Кедров Н.

«Слово плоть бысть»

Священная история Нового Завета

Содержание

I. Пришествие в мир Спасителя. Рождество Пресвятой Девы Марии. Вход в храм Пресвятой Девы Марии. Рождество Иоанна Предтечи. Благовещение Пресвятой Девы Марии. (Лк. 1, 26–38). Открытие тайны Благовещения Елисавете, жене Захарии, и Иосифу. (Лк. 1:39–56). Рождество Христово. (Мф. 1:18–25; Лк. 2:1–20). Сретение Господне. (Лк. 2: 2, 22–39). Поклонение волхвов. (Мф. 2:1–12). Избиение младенцев в Вифлееме. Удаление Св. Семейства в Египет. (Мф. 2:13–26). Жизнь Иисуса Христа в Назарете, в доме Иосифа. Беседа Отрока Иисуса с раввинами в Иерусалиме (Лк. 11, 41–51). Жизнь Иоанна Предтечи в пустыне. (Мф. 3:4; Мк. 1:6; Лк., 3:1–2; Ин. 1:33). II. Явление Спасителя миру. Проповедь Иоанна на берегах Иордана (Мф, 3:1–12; Мк. 1:4–8; Лк. 3:1–18). Крещение Господа Иисуса Христа. (Мф. 3:13–17; Мк. 1:9–11; Лк. 3:21–22). Искушения Иисуса Христа в пустыне от дьявола. (Мф. 4:1–11; Лк. 4:1–13). Посольство начальников Иудейских к Иоанну и свидетельство Иоанна об Иисусе Христе. (Ин. 1:19–34). Первые последователи Иисуса Христа. (Ин. 1:35–51). Первое чудо Иисуса Христа. (Ин. 2:1–11). III. Первый год спасительного служения Господа Иисуса Христа. Изгнание торгующих из храма. (Ин. 2:13–23). Беседа Иисуса Христа с Никодимом. (Ин. 3:1–21). Последнее свидетельство о Христе и заключение в темницу Иоанна Крестителя. ( Ин. 3:22–36; Мф. 14:3–4; Мк. 6:17–20; Лк. 3:19–20). Беседа Иисуса Христа с самарянкой. (Ин. 4:1–43). Исцеление сына царедворца и расслабленного Проповедь Иисуса Христа в синагоге Назарета. (Лк. 4:16–30). Чудесный лов рыбы на Галилейском озере. (Лк. 5:1–11). IV.  Второй год спасительного служения Господа Иисуса Христа. Исцеление расслабленного в Иерусалиме. (Ин. 5) Призвание апостолов. (Мф. 9:10–13; Лк. 5:27–32; 6:12–16). Нагорная проповедь. (Мф. 5, 6, 7; Лк. 6 с 20). А. Учение о достижении блаженства. Б. Объяснение шестой, седьмой и третьей заповедей Закона. В. Учение о милосердии, о незлобии и о любви ко всем людям. Г. Учение о милостыне, о молитве и о посте. Д.  Учение о неосуждении других. Е. Учение о промысле Божием. Ж. Заключительные слова. Исцеление слуги сотника в Капернауме. (Мф. 8:5–13; Лк. 7:1–10). Воскрешение юноши в Наине. (Лк. 7:11–17). Посольство Иоанна Крестителя к Иисусу Христу и свидетельство Христа об Иоанне. (Мф. 11:2–14; Лк. 7:16–28). Прощение грешницы на вечери в дому фарисея Симона. (Лк. 7:36–50). Притча о Сеятеле. (Мф. 13:1–23; Мк. 4:1–20; Лк. 8 4–15). Притча о семени и плевелах. (Мф., 24 –43). Укрощение бури на озере. (Мф. 8:23–27; Мк. 4:35–41; Лк. 8:22–25). Исцеление Гадаринского бесноватого. (Мф. 8:28–34; Мк. 5:1–20; Лк. 8:26–89). Исцеление кровоточивой женщины в Капернауме и воскрешение дочери Иаира. (Мф. 9:18–26; Мк. 5:22–43; Лк. 8:40–56). Отправление двенадцати апостолов на проповедь. (Мф. 10; Мк. 6:7–13; Лк. 9:1–6) Мученическая кончина Иоанна Крестителя. ( Мф. 14:1–12; Мк. 6:14–29; Лк. 9:7–9 ) Чудесное насыщение более 5000 человек пятью хлебами и двумя рыбами. (Мф. 14:13–23; Мк. 6:31–46; Лк. 9:10–17; Ин. 6:1–15). Хождение Иисуса Христа по водам. (Мф. 14:24–34; Мк. 6:45–53; Ин. 6:16–21). Беседа Иисуса Христа о причащении верующих Тела и Крови Его. (Ин. 6: с 22). V. Третий год спасительного служения Господа Иисуса Христа. Исцеление бесноватой дочери хананеянкн. (Мф. 15:21–28; Мк. 7:24–30). Беседа Иисуса Христа с учениками на пути к Кесарии Филипповой. (Мф. 16:13–28; Мк. 8:27–88; Лк. 9:18–27). Преображение Господне. (Мф. 17:1–13; Мк. 9:1–13; Лк. 9:28–36). Исцеление бесноватого отрока. (Мф. 17:14–21; Мк. 9:14–29; Лк. 9:37–42). Чудесная уплата священной подати. (Мф. 17:24–27). Беседа Иисуса Христа с учениками в Капернауме по поводу их спора о первенстве. (Мф. 18:1–18; Мк. 9:33–37; Лк. 9:46–48). Притча о милосердом царе и о безжалостном должнике. (Мф. 18:21–33). Избрание семидесяти апостолов и посольство их на проповедь. (Лк. 10:1–24; Мф. 11:27–30). Исцеление десяти прокаженных. (Лкк. 9:51–53; 17:11–19). Притча о неправедном судии. (Лк. 18:1–8). Иисус Христос на празднике Кущей в Иерусалиме. (Ин. 7). Пребывание Иисуса Христа в Вифании, в доме Лазаря и сестер его. (Лк. 10:38–42). Прощение грешницы. (Ин. 8:2–11) Притча о любостяжательном богаче. (Лк. 12:13–21). Иисус Христос на празднике Обновления в Иерусалиме. (Ин. 10:22–39). Воскрешение Лазаря. (Ин. 11). Притча о званных на вечерю. (Лк. 14:16–24). Притча о распутном сыне. (Лк. 15:11–32). Притчи об овце пропавшей и о драхме потерянной. (Лк. 15:4–10). Притча о богатом и Лазаре. (Лк. 16:19–31). Притча о мытаре и фарисее. (Лк. 18:9–14). (Мф. 19:13–15; Мк. 10:13–10; Лк. 18:15–17.). Наставление Иисуса Христа о том, что богатство препятствует получению Царствия Божия. (Мф. 19:1630; Мк. 10:17–31). Притча о равной плате (Мф. 20:1–16) Предсказание Иисуса Христа о Своих страданиях, смерти и воскресении и просьба Иакова и Иоанна. (Мф. 22:17–28; Мк. 10:32–45; Лк. 186 31–34) Обращеше Закхея мытаря. (Лк. 19:1–10) Вечеря в дому Симона Прокаженного. (Мф. 26:6–13; Мк. 14:3–9; Ин. 12:1–8) Торжественный вход Иисуса Христа в Иерусалим. (Мф. 21:1–17; Мк. 11:1–11; Лк. 19:28–44; Ин. 12:12–18) VI. Последниедние дни земной жизни Господа Иисуса Христа. (Понедельник). Проклятие смоковницы. Вторичное изгнание торгующих из храма. Голос с неба. (Мф. 21:12–13; 18–19; Мк. 11: 12–19; Лк. 13:6–9: Ин: 12:20–33). Допрос Иисуса Христа первосвященниками и старейшинами об Его власти. (Мф. 21:20–27; Мк. 11:20–33; Лк. 20:1–8). Притча о непослушном сыне и раскаявшемся. (Мф. 21:28–32). Притча о злых виноградарях. (Мф. 21:33–46; Мк. 12:1–12; Лк. 20:9–19). Притча о браке царского сына. (Мф. 22:1–14) Ответ Иисуса Христа на лукавые вопросы фарисеев, саддукеев и иродиан. (Мф. 22: с 15; Мк. 12 13–34; Лк. 20:20–40). Обличительная речь Иисуса Христа против книжников и фарисеев. (Мф. 23; Мк. 12:38–40; Лк. 11:42–52. XIII; 34–45, 20:45–47). Похвала искреннему усердию (Мк. 12:41–44; Лк. 21:1–4). Предсказание Иисуса Христа о разрушении Иерусалима и о кончине мира. (Мф. 24; Мк. 13; Лк. 21, с 5). Притча о десяти девах. (Мф. 25:1–13) Притча о талантах. (Мф. 25:14–30). Учение Иисуса Христа о втором Своем пришествии  и о Страшном суде. (Мф. 25:31–46; 26:1–2). Предательство Иуды. (Мф. 26:3–5; 14–16; Мк. 14:1–2; 10–11; Лк. 22:1–6). Тайная вечеря. (Мф. 26:17–35; Мк. 14:12–31; Лк. 22:7–38; Ин: 13) Прощальная беседа Господа Иисуса Христа с учениками. (Ин. 14–16). Первосвященническая молитва Иисуса Христа. (Ин. 17) Страдания иисуса Христа в саду Гефсиманском и взятие Его под стражу. (Мф.26: 36–56; Мк.14:32–52; Лк.22:39–54; Ин.18: 1–15) Суд над Иисусом Христом у первосвященников Анны и Каиафы. (Мф. 26:57–68. 27:1–2; Мк. 14:53, 55–65; 15:1; Лк. 22:54, 63–71; Ин. 18:13–15; 19–24). Отречение Петра. (Мф. 26:58, 69–75; Мк. 14:54, 66–72; Лк. 22:54–62; Ин. 18:15–18, 25–27). Погибель Иуды. (Мф. 22:3–10). (Пятница) Иисус Христос на суде у Пилата. (Мф. 27:11–30; Мк. 15:2–19; Лк. 23:1–25; Ин. 18:28–40; 19:1–16). Крестные страдания и смерть Иисуса Христа. (Мф. 27:31–56; Мк. 15:20–41; Лк. 23 26–49; Ин. 19:16–37). Снятие со креста и погребение тела Христова. (Мф. 27:57–66; Мк. 15:42–47; Лк. 23:50–56; Ин. 19:38–42). Жены Муроносицы. VII. Прославленное состояние Господа Иисуса Христа на земле. Воскресение Господа Иисуса Христа. (Мф. 28:1–8; 11–15; Мк. 16:1–8; Лк. 24:1–12; Ин. 20:1–10). Явление Господа Марии Магдалине и другим женам-мироносицам. (Мф. 28:9–10; Мк.16: 9–11; Ин. 20:11–18). Явление Иисуса Христа ученикам, шедшим в Еммаус. Явление Иисуса Христа апостолам в Иерусалиме. (Мк. 16:  14; Лк. 26; 36–48; Ин. 20: 19–29). Явление Иисуса Христа ученикам в Галилее. (Мф. 28:16–20; Мк. 16:15–18; Ин. 21:1–23). Вознесение Господне. (Мк. 16:19–20; Лк. 24:50–53; Деян. 1:1–12). Избрание Матфея в число двенадцати апостолов. (Деян. 1:15–20). VIII. Дополнение к священной истории Нового Завета. Обращение Савла. Успение Божией Матери. Разрушение Иерусалима и рассеяние народа Гонение на христиан Обретение и воздвижение Креста Господня.  

 

«Слово плоть бысть, и вселися В ны, и видехом славу Его, Славу яко единородного от Отца, Исполнь благодати и истины.» (Ин. 1:14)

В книжке излагается Новозаветная истария в объеме общего курса средней школы, при чем попутно сообщются некоторые сведения о Святой Земле и о той народной среде, в которой явился Спаситель мира поскольку эти свадения служат пояснением Евангельского поваствования. При дословной передаче Евангельского текста, особенно слав Спасителя, я пользовался новым, наиболее близким к славянскому, русским переводом. (Напечатан в С.-Петербургской Синодальной типографии в небольшом числе экземпляров; в продаже книги нет).

Составитель

 

Пришествие в мир Спасителя.

Рождество Пресвятой Девы Марии.

Евангелие мало говорит о Матери Господа Иисуса Христа и совершенным молчанием проходит Ее детские годы. Краткие указания Священного Писания восполняются Священным Преданием. Дева Мария, происходила от колена Иудова, из рода царя Давида. Родителями Ее были благочестивые старцы Иоаким и Анна. Много лет прожили они в супружестве, достигли преклонного возраста и очень скорбели, что у них не было детей.

Евреи всегда считали великим несчастьем оставаться бездетными, думали, что неимением потомства Бог наказывает человека за его грехи. Поэтому люди бездетные подвергались укоризнам и доношениям; бывали случаи, что от них не принимали даже приношений в храме.

Такие огорчения пришлось испытат и Иоакиму и Анне. Оба они пламенно молились Богу, чтобы Он даровал им дитя. Молитва праведников была услышана. Им явился Ангел и возвестил, что Бог дарует им дитя. «Жив Господь Богъ мой», воскликнула обрадованная Анна, «будет ли это сын или дочь, я отдам дитя Господу, и оно будет служить Ему во все дни жизни своей».

У них родилась дочь, и они назвали ее Марией.

Вход в храм Пресвятой Девы Марии.

Когда Деве Марии исполнилось три года, родители, во исполнение даннаго обещания, привели Ее в храм, чтобы отдать на служение Богу.

Иерусалимский храм, построенный Зоровавелем на месте первого Соломонова храма, а потом возобновленный Иродом,

занимал обширную площадь на горе Мориа. Самый храм, т.е. Святилище и Свитое Святых, стоял на вершине. К нему примыкал так называемый двор внутрений, разделявшийся на три части, расположенный уступами. Непосредственно около храма был двор священников, рядом с ним двор мужей и, наконец, двор жен.

Строения храма и двора внутреннего окружал внешний двор язычников, назывававшийся так потому, что на него могли входить все, не исключая и язычников.

Пройдя этот последнишй, Иоаким и Анна остановились во дворе жен около полукруглой лестницы, в 15 ступеней, ведшей в следующий двор.

Дева Мария без посторонней помощи вошла по этой лестнице и здесь, во вратах, была встречена первосвященником Захарией. По особому откровению Божию он провел Ее к храму, ввел в самую священную часть его, в таинственное Святое Святых, всегда закрытое великими вратами и завышенное священной завесой.

Великой святыни храма, Ковчега Завета, теперь уже не было (он был утрачен во время Вавилонского плена), но Святое Святых попрежнему почиталось, как место особого присутствия Божия. Никто не мог входить в эту таинственную часть храма. Только разъ в год в день Очищения, открывалась священная завеса и то для одного первосвященника.

Дева Мария осталась при храме.

В многочисленных зданиях, в которых жили чередные священники и левиты, были особые помещения для детей, подобно Деве Марии отданных на служение Богу. Здесь же проживало несколько благочестивых старцев и старушек, в посте и молитве проводивших остаток дней своих. Под руководством этих последних и проводила Мария свои детские годы, живя при храме. Постоянными занятиями Ее были молитва, изучение Священного Писания и труды рукоделия. Совершенной чистотой своей души, глубочайшим смирением и полной преданностью воле Божией Дева Мария выделялась из всех других детей.

Когда Ей исполнилось четырнадцать летъ, Она, как уже вышедшая из детского возраста, должна была возвратиться к родителями. А так как родителей Ее в живых уже не было, то она поселилась у родственников в городе Назарете, давши обет навсегда остаться девой.

Предсказание Архангела о рождении Предтечи

 Господня.

(Лк. 1:5–23).

Пророками было предсказано, что пред пришествием Спасителя должен явиться Его Предтеча, велигай пророк, подобный Илии, чтобы приготовить людей к принятию Мессии1). Таким пророком-предтечей был Иоанн, сын священника Захарии и жены его Елисаветы.

Как и все священники иудейские, Захария происходил из рода Аарона. Жил он в Нагорной стране, к югу от Иерусалима. И Захария, и Елисавета были люди праведные, жили по заповедям Господним беспорочно, но хранили в себе тайную скорбь. Подобно Иоакиму и Анне они скорбели о том, что у них не было детей, и усердно молились Богу, чтобы Он даровал им дитя и тем снял с них поношение, которому они подвергались от людей за свое бездетство.

Иудейские священники разделялись на двадцать четыре чреды или очереди.

Стариший священник чреды назывался архиереем. Каждая чреда должна была являться два раза в год в Иерусалим для священнослужений в храме в течение недели. Исполнение тех иля других обязанностей священнослужения, строго распределенное, доставалось каждому священнику по жребию.

Захария принадлежал к чред Авия. Однажды, когда чреда Авия была на служении, Захарии выпал жребий исполнять почетную обязанность возложения курений на горящие угли алтаря кадильного.

В своих белых священнических одеждах, с покрытой головой и с босыми ногами, Захария вошел в Святилище и положил курения на алтарь. Когда дым от курений наполнил Святилище, Захария увидал Ангела, стоящего по правую сторону кадильного алтаря.

Захары испугался. «Не бойся, Захария», – сказал Ангел, «услышана молитва твоя и жена твоя Елисавета родит сына тебе и наречеш ему имя Иоанн; и будет тебе радость и веселие, и многие о рождении его возрадуются, ибо он велик будет пред Господом, и вина и сикера (опьяняющий напиток) не станет пить, и Духа Святого исполнится еще от чрева матери своей, и многих из сынов Израилевых обратит ко Господу Богу их». «Почему уразумею это?» спросил смущенный Захария: «я стар, и жена моя застаревшая во днях своих». – «Я Гавриил», отвечал Ангел, «предстоящий пред Богом, и послан благовестить тебе сие. И будешь ты молчать и слова сказать не сможешь до того дня, когда будет сие, за то, что не веровал ты словам моим, кои сбудутся во время свое».

Между тем, как происходила эта необыкновенная беседа между Архангелом и священником, во дворе народ ожидал выхода Захарии, чтобы получить от него благословение. Обязанность священника, возлагающего курения, требовала немного времени. Поэтому все были недоумении, почему Захария медлит и не выходит из Святилища. Наконец, он вышел, но немой не мог преподать благословение и только знаками объясил народу, что ему было видение.

Рождество Иоанна Предтечи.

(Лук. 1:24–25 и 57–79).

Предсказание Архангела исполнилось: у Захарии и Елисаветы родился сын. Над всяким еврейским младенцем мужеского пола совершался в восьмой день по рождении особый обряд обрезания. При этом новорожденному давалось имя.

Обряд состоял в пролитии нескольких капель крови ребенка, в знак вступления его в завет с Богом. Обрезание совершалось обыкновенно в присутствии родных и знакомых и сопровождалось семейным пиршеством.

Было в обычае давать ребенку имя отца или какого-либо ближайшего уважаемого родственника; и родные Захарии думали назвать его сына тем же именем – Захарией. Когда спросили мать, как она желает назвать сына, Елисавета сказала, что имя ему будет Иоанн. Родные удивились, что она выбрала имя, котораго никто из родных не носил. Спросили Захарию. Немой, он, не мог ответить и, потребовав дощечку, натертую воском, на которых тогда писали, написал на ней тоже имя «Иоаннъ».

Лишь только имя было написано, как Захария почувствовал, что может говорить, и стал прославлять Бога и пророчествовать: «Благословен Господь Бог Израилев, что посетил и сотворил избавление людям Своим. И ты, дитя, пророком Вышнего наречешься, ибо предидешь пред лицем Господним, уготовать пути Ему».

Все происшедшее в доме Захарии было так необыкновенно, что слух о том быстро распространился по всей окрестной стране. Все удивлялись и ожидали чего-либо необычайноаго в жизни этого младенца.

Благовещение Пресвятой Девы Марии. (Лк. 1, 26–38).

Хотя Мария дала Богу обет остаться девой, но, по обычаю того времени, Ее обручили родственнику, старцу Иосифу, жившему в Назарете.

Между обручешем и браком обыкновенно бывал большой промежуток времени в нисколько месяцев, доходивший иногда до целого года. Все это время обрученная невеста жила в родном доме. У Марии не было родного дома, и Она поселилась у Иосифа, который предоставил в Ее распоряжение отдельное помещение.

Мария с детства привыкла большую часть времени отдавать молитве и чтению Священного Писания. Так поступала Она и в доме Иосифа. В один из таких моментов Ее уединенной смиренной молитвы Она получила откровение о великой тайне воплощения Сына Божия. Это было в шестой месяц после явления Ангела Захарии.

Предание рассказывает, что Мария, читала книгу пророка Исаии и задумалась над предсказанием его о рождении Спасителя от Девы2. В недосягаемой высоте предносился пред Ней образ этой Девы, и Мария не желала для Себя лучшего, как быть хоть самой последней служанкой Ее.

В этот самый момент Ей явился Архангел Гавриил и, сказав обычное тогда приветствие: «радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.“ прибавил загадочные для Марии слова: «благословенна Ты в женах».

Не столько испугалась Мария явление Ангела, сколько смутилась его словами, значение которых для Нее было непонятно.

«Не бойся, Мария, продолжал Архангел, «Ты обрела благодать у Бога. Ты родишь Сына и наречешь имя Ему Иисус. Сей будет велий и Сыном Вышнего наречется и дастъ Ему Господь Бог престол Давида, отца Его, и воцарится в дому Иаковлем во веки и царству Его не будетъ конца».

Слыша эти необычайные слова, Мария указывает благовестнику на свой обет всегдашнего девства. Архангел, продолжая благовестие, показывает, что обет Ее не нарушится, и Она исполнит волю Божию, пребывая девой: «Дух Снятый найдет на Тебя и сила Вышняго осенит Тебя, темже и раждаемое Свято, наречется Сын Божий.»

Мария ничего более не сказала кроме слов смиренной покорности воле Божией: «Я раба Господня; буди Мне по слову твоему».

Архангел отошел от Нее.

Открытие тайны Благовещения Елисавете, жене Захарии, и Иосифу. (Лк. 1:39–56).

Находясь под впечатлением необычайного благовестия Архангела, Дева Мария чувствовала потребность поделиться мыслями с какимъ-либо близким человеком. Таким человеком для Нее была Ее родственница Елисавета, жена Захарии, сама недавно получившая благодаь от Господа. Не взирая на дальность расстояния, Мария отправилась к ней из Назарета в Горнюю страну, к югу от Иерусалима. Встреча Марии и Елисаветы вызвала сильное волнение в обоих. Лишь только Елисавета услышала приветствие Марии, как исполнилась Святаго Духа и воздала Ей честь, как Матери Господа, воскликнув: «благословенна Ты в женах, и благословен Плод чрева Твоего! И откуда мне сие, что приходит Матерь Господа моего ко мне?»

На восторженные слова Елисаветы Мария ответила еще более восторженным гимном, слова которого взяты Ею из священных книг: «Величит душа Моя Господа и возрадовался дух Мой о Боге Спасе Моем, что призрел Он на смирение рабы Своей, ибо отныне ублажат Меня все роды».

Около трех месяцев пробыла Мария у Елисаветы и потом возвратилась в Назарет.

Тяжелое испытание ожидало Ее в доме Иосифа. Тайна Благовещения не была ему открыта. Зная об обете девства, данном Марией, и замечая, что Она готовится быть матерью, Иосиф смутился. Как человек праведный, строго соблюдавший закон Моисеев, он хогел отказаться от обязательства, налагавшегося на него обручением, и отпустить Марию. Чтобы избавить Ее от возможных неприятностей Иосиф решился сделать это негласно. Настало, таким образом, время открыть и Иосифу тайну Благовещения.

Ангел Господень явился Иосифу во время сна и сказал, что Мария, обрученная ему, готовится быть Матерью Господа Спасителя.

Мария осталась в доме Иосифа, который, по повелению Ангела, стал называть Ее своей женой, не будучи Ее мужем, и сделался хранителем великой тайны воплощения Сына Божия, сокрытой до времени от всех других людей.

Рождество Христово. (Мф. 1:18–25; Лк. 2:1–20).

Спаситель мира родился в городе Вифлееме, как о том было предсказано пророком Михеем.3

Римский император 0ктавий Август имел обыкновение производить время от времени народную перепись в подвластных ему странах, чтобы по числу жителей точнее определить количество дани, которую в состоянии внести каждая страна.

Такая перепись была объявлена незадолго до рождества Христова и в Иудее. Правитель Иудеи царь Ирод, строгий исполнитель новелений императора, желавший в то же время угодить и еврейскому народу, дозволил произвести перепись по старому иудейскому обычаю, по родословным записям.

Каждый еврей должен был занести свое имя в списки того города, в округе которого жили его родоначальники.

Такой порядок был приятен народу, дорожившему своими родовыми записями, и не был обременителен, так как перепись производилась в субботний  год, когда поля не обрабатывались, и народ былъ свободен.

И Дева Мария, и Иосиф происходили из рода царя Давида и должны были идти в город Давидов – Вифлеем.

Вифлеем находидся о

коло восьми верст к югу от Иерусалима, у северного склона Иудейских гор.

Была зима. Это время в Палестине не всегда бывает сурово: иногда после ноябрьских дождей становится тепло, поля покрываются травой, расцветают цветы и стада выгоняются на подножный корм. Так было и в год Рождества Христова.

Когда Мария, и Иосиф прибыли в Вифлеем, то многочисленные покатые горные равнины его окрестностей были покрыты свежей зеленью, и на ниъ паслись стада.

У евреев было очень развито гостеприимство.

На всех людных дорогах были устроены особые странноприимные дома или ханы, а в городах всякий путник мог свободно входить в какой угодно дом и везде находил самый радушный прием. Во многих домах отделялись для приема странников особые помещения.

Тем не менее Мария и Иосиф не нашли приюта ни в одном доме, так как все помещения были переполнены пришедшими ранее и остановились в одной пещере, куда в холодное время загонялся домашний скот.

В Вифлееме, как и в других городах, расположенных на каменистых возвышенностях, имелось много пещер, приспособленных жителями для хозяйственных надобностей. Такие помещения, с очагом для разведения огня и с яслями для домашних животных, и теперь встречаются в Палестине. В одной из таких пешер и остановились Мария и Иосиф.

В этой убогой обстановке и родился от Девы Марии Спаситель мира. Мария спеленала Младенца и положила в ясли.

Была ночь. Город спал, и только пастухи бодрствовали на страже своих стад. Среди ночного мрака вдруг необыкновенный светъ осиял их, и пред ними предстал Ангел Господен. Пастухи страшно перепугались. «Не бойтесь,» сказал им Ангел, «благовествую вам радость велию, что будетъ всемъ людям: вот родился вам ныне Спаситель во граде Давидовом, Он есть Христос Господь; и вот вам знамение; найдете Младенца спеленатого, лежащего в яслях».

Лишь только Ангел сказал эти слова, как новое еще более необычайное явление поразило пастухов: явилось множество Ангелов и все это небесное воинство славило Бога и пело: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение.»

Видение кончилось, и опять наступил мрак. Бросив стада, пастухи побежали в Вифлеем, отыскали пещеру и увидев Младенца, лежащего в яслях, первые удостоились поклониться родившемуся Спасителю мира. Они разсказали Марии и Иосифу обо всем, что видели и что слышали в эту ночь, и Мария сохранила в сердце Своем все, что они говорили.

На восьмой день по рождении над Младенцем совершен был обряд обрезания, как было предписано в законе, при чем дано Ему имя Иисус, нареченное Ангелом.

Сретение Господне. (Лк. 2: 2, 22–39).

Закон, возвещенный Богом на Синае, требовал, чтобы все первенцы посвящались Господу, но со времени отделения колена Левиина на исключительное служение при скинии посвящение Богу первенцев осталось как благочестивый обычай.

Родителям было дозволено вносить за первенца выкуп в размере до пяти сиклей, сообразно состоятельности каждого семейства. Кроме этого выкупа, мате ребенка должна была принести в жертву Богу или агнца, или двух молодых голубей и при этом принять окропление жертвенной кровью в знак очищения.

Дева Мария могла принести только голубей, так как не имела средств для принесения более дорогой жертвы – агнца. Когда Она, с Младенцем на руках пришла в храм, к Ней приблизился глубокий старец по имени Симеон, человек праведный и благочестивый, ожидавший  явления Спасителя. Емубыло обещано Духом Святым, что он не умрет до тех пор, пока собственными глазами не увидит Христа Господня.

Священное Предание говорит, что Симеон трудился над переводом священных книг еврейских на гречесий язык. Перевод этот, начатый по желанию Птоломея Филадельфа, вызвавшего в Александрию 72 человека из ученых мужей еврейских, знавших и древнееврейский и гречесюй языки, известен под именем «перевода семидесяти толковниковъ».

Симеон переводил книгу пророка Исаии. Когда он, при переводе пророчества о рождении Спасителя от Девы, хотел слово Дева заменить словом женщина, ему  Ангел и удержал его от искажения священного текста. При этом Ангел сказал, что Симеон не умрет, пока не увидит рожденного от Девы Спасителя.

Движимый Святым Духом, Симеон пришел теперь в храм, взял на руки Младенца и воскликнул: «Ныне отпущаешь раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром; ибо видели очи мои спасение Твое, что уготовал Ты пред лицем всех людей, свет во откровение язычникам и славу людей Твоих Израиля».

Вдохновенные слова святого старца вызвали удивление у Девы Марии и у сопровождавшего Ее Иосифа. Симеон, благословил. их и пророчески сказал, что Младенец будет предметом многих пререканий: многие  соблазнятся о Нем и падутъ, но многие восстанут и спасутся. «И Тебе Самой», сказал он, обращаясь к Марии, «душу пройдет оружие», предсказывая этими словами великую душевную муку, ожидаюшую Ее у подножия креста, на Голгофе.

Вместе с Симеоном приблизилась к Марии Анна, дочь Фануила, пророчица, восьмидесятичетырехлетняя вдова, в посте н молитве пребывавшая при храме. Она, несомненно, знала Марию, когда Та жила при храме, а как пророчица, узнала во Младенце Спасителя и возвестила о Нем в Иерусалиме всем, ожидавшим явления Его.

Исполнив все, что требовалось законом, Мария с Младенцем и Иосиф возвратились в Вифлеем.

Поклонение волхвов. (Мф. 2:1–12).

Вавилонский плен иудеев и рассеяние их по разным странам имели между прочим то последствие, что вера в Бога истинного и особенно ожидание Мессии стали известны языческим народам.

Более, чем где-либо, ожидание Спасителя, как великого царя, распространилось среди жителей Месопотамии. Древнее пророчество о том, что некогда возсяет Звезда от Иакова и изыдет Вождь от Израиля4, произнесенное Валаамом, жившим и почитаемым в Месопотамии, пользовалось особенной известностью. А упоминание о звезде сообщало пророчеству особый смысл во мнении ученых людей того времени.

Учение о звездах, явившееся вследствие почти повсеместного боготворения светнл небесных, было очень распространено среди народов Востока. Как и другие первобытные науки, учение о звездах, или астрология, было достоянием ученого сословия, выделившегося в особую священную касту под именем магов или волхвов у мидян, вавилонян и особенно у персов.

Астрология учила, что звезды имеютъ высшее влиянее на жизнь человека, и что каждый может находить предуказания своей судьбы в звездном мире; что мировые события, равно как рождение и смерть выдающихся людей, предуказываются небом с особенной ясностью.

Из язычников многие ожидали явления Великого Царя и у них было верование, что Его рождение будетъ сопровождаться особенным небесным знамением. И Господь дал такое знамение. Во время рождения Спасителя жители восточных стран увидели на небе необыкновенно большую и яркую звезду. Мудрецы или волхвы решили, что ожидаемый Царь явился, и отправили особое посольство для поклонения Ему.

Наукой установлено явление на небе новой, необыкновенно большой и яркой звезды во время рождения Спасителя. Но евангельский разсказ о путешествии волхвов в Иерусалим, руководимых именно звездой, дает основание видеть в ней нечто высшее, чем видимые звезды. Был ли то Ангел, как думают некоторые, или же какое-либо особенное световое явление – неизвестно.

Необыкновенная звезда шла (необычным для звезды путем) пред волхвами, привела их в Иерусалим и стала невидима.

Евангелие не говорит о том, кто были волхвы, лишь кратко указывая, что они пришли с Востока. Может быть, это были представители священной касты персидских магов, хорошо знавшие еврейские верования и говорившие по еврейски. Несомненно одно, что эти ученые люди ожидали пришествия в мир Мессии-царя.

Прибыв в Иерусалим, волхвы спрашивали, где им найти родившегося Царя Иудейского? «Мы», говорили они, «видели звезду, Его на востоке и пришли поклониться Ему». Слух об их прибытии и особенно о цели, с которой они предприняли столь далекий путь, взволновал весь город и быстро дошел до царя.

Ирод доживал последние дни, снедаемый страшным недугом, но, как и прежде, твердо держался за царскую власть. Ненавидимый народом и сам его ненавидевший, он находился под впечатлением недавнего заговора на свою жизнь, своевременно предотвращенного, когда до него дошла весть о прибытии восточных мудрецов для поклонения родившемуся Царю иудейскому. Как идумеянин, Ирод мало знал пророчества о Спасителе. Ему было известно лишь то, что народ с нетерпением ожидает Мессию, чтобы немедленно провозгласить Его царем.

Призвав к себе первосвященников и раввинов царь заставил их назвать место, где, по их верованию должен родиться Мессия. «В Вифлееме Иудейском», отвечали представители народа и указали царю пророчество Михея. Отпустив их, Ирод призвал к себе волхвов тайно и, подробно распросив о времени явления звезды, направил их в Вифлеем. При этом он выразил желание, чтобы волхвы, поклонившись родившемуся Царю, снова возвратились в Иерусалим и подробно сообщили ему о Младенце, чтобы «и я», прибавил Иродъ, «мог идти и поклониться Ему».

Волхвы не подозревали, что в голове Ирода зреет план убийства Младенца и не имели причин отказаться исполнить желание царя.

Когда они вышли из Иерусалима, звезда, приведшая их в столицу Иудеи и скрывшаяся, снова явилась и пошла пред ними. При входе в Вифлеем, она неподвижно стала над тем домом, в котором пребывал Господь со Своей Матерью и Иосифом. Поэтому волхвам не было нужды спрашивать, где найти родившегося Царя иудейского, осталось лишь войти в дом, указанный чудесной звездой. Так они и поступили. Увидав Младенца, они пали пред Ним и, свято храня обычай родины, поднесли Ему дары – золото, ладан и смирну.

Когда они собрались в обратный путь, то получили во время сна повеление от Бога не возвращаться к Ироду и отправились другой дорогой, минуя Иерусалим.

Избиение младенцев в Вифлееме. Удаление Св. Семейства в Египет. (Мф. 2:13–26).

Ирод имел свои причины делать тайну из разговора с волхвами. Он боялся, что родившийся Младенец отниметъ у него царство. Жестокий и подозрительный, Ирод умертвил уже многих выдающихся иудеев, не пощадил ни собственной жены, ни детей. Замышляя убить родившегося Младенца-Царя, он решил сделать это прежде, чем Родившийся будет известен народу.

Не дождавшись волхвов и боясь потерять время, Ирод прибег к решительным мерам. Он послал в Вифлеем отряд войска, с приказанием перебить в городе и в его окрестностях всех младенцев мужеского пола, от рождения до двухлетнего возраста. Иродъ рассчитывал, что в числе убитых будет и Христос.

Безчеловечно-жестокое распоряжение царя было исполнено с тою точностью, с которой римские воины привыкли выполнять приказания начальства. Четырнадцать тысяч невинных младенцев явились первыми мучениками за Христа.

Расчеты Ирода, однако, не оправдались. Когда воины пришли в Вифлеем и начали свое страшное дело, Христа там уже не было. Ангел Господень явился Иосифу во время сна, открыл ему умысел Ирода и велел взять Младенца и Его Матерь и бежать в Египет, и оставаться там до нового откровения. Иосиф не медлил. Встав от сна, он ночью же покинул Вифлеем и вместе с Младенцем и Его Матерью удалился в Египет.

Святое Семейство оставалось в Египта до смерти Ирода, который после избиения вифлеемских младенцев жил недолго и умер в страшных мучениях.

Когда Ирод умер, Ангел Господень снова явился Иосифу в сонном видении и велел ему идти вместе с Младенцем и Матерью Его в землю Израильскую. Возвратившись в родную землю, Иосиф хотел поселиться в Вифлееме, но узнав, что в Иудее царствует сын Ирода Архелай, характером очень напоминавший своего отца, побоялся идти туда п поселился в Назарете.

По смерти Ирода, царство Иудейское было разделено между его сыновьями. Архелай получил в управление Иудею, Самарию и Идумею. Галилея и Перея отданы другому сыну Ирода – Антипе, называвшемуся также Иродом, а земли за Иорданом – третьему сыну Ирода – Филлипу. Никому из братьевъ римский император не дал царского титула, но народ попрежнему называл царем сначала Архелая, а потом Ирода Антипу. В Иудейской провинции Рима было четыре правителя (четвертый – Лисаний, прав. Авилинеи), почему они и назывались четвертовластниками или тетрархами.

Жизнь Иисуса Христа в Назарете, в доме Иосифа.

В течение почти тридцати лет (со времени возвращения из Египта и до крещения Иисус Христос оставался с Своей Матерью в доме Иосифа, в Назарете Галилейском.

Древнее наследие колен Ассирова, Неффалимова, Завулонова и Иссахарова, отделившееся от дома Давидова и потом опустошенное Салманассаром, царем ассирийским, – Галилея не пользовалась хорошей славой у коренных Иудеев, презрительно называвших ее страной языческой. Правда, Галилея никогда не была свободна от языческаго населения, но и живя среди язычников, галилеяне ни в религиозном, ни в нравственном отношении не стояли ниже Иудеев.

Назарет расположен среди холмов к северу от Эздрилонской долины, отличавшейся своей роскошной растительностью.

Семейство Иосифа, в котором Иисус Христос провел Свои детские и юношеские годы, вело простую, трудовую жизнь, всегда и во всем строго определяемую религиозными требованиями.

Иосиф занимался плотничеством и был искусен вообще в работах по дереву. Этой же работой занимался и Иисусъ Христос, по силам Своего возраста помогая Своему названному отцу. Древнее предание говорит, что Иосиф умер, когда Иисусу Христу было около восемнадцати летъ. С этого времени Он работал самостоятельно, и на Его попечении была Его Матерь, Сама трудившаяся и, по преданию, очень искусная в женских рукоделиях.

В семействе Иосифа, овдовевшего незадолго до обручения ему Девы Марии, жили также его сыновья и дочери, которых называли братьями и сестрами Иисуса Христа. Неизвестно, впрочем, были ли это родные дети Иосифа, или только усыновленные им.

Все время жизни Иисуса Христа в семействе Иосифа евангелисты проходят молчанием, лишь кратко замечая, что младенец возрастал и укреплялся духом, что на Нем была благодать Божья, что Он преуспевал в премудрости, пользовался любовью от Бога и от людей и находился в повиновении у Матери и у Иосифа.

Беседа Отрока Иисуса с раввинами в Иерусалиме (Лк. 11, 41–51).

За весь продолжительный перюд времени жизни Иисуса Христа в семействе Иосифа, Еваигелие разсказывает только об одном событии – о беседе Отрока Иисуса с раввинами в Иерусалиме на празднике Пасхи.

Пасха занимала первое место в круге годовых праздников и праздновалась целую неделю с 14 до 21 число первого весеннего месяца нисана. Счет дней евреи вели с вечера, поэтому праздник считался с захождения солнца 13 числа.

После вечернего богослужения 14 числа троекратный звук труб возвещал о времени заклания пасхальных агнцев, заранее приготовленных в каждом семействе.

Агнца испекали на особом очаге и приступали к великой пасхальной вечери.

Пасхальная вечеря была самым торжественным моментом из всех празднеств пасхальной недели, но и другие дни праздновались светло и радостно.

С особой торжественностью праздновался этот праздник в Иерусалиме. Сюда стекалось ежегодно такое множество народа, что большинство не вмещалось в домах не только города, а и окрестных селений и располагалось под открытым небом в особых палатках. Дева Мария и Иосиф любили посещать в болышие праздники Иерусалим, чтобы помолиться в храме.

Когда Иисусу Христу исполнилось двенадцать лет, Он, как и другие дети Его возраста, стал считаться «Сыномъ закона» и уже самостоятельно, наравне со взрослыми, участвовал во всех религиозных торжествах.

В этот год Мария и Иосиф, отправляясь в Иерусалим к празднику Пасхи, взяли с собой и Отрока Иисуса. По окончании пасхальных празднеств, когда народ большими караванами выходил из города, Мария и Иосиф также отправились в обратный путь, присоединившись к тому каравану, который следовал по дороге к Назарету. В толпе они не заметили, что Иисус остался в городе, и продолжали путь в уверенности, что Он идет с кемъ-либо из родных или знакомых, которых много шло с караваном. Только когда был пройден дневной путь и караван остановился на ночлег, Мария и Иосиф убедились, что Отрока Иисуса нет среди богомольцев. Обезпокоенные его отсутствием, с наступлением утра, они поспешно возвратились в Иерусалим, куда и прибыли к вечеру. Но и здесь в этот вечер они ничего о Нем не узнали и только на следующее утро нашли Его сидящим среди раввинов во дворе храма.

Раввинами или книжниками назывались учители и толкователи закона. Раввины пользовались большим уважением среди народа и занимали все почетные должности: священкиков, судей, учителей, старшин и т. п.

Влияние раввинов на народе было очень велико. Они гордились своим званием, приравнивали себя к древним патриархам и пророкам и презрительно смотрели на народ, незнавший закона и всегда нуждавшийся в их попечении и руководстве.

Раввины имели особые, открытые для всякого желающего, школы, в которых велось систематическое обучение Закону Моисееву и толкованиям на него, составленным раввинами и известным под именем «Предание старцев». Такие школы были во всех городах, но особенно много их было в Иерусалиме. И в домах, и на улицах, и во дворах храма всегда можно было видеть раввинов, седящих на высоких седалищах и окруженных расположившимися на полу слушателями. В одной из таких школ во дворе храма Мария и Иосиф и нашли Отрока Иисуса.

Здесь присутствовало много раввинов, и все они, равно как и многочисленные слушатели их, поражались той мудростью, с которой двенадцатилетний Отрок предлагал вопросы идавал ответы учителям закона.

Увидав Сына, Мария сказала Ему: «Чадо! что Ты с нами сделал? Вот отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя».

Иисус знал, что Матерь Его глубоко страдала, и кроткий упрек Ее исходил из наболевшего сердца. Но кроме обыкновенных сыновних обязанностей по отношению к Матери и названному отцу, Он имел другие, безконечно высокие и святые обязанности к Богу, Отцу Своему. Он ответил: «Зачем вы искали Меня? Или не знали вы, что достойно Мне быть в том, что есть дело Отца Моего?»

Ни Мария, ни Иосиф не поняли истинного значения этих слов, но Мария сохранила их в сердце Своем.

Иисус возвратился с Матерью и Иосифом в Назарет.

Жизнь Иоанна Предтечи в пустыне. (Мф. 3:4; Мк. 1:6; Лк., 3:1–2; Ин. 1:33).

В то время, как Иисус Христос проводил Свои детские годы в тишине семейной жизни Своего названного отца в Назарете Галилейском, в одном из городов Горней страны, в доме священника Захарии, рос и укреплялся духом сын его Иоанн.

Захария и Елисавета знали великое предназначение своего сына и с раннего детства окружили его самым заботливым уходом.

С юных лет в душе Иоанна пламенела горячая вера, и он свободно принял обет назорейства, назначенный ему Богом еще до рождения, и удалился из под родного крова в пустыню, где в молитве и безмолвии провел многие годы.

Назорейство – очень древняя форма религиозно-нравственной жизни евреев. Назорей давал свои обеты или на какой-либо определенный срок, или на всю жизнь. В том н другом случае он должен быль совершенно воздерживаться от употребления вина н всякого опьяняющего напитка или блюда, в состав которого входил виноград; он должен был тщательнее, чем всякий другой человек, беречься от осквернения, указанного в законе, и во все дни назорейства бритва не должна касаться головы его, в знак полного подчинения его воле Божьей. Обеты назорейства не удаляли назорея ни от семьи, ни от общества, и если назорей делался отшельником, то это был подвиг добровольный.

Пустыня Иудейская, куда удалился Иоанн, лежала к западу от Мертвого моря. Она безлюдна, страшна и сурова, а в южной части почти непроходима.

Такой суровой обстановке соответствовала и жизнь Иоанна. С длинными волосами, обожженный солнцем, в грубой одежде из верблюжьего волоса, перетянутый кожаным поясом, он производил  сильное впечатление уже одной внешностью. Пищей ему служили акриды – род саранчи разной породы, которой в изобилии водится въ Иудейской пустыне.

Саранча дозволена в пищу законом Моисея. Ее и теперь употребляют в пищу в сушеном виде бедные жители во многих местах Востока.

Кроме саранчи Иоанн вкушал еще только мед диких пчел и пил одну воду.

Сколько времени пробыл Иоаин в пустын неизвестно, но он вышел из своего уединения лишь тогда, когда получил откровение от Господа.

Бог повелел ему идти к народу еврейскому с проповедью о покаянии, настоятельная необходимость в котором чувствовалась всеми, но сущность его была затемнена мертвой обрядностью.

Иоанн должен был научить народ истинному покаянию с достойными его плодами. Тех, кто обнаружит искреннее раскаяние, он должен крестить в воде. При этом Иоанну было сказано Богом, что его крещение имеет лишь временное приготовительное значение, что вслед за ним идет Сильнейший его. Который будет  крестить Духом  Святым и Которому Иоанн должен приготовить путь.

Иоанн узнает Его потому, что увидит сходящего на Него и пребывающего на Нем Духа Святого.

Таково было от кровение, полученное Иоанном от Господа в пустыне.

Это было в пятнадцатый год царствования Римского императора Тиверия.

Ирод Антипа и Филипп продолжали управлять доставшимися им по смерти Ирода областями, а Архелай был изгнан после десятилетнего правления, и Иудея присоединена к Сирии и подчинена управлявшему последней римскому проконсулу. Для ближайшего управления делами, в Иудею был назначен особый прокуратор, называвшийся также игемоном. Эту должность занимал теперь Понтий Пилат.

Явление Спасителя миру.

Проповедь Иоанна на берегах Иордана (Мф, 3:1–12; Мк. 1:4–8; Лк. 3:1–18).

Получив откровение от Бога, Иоанн оставил пустыню и явился на берегах Иордана, в долине близ Иерихона.

Народ знал уже великого подвижника пустыни, посещал его в его уединении и теперь толпами устремился в долину Иорданскую, лишь только раздался пророческий голос Иоанна. Народное движение, начавшееся в Иерусалиме и в других ближайших городах, быстро охватило всю страну. И книжники, и фарисеи, и саддукеи, священники и левиты, старейшины народные, воины и мытари, богатые и бедные – все спешили услышать слово великого пустынника.

«Покайтесь», говорил Иоанн, «Царствие Небесное приблизилось». Покаяние должно быть искреннее и полное, оно должно переродить человека, обновить его духовную природу и выразиться в добрых делах, в соответствии между верой и жизнью. Тех, кто внимал словам его и искренно раскаивался во грехах, Иоаннъ крестил в воде, а тем, которые не обнаруживали расположения к покаянию, он угрожал гневом Божиим.

Фарисеи были ревнителями внешних религиозных обрядов, в точном и неуклонном исполнении которых видели главную обязанность человека. Особые предписания и толкования, составленные ими на каждую эаповедь закона, были так многочисленны к мелочны, что совершенно затемнили и даже исказили самый закон и ввели в жизнь одну пустую наружную обрядность. Ханжи и лицемеры, фарисеи тем не менее гордились своей праведностью. Само имя фарисей, т.е. отделенный, они прилагали к себе с гордостью, так как считали себя отделенными в очах Божиих от других людей, именно за свою преведность.

Фарисеи составляли многочисленную партию. За свою приверженность к закону и древним обычаям, за то, что они по преимуществу были раввинами, фарисеи пользовались величайшим уважением народа, который сами они глубоко презирали.

Не меньшеюй ревностью к обрядовому закону отличалась другая партия, менее многочисленная, – ессеи. Ессеи находили, что, живя среди людей, трудно выполнить во всей строгости предписания закона, особенно сохранить обрядовую чистоту тела, и потому удалялись в пустынные места, и там на берегу реки или ручья основывали свои колонии. Постоянное чтение закона, употреблеиние одной растительной пищи, совершенная простота в одежде и во всей домашней обстановке, непрестанные омовешя – все это возвышало ессеев среди современного общества, но влияние их было незначительно как по малочисленности, так и по обособленности этой партии.

Еще меньше влияния на народ имели соддукеи, непримиримые враги фарисеев. Саддукеи не признавали ни бытия Ангелов, ни воскресения мертвых, ни будущей жизни. Предания старцев они отвергали и требовали одного точного исполнения закона Моисеева. Равнодушные к высшим вопросам о безсмертии и будущей жизни, они старались обезпечить себе довольство и спокойствие в настоящей жизни и в этих целяхъ раболепствовали пред римскими властителями,

Далекие от мысли о покаянии фарисеи и саддукеи пришли к Иоанну, в надежде услышать от него похвалу за свою праведность, но получили грозное предостережение о скором проявлении на них гнева Божия. «Порождения ехидны», говорил им Иоанн, кто сказал вам бежать от грядущего гнева? Сотворите же плоды достойные покаяния. Всякое дерево, не творящее доброго плода, посекают и в огонь бросают». Так Господь поступит и с ними, хотя они и потомки праведного Авраама.

Иоанна спрашивали, что нужно делать, чтобы получить царство небесное? Он отвечал: «У кого две одежды, да подает неимущему, и у кого есть пища, так же да творит».

Проповедь Иоанна так была непохожа на обычные проповеди раввинов, что весь народ хотелъ подробнее знать, что должен делать каждый, чтобы не лишиться царства небесного.

«Учитель! Что должны делать мы?»  спрашивали его мытари или сборщики податей в пользу римлян.

Мытари вообще не отличались высокими нравственными качествами. Поэтому, а также потому, что они состояли на службе у язычникор, они считались людьми отверженными, достойными лишь презрения. Тем не менее эти люди не были отвергнуты Иоанном.

Как и от всех, он требовал от них покаяния и духовного возрождения.

Они могли оставаться при своих занятиях, но должны добросовестно относиться к делу. «Ничего не требуйте больше того, что повелено вам», говорил им Иоанн.

«А мы что должны делать?» спрашивали воины и получали в ответ: «Никого не притесняйте, не клевещите ни на кого, и довольны будьте жалованьем вашим».

Все эти советы, данные на отдельные вопросы людей разных общественных положений, имели один общий смысл – духовное возрождение человека.

Проповедь Иоанна так сильно повлияла на слушателей, что многие даже подумали, не Христос ли он? Но Иоанн прямо заявил, что он не Христос и только нослан приготовить путь Ему. «Я крещу вас в воде для покаяния», говорил он «но Идущий за мною Сильнее меня, я недостоин понести обувь Его. Он будетъ крестить вас Духом Святым».

Крещение Господа Иисуса Христа. (Мф. 3:13–17; Мк. 1:9–11; Лк. 3:21–22).

В то время, когда Иоанн крестил народ в Иордане, пришел к нему Иисус Христос и потребовал крещения.

Иоаннъ не знал Его, но, без сомнения, слышал о необычайных обстоятельствах рождения Сына Девы Марии, своей родственницы по матери; а долговременное общение с Богом в пустыне, в подвигах поста и молптвы, сообщило Иоанну прозорливость пророка.

Спокойное величие и святое благоговение так отличали Иисуса Христа от всех других, приходивших на Иордан, что Иоанн невольно отступил от Него.

«Мне потреба креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне», проговорил он, пораженный царственным видом Пришедшего. Но Господь сказал: «Оставь ныне; так подобает нам исполнить всякую правду». Иоанн повиновался.

С молитвой вошел Иисус в воды Иордана и смиренно преклонил главу под руку крестителя. Иоанн крестил Его.

Величию совершившегося таинства соответствовало и величие знамений, данных Богом.

Когда, после крещения, Иисус Христос выходил из воды и молился, небо отверзлось, и Дух Святой в виде голубя сошел с неба и почил на Христе; а в то же время голос с неба возвестил: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Нем же благоволение Мое».

С этого момента Иисус Христос вступил в общественное служение роду человеческому, как Мессия-Христос, Помазанник Божий.

Искушения Иисуса Христа в пустыне от дьявола. (Мф. 4:1–11; Лк. 4:1–13).

Тотчас после крещения Иисус Христос был возведен Духом Святым в пустыню, где оставался в полном уединении в течение сорока дней и ночей, приготовляясь к великому делу Своего Мессианского служения.

Все это время Он провел в совершенном посте, не принимая никакой пищи.

Древнее предание говорит, что дикое место, куда возведен был Господь, обитаемое лишь хищными зверями, было в пустыне Иудейской.

Здесь Господь лицом к лицу встретился с дьяволом, явившимся с целью помешать делу спасения рода человеческого в самом начале служения Спасителя.

Тайна воплощения Сына Божия, открытая людям и ангелам, не была неведомой падшему духу. Воплощение Сына Божия полагало конец владычеству дьявола над родом человеческим. Дьявол воздвигает борьбу. Им и ранее, несомненно, делались попытки к соблазну Иисуса Христа, но теперь дьявол делает чрезвычайные усилия к достижению своей цели.

Он прсступил к Иисусу Христу в последние моменты Его сорокадневного подвига, когда изнуренная человеческая природа потребовала подкрепления пищей.

Когда у Иисуса Христа явилось мучительное чувство голода, дьявол сказал: «Если Ты Сынъ Божий, скажи, чтобы камни сии стали хлебами».

Господь был в голой пустыне, вдали от людей, где не было возможности найти никакой пищи, но Он не имел ни малейшего колебания, как Ему поступить.

Онъ не хотел пользоваться чудесным могуществом Своим для удовлетворения голода. Он всецело предал Себя в волю Отца Небесного. «Писано: не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих5,  – ответил Господь на искусительные слова дьявола.

Тогда дьявол вывел Его из пустыни, ввел в Иерусалим  поставил на одном из возвышенных зданий храма. Под ногами Спасителя расстилался весь священный город, в котором должны совершиться важнейшие события предстоящего Ему служения. Город уже взволнован проповедью Иоанна, все с нетерпеним ждут явление Мессии, и какое-либо чудо, совершенное Христом, привлекло бы к Нему сразу все сердца. Дьявол и подсказывает такое чудо, наиболее соответствующее обстановке: «Если Ты Сынъ Божий, ввергнись вниз, ибо писано: Ангелом Своим заповедает о Тебе сохранить Тебя, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею»6. Так говорил дьявол. В ответ Господь указал другие слова Писания, сказав: «Писано еще: не искушай Господа Бога твоего»7.

После этого дьявол возводит Господа на высокую гору и в третий раз искушает Его. Быстро, во мгновение ока, пред взором Христа открывается необъятная картина земли со всеми царствами, во всем их великолепии, открывается весь мир земной, который Он пришел спасти от власти дьявола. Тысячелетия властвует дьявол над миром, и мир покорен этой власти. Борьба предстоит трудная, для Христа тяжелая темъ более, что сам мир будет против Него. Нет сомнения, Христос победит, но дьявол и без борьбы готов уступить свою власть. «Все сие дам Тебе, если, падши, поклонишься мне», сказал он. «Отойди от Меня, сатана», сказал Господь «ибо сказано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи»8.

Дявол отступил от Господа до времени, и скоро же воздвиг на Него тот самый мир, спасти который Он пришел. Человеческая природа Христа изнемогла под тяжестью сорокадневного подвига, но небесная помощь пришла не прежде того, как Он победил искушения.

Когда дьявол отступил, ко Христу приблизились Ангелы и служили Ему.

Посольство начальников Иудейских к Иоанну и свидетельство Иоанна об Иисусе Христе. (Ин. 1:19–34).

Великое волнение, вызванное в народе проповедью Иоанна, все более и более возраставшее, побудило иерусалимских начальников расследовать, кто такой сам проповедник и каково его учение. На Иордан было отправлено посольство из священников и левитов фарисейской партии. Иоанн в это время перешел на другое место, выше по реке, и проповедывал на восточном берегу Иордана, в местности, носившей назваше Вифавара.

Про Иоанна шли самые разнообразные толки: одни считали его Мессией, другие пророком Ильей, иные Иеремией. Явление этих пророков, по верованию евреев, должно было предшествовать явлению Мессии.

Взятый на небо Илия должен опять сойти на землю и приготовить людей к принятию Спасителя. Такое верование создалось на основании неправильно понятого пророчества Малахии о явлении Предтечи, духом и силою подобного Илии. О пророке Иеремии сохранялось сказанише, что при разрушании Иерусалимского храма халдеями, пророк по особенному указанию свыше взял Ковчег Завета и поместил его в некотором сокровенном месте до пришествия Мессии. Открытие этой великой святыни последует пред самым явлением Спасителя и откроет ее никто иной, а именно пророкъ Иеремия, который тогда воскреснет.

Когда посланные из Иерусалима спросили Иоаина, – кто он? Креститель, прежде всего, прямо заявил, что он не Христос. «Кто же ты ?» – спросили они: «Илия?» – «Нет», ответил Иоанн. «Ты пророк?» – продолжали они допрос, разумея Иеремию. Иоанн опять отвечал: «Нет». –"Так кто же ты? Что скажешь ты о себе, чтобы нам дать ответ пославшим нас?» Иоанн отвечал: «Я глас вопиющего в пустыни. Исправьте путь Господень, как сказал пророк Исаия».9 Последние слова ясно говорили посланным о личности Крестителя, так как им хорошо было известно, что это пророчество относится именно к Предтече Спасителя. Но книжники и фарисеи, составлявшие посольство, не могли допустить, чтобы такое великое событие, как явление Предтечи Мессии могло совершиться помимо их учаетия и даже без их ведома.

В деятельности Иоанна они усмотрели лишь нарушение порядка, что и поставили ему на вид, сказав: «Что же ты крестишь, если ты не Христос, ни Илия, ни пророк?». Тогда Иоанн сказал им с большей ясностью: «Я крещу водою, но среди вас стоит, Кого вы не знаете. Он и есть Грядущий за мною, и у Него недостоин я развязать ремень сапога Его».

На другой день после этого допроса, когда Иоанн опять стоял на берегу Иордана, он увидал проходившего тут Иисуса Христа и, указывая на Него народу, сказал: «Се, Агнец Божий, подъемлющий грехи мира. Я не знал Его, но для того я пришел крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю. Я не знал Его, но Тот, Кто послал меня крестить, сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот крещает Духом Святым. И я видел и свидетельствую, что Дух, в виде голубя сходил с неба и пребывал на Нем, и утверждаю, что Он – Сын Божий».

От Вифавары, где Иордан значительно обмелел вследствии летней жары, Иоанн перешел к Энону, близ Салима. Здесь были места, изобилующии водой и удобные для крещения.

Как долго продолжалась деятельность Иоанна, в точности неизвестно, но голос его еще раздавался на берегах Иордана в то время, когда Иисусъ Христос начал Свое служение.

Первые последователи Иисуса Христа. (Ин. 1:35–51).

На третий день после допроса Иоанна посланными от начальников Иудейских, Креститель снова былъ на берегу Иордана. Увидя проходящего Иисуса Христа, он указал на Него народу и сказал: «Се, Агнец Божий». Двое из учеников Иоанна тотчас пошли за Христом. Это были Андрей, сын Ионы, и Иоанн, сын Зеведея, оба рыбаки из города Вифсаиды, на берегу Галилейского озера.

Иисус Христос сиросил, что им надо от Него? Они сказали: «Учитель, где живешь?» «Придите и увидите», – отвечал Господь. Они пошли и пробыли с Ним весь остаток дня.

Андрей поспешно отыскал  своего брата Симона и, сказав: «Мы нашли Мессию», привел его к Иисусу Христу. Когда Господь увидал Симона, то сказал: «Ты – Симон, сын Ионин, ты будешь называться Кифа».

Слово Кифа – арамейское, равносильное греческому Петр, означает камень. Такое название дано Симону за твердость его веры, которая не была скрыта пред лицем Господа.

На следующий день Господь направился в Галилею. Дорогой Он встретил Филиппа, из того же города Вифсаиды, и сказал ему: «Иди за Мною». Филипп, вероятно уже слышавший о Нем от Иоанна Крестителя или от своих односельчан, первых учеников Господа, тотчас последовал за Ним.

Как и первые ученики, Филипп не сомневался, что Иисус Христос – Мессия, и, встретив Нафанаила, своего знакомого из города Каны, сказал ему: «Обрели мы Того, о Ком писали Моисей и пророки, это – Иисус, сын Иосифа, из Назарета».

Нафанаил, повидимому, ничего не слыхал о Христе, а о Назарете разделял общее мнение иудеев, у которых этот торговый город Галилеи не пользовался хорошей славой. Поэтому Нафанаил недоверчиво отнесся к сообщению Филиппа и сказал: «Из Назарета может ли выйти что доброе?» – «Иди и посмотри»,  – просто ответил Филипп.

Когда Иисус Христос увидал подходящего к Нему Нафанаила, то сказал: «Вот воистину израильтянин, в нем же нет лукавства». Это удивило Нафанаила, и он сказал: «Как Ты меня знаешь?» – «Прежде нежели позвал тебя Филипп, Я тебя видел, когда ты был под смоковницею»,  – отвечал Господь.

Неизвестно, на что Он указывал этими словами, но они так поразили Нафанаила, что он более не сомневался относительно Того, Кто говорит с ним. «Равви, воскликнул он, Ты – Сын Божий, Ты  – царь израилев!»

«Ты веришь потому», сказал Господь «что Я тебе сказал, что видел тебя под смоковницею; но больше сего увидишь. Истинно говорю вам, отселе узрите небо отверстое и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих на Сына Человеческаго». Последние слова относились ко всем ученикам.

Нафанаил остался с Иисусом Христом и сделался учеником Его. Он более известен под именем Варфоломея, т.е. сына (вар) Фоломея (Талмаи). Такая перемена имени была в обычае у евреев.

Есть основание полагать, что в числе первых последователей Господа был еще Иаков Зеведеев, братъ Иоанна.

Первое чудо Иисуса Христа. (Ин. 2:1–11).

После крещения Иисус Христос не возвратился в Назарет, а проживал в других городах и лишь заходил в него на короткое время.

Иосифа в это время в живых уже не было. Мария и дети Иосифа также оставили Назарет и пребывали в небольшом городе Кане, находившемся поблизости. Сюда и направился Иисус Христос из долины Иорданской в сопровождении Своих учеников.

В Кане одно семейство, знакомое, а можетъ быть и родственное Марии в это время готовилось к свадьбе.

Свадьба у евреев обставлялась торжественными обрядами и сопровождалась пиршеством для родных и знакомых. Обеденный стол приготовлялся с особенной заботливостью. За обедом по обычаю возлежали, опираясь на стол левой рукой. Поэтому около стола ставились с трех сторон широкие мягкие скамьи. Четвертая сторона оставалась открытой для перемены блюд и посуды. От устроенного таким образом стола, известнаго под названием триклиниума, и распорядитель пира назывался архитриклином. Виноградное вино, разбавленное водой, было самым распространенным напитком, и к свадебному пиру его заготовлялось всегда большое количество.

На свадебное торжество, происходившее в Кане, был приглашен Иисус Христос, Его Матерь и ученики.

Во время пира случилось обстоятельство, само по себе незначительное, но омрачившее чистую семейную радость хозяев и ставившее их в неловкое положение пред собравшимся обществом. Оказался недостаток вина. Мария скоро заметила замешательство хозяев и, узнав его причину, сказала о том Иисусу Христу.

К этому сообщению Христос отнесся, повидимому, безучастно. «Что Мне и Тебе, Жено? Еще не пришел час Мой», сказал Он, но Мария поняла, что Он окажет помощь доброму семейству и ожидает только нужного времени. Поэтому она предупредила слуг, чтобы они делали все, что скажет им Ее Сын.

При всяком доме у входа всегда помещался узкогорлый сосуд с водой, необходимой для омовения рук и ног, а также для обмывания посуды. В доме, где происходил пир, была большая потребность в воде, и у дверей стояло шесть больших сосудов.

Когда определенный Всевышним час явления славы Сына Божия наступил, Иисус Христос приказал слугам наполнить до краев сосуды водой и, зачерпнув, отнести к распорядителю пира. Распорядитель отведал: это было прекрасное, вкусное вино. Не зная, что оно получено чудесным образом от воды, он подозвал жениха и бросил ему шутливый упрек: всякий человек сперва подает лучшее вино, а потом и похуже, а ты самое-то лучшее вино берег до сих пор!

Это было первое чудо, совершенное Иисусом Христом, положившее начало тем чудесным знамениям, которые непрерывно следовали во все время Его служения. Чудо совершено на глазах слуг, и в истине его не могло быть сомнений ни для кого из присутствующих. Оно укрепило веру и в учениках Христовых.

Из Каны Господь отправился в Капернаум. С Ним пошли Матерь Его, ученики и сыновья Иосифа, которых народ называл Его братьями. В Капернауме Иисус Христос был недолго, а поспешил в Иерусалипм, так как наступал праздник Пасхи.

III. Первый год спасительного служения Господа Иисуса Христа. Изгнание торгующих из храма. (Ин. 2:13–23).

Когда Иисуc Христос пришел в Иерусалим, там уже собралось множество народа, пришедшего из разных мест на праздник Пасхи.

Иерусалимский храм, поражавший всех своим великолепием, представлял в то же время печальное зрелище.

У восточных ворот храма были поставлены палатки для размена на еврейские деньги римской и иностранной монеты, которая не принималась в сокровищницу храма, а последняя, сверх того, и совсем не имела обращения в стране.

Храмовые меновщики преследовали корыстные цели и не стеснялись в средствах, почему у ворот храма происходили шумные споры и ссоры. Не лучше был порядок и внутри ограды храма. Внешний, так называемый двор язычников более походил на безпорядочный рынок, чем на преддверие храма. Помимо меновщиков здесь толпились и многочисленные продавцы жертвенных животных со своим товаром, и продавцы голубей со своими клетками, и другие торговцы, товары которых находили употребление в релипозных обрядах. Этот неуместный торг производился с ведома начальников храма, которые брали с торговцев известную плату, а иногда и сами делались продавцами, хотя и не гласными.

Кроме всего итого, двором храма пользовались для сокращения пути и не стеснялись проходить чрез него со всякими ношами.

Такое крайнее небрежение к святости дома Божия глубоко взволновало Иисуса Христа, и Он явилъ Свою власть, как недавно, в Кане, явил Свою славу.

Войдя во двор храма, Господь взял несколько небольших вервий, поспешно сделали бич, выгнал скот, а вместе с ним и продавцов и покупателей, велел выйти торговцам голубями и вынести свои клетки, а у меновщиков опрокинул столы и деньги рассыпал. Никто не осмелился воспротпвиться, все невольно подчинились грозному повелению. Народ сознавал в душе, что Иисус Христос поступил справедливо.

Даже священники не сделали Ему никакого замечания и только спросили: «Каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать?»  Это знамение и дал Иисус Христос, но не сейчас, а немного позже, здесь же, в Иерусалиме, совершив нисколько чудес на глазах всего народа. А сейчас Он ответил, указывая на Себя: «Разорите храм сей, и Я в три дня воздвигну его». Господь говорил о храме тела Своего, о Своей смерти и воскресении. Священники понимали, что в Его словах заключается прикровенный смысл, но не желали разъяснить его, а насмешливо сказали: «Сорок шесть лет строился храм сей, и Ты ли в три дня воздвигнешь его?»

Они не осмелились прибегнуть к каким-либо крутыми мерами против Христа, но не простили Ему Его поступка, так унизившего их, хранителей храма, в глазах народа.

Ревность к святости храма и еще более чудеса, совершенные Господом, привлекли многих к вере Него.

Беседа Иисуса Христа с Никодимом.

(Ин. 3:1–21).

Чудеса, совершенные Иисусом Христом в Иерусалиме, не могли остаться незамеченными фарисеями, но фарисеи были слишком враждебно настроены против Него, чтобы признать Его посланником от Бога.

Только один из всех Иерусалимских фарисеев, по имени Никодим, человек серьезный и искренний, пожелал видеть Христа, чтобы обстоятельно ознакомиться с Его учением. Нерешительный и боязливый, он пришел к Иисусу Христу ночью, чтобы не навлечь на себя неудовольствие других фарисеев. Никодим был раввином и занимал почетное место среди этих учителей народа. Искусный в толковании закона он однако не достаточно ясно понимал его и ожидал Мессии, как основателя нового царства, предназначенного исключительно для потомков Авраама, ревностных в исполнении закона Моисева.

«Равви», сказал Никодим «знаю, что Ты от Бога пришедший Учитель, ибо таких знамений, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог».

Иисус Христос знал его сокровенные мысли и прямо сказал, что его понятия о Царствии Божием ложны в самом своем основании. Для Бога не имеют значения ни происхождение человека от Авраама, ни та праведность, которая требовалась раввинами. Для участия в Царствии Божием нужны совсем другия условия:   необходимо для человека духовно возродиться. «Истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может видеть Царствия Божия» – сказал Господь.

О духовном возрождении человека неоднократно говорится в Священном Писании, но истинный смысл этих слов, очевидно, был не ясен Никодиму. Он недоумевал, как может возродиться человек, доживший до старости. Чтобы быть иным, думал он, человек должен снова начать свою жизнь с самого первого ее момента.

Видя искреннее недоумение Никодима, Господь с большей подробностью объясняет ему сказанное: «Истинно говорю тебе, кто не родится водою и Духом, не можетъ внити в Царствие Божие. Рожденное от плоти плоть есть, а рожденное от Духа дух есть». Плотской человек, если и снова начнет жить, все же останется с одними низменными плотскими стремленьями, пока высшие духовные стремленья не возьмут в нем перевеса. Тогда человек обновляется и делается восприимчивым к воздействию благодати Святого Духа, сообщающейся в воде крещенья.

Никодим все еще недоумевал, и Господь пояснил Свою мысль

примером. «Дух» (ветер), говорил Он «где хочет дышет, и гласи его слышишь, а не знаешь,.откуда приходит и куда идет: так бывает и со всяким, рожденным от Духа (Святого)». Не видно, с чего начинается и как происходит возрождение человека, но оно ясно сказывается во всей жизни его.

Только духовно возрожденный человек можетъ получить Царствие Божие. Если то, что известно из собственных наблюдений и опыта непонятно Никодиму, то еще менее ему понятны высшие предначертания Промысла Божия о спасении человека, о Царствии Божием.

Сын Человеческий, имеющий пребывание на небе, сошел с неба для того, чтобы спасти мир. Для достижения этой цели Он должен быть вознесен (на крест), подобно тому, как Моисей вознес змию в пустыне. В этом выражается бескнечная любовь Божия. «Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». И необходимо веровать в Сына Божия чтобы войти в Царствие Божие, а эта вера невозможна без духовного возрождения от воды и Духа.

Таковы мысли, высказанные Господом в беседе с Никодимом. Никодим сделался Его учеником, но тщательно скрывал это от всех.

Последнее свидетельство о Христе и заключение в темницу Иоанна Крестителя.

( Ин. 3:22–36; Мф. 14:3–4; Мк. 6:17–20; Лк. 3:19–20).

Из Иерусалима Иисус Христос прошел к Иордану и некоторое время пробыл в приречных городах, не выходя из пределов Иудеи.

Ученики Его, по примеру Иоанна Крестителя, также стали крестить народ. Это обстоятельство послужило предметом спора между ищущими крещения о том, чье крещение выше – Иоанново или Иисусово, хотя Христос Сам и не крестил, а ученики Его.

Для решения спора ученики Иоанна обратились к самому Крестителю.

«Учитель»,  –  говорили они с неудовольствием «Тот, Кто был с тобою по ту сторону Иордана и Кому ты свидетельствовал – вот Он крещает, и все идут к Нему». Иоанн еще раз повторил свое свидетельство, сказав: «Вы сами свидетели в том, что я сказал: я не Христос, но послан пред Ним. Ему подобает расти, а мне умаляться. Он приходить свыше, Он возлюбленный Сын Божий. Верующий в Сына Божия имеет жизнь вечную, а неверующий не узрит жизни, но гнев Божий пребывает на нем». Это были последние слова, сказанные Крестителем вслух всего народа.

Жена тетрарха Галилеи и Переи Ирода Антилы Иродиада требовала от мужа, чтобы он заключил Иоанна в темницу, так как Иоанн открыто обличал и ее, и Ирода в беззаконной жизни. И Антипа уступил ее требованию тем с большей готовностью, что его и самого давно уже беспокоило народное движените, вызванное проповедью Иоанна.

А в Галилее оно было особенно сильно. Более всего боялся Ирод, как бы это чисто-релипозное движение не перешло в народное восстанише против римской власти, боялся тем более, что Иоанн в это время проповедывал в пределах его области. Ему, конечно, было известно, что Иерусалимские начальники весьма неблагосклонно смотрят на дело Крестителя и будут довольны, если оно прекратится.

Для такого хитрого, пронырливого человека, каким был Ирод, не представилось затруднений взять Иоанна и заключить его в темницу, в крепость Махерон.

Суровая и мрачная Махеронская крепость находилась в южной части Переи, к востоку от Мертвого моря. Построенная вскоре после свержения сирийского владычества, крепость стала неприступной твердыней при царе Ироде (Великом), который основал здесь город и построил великолепный дворец. Когда Перея перешла под власть Ирода Антипы, он часто и подолгу проживал в марехонском дворце, покидая Тивериаду, свое постоянное местожительство.

Захватив Иоанна, Ирод, однако, не решался убить его, как того желала и требовала Иродиада. Он боялся народного восстания, так какъ Иоанн почитался всеми за великого пророка, и многие ходили к нему даже в темницу. Эта народная любовь к Иоанну побудила тетрарха предоставить ему некоторую свободу, а по временам он призывал его даже к себе во дворец. Беседуя с ним, Ирод невольно и сам убеждался, что это муж праведный и святой, и во многом поступал по его указаниям.

Беседа Иисуса Христа с самарянкой. (Ин. 4:1–43).

Около девяти месядев оставался Иисус Христос в пределах Иудеи, ходя и проповедуя по городам. Его проповедь влекла к Нему народ еще более, чем проповедь Иоанна. Это встревожило Иерусалимских фарисеев, зорко следивших за Ним. Избегая до времени столкновений с ними, Иисус Христос удалился из Иудеи и направился в Галилею.

Прямой путь из Иудеи в Галилею лежал чрез Самарию, расположенную между этими областями, но Идеи делали большой обход чрезъ Перею, чтобы избежать ненавистную Самарию.

Племенная вражда между иудеями и самарянамп продолжалась уже не одно статие и нисколько не ослабевала.

Население Самарии, как известно, составилось частью из языческих выходцев Ассирии, частью из израильтян, так или иначе избегших ассирийского плена. Первые языческие поселенцы, устрашенные множеством диких зверей, особенно львов, рыскавших в опустошенной стране, увидали в этом проявление гнева местного божества, обиженного тем, что его не почитаютъ новые жители страны. Чтобы умилостивить божество, они к своим языческим верованиям присоединили служение Богу Израилеву, почитая Его, по своим языческим понятиям, Богом этой страны.

Хотя язычество, с течением времени, и было оставлено самарянами, и они сделались ревностными исполнителями закона Моисеева (не признавая однако писаний позднейших пророков) и стремились к единению с Иудеями, послдние не хотели иметь с ними ничего общего.

Когда Иудеи, по возвращении из Вавилонского плена, приступили к построению иерусалимского храма, самаряне употребили все усилия, чтобы участвовать в этом деле, но успеха не имели. Тогда они построили свой особый храм на горе Гаризин. Этот храм был разрушен Иудеями, тем не менее гора Гаризин навсегда осталась священной в глазах самарян. С этой горой самаряне связывали все великие события, как в жизни Израиля, так и бывшие прежде, начиная с создания мира. Здесь, говорили они, был рай, здесь приносили жертвы Адам, Сиф и другие допотопные патриархи, а также Ной, Авраам и др., здесь скрыт ковчег завета, здесь произойдет и явление Мессии.

Вражда иудеев и самарян во времена Христа настолько обострилась, что ни одинъ Иудей не мог считать себя безопасным, вступая на самарянскую землю, равно как и самарянин на земле Иудейской. Пограничные селения той и другой страны часто выжигались враждующим населением, а иногда в них происходило и поголовное избиение жителей.

Всякий Иудей считал осквернением пройти по Самарянской земле, но Иисус Христос избрал именно эту дорогу, и ученики должны были следовать за Ним.

Был полдень, когда Господь, подходя к городу, носившему название Сихарь, сошел с дороги и остановился на отдых около колодезя, вырытого, по преданию, патриархом Иаковом. Ученики пошли в город купить пищи.

В это время пришла к колодезю одна женщина самарянка почерпнуть воды. Иисус Христос попросил у нее пить.

Женщина сейчас же узнала в Нем Иудея и удивилась, что Он обращается просьбой к ней, самарянке, и высказала это вслух.

«Если бы ведала ты» –  сказал Господь, «дар Божий, и Кто говорит тебе: дай Мне пить, –  ты сама просила бы у Него и дал бы тебе воду живую». Под живой водой Господь разумел Свое учение, очищающее и обновляющее душу, подобно тому, как вода очищает и освежает тело. Но этот образный язык, столь обычный у древних пророков, не был понятен самарянкой Она думала, что Он говорит о живой родниковой воде, находившейся на самомъ дне колодезя, и сказала: «Господинъ! у Тебя нет и почерпала, а колодезь глубок; откуда же возмешь воду живую? Неужели Ты больше отца нашего Иакова? Он дал нам этот колодезь, и сам из него пил, и дети его, и скот его».

Иисус Христос объясняет ей, что Он говорит не о той воде, что в колодезе. «Всякий, кто пьет воду сию, опять жаждать будет, а кто будетъ пить воду, что Я дам ему, тот не будет жаждать во век; но вода, что Я дам ему, станет в нем источником воды, текущей в жизнь вечную».

Женщина все думала, что речь идет о питьевой воде и просила дать ей такой чудесной воды, чтоб ей не иметь жажды и не приходить сюда черпать. Тогда Иисус Христос даетъ другое направление ее мысли и, как ранее Нафанаила, поражает ее ведением таких обстоятельств ее жизни, которые она хранила в совершенной тайне. Она поняла, что пред ней не обыкновенный человек, а пророк, но, не забывая того, что он всеже Иудей, задает вопрос, чтобы по ответу узнать, должны ли и самаряне наравне с Идеями почитать Его пророком Божиим. «Отцы наши»,  –  говорит она, указывая на Гаризин «покланялись Богу на этой горе, а вы говорите, что место, где должно покланяться, находится в Иерусалиме».

Господь ответил, что самаряне почитают свою гору без достаточных оснований, а Иудеи покланяются в Иерусалиме на основании Божественных обетований. «Но»  –  сказал Он «грядет час и настал уже, когда истинные поклонники поклонятся Отцу духом и истиною. Бог есть дух, и кто поклоняется Ему, должен поклоняться и истиною». Самарянка не возвысилась до этих высоких понятий. Ее опечалило, что Христос отдает предпочтение Иерусалиму, и в тоже время ей стало ясно, что решение вековых споров иудеев с самарянами можетъ дать один Мессия. «Я знаю» –  сказала она «что придет Мессия; когда Он придет, Он возвестит нам все». Господь прямо сказал ей, что Мессия пришел и в эту минуту говорит с ней.

Женщина ничего не сказала и, бросив водонос, побежала в город.

Между тем возвратились ученики и крайне удивились, видя Иисуса Христа, беседующего с самарянкой. Но никто из них не осмелился высказать Ему какое-либо замечание. Они предложили Ему пищу, но Он не принял, сказав: «пища Моя – творить волю Пославшаго Меня и совершить дело Его».

В это время на полях показались толпы народа – это самаряне спешили увидеть Иисуса Христа, об удивительных словах Которого поведала им женщина.

Смотря на эти приближающиеся толпы, так стремительно шедшие слушать слово Божие, Господь сказал ученикам: «не вы ли говорите, что еще четыре месяца и наступит жатва? И Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве?»

Действительно, жители самарянскаго города оказались очень восприимчивыми к Слову Божию. Никакого чуда Господь не совершил пред ними, а многие уверовали в Него, благодаря лишь свидетельству женщины об Его всеведении. А в течение двух дней, что пробыл у них Господь по их просьбе, уверовало в Него еще более народу. «Уже не по твоим речам веруем, говорили женщине, а потому, что сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира – Христос».

Иисус Христос после этой остановки отправился далее, в Галилею.

Исцеление сына царедворца и расслабленного в Капернауме. (Ин. 4:46–53; Лк. 5:17–26).

Слава о чудесах, совершенных Иисусом Христом в Иерусалиме быстро разнеслась по Галилее, так как многие жители этой страны находились во дни Пасхи в Иерусалиме и были очевидцами событий. Поэтому прибытие Христа в Галилею приветствовалось всем народомъ с великой радостью. Миновав Назарет, Господь прошел  прямо в Кану.

В это время у одного из царедворцев Ирода Антипы, в городе Капернауме, был тяжко болен сын. Слух о многих исцелениях, совершенных Иисусом Христом над разного рода больными, дошел и до двора Ирода. Поэтому, когда царедворец узнал о прибытии Иисуса Христа в Кану, он отправился туда и просил Господа, чтобы Он пришел к нему в дом и исцелил больного. Господь не отверг этой просьбы убитого горем отца, хотя великое дело Его служения имело целью врачевание не телесных, а душевных недугов человека. Одного слова Господа, сказанного в Кане, было достаточно, чтобы совершилось чудо за несколько верст, в Капернауме: для силы Божьей нет ограничения ни в пространстве, ни в чем другом.

«Иди, сын твой здоров» – сказал Господь. Царедворец тот час же отправился домой. Это было в первом часу по полудни, а по еврейскому счету в седьмом часу от начала дня. От Каны до Капернаума разстояние более 30 верст, и потому царедворцу необходимо было переночевать во время пути. На другой день его встретили слуги, посланные из дома с радостной вестью, что сын его выздоровел. На вопрос обрадованного отца, когда ему стало легче,  слуги отвечали, что горячка оставила больного вчера в седьмом часу.

Это был тот самый час, в который сказал Господь Свое всесильное слово. Чудо было настолько очевидно, что царедворец со всем своим семейством уверовал в Иисуса Христа.

В Галилее Иисус Христос пробыл около четырех месяцев

и все это время провел в проповеди о покаянии и о наступлении Царствия Божия, ходя по городам и селениям Галилейским.

Шествие Господа сопровождалось чудесами повсюду, особенно же в Капернауме, который Он избрал на этот раз местомъ Своего пребывания. Особенно сильное впечатление на народ произвело чудо исцеления расслабленного.

Однажды Иису Христос учил народ, во множестве собравшийся к тому дому, где Он был. Народ теснился не только внутри дома, а сплошной стеной стоял и снаружи у открытых дверей и окон. В это время четыре человека принесли на носилках больного, совершенно расслабленного, в надежде, что Господь исцелить его. Пройти с носилками в дом сквозь толпу не представлялось возможности. Тогда по наружной лестнице, имевшейся у каждого дома, они влезли на кровлю и подняли туда свою ношу.

Плоские кровли домов Востока устраивались так, что в хорошую летнюю погоду ими можно было пользоваться как открытым балконом. Для этого, кроме наружной лестницы, в некоторых домах существовали особые отверстия в потолке, которые в холодное время и вообще когда в них не было надобности, закрывались и замазывались глиной.

Четыре человека быстро раскопали глиняную смазку, сняли настилку и в образовавшееся отверстие спустили больного на веревках, привязанных к одру, внутрь дома, к ногам Господа. Одного прикосновения, одного слова было достаточно, чтобы расслабленный получил полное исцеление, но Господь хотел прежде всего облегчить душу страдальца и сказалъ ему: «отпущаются тебе, грехи твои!». Книжники и фарисеи усмотрели в этих. словах богохульство. Вслух они ничего не сказали, но подумали, что прощать грехи может только Бог. Помышления книжников и фарисеев были открыты Господу, и Он сказал: «что вы помышляете в сердцах ваших? что удобнее: сказать –   отпущаются тебе грехи, или сказать: встань и ходи?» И чтобы знали они, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, Он сказал расслабленному: «встань, возьми одр твой и иди в дом твой». Тотчас расслабленный встал, взял постель и, славя Бога, вышел из дому среди объятой ужасом, расступившейся пред ним толпы. «Никогда ничего такого мы не видали» – говорили одни, а другие прославляли Бога, давшего такое могущество человеку.

Проповедь Иисуса Христа в синагоге Назарета. (Лк. 4:16–30).

Иисус Христос учил народ большей частью под открытым небом, но нередко заходил для проповеди в синагоги.

Синагоги – это особые молитвенные дома, в которых ежедневно собирались местные жители для утренней и вечерней молитвы (молитва полуденная обыкновенно соединялась с вечерней) и для слушания Священного Писания и толкований на него. Здание синагоги обыкновенно имело вид четырехугольника, удлиненного по направлению от севера к югу и разделенного внутри рядами колонн на три, а чаще на пять частей. В стене устраивалась особая ниша для хранения священных книг, задернутая завесой, с неугасимой пред ней лампадой и большим светильником, стоявшим несколько сбоку. Около этой священной ниши ставились высокие седалища для раввинов и старейшин, которые восседали во время богослужения, обратясь лицом к народу. Против ниши, ближе к средине здания, возвышался огороженный амвон для служащих и чтецов Священного Писания. Народ размещался вокруг амвона, мужчины отдельно от женщин. Богослужение в синагах ограничивалось молитвой и чтением Закона и Пророческих писаний. Чтение сопровождалось объяснением прочитанного, тем более необходимым, что язык писания с течением времени стал мало вразумителен для народа.

Придя однажды в Назарет, Господь присутствовал при утренней молитве в синагоге. Когда после обычных молитвословий, было прочитано дневное зачало из Закона и нужно было читать зачало из пророческих книг, Иисус Христос вошел на амвон и взял из рук слуги книгу. В этотъ день приходилось читать из книги пророка Исаии то место, где написано о Мессии: «Дух Господень на Мне, и того ради помазал Меня благовестить нищим, послал Меня исцелить сокрушенных сердцем, проповедать плененным освобождение и слепым прозрение, отпустить сокрушенных во отраду, проповедать лето Господне благоприятное».10 Прочитав эти слова, Иисус Христос отдал книгу слуге, сел и начал объяснять прочитанное. Он говорил, что слова пророка исполнились на Нем. Он носит помазание Святого Духа, Он прольет отраду на страждущее сердце, Он освободит от плена греховного и просветит заблуждающихся, Он сообщит благоволение Божие всему роду человеческому. Слова Господа были так отличны от привычных объясненишй раввинов, что все невольно заслушались и дивились, откуда премудрость такая у Этого Человека, Которого весь Назарет знал, как сына плотника Иосифа. Но Этот Человек, думали слушатели, берущий на Себя великое дело Мессии, прежде чем помогать страждущему человечеству, должен сначала помочь Самому Себе чтобы Его не считали обманщиком. Им хотелось насмешливо напомнить Ему старую пословицу: «врач, исцелился сам». Он называетъ Себя Мессией, пусть докажет это, пусть сотворит здесь, в Своем родном городе, какое-либо чудо, подобное тем какие, по слухам, творил Он в Капернауме.

Эти мысли не скрылись от Господа и, отвечая на них, Он привел другую пословицу: «никакой пророк не приятен в своем отечестве». Чудесная помощь дается только там, где есть достойные ее. Во времена Илии, говорил Господь, когда небо заключено было в продолжение трех лет и шести месяцев, в Израиле было много вдовиц, но ни к одной из них не был послан Илия, а послан был в Сарепту Сидонскую ко вдовице (чужеземной). И при Елисее пророке было много прокаженных у Израиля, но ни один из них не был очищен, а очистился лишь (чужеземец) Нееман Сириянин.

Эти слова привели в страшное негодование всех, кто был в синагоге.  Народ покинул свои места, набросился на Иисуса Христа и оттеснил Его к дверям. Толпа вела Его по городу и с того места где гористая возвышенность, на которой стоит город, образует отвесную скалу, в дикой ярости хотела сбросить Его вниз. Но лицо Господне дышало таким небесным величием, что никто не осмелился поднять на Него руки. Невольно все расступились, и Он спокойно прошел среди народа и тихо удалился.

Чудесный лов рыбы на Галилейском озере. (Лк. 5:1–11).

Со времени возвращения из Иудеи в Галилею, ученики некоторое время не сопутствовали Иисусу Христу, а возвратились к своим обычным занятиям. Впрочем это продолжалось не долго. В одно раннее утро Иисус Христос вышел на берег Галилейского озера. Так как дневная жизнь в Палестине начиналась с восходом солнца, то на берегу было уже много народа, который сейчас же окружил Христа, чтобы слышать от Него слово Божие. К берегу было причалено несколько рыбачьих лодок, а сами рыбаки, после неудачной ночной ловли, тут же просушивали и чинили сеЬти. Тут были Петр с Андреем, Иаков с Иоанном и отец последних Зеведей.

Войдя в лодку Петра, Иисус Христос велел ему отчалить немного от берега. Озеро было спокойно и лодка плавно держалась на воде. Господь сел в лодку, сказал стоявшему на берегу народу поучение и отпустил его, а Петру велел отплыть дальше от берега, и закинуть сеть. Петр сказал, что они трудились всю ночь и ничего не поймали, но, прибавил он «по слову Твоему закину сеть». Лишь только сеть была закинута, в нее попало такое множество рыбы, что Петр был не в силах вытащить ее, да и сеть прорывалась. Были позваны на помощь Иаков и Иоанн и общими усилиями сеть была вытащена и пойманной рыбой нагружены обе лодки на столько полно, что казалось вот, вот они потонут.

Всегда стремительный Петр не мог сдержать своих чувств при виде такого чудесного лова. Припав к ногам Господа, он воскликнул: «Отыди от меня, Господи! я человек грешный».

«Не бойтеся» –  сказал Господь «идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков».

Ученики тотчас же последовали за Господом, оставив и лодки, и весь чудесный улов, и более уже не отходили от своего Учителя.

IV.  Второй год спасительного служения Господа Иисуса Христа. Исцеление расслабленного в Иерусалиме. (Ин. 5)

Наступал праздник Пасхи, и Иисус Христос пошел в Иерусалим.

Между многочисленными прудами святого города особенной известностью пользовался пруд, находившийся близ так называемых Овчих ворот. Было общее верование, что в этот водный источник по временам сходил Ангел Господень и возмущал воду. И всякий, кто первыми после этого погружался в нее получал исцеление, какой бы болезнью ни страдал. Поэтому у пруда всегда находились всякаго рода больные – слепые, хромые, расслабленные, ожидавшие схождение Ангела и возмущения воды. Для них была устроена особая купальня, с пятью крытыми притворами.

Проходя около купальни, Иисус Христос обратил внпмание на одного больного. Тридцать восемь лет он страдал расслаблением всего тела и терпеливо ожидал исцеления. На вопрос Иисуса Христа: «хочешь ли быть здоров?» больной отвечал, что нет при нем человека, который бы помог ему первому сойти в купел, когда возмутится вода, и его всегда предупреждает кто нибудь другой. «Встань»  –  сказал ему Господь, возьми свою постель и ходи». Больной тотчас же исцелился, собрал постель и пошел с ней совершенно здоровый.

День был субботний. Покой субботнего дня, предписанный законом Моисея, книжники довели до совершенного безделия. В субботу они не дозволяли ни готовить пищу, ни носить что-либо тяжелое, ни зажигать и гасить огонь, ни даже подавать помощь ближнему и защищаться самому, в случае несчастья и опасности и т.п.

При таком взгляде на субботнишй покой, шедший с постелью человек привлек общее внимание и получил упрек в нарушении заповеди. В свое оправдание исцеленный сказал, что нести постель ему велел Тот, Кто исцелил его, но кто именно сказать не мог, так какъ Иисус Христос после исцеления скрылся в народе.

Спустя некоторое время Господь встретил этого человека в храме и сказал: «вот ты здоров стал; больше не греши, чтобы чего горшаго не было с тобою». Исцеленный узнал теперь Кто исцелил его и поспешил  довести об этом до сведения иудейских начальников.

Начальники вызвали Христа к допросу по обвинению в нарушении заповеди о субботнем покое. Иисус Христос сказал им, что творя добрые дела Он не нарушает данного Богом закона и делает то же, что делает и Сам Бог – Отец Его. Несмотря на то, что эти слова привели судей в крайнее озлобление, Христос спокойно продолжал говорить о Своих отношениях к Отцу небесному.

Он говорил, что в деятельности Его и Отца – полное единство. Отец воскрешает и оживляет мертвых, то же делает и Сын. Отец предоставил Сыну и суд над родом человеческим. По голосу Сына некогда оживут умершие, и по Его суду – творившие добро получат вечную жизнь, а творившие зло – вечное осуждение. Люди должны чтить Сына так же, как чтут Отца. Сын Божий творит волю Отца, и что Он говорит, тому необходимо верить, как слову Божию. Он не имеет нужды в том, чтобы истина Его слов была удостоверена кем-либо из людей. Но люди имели такого свидетеля. Это – Иоанн, подобно светильнику светивший своей жизнью, но ему не верили. Было и непосредственное свидетельство о божестве Сына Божия, данное с неба Богом-Отцом (во время крещения), но люди не слышали божественного голоса и не видели Говорившего.

Если бы люди были внимательнее к словам Писания, они знали бы, что Писание говорит именно о Нем. Да и самое дело Его на земле, со всеми бывшими знамениями и чудесами, уже само свидетельствует о своем божественном происхождении. И народ еврейский будет отвечать перед Богом за свое неверие в Сына Божия, и обвинителем его будетъ тот самый Моисей, писания которого они имеют своим законом.

Начальники иудейские были в страшном негодовании,

но возразить ничего не могли и, затаивши злобу, отпустили Иисуса Христа. Он оставил Иудею и возвратился снова в Галилею.

Призвание апостолов. (Мф. 9:10–13; Лк. 5:27–32; 6:12–16).

Вскоре после того, как первые последователи Иисуса Христа были призваны быть «ловцами человеков» Он восполнил число ближайших учеников до двенадцати. Прежде других был призван Им Левий или Матфей, занимавшиий должность мытаря в Капернауме. Вопреки общему воззрению на мытарей, составившемуся у евреев, как на людей окончательно нравственно падших, Матфей был искренним человеком и достойным потомком Авраама.

Находясь в своей палатке у городской пристани при отправлении своих обязанностей по сбору податей, он имел возможность часто видеть и слышать Иисуса Христа, когда Он учил народ на берегу озера.

Проходя однажды около Матфея, Господь сказал: «иди за Мною». Тот оставил свои занятия и сделался учеником Хрипстовым.

Желая ознаменовать это событие, Матфей устроил в своем доме большой обед для Иисуса Христа. Были приглашены и ученики Господа, и бывшие сослуживцы Матфея – мытари и другие люди, стоявшие с ним в деловом или в дружеском общении.

Общество, с которым Господь и Его ученики разделили трапезу, пользовалось самой дурной славой. Ни один фарисей не считал возможным унизиться до такой близости к мытарю, на простое прикосновение к которому смотрел, как на осквернение себя. И всякий человек, кому приходилось бывать в близком общении с мытарями, во мнении фарисеев сам делался грешником.

Видя Иисуса Христа в таком обществе, фарисеи презрительно заметили ученикам все кажущееся неприличие поступка их Учителя. Ответ на это замечание дал им Сам Господь. Он смотрел на Своих собеседников-мытарей с самой нежной любовью, как на людей больных духовно, требующих исцеления. «Не здравые требуют врача, но болящие; не пришел Я призвать праведников, но грешников к покаянию» – сказал Господь фирисеям и предложил им подумать над словами Писания «милости хочу, а не жертвы»11.

Призвание других учеников совершено Господом одновременно. Иисус  Христос имел обыкновение нередко проводить ночное время в молитве, удалившись в какое-либо уединенное место. После одной такой ночи, проведенной на горе, Господь сошел вниз, где Его ожидали многочисленные слушатели, и позвал к Себе «кого хотел, и поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов.

Избирая учеников, Господь не обещал им никакой земной награды, напротив требовал от них пожертвования всеми личными целями. Они должны были порвать связь со всем своим прошлым, оставить свои занятия, семейства, и безропотно идти за своим Учителем, Который и Сам не имел, где приклонить главу; они должны быть готовы ко всякаого рода лишениям, к унижениям и гонениям, к страданиям и к самой смерти.

Кроме Андрея и Петра, сыновей Ионы, Иакова и Иоанна, сыновей Заведея, Филиппа, Нафаила и Матфея, Господь избрал еще Иакова и Иуду, (иначе называвшегося Леввеем и Фаддеем) сыновей Алфея, родственников Своих по плоти и потому называвшихся «братьями» Его; Фому, Симона Зилота и Иуду Искариотского, жителя селения Кериот, на юге Иудеи.

Нагорная проповедь. (Мф. 5, 6, 7; Лк. 6 с 20).

А. Учение о достижении блаженства.

После избрания  апостолов Господь сошел с горы и остановился на широком ровном месте, где Его ожидали многочисленные толпы народа, сошедшегося из Иерусалима и из других городов Иудеи, а также из стран приморских, от Тира и Сидона. Одни хотели слышать Его учение, а другие кроме того, и получить исцеление от разных недугов.

Было замечено, что исцеления получались от одного прикосновения к Иисусу Христу, и потому, как только Он явился среди народа, больные стали тесниться к Нему, и действительно исцелялись.

Когда народ успокоился, Господь сел и начал говорить. Речь Его, известная по месту произнесения под пменемъ нагорной проповеди, раскрывала пред слушателями свойства царства Христова, условия и обязанности, необходимые для участников этого царства.

Сказанная пред народом еврейским, она по необходимости касалась верований и воззрений этого народа, но основые положения ее одинаково обязательны для всех людей, без ограничения временем и народностью.

Фарисейские воззрения на Израиля, как на единственный народ, Самим Богом избранный для наследия в Царствии Божием, развили в евреях религиозное самодовольство, духовную гордость пред всеми другими народами. Ложная в самом основании, эта гордость не имела никакого оправдания и в жизни, так как евреи, следуя указаниям раввинов, отделили веру от нравственности и все религиозные обязанности свели к одним обрядам.

Для участия в Царствии Божием, по учению раввинов, было достаточно происхождения от Авраама и точного исполнения обрядовых предписаний Закона.

Раввины учили, что Царствие Божие откроется на земле, когда Мессия силой оружия покорит все народы и воцарится над Израилем. Столицей царства будет Иерусалим. Плодоносная река потечет из него и ороситъ землю, которая будет отличаться необыкновенным плодородием. Люди будутъ пользоваться полным довольством и благоденствием. Исчезнут все болезни и все евреи будут пророками. Словом, царствие Божие, по учению раввинов, дастъ участникам его полное земное благополучие.

Совершенно другое услыхал народ из уст  Христа. Царство Христово одновременно и земное, и небесное, но оно не имеет ничего общего с тем земным царством Мессии, какого ожидали раввины.

Для верующих оно уже наступило, как живая сила, дающая правду, мир и радость; но оно не полно, и не может быть полным на земле, а вполне откроется лишь в будущей жизни. Никакого довольства и благоденствия Господь не обещает на земле Своим последователям, напротив, Он предсказывает нищету, бедствия, страдания.

Господь говорил: «Блаженны нищии духом, ибо тех есть царство небесное. Блаженны плачущие, ибо утешатся. Блаженны кроткие, ибо наследят землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо насытятся. Блаженны милостивые, ибо помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо сынами Божиими нарекутся. Блаженны гонимые правды ради, ибо тех есть царство небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать, и всячески злословить вас и лгать на вас Меня ради. Радуйтесь и веселитесь, ибо мзда ваша многа на небесах».

Особенно должны стараться усвоить эти истины апостолы. Если они не воспитают прежде всего самих себя на этих началах, то они не могут руководить и другими и будут подобны соли, которая потеряла свою силу и сделалась, таким образом ни к чему непригодной. Они должны своим примером привлекать к учению Христа народ подобно тому, как город, построенный на вершине горы привлекает к себе взоры путников; они должны светить своей жизнью подобно светильнику. Учение их не должно расходиться с жизнью и только при этом условии деятельность их будет плодотворна. «Так да просветится свет ваш пред человеками» – говорил им Господь «да видят ваши добрыя дела и прославят Отца вашего, Иже на небесах».

Б. Объяснение шестой, седьмой и третьей заповедей Закона.

Священные заповеди, данные Богом на Синае, раввины свели к очень узкому пониманию и во многих случаях совершенно затемнили и исказили самые слова Закона.

Эти измышления раввинов осуждены Господом, как пустые формы, лишенные внутреннего содержания.

«Не думайте» – говорил Господь «что Я пришел разорить Закон и учение пророков. Не разорить пришел, а исполнить. Иота едина или едина черта не прейдет из Закона, доколе не сбудется все».

Все заповеди Закона обязательны для человека, и понимать и исполнять их должно совсем не так, как установили раввины. «И если» –  говорил Господь «праведность ваша не выше будет праведности книжников и фарисеев, то не войдете вы в Царствие Небесное».

Раскрывая эту мысль, Господь останавливает внимание слушателей на некоторых отдельных заповедях, наиболее превратно толковавшихся раввинами.

Шестая заповедь: не убий  –  понималась только как запрещение лишать жизни ближнего. Господь осудил не одно убийство, но и всякий несправедливый гнев на ближняго. Всякого, кто стал бы выражать презриние к ближнему, Он приравнивает к тяжким преступниками. А грубое выражение несправедливого гнева в бранных словах приравнивается Господом к тем преступлениям за которые виновных казнили и тела их бросали в «Геенну огненную».

Геенной огненной называлась находившаяся близ Иерусалима долина сынов Гиннома. Во времена идолопоклонства там стоял большой медный идол Молоха, в жертву которому приносились дети. Пустой внутри, идол раскалялся от горевшего под ним огня, и на его распростертые руки клалась жертва, умиравшая в страшных мучениях. Впоследствии на этом месте сжигались отбросы от жертвенных животных, сюда бросались и тела казненных преступников. Огонь в долине никогда не угашался. Поэтому долина сынов Гиннома служила символом адского огня.

«Вы слышали, что сказано древним: не убивай; если же кто убьет, повинен суду12. Я же говорю вам, что всяк, кто гневается на брата своего напрасно, повинен суду; кто же скажет брату своему рака´ (пустой человек) повинен сонмищу, а кто скажетъ безумный – подлежит геенне огненной».

Человек должен стараться со всеми жить в мире и всякую ссору сейчас же погашать примирением. «Поэтому» – говорит Господь, «когда ты принесешь дар твой ко алтарю и там помянешь, что брат твой (ближний вообще) имеет нечто на тебя, оставь там дар твой пред алтарем, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди, принеси дар твой».

Подобно шестой, более глубокое понимание сообщил Господь седьмой заповеди: непрелюбы сотвори.

Брачная жизнь евреев законом Моисея поставлена на твердых устоях, но раввины ослабили их и дозволяли развод супругов по самым ничтожным поводам. При этом преимущество всегда было на стороне мужа. Он мог развестись с женой, если она ему не угодила в чем нибудь, или если ему понравилась другая женщина. Он давал жене разводное письмо, и брак расторгался.

Господь осудил это легкомысленное отношение к святости брака, как грех прелюбодеяния.

Господь осуждает грех уже в самом его зародыше, в нечистых мыслях и взглядах. Грех гнездится в сердце, и тайные похоти сердца должны быть немедленно пресекаемы, хотя бы для этого нужно было и самопожертвование. «Если» – говорит Господь «око твое десное соблазняет тебя, изми его и повергни от себя, и если рука твоя десная соблазняет тебя, отсеки ее и повергни от себя: лучше тебе, что погибнет один из членов твоих, а не все тело твое ввержено будет в Геенну огненную». Слова Господа имеют иносказательное значение. Они показывают, что для человека лучше пожертвовать здоровьем тела, нежели утратить нравственную чистоту.

Употребление клятвы в обыкновенных разговорах и в делах житейских было широко распространено среди евреев.

Боясь прямого нарушения третьей заповеди Закона, они изобрели множество клятв, в которых не было упоминания имени Божия, хотя оно необходимо подразумевалось. Клялись небом, солнцем, пророками, Иерусалимом, жертвенником, жертвами, сосудами храма, собственной головой и проч. Чтобы такой клятве придать силу, к ней присоединялся обет о жертве. Если такого добавления не было, то по учению раввинов клятву можно было и нарушить. Равным образом, клятва теряла свою силу, когда данный при клятве обет исполнен с точностью.

Таким образом, и клятва, и клятвопреступление были явлением обычным.

Господь сказал, что люди вступающие в Его царствие, не имеют нужды в клятве, так как должны быть всегда и во всем честны и правдивы. Раз они не таковы, они и не могут быть в Его царствии.

«Не клянитесь отнюдь: ни небом, ибо оно престол Божий, ни землею, ибо она подножие ног Его, ни Иерусалимом, ибо он град Великаго Царя13, ни головою твоею не клянись, ибо не можешь и единаго волоса сотворить белым, или черным. Но да будет слово ваше: ей, ей! ни, ни!, а что сверх того – от лукавства».

В. Учение о милосердии, о незлобии и о любви ко всем людям.

У древних народов, как у евреев, так и у язычников была в большом ходу месть за обиды и несправедливость. При этом обиженный старался отплатить обидчику с лихвой.

Закон Моисеев, считаясь с жестокосердием народа, требовал лишь чтобы месть не превышала обиды. Кто наносил другому повреждение глаза, лишался собственного глаза, за выбитый зуб платился собственным зубом, за поврежденную руку  –  рукой, за рану – раной и т.д. Раввины заменили расплату за обиду донежным вознаграждением и подробно расчитали, сколько нужно платить за то или другое повреждение, но саддукеи строго держались буквы закона.

Господь требует от Своих последователей милолосердия и незлобия к ближнему. Он говорит: «Не противиться злу. Но кто ударит тебя в десную твою ланиту (правая щека), подставь ему и другую; и кто хочет судиться с тобою и одежду твою взять, отдай ему и срачицу, и кто тебя силою принудит одно поприще пройти, иди с ним два. Просящему у тебя дай и хотящаго у тебя занять не отврати».

Смысл этих предписаний заключается в томъ, что последователи Христа должны злу противопоставлять добро, и мерами кротости и незлобия приводить злого человека к раскаянию и исправлению.

Так и поступал Сам Господь. Когда, на суде у первосвященника, слуга ударил Его по щеке, Он кротко заметил, что тот поступил дурно.

Великие требования, возвещенные Христом, могли быть поняты односторонне, так как под словом ближний еврей разумел только еврея. Все другие народы считались врагами. К словам закона: «люби ближняго твоего» сделано было добавление: «и ненавидь врага твоего». Да и среди самих евреев любовь к ближнему была очень ограничена. Не говоря о самарянах, которых евреи считали хуже язычников, они ненавидели мытарей; иудеи презрительно смотрели на галилеян; фарисеи ненавидели саддукеев, а саддукеи фарисеев, и вместе с раввинами и те и другие презирали простой народ.

Господь открывает людям, что все они без различия  – братья между собой, так как все – дети одного Отца Небесного; все они одинаково дороги Ему.

Между братьями не должно быть врагов, все должны любить друг друга и взаимно помогать, всегда имея пред собой, как высочайший идеал, безконечное совершенство Отца Небесного.

«Любите врагов ваших, благословляйте клянущих вас, добро творите ненавидящим вас и молитесь за творящих вам напасть и гонящих вас; да будете сынами Отца вашего Небеснаго. Он благ и к неблагодарным и злым, солнцем своим сияет и на злых, и на благих и дождь посылает на праведных и на не праведных. И если вы любите любящих вас, какая вам награда? И если приветливы только к друзьям вашим, что творите особливое? Не то ли же и язычники творят? Будьте же вы совершенны, как Отец ваш Небесный совершен есть».

Г. Учение о милостыне, о молитве и о посте.

Раввины высоко ставили милостыню, но они неправильно думали, что милостыня сама по себе, независимо от побуждений творящего ее, составляет заслугу пред Богом. Поэтому считалась добродетелью всякая, даже такая милостыня, которая подавалась лицемерно, с целью получить лишь награду от Бога и похвалу от людей. Некоторые раздавали милостыню нарочно на людных улицах и площадях, чтобы прославиться своей щедростью.

Господь осудил это лицемерие. Значение милостыни Он определил не количеством ее, а искренним расположением сердца благотворителя.

«Внемлите» – сказал Он «милостыни ваши не творите пред человеками, чтобы видели вас; иначе мзды (награды) не будет вам от Отца вашего Небеснаго. А когда творишь милостыню, пусть шуйца (левая рука) твоя не ведает, что творит десница (правая рука) твоя, да будет милостыня твоя в тайне; и Отец твой, видя в тайне, воздаст тебе явно».

Не менее чем милостыня, нуждалась в обновлении и сама молитва. Фарисеи как благотворили, так и молились напоказ. Они старались о том, чтобы в часы, назначенные для молитвы, быть на народе и публично показать свою набожность, с каковой целью удлиняли свои молитвы и в синагогах занимали самые видные места.

Господь всегда высоко ставил общественную молитву, Сам часто посещал и храм, и синагогу, но для частной Своей молитвы обыкновенно удалялся в какое-либо уединенное место. Как поступал Он  Сам, так заповедал поступать и Своим последователям. Осудив лицемерную молитву фарисеев, Господь говорил: «Когда молишься, войди в клеть (комнату) твою и, затворив двери твои, помолись Отцу твоему, Иже в тайне; и Отец твой, видя в тайне, воздаст тебе явно. А молясь, не говорите лишнее, как язычники, ибо мнят они, что в многоглаголании своем будут услышаны. Не подобьтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем ваша нужда, прежде прошения вашего».

Молитесь же так: «Отче наш, Иже на небасах! да святится имя Твое; да приидет царствие Твое; да будет воля Твоя, как на небеси, и на земли; хлаб наш насущный дай нам днесь, и остави нам долги наши, как и мы оставляем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избави нас от лукаваго. Твое есть царство и сила и слава во веки»

Дав этот образец вседневной молитвы, Господь присовокупил: «Если отпущаете человекам согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный; если же не отпущаете человекам согрешения их, и Отец ваш не отпустит вам согрешений ваших».

Существенное значение в религиозной жизни имеет пост.

Строгое отношение к посту свидетельствует о религиозной настроенности. Поэтому фарисеи, желавшие прослыть людьми религиозными, прибегали к разным уловкам, чтобы их подвиг поста был на виду у всех. Во время поста они придавали лицу унылое, скорбное выражение, не умывались, не помазывали маслом головы и не причесывали волос, одевались в худшие, разорванные одежды и посыпали голову пеплом. В таком виде они появлялись пред людьми, лицемерно показывая свое сердечное сокрушение.

Осудил Господь это лицемерие и говорил, что поститься нужно не пред людьми, но пред Отцем Небесным, не на показ, а в тайниках сердца. «И Отец твой, видя в тайне, воздаст тебе явно».

Д.  Учение о неосуждении других.

Люди склонны подмечать недостатки у своих ближних и в то же время не замечать собственных. Господь учит быть строгим к себе и снисходительным к другим.

«Не судите» – говорит Он «да не судимы будете (и вы Богом); ибо каким судом судите, так и вас судить будут, и какою мерою мерите, такою отмерится вам. И что ты видишь сучек в оке брата твоего, а бревна в твоем оке не чувствуешь? Или, как скажешь брату твоему: дай, я выну сучек из ока твоего; а вот, бревно в твоем глазе? Лыцемер! вынь прежде бревно из ока твоего, и тогда посмотришь, как вынуть сучек из ока брата твоего».

В этих словах для более наглядного объяснения Своей мысли Господь употребил ходячую тогда пословицу, в которой под сучком разумелся вообще незначительный недостаток, а под бревном недостаток крупный.

В снисходительности к слабостям и недостаткам других сказывается любовь к ближнему. Она снискивает человеку и любовь Божию. А нетерпимость, превозношение пред другими показывает оскудение любви к ближнему и лишает человека любви Божией. Вообще, к ближнему человек должен относиться так, как желает, чтобы относились к нему самому другие: «так во всем, как хотите, чтобы творили вам люди, так и вы творите им; ибо в сем – закон и пророки».

Е. Учение о промысле Божием.

В словах молитвы Господней раскрыта мысль о Боге, как о милостивом, любвеобильном Отце всех людей. Таже мысль раскрывается Господом еще с большей подробностью.

«Не скрывайте себе сокровищ на земле, где червь и тля тлит, и где тати подкапывают и крадут; но собирайте себе сокровища на небеси; ибо где сокровище, там будет и сердце ваше. Никто не может двум господам работат: либо единаго возлюбит, а другого возненавидит, либо единому прилежит, о другом же нерадеть начнет. Не можете Богу работать и мамоне».

Мамон – сирийское божество, бог богатства. Скоплять богатства, стремиться к приобретениям и, таким образом, делать себе идола из богатства совершенно несовместимо с истинным служением Богу, как несовместима служба у двух господ, стремящихся к противоположным целям.

Человек, преданный воле Божией, возвышается над заботами о земных нуждах. «Того ради, говорю вам: не пекитесь душею вашею, что вам есть и что пить, ни телом вашим –  во что облечетесь. Не душа ли больше пищи, и тело одежды? Воззрите на птиц небесных: не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш Небесный питает их. Вы не много ли лучше их? Кто же из вас заботою своей может прибавить себе росту и на локоть один? И об одежде что печетесь? Смотрите на лилии полевыя, как они растут? Не трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не облекался так, как и одна из них. Если же траву полевую Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Не пекитесь же и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? Всего того язычники ищут; но знает Отец ваш Небесный, что вам во всем том нужда. Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и то все приложится вам. Не пекитесь же о завтрашнем дне, завтрашний о себе печется. Довольно днешнему дню своей заботы».

Говоря так, Господь не поощряет ни лености, ни легкомыслия в трудах житейских. Он требует лишь, чтобы человек, трудясь, поскольку труд необходим для жизни, всецело предавал себя воле Божией, не сомневаясь в постоянной готовности Отца Небесного придти на помощь нуждающемуся. «Просите и дастся вам; ищите и обрящете, стучите и отверзется вам. Всяк просящий получает, и ищущий обретает, и стучащему отверзется. Или кто есть у вас такой человек, чтобы, когда сын его попросит у него хлеба, подал ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змию? Если же вы, будучи лукавы, умеете даяния благия давать чадам вашим; кольми паче Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него».

Ж. Заключительные слова.

Великие истины, возвещенные Христом, должны быть проповеданы по всей земле. Провозвестникам Евангелия придется встретиться с людьми нечестивыми, упрямо отвергающими Откровение Божие. Пред такими людьми нужно быть осторожным в проповеди. Святые истины Откровения они могутъ встретить глумлением и богохульством. Поэтому, говорит Господь: «не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтоб  они не попрали его ногами своими и, обратясь, не растерзали вас».

Не меньшая осторожность нужна и для тех, кому будет проповедано учение Христа, так как явится много ложных учителей и пророков. Они придутъ от имени Христа, но этим именем будут только прикрывать свое самозванство; это будут волки в овечьей одежде. Отличить их от истинных пророков можно по их поступкам. Дерево хорошее и плоды приносит хорошие, а дурное – приносит и плоды дурные. С терновника нельзя получить винограда, а с репейника смоквы. Тоже бывает и с людьми: «благий человек из благого сокровища сердца своего износит благое, а злой человек из злаго сокровища сердца своего износит злое: от избытка сердца глаголют уста его». Если кто говорит хорошае слова, но не имеет доброго сердца и неоправдывает в жизни собственных слов, тот не искренний человек и к его словами нужно относиться с большой осторожностью. «Не всяк, кто говорит Мне: Господи, Господи! внидет в Царствие Небесное, но кто творит волю Отца, Иже на небесах». В великий день Сграшного суда «многие скажут Мне: Господи! Господи! не во имя ли Твое мы пророчествовали? и не Твоими ли именем бесов изгоняли? и не Твоими ли именем силы многия творили? И тогда исповедаю им: никогда Я не знал вас: отойдите от Меня делающие беззаконие».

Царствие Божие достигается усиленными подвигами, в него входят тесными вратами, а широки врата и пространный путь ведутъ к погибели.

«Итакъ», заключил Господь свою проповедь «всякаго, кто слышит слова Мои и творит их, уподоблю мужу мудрому, кто построил дом свой на камне: и пошел дождь, и разлились реки и подули ветры и устремились на дом тот, и не пал, ибо основан был на камне. А всяк, кто слышит сии слова Мои и не творит их, уподобится человеку безумному, что построил дом свой на песке. И пошел дождь, и хлынули реки, и подули ветры и налегли на дом тот, и он пал, и было разрушение его велие».

Господь кончил. Слова Его, раскрывшие великие истины, возвещенные со властью совсем не были похожи на публичные речи раввинов, обыкновенно пустые, бессодержательные. И весь народ дивился Его учению.

Исцеление слуги сотника в Капернауме. (Мф. 8:5–13; Лк. 7:1–10).

После нагорной проповеди Иисус Христос возвратился в Капернаум.

Ирод Антипа держал в этом городе отряд войска под командой сотника. Сотник был язычник, но подобно многим другим почитал единого Бога. Он почтительно относился к вере народа еврейского и выстроил в Капернауме синагогу.

Чудеса, совершенные Господом над многими болящими, были ему известны, и у него явилась мысль просить Иисуса Христа об исцелении своего слуги, который в то время был болен.

Как язычник, он считал себя недостойным этой милости и потому обратился к посредству старейшин города. Старейшины не сочли возможным отказать в просьбе. Они пошли к Иисусу Христу и убедительно просили Его прийти в дом сотника и исцелить больного. «Он достоин чтобы Ты это сделал для него» – говорили они «ибо он любит народ наш и синагогу нам построил».

Иисус Христос пошел. Когда Он приближался к дому, сотник, не ожидавший такой чести, поспешно выслал к Нему друзей своих. От имени сотника они сказали: «Не трудись, Господи! Недостоин я, чтобы Ты вошел под кров мой; потому и себя самого не почел я достойным прийти к Тебе, но изреки слово, и исцелеет отрок мой. Ибо я человек подвластный, и у себя имею под властью воинов, и говорю одному: иди, и он идет; и другому: приди, и он приходит; и рабу моему: сотвори сие, и сотворит».

Слова эти, сказанные язычником, показывали глубокую веру его, и Господь обратил на эту веру внимание Своих спутников. «Говорю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры» – сказал Он, и добавил, что многие языческие народы удостоятся войти в Царствие Божие, тогда как иудеи будут осуждены за свое неверие.

Обратившись затем к сотнику, стоявшему в отдалении, Господь сказал: «Иди, и как веровал ты, будет тебе».

Когда сотник и друзья его вошли в дом, то нашли больного совершенно здоровым.

Воскрешение юноши в Наине. (Лк. 7:11–17).

После исцеления слуги сотника, Господь оставил Капернаум и на следующий день был в небольшом городе Наине, в восточной части Эздрилонской долины, у северного склона Малого Ермона. С Ним были и ученики Его, и много народа. Последний теперь редко отходил от Господа. Подходя к городским воротам, Иисус Христос повстречал погребальное шествие, направлявшееся к кладбищу, которое у евреев всегда устраивалось за предками города.

Хоронили юношу, единственного сына одной вдовы. Увидев ее, горько плакавшую, Иисус Христос сказал: «Не плачь» и, приблизившись к погребальному одру, прикоснулся к нему. Носильщики остановились. Тогда Иисус Христос обратился к самому мертвецу и сказал: «Юноша! тебе говорю – встань!» Мертвый тотчас ожил. Весь народ, при виде совершившегося чуда, почувствовал невольный страх. Все славили Бога и смотрели на Иисуса Христа, как на великого пророка, посланного Им.

Посольство Иоанна Крестителя к Иисусу Христу и свидетельство Христа об Иоанне. (Мф. 11:2–14; Лк. 7:16–28).

Иоанн Креститель около года томился в мрачной темнице Махерона, но, подчиняясь вынужденному бездействию, не переставал следить за жизнью и деятельностью возвещенного им Мессии. Некоторая свобода, предоставленная ему Иродом позволяла ему часто видеться со своими учениками, теперь уже немногими, которые и приносили к нему сведения и подолгу беседовали с ним об Иисусе Христе.

Одиночное заключение, сменившее полную живой деятельности жизнь Крестителя, неизвестность о своей дальнейшей судьбе, без всякой, однако, надежды на лучшее будущее, тревожные слухи о тайных замыслах начальников иерусалпмских на Иисуса Христа – все это удручающе действовало на Иоанна.

И вот он посылает к Иисусу Христу двоих своих учеников с вопросом: Ты ли Тот, Которому надлежит прийти (т.е. Мессия), или нам ожидать иного?

Когда посланные передали эти слова Иисусу Христу, Он на их глазах исцелил многих больных и сказал: «Идите, возвестите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозирают и хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые востают и нищие благовествуютъ14, и блажен, кто не соблазнится о Мне!»

Иоанн, получивший непосредственные откровения от Бога и в пустыне, и на Иордане, во время крещения Христа, не мог сомневаться в истине полученных откровений, но под влиянием подавляющей обстановки он горел желанием слышать подтверждение их от Самого Христа.

Ответ Иисуса Христа как нельзя более должен был успокоить Иоанна: то, что передали ему ученики, было буквальным исполнением хорошо известного Иоанну пророчества Исаии о временах Мессии.

Вопрос Иоанна мог быть истолкован народом в том смысле, что Креститель поколебался в своей вере в Иисуса Христа, как в Мессию. Чтобы рассеять это неправильное мнение, Господь начал говорить народу об Иоанне и об его служении, как Предтечи Спасителя. Народ не должен думать, что это слабый, колеблющийся человек, подобно тростнику склоняющийся то в одну, то в другую сторону; он совсем не похож на придворных льстецов, окружающих Ирода; Он пророк, и даже больше, чем пророк, ибо о нем было сказано Малахией: «Вот Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою»15. Он – Предтеча Мессии, и из рожденных женами нет ни одного пророка, который бы стоял выше Иоанна Крестителя.

И Моисей, и позднейшие пророки пророчествовали о будущем пришествии Спасителя, Иоанн же возвестил Его явление. Он и есть тот Илия, пришествие которого должно предшествовать явлению Мессии, как было предсказано пророками.

Прощение грешницы на вечери в дому фарисея Симона. (Лк. 7:36–50).

Один из раввинов, жител Галилеи, по имени Симон, был так заинтересован учением и особенно чудесами Иисуса Христа, что пригласил Его к себе вкусить пищи.

Приглашая Иисуса Христа, Симон тем не менее желал показать и Ему, и другим своим гостям, что Он вовсе не почетный гость и должен считать за честь быть въ обществе фарисеев.

Встречая гостей, хозяин приветствовал каждого словами: «Господь с тобой», при чем целовал его в щеку. Когда гости занимали указанные им места за столом, слуга приносил воды и омывал им ноги, а затем помазывал головы благовонным маслом и подавал воду для омовения рук. Если хозяин желал оказат особенное внимание гостю, он сам служил при помазании и омовении. Таков был обычай.

Никаких знаков внимания Иисусу Христу оказано не было. Когда возлегли за стол, в дом вошла женщина и, приблизившись к Иисусу Христу, возлила благовонное миро на Его ноги, плакала и целовала их и отирала своими волосами.

Оказывать такие знаки внимания лицам почтенным, каковы раввины, было делом обычным, но поступок женщины возмутил хозяина. Помимо того, что женщины вообще не присутствовали при собраниях мужчин, вошедшая была известна всемь как грешница, и присутствие ее, да еще с непокрытой головой, в доме фарисей считал позором для себя. Он ничего не сказал ни Христу, ни женщине, но подумал, что если бы Христос был действительно пророк, то знал бы, какая женщина прикасается к Нему и не допустил бы ее до Себя. Мысль эта не укрылась от Господа, и Он, обратившись к хозяину, сказал: «Симон! имею нечто сказать тебе». –  «Скажи, Учитель», отвечал Симон. «У одного заимодавца», сказал Господ «было два должника: один должен был 500 динариев, а другой – 50; но как они не имели, чем заплатить – нростил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его?» Не подозревая, что сказанная притча может иметь отношение к нему, Симон отвечал: «думаю, тот, кому более простил». Тогда Господь сказал ему: «Право рассудил ты» и, обратясь к плачущей женщине прибавил: «видишь сию жену? Я пришел в дом твой и ты воды Мне не дал на ноги, а она слезами облила Мне ноги и власами главы своей отерла. Ты целования Мне не дал, а она с тех пор, как Я пришел, не престает лобызать у Меня ноги. Ты главу Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. И того ради, скажу тебе: отпущаются грехи ея многие за то, что возлюбила много; а кому мало оставляется, меньше любит».  – «Отпущаются тебе грехи», сказал Господь женщине «вера твоя спасла тебя, иди в мире».

Притча о Сеятеле. (Мф. 13:1–23; Мк. 4:1–20; Лк. 8 4–15).

Свое учение Иисус Христос излагал иногда в притчах. Притчей называется такая форма изложения, в которой религиозная или нравственная истина разъясняется наглядно, под образом какого-либо явления природы или случая из обыденной жизни. Выведенный из такого рассказа нравственный урок производит сильное впечатление и твердо удерживается в памяти. Такой способ обучения был давно известен евреям и часто употреблялся раввинами.

Однажды Иисус Христос вышел на берег Галилейского озера, чтобы учить народ, ежедневно сходившийся во множестве слушать Его.

Господь вошел в лодку, сел и начал говорить: «Вышел сеятель сеять семя свое, и когда сеял, иное пало при пути и было потоптано, и птицы небесныя поклевали его; а иное пало на камнь, где немного было земли, и скоро взошло; когда же возосшло солнце, увяло и, не имея влаги, засохло; а иное пало в терние, и взошло терние и подавило его; иное же пало на добрую землю и дало плод: где во сто крат, и где в шестьдесят, и где в тридцать. Сказав это, Господь возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!»

Первая же причта, сказанная Иисусом Христом, показала, что в числе Его слушателей многие пришли из праздного любопытства: не дав себе труда выяснить скрытый в ней урок, они безпечно разошлись по домам. Других, и в числе их апостолов, напротив, притча заинтересовала, и они просили Его разъяснить им ее значение. Господь дал это объяснение. Он сказал, что семя означает слово Божие. Утоптанная твердая почва при дороге означает людей беспечных, равнодушно относящихся к высшим потребностям человеческого духа. Они рассеянно слушают слово Божие, не вникают в него, а потому быстро забывают, и дьявол легко похищаетъ добрые семена, попавшие в сердце такого человека. Каменистая почва означает людей, которые внимательно слушают слово Божие, одушевляются им, но непостоянны: они веруют, когда ничто не мешает им веровать покойно; а явится какое-либо искушение, или нападет скорбь, или станут смеяться над их верой, а тем более при гонениях и преследованиях – соблазняются и отпадают от веры. Земля, поросшая тернием, означает людей, в сердце которых греховные склонности и привычки настолько укоренились, что заглушаютъ семя слова Божия.

Наконец, добрая земля – это люди, которые принимают слово Божие со всем вниманием и усердием и руководятся им во всех случаях своей жизни. Чем глубже слово Божие проникает в сердце человека, тем более приносит оно духовных плодов, тем более приближает человека к Богу.

Таким образом, в притче о Сеятеле Господь показал, что Царствие Божие есть внутреннее возрождение человека по действию слова Божия. Оно является не вдруг, а постепенно, подобно возрастанию семени.

Хорошие рост и плоды посева бывают только на хорошей почве, так и слово Божие бывает живо и действенно только в сердце чистом и восприимчивом.

Притча о семени и плевелах. (Мф., 24 –43).

Верующие во Христа не должны смущаться тем, что в их обществе окажутся люди порочные. Так и должно быть, потому что вместе с добрым семенем слова Божия в сердцах людей могут найти благоприятную почву и семена зла, рассееваемые дшволом. В земной жизни трудно произвести строгое общее разграничение между злыми и добрыми; оно возможно и состоится в день Страшноаго Суда.

Эта мысль раскрыта Господом в притче о семени и плевелах.

«Царство небесное уподобилось человеку, сеявшему доброе семя на поле своем. Когда же спали люди, пришел враг его, и посеял плевелы посреди пшеницы, и ушел. Когда взошла зелень и вывела плод, тогда явились и плевелы. Пришедши же рабы господина сказали ему: владыка! не доброе ли семя сеял ты на поле твоемъ? Откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человек сие сотворил. Рабы же сказали ему; хочешь ли, пойдем выполем их? Но он сказал им: нет; исторгая плевелы, не исторгли бы вы вместе с ними и пшеницу. Оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы скажу жателям: соберите прежде плевелы и свяжите их снопы на сожжение, а пшеницу соберите в житницу мою».

Плевелы – растениже с ядовитыми семенами. По внешнему виду его трудно отличить от пшеницы, пока не назрели колосья.

Когда ученики попросили Иисуса Христа объяснить эту притчу, Он сказал: Сеющий доброе семя есть Сын человеческий; поле есть мир; доброе семя  сии суть сыны Царствия, а плевелы сыны лукаваго; а враг, посеявиший их, есть дьявол; а жатвакончина века есть, а жателиАнгелы суть. И как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: послет Сын человеческий Ангелов Своих, и соберут от Царствия Его все соблазны и творящих беззакония и ввергнут их в печь огненную: там будет плачь и скрежет зубов. Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царствии Отца их».

Дав это разъяснение, Господь снова повторил: «Кто имеет уши слышать, да слышит!»

Укрощение бури на озере. (Мф. 8:23–27; Мк. 4:35–41; Лк. 8:22–25).

В тот день, когда Иисус Христос произнес притчи о сеятеле и о семени, вечером Он снова пришел к Галилейскому озеру, вошел в лодку и велел ученикам грести, направляясь к южному берегу.

Галилейское или Генисаретское озеро, лежащее много ниже уровня моря, в глубокой котловине, образуемой окрестными горами, большей частью бывает спокойно; но по временам на нем происходят внезапно сильные волнения.

Утомленный дневным трудом, Иисус Христос прилег на корме и погрузился в сон. Между тем стало темнеть и поднялась страшная буря. Волны высоко вздымались и грозили опрокинуть легкую лодку и потопить всех путников. Господь спал. Убедившись в полном бессилии бороться с разбушевавшейся стихией, ученики разбудили Его и в ужасе кричали: « Наставник, Наставникъ! погибаем. Господи! спаси нас! » «Что вы страшливы так, маловеры», спокойно ответил Господь, встал с кормы и со властью, свойственной Сыну Божию, сказал буре:  «умолкли!» и волнению: «перестань!»  Буря мгновенно утихла, улеглись волны, и настала совершенная тишина. «Где же вера ваша?» сказал Господь, обращаясь к учениками. А ученики в страхе и недоумении говорили друг другу: «Кто есть Сей, что и ветрам повелевает и воде, и послушают Его?»

Лодка спокойно продолжала плавание и причалила к берегу недалеко от города Гадары.

Исцеление Гадаринского бесноватого. (Мф. 8:28–34; Мк. 5:1–20; Лк. 8:26–89).

Город Гадара находился на горной возвышенности южного берега Галилейкого озера. В мягкой известковой почве городских окрестностей было много природных и искуственных пещер, обращенных жителями города в гробницы.

В этих пещерах скрывался бесноватый, наводивший ужас на всех окрестных жителей своей свирепостью. Никто не решался проходить той дорогой, близ которой находил убежище этот несчастный. Совершенно нагой, с диким воплем днем и ночью бродил оне среди гор. Были попытки связать его, но с невероятной силой он разрывал узы и цепи, в судорожных конвульсиях бился о камни и весь израненный снова убегал в свое страшное одиночество.

Мы слишком мало знаем о мире духов, чтобы выяснить со всей подробностью вопрос о бесновании. В евангельской истории упоминаются многочисленные случаи, когда человек подпадал под особенное воздействие дьявола и не в силах был противиться его воле. О подобных случаях, напоминающих евангельские рассказы, и теперь передают путешественники в странах Востока.

Когда Господь вступил на берег, бесноватый сейчас же устремился к Нему, упал пред Ним на землю и воскликнул, невольно подчиняясь овладевшей им темной силе: «что Тебе до нас, Иисус, Сын Бога Вышняго? Заклинаем Тебя Богом Живым, не мучь нас прежде времени!» «Как тебе имя?» спросил Господь. «Легион – имя мне», последовал ответ «потому что нас много». Господь велел бесам оставить человека. Они повиновались, но умоляли не прогонять их в бездну, а дозволить остаться в этой стране.

По склонам горы в это время паслось большое стадо свиней. Бесы просили, чтобы им дозволено было войти в свиней. Господь не отказал. Тогда все стадо под воздействием бесовским, стремительно бросилось в море, и все животные потонули. Перепуганные пастухи убежали в город и рассказали там обо всем случившемся.

Городские жители поспешили к месту происшествия. Увидав страшного бесноватого, в полном рассудке, сидящего у ног Христа, и выслушав от пастухов подробности о гибели стада, они пришли в ужас и просили Господа уйти из пределов их страны.

Господь вошел в лодку, чтобы отплыть обратно. Исцеленный просил взять его с Собой, но Господь дал ему повелиние идти домой и рассказать своим согражданам о том, как помиловал его Бог.

Исцеленный исполнил повеление и проповедывал в окрестных городах об Иисусе Христе, и все дивились, слушая его.

Исцеление кровоточивой женщины в Капернауме и воскрешение дочери Иаира. (Мф. 9:18–26; Мк. 5:22–43; Лк. 8:40–56).

Из Гадары Иисус Христос снова возвратился в Канернаум. При входе в город Его встретил один из начальников синагоги, по имени Иаир. Глубокое горе постигло его: единственная дочь, двенадцатилетняя девушка, находилась при смерти. Он пал на колена пред Иисусом Христом и просил Его прийти и возложить на больную руку, чтобы возвратить ей здоровье. Иисус Христос сейчас же направился к дому Иаира. Многочисленная толпа, встретившая Его еще на берегу, последовала за Ним. Среди нее находилась одна женщина, двенадцать лет страдавшая кровотечением. Она лечилась у многих врачей, пролечила все имение, но не только не получила никакой пользы, но чувствовала себя все хуже и хуже. Твердо веруя, что одно прикосновение к Иисусу Христу подаст ей исцеление, она протеснилась через толпу и незаметно прикоснулась к одежде Спасителя. В тот же момент она почувствовала себя вполне здоровой. Как ни осторожно было это прикосновение, оно не укрылось от всеведения Господа. Он спросил: «кто прикоснулся ко Мне?»  Народ теснился около Христа, и потому вопрос Его вызвал общее недоумение, которое и высказано было апостолом Петром: «Наставник!», сказал он «народ окружает Тебя и теснит, и Ты говориш: кто прикоснулся ко Мне?» Иисус Христос сказал: «прикоснулся ко Мне некто: Я почуял силу, исшедшую из Меня». Женщина, видя, что она не может утаиться от Господа и боясь, чтобы в наказание за ее дерзновение не возвратилась опять ее болезнь, с трепетом упала к ногам Его и рассказала все, что с ней произошло. «Дерзай, дщерь», успокоил ее Господь  –  «вера твоя спасла Тебя; иди в мире и будь здорова от твоей болезни».

Пока происходило все это, больная дочь Иаира скончалась. Когда печальную весть сообщили отцу ее, тому казалось, что Иисусу Христу идти в его домъ уже не зачем. Но Господь продолжал путь, сказав Иаиру: «Не бойя, токмо веруй, и спасена будет». Иаир молчал. Когда Иисус Христос подходил к дому, родные и знакомые умершей начали жалобный плач, без которого не обходились ни одни похороны у евреев. «Что смущаетесь и плачете?» –  сказал Господь, вошедши в дом – девица не умерла, но спит». Присутствующие с насмешкой выслушали эти слова, так как знали, что девица умерла. Иисус Христос потребовал, чтобы вышли из комнаты все, за исключешем родителей умершей и троих учеников –  Петра, Иакова и Иоанна. Когда это было исполнено, Он взял умершую за руку и сказал: «Отроковица, восстань!» –  Девица воскресла. Велев дать ей пищи и запретив родителям разглашать о чуде, Господь удалился.

Отправление двенадцати апостолов на проповедь. (Мф. 10; Мк. 6:7–13; Лк. 9:1–6)

Апостолы, сопровождая  Иисуса Христа в Его путешествиях по Галилее и Иудее и слушая, как Он научает людей, и сами постепенно подготовлялись к ожидавшему их великому делу всемирной проповеди Евангелия. Нужно было испытать им свои силы и способности в самостоятельной проповеди, и Господь послал их в города и селения Галилеи. Перед отправлением учеников на проповедь, Иисус Христос дал им подробные наставления. Они должны проповедывать о наступлении Царствия Божия только среди евреев, избегая пределов Самарии и городов с языческим населением. Господь облек их сплой совершать чудеса, исцелять больных, воскрешать мертвых и прогонять бесов, поставив при этом непременным условием, чтобы эти чрезвычайные дары подавались вполне бескорыстно. Всякие житейские заботы должны быть оставлены ими, и они всецело должны предать себя воле Божией.

Путешественники обыкновенно запасались лишней одеждой, пищей, которую несли в особой корзине, и кожаным кошелем с деньгами, привешанным к поясу. Ничего этого не должны брать с собой ученики Господа. Даже обычные сандалии они не должны заменять дорожными башмаками и, единственно, что разрешено им взять из дорожных вещей – это посох.

В каждом городе, который посетятъ, они не должны переходить из дома в дом, а остановиться в каком либо одном, хозяин которого окажется наиболее достойным чести принять их, как посланников Сына Божия. Если где откажутся их принять, они должны удалиться оттуда, уйти от этих людей как от язычнихов и идти в другое место.

Ни в каком случае они не должны падать духом, когда придется встретиться с теми или другими непритностями. Спаситель Сам не былъ свободен ни от клеветы, ни от тайных и явных врагов, и ученики Его не должны надеяться, что с ними будутъ обходиться лучше.

Горе тем людям, которые не примут посланников Господа и великая награда ожидает тех, которые окажут им свое расположение. Даже тот, кто утолит жажду их чашей холодной воды – не останется без награды.

Получив эти наставления от Господа, ученики отправились и проповедывали по городам и селениям Галилеи. Проповедь имела большой успех, так как имя Иисуса Христа было славно по всей Галилее, а совершаемые апостолами чудеса не оставляли сомнений в истине их слов.

Мученическая кончина Иоанна Крестителя. ( Мф. 14:1–12; Мк. 6:14–29; Лк. 9:7–9 )

Ирод Антипа был женат на дочери Арефы, царя набатейского, владения которого примыкали к Перее с южной стороны. Он разошелся с женой и женился на Иродиаде, жене брата своего Ирода Боэта, называвшегося также Филиппом.

Иродиада была дочь Аристовула, старшего брата Антипы и Боэта, и брак ее с Антипой был крайним беззаконием, так как и жена Ирода и муж Иродиады были живы.

Строгий ревнитель закона, Иоаннъ не мог не возвысить своего голоса против такого беззакония.

Обличения пророка возбудили против него сильную злобу Иродиады, и она искала случая погубить его.

Ирод Антипа имел обыкновение ежегодно праздновать день своего рождения большим пиром. На торжество приглашались начальники войска, старейшины народа, правители соседних племен и другие вельможи. Одним из таких пиров, происходившим в Махеронском дворце, в Перее, и воспользовалась Иродиада, чтобы погубить Крестителя.

Сама она на пиру не присутствовала, так как обычай не дозволял женщинам принимать участие в пиршествах мужчин, но дочь ее Саломия, вопреки обычаю, вошла на пир и плясала пред Иродом и его гостями.

Такой поступок был крайне неприличен, но Саломия знала, что делала. Ирод пришел в восторг от ее пляски и со свойственной ему хвастливостью, отуманенный к тому же вином, обещал с клятвой дать ей все, чтобы она ни попросила, даже половину своих владений. Саломия, конечно, знала, что все это пустые слова, так как Ирод не мог делать таких подарков без согласия императора. Она и не стала просить ничего, а пошла и рассказала все матери.

Иродиада велела дочери идти и просить голову Иоанна Крестителя. Саломия не противоречила и, возвратившись на пир, сказала, чтобы ей сейчас же принесли сюда, на блюде голову Иоанна Крестителя. При жестоких нравах того времени подобные кровавые расправы особенно с рабами и пленниками были нередки у язычников. Тем не мение Ирод был опечален. Он невольно преклонялся пред духовным величием Крестителя и боялся дурных последствий от его убийства.

С другой стороны ему казалось позорным нарушить клятву, данную в присутствии стольких свидетелей. Борьба впрочем продолжалась недолго: один из воинов был послан в темницу с приказанием принести сейчас же голову Крестителя. Темница находилась недалеко, и приказание было быстро исполнено. Окровавленное блюдо с головой Крестителя было тут же на пиру вручено Саломии, а последняя, передала его матери.

Обезглавленное тело взяли ученики Иоанна и погребли его, а потом пошли к Иисусу Христу и рассказали Ему обо всем случившемся.

Мученическая кончина Крестителя лишила убийцу душевного покоя. Он не мог оставаться в Махероне и поспешил возвратиться в Тивериаду, но и здесь не нашел успокоения. Расстроенному воображению его представлялось, что Иисусъ Христос есть ни кто иной, как воскресший Креститель. Ирод и боялся Его, и хотелось ему видеть Его.

Иисус Христос удалился за Иордан. С Ним пошли и ученики Его, возвратившиеся из своего проповеднического путешествия.

Чудесное насыщение более 5000 человек пятью хлебами и двумя рыбами. (Мф. 14:13–23; Мк. 6:31–46; Лк. 9:10–17; Ин. 6:1–15).

Во время пребывания в Галилее однажды Иисус Христос со Своими учениками отплыл на лодке по Галилейскому озеру по направлению к Вифсаиде. Этот небольшой город, названный тетрархом Филиппом в честь дочери Августа Юлией, находился на северном берегу озера.

Собравшийся у озера народ видел, как отплыла лодка, и многие пошли по тому же направлению сухим путем, по берегу, и пришли на место скорее, чем прибыла лодка. Дорогой к ним присоединилось еще много народа и потому, когда Иисус Христос вышел на берег, Его встретила толпа, в которой одних мужчин было около 5000 человек, не считая женщин и детей. Между ними было несколько человек больных. Глубоко жаль стало Господу этих людей, переходящих с места на место, как овцы, не имеющие пастыря. Он исцелил больных и, войдя на возвышенный берег, сел и стал учить собравшийся народ. Учение продолжалось долго. Уже день стал клониться к вечеру, а Господь все продолжал говорить.

Ученики напомнили Ему, что время отпустить народ, так как место здесь пустынное и, чтобы добыть пищи, нужно идти в окрестные селения.

«Не нужно им уходить» – ответил Господь «вы дайте имъ есть». Филипп сказал, что для такого множества народа потребуется хлеба не менее, как на двести динариев, да и того не будет достаточно, чтобы каждому досталось хоть понемногу. Иисус Христос велел ученикам посмотреть, не найдется ли хлеба у собравшихся. Только у одного мальчика нашлось пять ячменных хлебов и две печеные рыбы, которые и были поданы Господу.

Иисус Христос велел ученикам разместить народ на траве рядами, как бы во время обеда. Когда все разместились, Он взял хлебы, возвел очи Свои на небо и, воздавши хвалу Богу, преломил и начал раздавать ученикам, а те – народу. Тоже было сделано и с рыбами. Все ели и насытились. И хлеба и рыбы было так много, что когда после насыщения стали собирать остатки, ими наполнили двенадцать корзин.

Чудо произвело великое впечатление. Все единогласно говорили, что Иисус Христос действительно тот Пророк, Который должен прийти в мир, т.е. Мессия, и хотели сейчас же провозгласить Его царем.

Заметив эту попытку, Иисус Христос приказал ученикам войти в лодку и плыть в Галилею, а Сам, отпустив народ, удалился в окрестные пустынные горы.

Хождение Иисуса Христа по водам. (Мф. 14:24–34; Мк. 6:45–53; Ин. 6:16–21).

Долго ждали ученики  Иисуса Христа, сидя в лодке, но Он не приходил. Наступала ночь, и они отплыли одни.

На озере начиналась буря. Дул сильный встречный ветер, лодку било волнами, и она подвигалась вперед крайне медленно.

Близился рассвет, когда ученики, находясь на средине озера, заметили, что к ним приближается Иисус Христос, идя по водам. Он был уже близко и, казалось, шел мимо лодки. Ученики приняли Его за призрак и в страхе начали кричать. Господь сказал им: «Дерзайте, это – Я, не бойтесь». Тогда Петр воскликнул: «Господи! Если Ты, повели мне прийти к Тебе по водам» и, получив разрешение, вышел из лодки и действительно пошел по воде. Однако пламенная вера его сейчас же поколебалась страхом от сильного волнения, и он стал тонут. «Господи! спаси меня», в страхе проговорил он. Иисус Христос протянул ему руку и, упрекнув в маловерии, подвел к лодке, в которую и вошел вместе с ним.

Лишь только Господь вошел в лодку, буря утихла. Пораженные всем случившимся, ученики поклонились Господу и сказали: «воистину Сын Божий еси». В это время они увидели, что лодка пристала к берегу, именно к тому месту, к которому им было нужно.

Беседа Иисуса Христа о причащении верующих Тела и Крови Его. (Ин. 6: с 22).

За поздними временем и вследствии разразившейся бури, некоторые из народа, чудесно насыщенного Иисусом Христом, не пошли домой, а провели ночь на берегу. Они выдели, как отплыла лодка с учениками Господа, видели, что Его в лодке не было, и недоумевали, где Он? Когда на другой день утром они возвратились в Капернаум и увидали Его в синагоге, то с изумлением спросили: Равви, когда Ты сюда пришел? О чудесном хождении Его по водам они не знали.

«Истинно говорю вам» – сказал Господь «ищете Меня потому, что ели хлебы и насытились. Ищите же не пищи тленной, но пищи, пребывающей в жизнь вечную; такую даст вам Сын Человеческий».

Его спросили, что же нужно для того, чтобы творить дела Божии? Он ответил, что нужно веровать в Того, Кого послал Бог. «Какое же Ты дашь знамение», сказали Ему «чтобы мы видели и поверили Тебе?»

Чудеса, совершенные Иисусом Христом, казались им недостаточно убедительными по той причине, что в этих чудесах они не усматривали участия неба. Фарисеи говорили, что Христос совершает чудеса силою Вельзевула, князя бесовского, и потому народ не должен им верить, как не верили отцы их чудесам мудрецов Фараона. Земля, объясняли фарисеи, полна демонов, и князь бесовский даетъ силу совершат чудеса людям, угодным ему, чтобы этими чудесами ввести в обман и погубить народ Божий. На небесах злые духи силы не имеютъ, и потому знамения неба несомненно от Бога. Таковы чудеса Илии, заключившего небо и потом сведшего с него огонь и дождь, Иисуса Навина, повелевавшего солнцем, и особенно Моисея, давшего народу манну с неба.

Было всеобщее верование, что явление Мессии будет ознаменовано необычайным небесным знамением, подобным схождению манны небесной, но еще более поразительным. Такого знамения и требовал теперь народ.

Господь сказал, что отцы их ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, который Он дает им, есть хлеб жизни; это – плоть Его, которую отдастъ Он за жизнь мира.

В народе послышались недоуменные вопросы  – как Он может дать нам есть Свою плоть? Иисус Христос еще раз повторил сказанное, прибавив, что если они не будут есть плоти Сына человеческого и пить крови Его, то не будут иметь в себе жизни: «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеетъ жизнь вечную, и Я воскрешу Его в последшй день».

Слова Господа показались народу столь странными, что многие тотчас же отошли от Него. «И вы не хотите ли отойти? – спросил он учеников. Петр ответил за всех: «Господи! К кому пойдем? У тебя глаголы жизни вечной, и мы уверовали и познали, что Ты – Христос, Сын Бога Живаго».

«Не Я ли вас двенадцать избрал, – и один из вас диавол», в первый раз сдеёлал Господь намек на Своего предателя.

V. Третий год спасительного служения Господа Иисуса Христа. Исцеление бесноватой дочери хананеянкн. (Мф. 15:21–28; Мк. 7:24–30).

С каждым днем для книжников (раввинов) и фарисеев становилось очевиднее, что с распространеним учения Иисуса Христа, их влияние на народ, упрочившееся веками, заметно поколебалось. Господь открыто называл их вождями слепыми, ведущими людей к погибели. Они готовы были прибегнуть ко всяким мерам, даже к насилию, чтобы заставить Христа умолкнуть, как заставили Крестителя, но боялись народного волнения.

Обличения Господа падали одинаково и на книжников с фарисеями, и на саддукеев, и на иродиан. Все эти партии, взаимно презиравшие одна другую, теперь соединялись, чтобы общими силами, так или иначе, погубить Иисуса Христа.

Господь знал, какую смертельную ненависть питают к Нему высшие сословия народа, знал, к какому концу приведет она, и спокойно продолжал Свое великое дело. Час страданий Его не наступил, и Он временно удалился из Галилеи в окрестные страны.

Иисус Христос направился в пределы приморских городов Финикии – Тира и Сидона. С Ним пошли и ученики Его. Коренное население в Финикии было языческое, но здесь жило немало и евреев.

Господь не имел намерения проповедывать в этой языческой местности и не желал, чтобы знали о Его прибытии, но слава о Нем разнеслась и в этих местах, и Его сейчас же узнала одна хананеянка. У этой женщины была бесноватая дочь. Хананеянка знала, как много больных получили исцеления от Иисуса Христа, и пошла вслед за Ним, громко крича: «Помилуй меня, Господи, Сын Давидов, дочь моя люто беснуется». Господь не отвечал. Женщина не отставала и продолжала кричать. Апостолы стали беспокоиться, как бы крик ее не привлек народ, и просили Господа отпустить ее.

«Послан Я только к овцам погибшим дома Израилева», сказал Господь и с этими словами вошел в дом. Женщина последовала за Ним и, припав к ногам Его, молила: «Господи! помоги мне».

Евреи только себя считали сынами Всевышнего, а на других людей смотрели как на псов, терпимых Богом только по Его милосердию. Язычникам был известен этот взгляд, и женщина хананеянка не была удивлена, когда Господь употребил это народное сравнение язычников с собаками, а евреев с детьми.

Желая испытать веру хананеянки, Господь сказал: «Не добро отнять хлеб у детей и повергнуть псам». Женщина поняла мысль Господа и с живостью возразила: «Так, Господи, ведь и псы ядят от крупиц, падающих от трапезы господ своих». Она не оспаривала справедливого преимущества Евреев, но веровала, что и язычники не отвержены Богом. Иисус Христос был растроган этой великой верой язычницы и сказал: «О, жена! велия вера твоя, буди тебе по хотению твоему». Дочь хананеянки тотчас же исцелилась, так что женщина, по возвращении домой, нашла ее уже совершенно здоровой.

Беседа Иисуса Христа с учениками на пути к Кесарии Филипповой. (Мф. 16:13–28; Мк. 8:27–88; Лк. 9:18–27).

От пределов Тира и Сидона Иисус Христос прошел к верховьям Иордана, перешел на левый берег его и направился к Кесарии Филипповой.

Кесария, названная Филипповой в отличии от другого города того же имени, в Самарии, находилась на севере Палестины, близ гор Большого Ермона. Это был один из древнейших городов этой местности, перестроенный тетрархом Филиппом и названный им Кесарией в честь Кесаря Августа.

Подходя к пределам этого города, Иисус Христос спросил учеников, за кого Его почитают в народе?

Ученики отвечали, что одни думают, что Он воскресший Креститель, другие считают Его Илией пророком, иные – Иеремией  или вообще одним из древних пророков, воскресшим из мертвых.

«Вы же за кого меня почитаете?» – спросил Господь учеников. «Ты еси Христос, Сын Бога Живаго!» – с живостью отвечал Симон-Петр.

«Блажен ты, Симон, сын Ионинъ», сказал Господь «что не плоть и кровь открыли тебе, но Отец Мой, Иже на небесах. И Я говорю тебе: ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь Мою, и врата адовы не одолеют ея; и дам тебе ключи Царства Небеснаго; и что свяжеш ты на земли, будет связано на небесах, и что разрешишь на земли, будет разрешено на небесах».

Петр первый из апостолов удостоился за свою пылкую ревность в вере услышать от Господа о тех преимуществах, какие ожидают их в Церкви Христовой. Несколько позже тоже повторит Господь и другим апостолам.

С этого времени Иисус Христос, и прежде говоривший ученикам о предстоящих Ему страданиях и смерти, стал говорить об этом часто и определенно. Но первое же ясное предсказание о предстоящих страданиях было встречено апостолами полным недоумением. «Милосерд Ты, Господи», сказал Петр «не будет этого с Тобою». И Петр, и другие апостолы еще не отрешились от мысли о славном царстве Божием на земле. Поэтому Господь строго остановил начавшего говорить Петра: «Отойди от Меня, сатана, ты Мне соблазн, не мыслишь о том, что Божие, а что человеческое».

Обратившись затем ко всем ученикам, Иисус Христос сказал: «Если кто хочет по Мне идти, да отвержется себя, и возмет крест свой, и по Мне идет; ибо кто хочет душу свою спасти (для земных благ), погубит ее (для благ небесных); а кто погубит душу (жизнь) свою Меня ради (на земле), тот обретет ее (в вечности). Какая польза человеку, если мир весь приобретет, а душу свою повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими, и тогда воздаст каждому по делам его».

Сказав и это, Господь обещал явить славу Своего Божества некоторым из учеников прежде, чем наступят дни Его страданий.

Преображение Господне. (Мф. 17:1–13; Мк. 9:1–13; Лк. 9:28–36).

Иисус Христос знал, что Его страдания и смерть будут тяжелым испытанием для неокрепшей веры учеников Его.

Для них оставалось непонятным и глубоко печалило Его предсказание о том, что войти в славу Свою Он должен путем страданий и крестной смерти. Нужно было особенное знамение для того, чтобы они признали божественную необходимость креста.

Прошла неделя после того, как Господь обещал явить некоторым ученикам славу Свою. Он взял Петра, Иакова и Иоанна и пошел с ними на гору Фавор. Оставив их на склоне горы, Господь поднялся выше и стал молиться. Молитва продолжалась долго и ученики заснули, утомленные дневным трудом.

Проснулись они от необыкновенного света, возсиявшего на горе и увидели славное преображение Господа.

Лице Его сияло подобно солнцу, одежды были белы как снег и блистали светом.

Два великие пророка Моисей и Илия явились из горнего мира и беседовали с Ним о последних днях Его земной жизни, которую Он должен кончить крестной смертью в Иерусалиме.

Неизъяснимый восторг наполнил сердца апостолов. Желая как можно более продлить эти чудные минуты, Петр воскликнул: «Господи! добро нам здесь быть; если хочешь, сотворим здесь три сени: Тебе едину, и Моисею едину и едину Илии».

Восторг был так велик, что Петр и сам не ясно сознавал, что он говорит. Еще не успел он кончить своих слов, как светлое облако осенило Христа и явившихся пророков.

Это новое видение повергло апостоловъ в великий страх, так как они приняли его за знак присутствия Божия: именно в таком облаке Бог являл Свое присутствие и при Моисее, и в позднейшие времена. Страх еще более усилился, когда они ясно услышали голос Господа Бога, говоривший из облака: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволение Мое; Того слушайте.»

Ученики пали лицем на землю и оставались в таком положении, пока Иисус Христос Сам подошел к ним и, прикоснувшись, сказал: «встаньте и не бойтесь». Ученики встали и увидели Иисуса Христа в Его обыкновенном виде. Ни света, ни облака, ни небожителей уже не было.

Когда Иисус Христос и три апостола сходили с горы, Он заповедал им никому не говорить о том, что видели до того времени, когда Сын Человеческий воскреснет из мертвых. Повинуясь повелению, они никому не сказали о том, что удостоились видеть на Фаворе.

Исцеление бесноватого отрока. (Мф. 17:14–21; Мк. 9:14–29; Лк. 9:37–42).

Предсказания Иисуса Христа об ожидающих Его страданиях и смерти, так часто повторяемые Им в последнеи дни пред Преображением, глубоко печалили учениковъ Его.

Боязнь и смущение пред будущими событиями колебали веру их. В то время, как Петр, Иаков и Иоанн были свидетелями Преображения Господня, остальные девять учеников пережили очень тяжелые часы.

Один иудей привел сына, одержимого беснованием, к Иисусу Христу именно в то время, когда Господь был с троими учениками на Фаворе. Больной очень страдал, и отец просил апостолов, чтобы они исцелили его. Исцеления разного рода больных и изгнание бесов они совершали неоднократно во время своего проповеднического путешествия по Галилее, но на этот раз ничего не могли сделать для больного, так как вера их была поколеблена.

Это обстоятельство вызвало насмешки со стороны раввинов. Между ними и апостолами произошел спор, въ который вмешался и собравшийся народ.

Во время этого спора пришел Иисус Христос. Когда Он спросил о чем спорят, из толпы выделился отец больного и подробно разсказал, как тяжко страдает его сын и как ученики безуспешно пытались исцелить его. Выслушав рассказ, Господь воскликнул: «о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? Доколе Мне терпеть вас?»  и велел привести больного. Как только бесноватый увидал Господа, упал на землю в страшных конвульсиях и с пеной у рта. «Давно ли это с ним сделалось?»  –  спросил Господь. «Из детства», отвечал отец: «много раз (дух) бросал его и в огонь, и в воду, –  погубить его. Но, если что можешь, помоги нам, милосердуй о нас».

Иисус Христос ответил: «когда что можешь веровать, все возможно верующему». Тогда отец со слезами воскликнул «верую, Господи! помоги моему неверно!»  Иисус Христос видя, что со всех сторон сбегается народ и теснится, властным голосом приказал дьявлу выйти из человека и впредь не входить в него.

Раздался дикий вопль, больной затрясся всем телом и стал недвижим, так что многие думали, что он умер. Иисус Христос взял его за руку, поднял и отдал отцу. Отрок быль совершенно здоров. Народ громко выражал свое удивление пред могуществом Божиим, так явно выражавшемся в делах Христовых.

Когда Иисус Христос остался наедине со Своими учениками и они спросили Его, почему они не могли изгнать беса, Он сказал: «за неверствие ваше; истинно говорю вам: если имеете веру с зерно горчичное, скажете горе сей: перейди отсюда туда, и перейдет; и ничто невозможно будет вам; сей же род (дьявольский) не исходит ничем, токмо молитвою и постом».

После Преображения Иисус Христос пробыъ некоторое время в пределах Галилеи.

Прежде он всегда был окружен народом, теперь же оставался наедине с учениками и постепенно подготовлял их к тяжелым дням Своих страданий. Он напоминал о чудесах, совершенных Им, говорил, чтобы апостолы постоянно держали их в памяти и не смущались бы духом, когда Сын Человеческий будет предан в руки человеческие, и когда убьют Его: по убиении Он воскреснет в  третий день.

Чудесная уплата священной подати. (Мф. 17:24–27).

Однажды Иисус Христос пришел в Капернаум в то время,

когда там собирали подать на храм. Каждый еврей был обязан ежегодно вносить в сокровищницу храма полсикля. Подать эта принималась исключительно еврейской монетой, сиклем, который можно было приобрести у сборщиков подати, уплатив его стоимость ходячей монетой.

Сборщики в Капернауме, узнав о прибытии Иисуса Христа в город, обратились к Петру с вопросом, не даст ли их Учитель двух драхм? Петр отвечал утвердительно и пошел сказать об этом Господу.

Как только он пришел, Иисус Христос предупредил его вопросом: с кого, по его мнению, земные цари берут подать, с собственных ли сыновей, или с подданных?

Когда Петр ответил, что по его мнению подать берется только с подданных, Иисус Христос сказал: «так, сыны свободны будут». Петр мог понять из этих слов, что он поступил опрометчиво, дав согласие за Христа, Который, как Сын Божий, не может быть приравнен к другим людям. Но народ почитал Его только за пророка, и отказ от уплаты священной для всякого иудея дани вызвал бы соблазн. Поэтому Иисус Христос продолжал: «но да не соблазним их: пойди на море, брось уду и первую рыбу, какую поймаешь прежде, возьми и открыв у ней рот, найдешь статир (четыре драхмы); его возьми и отдай им за Меня и за себя. Так Петр и поступил. Слова Господа, конечно, исполнились в точности.

Беседа Иисуса Христа с учениками в Капернауме по поводу их спора о первенстве. (Мф. 18:1–18; Мк. 9:33–37; Лк. 9:46–48).

На пути в Капернаум ученики вели между собой разговор о царстве Мессии и о тех преимуществах, которые получать они в этом царстве. При этом у них произошел спор о том, кто из них более достоин получить высшие почести. Господь знал, о чем они спорят, но до времени молчал. Когда они были уже в городе, Он спросил, о чем они спорили дорогой? Ученики не сразу ответили, так как понимали, что спора их не одобрит Господь. Тогда Иисус Христос сел и, подозвав всех двенадцать учеников, стал говорить: «Кто хочет быть первым, будь из всех последний и всем слуга». При этих словах Он подозвал бывшее тут дитя, поставил его около Себя, обнял и продолжал: «истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не внидете в Царство Небесное. Итак, кто смирится, как отроча сие, тот и больше в Царствии Небесном, и кто приимет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня приемлет; а кто соблазнит единаго из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, когда бы повесили ему мельничный жернов на шею и потонул бы в пучине морской. Горе миру от соблазнов; нужно прийти соблазнам: но горе человеку тому, от кого соблазн приходит».

После итого Иисус Христос сказал: «Если согрешит к тебе брат твой, иди и обличи его между тобой и им одним; если послушает тебя, приобрел ты брата твоего, если же не послушает, пойми с собой еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, поведай церкви, а если и церкви не послушаетъ, то будет он тебе как язычник и мытар. Истинно говорю вам, что свяжете на земли, связано будет и на небеси и что разрешите на земле, будет разрешено на небесах». Этими словами Господь всех Своих учеников облек такою же властью прощать грехи людей, какую Он раньше дал апостолу Петру, после того как тот первый открыто исповедал Его Сыном Божиим.

Притча о милосердом царе и о безжалостном должнике. (Мф. 18:21–33).

Заповедь Господа о прощении обид напомнила апостолу Петру учение о том же предмете раввинов. Они говорили, что оскорбление можно прощать до трех раз, а в четвертый раз прощать уже нельзя. Поэтому он обратился к Иисусу Христу с вопросом, сколько раз нужно прощать обиды, довольно ли прощать до семи раз?

«Не говорю тебе до семи раз, ответил Господь «но до седмижды семидесяти раз».

Человек оскорбляет Бога без числа, и однако Господь подает прощение всякому грешнику, лишь бы он раскаялся. Так должны поступать и люди, прощая друг другу обиды. Это необходимое условие для получения и себе прощения от Бога. Поэтому прощение нельзя ограничивать каким-либо определенным числом.

Для более наглядного объяснения этой мысли Господь сказал следующую притчу: «Уподобилось Царствие  Небесное человеку царю, как он восхотел сосчитаться с рабами своими. И как начал он считаться, привели к нему одного должника, что был ему должен тму (10,000) талантов. А как он не имел, чем заплатить, то повелел владыка его продать его, и жену его, и детей, и все, что имел он, и заплатить. Тогда пал раб тот и, кланяясь ему, говорил: Господи! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Умилосердившись же владыка над рабом тем, простил его и долг отпустил ему. Раб же тот, вышед, встретил одного из товарищей своих, что был должен ему сто пенязей и, ухватив его, душил, говоря: отдай мне, что ты мне должен. Тогда пал товарищ к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне и все тебе отдам. Но тот не хотел, но повел его и всадил в темницу, пока не отдаст долга. Видев то, товарищи его крепко сжалились и, пришед, сказали господину своему все бывшее. Тогда призвал его господин и говорит: раб лукавый! весь долг тот я простил тебе, так как ты упросил меня; не подобало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я тебя помиловалъ? И, прогневавшись, господин его предал его истязателям пока не отдаст ему весь долг свой.

Так и Отец Мой Небесный сотворит вам», заключил Господь, «если не отпустит каждый из вас брату своему от сердец ваших согрешения их».

Избрание семидесяти апостолов и посольство их на проповедь. (Лк. 10:1–24; Мф. 11:27–30).

Кроме двенадцати ближайших учеников у Иисуса Христа было много других постоянных слушателей, из которых некоторые просили, чтобы Он дозволил им быть всегда с Ним и неотлучаться от Него. Из этих слушателей Господь избрал семьдесят человек и послал их на проповедь о наступлении Царствия Божия. «Жатвы много»  –  сказал Господь при этом «делателей же мало; молите же Господина жатвы, да изведет делателей на жатву Свою».

Семьдесят апостолов были посланы по двое и должны были проповедывать в тех городах, в которые намеревался идти Сам Господь. Им даны были теже наставления, таже власть совершать чудеса, как и двенадцати.

Проповедническое путешествие семидесяти кончилось скоро, и апостолы возвратились с великой радостью. Проповедь их была успешна.

Господь и Сам возрадовался духом и возблагодарил Отца Небесного.

Обратившись затем к ученикам, Он произнес: «Все предано Мне Отцом Моим; и никто не знает Сына, токмо Отец, и кто есть Отец, токмо Сын, и кому хочет Сын открыть. Блаженны очи видящия, что вы видите! ибо говорю вам, что многие пророки и цари восхотели видеть, что вы видите и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали. Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я упокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, что кроток Я и смирен сердцем; и обрящете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко есть».

Исцеление десяти прокаженных. (Лкк. 9:51–53; 17:11–19).

Около полугода провел Иисус Христос на севере Палестины, ходя по разным местам. В это время Он не имел постоянного места жительства «где бы мог преклонить голову». Направляясь в Иудею, в Иерусалим, Он избрал ближайший путь через Самарию.

На этот раз самаряне встретили Его враждебно и именно потому, что Он направлялся в столь недоступный и потому ненавистный для них Иерусалим. В первом же селении ученики, посланные Им вперед найти место для ночлега, получили решительный отказ. Тогда Господь изменил свой путь и направился по малопроходной дороге между Самарией и Галилеей.

Во время этого пути около одной самаринской деревни Господь встр'Ьтилъ десять человЪкъ прокаженныхъ.

Проказа – страшная по своей продолжительности и крайне мучительная болезнь, распространенная на Востоке. Начинаясь небольшими опухолями на коже, болезнь постепенно поражала все тело. Оно начинало гнить и отпадать по частям; загнивали и разрушались кости. Страшное зловоние и опасение заразы заставляли отделять больных от общества. Они удалялись за город и жили в палатках, медленно умирая. Прокаженные считались нечистыми и обязаны были предостерегать проходящих от возможного прикосновения к ним криками: нечистъ, нечистъ!

Из десяти больных, встреченных Господом, девять были иудеи и один самарянин. Общее несчастие заставило их забыть взаимную ненависть друг к другу и соединило вместе. Они слышали о чудесах Христа, может быть и Самого Его видели раньше, и потому, как только узнали Его, стали издали кричать: Иисус Наставник! помилуй нас». «Идите», сказал Господь, «и покажитесь овященникам». Прокаженные поняли, что Господь исцеляет их, и тотчас направились к священникам, иудеи – к иудейским, а самарянин – к самаринскому. На священниках лежала обязанность удостоверять как заболевание этой болезни, так и выздоровление от нее. Только получив от священника свидетельство о выздоровлении, больной мог возвратиться к общественной жизни.

Десять прокаженных, как только отправились в путь, почувствовали полное исцеление. Иудеи продолжали идти, а самарянин тотчас же воротился воздать благодарность Иисусу Христу. Он упал к ногам Его и горячо благодарил за оказанное благодеяние. «Не десять ли очистились», –  сказал Господ «где же девять? как их нет, и не возвратились они воздать славу Богу, токмо иноплеменник сей? Встань, иди», – сказал Он самарянину – «вера твоя спасла тебя».

Притча о неправедном судии. (Лк. 18:1–8).

Иисус Христос говорил, что всегда подобает молиться и не унывать, и пояснил это притчей: «Судия был в некоем городе такой, что Бога не боялся и людей не стыдился. Вдова же некая была в том же городе и, приходя к нему, говорила: защити меня от соперника моего. И не хотел долгое время, а напоследок сказал сам по себе: хотя Бога не боюсь я и человеков не стыжусь, но как не отстает утруждать вдовица сия, защищу ее, чтобы не приходила больше докучать мне. И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог же не сотворит ли защиту избранным Своим, вопиющим к Нему день и ночь, хотя и долго терпит о них? Говорю вам, что сотворит им отмщение вскоре».

Иисус Христос на празднике Кущей в Иерусалиме. (Ин. 7).

Приближался праздник Кущей. Он начинался 15 и продолжался до 22 числа седьмого месяца тишри. На городских улицах и площадях, на плоских кровлях домов и во дворах устраивались из зеленых древесных ветвей особые палатки, в которых народ и проводил праздничные дни, в воспоминание жизни Израиля в пустыне.

Большой торжественностью отличалось празднование в Иерусалиме, особенно в первый и в последний «великий день» праздника. Как и на Пасху многочисленные паломники направлялись сюда большими караванами со всех мест Палестины.

Все ожидали, что Иисус Христос также прибудет на праздник в Иерусалим, причем многие надеялись, что Он воспользуется большим стечением народа и объявить Себя Царем – Мессией.

Особенно желали этого родственники Его по плоти. Незадолго до праздника они нарочно пришли из Назарета в Капернаум, где пребывал Иисус Христос, чтобы побудить Его к этому. На правах родства они надеялись получить в Его царстве высшие почести. Господь знал, чего от Него ожидает народ и нарочно медлил, чтобы Своим открытым вступленнием в Иерусалим не вызвать народных волнений. Для Него не было тайной все происходящее в Иерусалиме. А в Иерусалиме все заметили Его отсутствие, о Нем говорили повсюду, но никто не решался произнести вслух Его имени из страха перед отлучением, которым угрожали йудейские власти всякому, кто открыто признает себя последователем Христа.

А отлучение было тяжким наказанием для всякого благочестивого еврея Для отлученного прекращался вход в синагогу; он лишался права участвоват в общественных собраниях; его сторонились и кроме жены и детей никто не мог приближаться к нему.

Влияние книжников и фарисеев на народные массы было достаточно велико и многие соглашались с ними, что Христос –  человек опасный и вредный, что «он обольщает народ».

Между тем Господь был в Иерусалиме. Когда Он пришел, где остановился – этого никто не знал. Совершенно неожиданно Он пришел к храму и, сев в одном из притворов его, стал учить народ, который тотчас же окружил Его. Иудейские власти готовы были схватить Его, но, окруженный слушавшим народом, Он сиял таким небесным величием, что никто не осмелился поднять на Него руки.

Насталъ последний день праздника. В этот день торжественной процессией, с пением и с музыкой, несметные толпы богомольцев обходили семь раз вокруг города в воспоминание чудесного взятия Иерихона при Иисусе Навине. Другая не менее торжественная процессия направлялась к Силоаму, из которого священники почерпали воду и несли ее в золотых сосудах в храм, где и возливали на жертвенник. Шествие на источник сопровождалось пением священных слов: «жаждущие! идите на воды и в радости будете черпать воду из источников спасения». При этом многие наклонялись к источнику и пили из него.

Когда обратное шествие с источника следовало около Христа, Он встал и громко воекликнул вслух всего народа, что кто жаждет, пусть идет к Нему и пьет живую воду божественного учения. И всякий верующий в Него, сам сделается источником этой живой воды.

Видя, что Иисус Христос говорит безбоязненно, народ стал тоже высказываться вслух. Одни называли Его пророком, другие готовы были признать Его Мессией, но их смущало, что Он из Назарета, а не из Вифлиема. Всем казалось удивительным, что начальники не запрещают Ему говорить. Высказывалось даже предположение, не уверовали ли они сами в Него?

А священники и книжники, сами не имевшие смелости поднять рук на Иисуса Христа, выслали служителей с приказанием взять Его. Но посланные не исполнили приказа и в свое оправдание откровенно заявили, что были поражены словами Христа:                      «никогда человек не говорил так, как Этот Человек». Начальники дали им строгий выговор за ослушание и с упреком сказали: ужели и вы прельстились? уверовал ли в Него кто из фарисеев? напротив, один только народ, невежда в законе, – проклят он.

Никодим, тайный ученик Господа, нерешительно заметил, что закон не дозволяет осуждать человека прежде, чем выслушаютъ его и подробно разузнают об его поступках, но упреки и насмешки послышались со всех сторон: «Уж и ты не из Галилеи ли? Рассмотри и увидиш, что из Галилеи не бывало пророка». В своем озлоблении книжники забыли, что пророки не все были из Иудей, а были и из Галилеи.

Иисус Христос удалился из Иерусалима через Елеонскую гору в небольшое селение Вифанию.

Пребывание Иисуса Христа в Вифании, в доме Лазаря и сестер его. (Лк. 10:38–42).

Вифания находилась в очень недалеком расстоянии от Иерусалима, на восточном склоне Елеонской горы. В этом селении, в доме Лазаря и двух сестер его Марфы и Марии, Иисус Христос часто имел пребывание в последнее время перед Своими страданиями.

Господь любил это благочестивое семейство, которое со своей стороны питало к Нему глубокое благоговение. Обе сестры всегда с радостью встречали Христа: Марфа тотчас начинала хлопотать об угощении, а Мария стремилась слушать учение Его.

В одно из посещений, когда Мария, севши у ног Господа, слушала Его, хлопотливой Марии показалось, что сестра должна бы помочь ей услужить Гостю, и с легкой досадой сказала: «Господи! не видишь ли, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне». «Марфа, Марфа!» –  сказал Господь «заботишься ты и суетишься о многом, а едино есть на потребу. Мария же благую часть избрала, и та не отнимется у ней».

Прощение грешницы. (Ин. 8:2–11)

Из Вифании Иисус Христос нередко приходил в Иерусалим и беседовал с народом в притворах храма. В одно из таких посещений книжники подвели к нему женщину, виновную в грубом нарушении нравственности, и потребовали, чтобы Он высказал Свое мнение о том, как поступить с ней. Закон Моисея повелевал таких грешников побивать камнями, но на деле этот законъ уже давно не применялся.

Книжники имели намерение обвинить самого Иисуса Христа, какое бы Он ни высказал мнение. Если бы Он потребовал прощения грешнице, они объявили бы Его нарушителем закона, а если бы Он высказался за исполнение предписаний Моисеева Закона, они обвинили бы Его в жестокости. Господь знал их лукавство и ничего не отвечал а, наклонившись, писал что-то на песке.

Книжники сочли такое поведение Христа замешательством и настойчиво требовали ответа. Тогда Господь поднял на них глаза и сказал, что тот, кто свободен от грехов, пусть и броситъ в нее первый камень, и снова наклонился и продолжал писать на песке.

Когда через некоторое время Он вторично поднял голову, пред Ним уже не было никого из обвинителей. Обличаемые совестью, они поспешили скрыться. Перед Ним осталась одна женщина. Она сознала глубину своего падения и со страхом ожидала, что скажет ей Христос.

Господь спросил ее: «где же твои обвинители? Никто не осудил тебя?» – «Никто, Господи! – отвечала она. «И Я не осуждаю тебя», сказал Господь, «иди, но уже впередь не греши».

Притча о милосердом самарянине.

(Лк. 10:25–37).

Один из раввинов, желая вступить с Иисусом Христом в словопрение, обычное между раввинами, спросил Его: «Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Иисус Христос сказал: «В Законе что писано? как читаешь?» Раввин ответил: «Возлюби Господа Бога твоего от всего сердца твоего и от всей души твоей, и всею крепостию твоею, и всем помышлением твоим, и ближняго твоего, как самого себя».  «Право отвечал ты»  – сказал Господь «сие сотвори и жив будешь». Раввин спросил: «а кто есть ближний мой?» Иисус Христос знал, что раввины много спорят между собой о том, кого считать ближним, но при всем своем разногласии сходятся в том, что под ближним нужно разуметь только своих единоверцев. Он желал, чтобы раввин сам понял, что ближним нужно считать всякого человека, как еврея, так и язычника, и сказал следующую притчу.

«Человек некий шел от Иерусалима в Иерихон и попал на разбойников, и они раздели его до нага и изранив его ушли, оставив его едва жива. По случаю же священник некий шел путем тем и, видев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел и, посмотрев, прошел мимо; Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, приступив, перевязал ему раны, возливая масло и вино и, посадив его на своего осла, привез в гостинницу и позаботился о нем; а на утро, отъезжая, вынул два сребреника, дал гостиннику и сказал ему: позаботься о нем, и если издержишь что лишнее, я когда возвращусь, отдам тебе. Кто из тех трех, думаешь, был ближний впадшему в разбойников?» Раввин отвечал: «сотворивший милостъ с ним». «Иди» – сказал Господь «и ты твори тоже».

Притча о любостяжательном богаче. (Лк. 12:13–21).

Однажды во время беседы Иисуса Христа с народом кто-то стал просить, чтобы Он велел брату поделиться с ним наследством. Господь отказал, сказав: «кто Меня поставил судить или делить вас? Но берегитесь любостяжания, ибо и в изобилии ничья жизнь не зависитъ от имения его». При этом Он сказал следующую притчу: «У человека некоего богатого уродилась нива; и помышлял в себе так: как мне быть, что некуда собрать всех плодов моих? И сказал: вот что сделаю: разорю житницы мои и построю болышия, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: душа! много добра у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселися. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою потребуютъ у тебя; а все, что ты заготовил, кому достанется? Таков тот», прибавил Господь «кто собирает себе, а не в Бога богатеет».

Исцеление слепорожденного.

(Ин. 9:1–38).

В одном из притворов храма Иисус Христос обратил внимание на человека, слепого от рождения.

Евреи верили, что несчастия в жизни, болезни и увечья постигают человека исключительно за грехи его или родителей, а в некоторых случаях даже и ближайших предков; веровали также, что Бог карает человека иногда прежде его рождения.

Увидав, что слепорожденный привлек к себе внимание Иисуса Христа, ученики спросили Его: «Равви! кто согрешил – сей ли, или родители его, что родился он слепым?» Господь сказал: «ни сей согрешил, ни родители его, но да явятся дела Божии на нем». При этих словах Он плюнул на землю и образовавшимся брением помазал очи слепому и велел ему идти к Силоамской купели и умыться. Слепой исполнил повеление и глаза его прозрели. Чудо было столь поразительно, что многие выражали сомнение, тот ли это человек, которого они привыкли видеть слепым, и заставили его подробно рассказать, каким образом он получил исцеление.

Фарисеи не раз говорили про Иисуса Христа что Он нарушает предписания закона о покое субботнего дня, исцеляя больных, а это новое чудо совершено было именно в субботу. Поэтому некоторые из народа сочли необходимым уведомить о событии фарисеев и повели к ним исцеленного. Когда по требованию фарисеев он снова повторил свой рассказ о случившемся, мнения их о Христе разделились, и произошел спор. Одни говорили, что человек, не хранящей закона о субботе, не может быть посланником Божиим, а другие на это возражали, что грешный человек не может творить таких поразительных чудес. Спросили самого исцеленного: «что ты скажешь о Нем?» Тот отвечал, что считает Его пророком. Тогда решили проверить самое событие и вытребовали родителей слепого.

Ваш ли это сын, спросили их, о котором вы говорите, что он родился слепым? как же он теперь видит? Родители подтвердили, что тот, о ком их спрашивают – их сын и действительно родился и был до сего времени слепым, а каким образом прозрел, и кто совершил над ним чудо, отвечали, что не знают. «Он сам», прибавили они «возраст имеет, самого спросите, сам о себе пусть скажет». Такой уклончивый ответ дан родителями исцеленного из опасения отлучения. Им было известно распоряжение иудейских начальников, что всякий, кто признает Иисуса Христа Мессией, будет считаться отлученным.

Фарисеи снова позвали исцеленного и потребовали, чтобы он рассказал еще раз, как все произошло. При этом они сказали, что им известно, что Исцеливший его – человек грешный. «Грешник ли Он», отвечал тот «не знаю, одно знаю, что я был слеп, ныне же вижу. Я уже сказал вам, а вы не слушали; что еще хотите слышать? или хотите и вы стать Его учениками?» Такой ответ рассердил фарисеев, и они с гневом сказали ему: ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики, мы знаем, что с Моисеем говорил Бог, а об Нем не знаем даже откуда Он. Гнев фарисеев не устранил исцеленного и он сказал: «То-то и дивно, что вы не знаете откуда Он, а Он отверз мне очи; когда бы не был Он от Бога, не мог бы ничего сотворить».

Такие слова были справедливым упреком для фарисеев и книжников и еще более раздражили их. «Во грехах ты весь родился» – кричали они «и смеешь нас учить» и выгнали его вон. Услыхав об этом, Иисус Христос нашел его и спросил: «ты веруешь ли в Сына Божия?» Тот спросил в свою очередь: «Кто же Он, Господи, чтобы мне уверовать в Него?» «И видел ты Его», отвечал Господь «и Он говорит с тобою». – «Верую, Господи!» – сказал исцеленный и поклонился Ему, как поклонялся Богу.

Иисус Христос на празднике Обновления в Иерусалиме. (Ин. 10:22–39).

Время между праздниками Кущей и Обновления Храма Иисус Христос провел в окрестностях Иерусалима.

Праздник Обновления установлен Иудой Маккавеем после прекращения идолослужения въ храме, бывшего при Антюхе Епифане.

Время было зимнее, суровое и ненастное, и народ, собравшийся в Иерусалим на праздник Обновления, старался укрыться в притворах храма. Сюда же пришел и Иисус Христос и по обычаю стал учить народ.

Его присутствие в Иерусалиме всегда возбуждало народные мечты о свержении власти римлян и об открытии царства Мессии. И вот фарисеи и старейшины народные решили потребовать от Иисуса Христа решительного и прямого ответа – действительно ли Он ожидаемый Мессия, и если так, то почему Он ничего не предпринимает для открытия Своего царства?

Они подошли к Иисусу Христу толпой в нисколько человек и сказали: долго ли Ты будешь томить нас? Если Ты – Христос, скажи нам прямо.

Господь знал их сокровенные желания и отвечал, что Он уже не однократно говорил им о Себе, и они не веровали, не уверуют и теперь, потому что упорно не хотятъ отказаться от своих воззрений на Него, как на царя земного. «Сказал Я вам, и не веруете; дела, что творю Я во имя Отца Моего, те свидетельствуют о Мне; но вы неверуете от того, что вы не из овец Моих; овцы Мои гласа Моего слушают, и Я знаю их, и оне за Мною идут, и Я дам им жизнь вечную». Сказав это, Господь прибавил: «Я и Отец едино».

Фарисеи поняли, что их мечты не осуществятся и, раздраженные, стали хватать камни, чтобы побить Христа. «Много добрых дел явил Я вам, за какое из них камни в Меня метаете?» – с грустью спросил Господь.

«Не за доброе дело», отвечали они, «но за хулу, что Ты человеком будучи, творишь Себя Богом».

«Когда Мне не веруете, – сказал Господь «делам Моим веруйте; тогда уразумеете и уверуете, что Отец во Мне и Я в Нем».

При последних словах Господа фарисеи снова схватили камни и хотели вывести Его из храма и побить, но Он уклонился и скрылся в народе.

После того Иисус Христос удалился со Своими учениками из Иерусалима и прошел в Перею.

Воскрешение Лазаря. (Ин. 11).

Во время пребывания Иисуса Христа в пределах Переи, в Вифании  Марфу и Марию постигло большое горе: тяжко захворал их брат Лазарь.

Болезнь усилилась, и сестры поспешили известить об этом Иисуса Христа в надежде, что Он придет и исцелит больного.

Целый день должны были употребить посланные на дорогу, пока пришли к Иисусу Христу. Онъ выслушал и отпустил их сказав, что эта болезнь, не к смерти, а к славе Божией.

Между тем Лазарь умер. После ухода посланных прошло два дня. На третий день Господь объявил ученикам, что Он намерен идти в Иудею. Ученики смутились так как, не ожидали ничего хорошего от этого путешествия. «Учитель!» – сказали они «недавно иудеи хотели побить Тебя камнями, а Ты опять идешь туда?»  Иисус Христос отвечал, что пока не настало предопределенное время, ничто не может помешать Его деятельности и вслед затем прибавил: «Лазарь друг наш уснул, но иду разбужу его». Думал, что Он говорит об обыкновенном сне, который для больного часто служит хорошим признаком выздоровления, ученики заметили, что если уснул, то выздоровеет. Тогда Господь прямо сказал  им: «Лазарь умер; и Я радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали: но пойдем к нему». Ученики видели, что Господь не изменит Своего решения. Одно мгновение они колебались как поступить в виду явной опасности, угрожающей и Ему и им в Иудее. Наконец, Фома сказал с глубокой скорбью: «Пойдем и мы умрем с Ним».

Был уже четвертый день со смерти Лазаря, когда Господь пришел в Вифанию. В доме умершего собралось несколько друзей, чтоб разделить горе Марфы и Марии.

Иисус Христос еще не вошел в селение, как Марфе кто-то сообщил об Его прибытии. Не говоря ничего, она тотчас отправилась навстречу и, найдя Его за селением сказала: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой; но и ныне знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог», прибавила она, не решаясь высказать мысль свою о возможности великого чуда воскрешения мертвого. «Воскреснет брат твой», сказал Господь. «Знаю», отвечала Марфа, «что воскреснет в воскресение в последний день. «Я есмь воскресение и жизнь; кто верует в Меня, если и умрет, оживет», сказал Господь: «втеруешь ли сему?» Марфа отвечала: «да, Господи! Верую, что Ты Христос Сын Божий, грядущий в мир». Иисус Христос велел призвать Марию. Марфа пошла и сказала ей тайно, что Учитель здесь изовет ее. Мария тотчас пошла, а за ней пошли и собравшиеся друзья, полагая, что она идет плакать ко гробу Лазаря. Увидав Господа, Мария со слезами упала к ногам Его и сказала: «Господи, когда бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». Глядя на плачущую Марию, плакали и другие иудеи, возскорбел духом и Господь и, спросив: «где положили его?» – прослезился и Сам.

«Смотрите», говорили в народе «как Он любил его», а другие прибавляли: «если Он отверз очи слепому, то ужели не мог сделать, чтобы и этот не умер?»

Между тем Господь направился к тому месту, где был погребен Лазарь. Как и большая часть гробниц въ Палестине, гробница Лазаря представляла искусственное углубление, вход в которое закрыт был большим камнем. Господь велел отнять камень. Марфа с безпокойством сказала, что уже четвертый день, как брат ее умер и уже есть запахи начавшего разлагаться тела. «Не сказал ли Я тебе», ответил Господь «что если веруешь, узришь славу Божию». Камень был отнят. Господь молился: «Отче! хвалу Тебе воздаю, что услышал Ты Меня; и знал Я  что всегда Меня услышишь, но народа ради, окрест стоящаго, сказал, да уверуют, что Ты послал Меня».Окончив молитву и обративши взор к открытой пещере, Онь громко возгласил: «Лазарь! гряди вон». И умерший тотчас вышел, как был положен, обвитый погребальными полотнами. «Развяжите его», сказал Господь «и оставьте идти». Многие из иудеев тут же уверовали в Иисуса Христа, а другие поспешили уведомить о случившемся начальников иуудейских.

Первосвященники и фарисеи тотчас же собрались на совет. Собрание должно было окончательно решить, как поступить с Иисусом Христом.

Если оставить Его свободно продолжать Свою деятельность, рассуждали члены собрания, принадлежавшие к саддукейской партии, то все уверуют в Него, как в Мессию; а раз это случится, вспыхнет народное восстание и римские легионы истребят народ и разорят всю землю. Тогда все погибнетъ и храм, и священство, и самая вера. Фарисеи колебались согласиться с этим мнением, питая неясную надежду на возможность устрония царства Мессии. Тогда председатель собрания первосвященник Каиафа твердо и резко высказал свое мнение: «Вы не знаете ничего и не помышляете, что лучше для нас одному человеку умереть за людей, нежели всему народу погибнуть». Эти слова были невольным пророчеством последнего (в Ветхом Завете) носителя высшей духовной власти по чину Ааронову. Иисусу Христу действительно надлежало умереть за людей, чтобы снова сделать их чадами Божиими. Таким образом, было окончательно решено предать Иисуса Христа смерти, и исполнение этого решения должно было состояться в самом недалеком времени. Было сделано распоряжение, чтобы всякий, кто узнает, где находится Иисус Христос, немедленно объявил бы о том Синедриону. Иисус Христос удалился из Иерусалима в город Ефраим, в пустынную местность около Иерихона, а потом перешел за Иордан.

Как и прежде, народ повсюду встречал Его с радостью.

Притча о званных на вечерю. (Лк. 14:16–24).

Спасение рода человеческого Господь начал с евреев, как Богоизбранного народа, но они отвергли Его, и их место в царстве Христовом заняли уверовавшие язычники. Эта мысль высказана Иисусом Христом в притче о званных на вечерю.

«Человек некий сотворил вечерю велию и звал многих; и послал раба своего ко времени вечери сказать званным: идите, ибо уже все готово. И начали отрицаться все вкупе. Первый сказалъ ему: село купил я, и мне нужно пойти посмотреть его; молю тебя, извини меня. И другой сказал: пять пар волов купил я и иду испытать их; молю тебя, извини меня. И еще один сказал: я жену взял себе и потому не могу прийти. И пришед раб тот поведал о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, дому владыка сказал рабу своему: иди скорее на распутия и улицы города и нищих, и увечных, и хромых, и слепых приведи сюда. И сказал раб: господин! сделано, как повелел ты, и еще место есть. И сказал господин рабу: иди по дорогам и по заборам и понудь идти, чтобы наполнился дом мой. И говорю вам, что ни один из мужей тех званных не вкусит моей вечери (ибо много есть званных, но мало избранных)».

Человек, сотворившипнй вечерю велию – Господь Бог; вечеря – Царствие Божие; званные – первосвященники, книжники и др.начальники еврейские; собранные на улицах – простой народ еврейский, собранные по дорогам и под заборами – язычники.

Притча о распутном сыне. (Лк. 15:11–32).

Царство Христово открыто для всех людей, и если не все люди входят в него, то в этом виноваты они сами.

В царстве Христовом нет места только нераскаянным грешникам; но искреннее покаяние отрывает в него доступ даже самому тяжкому преступнику воли Божией. И Отец Небесный с нежной любовью взирает на каждого кающегося грешника.

Эта мысль высказана Иисусом Христом в следующей притче.

«Человек некий имел два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне достойную часть имения. И раздалил имение. И не по многих днях, собрав все, младший сын отошел в дальнюю страну, и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же прожил все, настал голод великий в стране той, и начал он нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той; и тот послал его на поля свои пасти свиней; и рад был он насытить чрево свое рожцами, кои ели свиньи; но никто не давал ему. Пришед же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего в избытках хлебных, а я гибну от голода. Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! согрешил я на небо и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим; возьми меня в наемники твои. И востав пошел к отцу своему. И еще далече сущаго увидел его отец его, и жалок он стал ему, и нобежав, пал на шею ему и облобызал его. Сын же сказал ему: отче! согрешил я на небо и пред тобою, и уже не достоин называться сыном твоим. И сказал отец рабам своим: принесите одежду лучшую и оденьте его и дайте перстень на руку его и сапоги на ноги: и приведите тельца упитаннаго и заколите; станемъ есть и веселиться! ибо сын мой сей мертв был, и ожил; погибал, и обретен. И начали веселиться».

«Стариший же сын его был на поле; и, возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, вопрошал; что случилось? Он же сказал ему: брат твой пришел, и заколол отец твой тельца упитаннаго, потому что эдравым его увидел. Разгневался он и не хотел войти. Отец же его, вышед, стал звать его. Но он сказал в ответ отцу: вот, сколько лет я работаю тебе и никогда не преступал заповеди твоей; и мне никогда не дал ты и козленка, чтобы повеселиться мне с друзьями моими; а когда сын твой сей, расточив имение твое с блудницами, пришел, – заколол ты для него тельца упитаннаго. Он же сказал ему: сынъ мой! ты всегда со мною, и все мое – твое есть; возвеселиться же и возрадоваться надо было затем, что брат твой сей мертв был и ожил; погибал, и обретен».

Человек, имевший двух сыновей – Господь Бог; сын старший – народ еврейский, младший – язычники, а также вообще люди грешные; имение – дары Божии, естественные и благодатные; голод на далекой стороне – оскудение благодати и нравственное падение. Пир, телецъ упитанный, лучшая одежда – возвращенные раскаявшемуся благодатные дары; объятия отца – безконечная любовь Божия к людям.

Притчи об овце пропавшей и о драхме потерянной. (Лк. 15:4–10).

Таже мысль о безконечной любви Божией к человеку выражена Господом в друх небольших притчах о пропавшей овце и о потерянной драхме.

В первой притче Господь сравнивается с человеком, имеющим сто овец. Когда одна из них пропала, он оставил девяносто девять и пошел искать пропавшую. Нашедши, взял ее на плечи и с радостью принес домой. И радост его была так велика, что он не мог таить ее в себе, а призвал друзей и соседей, рассказал им о случившемся и разделил с ними свою радость.

Во второй притче говорится о женщине, которая имела десять драхм и потеряла одну из них. Она зажгла свечу и стала мести комнату, отыскивая потерянное. А когда нашла, то позвала подруг и соседок, желая, чтобы они порадовались с нею. Обе эти притчи Господь заключил словами, что на небесах бываетъ великая радость даже об одномъ кающемся грешнике.

Притча о богатом и Лазаре. (Лк. 16:19–31).

Земная жизнь есть приготовление к загробной жизни. Царство небесное наследуют те, кто помнил Бога и жил по заповедям Его, а люди забывшие и Бога, и ближних, жившие только для себя – наследуют вечное осуждение. Участь тех и других после Страшного суда бесповоротна. Эта мысль высказана Господом в следующей притче.

«Некий человек был богат, и облекался в порфиру и виссон, веселяся на всяк день светло. Нищь же был некто, именем Лазарь, и лежал у ворот его гноен, и желал насытиться от крупиц, падающих от трапезы богатаго; но и псы приходя лизали гной его. И умер нищий, и несен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богатый и погребли его; и во аде, сый в муках, возведя, очи свои, узрел Авраама издалеча и Лазаря на лоне его, и возопив сказал: отче Аврааме! помилуй меня и пошли Лазаря, да омочит конец перста своего в воде и остудит язык мой; ибо стражду в пламени сем. И сказал Авраам: чадо, помяни, что восприял ты благое в жизни твоей, Лазарь же злое;

ныне же он здесь утешается, а ты страждешь; и паче всего того между нами и вами пропасть великая утвердилась, так что хотящие прейти отсюда к вам не возмогут, также и оттуда к нам не преходят. Еще же сказал он: отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; да засвидетельствует им, да не придут и они в место сие мучения. Авраам сказал ему: Моисея имеют и пророков, да послушают их. Он же сказал: нет, отче Аврааме; но если кто из мертвых прийдет к ним – покаются. Тогда сказал ему Авраам: буде Моисея и пророков не послушают; и если кто и из мертвых воскреснет, не имут веры».

Притча о мытаре и фарисее. (Лк. 18:9–14).

Для вразумления фарисеев и других людей, подобно им гордящихся своей праведностью, Господь сказал следующую притчу.

«Человека два вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей же, став, так сам в себе молился: Боже! хвалу Тебе воздаю, что не таков я, как прочие человеки, хищники, неправедники, прелюбодеи, или как сей мытарь; пощусь два раза в неделю; десятину даю со всего, что приобретаю. Мытарь же, издалеча стоя, не смел ни очи свои возвести на небо; но, бия себя в перси свои, говорил: Боже! милостив буди мне грешнику! Говорю вам, пошел сей оправдан в дом свой паче онаго; ибо всяк, возносяй себя, смирится, а кто себя смиряет, возвышен будет».

Благословение детей.

(Мф. 19:13–15; Мк. 10:13–10; Лк. 18:15–17.).

Еврейские женщины часто подводили к Иисусу Христу детей, чтобы Он благословил их. Ученикам Господа казалось, что дети затрудняют Его, и они начали отстранять их.

Заметив это, Иисус Христос сказал ученикам: «Оставьте детей приходить ко Мне и не возбраняйте им: таковых есть Царствие Божие; истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия как дитя, тот не войдет в него.»

Он подозвал детей, обнял и, возлагая на них руки, благословил их.

Указывая на детей, как на образец для подражания, Господь дал людям великий урок. Для техъ, кто желает быть в Царствии Божием, необходима такая же искренняя простая вера, такое же нежное любящее сердце, такая же невинность, какими обладает чистая душа ребенка.

Наставление Иисуса Христа о том, что богатство препятствует получению Царствия Божия. (Мф. 19:1630; Мк. 10:17–31).

Однажды подошел к Иисусу Христу один богатый юноша и, упав пред Ним на колена, спросил: «Учитель благий! что сделать мне благое, чтобы иметь жизнь вечную?»

«Что ты зовешь меня благимъ?» сказал Иисусъ Христос: «никто не благ, токмо один Бог. Если же хочешь войти в жизнь (вечную), соблюди заповеди: не убивай, не прелюбодействуй, не укради, не лжесвидетельствуй, чти отца и матерь и возлюби ближняго твоего, как самого себя».

Юноша отвечал, что он сохранил все это от юности своей и спросил, чего еще недостает ему?

«Если хочешь совершен быть», сказал Господь «иди продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, иди вслед Меня».

Юноша любил богатство. Ничего не сказав, он отошел от Христа со скорбью.

Тогда Господь обратился к ученикам и сказал: «истинно говорю вам, трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду (канатъ) сквоз иглиныя уши пройти, нежели богатому в Царствие Божие внити.»

Ученики были в недоумении и спросили: «кто же тогда может спастись?» «У человек сие невозможно, у Бога же все возможно» –  сказал Господь. Петр спросил еще: «вот мы оставили все и пошли вслед Тебе; что же будег нам?» Иисус Христос сказал: «Когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцати коленам израилевым; и всяк, кто оставит дом, или братию, или сестер, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села имени Моего ради, сторицею приимет и жизнь вечную наследует».

Притча о равной плате (Мф. 20:1–16)

Человек должен усердно трудиться на земле, не высчитывая своих заслуг пред Богом. Таких заслуг и нет, потому что все добрые дела – не заслуги, а обязанность человека.

Если бы человек исполнил даже все, что повелено Богом, он не вправе требоват награды, потому что сделал только то, что и должен был сделать.

Небесное блаженство подается Богом по Его Божественному усмотрению, и наши земные расчеты и соображения не имеют места там, где царствует высшая правда.

Эти мысли раскрыты Господом следующей притчей.

«Подобно Царствие Небесное человеку домовитому, как вышел он рано утром нанять работников в винограднпк свой и, договорясь с работниками по пенязю на день, послал их в виноградник свой. И выйдя в третьем часу (т.е. в 9 час. утра), увидел иных, на торжище праздно, и тем сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. И они пошли. И снова, выйдя в шестом (т.е. в 12 час. дня) и в девятом (т.е. в 3-м час. дня) сотворил тоже.

Вышед затем в одиннадцатом (т.е. в 5 ч. веч.) часу, нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздны? Говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, примете. Когда же настал вечер, говорит господин виноградника управителю своему: призови работников и дай им плату, начав от последних до первых. И пришедшие в одиннадцатом часу получили по пенязю. И пришедшие же первыми думали, что больше получат, но получили и они по пенязю; и, получив, стали роптать на господина и говорили, что последние те один час работали и равних сотворил ты их с нами, понесшими тяготу дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: другь! не обижаю тебя; не за пенязь ли ты договорился со мною? возьми свое и иди; я же хочу и сему последнему дать тоже, что и тебе; разве не властен я в своем имении сотворить, что хочу? или око твое завидует, что я благ? Так», заключил Господь «будут последние первыми и первые последними; ибо много званных, но мало избранных».

Предсказание Иисуса Христа о Своих страданиях, смерти и воскресении и просьба Иакова и Иоанна. (Мф. 22:17–28; Мк. 10:32–45; Лк. 186 31–34)

Приближался праздник Пасхи. Господь знал, что это последняя Пасха в Его земной жизни, и неуклонно шел на страдания и крестную смерть. Медленно подвигаясь к Иерусалиму, Он говорил дорогой ученикам: «вот, восходим в Иерусалим и предан будет Сын Человеческий первосвященникам и книжникам; и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам; и поругаются Ему, и станут бить Его, и оплюют Его, и убиют Его; и в третий день воскреснет».

В страхе и волнении ученики следовали за Господом. Они знали, что Господь идет на страдания, но у них все еще оставалась неясная надежда, что после страданий откроется на земле царство Мессии, и они сядут на двенадцати престолах судить Израиля, как говорил Господь.

И вот двое из них, Иаков и Иоанн, опередив других, подошли к Иисусу Христу, с целью высказать пред Ним свои сокровенные желания. Сами они не решались говорить и избрали посредницей мать свою Саломию.

Кланяясь Иисусу Христу, Саломия говорила, что хочет обратиться к Нему с некоторой просьбой.

«Чего ты хочешь?» – спросил Господь. «Скажи», отвечала Саломия «чтобы сели сии два сына мои  – один одесную Тебя, а другой ошуюю Тебя во Царствии Твоем».

Господь отвечал: «не ведаете вы чего просите. Можете ли пить чашу, что Я буду пить, или крещением коим Я крещаюсь, креститься?» –  «Можем», простосердечно отвечали оба брата. Господь подтвердил, что действительно в будущем им предстоит пить чашу страданий и умереть мученической смертью, но –  прибавил Он «сесть одесную Меня и ошуюю Меня – то не Мне дать вам, но кому уготовано Отцем Моим».

Просьба сыновей Зеведея привела в негодование других учеников.

Господь подозвал их и высказал, как неправильно они понимают Царетвие Божие, продолжая смотреть на него, как на земное владычество. «Ведомо вамъ», говорил Он «что князи народов господствугот над ними и вельможи обладают ими, но между вами да не будет так: но кто хочет между вами быть болышим, да будет вам слугою и кто хочет между вами быть первым, да будет вам раб; и Сын Человеческий не пришел для того, чтобы служили Ему, но послужить и дать душу Свою в избавление за многих».

Обращеше Закхея мытаря. (Лк. 19:1–10)

Иисус Христос приближался к Иерихону. Большая толпа народа, среди которой было много богомольцев, направлявшихся в Иерусалим на праздник Пасхи окружала Господа.

Иерихон был торговым городом и в нем жило много мытарей, во главе которых стоял один еврей, по имени Закхей.

Иисус Христос редко ироходил этими местами, и Его мало знали здесь, хотя слух о Нем, о Его чудесных делах распространился повсюду.

Когда стало известно, что Он приближается к городу, Закхей очень хотел посмотреть на Него, но, будучи мал ростом не мог видеть за толпой народа, окружавшего Господа.

Он забежал тогда вперед и влез на смоковницу, росшую около дороги, по которой должен проходит Господь.

Поровнявшись с деревом, Иисус Христос остановился и сказал сидевшему на ветвях Закхею: «Закхей! сойди скоро; ибо сегодня в дому твоем подобает Мне быть».

Закхей тотчас слез с дерева и с великою радостью принял Господа в своем доме.

Ни один еврей не позволил бы себе войти в дом мытаря, и поступок Христа возбудил большое неудовольствие в народе. Но Господь не обращал внимание на народные предрассудки, а смотрел на сердце человека. А сердце Закхея было готово к принятию слова Божия. Растроганный оказанным внпманием, он воскликнул: «Господи! се, полимения моего дам нищим и, если кого чем обидел, воздам четверицею».

Господь сказал ему: «ныне пришло спасение дому сему, поелику и он (Закхей) – сын Авраама; ибо Сын Человеческий нришел взыскатьи спасти погибшее».

Вечеря в дому Симона Прокаженного. (Мф. 26:6–13; Мк. 14:3–9; Ин. 12:1–8)

За шесть дней до Пасхи Иисус Христос пришел в Вифанию и остановился в доме Лазаря, которого недавно воскресил из мертвых.

Дом этот евангелисты Матфей и Марк называют домом Симона Прокаженного. Не известно, кто этот Симон. Предполагают, что он былъ старшим членом семьи Лазаря и был некогда исцелен Господом от проказы.

День был субботний. Сестры приготовили Господу и ученикам Его вечерю. Марфа по обыкновению служила у стола, а Лазарь был в числе возлежащих. Во время вечери Мария взяла алавастр чистого благовонного нарда и, сняв печать с сосуда, возлила миро на голову и на ноги Христа и отерла их волосами.

Тонкий аромат разлился по комнате. Миро было очень дорогое и употребление из него, сделанное Марией, показалось одному из учеников бесцельной тратой денег. Этот ученик был Иуда Искарютский. Он принимал и хранил деньги, которые давал народ на содержание небольшой общины учеников Христа, для чего всегда имел при себе особый ковчежец. На его же обязанности было и вести расходы этих денег.

Иуда был сребролюбив и страст к деньгам сделала его вором.

В его голове быстро промелькнула мысль, что если бы такое дорогое миро было отдано в пользу общины апостолов, он сумел бы извлеч от продажи его немалую выгоду для себя. Свою мысль он высказал и прочим ученикам придав ей другой оттенок: к чему такая трата? говорил он: не лучше ли продать бы это муро за триста динариев и деньги раздать нищим?

Слова Иуды показались апостолам справедливыми, но Иисус Христос посмотрел на дело совершенно иначе. Он сказал: «Оставьте ее; нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете. Возливши миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению. Истинно говорю вам: где проповедано будет Евангелие сие, во всемъ мире, сказано будет в память ея, и о том, что сотворила она».

Торжественный вход Иисуса Христа в Иерусалим. (Мф. 21:1–17; Мк. 11:1–11; Лк. 19:28–44; Ин. 12:12–18)

На Пасху богомольцы приходили в Иерусалим за несколько дней до начала торжеств, чтобы удобнее разместиться и не спеша приготовиться к великому празднику.

Когда, за шесть дней до Пасхи, Иисус Христос пришел в Вифанию, весть о Его прибытии быстро распространилась среди народа и возбудила оживленные толки. Всем хотелось видеть великого Пророка из Галилеи, совершившего столько чудес и еще так недавно воскресившего из мертвых Лазаря. Последнее чудо особенно было поразительно и народ толпами шел в Вифанию смотреть и Воскресившего и воскрешенного. Когда на другой день Иисус Христос направился в Иерусалим, Его окружило великое множество народа, все увеличивавшееся по мере приближения к городу.

Иисус Христос всегда ходил пешим, но теперь Он вступал в святой град как Мессия и пожелал придать своему шествию особую торжественность.

Подозвав двоих учеников, Он послал их в близ лежащее селение Вивфагию и сказал, что при входе они найдут привяванных ослицу и молодого осла, еще ни разу не бывшего в работе. «Отвязав, приведите Мне», сказал Господь «и если кто скажет вам что, отвечайте, что Господь их требует, и тотчас отпустит их». Ученики пошли и исполнили все так, как сказал Господь.

Когда животные были приведены, Иисус Христос воссел на осла, которого ученики покрыли своими одеждами и продолжал путь, оставив ослицу идти подле.

Некоторые из народа, по примеру учеников, снимали с себя верхние одежды и постилали по пути, другие срезали и держали в руках ветви с пальмовых деревьев; все шедшие впереди и позади Господа громко восклицали: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Царь, грядый во имя Господне! Осанна в вышних!» Безмолвно внимал Господь этим искренним проявлениям народного восторга.

Восторг был всеобщий. Напрасно фарисеи, бывшие в толпе, старались заставить народ умолкнуть, напрасно просили они о том самого Иисуса Христа, их старания не имели успеха: совершалось то, что должно было совершиться во исполнение пророчеств16. Так смотрел на происходящее Сам Господь, когда ответил на их просьбу решительнпым отказом. «Нет» – сказал Он, «если они умолчат, камение возопиет». Впрочем, в эти минуты не только народу, но и ученикам не вспоминались слова пророков. Только впоследствии, когда Господь воскрес и вознесся на небо, пред ними выяснилось полное значение пережитых великих событий.

Путь шел через гору Елеонскую. Когда шествие достигло того места горы, откуда можно было видеть Иерусалим во всом его великолепии, крики радости усилились. Один Господь с грустью смотрел на святой город. Пред Его всеведением не были скрыты ни другой народный крик вскоре, после того огласивший Иерусалимские улицы дикими воплями: «распни Его», ни печальная картина скорого разрушения самого Иерусалима. Господь не удержался от слез.

«О, когда бы и ты» сказал Он, обращаясь к святому городу, «уразумел в день сей, в чем есть мир твой! Ныне же скрыто сие от очей твоих; ибо придут дни на тебя, и обложат враги твои окопами тебя и окружат тебя, и затеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и нобиют чад твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, понеже не узнал ты времени посещения твоего».

Когда шествие приблизилось к Иерусалиму, весь город пришел в движение. Кто это? сирашивали не знавшие Иисуса Христа. «Это Иисус, пророк из Назарета Галилейскаго» отвечали им. Среди ликующего народа Господь проследовал ко храму. Здесь новые толпы окружили Его и снова раздались восторженные восклицания: «Осанна Сыну Давидову!» Особенно выделялись детсккие голоса, к великому негодованию священников и фарисеев. Убедившись в совершенной невозможности прекратить народный восторг и не смея удалить Иисуса Христа силой, они с упреком сказали Ему: слышишь ли что они говорят? Господь отвечал словами царя и пророка Давида, предсказавшего торжественную встречу Мессии со стороны детей: «да разве не читали вы: из уст младенцев и ссущих (грудных детей) совершил Ты хвалу?»17

Этим указанием на слова пророка Господь открыто признал, что народ справедливо воздает Ему царские почести, как Мессии и как бы в доказательство Своего Мессианского достоинства совершил тут же в храме несколько чудес, исцелив слепых и хромых. Совершив торжественный вход в Иерусалим, Господь с наступлением вечера снова удалился с учениками в Вифанию.

Торжественный вход совершен в тот самый день, в который по закону еврея должны были избирать пасхального агнца.

VI. Последниедние дни земной жизни Господа Иисуса Христа. (Понедельник). Проклятие смоковницы. Вторичное изгнание торгующих из храма. Голос с неба. (Мф. 21:12–13; 18–19; Мк. 11: 12–19; Лк. 13:6–9: Ин: 12:20–33).

На другой день, после торжественного входа в Иерусалим, Иисус Христос снова пошел в священный город. Дорогой Он почувствовал голод и подошел к одной смоковнице, росшей около дороги и бросавшейся в глаза своей роскошной листвой. Смоковница оказалась бесплодной. «Да не будет никогда от тебя плода во век», сказал Господь и продолжал путь. Дерево тотчас засохло.

Проклятие бесплодной смоковницы должно было напомнить ученикам притчу, сказанную Господом незадолго до сего.

«Некто», говорил Он тогда «имел в винограднике своем посаженную смоковницу; и пришел искать плода на ней, и не нашел; и сказал виноградарю: вот третий год прихожу искать плода на сей смоковнице и не обретаю; сруби ее, на что она и место упражняет? Но он отвечал ему: Господин! оставь ее на этог год, пока я окопаю ее и обложу гноем: непринесет ли плод; если же нет, то напослодок срубишь ее».

Смыслъ притчи таков: народ Иудейский, наружно благочестивый, не приносил духовных ллодов – истинного благочестия, вера его была мертва. Даже после неоднократных вразумлений Сына Божия остался он таким же. Пришел назначенный свыше срок и гнев Божий поразил народ нераскаянный.

В Иерусалимском храме опять был тот же беспорядок, как и в начале служения Иисуса Христа. И опять Он, как прежде, изгнал из храма как продавцов жертвенных животных и голубей, так и меновщиков денег, снова занявших свои места во дворе храма.

«Писано: дом Мой домом молитвы наречется18, а вы сотворили в нем вертеп разбойников», сказал Он начальникам храма. И они не осмелились ничего сказать Ему, а только еще более утвердились в намерении погубить Его.

Иисус Христос сталъ поучать народ.

В числе богомольцев было несколько греков, поклонников Бога истинного. Они желали видеть Иисуса Христа и сказали об этом апостолу Филиппу.

Когда Филипп вместе с Андреем передали Иисусу Христу желание греков, Он сказал: «Пришел час, да прославится Сын Человеческий. Ныне душа Моя возмутилась; и что скажу? Отче! спаси Меня от часа сего! но сего ради и пришел Я. Отче! прослави имя Твое!» С неба послышался голос: «И прославил, и паки прославлю.»

Народ, стоявший окрест, слышал этот Божественный голос, но слов не мог разобрать. Одни говорили, что это гром, другие – что это голос Ангела. «Не Меня ради был этот голос, но народа ради. Ныне суд миру сему, ныне князь мира сего (дьявол) изгнан будет вон; и когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе», сказал Господь.

(Вторник)

 

Допрос Иисуса Христа первосвященниками и старейшинами об Его власти. (Мф. 21:20–27; Мк. 11:20–33; Лк. 20:1–8).

Проведя ночь в Вифании, утром Иисус Христос опять пошел в Иерусалим.

Проходя мимо смоковницы, на которой накануне искали и не нашли смокв, апостолы с удивлением увидали, что она совершенно засохла. Петр тот час сообщил об этом Иисусу Христу. Господь ответил: «Истинно говорю вам: если имеете веру и не усумнитесь, не только сотворите, что было со смоковницею, но если и горе сей скажете: двнгнись и вергнись в море, будетъ; и все, чего ни воспросите в молитве с верою, приимете».

В Иерусалиме Иисус Христос, как и накануне, стал поучать народ в зданиях храма.

В это время подошли к Нему первосвященники и другие начальники храма в сопровождении старейшин народных и, перебивая Его речь, потребовали объяснений Его вчерашнего поступка, т.е. изгнания торгующих: скажи нам, говорили они, по какому праву Ты это делаешь, и кто Тебе дал такую власть?

Вопрос был совершенно лишний, так как Иисус Христос уже не раз называл Себя Сыном Божиим. Он не стал отвечать на него и сказал: «спрошу вас и Я об одном, и скажите Мне: крещение Иоанново с небеси ли было или от человеков?»

Начальники были поставлены в большое затруднение. Если, думали они, сказать, что Иоанн был послан от Бога, то спросит, почему же не веровали в него; сказать же, что Иоанн не был посланником Божиим, опасно, потому что народ верит, что он был пророк. Они ответили: «не знаем откуда». «И Я не скажу вам, какою властию сие творю», отвечал Господь.

Начальники и старейшины молчали, смущенные своей неудачей. Тогда Господь высказал им, что за их неверие Иоанну, за то, что они отвергли его, как отвергли и других пророков, посылавшихся Богом ранее; за их смертельную вражду к Самому Сыну Божию – они лишаются Царствия Божия, и оно отдается другим народам, достойным того.

Эти слова были пояснены притчами.

Притча о непослушном сыне и раскаявшемся. (Мф. 21:28–32).

У одного человека было два сына. Он послал их работать винограднике. Первый отказался работать, но потом раскаялся и пошел, а второй дал слово идти и не пошел. Таково содержание притчи, сказанной Господом первосвященникам и старейшинам иудейским.

Сказав притчу, Господь спросил, какой сын, по их мнению, исполнил волю отца? Они, не подозревая того, что под первым сыном Христос разумеет мытарей и других грешников, а под вторым – их, первосвященников, старейшин и вообще начальников иудейских, отвечали, что исполнил волю отца первый сын. Тогда Иисус Христос открыл им смысл притчи, сказав, что мытари и вообще грешники предварят их в Царствии Божием, так как раскаялись, услыша проповедь Иоанна, а они, руководители народа, отвергнув Иоанна, тем самым показали, что они не повинуются Самому Господу Богу.

Притча о злых виноградарях. (Мф. 21:33–46; Мк. 12:1–12; Лк. 20:9–19).

«Человек некий» говорил Господь, обращаясь к начальникам иудейским « насадил виноградник, оградою обнес его и, предав его виноградарям, отшел. Когда же приблизилось время плодов, послал рабов своих к делателям принять плоды его; делатели же, схватив рабов его, иного били, иного убили, а иного камнями побили. Опять послал он других слуг, больше прежняго; и с ними сотворили тоже. Наконец, послал к ним сына своего, говоря: постыдятся сына моего. Но делатели, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем достоянием его. И, схватив его, извели вон из виноградника и убили. Итак, когда прийдет господин виноградника, что сотворит делателям тем?» – спросил Господь. Начальники иудейские отвечали, что злых виноградарей он погубит и, взяв от них виноградник, передаст его иным. Тогда Господь сказал: «или никогда не читали вы сего писания: камень тот, что отвергли строители, тот самый стал во главу угла: от Господа сталось сие, и дивно в очах наших?»19

Начальники и старейшины поняли, что притча сказана на них. Их руководству вверил Бог народ Свой, посылал пророков требовать духовных плодов, но их не слушали и многих погубили. Теперь Бог посылает Сына Своего, и Того собираются убить, выведши вон из святого города. Они отвергли Тот самый Камень, на Котором зиждется все здание Царствия Божия. Начальники поняли, что сами произнесли приговор над собой и, страшно озлобленные, сейчас же готовы были схватить Иисуса Христа, но боялись народа.

Притча о браке царского сына. (Мф. 22:1–14)

Притча эта, сказанная также начальникам иудейским, по содержанию сходна с притчами о званных на вечерю и о злых виноградарях.

В ней говорится, что один царь устроил брачный пир для своего сына и послал рабов пригласить званных гостей. Но званные не хотели идти. Царь послал других рабов повторить приглашение, но гости опять отказались и занялись своими делами. Нашлись между ними и такие, которые схватили посланных, надругались над ними и убили их.

Разгневанный царь послал войска, истребил убийц и сжег их город.

После того он послал рабов на распутия и велел звать на пир всех, кого встретят. Рабы так и сделали, пир наполнился гостями.

Когда царь вошел посмотреть на пирующих и увидал, что один из гостей одет не в брачную одежду, то спросил его, как он вошел без брачной одежды? Но тот молчал. Тогда царь велел связать его и бросить во тьму внешнюю, где будет плачъ и скрежет зубов.

Царь – это Господь Бог; Царский Сын – Иисус Христос; брачный пир – Царство Небесное; званные – Иудеи; рабы – пророки и апостолы; собранные на распутиях – язычники; брачная одежда – жизнь добродетельная; тьма внешняя – ад.

Ответ Иисуса Христа на лукавые вопросы фарисеев, саддукеев и иродиан. (Мф. 22: с 15; Мк. 12 13–34; Лк. 20:20–40).

Видя неудачу, постигшую первосвященников и старейшин народных, фарисеи хотели поставить Иисуса Христа в такое же затруднительное положение, в какое Он поставил тех. И вот, согласившись с иродианами, т.е. приверженцами Ирода, они подошли к Иисусу Христу и сказали: «Учитель! мы знаем, что Ты право говоришь и учишь, и на лица не смотришь (беспристрастен), скажи же нам, как Ты думаешь, достойно ли нам давать подать Кесарю, или нет?» Вопросъ былъ лукавый. Народ был возмущен наложенным на него подушным оброком и неоднократно восставал из-за этого против римской власти. Если бы Иисус Христос сказал, что подать должно платить, Его обвинили бы пред народом, как изменника отечеству; а если бы Он сказал, что платить подать недостойно еврейского народа, Его обвинили бы пред римлянами в возмущении народа, что засвидетельствовали бы нарочно для того приглашенные иродияне. Ни того, ни другого ответа Господь не дал. Он сказал: «Что Меня искушаете, лицемеры? Покажите мне монету платежную». Ему подали динарий, римскую монету с изображением и надписью имени императора. «Чье это изображение и надписание?» – спросил Господь, показывая на монету. «Кесаревы», отвечали Ему. «Воздайте же кесарево кесарю, и Божие – Богу», сказал Господь. Фарисеи принуждены были замолчать.

Тогда выступили саддукеи и с той же целью поставить Иисуса Христа в затруднительное положение, предложили Ему вопрос, действительно неудоборешимый с саддукейской точки зрения.

Они указали на закон Моисеев, но которому брат должен жениться на вдове брата, если у ней не осталось детей20. На основании этого закона, говорили они, случилось так, что одна женщина была замужем за семью братьями, которые все умирали бездетными. Умерла, наконец, и эта женщина. И вот они недоумевают, чьею же женою будет она в будущей жизни, так как все семь братьев были по закону женаты на ней?

Иисусъ Христос сказал, что они заблуждаются, не зная ни писаний, ни силы Божией. Будущая жизнь совсем иная, чем жизнь настоящая, и по воскресении люди будут вести жизнь духовную, подобно ангелам.

При этом саддукеи получили упрек и за свое неверие в воскресение мертвых и будущую жизнь. Господь указал им на слова, сказанные Богом Моисею, что Он – Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова.21 Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы.

Фарисеи слышали и вопрос саддукеев, и ответ Господа, так как стояли недалеко, собравшись все вместе. Когда саддукеи отошли, из толпы фарисеев отделился один законннк (раввин) и подошел к Иисусу Христу. Он имел тоже коварное намерение, как и прежние вопрошатели.

«Учитель! какая первая и наибольшая заповедь в законе?» – спросил он.

Раввины разделяли заповеди Закона и Преданий старцев на большие и малые, причем были несогласны во мнениях, и одна и таже заповедь считалась одними большой, а другими малой. Особенно расходились они в вопросе какую заповедь считать самой главной.

Иисус Христос отвечал законнику: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всею мыслию твоею: сия есть первая и большая заповедь; вторая же, подобная ей: возлюби ближняго твоего, как сам себя; на сих двух заповедях стоит весь закон и пророки».

Ответ Господа, указавшего самую сущность закона, так понравился законнику, что он забыл свое коварное намерение и в восторге воскликнул: «хорошо, Учитель! Истину Ты сказал, что один есть Бог; и любить Его всем сердцем, и всем умом, и всею душею, и любить ближняго самаго себя – больше всех всесожжений и жертв».

«Недалек ты от Царствия Божия», сказал ему Господь.

После этих ответов уже никто из книжников и фарисеев не посмел предлагать Господу новых вопросов.

Обличительная речь Иисуса Христа против книжников и фарисеев. (Мф. 23; Мк. 12:38–40; Лк. 11:42–52. XIII; 34–45, 20:45–47).

После неудачных попыток поставить Иисуса Христа в затруднение, книжники и фарисеи не отходили, а продолжали стоять среди окружающего Христа народа. Их упорное противление всему, что говорит и что делал Иисус Христос, побудило Его высказать им в глаза всю правду.

Как учители и руководители народа, они пользовались болышим почетом и уважением, между тем своими поступками не заслуживали ни того, ни другого. Они привыкли только предъявлять требования народу, требования тяжелые и неудобоисполнимые, и ничего не хотят сделать, чтобы облегчить их. Они думают только о себе, а не о народе, и все их старания направлены к тому, чтобы сохранить свое почетное положение.

Особые повязки (филактерии) на голове и на руках, суеверно надевавшиеся во время молитвы, они нарочно делают необыкновенной величины, чтобы выделиться

из народа. Они любят занимать почетные места и в синагогах, и на пиршествах, любят почетное название учителей.

В своем честолюбии фарисеи и книжники заходили так далеко, что свои требования ставили выше заповедей закона Моисеева. А о некоторых раввинах кощунственно говорили, что к их мнению прислушивается Сам Господь Бог.

Иисус Христос предостерегает Своих учеников, как будущих руководителей верующих, от честолюбивых стремлений. Он заповедует  им не только не стремиться к почету, но избегать даже почетных титулов учителей, отцов и наставников, в смысле раввинов, так как один у них и Отец, и Учитель, и Наставиик – Христос.

После этого предостережения Господь начал изрекать грозные обличения книжникам и фарисеям за их лицемерие и беззакония.

Господь возвещает им горе за то, что они притесняютъ беззащитных и в тоже время лицемерно усиленно молятся; за то, что и сами не входятъ, и другим препятствуют войти в Царствие Божие, и как будто нарочно стараются погубить и себя и, других в геенне огненной; за то, что они злоупотребляют именем Божиим; за то, что давая в храм узаконенную десятую часть с ничего нестоящих растений своих садов и огородов, в тоже время забывают важнейшие требывания закона правосудие, милосердие, веру; за то, что и вообще они в заботах о мелочах, о внешности не обращают внимания на существенное и важное; за то, что они в ослеплении своем погубили (да и еще погубят) многих пророков и праведников.

«Иерусалим, Иерусалим!» –  воскликнул Господь заканчивая речь Свою «избивал ты пророков и камнями побивал посланных к тебе! Сколько раз восхотел Я собрать чад твоих, как собирает птица птенцов своих под крылья, и – не восхотели! Се, оставляется вам дом ваш пусть. Ибо сказываю вамъ: не увидите Меня отселе, доколе не воскликните: благословен Грядый во имя Господне!»

С этими словами Господь удалился навсегда из храма, медленно проходя по всем дворам его.

Похвала искреннему усердию (Мк. 12:41–44; Лк. 21:1–4).

Во дворе женщин находилась сокровищница храма, в отдельных камерах которой хранились священные сосуды, деньги и проч. Здесь же было прибито нисколько кружек для сбора пожертвований.

Проходя двором, Господь сел и наблюдал, как богомольцы клали свои пожертвования. Среди других богомольцев подошла одна бедная женщина и положила две лепты22. Это было все, что она имела. Господь заметил этот дар, положенный от чистого усердия и сказал ученпкам: «Воистину говорю вам, что вдовица сия убогая больше всех положила; ибо все те от избытка своего положили в дар Богу, а сия от скудости своей положила все пропитание свое, какое имела».

Предсказание Иисуса Христа о разрушении Иерусалима и о кончине мира. (Мф. 24; Мк. 13; Лк. 21, с 5).

Когда Иисус Христос выходил из храма, ученики обратили Его внимание на великолепие и красоту зданий. «Истинно говорю вам», сказал Он «не останется здесь камня на камне, все будет разрушено».

Молча вышел Господь из Иерусалима и направился по дороге к Вифании. Молчали и ученики. Прошли Кедронскую долину и стали подниматься на гору Элеонскую. На горе Господь остановился, сел и с грустью смотрел на оставленный Имъ город с его храмом, расстилавшийся внизу во всем своем великолепии.

Петр, Иаков, Иоанн и Андрей были около Господа и тоже смотрели на храм, от которого, по словам Христа, скоро не останется камня на камне.

Они не могли себе представить этого, тем более, что с мыслью о разрушении храма у них соединялась мысль о кончине мира. Они спросили Иисуса Христа, когда это будет и какое будет знамение того, что кончина мира приближается?

Отвечая им, Иисус Христос сказалъ:"Блюдитесь, да не прельщены будете; ибо многие прийдут во имя Мое, говоря, что это Я, и время (кончины мира) близко. Не ходите вслед их. Когда же услышите о бранях и нестроениях, не ужасайтесь. Подобает тому быть прежде; но это не конец еще. Восстанет народ на народ и царство на царство; будут землетрясения великия по местам, и глады, и моры.

Прежде же всего того возложат на вас руки и будут гнать вас, предавая на сонмища и в темницы, и поведут пред царей и владык, имени Моего ради. Преданы же будете и родителями, и братиею, и родичами, и друзьями, и умертвят иных из вас, и будете ненавидимы всеми имени Моего ради.

И проповедано будет сие Евангелие царствия во всей вселенной, во свидетельство всем народам, и тогда прийдет кончина.

Когда же узрите Иерусалим обложен войсками, тогда разумейте, что приблизилось запустенье его; тогда сущие в Иудее да бегут в горы, и кто среди города – выходи вон; и кто в окрестной стране, не входи в него. Бедствие будет велие на земле и гнев (Божий) на людях сих и падут от острия меча и уведены будут во все народы; и Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не скончаются времена язычников.

После скорби дней тех (пред кончиной мира) будутъ знамения в солнце, и в луне и в звездах: солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с небеси, и силы небесныя подвигнутся; и тогда явится знамение Сына Человеческаго на небеси, и тогда восплачутся все колена земныя и узрят Сына Человеческаго, грядущаго на облаках небесных с силою и славою многою, и послет Ангелов Своих с трубным гласом велиим и соберут избранных Его.

О дне же том и часе никто не ведает, ни Ангелы небесные, токмо Отец Мой един.

Итак, бдите, ибо не знаете, в какой час Господь ваш приидет».

После сего Господь начал подробно говорить о Своем славном втором пришествии и о Страшном суде сначала притчами, а потом и прямо.

Притча о десяти девах. (Мф. 25:1–13)

Внезапное пришествие Сына Божия на Страшный суд Иисус Христос раскрыл в притче о десяти девах. «Царствие  Небесное» сказал Господь «тогда уподобится десяти девам, кои, взяв светильники свои, вышли в сретение жениху; пять же из них были мудрыя и пять ночь глас раздался: се жених идет, выходите в сретение ему. Тогда встали все девы те и убрали светильники свои. Неразумныя же сказали мудрым: дайте нам елея вашего: светильники наши угасают. Но мудрыя отвечали: как бы не недостало и нам, и вам; пойдите лучше к продающим и купите себе. Когда же пошли они покупать, пришел жених, и готовыя вошли с ним на брачный пир, и затворились двери. После же приходят и прочие девы и зовут: Господи! Господи! отверзи нам. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас. Итак , бдите», заключил Господь «ибо не знаете ни дня, ни часа, когда Сын Человеческий приидет».

Притча учитъ, что в чергог Христа будут допущены только те, которые не только веруютъ (светильники) во Христа, но имеютъ за собой и добрые дела (елей), без которых вера мертва, и которых нельзя заимствовать ни у кого другого.

Притча о талантах. (Мф. 25:14–30).

Люди должны непрестанно помнить, что Господь потребует от них строгого отчета в употреблении всех даров, полученных от Бога. Много ли, мало ли получил человек даров от Бога, все равно он должен разумно и деятельно пользоваться ими. Не только за растрату, но и за невнимание к дарам Божиим будет строго взыскано. Эта мысль высказана Господом в притче о талантах.

«Один человек, отходя, призвал рабов своих и предал им имение

свое: одному дал пять талантов, другому два, иному один, каждому по силе его. Получивший пять талантов пошел, пустил их в дело и прибрел другие пять талантов; также и получивний два таланта прибрел другие два; а кому дал один талант, тот пошел, закопал его в землю и скрыл сребро господина своего. По долгом времени приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И подошел получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: владыка! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них. И сказал ему господин его: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен; над многими тебя поставлю; вниди в радость господина твоего. Подошел и получивший два таланта и сказал: владыка! два таланта ты дал мне; вотъ, другие два таланта я прибрел на них. И ему сказал господин его: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен; над многими тебя поставлю; вниди в радость господина твоего. Подошел и проявший один талант и сказал: владыка! знал я тебя, что ты человек суровый, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ведал ты, что я жну, где не сеялъ, и собираю, где не рассыпал; посему подобало тебе отдать сребро мое в торг и я, пришед, получил бы мое с прибылью. Итак возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов; ибо имущему везде дано будет и преизбудетъ, у неимущаго же отъимется и то, что думает имет; а неключимаго раба ввергните во тьму кромешную: там будет плачъ и скрежет зубов». Сказав это, Господь возгласил: «кто имеет уши слышать, да слышитъ!»

Учение Иисуса Христа о втором Своем пришествии  и о Страшном суде. (Мф. 25:31–46; 26:1–2).

В заключение беседы с учениками на горе Елеонской, Иисус Христос так изобразил Свое славное второе пришествие и Страшный суд: «Когда приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей; и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлищ, и поставит овец одесную Себя, а козлищ ошуюю.

Тогда скажет Царь тем, кто одесную Его; идите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царствие, утотованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть: жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и посетили Меня; в темнице был, и пришли ко Мне. Тогда отвечают Ему праведники: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим и напоили? Когда же видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда же видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И речет им Царь в ответ: истинно говорю вам; понеже сотворили вы одному из сих братий Моих меньших, Мне сотворили.

Тогда речет и сущим ошуюю Его; идите от Меня, проклятые, во огнь вечный, уготованный дьаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.

Тогда и они отвечают Ему: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда отвечает им: истинно говорю вам: понеже не сотворили вы единому из сих меньших, ни Мне сотворили.

И пойдут сии в муку вечную, праведники же жизнь вечную».

Окончив беседу, Господь сказал ученикам: «вы знаете, что чрез два дня Пасха будет, и Сын Человеческий предан будет на распятие».

 (Среда).

Предательство Иуды. (Мф. 26:3–5; 14–16; Мк. 14:1–2; 10–11; Лк. 22:1–6).

После неудачных попыток схватить Иисуса Христа первосвященники и другие начальники худейские были в затруднении. Все были согласны, что так или иначе нужно избавиться от Него, а как этого достигнуть не могли придумать.

Чтобы окончательно решить вопрос, Каиафа собрал их на общий совет, но и на совете не пришли к какому либо определенному решению. Согласились только в одном, что необходимо воздержаться от крутых мер во время праздника, чтобы не вызвать народных волнений.

Каиафа готов былъ уже распустить собрание, когда совершенно неожиданно в комнату вошел один из учеников Христовых – Иуда Искариотский.

Мысль о предательстве давно уже зрела в душе сребролюбивого иудея и окончательно окрепла во время вечери в дому Симона Прокаженного.

Придя на собрание, он прямо открыл цель своего прихода – предать Христа, и опрашивал лишь, столько он получит за свою услугу?

Первосвященники не были подготовлены к такому вопросу и назвали обычную цену, установленную для раба, – тридцать сребренников.

Иуда согласился и обещал предать Его им тайно от народа, при первом же удобном случае.

Когда предатель удалился, собрание решило ожидать от него известий и быть наготове.

(Четверг).

Тайная вечеря. (Мф. 26:17–35; Мк. 14:12–31; Лк. 22:7–38; Ин: 13)

Утром того дня, в который надлежало быть Пасхальной вечери, ученики спросили Иисуса Христа, где Он повелит приготовить Пасху?

Господь знал тайные замыслы предателя и не назвал дома, в котором Он намерен провести вечер этого дня. Он велел Петру и Иоанну идти в Иерусалим, сказав, что, при входе в город, им встретится человек, несущий воду в глиняном кувшине; они должны идти вслед за ним и, придя в дом, вызвать хозяина, который и укажет им большую горницу, убранную и приготовленную для Пасхальной вечери. «Там, сказал Господь «и приготовьте нам Пасху».

Ученики отправились, нашли все так, как сказал Господь, и приготовили Пасху.

Неизвестно, кто был хозяин этой горницы, но, несомненно, это был человек, преданный Господу.

С наступлением вечера пришел Иисус Христос с остальными учениками и возлег за стол.

Прежде чем приступить к вечери, нужно было по обычаю омыть ноги, и эту обязанность исполнял слуга. Но в горнице слуг не было; ученики же, повидимому, считали этот труд унизительным для себя. Тогда Господь встал с ложа, снял с Себя верхнюю одежду, препоясался полотенцем, влил воду в умывальницу и начал омывать и отирать полотенцем ноги ученикам. Петр не мог примириться с этим и, когда дошла очередь до него, сказал; «Господи! Тебе ли умыть мои ноги?» «Что Я делаю, того ты не ведаешь ныне и уразумеешь потом», отвечал Господь. Петр решительно отказался, сказав: «Не умоешь ноги мои во веки».

«Если не умою тебя, не будешь иметь части со Мною», сказал Господь, и Петр сейчас же изменил свое решение; «Господи!», сказал он «не ноги мои токмо, но и руки, и главу». «Омовенному нужно только ноги умыть, весь же он чист», сказал Господь и прибавил, обращаясь ко всем: «и вы чисты, но не все». Это быль намек предателю, что его замысел известен Господу.

Когда омовение ног было кончено, Иисус Христос надел верхнюю одежду и, заняв Свое место за столом, сказал: «знаете ли что сотворил Я вам? Вы зовете Меня Учителем и Господом, и правду говорите: таков Я есмь. Итак, если Я умыл ноги ваши, Господь и Учитель, и вы должны друг другу умывать ноги; образ дал Я вам, чтоб и вы поступали так же, как Я сотворил вам».

Вечеря началась. Присутствие предателя и его лицемерное смирение возмутило дух Господа, и Он сказал прямо: «Истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня».

Ученики уже не в первый раз слышали, что в среде их скрывается предатель, но их пламенная любовь к Господу была так велика, что они не допускали возможности такого злого умысла. Полагая, что Господь разумеет какое-нибудь неосторожное слово или необдуманный поступок одного из них они начали один за другим спрашивать: «не я ли, Господи?»

Иисус Христос сказал: «кто омочит со Мною руку в блюдо, тот предаст Меня; но Сын Человеческий идет, как писано о Нем; горе же человеку тому, кем Сын Человеческий предается; лучше было бы, когда бы не родился человек тот».

Ученики поняли, что Господь говорит об умышленном предательстве и с тревогой начали переговариваться, кто же из них может стать предателем?

Петр не мог оставаться в тяжелой неизвестности и дал знак Иоанну, возлежавшему около Христа, чтобы сиросил Его, кто предатель? Иоанн спросил, и Господь ответил, но так тихо, что другие ученики не слыхали Его слов: «тот, кому Я, омочив хлеб, подам», и омочив кусок хлеба, подал его Иуде Искариотскому. «Не я ли, Учитель?» спросил предатель, принимая кусок и видя, что все взоры устремлены на него. «Ты сказал», попрежнему тихо ответил Господь и громко прибавил: «что творишь, твори скоро!»

Иуда съел поданный кусок и, ожесточенный, удалился. Ученики не знали истинных намерений предателя и думали, что он пошел исполнить какое-либо поручение, данное Господом.

Была уже ночь, когда Иуда удалился. Вечеря приходила к концу.

Иисус Христос взял хлеб, благословил его, преломил и, подавая ученикам, сказал: «приимите ядите: Сие есть тело Мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов». Потом взял чашу с красным вином, разбавленным водой, и подал ее ученикам со словами: пийте от нея вси: сие есть кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов. Сие творите», прибавил Госиодь, «в Мое воспоминание».

В благоговейном безмолвии вкусили ученики тела и крови Господа.

«Дети!»  сказал Господь, «еще с вами мало Мне быть. Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы любите друг друга; о сем уразумеютъ все, что Мои ученики вы, когда любовь иметь будете между собою».

Петр спросил: «Господи! куда идешь Ты?» «Куда Я иду», отвечал Господь, «ты не можешь ныне по Мне идти; а после по Мне пойдешь».

«Господи!» продолжал Петр «зачем не могу я ныне по Тебе идти? ньне душу мою за Тебя положу». «Душу ли твою за Меня положишь? Истинно говорю тебе: не возгласит петел, как отречешься ты от Меня трижды», отвечал Господь. «Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя», с живостью воскликнул Петр. Тоже повторили и другие ученики.

Господь стал говорить ученикам об ожидающих их опасностях, но они понимали Его не достаточно ясно, и Он прервал свою речь. Вечеря кончилась, но Господь оставался в горнице. Он в последний раз был вместе с учениками и желал сказать им Свое прощальное слово.

Прощальная беседа Господа Иисуса Христа с учениками. (Ин. 14–16).

Когда Пасхальная вечеря кончилась, Господь начал Свою прощальную беседу с учениками. «Да не смущается сердце ваше», говорит Он «веруйте в Бога и в Меня веруйте. В дому Отца Моего обителей много. Когда бы не так – сказал бы вам: иду уготовать место вам. И когда пойду и уготовлю место вам, опять прийду и возьму вас к Себе, да будете и вы там, где Я. И куда иду Я, вы знаете, и путь знаете».

«Господи!» сказал Фома, «не ведаем, куда идешь, и как можем путь ведать?»

«Я есмь путь, и истина, и жизнь», сказал Господь: «никто не приходит к Отцу иначе, как чрез Меня». Филипп сказал: «Господи! покажи нам Отца, и довольно нам».

«Столько времени Я с вами, и ты не познал Меня, Филипп?» отвечал Господь: «видевший Меня, видел Отца; и как же ты говоришь: покажи нам Отца? Разве не веруешь, что Я во Отце, и Отец во Мне? Если любите Меня, заповеди Мои соблюдите. И я умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами в век, Духа истины. Он научит вас всему и воспомянет вам все, что Я говорил вам.

Не оставлю вас сирыми: приду к вамъ. Еще мало, и мир уже не увидитъ Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу и вы живы будете. Да не смущается сердце ваше и не устрашается. Возстаньте, идем отсюда».

С этими словами Господь вышел из-за стола и направился к выходу. За ним последовали и ученики Его, запев пасхальное словословие, заканчивавшееся словами: «благословен грядый во имя Господне».

Когда все вышли из комнаты и направились к Гефсиманскому саду по дороге, проложенной среди виноградииков, Господь снова начал говорить: «Я есмь лоза истинная, и Отец Мой делатель есть; всякую ветвь у Меня, не творящую плода, отсекает, и всякую, творящую плод, очищает, да множайший плод принесет. Как ветвь не может плод сотворить сама собою, если не будетъ на лозе: такъ и вы, если во Мне не пребудете. Я есмь лоза, вы же – ветви. Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюдал заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви. Сия есть заповедь Моя – да любите друг друга, как Я возлюбил васъ; больше той любви нет, кто душу положит за другов своих.

Вы – други Мои, когда творите, что Я заповедаю вам. Сие заповедаю вамъ – да любите друг друга. Если мир вас ненавидит, ведайте, что Меня прежде вас возненавидел. Сие сказал Я вам, да не соблазнитеся. От синагог отлучат вас; но придет час, когда всяк убивающий вас возмнит, что службу приносит Богу; и сие сотворят потому, что не познали ни Отца, ни Меня.

Еще много имею сказать вам; но не можете вместить ныне. Когда же придет Дух истины – наставит вас на всякую истину.

Еще мало, и не увидите Меня, и опять вскоре увидите Меня; ибо Я иду ко Отцу. Вы печаль имеете ныне, но Я опять увижу вас, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отъимет у вас.

Доселе не просили вы ничего во имя Мое; просите и приимете, да будет исполнена радость ваша. Я все в притчах говорил вам, но приидет час, когда уже не притчами буду говорить вам, но явно об Отце возвещу вам. И Сам Отец любит вас, ибо вы Меня возлюбили и уверовали, что Я от Бога исшел. Исшел от Отца и пришел в мир; и опять оставляю мир, и иду ко Отцу».

Ученики сказали, что они теперь веруют, что Он исшел от Бога. «Ныне ли веруете?» сказал Господь: «се, грядет час, и настал уже, что вы разсеетесь каждый в свою сторону, и Меня одного оставите; но Я не один: Отец со Мною. Сие сказал Я вам, да во Мне мир имеете. В мире скорбны будете, но мужайтесь: Я победил мир».

                                                                                            

.

Первосвященническая молитва Иисуса Христа. (Ин. 17)

Час страданий приблизился. Как великий Первосвященник, приносящий искупительную жертву за все человечество, за весь мир, Иисус Христос возвел очи на небо и молился Отцу Небесному: «Отче! пришел час: прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, как Ты даль Ему власть над всякою плотию, да всему,что Ты дал Ему, дастъ Он жизнь вечную; сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, Единаго Истиннаго Бога, и Того, Кого послал Ты, Иисуса Христа.

Я прославил Тебя на земли, дело совершил, что Ты дал Мне да сотворю. И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, что имел Я у Тебя прежде бытия мира.

Явил Я имя Твое человекам, их же Ты дал Мне, от мира и они уразумели, что Я от Тебя исшел, и уверовали, что Ты послал Меня. Я о них молю, не о всем мире молю, но о тех, кого Ты Мне дал, ибо Твои они суть. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, да будут едино, как Мы. Когда был Я с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; кого Ты далъ мне, сохранил, и никто из них не погиб, только сын погибельный, да сбудется Писание23.

Не молю, да возьмешь их от мира, но да соблюдешь их от зла.

Не о них же только молю, но и о верующих по слову их в Меня, да все едино будут.

Отче! их же дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видятъ славу Мою».

Страдания иисуса Христа в саду Гефсиманском и взятие Его под стражу. (Мф.26: 36–56; Мк.14:32–52; Лк.22:39–54; Ин.18: 1–15)

Была ночь, когда Господь кончил Свою Первосвященническую молитву. Он и ученики Его были вне города, в долине Кедронской. По ту сторону Кедронского потока находился Гефсиманский сад, любимое место молитвы Господа. Он перешел поток и направился к саду.

Доселе спокойный Господь начал скорбеть. Пришли в уныние и ученики, видя скорбь своего Учителя. Освавив их у ограды, Господь взял с Собой только троих – Петра, Иакова и Иоанна и вошел внутрь сада.

«Прискорбна душа моя до смерти» сказал Он Своим спутникам, «пождите здесь и бдите со мною». С этими словами Он удалился о них на некоторое расстояние и стал молиться Отцу Своему; молился до изнурения, так что пот, падавший с Него на землю, был подобен крови. Он ужасался, тосковал, скорбел смертельно. «Отче мой», взывал Он, «если возможно, да мимо идет от Меня чаша сия (т.е. страдания), но буди не как Я хочу, но как Ты».     

Это была тяжкая борьба человеческой природы, нарушившая мир в душе Спасителя. Господь пошел к троим к троим ученикам, но нашел их спящими.

Он разбудил их с кротким упреком: «так ли не могли вы и один час побдеть со Мною! Бдите и молитесь!» Отошед, Он опять стал молиться. Молитва была спокойнее. «Отче Мой!» говорил Он «если не может чаша сия мимо идти от Меня, чтобы Мне не пить ея, да будет воля Твоя!»

Возвратившись вторично к ученикам и увидя, что они опять погрузились в сон, Господь отошел от них и в третий раз стал молиться. Теперь уже не было в Нем душевной борьбы, и Он твердо произнес: «да будет воля Твоя». Искушение исчезло, и как некогда в пустыне, после победы над дьяволом, к Нему явился с небы Ангел и укреплял Его.

В то время, как Господь молился и страдал в саду Гефсиманском, Иуда сделал сое дело.

Предатель знал, что Господь по дороге в Вифанию, зайдет помолиться в сад. Прямо с вечери он направился к первосвященникам и сообщил, что благоприятный случай захватить Христа без шума наступил.

Первосвященники юыли наготове и тот час же отделили часть храмовой стражи, вооруженной своим постоянным оружием – большими деревянными палками.

Плохое вооружение этой стражи казалось первосвященникам ненадежным, притом хотелось им привлечь к делу римлян, чтобы в случае народных волений, возложить ответственность на них, и они подкрепили стражу отрядом римского войска. Кроме того, на случай если окажется неоюходимость искать Христа в тени горных ущелий, они послали еще слуг с факелами и фонарями. Всю эту ватагу и повет Иуда за собой.

Ночь была лунная и только глубокие ущелья Кедронского потока, куда не проникал лунный свет, оставались покрытыми ночным мраком.

Иисус Христос кончил Свою третью молитву и пошел к ученикам, когда вдали между деревьев показался свет факелов и послышался шум приближающейся толпы.

Ученики спали. И этот безпечный сон учеников и приближение предателя вызвало в душе Господаглубокую скорбь. «Вы все еще спите и почиваете», сказал Он: «вот приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников. Встаньте, пойдем: вот приблизился предающий Меня».

Сказав это, Господь пошел на встречу толпе и спросил: «Кого вы ищете?» Ему ответили: «Иисуса Назорея». Господь сказал, что Он и есть Тот, Кого они ищут. Толпа в смятении отступила, и многие пали на землю. Устрашил ли их исполненный небесного величия вид Христа, убоялись ли они Его могущества, о котором не могли не знать – неизвестно. «Кого ищите?», еще раз спросил Господь. «Иисуса Назорея», отвечали из толпы и стали схватывать учеников. «Я сказал вам, что это Я», повторил Господь, «если же Меня ищете, оставьте их (учеников) пусть идут».

Страх толпы был настолько велик, что никто не осмелился приблизится к Иисусу Христу. Тогда Иуда, видя, что замысел его готов расстороиться, выступил вперед, подошел к Господу и поцеловал Его, сказав обычное приветствие: «радуйся, Равви!» Это был заранее условленный знак: стража должна взять того, кого поцелует Иуда. На кроткий упрек Господа: «друг! Твори, на что ты пришел», Иуда не дал ответа. Но он достиг цели: стража стража ободрилась, схватила Христа и связала Его. Господь не противился.

У учеников было с собой два меча, взятых ими на случай опасности, о приближении которой в последнее время Господь говорил неоднократно.

«Господи!» восклпкнул Петр, «не ударить ли мечем?» и не дожидаясь ответа, выхватил мечъ и отсек ухо одному архиерейскому рабу, по имени Малху.

Господь прикоснулся к уху Малха и исцелил его, а Петру велел спрятать меч, сказав: «вложи меч в ножны, ибо все, взявшие меч, мечем погибнут. Чашу сию, что дал Мне Отец, как Мне не пить ея? Или думаешь, что не могу теперь умолить Отца Моего, и представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся писания, что так подобает быть?»

После поступка Петра ученики разбежались, боясь быть схваченными.

Начальники иудейские, хотя и дали стражу Иуде, но не доверяли ему и сами незаметно следовали за толпой. К ним теперь обратился Господь и сказал: «Точно на разбойника вышли вы с оружием и дреколием взять Меня! Всякий день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали руки на Меня; но пришла година ваша и: власть тьмы». Больше ничего не сказал Господь и пошел связанный и окруженный воинами и стражей храма.

Когда Его вели, один юноша, спавший и пробужденный шумом толпы, проходившей около его дома, наскоро набросил на себя белое покрывало и, крадучись, последовал за толпой. Его скоро заметили и схватили, но он вырвался, сбросив покрывало, и нагой бежал и скрылся в сумраке сада. Это, по преданию, был евангелист Марк.

Незаметно, держась в тени деревьев, шли за толпой апостолы Петр и Иоанн.

Первосвященником в то время был Каиафа, но главным советником и душой заговорщиков против Христа был бывший первосвященник Анна, тесть Каиафы. К нему прежде всего и повели Господа.

Суд над Иисусом Христом у первосвященников Анны и Каиафы. (Мф. 26:57–68. 27:1–2; Мк. 14:53, 55–65; 15:1; Лк. 22:54, 63–71; Ин. 18:13–15; 19–24).

Первосвященник Анна (Анан) хотя имели большое влияние на дела, но как уже передавший свои первосвященнические обязанности другому, не имел законного права производить суд. Тем не менее он стал допрашивать Иисуса Христа об Его учениках и об учении. Господь не отвечал на эти вопросы, а сказал: «Я открыто говорил миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где все  иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего; что Меня спрашиваешь? спроси слышавших, что говорил Я».

Слова Господа не заключали ничего оскорбительного для Анны: ему более, чем кому-либо, было известно требование закона, чтобы всякое обвинение было доказано достоверными свидетелями, чего в данном случае не было.

Анна понял свою ошибку и ничего не возразил, но один из слуг его, желая угодить своему господину, ударил Иисуса Христа по щеке со словами: «так-то Ты отвечаешь первосвященнику?»

«Если Я сказал худо, кротко заметил Господь, «покажи, что худо, а если хорошо – что ты бьешь Меня?»

Анна не стал продолжать допрос и послал Иисуса Христа связанного к Каиафе.

Была глубокая ночь, когда Иисуса Христа привели в дом Каиафы. Здесь собрались члены верховного судилища – Синедриона: начальники каждой священнической чреды – архиереи, старейшины народные и наиболее почетные раввины фарисейской партии. Заседание судилища открылось под председательством первосвященника.

Закон еврейский требовал, чтобы суд был милостив и справедлив. Обвиняемому предоставлено было право и лично защищаться, и иметь особого защитника. Необходимы были явные улики и достоверные свидетели, чтобы установить наличность преступления и участие в преступлении обвиняемого. Пред тем, как произнести смертный приговор, судьи должны были предварительно поститься целый день. Никакой суд не мог происходить в ночное время. Ни одно из зтих требований небыло соблюдено при суде над Иисусом Христом.

Иисус Христос был осужден ранее, и все, что происходило в доме первосвященника, сделано только для того, чтобы подыскать обвинение, достаточное для произнесения смертного приговора. Были заранее подготовлены свидетели, которые и выступили с разными обвинениями, конечно, ложными; но эти обвинения были слишком ничтожны и бездоказательны, чтобы на них можно было остановиться.

Выступили еще два лжесвидетеля. Они ставили в вину Христу, что Он не хранит заповеди о субботнем покое и что намеревался разрушить храм и в три дня воздвигнуть новый нерукотворенный. Последнее обвинение было искажением слов Господа, произнесенных Им еще в первый год Его служения, при изгнании торгующих из храма.

Но и эти обвиненния не были достаточны для смертного приговора, уже заранее решенного. Тем не менее Каиафа предложил Иисусу Христу защищаться. Господь молчал.

Первосвященник не мог более сдерживаться, встал с председательского места и, выступив вперед, сказал: «Заклинаю Тебя Богом Живым, скажи нам  – Ты ли Христосъ, Сын божий?» Все взоры устремились на Иисуса Христа, в ожидании Его ответа. И Он ответил: «Если скажу вам, вы не поверите, если же вопрошаю вас, не станете отвечать Мне и не отпустите. Да, ты сказал истину. Отныне узрите Сына Человеческаго седящаго одесную Силы и грядущаго на облаках небесных».

Ответ был ясен, но Судьи потребовали, чтобы Он отвечал на вопросъ прямо. «Я есмь», сказал Господь.

Нервосвященник разорвал на себе одежду, как бы в знак глубокой скорби и воскликнул: «Он богохульствуетъ! На что еще нам свидетелей? вот слышали вы ныне хулу Его; как вамъ кажется?»

«Повинен Он смерти» –  был общий ответ. При этом некоторые не удержались и злобно стали плевать на Христа, а иные и били Его.

Ночь близилась к рассвету, когда кончился суд. Судьи поспешили удалиться для краткого отдыха, а Иисус Христос был оставлен под охраной стражи.

Грубые римские воины и слуги издевались над Господом. Они плевали Ему в лице, били по голове, закрывая Ему глаза, и требовали, чтоб Он угадывал, кто Его ударил. Господь терпел и молчал.

Ранним утром следующего дня судьи снова собрались, чтобы произнести приговор в окончательной форме и представить его на утверждение римского правителя Иудеи, который один мог сообщить приговору законную силу.

Отречение Петра. (Мф. 26:58, 69–75; Мк. 14:54, 66–72; Лк. 22:54–62; Ин. 18:15–18, 25–27).

Все время, пока продолжался суд над Иисусом Христом, Петр и Иоанна оставались во дворе первосвященнического дома.

Подобно домам других вельмож, дом первосвященника состоял из нескольких отдельных зданий, соединенных крытыми переходами. Среди этих

зданий находился большой открытый двор, называвшийся внутренним. Большая

арка или притвор соединяла его с другим двором, внешним, отделявшимся от улицы каменной оградой. На этих дворах и расположилась стража и слуги, приведшие Иисуса Христа.               

«На дворе был разведен костер, около которого грелись воины и слуги. Холод весенней ночи заставил и Петра подойти к огню. Одна рабыня, привратница, увидев его, спросила, не из учеников ли он Иисуса? Петр промолчал. Женщина продолжала утверждать, что он был с Иисусом Галилеянином. Петр отрекся, говоря, что не знает Иисуса, и поспешил скрыться в тени притвора.

Когда, спустя некоторое время, он опять подошел к огню, женщина снова увидала его и стала говорить окружающим, что он был с Иисусом. Петръ уже с клятвой вторично отрекся от Христа. Тут выступил один из рабов, родственник того самаго Малха, которому Петр отсек ухо, и сказал, что и он припоминает, что видел его при выходе из Гефсиманского сада. Напрасно Петр уверял, что он не был в саду, ему не верили, да и реч его обличала в нем галилеянина. В сильном замешательстве Петр начал божиться и клясться, что он совсем не знает Иисуса. В это время послышалось пение петуха. Петр оглянулся, и взгляд его встретился со взглядом Господа, выводимого из первосвященнического дома.

Мгновенно припомнились Петру слова Господни, что не пропоет петух, как он уже отречется от Него трижды.

Мучимый стыдом и раскаянием, он вышел со двора и горько плакал.

Погибель Иуды. (Мф. 22:3–10).

Когда Иуда узнал, что Иисус Христос осужден на смерть, он понял свою ошибку, понял, что его мечты об ожидаемых выгодах в царстве Мессии не осуществятся, что он напрасно погубил Неповинного. На предателя напало глубокое отчаяние.

Он пошел к первосвященникам, чтобы возвратить полученные сребреники, но те не приняли их. Они не хотели осквернять рук деньгами, имевшими такое постыдное назначение, и на слова Иуды, что он согрешил, предав кровь неповинную, отвечали с холодным пренебрежением: а нам что до того? ты сделал, ты и в ответе.

Иуда бросил сребреники на пол и в отчаянии пошел и удавился.

Первосвященники не решились вложить брошенные деньги в сокровищницу храма, как нечистые, и употребили их на покупку земли для погребения странников, так как в устройстве такого кладбища была настоятельная потребность.

Около города было подходящее для того поле однот горшечника.

Его и купили. С этого времени оно палучило название Акелдама, т.е. поле крови24.

(Пятница) Иисус Христос на суде у Пилата. (Мф. 27:11–30; Мк. 15:2–19; Лк. 23:1–25; Ин. 18:28–40; 19:1–16).

Ранним утром в пятницу начальники иудейские во главе с Каиафой направились к Пилату, ведя с собой связанного Христа.

Пилат имел постоянное пребывание в Севастии, но на Пасху приезжал в Иерусалим и занимал дворец Ирода, носивший название претории.

Первосвященники и старейшины не вошли во дворец, чтобы не осквернить себя в эти пасхальные дни присутствием в жилище язычника, и остановились у возвышенной открытой площадки пред дворцом, выстланной мрамором. Она называлась лифостротоном, а по-еврейски гаввафой. Пилат понимал, почему они не входят внутрь дворца, но не стал прекословить, видя, что пред дворцом собралось множество народа.

Он вышел на площадку и занял поставленное для него судейское кресло, к которому и подвели Иисуса Христа. Пилат спросил: «в чем вы обвиняете Этого Человека?»

Первосвященники умолчали, что Он обвинен ими в богохульстве, а выставили другую вину, более сильную в глазах правителя-язычника. Они сказали: «если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе. Он совращает народ наш и запрещает давать дань кесарю, называя Себя Христом Царем».

Пилат отвел Иисуса Христа внутрь дворца и спросил: «Ты царь иудейский?»

Прежде чем ответить, Иисус Христос спросил Пилата в каком смысле он у потребляет слово «царь»: в томи ли, в каком это слово употребляют римляне, называя царем правителя страны, или в смысле иудейском, разумея под этим именем Мессию? «Разве я иудей», обиделся Пилатм: «Твой народ и первосвященники предали Тебя мне. Что сотворил Ты?“ – «Да“, отвегил Господь, «Я – Царь, но Царство Мое не от мира сего. Я на то родился и пришел, чтобы свидетельствовать истину».                                 

Пилат и прежде слышал о Христе и об Его учении и теперь из Его ответа видел, что Он ничего не замышляет против кесаря и что первосвященники злобствуют на него просто из зависти. А великий вопрос об истине его мало интересовал.

«Что есть истина?» – небрежно бросил он вопрос и, не дожидаясь ответа, вышел к народу и сказал, что допросил Иисуса и никакой вины в Нем не нашел. Первосвященники продолжали настаивать на обвинении, говоря, что Он совращает народ по всей стране, начиная с Галилеи.

Услыхав, что Иисусъ Христос из Галилеи, Пилат счел за лучшее передать все дело Галилейскому тетрарху Ироду Антипе, который послучаю праздника также был в Иерусалиме.

К нему и был отправлен под охраной стражи Иисус Христос. К Ироду должны были идти и первосвященники со старейшинами, чтобы поддерживать обвинение, а за ними пошел и народ.

Ирод давно желал видеть Иисуса Христа, в надежде, что Он сотворит какое-либо чудо, но Господь хранил молчание и не отвечал ни на обвинения первосвященников, ни на расспросы тетрарха.

Разочарованный в своих ожиданиях, Ирод с насмешкой облек Его в блестящую одежду, подобную царской, и отправил обратно к Пилату.

Игемон поставил на вид первосвященникам, что Ирод, так же как и он, не нашел никакой вины за Иисусом Христом. При этом он напомнил народу, что по изстари существующему обычаю, он должен освободить на праздники одного из узников, и предложил дать свободу Иисусу Христу.

Прежде, чем кто-либо ответил, Каиафа и другие начальники успели подучить народ требовать освобождения не Христа, а Вараввы. Сделать это им было тем удобнее, что внимание Пилата было отвлечено ,,К нему жена прислала сказать, чтобы он не делал никакого зла осужденному Праведнику, так как ей пришлось много пострадать во сне ради Него.

Варавва был разбойник, но, захваченный римскими властями за участие в бунте против римлян, он возбуждал народное сочувствие, как пострадавший за веру отцов.

Когда Пилат повторил  кого они желаютъ чтобы он отпустил – Варавву, илп Иисуса, раздался общий крик: «не Его, но Варавву».

«Что же мне делать с Иисусом, Котораго вы называете Христом, Царем Иудейским?» спросил Пилат. Народная толпа уже вполне подпала под влияние первосвященников и старейшин и вместе с ними кричала: «распни, распни Его!» Пилат опять повторил, что не находит в Нем вины, достойной смерти, и предложил народу ограничиться наказанием и отпустить Его. Крики: «распни, распни Его» заглушили слова игемона.

Пилатъ приказал бичевать Иисуса Христа.

Это было страшное, мучительное наказание, употреблявшееся с целью вынудить от преступника сознание и указать сообщников. Обнажив до пояса, его привязывали к столбу и били по спине и плечам ременными бичами. Удары были так тяжки, что нередко наказуемый умирал прежде, чем кончалось бичевание.

Ни одной жалобы не издал Господь под ударами бичей. Когда Его, всего окровавленного, отвязали от столба, воины, издаваясь, надели на Него красный плащ (багряницу), как бы царскую мантию, дали в руки камышевую трость вместо царскаго скипетра, а вместо короны возложили на голову колючий терновый венец и, кланяясь, с насмешкой говорили: «радуйся, царь Иудейский!» Некоторые при этомъ брали у Него из рук трость и ударяли Его, а другие плевали Ему в лице.

В таком одеянии, с терновым венцом на голове, Пилат вывел Его к народу и сказал: «Се, человек!» Те же вопили: «распни Его» раздались с новой силой. «Возьмите Его вы и распните, а я не нахожу в Нем вины, сказал Пилат и хотел удалиться. Тогда первосвященники выставили другое обвинение. Мы имеем закон, кричали они, и по нашему закону Он должен умереть, потому что выдал Себя за Сына Божия. Эти слова заставили Пилата продолжать допрос. «Откуда Ты?» спросил Он, введя Иисуса Христа во дворец. Господь не отвечал. «Мне ли Ты не отвечаешь», рассердился игемон, «разве не знаешь, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?» «Не имел бы Ты надо Мною никакой власти», сказал ему Господь, «если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе».

Все, что видел и слышал Пилат, было так необычно, что он решил сделать еще попытку отпустить Христа. Он вышел к народу, сел на свое судейское кресло и, указывая на Иисуса Христа, сказал: «Се, царь ваш». «Распни Его», раздалось в ответ. «Царя ли вашего распну?» спросил Пилат.  Нет у нас царя, кроме кесаря. Если ты отпустишь Его, то и ты, значит, враг кесаря, отвечали первосвященники. Пилатъ понял угрозу. Ничего он так не боялся, как жалоб Римскому императору. Видя, что волнение народа более и более усиливается, он потребовал воды и умыл пред народом руки, говоря: «неновинен я в крови Праведника Сего. Смотрите, ваше дело. «Кровь Его на нас и на чадах наших», отвечал народ.

Пилат предал Иисуса Христа на распятие.

Крестные страдания и смерть Иисуса Христа. (Мф. 27:31–56; Мк. 15:20–41; Лк. 23 26–49; Ин. 19:16–37).

Когда смертный приговор был произнесен, быстро были окончены все приготовления, и скорбное шествие двинулось к месту казни. Вместе с Иисусом Христом вели на распятие и двоих разбойников.Осужденные, по обычаю, должны были сами нести свои кресты, равно как и небольшие дощечки с надписью о том, за что именно каждый из них осужден. Небольшой отряд войска и большая толпа народа, в которой шли и начальники иудейские, сопровождала осужденных. Крест, возложенный на Иисуса Христа, оказался слишком тяжел для Него, изнуренного бичеванием, и Господь упал под его тяжестью.

Воины сейчас же схватили одного человека, по имени Симона Киринеянина, шедшего с поля и, очевидно, оказавшего чем-либо свое сочувствие Христу, и заставили его нести крест.

Многие из народа, особенно женщины, не скрывали своего сострадания к Господу; некоторые из них плакали. Тронутый скорбью этих людей, Господь остановился и, обратившись к ним, сказал: «не плачьте обо Мне, но о себе плачьте и о чадах ваших». При этом Господь с грустью говорил, что народу еврейскому вскоре предстоит пережить такие тяжкие бедствия, что люди будутъ считать счастливыми бездетных и одиноких; будуть желать, чтобы обрушились горы и холмы и засыпали их живыми, лишь бы избежать тех ужасов, какие  постигнут их.                                              

Место казни было около Иерусалима. Это небольшой каменистый холм, называвшийся Голгофой, или лобным местом.

По прибытии на Голгофу, осужденых обнажили и дали им пить кислое вино с примесью какого-то горького зелья, чтобы омрачить их  сознание и тем сделать менее чувствительными к страданиям. Господь не хотел этого и не стал пить. Кресты были поставлены и Спаситель мира распят среди разбойников. На Его кресте была прибита дощечка с надписью, сделанной по приказанию Пилата на трех языках: еврейском, греческом и римском. Было написано: «Иисус Назорянин Цар Иудейский».

Иудеям не нравилась такая надпись, и они просили Пилата изменить ее в том смысле, что Распятый не царь иудейский а называвший Себя царем, самозванец, но Пилат не захотел изменять написанное.

С креста послышались первые, полные любви и всепрощения слова Распятого: «Отче, отпусти им: не ведают, что творят». Так Господь молился за своих мучителей.

Воины обязаны были стоять при крестах до тех пор, пока осужденные не умрут. Водрузив кресты и окончив распятие, они занялись дележом одежды осужденных. Между другими одеждами Христа был хитон (нижняя одежда) без швов, весь вытканный, очень ценный. О нем бросили жребий25. Покончив с одеждой, чтобы скоротать досуг, воины начали развлекаться насмешками и остротами над осужденными, особенно над Царем Иудейским. Насмешки воинов  подхватила толпа, а потом и начальники и старейшины иудейские. «Если Ты Сын Божий» издевались они: «сойди со креста, и мы уверуем в Тебя. Чтобы спасти других, творил чудеса, а Самого Себя не может спасти. Уповал на Бога: пусть теперь избавить Его, если угоден Ему. Он же сказал: Я Сын Божий». Даже один из распятых разбойников, не смотря на собственные страдания, глумился над Христом, упрекая Его, что не спасает ни Себя, ни их. Но другой разбойник, проникнутый благоговением ко Христу, останавливал насмешки. «Или ты не боишься Бога», говорил он своему товарищу, «когда и сам осужден на тоже; мы принимаем то, что заслужили, а Он не сделал никакого зла». В этомъ человеке, очевидно, произошел резкий внутренний переворот. Он понял, что Иисус Христос действительно Мессия, скорбным путем идущий к Своему небесному царству, и, обратясь к Нему, сказал с искренней верой: «помяни меня, Господи, когда приидешь в царствии Твоем». Понятия разбойника могли быть неясны, но вера его была велика и искрення. И второе слово со креста было обращено к нему. «Истинно говорю тебе, сказал Господь: «днесь со мною будешь в раю».

Уже с самого момента распятия по земле распространился мрак, хотя был полдень, и сквозь этот мрак глаза Спасителя устремились к небольшому обществу близких людей, в безмолвной скорби стоявших у креста. Увидя Свою плачущую Матерь, Господь сказал Ей, указывая глазами на Иоанна: «Жено! се, сын Твой», а потом сказал Иоанну: «се, Матерь твоя». Он не хотел подвергать Своей Матери возможным оскорблениям со стороны толпы и потому не назвал ее Матерью и сказал так кратко. Но Иоанн понял Его мысль и с этой минуты принял на себя все заботы о Пресвятой Богородице, поселив Ее в своем доме.

Было около трех часов пополудни, по еврейскому счету – девятый час после солнечного восхода. Тьма еще продолжалась.

Страшные страдания, которые претерпевал Господь в течение почти трех часов, вызвали потрясающий вопль: «Или, Или! лима савахвани» т. е. «Боже мой, Боже мой! векую Ты Меня оставил?»

Созвучие слов Или и Илия дали повод к новым издевательствам. Вот, заговорили в толпе, Илию зовет, чтобы спас Его. «Жажду»! воскликнул Господь. Один из воинов, взял губку, насытил ее уксусом и на трости поднес к устам Его. Господь вкусил питье и воскликнул: «совершилось».

Крестные страдания пришли к концу, дело спасения людей совершилось. Прошло еще мгновение и со креста послышались последние слова: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой». Голова Христа наклонилась, и Он умер.

Страшные знамения были даны Богом в момент смерти Спасителя. Земля потряслась, камни потрескались, и распались, открылись гробы, и многие мертвецы воскресли.

Народ, бывший на Голгофе, видя знамения, в ужасе поспешил по домам, а римский сотник, стоявший на страже против самого креста, невольно проговорил: «воистину, Сын Божий был Сей».

Не менее поразительное знамение было и в Иерусалимском храме: завеса, закрывавшая Святое Святых, в момент смерти Спасителя вдруг сама собою разорвалась сверху до низу.

Римляне обыкновенно оставляли тела распятых на крестах, пока они не истлевали и не уничтожались хищными птицами и зверями; евреи же, наоборот спешили убирать тела казненных, бросая их с безчестием в долине сынов Гиннома.

С телом Христа и разбойников, распятых с Ним, им особенно хотелось покончить скорее, так как близился вечер великой пасхальной субботы. Они отправили к Пилату послов, чтобы испросить дозволение на перебитие ног распятым. Это был обычный способ прекращения страданий и самой жизни распятого. Он состоял в том, что сильный удар по ногам бревном разбивал кости и мгновенно убивал распятого.

Дозволение было дано. Два разбойника были еще живы и тотчас же были добиты. Когда же воины подошли к Иисусу Христу, то увидели, что Он уже мертв, и не стали перебивать Его голеней.26 Только один из них, чтобы не оставалось никакого сомния в Его смерти, вонзил копье в бок Его и нанес большую рану, из которой потекла кровь и вода27.

Снятие со креста и погребение тела Христова. (Мф. 27:57–66; Мк. 15:42–47; Лк. 23:50–56; Ин. 19:38–42).

Пилат только что дал разрешение на перебитие голеней распятым, как к нему пришел новый проситель. Это был Иосиф, тайный ученик Господа, один из влиятельных раввинов, член Синедриона. Иосиф просил позволения взять тело Иисуса для погребения. Пилат удивился, что Иисус Христос уже умер, ноудостоверившись в Его смерти от сотника, разрешил Иосифу снять тело и погребсти. Иосифу нужно было спешить, так как до солнечного захода, с которого начиналась суббота, оставалось времени очень мало.

У Иосифа была изсечена пещера в собственном саду, недалеко от Голгофы. В этой пещере он думал сам лечь по смерти, и теперь решил положить в ней тело Господа.

Вместе с Никодимом, тоже тайным учеником Христа, они сняли со креста тело, обагренное кровью, омыли его, завернули в широкое белое полотно (плащаницу), обильно смазанное миррой и алое, принесенными Никодимом, и положили в пещере на приготовленном каменном ложе. Лицо Спасителя было закрыто белым платом.

Сделавши все это, Госиф и Никодим закрыли вход в пещеру большим камнем и удалились.

Мария Магдалина и другие некоторые женщины наблюдали за погребением тела Господа, и ушли домой после того, как вход в пещеру закрыт был камнем.

Они заметили, что с погребением очень спешили и не успели сделать всего, что требовалось обычаем, и решили восполнить опущенное, лишь только минует покой субботы.

В то время, как Иосиф с Никодимом были заняты погребением, начальники иудейские были в сильном безпокойстве. Они вспомнили, что Иисус Христос говорил, что воскреснет в третий день по смерти.

Не взирая на то, что, с заходом солнца, уже наступила великая пасхальная суббота, они пошли к Пилату просить стражу для охраны пещеры, в которой лежало тело Иисусово. «Господин!» сказали они игемону: «помянули мы, что льстец Сей, еще жив будучи, сказал: по трех днях востану; итак повели охранят гроб до третьяго дня, чтоб ученики Его, пришедши ночью, не украли Его; и тогда скажутъ народу: воскрес из мертвых. И будетъ последняя лесть горше первой».

Пилату надоели все эти просьбы. Не входя ни в какие рассуждения, он сказал: «есть у вас стража; идите, охраняйте, как знаете».

Так они и сделали. Вход в пещеру был опечатан, и к нему приставлена военная стража.

Жены Муроносицы.

В Евангелии упоминается нисколько женщин, пигавших особенно глубокое благогоговение к Иисусу Христу. Одни из них были исцелены Им от болезней, других влекло к Нему Его учение, иные, сверх того, были связаны узами родства с Девой Марией и с семейством Иосифа.

В числе их были; Саломия, мать апостолов Иакова и Иоанна жена Зеведея; Мария Клеопова; Сусанна; Иоанна, жена Хузы, домоправителя Ирода Антипы; Марфа и Мария, сестры Лазаря; Мария Магдалина из деревни Магдалы, на берегу Галилейекого озера, и другие.

Некоторые из них послужили Господу при Его погребении. Они получили название Муроносиц, так как приносили муро для помазания тела Христова. Имя Марии Магдалины в Евангелии упоминается наиболее часто.

Кто она была, достоверно неизвестно. Евангелисты говорит только, что она была одержима беснованием, от которого исцелена Господом.

VII. Прославленное состояние Господа Иисуса Христа на земле. Воскресение Господа Иисуса Христа. (Мф. 28:1–8; 11–15; Мк. 16:1–8; Лк. 24:1–12; Ин. 20:1–10).

В субботу вечером, когда субботний покой считался окончившимся, Мария Магдалина, Мария Клеопова и другие женщины, видевшие, как наскоро было погребено тело Господа, поспешили купить ароматов, чтобы утром следующего дня идти и помазать тело, как требовал обычай.

В ту ночь Господь воскрес. Пред рассветом, у гроба сделалось сильное землетрясение, и стража увидала Ангела Господня, сошедшего с неба. Лице его блистало, как молния, а одежда его была бела, как снег. Он отвалил камень от гробовой пещеры и сел на нем.

Воины в ужасе упали на землю и лежали, как мертвые. Придя в себя, они бросились бежать.

Некоторые из них поспешили к первосвященникам и рассказали все, что случилось у гроба. Первосвященники и без того находились в тревоге, взволнованные знамениями, которыми сопровождалась смерть Иисуса Христа. Рассказ воинов еще более усилил их тревогу. Они решили для собственной безопасности замалчивать все случившееся, а воинам велели говорить, что ночью, когда они спали, ученики Христа пришли и унесли тело Его. (В своем замешательстве первосвященники не заметили того, что выдумка о похищении

тела заключает в себе внутреннее вротиворечие).

«Если же говорили они, эти слухи дойдутъ до игемона, мы уладим дело и вас от беды избавим». При этом они дали воинам денег, чтобы расположить их в свою пользу.                         

Между тем, как происходили эти события, Мария Магдалина и другие женщины неся ароматы, шли ко гробу, чтобы помаать тело Иисусово.

Они ничего не знали о том, что случилось у гроба, не знали даже того, что гроб опечатан и к нему поставлена военная стража. Они беспокоились лишь о том, кто поможет им отвалить камень от входа в пещеру, который как они видели, был очень велик.

Зара еще только занималась и было темно, когда женщины подошли к пещере. Тут они увидели, что камень отвален и вход в пещеру открыт.

У Марии Магдалины сейчас же явилась мысль, что тело Господа взято врагами. Не входя в пещеру, она побежала в город, сообщить об этом Петру и Иоанну. А другие женщины вошли в пещеру и увидели, что тела Иисуса Христа нет, а около того места, где оно было положено, сидят два Ангела.

При виде Ангелов женщины пришли в ужас. «Не бойтесь», сказал один из Ангелов: «знаю, что Иисуса распятаго ищете; нет Его здесь –   востал Он, как говорил вам, быв еще в Галилее. Подойдите, смотрите место, где лежал Господь, и идите скоро, скажите ученикам Его, что востал Он из мертвых. Женщины, действительно вспомнили, что об этом говорил Господь. Они поспешно вышли из пещеры и побежали в город. Стало уже светат, и им встречается народ. Но они были так напуганы случившимся, что никому ничего не сказали, и лишь когда прибежали к апостолам поведали все, что сказал им Ангел. Апостолы не поверили.

Только Петр и Иоанн, вторично слыша о чем-то необычайном, происшедшем у гроба Христа, встали и пошли узнат, что там случилось. Иоаннъ был моложе и, обогнав Петра, первый пришел ко гробу, но в пещеру не вошел, а наклонился и смотрел в отверстие.

Он видел, что тела действительно нег, а лежат одни погребальные пелены. Подошел Петр и вошел в пещеру, а вслед за ним вошел туда и Иоанн. Им бросилось в глаза, что плат, которым была повязана голова Господа, лежит не с пеленами, а особо от них и притом свернутым.

Иоанн уверовал, что Иисус Христос воскрес, а Петр был в недоумении, удивляясь тому, что произошло.

Явление Господа Марии Магдалине и другим женам-мироносицам. (Мф. 28:9–10; Мк.16: 9–11; Ин. 20:11–18).

Мария Магдалина, сообщив ученикам, что тело Господа взято из гроба, снова пошла в сад и, подойдя к пещере, стояла и плакала. Наклонившись посмотреть внутрь пещеры, она увидела двух Ангелов, сидевших у погребального ложа, одного у возглавии, а другого у подножия. Ангелы спросили: «женщина! что ты плачешь?» Горе так потрясло ее, что она не ясно сознавала, что видит Ангелов, и отвечала: «взяли Господа Моего и не знаю, где положили Его».

В это время она оглянулась и заметила стоявшего тут Человека. Думая, что это садовник, она не обратила на Него большого внимания и на Его вопрос, о чем плачет и кого ищет?  ответила: «Господин! если ты взял Его, скажи мне, где ты положил Его, и Я возьму Его». В своем горе она не заметила, что вопрос ее очень неясен. Вдруг она слышит хорошо известный ей голос Самого Господа: «Мария!»

«Раввуни (учитель)!» только и могла сказать обрадованная женщина и бросилась к ногам Того, Кого она приняла за садовника.

«Не прикасайся Мне», сказал Господь: «Я еще не восшел ко Отцу Моему; но иди к братии Моей и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему и Богу Моему и Богу вашему».

(Когда она возвестила потом ученикам, что видела Господа, и передала, что Он сказалъ ей, те не поверили).

Между тем и другие женщины, переходившие от одних, апостолов к другим с вестию о ярлении Ангелов, возвратились ко гробу и тоже увидели Воскресшего. Господь сказал им: «радуйтесь!» Они приблизились, припали к ногам Его и поклонились Ему. Страх овладел ими. Но Господь сказал: «не бийтесь, идите возвестите братии Моей, пусть идут в Галилею и там увидятъ Меня.

Они пошли и возвестили ученикам о явлении воскресшего Господа, но ученики не верили им.

Явление Иисуса Христа ученикам, шедшим в Еммаус.

(Мк. 16: 12–18; Лк. 24:18–35).

В тот день, в который Иисус Христос явился мироносицам, двое из учеников Его, из числа семидесяти, Клеопа и Лука пошли после полудня в Еммаус, селение отстоявшее верстах в 10 от Иерусалима.

Дорогой, когда они разговаривали между собой о событиях последних дней, к ним присоединился Спутник.

Вслушиваясь в разговор, Он спросил, о чем они рассуждаютъ и отчего так печальны? Клеопа удивился, что Он не знает, что произошло в эти дни в Иерусалиме, и на вопросъ что же именно произошло, вместе с Лукой стал рассказывать об Иисусе Назарянине. Они говорили, что это был пророк, муж сильный делом и словом пред Богом и всеми людьми, рассказали, как архиереи и старейшины осудили Его на смерть и как распяли Его. «А мы было надеялись», говорили они «что Он пришел избавить Израиля; но вот уже третий день ныне, как все то было. Но и жены некие из наших ужаснули нас, бывшие рано у гроба: они не нашли тела Его и, придя, говорили, что видели Ангелов, сказавших, что Он жив. И пошли иные из нас ко гробу и нашли все так, как и жены говорили; Самого же не видели».

Спутник сказал, что так и подобало пострадать Христу и войти в славу Свою.

Он стал приводить им слова пророков, начиная с Моисея, которые предсказывали о Мессии, что именно чрез страдания Он войдет в славу Свою.

Речь Спутника так была жива и убедительна, что Лука и Клеопа почувствовали к Нему благоговейное почтение.

В разговорах незаметно подошли к Еммаусу.

Заметив, что спутник намеревается идти далее, они стали Его приглашать остаться с ними, так как становилось уже поздно и день клонился к вечеру. Спутник согласился и вошел с ними в дом. Когда был приготовлен ужин, и все трое возлежали за столом, Он взял хлеб, благословил, преломил и подал Луке и Клеопе.

К величайшему их удивлению все это Он делал именно так, как делал Иисус Христос. Изумленные, всмотрелись они в Него и еще более удивились, увидав, что это Сам Господь. Лишь только они узнали Его, Он стал невидим.

Тотчас встали они из-за стола и, не смотря на наступпвший вечер, пошли обратно в Иерусалим.

В Иерусалиме они застали апостолов и других учеников Христовых всех вместе. Между ними шел оживленный разговор о том, что Господь действительно воскрес и явился Симону-Петру.

Когда и при каких обстоятельствах было это явление – евангелисты не передают. Очень вероятно, что Господь явился Петру вскоре же после явления Своего муроносицам, и может быть тоже в саду Гефсиманском.

Выслушав о явлении Господа Петру, Лука и Клеопа рассказали, что произошло с ними в дороге и как узнали они Господа при преломлении Им хлеба.

Явление Иисуса Христа апостолам в Иерусалиме. (Мк. 16: 14; Лк. 26; 36–48; Ин. 20: 19–29).

Вечером того дня, в который воскресший Господь явился женам-мироносицам, апостолы, собрались все вместе. Не было одного Фомы. Во время вечерней трапезы, когда они возлежали за столом, внезапно Сам Иисус Христос стал посреди их и сказал: «мир вам!»

Между апостолами пред этим шел разговор о явлениях воскресшего Господа, бывших в тот день, тем не менее, при виде Его Самого стол внезапно, когда в двери никто не входил и они оставались на запоре, им стало страшно. Они подумали, что видят дух Его. «Что смущены вы и почто помышления входят в сердца ваши?» сказал Господь: «осяжите Меня и смотрите: дух плоти и костей не имеет, как у Меня видите».

С этими словами Он показал им язвы на руках и на ногах и рану в ребрах. Собственными глазами апостолы убедились, что пред ними не дух, а Сам Господь их и Учитель. Радость была столь велика, что они боялись верить даже собственным глазам.

Чтобы не оставить в них ни малейшего сомнения въ Своемъ воскресенш, Господь потребовалъ, чтобы Ему дали какой-либо пищи, какая найдется.

Ему подали печеной рыбы и сотового меда.

Он взял и ел. Сомнений больше не могло быть: пред ними был Господь.

Господь сказал: «Я говорил вам, еще быв с вами, что подобает совершиться всему, написанному в Законе Моисеевом, и у пророков, и в псалмах о Мне». И апостолам вдруг стали ясны и понятны все пророчества о Спасителе. Господь продолжал: «так писано, и так подобало пострадать Христу и воскреснуть из мертвых в третий день». При этом Он дунул и сказал: «примите Духа Святаго: кому отпустите грехи, отпустятся им, на ком оставите, останутся». После этих слов Господь вдруг стал невидим.

Когда потом пришел Фома и ему разсказали о явлении Воскресшего, он решительно отказался верить, сказав: «если не увижу на руках Его раны от гвоздей, и не вложу в раны перста, и не вложу руки моей в ребра Его – не поверю».

Прошло семь дней. Апостолы, как и прежде, были все вместе. На этот раз с ними был и Фома.

Страх пред начальниками иудейскими заставлял их быть осторожными и держать двери на запоре.

Как и в первый раз, Господь внезапно явился среди них и сказал: «мир вамъ!» После этого он обратился к Фоме и сказал: «подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои, и не будь неверен, но веруй». «Господь мой и Бог мой!» воскликнул Фома. «Потому ты поверил», сказал Господь, «что видел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие».

Явление Иисуса Христа ученикам в Галилее. (Мф. 28:16–20; Мк. 16:15–18; Ин. 21:1–23).

После воскресения Христова апостолы некоторое время оставались в Иерусалиме, а потом пошли в Галилею, как повелел им Господь.

Когда они подходили к горе, которая была указана Господом, Он Сам встретил их. Одни из апостолов поклонились Ему, как Богу, а другие усомнились воздать Ему Божескую почесть.

«Дана Мне всякая власть на небеси и на земле», сказал Господь: «вы же идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я заповедал вам; и се, Я с вами есмь во все дни до скончания века».

В Галилее Господь неоднократно являлся апостолам и другим верующим и беседовал с ними о Царствии Боижием.

Одно явление было на берегу Галилейского озера. Дело происходило так.

Петр с Иаковом и Иоанном, сыновьями Зеведея, а также Фома, Нафанаил и некоторые другие апостолы пошли на озеро ловить рыбу. Целую ночь они трудились, но ничего не поймали и с наступлением утра, поплыли к берегу. На берегу стоял Господь.

«Дети!» сказал Он: «есть ли у вас что съестное?». Апостолы не узнали Его и кратко ответили, что съестного ничего у них нет. Господь велел им закинуть сеть справа от лодки. Сеть была закинута и сейчас же наполнилась рыбой. Улов оказался так велик, что сеть не могли вынуть из воды и потянули ее к берегу.             

Иоанн первый узнал Господа и сказал об этом Петру. Петр сейчас же бросился в воду и поплыл к берегу.

Когда ученики причалили лодку и вышли на берег, то увидали разложенный костер, около него хлеб, а на углях – рыбу.

По повелению Господа сеть была вытащена, и в ней оказалось 153 больших рыбы. Ученики дивились и количеству рыбы, и тому, что при такой большой тяжести сеть нигде не порвалась.

«Приидите и обедайте», сказал Господь, и Сам взял хлеб и рыбу и роздал им. Теперь никто из учеников не сомневался, что пред ними Господь. Им хотелось спросить Его о многом, но они не решались и молчали.

В то время, как они обедали, Господь Сказалъ Петру: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше их?» «Так, Господи!» отвечал Петр «Ты ведаешь, что люблю Тебя». «Паси агнцев Моих», сказал Господь и тот же вопрос предложил ему во второй и потом в третий раз Петр повторял свой ответ и был опечален. И в прежнем имени Симон, и в троекратном вопросе Христа ему слышался упрек за свое троекратное отречение, которое он и так не мог забыть и постоянно оплакивал. Но в словах Господа не было упрека. Троекратно повторяя Петру, что он должен пасти овец стада Христова, Господь как бы восстановливал его пред другими учениками в его алостольском достоинстве. И ему одному Господь открыл, что с Ним случится в будущем. Он говорил, что до сего времени Петр был свободен в своих поступках, но когда состарится, то этой свободы у него уже не будет. Другие опояшут его й поведутъ туда, куда он не хотел бы. Петр понял, что Господь предсказывает ему оковы и страданияи, указывая на Иоанна, спросил: .Господи! Он же что?» «Если хочу, чтобы пребывал он, пока прииду, что тебе до того? ты по Мне иди», сказал Господь.

Ученики неправильно истолковали эти слова в том смысле, что Иоанн не умрет до второго пришествия Спасителя, так как Господь только показал неуместность вопроса, предложенного апостолом Петром.

Вознесение Господне. (Мк. 16:19–20; Лк. 24:50–53; Деян. 1:1–12).

В течение сорока дней по воскресении Господь неоднократно являлся апостолам и говорил им о Царствии Божием.

В Галилее апостолы оставались недолго, и в сороковой день по воскресении опять были в Иерусалиме. В этот день Господь явился им в последний раз и сказал, что Он посылает их с проповедью Евангелия во все концы мира. Кто уверует и крестится, будет спасен, а кто не уверует – будет осужден. Верующие получат силу творить чудеса. «Но вы», сказал Он «сидите во граде Иерусалимском доколе не облечетеся силою свыше».

Апостолы спросили: «Господи! не теперь ли возстановляешь Ты царство Израилю?»

«Не вам знать времена и лета, что Отец положил в Своей власти», сказал Господь. «Но вы приимете силу, когда сойдет на вас Дух Святый и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии, и но всей земле до последних пределов!» После этого Господь вывел их из города и пошел по дороге к Вифании. На Елеонской горе Он остановился, поднял руки и благословил их. Благословляя, Господь отделился от земли и стал тихо возноситься на небо.

Ни одно явление воскресшего Господа не было похоже на это последнее. Во все предшествующее время Он как внезапно являлся, так же внезапно делался невидим, так что никто не мог сказать, откуда Он пришел и куда удалился. На этот же раз апостолы все видели, как Он отделился от земли и возносился на небо.

В глубоком молчании они благоговейно созерцали вознесение Господа. Они видели, как светлое облако, этот знакомый им знак присутствия Божия, скрыло Христа от взоров их. Не видя более

Его, они смотрели на облако, как вдруг явились два Ангела в блестящих одеждах и сказали: «мужи Галилейские! что стоите, смотря на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, так же прийдет как видели Его восходящаго на небо».

Утешенные этим видением, апостолы возвратились в Иерусалим с великой радостью.

Они теперь уже не могли сомневаться, что Иисусъ Христос есть Мессия-Спаситель, что вся Его земная жизнь, Его страдания, крестная смерть, воскресение и вознесение на небо – все исполнилось именно так, как предсказано было заранее пророками.

Избрание Матфея в число двенадцати апостолов. (Деян. 1:15–20).

После вознесенья Господа апостолы оставались в Иерусалиме, пребывая все вместе; с ними была и Матерь Божия. Ежедневно собирались к ним для общей молитвы и другие верующие.

Однажды, когда у апостолов собралось до ста двадцати человек верующих, Петр напомнил им о печальной участи Иуды Искариотского и сказал, что надобно, чтобы кто-либо из тех, кто был свидетелем земной жизни Господа от крещения Его и до вознесения на небо, занял место Иуды.

Все собравшиеся согласились с мнением Петра и выбрали из своей среды двоих – Иосифа, называвшегося Вирсавою, и Матфия. Стали молиться, чтобы Господь, ведающий сердца всех, Сам показал, кого из двоих Он избрал принять жребий служения апостольского.

Когда, после молитвы, жребий был брошен, избранным оказался Матфий. Он и был причислен к числу двенадцати апостолов.

Сошествие Святого Духа на апостолов.

(Деян. II)

Наступил праздник Пятидесятницы, установленный Моисеем в память Синайского законодательства. Как и на Пасху, на этот праздник в Иерусалиме собралось множество народа, не только из пределов Палестины, а и из других стран. Тут были жители Мидии, Месопотамии, Каппадокии, Фригии, Египта, Аравии, Крита и многие другие. Народ наполнял все улицы и площади святого города. Был девятый час утра, когда вдруг послышался с небес необыкновенный шум, как бы от сильного порыва бури. Шум пронесся по направлению к тому дому, в котором находились апостолы, где и разразился с особенной силой, как бы наполнив собой дом. Апостолы увидали, что над головою каждого из них явился огненный язык. Они исполнились Святого Духа и получили Дар говорить на разных языках, которых до сего времени не знали.

Между тем на шум собралось у дома великое множество народа. Услыша апостолов, говоривших на разных языках, все удивлялись и спрашивали друг друга,  что это значит, что простые галилейские рыбаки, никаких языков, кроме своего родного, не знавшие вдруг заговорили на разных языках? Как и бывает в толпе нашлись люди, готовые осмеять все, что выше их понимания. Слыша незнакомые слова и непонятную речь, они насмешливо говорили, что ученики Христовы напились сладкого вина.

Петр, услышав такие речи, вышел вместе с другими апостолами к народу и сказал: «Иудеи и все находящееся в Иерусалиме! вслушайтесь внимательнее в мои слова. Да будет вам известно, что мы не пьяны, как вы думаете. Вы видите исполнение того, что было предсказано пророком». Вслед за тем он напомнил народу пророчество Иоиля о сошествии Святого Духа28, и продолжал: «Израильтяне! выслушайте слова мои: Иисуса Назорея, Котораго Бог прославил знамениями и чудесами, вы убили, пригвоздивши ко кресту. Но Бог воскресил Его, как то и было предсказано пророком Давидом и чему мы сами все свидетели. Он вознесся к Отцу и, приняв от Отца обещаннаго Святаго Духа, послал теперь Его на нас, что вы и видите и слышите. Итак, знайте, что Бог соделал Господом и Христом Того Самаго Иисуса, Котораго вы распяли». И необычное явление бури, и внезапно обнаружившийся у апостолов дар знания языков, и вдохновенная речь Петра – произвели сильное впечатление на народ. Из толпы послышались вопросы: «братья! что же нам делать?»  «Покайтесь», отвечал Петр «и пусть каждый крестится во имя Иисуса Христа, чтобы получить прощение грехов. Тогда и вы получите дар Святаго Духа».

В тот день крестилось около трех тысяч человек.

VIII. Дополнение к священной истории Нового Завета.

Обращение Савла.

(Деян. IX).

После сошествия Св.Духа апостолы, исполненные Его силой, начали дело всемирной проповеди Евангелия.

Прежде всего они начали открыто и безбоязненно проповедывать о Христе в Иерусалиме. Напрасно иудейские начальники старались принудить их к молчанию и уговорами, и заключением в темнице, апостолы не оставляли проповеди. И их учение, и особенно чудеса, совершаемые ими именем Иисуса Христа, привлекали к ним множество народа, и мпогие делались христианами. Чтобы помешать успеху проповеди апостолов, первосвященники и книжники с фарисеями воздвигли гонение на всех, кто веровал во Христа. Это побудило многих христиан удалиться из Иерусалима. Но везде, куда ни приходили, они проповедовали о Христе, и вера Христова быстро распространялась в окрестных странах.

Между преследователями хриспан особенною ревностно отличался молодой фарисей, по имени Савл.

Воспитанный в строгих правилах фарисейства, он искренно ненавидел христиан за то, что они веруют в Иисуса Христа, как в Мессию.

Услыхав, что во Христа уверовали многие жители Дамаска, он выпросил у первосвященника разрешение захватить там и привести в Иерусалим всех христиан.

Был полдень, когда Савл приближался к Дамаску. Вдруг с неба заблистал такой яркий свет, что пред ним померк свет солнечный. Савл и все его спутники, ослепленные этим светом, в страхе попадали на землю. Савл услышал голос, говоривший ему: «Савл, Савл! что ты Меня гонишь? «Кто Ты, Господи?» спросил Савл. «Я Иисус», послышалось в ответ, «Котораго ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна. «Господи! что повелишь мне делать?» спросил Савл в трепете, и услышал в ответ: «встань, поди в Дамаск, и там тебе сказано будет, что тебе нужно делать». Савл встал. Глаза его были открыты, но он ничего не видел. И спутники его уже оправились от испуга и, оставшись невредимыми, стояли и с удивлением смотрели на Савла. Они слышали звуки голоса, раздавшиеся с неба, но слов не разобрали.

Савла привели в Дамаск.

В это время в Дамаске был один из семидесяти учеников Христовых, по имени Анания. Господь явился ему и велел идти в тот дом в котором находился Савл. «Он теперь молится», оказал Господь «и видел в видении человека, именем Ананию, который пришел к нему и возложил на него руку, чтобы возвратить ему зрение». Анания пошел, возложил на Савла руку и сказал: «Брат Савл! Господь Иисус, Который явился тебе на дороге, послал меня, чтобы ты прозрел и исполнился Святаго Духа». Тот час как бы чешуя спала с глаз Савла, и он стал видеть.

Савл принял крещение и назван Павлом.

Наравне с двенадцатью апостолами он проповедывалъ о Христе и преимущественно язычиикам, почему и называется «апостолом язы́ков»

Успение Божией Матери.

Около пятнадцати лет прожила Пресвятая Богородица после смерти и воскресения Иисуса Христа.

По преданнию, Она, живя в доме Иоанна, большую часть времени посвящала молитве и любила молиться в Гевсиманском саду, в которомъ так часто молился Господь.

Здесь, в Гефсимании, она получила от Архангела Гавриила откровение о приближающейся кончине.

Она умерла тихо, безболезненно, как бы уснула, и праведная душа Ея, оставив тело, была взята Самим Иисусом Христом в небесные обители.

По особому Божественному откровению к Ее кончине собрались все апостолы, кроме Фомы, который прибыл несколько позже.

Тело Пресвятой Богородицы апостолы погребли в Гефсиманском саду.

Во время погребального шествия один из еврейских священников по имени Афоний узнав, что ногребают Мать Иисуса Христа, в дикой злобе хотел опрокинуть одр, на котором лежало тело, но, едва прикоснулся к нему, тот час лишился употребления рук. Апостолы исцелили его, и он уверовалъ во Христа.

Тело Божией Матери было положено в пещере и вход в нее закрыт камнем.

Когда прибыл Фома и пожелал поклониться телу Божией Матери, апостолы пошли в пещеру, но, открыв камень, увидали, что тела нет, а лежат одни погребальные пелены. Смущенные, они возвратились домой. Здесь в небесном сиянии явилась им Сама Богоматерь, окруженная Ангелами, и сказала: «радуйтесь, Я пребуду с вами во вся дни».

Апостолы поняли, что силой Христовой, Она воскресла и взята на небо. В избытке сердечной радости они воскликнули: «Пресвятая Богородице, помогай нам!»

Разрушение Иерусалима и рассеяние народа

Еврейского.

Предсказание Спасителя о разрушении Иерусалима и о бедствиях еврейского народа исполнились с поразительной точностью.

Евреи не покидали надежды на освобождение от власти римлян и нередко производили открытые восстания.

Одно из таких восстаний побудило римского императора Нерона послать в Иудею большое римское войско под начальствомъ Веспасиана для усмирения непокорных. Высадивши войско в приморском городе Птолемаиде. Веспасиан покорил Галилею, овладел наиболее значительными городами Самарии и Иудеи и стал подходить к Иерусалиму. В это время умер Нерон и Веспасиан, провозглашенный императором должен был возвратиться в Рим.

Окончание завоевания Иудеи он поручил сыну своему Титу.

Весной в 70 году после Рождества Христова, Тит подступил к Иерусалиму и обложил город со всех сторон. Множество Иудеев, пришедших на праздник Пасхи, было заперто в городе. Они испытывали такие страшные муки голода, что считали счастливыми тех, кто был убить. После долгой осады город был взят. Тит не хотел разрушать храм и отдал строгий приказ воинам беречь его, но кто-то бросил горящую головню внутрь здания, и оно запылало. Никакие усилия не могли остановить действие огня. Храм сгорел, тогда Тит велел разрушить и весь город. От Иерусалима не осталось камня на камне, как и предсказал Христос.

Более миллиона иудеев погибло во время осады и почти столько же взято в плен и продано в рабство. Иудейское царство окончило навсегда свое существование, и жители его рассеялись по всей земле. Плодоносная обетованная земля обратилась в пустыню.

Ужасы войны не коснулись христиан: они заблаговременно покинули Иерусалим, по особому откровению Божию и переселились за Иордан, в город Пеллу.

Гонение на христиан

По мере распространения веры Христовой среди языческих народов, она стала подвергаться гонению и со стороны язычников. Язычники не знали и не понимали христианства. И самая вера в Распятого Господа, и христианские таинства, и Евангельское учение о смирении, о прощении обид, о равенстве людей пред Богом – все это было чуждо для язычника и казалось ему безумием. А многочисленные клеветы, распространяемые евреями, приписывали христианам такие пороки, что языческое правительство смотрело на них, как на людей крайне развращенных и вредных.

Около трех веков христиане терпели страшные гонения. Их мучили, заключали в темницы, продавали в рабство, изнуряли работами, морили голодом, отдавали на растерзание зверям, жгли живыми, распинали на крестах, стараясь силою совершенно уничтожить веру Христову.

Мужественно переносили все это христиане, гибли тысячами, но твердо и непоколебимо исповедывали свою веру и спокойно принимали венец мученичества. Гонения не только не ослабили христианства, но сообщили ему еще большую внутреннюю мощь и привлекли к нему всеобщее внимание. Сами гонители – язычники, пораженные святым незлобием и удивительной твердостью веры христиан, очень часто объявляли и себя христиаанами и мужественно шли на мучения: Христианство распространилось повсюду, проникло в домы вельмож и в самый императорский дворец.

Христиане не боялись ни мучений, ни смерти, но все же должны были скрываться от язычников, и для общественных молитв и особенно для совершения таинств собирались в местах потаенных. Они устроили особые подземелья, тщательно скрываемые от язычников и собирались здесь для молитвы преимущественно ночью. Так продолжалось до тех пор, пока не сделался христтнином римский император Константин Великий.

Мать его Елена приняла христианство ранее, но сам император оставался язычником. Однажды во время войны он увидал на небе блестящий крест из звезд. Вокруг креста сияли слова: « Сим победиши». Император многое знал о христианстве и понял значение видения.

Он сейчас же велел снять с воннских знамен изображение орла и заменить их крестом. Константин одержал победу, сделался христианином и объявил христианскую веру господствующей во всем государстве.

Обретение и воздвижение Креста Господня.

Крест Христов долгое время оставался на Голгофе, скрытый вместе с крестами разбойников под землей и мусором.

Во время гонений на христиан на этом месте был поставлен языческий храм.

Мать Костантина Великого царица Елена пожелала отыскать крест Спасителя. Она отправилась в Иерусалим и после долгих поисков нашла, наконец, по указанию одного престарелого еврея, место, где был зарыт крестъ.

Когда расчистили это место и стали рыть землю, нашли три креста. Какой из них был крест Христов, сказать никто не мог. А доска с надписью, сделанной Пилатом, хотя и была найдена тут же, но лежала отдельно от креста.

В то время, как все находились в недоумении, как узнать крест Христов, около Голгофы проходила похороная процессия.

Патриарху Макарию пришла мысль просить разрешения недоумения у Самого Господа Бога. Остановив погребальное шествие, он велел возлагать на умершего поочередно все три креста. И мертвый воскрес, как только на него возложен был крест Христов.

Когда, таким образом, крест был обретен, народ, собравшийся во множестве, стал тесниться, чтобы видеть его. Тогда патриарх воздвиг его пред всеми на возвышенном месте. Все поклонились животворящему кресту и говорили: «Господи, помилуй».

* * *

1

Напр.Исаия 40, Малах.3

2

«Се Дева во чреве приимет и рдит Сына и нарекут имя Ему Иммануил, что означаетс нами Бог (Мф. 1:23) Ис.7

3

« И ты, Вифлием, земля Иудова ничем не меньше во владыках Иудовых; ибо из тебя изыдет Вождь и упасет народ мой, Израиля» (Мф. 2:6) Мих. 5

5

Второзак. 8

6

Пс.90: 11–12. Эти слова всегда прилагались к Мессии

7

Второзак. 6

8

Второзак. 6

16

Радуйся дочь Сиона, проповедуй дочь Иерусалима: Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий,  сидя на молодом осле. Зах. 9:9. Ис. 62

18

Ис. 56:7. Иерем. 7

20

Второз.25

22

Лепта – самая мелкая медная монета

24

Т.о. исполнились слова пророка: «и взяли тридцать сребренников, цену Оцененного, Кого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь» (Мф. 27:9–10). Зах. 11: 12–13

25

Разделили ризы Мои между собою, и об одежде Моей метали жребий. Пс. 21

26

Кость не сокрушится от Него. Исх.12

27

Воззрят на Того, Кого пронзили. Зах. 12

28

Излию Духа Моего на всякую плоть и будут пророчествовать. (Деян. 2:17–21) Ин. 2:28–32

Требуются волонтёры