Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


А. А. Алексеев
Текстология славянской Библии

Глава 1

   

Содержание

    Введение
Глава 1. Типология славянских библейских текстов § 1. Богослужебное использование Св. Писания § 2. Новозаветные апракосы § 3. Церковный календарь § 4. Структура евангельского апракоса § 5. Структура апостольского апракоса § 6. Структура праздничного новозаветного апракоса § 8. Четьи тексты как служебные § 9. Псалтырь как служебная книга § 10. Паримийник § 11. Служебный тип текста как целое § 12. Определение четьего типа § 13. Состав четьего типа § 14. Вопрос о библейском каноне § 15. Текстовые особенности четьего типа § 16. Историческая динамика четьего типа § 17. Закономерность выделения толкового типа § 18. Структура текста в толковом типе § 19. Список толковых текстов § 20. Толковые флорилегии, хронографы, палеи Глава 2. Рукописный текст и методика его изучения § 1. Разночтения § 2. Контроль над стабильностью текста § 3. Оценка разночтений § 4. Оценка источников § 5. Статистический метод § 6. Узлы разночтений § 7. Характер текстовых групп § 8. Применение компьютера § 9. Типы научного издания § 10. Уровень стабильности текста § 11. Текстовые особенности редакции и извода § 12. Уровень вариантности текста § 13. Цитаты и текстология Глава 3. Перевод как филологическая проблема § 1. Отклонения перевода от оригинала § 2. Мера свободы перевода § 3. Вопрос о средневековых теориях перевода § 4. Характеристика оригинала § 5. Язык оригинала § 6. Латинское влияние на славянские библейские переводы § 7. Отличие перевода от редакции § 8. Филологические критерии происхождения библейских переводов Глава 4. Оригиналы славянских библейских переводов § 1. Характер переводной письменности у славян § 2. Проблематика библейских оригиналов § 3. Еврейский текст Ветхого Завета (МТ) § 4. Происхождение Септуагинты (LXX) § 5. История Септуагинты § 6. «Лукиановская редакция» § 7. Издания Септуагинты § 8. Новый Завет по-гречески § 9. Издания греческого текста § 10. История греческого новозаветного текста § 11. Древние версии Св. Писания § 12. О греческой основе славянских ветхозаветных переводов § 13. О греческой основе славянских новозаветных переводов Глава 5. Очерк истории славянских библейских текстов § 1. Объем рукописной традиции § 2. Различие южнославянской и восточнославянской рукописных традиций § 3. Хорватские глаголические тексты Св. Писания § 4. Первоначальные переводы свв. Кирилла и Мефодия § 5. Переводы Мефодия § 6. Библейские переводы на славянском юге в IX-X вв. § 7. Болгарские переводы симеоновской эпохи § 8. Библейская филология эпохи св. Саввы Сербского § 9. Восточнославянский этап § 10. Переводы с еврейских оригиналов на Руси § 11. Южнославянские переводы XIV-XV вв. § 12. Чудовский Новый Завет (ЧНЗ) § 13. Геннадиевская библия (ГБ) § 14. Восточнославянские переводы XV-XVI вв. § 15. Острожская библия (ОБ) Послесловие Список сокращений Ключ к шифрам рукописей, упоминаемых под собственными именами Указатель славянских рукописей по шифрам Другие источники славянской Библии Указатель мест Св.в. Писания Библиография  

 
Введение
   Славянская библейская филология занимается изучением истории возникновения и бытования текстов Св. Писания у славян средневековья. Целесообразность выделения этого материала как основы для специальной научной дисциплины объясняется несколькими причинами.
   Завоевавшая себе в течение XX в. прочные научные позиции история древнерусской литературы сосредоточена на изучении оригинальной письменности, т. е. таких источников, которые приняли свой окончательный литературный облик у славян средневековья. Не случайно при этом в центре внимания историков древнерусской литературы нередко оказывается летопись. Отражение в ней событий восточнославянской истории придает ей значительность и в литературном отношении, ибо содержание литературного произведения, бесспорно, является важным его элементом. Что касается переводных произведений, то, хотя они являются заметным созидательным фактором славянской литературы и культуры, их содержание отражает иную культурную и историческую среду, ту среду, в пределах которой они возникли. Историку славянской литературы достаточно пересказать содержание переводного текста и обратить внимание на изменения его, возникшие в процессе перевода и бытования. Серьезный анализ содержания переводных текстов является делом специалистов по соответствующим культурам палестинской, греческой, египетской и т. д.
   Конечно, цели истории литературы гораздо шире, чем только оценка содержания текста в связи с историческими событиями, обусловившими его. Установление истории текста также оказывается среди прямых задач литературоведения особенно с тех пор, как в самостоятельный раздел историко-филологических исследований выделилась текстология. Впрочем, переводная письменность славян изучена и изучается недостаточно, чаще всего к ней обращаются лингвисты со специальными историко-лингвистическими вопросами без намерения изучать ее как таковую.
   За обширностью материала его изучение следует вести по каким-то ясно вычленяемым частям. В основу членения могут быть положены принципы хронологические (переводы той или другой исторической эпохи), региональные, жанрово-тематические. Каждый из принципов имеет свои достоинства. Мы еще не готовы к тому, чтобы уверенно датировать основную массу переводных источников или же локализовать их, между тем жанрово-тематический критерий как внешний к природе материала провести несравненно легче. К тому же тексты одного и того же тематического круга в действительности имеют много общего в своей природе и в своей истории.
   Библейские тексты среди произведений древней письменности заметным образом выделяет их религиозная природа. Поэтому, в отличие от большинства других памятников мировой литературы, библейские переводы делались с вероучительными целями. Но этим обстоятельством обусловлено и своеобразие их литературной судьбы.
   Прежде всего, у многих народов Св. Писание оказалось первым письменным текстом, с его появлением связано создание алфавита, принципов письма, первых переводческих опытов, а также социальных институтов, заботившихся о распространении грамотности, создании необходимых книжных фондов. Историкокультурное значение момента перехода от бесписьменной культуры к письменной чрезвычайно велико, ибо тут для каждого народа проходит граница между доисторический периодом и историческим.
   В отличие от других литературных произведений, Библия как единое целое представляет собою сложное образование, делящееся на два главных раздела Ветхий и Новый Заветы, а внутри каждого из них на отдельные книги, которые в том или другом сочетании также образуют определенные комплексы: Пятикнижие, Царства, Премудрости, Пророки, Евангелия, Послания. Представляя собою целую библиотеку с историческими, законодательными, нравственно-назидательными и философско-религиозными разделами, Библия может в переводе явиться как единое произведение, как это было, например, исполнено М. Лютером, или же по частям на протяжении какого-то исторического периода. Перевод Библии по частям встречается в истории гораздо чаще, что связано не только с ее сложной структурой, но и с функциональными различиями отдельных ее компонентов.
   Действительно, библейские тексты выступают в трех функциональных разновидностях, имеющих специальное назначение: это служебный, четий и толковый типы. Они различаются своим происхождением, составом и качеством текста, историческими судьбами. Вместе с тем взаимоотношения и взаимовлияния этих трех типов имели принципиальное значение для истории каждого из них и всей Библии как единого целого.
   Библия не входит в систему жанров той или другой национальной или этнорегиональной литературы. Библейские тексты появляются благодаря переводу, но никто не стремится пополнить число их, новых священных текстов обычно не пишут. В результате перевода житий, гомилий, канонов с течением времени появляются написанные в данной среде собственные жития, гомилии, каноны, может быть, не всегда своеобразные. Ничего подобного не происходит в области Св. Писания. Библия образует мощный литературный пласт, в котором нет места оригинальному творчеству и который вместе с тем играет исключительно важную роль в общественной и литературной жизни средневекового общества. Принципиальная завершенность Св. Писания подчеркивается существованием канона перечня текстов, образующих Св. Писание.
   Разумеется, не так обстояло дело в еврейской и греческой письменности, где возникло Св. Писание. Там число священных текстов было значительно больше того, что вошло в канон; оставшиеся за пределом канона тексты стали называться второканоническими, апокрифами или сокровенными. Иключение из литургического обращения резко меняет их литературный статус и, так сказать, уровень сакральности. Однако попытки разрушения канона случаются и на тех языках, которые не были родными Св. Писанию. Так, английская стилизация Ветхого Завета, известная под именем The book of Mormon (Книги Мормона), дала жизнь энергичной религиозной общине. Исключения известны и славянской письменности. Например, в службу свв. Борису и Глебу не было включено паримийное чтение из библейской книги Бытия, что отвечало бы обычной литургической практике, вместо него был использован соответствующий рассказ летописи. Возможно, это значит, что книга Бытия воспринималась как архетипический образец исторического жанра. Рядом с этим наблюдалось отсутствие четкого канона, размытость его границ, так что в сборники библейских книг могли включаться такие произведения практической мудрости, как Менандр и Пчела.
   Находясь за пределами тех литературных жанров, в рамках которых осуществлялось оригинальное писательское творчество, библейские тексты являлись источниками сюжетов, аллюзий, цитат, фразеологии и лексической семантики, оказывая тем самым влияние на сюжетостроение и стилистическое своеобразие всей литературы. Поэтому изучение Св. Писания может иметь пропедевтическое значение при исследования оригинальной письменности.
   Способы копирования и распространения Св. Писания также представляли собою определенное своеобразие. Поскольку необходимость установления корректного текста диктовалась в этом случае соображениями догматическими и литургическими, применялись специальные средства надзора за стабильностью текста. К стабилизации текста вело и массовое производство литургических книг для нужд церковных приходов, эта деятельность производилась в монастырских и епископских скрипториях. Распространение этих принципов копирования за пределы Св. Писания производилось лишь случайно.
   По этим причинам именно библейские рукописи дают наиболее значимый материал для изучения филологической культуры и переводческого дела у славян. Обилие источников при высокой степени однородности текста отдельных библейских книг заставляет искать особые исследовательские приемы при изучении текстологии Библии. Библейская текстология зачастую оказывается лабораторией для выработки новых методов исследования.
   Понятно, что язык библейских текстов должен был восприниматься как воплощение языковой нормы, которой стремились следовать сочинители оригинальных произведений. При отсутствии грамматик и словарей, обеспечивающих возможности прямой кодификации письменной речи, роль стабилизатора языковой нормы играли нормативные образцы, т. е. тексты Св. Писания. Благодаря этому литературный язык средневековья сохранял принципиальную тождественность в течение многих столетий, он обслуживал литературные и церковные потребности православных славян от Адриатики до Белого моря с IX по XVIII в. Поэтому изучение языка библейских текстов прокладывает прямой путь к выяснению характера языковой нормы всей эпохи. На фоне языка библейских текстов возможна относительная оценка языка других произведений.
   История библейских текстов у славян представляет собою сферу наиболее тесных культурных и письменных контактов между разными областями славянского мира. Здесь не нашлось места для выражения национальных или этнических различий и противоречий, здесь успешно развивалось общеславянское культурное взаимодействие. Даже конфессиональные расхождения не были для этого препятствием, как это показывает история чешской Библии, определившей библейскую работу в Польше, на Украине и Белоруссии, в Новгороде и Москве накануне и при начале типографского копирования Св. Писания. В самой высокой степени воплощая собою тип общеславянского литературного произведения, библейские тексты дают плодотворный материал для изучения межславянских литературных и языковых связей, деятельности местных литературных школ. Возможно, эта сторона вопроса не нашла в настоящей книге достаточно полного освещения, но это связано только с тем, что при первом опыте охвата довольно обширного материала не все аспекты исследования в равной мере оказались доступны автору.
   Таким образом, Св. Писание это сравнительно легко вычленимый раздел древнеславянской переводной письменности.
   Мировая традиция историко-филологических штудий давно выделила соответствующий еврейский, греческий, латинский материал как предмет научных занятий библеистики. Равным образом национальные филологии европейских народов в качестве одной из центральных исторических проблем неизменно рассматривают историю появления и распространения национальных версий Св. Писания. Если для православных славянских народов с переводом Св. Писания связано становление первого письменно-литературного языка, то для многих европейских народов переводы Св. Писания открывают собою эпоху формирования национальных литературных языков. Таковы Пражская библия (1488) и Кралицкая библия (1572—1586) для чехов, Библия Лютера (1522—1534) для немцев, Библия Юрия Далматина (1586) для словенцев, Библия короля Иакова (1611) для англичан и др. Закономерности появления Библии на национальных языках оказываются среди важных вопросов культурноисторического развития современных наций.
   В этой книге принято говорить о Св. Писании как о тексте или собрании текстов известного содержания и известной религиозной и нравственной значимости. За словом «Библия» оставлено кодикологическое, так сказать, значение, им обозначается собрание текстов Св. Писания в определенном составе, претендующем на каноническую полноту и завершенность, как правило, в одном переплете или в нескольких томах, представляющих собою комплект, в рукописном или печатном виде. Известно, что судьба отдельных библейских книг или отдельных сборников, собраний библейских книг не была тождественна, равным образом Библия как единое целое, как канонически полный сборник книг Св. Писания также имеет свою историю.
   В силу того материала, с которым приходится иметь дело исследователю славянской версии Св. Писания, этот раздел филологии остается по преимуществу в пределах славистики, объединяясь с библеистикой своим исследовательским методом и, в сравнительно скромной степени, некоторыми результатами. Исследовательский метод библеистики это филология, которая опирается на научно разработанную историю Церкви, особенности ее литургической практики, и использует богословскую интерпретацию содержания исследуемых текстов. Действительно, если правильное истолкование смысла летописи может быть дано только историком, то грамотным читателем библейских текстов оказывается богослов. В отличие от современной письменной культуры, письменность средневековья была по преимуществу моноцентричной: в ее центре находилось христинское вероучение, а то, что по своей природе не принадлежало религии (например, история), осмыслялось в терминах религиозных представлений. Потому богословским оказывается основное содержание большинства письменных источников древнеславянской литературы, необходимость в научной разработке этих источников методами библеистики, патристики, гомилетики, литургики и т. д. давно назрела.
   Славянские тексты Св. Писания дают свидетельства о тех оригиналах, с которых они переведены; таким образом, научные результаты, полученные при изучении одной версии Св. Писания, могут послужить отправной точкой при изучении другой версии или пролить новый свет на сами оригинальные тексты, в этих пределах располагается значимость славянской версии Св. Писания для библеистики и богословия.
   Граница, разделяющая оригинальные и переводные тексты, не может быть стерта, ею определяются существующие различия в целях и методах исследования. Классическая филология, византинистика, библейская филология имеют дело, как правило, с оригинальными текстами и оригинальными авторами, некоторые переводы, попадающие в сферу их внимания, столь же значимы, как и оригинальные тексты, это замечание относится, конечно, к Септуагинте; едва ли можно считать равнозначным изучение славянских библейских переводов. Когда библейская филология в результате изучения определенного текста оказывается способна указать его исходный вид, это отражается на его богословском понимании. Изучение той или иной версии Св. Писания может иметь столь же значимый результат лишь в том случае, если оно приведет к необходимости изменить понимание оригинала.
   Как часть науки о переводной письменности у славян средневековья, ограниченная определенными историческими рамками и кругом источников, славянская библейская филология должна касаться широкого круга вопросов. Вполне точно они были определены в 1903 г., когда на Предварительном съезде русских филологов в Санкт-Петербурге лектор Варшавского университета А. В. Михайлов (1859—1927) обратил внимание участников съезда на памятники «общеславянского значения», а именно: исторические свидетельства о деятельности Кирилла и Мефодия и лингвистические собственные труды Кирилла и Мефодия. Указав, что главное место среди трудов Кирилла и Мефодия занимают переводы библейских текстов, А. В. Михайлов определил следующие задачи и цели изучения этих переводов: 1) изучение истории библейских текстов у славян, включающее в себя установление древнеславянского архетипа и греческого оригинала каждого текста, определение отношения к Вульгате, определение авторства переводов и их качества, установление истории каждого текста в отдельности; 2) сбор материалов по истории и лексикологии церковнославянского языка; 3) извлечение библейских цитат из памятников письменности, на основании которых можно в дальнейшем определить историю тех текстов, в состав которых включены эти цитаты. В 1915 г. по инициативе энергичного профессора Санкт-Петербугской духовной академии И. Е. Евсеева (1868—1921) была создана Комиссия по научному изданию славянской Библии, в которую вошел весь цвет русской историко-филологической науки того времени. За 60 лет Комиссия намеревалась издать полный текст славянской Библии в критическом освещении. Последовавшие исторические события сделали невозможным осуществление этого плана, лишь во второй половине столетия трудами Н. А. Мещерского (1906—1987) и Л. П. Жуковской (1922—1994) было возобновлено филологическое изучение истории Св. Писания. Славянский научный мир, находившийся в несколько лучшем положении, чем «советские» коллеги, не мог решить всех задач, потому что подавляющее большинство подлежащих изучению рукописей находится в хранилищах России. Между тем мировая библейская филология сделала в XX столетии большие успехи, так что сегодня отставание славистики не может быть преодолено вполне и быстро. Нужен долгий и систематический труд.
   Настоящая книга является необходимым шагом на этом пути. В силу сложившихся условий она обращена и к учащейся молодежи, от которой можно ожидать творческого участия в дальнейшей работе, и к деятелям христианского просвещения в нашей стране, которые нуждаются в положительных сведениях по истории Библии в России, и к ученым-славистам, в той или другой степени вкладывающим свой труд в эту область.
   Первая глава о типологии славянских текстов Св. Писания дает читателю основные знания, необходимые для того, чтобы следить за дальнейшим изложением.
   Вторая, третья и четвертая главы имеют прежде всего методологическое значение, они показывают, в ходе какой исследовательской процедуры получены сведения, заключенные в пятой главе.
   Пятая глава представляет собою очерки по истории библейских переводов у славян. Славистика не создала еще условий для написания обзорных книг в стиле классических работ Фредерика Кеньона и Брюса Метцгера, посвященных истории греческих текстов Св. Писания, поэтому приходится не столько суммировать достигнутые результаты, сколько выявлять белые пятна в наших знаниях и хоть как-то закрашивать их. История славянских библейских текстов, начиная с Геннадиевской библии 1499 г., дана в «Очерках по истории славянского перевода Библии» И. Е. Евсеева (1916), так что три последних параграфа нашей пятой главы тематически, но не по содержанию, совпадают с «Очерками» Евсеева. Следует также напомнить о двух прекрасных обзорах, посвященных вопросам славянской библейской филологии, которые были опубликованы зарубежными славистами Христианом Хаником (Hannick 1972), профессором университета в Вюрцбурге, и Жаклин де Пруайяр (Proyart 1994), профессором университета в Бордо.


Глава 1

Помощь в распознавании текстов