas autem fortiter purgat. sic fit, ut et malus homo et malus angelus diuinae prouidentiae militent; sed nesciunt, quid boni de illis operetur deus. non itaque pro meritis officii sed pro meritis malitiae stipendiantur.

Страдания праведников и правосудие Божие

8. Да не смущает нас, что праведные в этой жизни переносят множество страданий и болезней по плоти, в которую облечены. Ибо не претерпевают никакого зла те, кто уже могут произнести то, что воспевает духовный человек и проповедует апостол, говоря: «Хвалимся скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда35 , а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши. Духом Святым, данным нам» (Рим.5:3–5). Итак, если в этой жизни, полной превратностей, добрые и праведные мужи, претерпевая такое, могут не только переносить это в спокойствии духа, но и хвалиться любовью Божией, то что следует мыслить о той жизни, что нам обещана, где со стороны тела мы не будем испытывать никакого затруднения? Ибо тела праведных воскреснут не для того же, для чего воскреснут тела нечестивых. Как написано: «Все воскреснем, но не все изменимся» (1Кор.15:51)36 . И дабы кто-нибудь не подумал, что изменение обещано не праведным, а скорее беззаконным, понимая это как наказание, апостол продолжает и говорит: «И мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся» (1Кор.15:52). Существование злых определено таким образом, что каждый из них вредит самому себе, а все вредят всем. Ибо они желают того, что любить вредно и что с легкостью может быть у них отнято; и это они отнимают друг у друга, пребывая в состоянии взаимной борьбы37 . Отсюда те, у кого отняты временные блага, страдают, потому что любят их; а те, кто их отнимает, радуется. Но подобная радость есть слепота и великое несчастье: она еще более связывает душу и влечет ее к еще большим бедствиям. Ведь радуется и рыба, глотая наживку и не видя крючка. Как только рыбак начинает тянуть удочку внутренности ее разрываются, а от всей этой радости из-за пищи, вызвавшей радость, наступает смерть. Так бывает со всеми, кто считает себя счастливым по причине временных благ. Они попались на крючок, с которым повсюду блуждают. Наступит время, когда они почувствуют, сколь великие мучения они проглотили вместе с алчностью. Но [злые] ни в чем не могут повредить добрым, потому что отнимают у них то, чего те не любят. Ибо то, что они любят и в чем они счастливы, отнять у них никто не может. Телесные страдания с силой (miserabiliter) сокрушают души злых, добрых же весьма очищают. Так выходит, что и злой человек, и злой ангел служат Божественному промыслу. Но они не знают о том благе, которое Бог через них производит. Потому они получают воздаяние не за свою службу, а за совершенные злодеяния.

Caput VIII

9. Sed ut hae animae, quae habent uoluntatem nocendi et rationem cogitandi, sub diuinis legibus ordinatae sunt, ne aliquid iniustum quisque patiatur, ita omnia, et animalia et corporalia, in genere suo et in ordine suo diuinae prouidentiac legibus subdita administranlur. ideo dominus dicit: nonne duo passeres asse uencunt? et unus eorum non cadit in terrain sine uoluntate patris uestri. hoc enim dixit, uolens ostendere quidquid uilissimum homines putant omnipotentia dei gubernari. sic enim et uolatilia caeli ab eo pasci et lilia agri ab eo uestiri ueritas loquitur, quae capillos etiam nostros numeratos esse dicit. sed quoniam mundas animas rationales per se ipse deus curat, siue in optimis et magnis angelis siue in hominibus tota sibi uoluntate seruientibus, cetera uero per ipsos gubernat, uerissime dici potuit etiam illucl ab apostolö non enim de bubus cura est deo38 . in scripturis enim sanctis deus homines clocet, quomodo cum hominibus agant et ipsi deo seruiant; quomodo autem agant cum pecoribus suis, ipsi sciunt, id est quomodo salutem pecorum suorum gubernent, usu et peritia et ratione naturali, quae quidem omnia de magnis sui creatoris opibus acceperunt. qui ergo potest intellegere, quomodo uniuersae creaturae conditor deus gubernet earn per animas sanctas, quae ministeria eius in caelis et in terris, quia et ipsae sanctae animae ab ipso factae sunt et in eius creatura primauim tenent: qui ergo potest intellegere, intellegat et intret in gaudium domini sui.

Глава VIII

Бог Промыслитель

9. Подобно тому, как души, обладающие стремлением творить зло и способностью мыслить, находятся под управлением Божественных законов, дабы никто не пострадал от несправедливости, так и все одушевленные и телесные существа, по роду своему и по порядку, подчиняются законам Божественного промысла и управляются ими. Потому и Господь говорит: «Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего» (Мф.10:29). Он говорит это, желая показать, что даже почитаемое людьми наиболее презренным управляется Божественным всемогуществом. Так «птицы небесные» Им «питаются, и лилии полевые Им одеваются» (Мф.6:26), по словам самой Истины, говорящей, что и «волосы на главе нашей сочтены» (Мф.10:30). Но так как Сам Бог заботится о чистых разумных душах, будь то в лучших и великих ангелах, или в людях, служащих Ему всей своей волей, и посредством их всем управляет, то истинно было сказано Апостолом: «Не о волах печется Бог» (1Кор.9:9)39 . Действительно, в Священных Писаниях Бог учит людей, каким образом должны они обходиться с людьми и служить Ему. Каким образом обходиться со своей скотиной, т. е. как сохранить в целости свои стада, они знают сами по обычаю, опыту и природному разуму; все это получили они из великих творений своего Творца. И кто способен уразуметь, каким образом Создатель всего творения, Бог, управляет им посредством святых душ, служащих Ему на небесах и на земле, ибо и сами святые души Им созданы, и занимают первенствующее положение в Его творении, итак, – кто способен уразуметь это, да уразумеет и да «войдет в радость Господа своего» (Мф.25:21).

Caput IX

10. Si autem hoc non possumus, quamdiu sumus in hoc corpore et peregrinamur a domino, gustemus saltern, quam suauis est dominus, quia dedit nobis pignus spiritum, in quo sentiamus eius dulcedinem; et desideremus ipsum uitae fontem, ubi sobria ebrietate inundemur et inrigemur, sicut lignum, quod plantatum est secundum decursus aquarum et dat fructus in tempore suo et folium eius non decidet40 . dicit enim spiritus sanctus: filii autem hominum in tegmine alarum tuarum sperabunt. inebriabuntur ab ubertate domus tuae, et torrente uoluptatis tuae potabis eos, quoniam apud te est fons uitae. talis ebrietas non euertit mentem. sed tamen rapit susum41 et obliuionem praestat omnium terrenorum; sed si possumus toto affectu iam dicerë quemadmodum ceruus desiderat ad fontes aquarum, ita desiderat anima mea ad te, deus.

Глава IX

Служение Богу приятно

10. Если мы не способны на это, пока, «водворяясь в теле, мы устранены от Господа» (2Кор.5:6), то вкусим хотя бы как благ Господь» (Пс.33:9), ибо Он «дал залог Духа в сердца наши» (2Кор.1:22), дабы в Нем вкусили мы Его сладость и возжелали Сам Источник жизни, чтобы в трезвом опьянении (sobria ebrietate) им напиться и в него погрузиться, «как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет»42 (Пс.1:3). Ибо Дух Святой говорит: «Сыны человеческие в покрове крыл Твоих будут надеяться, напьются от обилия дома Твоего и из потока сладостей Твоих Ты напоишь их» (Пс.35:8–10)43. Такое опьянение не помрачает духа, но возносит его горе и дарует забвение всего земного. О, если бы и мы могли сказать в полноте чувства: «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже!» (Пс.41:2).

Caput X

11. Quodsi forte adhuc propter aegritudines animae, quas de saeculi am ore concepit, nec gustarc sunius idonei quam dulcis est dominus, uel credamus diuinac auctoritati, quam uoluit esse in scripturis sanctis de fllio suo, qui factus est ci ex semine dauid secundum carnem, sicut apostolus loquitur; omnia enim per ipsum facta sunt, sicut in euangelio scriptum est, et sine ipso factumest nihil, qui nostrae in becillitatis misertus est: quam inbecillitatem non eius opere, sed nostra uoluntate meruimus; nam deus hominem inexterminabilem fecit et ei liberum uoluntatis arbitrium dedit. non enim esset optimus, si dei praeceptis necessitate, non uoluntate seruiret. facile est omnino, quantum existimo, quod intellegere nolunt, qui catholicam deseruerunt fidem et christiani uocari uolunt. nam si nobis cum fatentur naturam nostram non sanari nisi recte faciendo, fateantur earn non infirmari nisi peccando. et ideo non est credendum animam nostram hoc esse, quod deus est, quia, si hoc esset, nec sua uoluntate nec aliqua necessitate in dcterius mutaretur, quoniam omni modo incommutabilis intellegitur deus, sed ab eis, qui non in contentione et aemulatione et uanae gloriae cupiditate ainant loqui quod nesciunt, sed humilitate christiana sentiunt de domino in bonitate et in simplicitate cordis quaerunt eum. hanc ergo inbecillitatem nostram suscipere dignatus est filius dei, et uerbum caro factum est et liabitauit in nobis: non quia aelernilas ilia mutata est, sed quia mutabilem creaturam mutabilibus hominum oculis ostendit, quam incommutabili maiestate suscepit.

Глава X

Сын Божий воспринял нашу слабость, отделявшую нас от Бога

11. Если же из-за душевных недугов, приключившихся по причине любви к миру сему мы не способны вкусить, как благ Господь, будем верить Божественному авторитету, явленному в Священных Писаниях о Его Сыне, «Который родился от семени Давидова по плоти» (Рим.1:3), как говорит Апостол. Ибо «все чрез Него начало быть, – как написано в Евангелии, – и без Него ничто не начало быть» (Ин.1:3). Он умилосердился над нашей слабостью, приключившейся с нами не делом [рук] Его, а по нашей воле. Ибо «Бог создал человека нетленным» (incxterminabilem, Прем.2:23)44 и наделил его свободной волей. Ведь он не был бы совершенен, если бы служил заповедям Божиим по необходимости, а не но воле. То, чего не хотят понять оставившие кафолическую веру и хотящие называться христианами, как я полагаю, просто для понимания. Ибо если они с нами признают, что природа паша исцеляется не иначе, как совершением добра, пусть признают, что заболевает она не иначе, как совершением греха45 . Не должно думать, что наша душа есть Бог, ибо если бы это было так, то ни по своей воле, ни по необходимости она не смогла бы подвергнуться порче; ведь Бог совершенно неизменен, что непонятно для тех, кто в духе соперничества, зависти и суетной славы любят говорить о том, чего не знают, но понятно тем, кто в христианском смирении «в благости мыслят о Господе и в простоте сердца ищут «Его» (Прем.1:1). Итак, эту нашу слабость воспринять соблаговолил Сын Божий, «и Слово стало плотью и обитало с нами» (Ин.1:14). Не потому, что Его вечность изменилась, а потому что изменчивым человеческим очам Оно явило изменчивое творение, которое Оно восприняло в неизменном величии.

Caput XI

12. Sunt autem stulti, qui dicunt: quare non poterat aliter sapiciitia dei homines liberare, nisi susciperet hominem et nasceretur de femina et a peccatoribus ilia omnia pateretur? quibus dicimus: poterat omnino, sed si aliter faceret. similiter uestrar stuliitiae displiceret. si enim non appareret oculis peccatorum, lumen eius aeternum utique, quod per interiores oculos uidetur, inquinatis mentibus uidere non possent. nunc autem quia uisibiliter nos commonere dignatus est, ut ad inuisibilia praepararet, displicet auaris, quia non aureum corpus habuit; displicet inpudicis, quia de femina natus est – multum enim oderunt inpudici, quod concipiunt et pariunt feminae; displicet superbis, quod contumelias patientissime pertulit; displicet delicatis, quia cruciatus est; displicet timidis quia mortuus est. et ut non uitia sua uideantur defendere, non in homine dicunt sibi hoc displicere, sed in filio dei. non enim intellegunt, quid sit aeternitas dei, quae hominem adsumpsit, et quid ipsa humana creatura, quae mutationibus suis in pristinam firmitatem reuocabatur, ut disceremus docente ipso domino infirmitates, quas peccando collegimus, recte faciendo posse sanari. ostendebatur enim nobis, ad quam fragilitatem homo sua culpa peruenerit et ex qua fragilitate diuino auxilio liberetur. itaque filius dei hominem adsumpsit et in illo humana perpessus est. haec medicina hominum tanta est, quanta non potest cogitari. nam quae superbia sanari potest, si humilitate filii dei non sanatur? quae auaritia sanari potest, si paupertate filii dei non sanatur? quae iracundia sanari potest, si patientia filii dei non sanatur? quae inpietas sanari potest, quae caritate filii dei non sanatur? postremo quae timiditas sanari potest, si resurrectione corporis non sanatur?46 erigat spem suam genus humanum et recognoscat naturam suam; uidcat, quantum locum habeat in opcribus dei. nolite uos ipsos contemnere, uiri; filius dei uirum suscepit. nolite uos ipsas contemnere, feminae; filius dei naius ex femina est. nolite tamen amarc carnalia, quia in fllio dei masculus nec femina sumus. nolite amare teinporalia, quia, si bene amarenlur, amaret ea homo, quem suscepit filius dei. nolite timere contumelias et cruces et mortem, quia, si nocereni homini, non ea pateretur homo, quem suscepil filius dei. haec omnis hortatio, quae iam ubique praedicatur, ubique ueneratur, quae omnem oboedientem animam sanat, non esset in rebus humanis, si non cssent facta ilia omnia, quae stultissimis displicent. quem dignatur imitari uitiosa iactantia, ut ad uirtutem percipiendam possit adduci, si crubescit imitari eum, de quo dictum est, antequam nasceretur, quod filius altissimi uocabitur, et per omnes iam gentes, quod negare nemo potest, filius altissimi uocatur? si multutn de nobis sentimus, dignemur imitari cum. qui filius altissimi uocatur; si parum de nobis sentimus, audeamus imitari piscatores et public anos, qui eum imitati sunt, o medicinam omnibus consulentem, omnia tumentia comprimentem, omnia tabescentia reficientem, omnia superflua rcsecantem, omnia necessaria custodientem, omnia perdita reparantem, omnia deprauata corrigentem! quis iam se extollat contra filium dei? quis de se desperet, pro quo tam humilis esse uoluit filius dei? quis beatam uitam esse arbitretur in his, quae contemnenda esse docuit filius dei? quibus aduersitatibus cedat, qui naturam hominis tantis persecutionibus custoditam credit in filio dei? quis sibi esse clausum regnum caelorum putet, qui cognoscit publicanos et meretrices imitatos esse filium dei? qua peruersitate non careat, qui facta et dicta intuetur et diligit et sectatur illius hominis, in quo se nobis ad exemplum uitae praebuit filius dei?

Глава XI

Тайна Боговоплощения не должна быть соблазном

12. Но есть глупцы, которые говорят: «Не могла ли Премудрость Божия освободить человека иначе, как восприняв на Себя47 , родившись от жены и перенеся все страдания от грешников?» Наш ответ таков: Конечно, могла, но если бы и поступила иначе, то и это не понравилась бы вашему тупоумию. Если бы Она не явилась пред очами грешников, то. конечно же, Ее вечный свет, видимый внутренними очами, не мог бы быть виден падшим разумом. Теперь же, соблаговолив преподать нам наставление видимым образом, чтобы приготовить к восприятию вещей невидимых, Он раздражает алчных тем, что не имел тела из золота, раздражает невоздержных тем, что родился от жены (ибо невоздержные ненавидят женщин за зачатие и рождение), раздражает гордых, ибо терпеливо перенес оскорбления, раздражает изнеженных, ибо распят, раздражает робких, ибо умер. Но чтобы не создать впечатление, что они защищают свои пороки, они утверждают, что недовольны не тем, что это относится к человеку, но к Сыну Божию. Они не понимают, что есть Божественная вечность, воспринявшая человека, а что есть человеческая тварь, призванная из [всей] своей изменчивости в первозданную мощь, чтобы мы научились, наученные Самим Господом, что немощи, приобретенные во грехе, могут быть исцелены праведной жизнью. Действительно, Он показал нам, до какой слабости дошел человек по своей вине, и от какой слабости освобождается он Божественной помощью. Вот почему Сын Божий воспринял человека и в нем претерпел человеческое48. Это врачевство человеков столь велико, сколь невозможно и помыслить. Ибо как еще исцелить гордыню, если не смирением Сына Божия49 ? Как еще исцелить жадность, если не бедностью Сына Божия? Как еще исцелить гневливость, если не терпением Сына Божия? Как еще исцелить нечестие, если не любовью Сына Божия? И наконец, как еще исцелить страх, если не телесным воскресением50? Да воспрянет в надежде род человеческий и да познает свою природу, да увидит, сколь высокое место занимает он среди творений Божиих. Не презирайте самих себя, мужи: Сын Божий мужа воспринял. Не презирайте самих себя, жены: Сын Божий от жены родился. Однако не любите плотское, ибо в Сыне Божием мы не суть ни мужеский пол, ни женский. Не любите временное, ведь если бы добром было любить это, любил бы его человек, воспринятый Сыном Божиим. Не бойтесь оскорблений, креста и смерти, ведь если бы могло это повредить человеку, этого не претерпел бы человек, воспринятый Сыном Божиим. Все это благовестие (hortatio), уже повсюду проповедуемое, повсюду почитаемое, исцеляющее всякую послушную душу, не распространилось бы в человеческом обществе (in rebus humanis), если бы не осуществилось все то, что [столь] не нравится этим худшим из безумцев. Кому еще из людей соизволит подражать порочная суетность, чтобы придти к пониманию добродетели, если стыдится и краснеет она подражать тому, о Ком прежде рождения было сказано: «наречется Сыном Всевышнего» (Лк.1:32), и о Ком ныне все народы возвещают, что Он – Сын Всевышнего. Отрицать этого никто не в силах. Если мы многое мыслим о самих себе, да соблаговолим подражать Тому, Кто именуется Сыном Всевышнего. Если мы мыслим о себе немногое, да дерзнем подражать рыбакам и мытарям, подражавшим Ему. О, врачевство, всем полезное, всякое воспаление снимающее, всякую немощь укрепляющее, всякое излишество отсекающее, все необходимое сохраняющее, все развращенное исправляющее! Кто еще восстанет против Сына Божия? Кто придет в отчаяние, когда Сын Божий за нас восхотел смириться? Кто назовет блаженством то, что презирать нас научил Божий Сын? Каким превратностям уступит тот, кто верит, что в Сыне Божием природа человеческая устояла против таких преследований? Кто помыслит, что Царство Божие для него закрыто, зная, что Сыну Божию последовали (imitatos esse) мытари и блудницы (ср.: Мф.21:31)? От какого злодейства не будет храним тот, кто созерцает, любит и последует сказанному и совершенному тем человеком, в Котором Сын Божий даровал нам пример жизни51 ?

Caput XII

13. Itaque iam et masculi et feminae et omnis aetas et omnis huius saeculi dignitas ad spem uitae aeternae commota est. alii neglectis temporalibus bonis conuolant ad diuina; alii cedunt eorum uirtutibus, qui haec faciunt, et laudant, quod imitari non audent; pauci autem adhuc murmurant et inani liuore torquentur, aut qui sua quaerunt in ecclesia, quamuis uideantur catholici, aui ex ipso christi nomine gloriam quaerentes haeretici aut peccatum inpietatis suae defendere cupientes iudaei aut curiositatem uanae licentiae perdere timentes pagani. sed ecclesia catholica per totum orbem longe late que diffusa inpet us eorum prioribus temporibus frangens magis magis que roborata est non resistendo, sed perferendo. nunc uero insidiosas eorum quaestiones fide inridet, diligentia discutit, intellegentia dissoluit; criminatores palearum suarum non curat, quia tempus messis et tempus arearum et tempus horreorum caute diligenter que distinguit; criminatores autem frumcnti sui aut errantes corrigit aut inuidentes inter spinas et zizania conputat.

Глава XII

Упование жизни вечной во Христе вдохновляет весь мир

13. Отныне и мужи и жены, всякий возраст и всякое достоинство века сего приведены в движение надеждой жизни вечной. Одни, оставив временные блага, устремляются к благам Божественным. Другие преклоняются пред их добродетелями и восхваляют то, чему подражать не смеют. Немногие же и доныне ропщут, движимые суетной злобой, из тех ли, что ищут в Церкви свой интерес, лишь по видимости принадлежа к ней, из еретиков ли, пользующихся именем Христовым для собственной славы, из иудеев ли, желающих оправдать грех своего нечестия, или же язычников, боящихся лишиться суетной возможности любопытства52 . Но кафолическая Церковь, широко распространившись по всему лицу земли, с самых первых времен отражала их нападения, все более и более укрепляясь не в сопротивлении, но в терпении. Ныне же она верою осмеивает их коварные вопросы, заботливо на них возражает и разумно опровергает. Церковь не обращает внимания на обвиняющих ее за плевелы, ведь она тщательно и внимательно различает время посева, время жатвы и время хранения53 . Тех же, кто клевещет на ее пшеницу, если [они делают это] по ошибке, Церковь исправляет, а если по зависти – то считает их за терния и волчцы.

Caput XIII

14.Subiciamus ergo animam deo, si uolumus seruituti subicere corpus nostrum et de diabolo triumphare. fides est prima, quae subiugat animam deo; deinde praccepta uiuendi, quibus custoditis spes nostra firmatur et nutritur caritas et lucere incipit, quod antea tantummodo credebatur. cum enim cognitio et actio beatum hominem faciant, sicut in cognitione cauendus est error, sic in actione cauenda est nequitia. errat autem quisquis put at ueritatem se posse cognoscere, cum adhuc nequiter uiuat. nequitia est autem mundum istum diligere et ea, quae nascuntur et transeunt, pro magno habere et ea concupiscere et pro his laborare, ut adquirantur; et laetari, cum abundarint, et timere, ne pereant, et contristari, cum pereunt. talis uita non potest puram illam et sinceram et incommutahilem uidere ueritatem et inhaerere illi et in aeternum iam non moueri. itaque priusquam mens nostra purgetur, debemus credere quod intellegere nondum ualemus, quoniam uerissime dictum est per prophetam: nisi credideritis, non intellegetis.

Глава XIII

Вера и добродетель побеждают диавола

14. Подчиним же души наши Богу, если желаем поработить наши тела и победить диавола. Вера первой подчиняет душу Богу, затем следуют заповеди жизни, соблюдением которых укрепляется наша надежда, питается любовь и начинает становиться ясным то, во что прежде только верилось. Поскольку созерцание и делание делают человека блаженным, и как в созерцании необходимо хранить себя от заблуждения, так и в делании – от греха. Заблуждается тот, кто считает себя способным познать истину, продолжая жить нечестиво. А нечестие – это любить мир сей и почитать великим то, что возникает и исчезает, вожделеть и трудиться ради приобретения этого, радоваться при его изобилии, бояться его потери и сокрушаться при его исчезновении. При такой жизни невозможно узреть чистую, подлинную и неизменную Истину, прилепляться к ней и никогда более не изменяться. Поэтому, прежде чем ум наш (mens nostra) не очистится, мы должны верить тому, что понять мы еще не способны, ибо истинно сказанное пророком: «Если:» не уверуете, то не уразумеете» (Ис.7:9)54 .

* * *

15

Здесь и далее цитаты из Свящ. Писания по возможности приближены к Синодальному переводу. Если разночтения между текстом Августина и Синодальным переводом достаточно большие, последний помещается в сноске. В случае неточной цитаты она маркируется словом ср. Названия частей и глав не содержатся в оригинальном тексте и вставлены издателями.

16

Ср.: Ин 1:3.

17

В трактате «О христианской борьбе» блаженный Августин подробно развивает учение о силах зла, о борьбе с ними и победе над ними. Богословское размышление этого отца Церкви легло в основу последующего понимания западной Церковью зла, диавола и падших ангелов. О духовной природе диавола блаженный Августин особенно подробно рассуждает в произведении «О граде Божием» (X. 19). Здесь же он останавливается на проблематике грехопадения ангелов, ставших демонами. Диавол, отступлением своим от Бога обрекший себя на вечные муки, также служит доказательством первоначального блага творения Божия. Ср.: Manca I., II copmbattimento cristiano. Introduzione. Р. 81. Последнее утверждение особенно важно в контексте неустанной полемики Августина с маннхейским дуализмом.

18

Уже с первых строк произведения Августина прослеживается тематика одной из важнейших нравственно-аскетических аксиом Учителя христианского Запада: Uli, non frui – «Пользоваться, но не наслаждаться». Материальный мир любим человеком по самой его природе, и для сохранения духовной свободы во Христе необходимо постоянное соблюдение своего рода «дистанции неподчинения» но отношению к тому, что вокруг нас.

19

В греч. тексте, как и в Синод, пер., вместо «алчность» стоит «сребролюбие» ( θιλαργυρία). Используемое Августином слово cupiditas обладает более широким спектром значений и может означать не только «страсть к деньгам», но и «жадность», «алчность», «желание обладать», «вожделение». – Прим. ред.

20

В Синод, пер.: «Отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою». Вероятно, под словами «совлекшись плоти» имеется в виду временное различие души и тела Христа во время крестной смерти и схождение души во ад для триумфа над смсртью и диаволом. Ср. Августин. Ер. 149.2. – Прим. ред.

21

Говоря о власти сил зла над человеком, блаженный Августин одновременно подчеркивает относительность и ограниченность этой самой власти. Падшие ангелы всецело зависимы от воли Божией. Господь никогда не допускает, чтобы демонское искушение превосходило силы христианина. Диавольские внушения могут воздействовать на наши страсти, но не имеют доступа в святая святых человеческой свободы. Ср. Roland-Gossrlin B. Le combat chretien // Oeuvres de saint Augustin. La morale chretienne (I). Paris, 1949. P. 524.

22

PL: in Scripturis divinis.

23

В Синод пер.: «Наша брань не против крови и плоти, но против пачальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных».

24

По LXX. В Синод, пер.: «Возгремел на небесах Господь».

25

Августин приводит две цитаты: aves caeliат (Пс.8:9) и volatilia cadi (Мф 6:26), что буквально означает «птицы небесные» и «пернатые небесные».

26

PL: В Божественных Писаниях.

27

В Синод, пер.: «мироправители тьмы века сего».

28

Термин «оправдание» (лат. justificatio) несет в латинской церковной и богословской традиции особую смысловую нагрузку. Оправдание грешника означает принятие его Божественной любовью, когда грешник становится праведником здесь и сейчас. Оправдание не несет в себе необходимости аскетического подвига, свойственной восточной традиции.

29

Ср. Manca L. II combattimento cristiano. Introduzione. P. 83: «В творениях Августина можно проследить определенную эволюцию в понимании природы и места обитания демонов. В толковании на книгу Бытия, написанном около 393 года, Августин приписывает падшим ангелам воздушное тело, низшее по отношению к телу небесному, которым они обладали до грехопадения, но менее тяжелое, нежели человеческое (De Gcncsi ad litteram. III.5.10). Падшие ангелы не могут обитать в высших воздушных сферах, но в более низких и туманных (там же). В De agone christiano Августин говорит, что место обитания демонов соответствует тьме греха (III.3). В свою очередь, рассуждая о явлениях ангелов в трактате «О Троице», Августин исключает возможность принятие ими тел, более тяжелых, нежели небесные (De Trinitatc, III.15). В трактате «О граде Божием» отец Церкви говорит о небесной природе ангелов, побуждающей их не довольствоваться материальными жертвоприношениями, но требовать божественных почестей (De Civitate Dei, X. 19)».

30

О манихействе см. исследования: Purch H.L. Sul manicheismo e altri saggi. Torino, 1995; Tardieu M.I. II manichieismo. Cosenza, 1996; Хосроев А.Л. История манихейства. СПб., 2007.

31

В Синод, пер.: «князя, господствующего в воздухе».

32

В Синод, пер.: «И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух»...

33

Ср.: Roland-Gosselin B. Le combat chretien // Oeuvres de saint Auguslin. La morale chretienne (1). P. 524. Понятие о законе, порядке, правде и справедливости, означающее в конечном итоге понятие о разуме, занимает особое место в мировоззрении блаженного Августина. Всякий беспорядок и всякое несоответствие физического, рационального или морального характера, но мысли Августина, является лишь частичным проявлением беспорядочного, компенсируемым всеобщим порядком мироздания, которое не может быть ни нарушено, ни поставлено под сомнение. Этой теме специально посвящены два произведения Августина: De Natura Boni («О природе добра») и De Online («О порядке»). В трактате «О свободном решении» Августин также подробно останавливается па промысле Божием по отношению к добрым и злым (De libero arbitrio, III. 9). В отличие от настоящего произведения Августина, написанного им для людей простых, рассуждение в «О свободном решении» ведется на языке философско-интеллектуальном.

34

PL.: probatio vero spem.

35

РL: от опытности же надежда.

36

В Синод, пер.: «Не все мы умрем, но все изменимся».

37

Слова Августина приобретают совершенно неожиданное звучание в контексте философии и учений нового времени: существование в мире как борьба индивидуумов друг с другом (ср. борьба особей за выживание в эволюционизме) и жизнь естественного человека как непрестанная и бесконечная борьба за власть и обладание материальными благами (ср. учение Ницше о «воли к власти»). Не вдаваясь в подробное изучение вопроса о происхождении и соотношении различных учений, можно отметить, что «антропологический пессимизм» латинской святоотеческой традиции, с особой силой выраженный в богословии блаженного Августина, неразрывно соединяется с верой и исповеданием искупления человека во Христе Иисусе. Биологический человек современных учений существует и воспринимается вне этой перспективы.

38

PL: bobus.

39

В Синод, пер.: «О волах ли печется Бог

40

PL: et folia eius non decident.

41

PL: sursum.

42

РL: листья которого не вянут.

43

По LХХ. В Синод, пер.: «Сыны человеческие в тени крыл Твоих покойны: насыщаются от тука дома Твоего, и из потока сладостей Твоих ты напояешь их».

44

В Синод, пер.: «Бог создал человека для нетления».

45

Имеются ввиду манихеи, разделяющие природу мира и человека на изначально добрую или злую и отрицавшие свободу воли.

46

PL: si resurrectione corporis Christi Domini non sanatur.

47

nisi susciperit hominem. В данном случае, как и во многих других, слово homo у Августина означает не конкретного человека, а человеческую природу. – Прим. ред.

48

Согласно Августину, воплощение Сына Божия непосредственно связано с грехопадением человека. «Если бы человек не погиб, Сын Человеческий не пришел бы», – говорится в одной из проповедей Августина (Sermo 175. 1). Ср.: Roland-Gosselin B. Le combat chretien // Oeuvres de saint Augustin. La morale chretienne (I). Р. 524.

49

Августин противопоставляет нечестие (impietas). или неблагочестие. любви (charitas). Любовь, как смысл и исполнение всех вероучительных и нравственных предписаний, является ключевым понятием богословия блаженного Августина. Нечестие (impietas) имеет своей причиной отсутствие любви к Богу и ближнему, без которой всякое благочестие остается нечестием.

50

РL: если не телесным воскресением Господа Христа.

51

Эта небольшая глава являет собой полный силы убеждения очерк христологии Августина, в нравственном ее приложении. Следует отметить, с каким дерзновением Августин приписывает предельные состояния страдания и смерти человечеству Христа. Христос как человек, является субъектом всех своих человеческих действий. Человек, воспринятый Сыном Божиим во Христе Иисусе, воспринят Им всецело и подлинно по абсолютному дару Божественной любви и свободы. Человек, спасенный во Христе Иисусе, согласно Августину, есть реальный, единственный и неповторимый человек, являющий нам пример жизни в добродетели и тайну Божественного предопределения. Ср.: Manca L. II conihattimento cristiano. Introduzione. P.97, n.12.

52

Язычники, по мнениию Августина, находятся в особенной зависимости от «любопытства» (лат. curiusitas), страсти, отождествляемой с похотью очей. Язычник не желает поступиться своим правом любопытства, и всячески ищет способов по-своему объяснить мир, проникпуть в его тайны при помощи псевдо-научных и магических упражнений. О значении понятия со времен античности до позднего средневековья см.: Bos G. Curiositas: die Rczepiion eines antiken Begriffcs durch christliche Autoren bis Thomas von Aquin. Paderborn, 1995.

53

Ср.: Мф.13:30. Августин понимает эту евангельскую притчу в том смысле, что плевелы, то есть недостойные своего имени христиане, сохраняются в Церкви вплоть до времени Страшного Суда.

54

Nisi crcdideritis, non inielligtiis. По LХХ. В Синод, пер.: «Если вы не верите, то потому, что вы не удостоверены». Этой цитатой Августин обычно обосновывает свое учение о превосходстве разума над верой. См.: Августин. De ordine, II, 9; De vera religione, 24; De fide et symbolo, 1; In Ioann., XL, 9; Scrmo 43. 7. 9; 118.1 и др. – Прим. ред.


Pars I Часть I. Заповеди жизни Pars II


Источник: Перевод с латыни и примечания - диакон Августин Соколовски. Перевод выполнен по венскому изданию: CSEL. Vol.41. Ed. J. Zycha Wien. 1900. P. 101-138. В сносках дается перевод основных разночтении, приводимых в «Патрологии» Ж.-П. Миня (PL. Т. 40. Соl. 289-310).