архиепископ Димитрий (Самбикин)

Святые мученики Инна, Пинна, Римма

Православная Восточная Церковь 20-го января и 20 июня чтит память св. мучеников Инны, Пинны и Риммы. Их имена можно встретить – в редких полных святцах и обширных календарях – и то большею частью под сокращением «св. муч.», а это-то сокращение, а также и то, что имена этих мучеников имеют окончание женского рода, многие (даже и из приходских священников) принимают этих мучеников за мучениц и их именами нарекают при крещении девочек. Так недавно в N Семинарское Правление подано было прошение одной духовной особы о принятии сына в семинарию на казен. содержание; при прошении приложено было свидетельство о семейном положении просителя и в списке детей ее находится дочь Римма… Несколько лет тому назад одна девица, матери которой, как родившейся на Кавказе, желалось в память св. равноапостольной просветительнице Грузии назвать Ниною, носила имя Инны и день своего ангела праздновала 20-го января на память св. мучеников Инны, Пинны и Риммы, так как крестивший ее приход. священник не нашел в своих святцах имени Нины. В православной Руси, вероятно, не одна женщина носит имя этих святых в полной уверенности, что их имена даны в честь св. мучениц Инны, Пинны и Риммы.

Не одних только приходских священников имена этих святых приводили в недоумение и заставляли принимать их за мучениц, – составители календарей в таком множестве создаваемых ныне и распространённых в среде даже простого народа, нередко обозначают их мученицами и ставят эти имена в отделение женских имен. Так в календаре (лучшем из полных календарей) г. Суворина в алфавитном указателе имён святых в числе св. жен. (стр. 23, 1876г. и стр. 58, 1878 г.) обозначены Инна 20-го янв., Пинна 20-го янв. и Инна 20-го января; в календаре изданном г. Гоппе в алфавитной росписи святых, празднуемых православною церковью те же святые обозначены мученицами под 20-м числом января (1876 г. стр. 48 – 49 и послед. годов); в календаре (издан. Овсянниковым 1871 г.) под 20-м числом января (стр. 3) поименованы мученицы: Инна, Пинна и Римма. То же и в других календарях. Эта ошибка допущена даже в полном Месяцеслове (так называемых Киевских полных святцах) изд. в 1831г.; в нем под 20-м числом января поименованы мученицами св. Инна, Пинна и Римма; во Всеобщем Памятнике достопримечательных происшествий, сочинённом профессором Всеобщей и Церковной Истории Яковом Орловым, 1820г. под 20-м ч. января (124 лист на обороте, изд. 1835 г.) сказано: «в той же день... и святых мучениц Инны, Пинны и Риммы, во единой от полунощных стран, пострадавших от варвар, идолы чтущих, яже князь страны той во время зимы, мразу велику належащу, в реце к сваям привяза у идеже оныя ледом обмерзше, предаша души своя в руце Христа Бога, за Него же тако пострадаша». Но св. Димитрий, к сожалению, не приводит основания почему он поименовал их мученицами; у него нет указания ни на историков, ни на мученические акты, или какие-либо другие свидетельства. Под 20-м числом июня в Четьи-Минеях того же святителя говорится об Инне, Пинне и Римме, как о мучениках скифах, учениках Ап. Андрея (в той же 20-й день, память святых мучеников: Инны, Пинны и Риммы, в земли варварстей от святого Апостола Андрея вере Христовой наученных, и между неверными имя Господне проповедавших, и пострадавших за Христа Господа своего (лист 133 на обороте, издание 1835г.). И также как и под 20-м числом января, у святителя не сказано: откуда им заимствованы сведения о св. Инне, Пинне и Римме. Таким образом, у св. Димитрия две троицы святых с этими именами; одна из них состоящая из св. мужей 20-го июня, а другая (20 января) из святых жен. Это сказание св. Димитрия, ничем не подтвержденное по великому уважению к святителю, по глубокому верованию русского народа в непреложность сказаний Четьи-Минейных перешло и в некоторые полные (как видели выше) святцы, академические календари (издававшиеся Академией наук), в полные Месяцесловы, в Памятники христианства и разного рода календар. издания. Во всех подобных изданиях святые Инна, Пинна и Римма под 20-м числом января обозначены мученицами (см.выше), а под 20-м числом июня мучениками (см. у .Гоппе, календарь 1869 г. и послед. годов, у Суворина под 20-м числом календарь 1876 г., а за годы предыдущие в алфавитном указателе мужеских имен) и других календарях.

Для людей благочестивых, при их сильном убеждении в непреложность сказаний Четьи-Минейных, при глубоком уважении к их составителю, св. Димитрию, может показаться соблазнительным, что ошибочное мнение о св. Инне, Пинне и Римме, как святых женах – для последующих составителей календарей и святцев коренится в сказании великого святителя. Но указанием погрешности, допущенной св. Димитрием, не умаляется его слава, как великого святителя и угодника Божия, не уменьшается историческая достоверность сказаний его о святых, а только исправляется то, что святитель, при тогдашнем состоянии истории, не мог знать и не намеренно, следуя имевшимся у него источникам, впал в погрешность. Св. Димитрий, хотя и прославленный святостью жизни, был человек и, естественно, мог ошибаться. Он сам сознавал, что в таком великом труде, как составления жития святых, легко мог допустить ошибку, а потому в одной из Четьи- Миней св. Димитрий обращается к читателю с таким предуведомлением: «Аще некая, исправления требующая, в сей книге обрящеши, любовнимательный читателю, исправи своим благоразумием» (предисловие к декабр. книге жития святых). Наша литература и в настоящее время не богата исследованиями о святых Божиих, скудна – сказаниями о подвигах угодников Божиих и доселе для большинство даже образованной публики не известны, а иногда и недоступны сказания о святых, более других известных и свое время почтенных наименованием великих, как напр. святой Дионисий Великий Александрийский, то тем более скудны были сведения о многих святых во времена св. Димитрия Ростовского, составителя Четьи-Миней – и в настоящее время, при всевозможных улучшенных научных пособиях, для тех, кто пожелал бы составлять жития святых, труд громадный; можно судить сколько трудов, сколько, по-видимому, непреодолимых препятствий встретил св. Димитрий при составлении своих Четьи-Миней; по составленным им Четьи-Миней – бессмертное для него, драгоценное для благочестивых читателей произведение; на нем, в религиозно-нравственном отношении воспиталось не одно поколение русских, и ныне ищущий поучения и назидания духовного всегда найдет в житиях святых пищу для утоления своего духовного голода. Четьи-Минеи по достоверности сказаний, по историческим сведениям, ими представленными, долго были единственным руководством для изучающих церковную историю и доселе они в среде ученых пользуются достойным уважением (в этом отношении достаточно указать на сочинение о св. Димитрии и его творениях покойного Ректора Московской Академии А.В. Горского: «св. Димитрий Митрополит Ростовский», г. Москва, 1849 г., 124–203).

При составлении Четьи-Миней свят. Димитрий пользовался многими пособиями не только на славянском языке, но и на иностранных: латинском и греческом; перед первой и второй четвертью Четьи-Миней у святителя помещен длинный ряд имен древних писателей церковных, но и этот список далеко не полон; на полях многих жития святых выставлены имена историков, которые не обозначены у святителя в его предисловиях. И перечесть все, что прочёл святитель, при составлении Четьи-Миней, и в настоящее время не для всякого учёного легко и возможно, а тем более читать сказания историков разных времён об одном и том же лице, сличать эти сказания, отличать более достоверное от незаслуживающего доверия и составить одно цельное сказание о жизни и трудах того или другого угодника Божия – труд непосильный и для нынешних многих учёных. Святитель Димитрий в предисловии ко 2-ой части своих Четьи-Миней отчасти только говорит о громадности труда, предпринятого им по составлению жития святых:

«Вижд, читателю благочестивый, яко вся написанная в книзе сей, якоже и в первой, сокращене писана суть, и аки с превеликих наводненных рек, от историй церковных, премногих малым сосудом, книгою сею почерплеча. Аще бо вся святых деяния, и повествования и чудеса, по единою простертою речию писати кто восхотел бы, то не достало бы тому все жития его время, еже и древним писателем церковным случися... Суть же многих святых жития так пространны в великих четиях, и в иных рукописных книгах со излишеством словес написанныя, яко коегождо от них в два, или три дня, прочеши возможно, аще и прилежно чтущий».

Из этих слов святителя можно видеть сколько проведено времени на одно перечитывание разных сказаний о святых! Сколько употреблено самых усидчивых и постоянных трудов в составлении Четьи-Миней! Составление жития святых побуждало святителя Божия отказаться от различных почетных должностей (как это можно видеть из его жития), вынуждало его нередко и по усиленному убеждению других принятую должность оставлять, заставляло его удаляться от общества, жаждавшего его поучительных слов, затворяться в уединенных кельях и там трудиться над собиранием сведений о жизни святых. Святитель Димитрий так был погружен в этот богоугодный труд, что и самые его сновидения были как бы продолжением его давних трудов, как сам святитель пишет: «в 1685 году в Филиппов пост в одну ночь окончив письмом страдания святаго мученика Ореста, котораго память 10 ноября почитается, за час или меньше до заутрени, лег отдохнуть, не раздеваясь, и в сонном видении узрел св. мученика Ореста, лицем веселым ко мне вещающего сими словами: «я больше претерпел за Христа мук, нежели ты написал». (Диар. 1869г.) И, по сказанию св. мученика, дополнил описание страданий его. «А что сие видение», – прибавляет св. Димитрий, – «я недостойны и грешный истинно видел, и что точно так видел, как написал, а не иначе, сия под клятвою моею священническою исповедую; ибо все оное как тогда совершенно пямятовал, так и теперь помню».

Св. Димитрий, имея пред собою при составлении Четьи-Миней множество сказаний о святых Божьих у различных писателей, относился к ним без критики; он иногда обнаруживал сомнения в сказании историков, у которых приходилось ему заимствовать что-либо. Так повествуя о чем-либо, не вполне достоверном, святитель замечает: «Нецыи глаголютъ», или «так пишет такой или другой историкъ» и т.п. Предметом критических замечаний св. Димитрия служит решение каких-нибудь недоумений, на которые может навести читателя чтение какого-либо повествования, как, например, он это делает по поводу рассказанного в житии преп. Феоктисты (9 ноября) случая, что один из непосвященных принес для приобщения ей, когда она жила в пустыне вдали от храмов Божьих, часть св. Даров; или, например, в житии св. Григория, епископа акрагантийского (23 ноября) святитель разрешает вопрос: почему папа Римский Григорий Двоеслов не мог судить оклеветанного пред ним акрагантийского епископа, без сношения с восточным Императором Константинопольским Патриархом? Особенно часто можно встречать в Четьи-Минеях критические замечания св. Димитрия в примечаниях к житиям святых, так, например, в примечании к сказанию об Успении Божьей Матери, исчисляет разногласные свидетельства о летах жизни ее и не соглашается ни на одно из них исключительно ограничиваясь общим предположением, что успение ее должно относится к позднейшему времени, на том основании, что при ее успении присутствовал св. Дионисий Ареопагит, обращенный ко Христу спустя 52 года до Р. Х., в примечании к сказанию о перенесении мощей св. первомученика Стефана (2 августа) перечисляет разногласные показания о том, при ком оно совершено, и ни на одно из них не соглашаясь, заключает: «в таковых убо не согласиях лучшее есть молчати о именах, да не будет сумнение чтущимъ». Подобные замечания показывают, что св. Димитрий не ко всем сказаниям относился доверчиво, но иногда делал критические замечания на те сказания, которые почему- либо казались ему недостоверными – а из этого очевидно, что не все, заключающееся в Чети-Минеях его, вполне достоверно; а есть и такие сказания, которые требуют исправления и изменения.

Не излишне здесь привести и взгляд нашей церкви на Четьи-Минеи св. Димитрия, выразившийся в определении св. Синода. Св. Синод, признавая Четьи-Минеи, составленные св. Димитрием, книгою душеспасительною, и в первый раз принимая от себя издание их в общее назидание, нашел нужным подвергнуть их внимательному рассмотрению. Почему с соизволения Императрицы Елизаветы Петровны, в 1745г. поручил это дело Архимандриту Киево-Печерской Лавры, Тимофею Щербацкому, с другими киевскими учёными, основательно знающими богословие, церковную историю и языки греческий и латинский. Исправителям было вменено в обязанность обратить внимание на то, не имеется ли в Чети-Минеях чего-нибудь противного Святому Писанию, догматам веры и преданиям церковным, также чего-нибудь исторического сомнительного, невероятного и усмотренные погрешности представить св. Синоду на рассмотрение. Но Щербацкий только в 1754 г. представил некоторые свои замечания и от дальнейшего труда отказался. Поэтому св. Синод возложил окончание сего дела на ректора новгородской Семинарии, Архимандрита Иоасафа Миткевича (впоследствии белгородского Епископа). В ныне издаваемых Четьи-Минеях, по благословению св. Синода, можно видеть на полях критические замечания на достоверность сказаний в житиях святых, так, например, под 15 числом января против сказания о сатире, посланном сотоварищами с овощами к преп. Павлу Фивейскому, замечено: «сия повест мнится быти невероятна, сего ради и отличными литерами напечатана»: (Лист. 72).

К подобным сказаниям можно отнести и краткие сведения о св. Инне, Пинне и Римме, помещенные в Четьи-Минеях 20 января и 20 июня. Сказания эти весьма кратки и представлены без указания источника, откуда они заимствованы, притом помещены в конце всех дневных житий и мелким (сравнительно с текстом Четьи-Миней) шрифтом. Краткие перечисления святых, обыкновенно помещаемые в конце житий дневных святых, принадлежат ли они св. Димитрию, или позднейшим лицам, самой краткостью своей показывают, что об упоминаемых святых или вовсе не найдено сведений, или и найдены, но они или не выдерживают исторической критики, или заключают в себе что-либо не совсем достоверное.

Обратимся к сказаниям о св. Инне, Пинне и Римме, помещенным 20 января и 20 июня. Сказания эти кроме своей краткости (за исключением только того, что упомянутые святые под 20 января обозначены как мученицы, а под 20 июня, как мученики) , сходны между собой и как бы дополняют себя. Так под 20 числом июня сказано об их страдании общими выражениями: «и пострадавших за Христа Господа своего» под 20 января подробнее рассказывается об их страданиях, так говориться о них, как «пострадавших от варвар, идолы чтущих, яже князь страны тоя во время зимы, мразу велику належащу, в реце к сваям привяза, идеже оныя ледом обмерзше, предаша души своя в руце Христа Бога, за Него же тако пострадаша». Далее о времени жизни, происхождении упомянутых святых мало известно. Под 20 числом января, кроме перечислений имён, предполагаемых святых мучениц, ничего не сказано, а под 20 числом о тех же мучениках сказано, что они жили «в варварстей земле», «от Апостола Андрея научены Христовой вере и между неверными» (по всей вероятности своими соотечественниками) «были проповедниками имене Господня». В сопоставлении сказаний 20 января и 20 июня при тождестве имён святых нельзя не видеть взаимного восполнения жития св. Инны, Пинны и Риммы; в одном сказании говорится об их происхождении (жили в варварской стране), времени их жизни (ученики Ап. Андрея), апостольской деятельности (между неверными проповедовали имя Господне), за что и претерпели мученическую кончину (и пострадали за Христа Господа своего); в другом сказании 20 января не сказано о времени и месте жительства св. мучениц, их деятельности, а повествуется подробно об их мученичестве, что они во время сильной стужи, привязанные к сваям в реке, лёдом обмерзше, предали души свои в руки Христа Бога. Если оба эти сказания соединить в одно, то окажется цельное житие об одних и тех же святых (за исключением, конечно, того, что в одном месте под 20 числом января святые являются мученицами, а в другом 20 июня мучениками). По сведению обоих сказаний выйдет следующее повествование о св. Инне, Пинне и Римме. В тот же день (т.е., 20 янв., или 20 июня) память святых мучеников Инны, Пинны и Риммы в земле Варварстей, от святого Апостола Андрея вере Христовой наученных и между неверными имя Господне проповедавших и (там же, т. е., «в земле Варварстей», или, как под 20 числом января сказано, «в единой от полунощных странъ», что одно и то же, потому что полунощные от греческой империи, и частные от Палестины, откуда выходили Апостолы на проповедь, это страны, лежащие на берегах Дуная и от Дуная до пределов нынешней России жили варвары, т.е. люди не просвещенные, не елински образованные, не христиане верою, полудикие, кочующие народы, скифы, как действительно в древних славянских сказаниях, прологах – названы Инна, Пинна и Римма) пострадавших от варвар, идолы чтущи, яже (или вернее их же) князь страны тоя во время зимы, мразу велику належащу, в реце к сваям привяза, идеже оныя ледом обмерзше, предаша души своя в руце Христа Бога, за него же тако пошрадаша. Вот точный и полный текст полного сводного сказания о святых, помещенных под различными числами и месяцами, и из него, очевидно, что в обоих случаях говорится об одних и тех же святых. Но почему – в одном месте говорится о святых как о мучениках (20 июня), а в другом как мученицах (20 января) остается неизвестным. Подало ли сему окончание имён святых, приличное и обыкновенно употребляемое для обозначения лиц женского пола, или неопределенность сказаний, что кажется вероятнее, тем более, что в век апостольский проповедниками христианской веры были и св. жены, – и думается, что имена святых (Инна, Пинна и Римма), звучащие как имена жен, подали повод признать в св. мужах – жен. Но опасение впасть в ошибку от такого предположения, вероятно, побудило повествователя об одних и тех святых сказать в одном месте, что они мученики, а в другом мученицы, – тем более, что память их совершается дважды в год и таким образом если эти святые – одни и те же, то они мученики, как видно из памяти их 20 июня, если же они мученицы, – то их память 20 января и таким образом повествователь о жизни этих святых, находившийся, так сказать, между Сциллою и Харибдою, думал избежать подводных камней разделением одних и тех же святых на мужской и женский пол и – из одного сказания о святых, вспоминаемых православною церковью дважды в год, он составил два: одно – о святых мученицах, другое о святых мучениках. Что именно повествователь о жизни этих святых был в недоумении: кто они мужчины или женщины? Как их поименовать: мучениками или мученицами? – это заметно и из самого разделения одного и того же сказания – под двумя различными числами – об одних и тех же святых. Так в одном месте, где говорится о святых, как мучениках приписана им деятельность более приличная мужчине, как то, что ученики и последователи Ап. Андрея, его спутники по земле варварской и проповедники имени Господнего в земле неверных; а в другом сказании, где сказано о св. Инне, Пинне и Римме, как мученицах, все это, как не вполне идущее к деятельности жен, опущено и автор остановил свое внимание преимущественно на роде страдальческой кончины их в том предположении, что женщина, как живущая более мужчины сердцем, способная на перенесение самых жестоких страданий за любимого ею Господа (что засвидетельствовано тяжкими и выше естественными страданиями за Христа великих мучениц, как -то: Ирины (5 мая), Екатерины (24 ноября), Варвары (4 декабря), и многих других). У нас на Руси как-то странно звучит имя мужчины, оканчивающееся на гласные буквы и свидетельствующие о женском роде, но между святыми православной церкви весьма много святых мужей, имена которых оканчиваются на а, или я, как, например, Авда (31 мар.), Агавва (29 нояб.), Акила (14 июля), Анания (4 и 26 янв.), Аникита (12 авг.), Антипа (11 апр.), Арефа (24 окт.), Арпила (26 мар.), Артема (29 окт.), Азария (3 фев.), Ахила (4 янв.), Ахия (12 нояб.) и мн. др. 9см. в алфавитном указателе имён святых). Нет ничего удивительного, что древний историк, из которого заимствовал свое сказание составитель Четьи-Миней, в недоумении о святых, по окончанию своего имени показывающих, что они скорей относятся к женщинам, принял их за св. мучениц, но из опасения, что под оболочкою женского имени не скрываются ли св. мужчины – одних и тех же святых в одном месте поименовал мучениками, а в другом мученицами. Если и в настоящее время – в одном из высших учебных заведений (как видно из книг г. Ростиславова «о духов. училищах», отвечавший на экзамене затруднился отличить в именах св. Акиллы и Прискиллы , кто из них муж, а кто жена и на том основании, что имя Прискиллы заключает в себе более слогов – высказал предположение, что Прискилла – муж, а Акилла – жена; то тем более в подобные ошибки могли впадать в XVII и XVIII веках.

От предположений о св. Инне, Пинне и Римме, как мучениках, обратимся и к положительным свидетельствам о них, таких компетентных тружеников науки как Преосв. Филарет Черниговский, и таких специалистов по части Агиологии, как Архимандрит о. Сергий и – к таким добросовестным исследователям о жизни святых, как Прот. Д. Вершинский и – у них найдем не только подтверждения, но и исторические данные, что святые, воспоминаемые православною церковью 20-го янв. и 20-го июня одни и те же лица и что они не женщины, а мужчины, след. мученики, а не мученицы.

Протоирей Димитрий Ст. Вершинский в своем Месяцеслове православной Кафолической церкви, (составленном на основании множества исторических фактов, хранящихся в разных европейских библиотеках), под 20-м числом января говорит: сев. мучч. Инны, Пинны и Риммы. Скифы, наученные вере Христианской ап. Андреем. За проповедь слова Божия неверным заморожены в реке, по приказанию местного правителя и – далее показывает основания, по которым он признает их вопреки Четьи-Минейному сказанию мучениками, а не мученицами, о. Вершинский ссылается на пролог 20 янв. и 20 июня acta sanctorum jannuaris 11, р. 297 и Четьи-Минейные о них сведения под 20-м ч. июня и месяцеслов Василия (греческого Императора) (месяцеслов Вершинского , 12 стр.). Под 20-м числом июня о. Вершинский говорит о сих святых следующее: «20-го июня свв. мучч. Инны, Пинны и Риммы. Ученики Ап. Андрея, воспоминаемые 20-го января». После сего делает о них такое замечание: «В греческой рукописи XИ века, хранящейся в Парижской общественной библиотеке, № 1488 стр. 156 сказано, что сии святые пострадали в Готфии; мощи их впоследствии перенесены были в приморское местечко Алиск Епископом Годдою, и сие перенесение воспоминается 20 июня» (Месяцеслов Вершинского, стр. 94).

Архимандрит Сергий, получивший за свое весьма солидное исследование по Агиологии Востока степень доктора Богословия, в своем «Полном месяцеслове Востока» (восточная Агиология) т. 2-й, под 20-м ч. января о св. Инне, Пинне и Римме, на основании месяцеслова греческого Императора Василия и греческого Синаксаря, или Пролога, писанного (неким) Петром в XV веке говорит: «св. муч. Инны, Пинии и Риммы. Славяне малой Скифии, ученики Ап. Андрея, заморожены в реке. Эти же святые – говорится далее – в Сербском прологе XIII века названы Енен, Нирин и Пень». Затем у о. Сергия делается замечание, что в месяцеслове при греческом Евангелии писанном в Калиполи в Х веке и других древних месяцесловах 20 июня, пренесение их мощей по славянскому прологу (Агиология Востока, т. 2-й, стр. 18). Под 20-м ч. июня у о. Сергия сказано: «свв. мучч. Инны, Пинны и Риммы, учеников Ап. Андрея в Скифии» и далее в основание приводит месяцеслов при греч. Евангелии Х века, изданном в Калиполи и Великих Четьи-Миней Митрополита Макария. По прологу 1345 г. и печатному и рукописи XI века греческой в Парижской библиотеке ныне (т.е. 20-го июня) пренесение их мощей (см. 20 января) (Агиология Востока, т. 2-й, стр. 164). В заметка ко 2-мц тому Агиологии Востока, под 20-м числом января, о. Сергий пишет: «Инна, Пинна и Римма. Мучение их известно в рукописи в Парижской библиотеке. (Fabric, t. X. р. 255cait. Harles). У Филарета в святых южных славян иcследование о малой Скифии-отечестве их 20 января (стр. 24 и 253). По мнению его об них же Иеронимов мартиролог 20-го января в Наведуне Тирса, Кириака, Геллиника – христианския имена мучеников сих, в новом Дунийце пострадавших» (т. 2-й. Заметка стр. 24). В том же отделе Агиологии Архимандрита Сергия, на стр. 172 и 173, под 20-м числом июня об этих святых находится следующая заметка: «Мученики Инна, Пинна и Римма. В настоящий день воспоминается перенесение св. мощей их: «спустя 7-м лет после своего мучения святые, явившись епископу, повелели перенести тела их в место, называемое Аликс, в сухое пристанище; а мы, не зная времени их кончины, празднуем преложение». Вероятно, кончина их была 20 января, в какой день они находятся в месяцеслове Василия и позднейших памятниках. В печатный пролог славянский сказание о сих мучениках и пренесение мощей их взято из второй редакции месяцеслова Василия славянской, где епископ, при котором было перенесение мощей их, назван Годдою (сн. пролог Софийской библиотеки 1345г.). В месяцеслове Вершинского говорится, что в греческой рукописи XI века, хранящейся в Парижской общественной библиотеке № 1488 стр. 156, сказано, что сии святые пострадали в Готфии; мощи их впоследствии времени перенесены были в приморское местечко Алиск и сие пренесение празднуется 20 июня». Как видно это сказание известно было славянскому автору второй редакции месяцеслова Василия.

У Преосвящ. Филарета, Архимандрита Черниговского в его сочинении: «Святые южных славянъ» под 20-м числом января помещено краткое сказание о святых под именами Енена, Нирена и Пня. Это сказание дословно следующее:

20 число. Память о муч. Енене, Нирене и Пне.

«Вот первые мученики из славян!

В Васильевом монологе (XИв.) под 20 января читаем о них следующее: «Святые были из Скифии, из северной стороны, ученики св. Ап. Андрея. Они учили о имени Христовом и, многих из варваров, обратив к правой вере, крестили. По этой причине были схвачены и в восточной и в западной церкви называется Благовещением Богородице». Св. И. Златоуст говорит: «куда обрадованая Благовещением ни приходила Мария, там все исполнялось радости» (Дебол. ч. 1, 95).

Таким образом свидетельства трех известнейших исследователей по части Агиологии, ясно доказывают, что св. Инна, Пинна и Римма – воспоминаемые православной церковью 20-го января и 20-го июня одни и те же святые мученики, а не мученицы. 20-го января, как видно из предыдущего, церковь воспоминает их кончину, а 20-го – июня перенесение их мощей (а может и обретение их святых останков). Погрешность св. Димитрия, допущенная им по недостатку исторических данных, была повторяема бессознательно и последующими составителями жития святых, святцев, месяцесловов и календарей и – эта ошибка, как видно из многих примеров, перешла в церковную практику и именами св. мужей нарекают и называют иногда женщин; но это ошибка, после тщательных исторических исследований Преосвященного Филарета, Протоирея Д. Вершинского и Архимандрита Сергия, должна быть исправлена издателями различных календарей. Но, насколько известно, один только Г. Гатцук, издающий уже несколько лет свой крестный календарь, исправил эту ошибку и у него одного под 20-м ч. января и 20 июня обозначена память святых мучеников Инны, Пинны и Риммы.

Кстати здесь заметим, что составителями календарей, назначающихся для публики и весьма распространенных в обществе в последнее время, допускается так много произвола, что каждый их них в своих календарях, особенно народных, вписывает в святцы тех святых, имена которых почему-либо ему понравились; для примера возьмем м. Май 2-е число: у Суворина (1876г.), св. Афанасия Великого, у Овсянникова: св. Афанасия Велик. и муч. Еспера и Зои; в календаре для бумажника (1878г.) св. Афанасия Велик. и Путивльской (в Путивле) и Вутиванской Б. Матери; в календаре при «Пчеле» Афанасия Великого, муч. Еспера и Зои и т.д. и – ни в одном из указанных календарей не упомянуты дорогие имена первых русских мучеников Бориса и Глеба. Этим святых предпочтены малоизвестные св. Еспер и Зоя! 7-го апреля: у Суворина св. Георгия Мелетинского (грубая ошибка, память этого святого совершается 7-го апреля и – под 7-м числом апреля поименован тот же св. Георгий Мелетинский, только с искажением города Милетийского), у Овсянникова: муч. Акакия; – Воспоминание знамения на небе Креста; в каледнаре для бумажника муч. Алексия (под этим числом ни в одном полном месяцеслове не находится муч. Алексий; даже у о. Сергия в его Агиологии под 7-м числом мая в числе тридцати одного святого нет ни одного Алексия; конечно, это ошибка и воображаемый календарем Алексий есть муч. Акакий; но к чему допускать подобные ошибки в именах святых в народных изданиях; а подобных ошибок и без того весьма много в таких изданиях); в календаре для всех: Воспоминание знамения на небеси креста и муч. Акакия; в календаре при «Пчеле»: муч. Пахомия и пр. Иоанна Зедазн. (т.е. Зедазнийского). Составитель этого календаря допустил непростительный произвол в помещении святых. Опустивши всею православной церковью чтимого св. мученика Акакия, он вписал вместо него муч. Пахомия, который пострадал от турок в 1780г. , но этот мученик никогда не был канонизирован церковью и не включен в число святых, чтимых православной церковью. Чтится ли местно, на о. Патмосе, где он пострадал, и это неизвестно; да если бы и чтилась там его память, то все-таки следовало в начале поместить имя святого, известного всей православной церкви, а потом уже и имя местного чтимого угодника Божия, но еще не прославленного церковью святого. Составитель упомянутого календаря руководился, вероятно, тем, что св. Пахомий был родом русский, и – вот, где не следовало бы, он высказал свой патриотизм… Но на этом основании можно включить в число святых и всех знаменитых русских мужей, кончина которых случилась 7 апреля. 9 мая: у Суворина: св. Николая чудотворца и пр. Исайи; у Овсянникова: св. Николая чудотворца, в календаре для бумажника, св. Николая и пр. Исайи; в календаре для всех: пр. Исайи, мученика Христофора, и перенесение мощей св. Николая; в календаре при Пчеле: пр. Исайи и муч. Христофора и – к удивлению опущено имя глубоко чтимого не только церковью русскою, но и всею христиан. вселенною св. Николая чудотворца!! 11 мая: у Суворина св. Кирилла и Мефодия, у Овсянникова: св. Мефодия и Константина (т.е. Кирилла философа; св. Кирилл был назван при крещении Константином ; но кто его знает под этим именем, тогда как имена св. равноапостольных просветителей славян Кирилла и Мефодия известны всякому, даже малограмотному крестьянину); в календаре для бумажника: Мефодия и Кирилла; в календаре для всех: обновление Царя града и св. Мефодия и Константина (вм. Кирилла); в календаре при Пчеле: Токия? (т.е. Мокия) и Мефодия (и хотя достаточно было места для напечатания имени св. Кирилла, но его имя, дорогое для всех славян, – опущено; в если это имя, составляющее честь и славу славян опущено, то к чему под 7-м апреля был упомянут малоизвестный Пахомий, хотя и русский по происхождению? ). 16 мая у Суворина: пр. Феодора и Пахомия (но память Пахомия Великого не 16-го, а 15 мая; но г. Суворин и под 15 числом упомянул Пахомия Великого; след. это еще какой-то новый пр. Пахомий – неизвестный ни в одно месяцеслове). У Овсянникова: преп. Феодора и отрок. Музы; в календаре для бумажника: преп. Георгия (не преп., а св. Георгия) и св. Стефана патр. (но память св. Стефана), патриарха Цареградского не 16-го, а 17-го мая; впрочем составитель календаря и под 17-м числом упомянул св. Стефана и, конечно, того же самого, который у него обозначен под 16-м числом мая и таким образом из одного св. Стефана явилось у него два; в календаре для всех: Феодора, Ефрема, блаж. Музы и св. Георгия; в календаре при Пчеле: пр. Феодора освященного. Но довольно и этого, кажется достаточно видно, как составители календарей и месяцеслов, слишком много высказывают произвола в помещении тех или других святых и, Бог весть, чем они руководятся, выпуская имена святых , искони чтимых всею православною церковью и внося вместо них имена малоизвестных, или вовсе не причисленных к лику святых, даже местно уважаемых.

Сличая календари прежних лет с новейшими – видишь в них не усовершенствование, а искажение их; имена святых, не правильно напечатанные, не только в последующих изданиях не исправлены, но еще грубее искажены; в этом отношении особенно отличается календарь, издаваемый г. Сувориным (останавливаем особенное внимание на этом календаре, потому что он, бесспорно, лучший из всех календарей во многих отношениях, – но едва ли не худший в отношении календаря). Как улучшился календарь г. Суворина в искажении имен святых? Это можно видеть из следующего. В календаре за 1876 год в перечислении святых за январь не было допущено ни одной ошибки; но зато в календаре за 1878 год более 20 ошибок! И ошибки большею частью так грубы, что нет возможности догадаться, как следует правильно прочесть имя святого. Для примера выпишем более заметные ошибки – 5 числа муч. Феопемпта, еп. Николидии (Николидии города не найдено ни в одном, доселе известном, алфавитном указателе древних городов Малой Азии, где жил св. Феопемпт; вместо еп. Николидии нужно читать Никомидии) и Феопы (т. е. Феоны, так как с св. м. Феопемптом пострадал волхв Феона, а не Феопа); 8-го января Григория Хозевита, по между Хозевитами – т.е. подвижниками Хозевитской обители в числе святых известны только Иоанн – 3 дек. и Георгий – 8 января; последний-то г. Сувориным, не известно почему, переименован в Григория; далее о пр. Георгии (у Суворина Григории) сказано, что Хозевитом назван потому, что он был из Лавры Хузивской (очевидно грубая ошибка, Георгий назван Хозевит, а обитель, по имени которой он так известен, названа Хузивская Лавра. Нужно заметить, что Хозевитская обитель, находящаяся между Иерусалимом и Иерихоном, едва ли у кого из древних писателей и историков была почтена наименованием Лавры. 9-го числа муч. Валиевкта (нужно читать Полиевкта). Под тем же числом: Петра еп. Севастия армянского брата Василия Великого. Св. Петр, брат св. Василия, был епископом Севастии, а не Севастия и притом имя города Севастия напечатано у г. Суворина таким шрифтом, каким только обозначены у него имена святых и потому правильнее по смыслу календаря г. Суворина следует читать. Петра еп., Севастия армянского, брата Василия Великого и из такого чтения вышло таким образом два святых из одного, а именно Петра епископа и Севастия армянского и – этот то Севастий армянский, как видно из контекста, был брат св. Василия Великого. Вот до каких абсурдов могут доводить корректурные ошибки, в которых, конечно, виноват составитель, считающегося лучшим календаря. Под 10-м числом: Павла Комельского имя Обнорского.. Здесь имя поставлено очевидно вместо или; т.е. составитель календаря хотел определение указать, где Комельская обитель, в которой подвизался пр. Павел и для этой цели в скобках сказал -или обнорского; но это – то или напечатано имя и так. обр. вместо уяснения только более затемнено. Под 13-м числом помещено имя такого святого, что едва ли кто из русских агиологов мог узнать, кого составитель календаря хотел поместить. Этот святой у г. Суворина носит имя Измпарха; слово рост. – (т.е. Ростовского); выводит отчасти из недоумения, что под этим именем нужно разуметь не какого-либо нового – дотоле никому не ведомого святого – но св. Иринарха Ростовского. Если бы нарочно кому предложили исказить имя пр. Иринарха как можно грубее, чтобы и носящий это имя не мог его уразуметь, то едва ли можно это сделать с большим успехом, как это ухитрился сделать составитель календаря г. Суворина. Под 14 числом у г. Суворина помещена память отцов избиенных в Синае и Ранфе (т. е. Раифе).: Великие подвижники, воспоминаемые церковью 15 января у г. Суворина Павел и Иоанн получили особенное проименование: один назван Филейским (вм. Фивейского), а другой вместо кущника поименован кусуником.

Не желая утомлять дальнейшим разбором многочисленных нелепых искажений в именах святых, укажем в видах исправления еще на некоторые, более других грубые, ошибки в том же месяце (январе). Так под 23-м числом у г. Суворина значится память св. Геппадия под которым нужно разуметь Геннадия; 26-гo января имя брата преподобного Феодора Студита нужно читать Иосифа, – а не Зомпфа; под 2 числом января имя Пермского святителя Питирима превращено в Пиптрима и т.д. Грубые искажения имен святых в календаре г. Суворина можно встречать и в следующих месяцах, напр. под 13 ч. февраля св. Евногия вместо св. Евлогия, Александрийскаго Патриарха; 7 марта Ефория вместо Еферия и т.п.1 И замечательно, что в календаре г. Суворина, за исключением искажения имен святых, весьма редко можно встретить ошибки и то не такие грубые, какие указаны выше. Просмотревши имена святых, празднуемые церковью в январе, так искаженные, любопытно было взглянуть в перечень многочисленных городов, в реестр различн. должностных лиц, как русских так и иностранных, – что же? При самом внимательном просмотре нескольких страниц, наполненных только одними имена и фамилиями не нашлось ни одной ошибки (напр. 169 – 180 стр., 105 – 127 стр. и др.). Это навело на грустные думы, что где дело идет о церкви, о святых, так допускают всевозможные погрешности, потому что не обратят на это внимание; святые, как справедливо было замечено в одной газетке, не будут за это кричать и распекать, а лица, живые и высокопоставленные, за искажения их имени, фамилии и должности, пожалуй, зададуте распеканцию и наделают много неприятностей.2

Какие же последствия от такого небрежного печатания имен святых?

Помимо глумления, хотя первоначально бессознательно допущенного, над именами святых (как напр. Иоанн Кусунике 15 янв.), от искажения имен святых могут происходить такие нежелательные последствия: на святой Руси много есть таких родителей, которые нарочно отыскивают для своих новорожденных детей имена, как можно помудрёнее и просят священника дать такое-то и такое-то имя их сыну, или дочери, и вот в одной и той же семье являются: Кронид, Африкан, Смарагд, Никтополион (это действительный факт). Но эти имена – искаженные и действительно принадлежащие святым, чтимым св. церковью. Календарь же Суворина через любителей редких и мудрёных имён снабдить св. Русь именами своего измышления в роде Зомпфа, Геппадия, Измпарха и т.п. Чем сельск. священнику, которому нет возможности иметь, кроме кратких святцев обширн. исследований по Агиологии, разубедить какого-либо грамотея (а иногда лицо из высш. класса), что у г. Суворина, в его календаре, считающимся лучшим из всех календарей, так грубо искажены имена святых. Явится у какого-либо господина желание дать своему сыну имя, напр., Севастия (под 9 ч. янв.), или Америана (2 апр. вместо Амфиана) и что поделает приход. священник, особенно сельский, чем разубедить, что такого то имени нет в православн. святцах. Покажут такому настойчивому, иерею святцы г. Суворина и – толковать нечего – крести, а если поупорствует – донос на строптивость характера священника, на его неуживчивость с прихожанами и пр. и пр. А сколько произвола представляется и православным мирянам и отцам духовным, – следуя календарям, в роде календаря г. Суворина нарекать младенца при крещении такими именами святых, которых никогда наша правосл. церковь не признавала за святых, как наприм. Ангелина (1 июля), Милица (19 июля) и т.п.; отсюда недалёк переход к наречению детей православных родителей именами катол. святых, как то: Жозефины, Амалии, Карла и т.д.; а отсюда естественный переход к именам, не встречающимся в христиан. месяцеслове, вроде Рифки, Зюлейки, Фатемы и т.д. И к чему тогда будут православ. месяцесловы, святцы? Не останется ли в них одна только номенклатура имён и имён до крайности искажённых?!

* * *

1

До чего в календаре г. Суворина на 1878г. доведена небрежность в православн. календаре можно видеть из следующего: 30 января VI. (т.е. понедельник) св. м. Ипполита 269. (далее перечисление других святых) и в конце этого числа сказано: неделя мясопустная. Значит воскресный день у г. Суворина случился в понедельник?! Значит не у одних простодушных малороссиянок Вшествие (т.е. праздник вознесения Господня) бывает в среду (вместо четверга)?!

2

В календаре г. Суворина замечательно то, что искажение имен касается только святы, чтимых православной церковью. В календарях (католическом, еврейском и др.) встречается сравнительно мало ошибок и они заключаются по бол. части в перемене одной буквы на другую (напр. 8 января S. Sиvиrиnи, вм. Severиnи...).

Комментарии для сайта Cackle