игумен Марк (Лозинский)

Из истории патериков

Содержание

Памяти игумена Μарка(Лозинского) Из истории патериков  

 

Памяти игумена Μарка (Лозинского)

В кафедральном Всехсвятском соборе в г. Туле 31 января 1973 года было совершено отпевание профессора Московской духовной академии игумена Марка (Лозинского). Ректор академии архиепископ Дмитровский Филарет по окончании Божественной литургии, перед началом чина иноческого отпевания, произнес надгробное слово. В нем он выразил соболезнование отцу покойного – протоиерею Ростиславу Лозинскому от имени и по поручению Святейшего Патриарха Пимена, от наместника Троице-Сергиевой Лавры и от академии и кратко охарактеризовал труды отца Марка в академии.

Страдая много лет сахарным диабетом, игумен Марк проводил рождественские каникулы у своего отца в Туле, где и скончался 29 января. Весть об этой кончине поразила всех в академии и Лавре своей неожиданностью. Короткой была жизнь почившего профессора, она прервалась, казалось бы, в самом начале. Игумен Марк родился в Ивангороде Ленинградской области 4 июня 1939 года в семье священника. По окончании средней школы в 1957 году Сергей Лозинский (его имя в миру) поступил в 3й класс Московской духовной семинарии и, успешно закончив семинарию, был принят в 1959 году в академию. По окончании второго курса академии он вступил в братство Троице-Сергиевой Лавры, а 19 декабря 1962года принял иноческий постриг с именем Марк – в честь апостола и евангелиста Марка. В апреле 1963 года отец Mapк был рукоположен во иеродиакона.

Иеродиакон Марк закончил академию в 1963 году со степенью кандидата богословия и Советом МДА был оставлен при академии в качестве профессорского стипендиата. Темами его кандидатской и стипендиатской работ была иконография Господа нашего Иисуса Христа. Тогда же Совет МДА поручил отцу Марку преподавание гомилетики в семинарии. С марта 1964 года иеродиакон Марк был сотрудником Церковно0археологического кабинета, а с 9 сентября 1964 года до кончины – помощником заведующего ЦАК. 4 декабря 1964 года Святейший Патриарх Алексий рукоположил иеродиакона Марка, бывшего одно время его иподиаконом, во иеромонаха и наградил его набедренником. С 1965 года отец Марк читал и в академии курс гомилетики. Ему одно время поручалось чтение лекций по Священному Писанию Ветхого Завета и пастырскому богословию на I курсе академии. С 1968 года отец Марк – доцент МДА. К Пасхе 1969 года Святейший Патриарх Алексий возвел его в сан игумена. После успешной защиты отцом Марком магистерской диссертации в июне и получения им магистерской степени Святейший в декабре того же года утвердил его в должности профессора академии. Местоблюститель Митрополит Пимен к Пасхе 1971 года удостоил игумена Марка награждения крестом с украшениями. В октябре 1972 года Совет академии назначил отца Марка председателем Церковно-практической комиссии.

Деятельность отца Марка в академии может быть охарактеризована как усерднейшее служение святому делу подготовки пастырей Церкви. Сочетая труд в академии с послушанием инока, отец Марк часто проповедовал в обители, участвовал в богослужениях в Лавре и академии, с большой любовью нес труды по Церковно-археологическому кабинету. Здесь он активно помогал заведующему, проводил экскурсии, устраивал выставки, читал лекции, руководил работой сотрудников. Немалый труд нес отец Марк по проверке проповедей учащихся, по подготовке их к произнесению в храме. Не оставлял он научной работы. Он собрал и систематизировал огромный изданный и архивный материал из наследия епископа Игнатия (Брянчанинова), составил учебные пособия по гомилетике, подготовил несколько томов, содержащих примеры из святоотеческой жизни, собирал и изучал материалы по Оптиной пустыни, рецензировал кандидатские и магистерские работы, всего себя отдавая труду, превозмогая изнуряющую болезнь и усталость.

Внеурочные лекции и доклады, с которыми отец Марк выступал в академии, всегда собирали многочисленных слушателей и получали неизменно высокую оценку. Святейший Патриарх Алексий о его докладе «Великий учитель Русской Церкви (к 75^летию со дня кончины Феофана Затворника)» в журнале Совета академии (март 1969 года) написал: «Очень хороший доклад о приснопамятном святителе Феофане». Митрополит Пимен по поводу доклада «Святой Николай, архиепископ Японский» отметил в журнале Совета академии (март 1971 года):      «Очень приятно было прочитать обстоятельный доклад профессора игумена Марка о жизни и деятельности равноапостольного Николая, просветителя Японии». Несколько обстоятельных статей отца Марка было опубликовано в «Журнале Московской Патриархии» (1965, 1967, 1968, 1970 гг.), в бюллетене Среднеевропейского Экзархата «Stimme der Orthodoxie» (Голос Православия) (1968, 1969, 1970, 1972 гг.), в сборнике, издаваемом Московской Патриархией, «Богословские труды», 1971, № 6. Статьи отца Марка публиковались также в журнале Патриарших приходов а США «One Church» (Единая Церковь) и в «Вестнике Русского Западноевропейского Экзархата Московского Патриархата». Им написана статья о святителе Тихоне Задонском для религиозно-нравственной энциклопедии, изданной в Афинах в 1968 году, В настоящем номере журнала публикуется статья игумена Марка (Лозинского) «Из истории Патериков» (см. с. 72).

Образ инока-труженика, отзывчивого человека, талантливого организатора, доброго христианина и благоговейного священноолужителя сохранят все, кто учился у отца Марка или кто работал вместе с ним в академии. Сделанное им приносило и будет приносить пользу учащимся.

Представители Троице-Сергиевой Лавры и академии прибыли в Тулу проститься с почившим. У гроба звучали слова прощания. От имени отсутствовавшего в те дни в Туле митрополита Тульского и Белевского Ювеналия, сопровождавшего в то время Святейшего Патриарха в его поездке в Чехословакию, говорил благочинный протоиерей В. Баляев; от членов Совета академии и сотрудников ЦАК – профессор протоиерей А. Остапов; от учащихся академии и семинарии – студент IV курса МДА Г. Нефедов. Искренне и тепло было прощание с ушедшим в иной мир отцом игуменом Марком. Умилительно звучали слова иноческого погребения, прекрасно исполненные тульским духовенством и хором митрополичьего собора, Тело усопшего предал земле его отец – протоиерей Ростислав. Отец Марк был погребен на Спасском кладбище г. Тулы рядом с могилой его матери.

Мир душе твоей и Царство Небесное, приснопамятный брате наш игумене Марко!

Совет Московской духовной академии

Из истории патериков

Среди обширной агиографической литературы, имеющейся в Православной Церкви, особое место занимают Патерики (от πατήρ – отец) – сборники сказаний о жизни святых отцов, подвизавшихся в пустынях и монастырях Востока и Запада. Родиной древнейших Патериков является Египетская пустыня, Скит1. Здесь отцы-пустынники в назидание своим ученикам записывали выдающиеся события современности, а также подвиги своих предшественников и их изречения.

В повествовании об авве Данииле, пресвитере Скитском (V в.?), говорится, что однажды вместе с аввой Палладием он был в Александрии и встретил юного монаха, вид которого свидетельствовал, что он предан сластолюбию и влечению к мирским утехам. Юный монах дерзко отверг душеспасительное наставление аввы Даниила, и тот горестно сказал Палладию: «Очень жаль этого брата! Похулено будет имя Божие из-за него!..» Через несколько дней по возвращении в Скит старцы узнали, что юный монах впал в грех с женой епарха, пойман слугами и изувечен, а через три дня скончался. Виденное и слышанное авва Палладий рассказал игумену Скита Исааку. «Все это, как достойное быть записанным, авва Исаак велел внести в книгу о знаменитых отцах, для пользы и назидания читающих»2 – такими словами заканчивается эта повесть.

В повести об авве Елисее, ученике аввы Исаии (авва Исаия жил в конце V – начале VI века), рассказывается, что непослушный Елисей после многих злоключений познал свою гордость, раскаялся и был исцелен аввой Исаией. Отцы Скита, видя, что всё случившееся с Елисеем «достойно быть написанным, призвали Пиония, искусного краснописца, и приказали Елисею с точностию и подробностию рассказать ему всё. Краснописец, написав повесть, поместил ее в первой книге...» [2, с. 161, 162].

Исследователь славянорусского Пролога профессор Киевской духовной академии Н. Петров, приведя эти сведения о записывании в Скиту выдающихся событий в особые книги, говорит: «Одна из подобных книг и была источником... сочинений, положивших начало нашим патерикам – Скитскому и Алфавитному, которые, поэтому, имеют тесную связь между собою»3.

Блаженный Иоанн Мосх, подвижник VII века, свидетельствует, что в его время любимым чтением монахов был Патерик под названием «Рай» 4.

«Краснописец» Пионий не был единственным составителем книг о подвигах своих современников. Церковная история сохранила еще несколько имен описателей жизни святых отцов.

В 70-х годах IV столетия пресвитер Аквилейский Руфин совершил путешествие в Египет и прожил шесть лет среди учеников преподобного Антония Великого. Впоследствии он написал книгу «Жизнь пустынных отцов», в которой описал жизнь и подвиги египетских подвижников5.

В начале V века блаженный Палладий, ученик, а затем друг и защитник святого Иоанна Златоуста, впоследствии посвященный во епископа Елеопольского, долго путешествовал по обителям Египта, Палестины и Сирии. Всё виденное он записал в книгу, которую посвятил вельможе императора Феодосия Младшего – Лавсу, по имени которого книга получила название «Лавсаик».

Епископ Палладий, безусловно, был знако́м с трудом пресвитера Руфина и охарактеризовал его как благороднейшего и доблестнейшего человека, ученее и скромнее которого не было между братиями6. Многое из «Жизни пустынных отцов» епископ Палладий перенес в свою книгу, часто называемую Египетским Патериком.

В V веке блаженный Феодорит, епископ Киррский († 457), составил описание жизни и подвигов 30 своих современников, сирских подвижников. Свой труд он назвал «История боголюбцев». В VI веке римский архиепископ святой Григорий († 604) составил книгу «Собеседования о жизни италийских отцов», названную впоследствии Римским Патериком. Этот труд святого Григория имеет связь с восточными Патериками. Находясь долгое время в Константинополе, Григорий Двоеслов, несомненно, слушал и читал здесь рассказы о восточных подвижниках и, конечно, воспользовался ими в своих Диалогах [3, с. 160].

Упомянутый блаженный Иоанн Мосх († 622) в конце VI – начале VII века написал «Лимонарь» (цветник), или Патерик Синайский (в русском издании «Луг Духовный». Троице-Сергиева Лавра, 1915), в котором описал жизнь синайских и палестинских подвижников.

В последующие века в греческой Церкви получили большое распространение частично составленные на основании перечисленных книг Патерики Иерусалимский, Алфавитный, Византийский (сводный) и другие. Все позднейшие Патерики отличаются подражательностью и компилятивным характером.

В Алфавитном Патерике повести и изречения расположены в алфавитном порядке первых букв имен авторов. Повести и изречения безымянных авторов, начинающиеся чаще всего словами «Старец (γέρων) сказал...», выделены в раздел под названием Геронтикон (Старчество). Некоторые рукописные сборники Патериков называются Геронтиконами.

Вскоре после распространения христианства среди южных славян вместе с другими творениями святых отцов были переведены и греческие Патерики.

Житие славянского первоучителя Мефодия, рассказывая о сделанных святым Мефодием переводах, упоминает и о переводе «отеческих книг». Исследователь А. Соболев утверждает, что большинство ученых видит в этих «отеческих книгах» один из греческих Патериков. «Какой именно?» – спрашивает А. Соболев и выдвигает следующее предположение: «Синайский Патерик, или «Луг Духовный», Иоанна Мосха, самый известный из патериков, был переведен на церковнославянский язык, несомненно, не в кружке Мефодия, то же можно сказать и о том Азбучном патерике, церковнославянский перевод которого дошел до нас...– остается Римский патерик, или Беседы папы Григория Великого»7. Переводные Патерики со временем из Болгарии проникли в Россию.

Рукописные Патерики у нас известны большей частью как Скитские. Обилие Скитских Патериков свидетельствует об их популярности.

Патерики были любимым чтением в монастырях, где устав повелевал читать эти назидательные творения за монастырской трапезой, а "Лавсаик" – даже во время церковных служб.

Многие сказания из Патериков впоследствии были включены в славянский Пролог. В печатном Прологе помещены повести из «Лимонаря», «Лавсаика», Скитского Патерика, Собеседований святого Григория Двоеслова, «Истории боголюбцев» и из других книг.

Б подражание греческим Патерикам на Руси стали составлять сборники с описанием жизни и подвигов отечественных подвижников. Первым таким сборником стал Киево-Печерский Патерик. Один из его составителей, черноризец Поликарп, свидетельствует, что он в своем труде подражал писаниям древних отцов8.

Впоследствии на Руси появляются различные рукописные сборники с описанием деяний отечественных подвижников других монастырей и местностей. Известны Патерики Соловецкий, Волоколамский, Псковский, Вологодский.

С распространением на Руси книгопечатания печатные Патерики очень скоро вытесняют рукописные. В XVII веке в Киеве на славянском языке неоднократно издавался Лимонарь (Первое издание. Киев, 1628 «во дворе Иова Борецкого, митрополита /Киевского»), Киево-Печерский Патерик9.

В 1791 году в Супрасле был издан Азбучный Патерик, представляющий собой наиболее полный свод славянских переводных рукописных Патериков.

Больше всего переводных и оригинальных Патериков издавалось в XIX веке и в начале XX века. Во второй половине XIX века многие греческие Патерики издавались на русском языке. Было составлено и несколько новых Патериков с описанием подвигов отечественных святых. Некоторые из Патериков издавались по нескольку раз.

В 1845 году в Москве был издан перевод одного из вариантов Скитского Патерика – «Достопамятные сказания о подвижничестве святых отцов». В 1850 и 1854 годах в Петербурге был издан "Лавсаик" в переводе архиепископа Евсевия (Орлинского) (1805 – 1883 гг.). В 1853 году, также в Петербурге, была издана «История боголюбцев» блаженного Феодорита. В 1858 году на страницах журнала «Православный собеседник» и затем отдельным изданием в Казани был издан Римский Патерик, или «Собеседования о жизни италийских отцов...», святого Григория Двоеслова.

В 1860 году в Петербурге был издан в двух частях Афонский Патерик, в котором собраны жития более 90 афонских святых (впоследствии этот Патерик переиздавался несколько раз. 6е издание, Москва, 1890). Особого внимания заслуживает изданный в 1874 году в Москве Древний Патерик в переводе В. X. Рождественского. Это одна из редакций Скитского Патерика, изложенного по главам (2-е издание. M., 1891). В 1914 году были сделаны извлечения из Древнего Патерика и изданы под названием: Древний Патерик, избранные сказания. С 1885 по 1916 год Палестинское общество издало 22 выпуска Палестинского Патерика в переводе И. Помяловского. Здесь собраны только жития палестинских святых.

Известный подвижник прошлого века епископ Игнатий (Брянчанинов), высоко ценивший опыт древних отцов, изложенный в Патериках, предпринял первый опыт составления сводного Патерика на русском языке. Используя иностранные патрологии (Patrologia Graeca; Vite Patrum Patrologie; Patrologia Latina), творения святых отцов, Достопамятные сказания, Четьи-Минеи, Пролог, Алфавитный, Скитский и другие печатные и рукописные Патерики, он составил книгу «Отечник – избранные изречения святых иноков и повести из жизни их». Эта книга – неоценимое сокровище для каждого христианина, стремящегося совершать свое спасение, руководствуясь единственно верным опытом древних подвижников. В ней собраны изречения и несколько сот повестей, преимущественно египетских отцов. Из отечественных подвижников епископ Игнатий включил в свой Отечник только наставления святителя Тихона Воронежского. Все изречения и повести расположены в Отечнике в алфавитном порядке имен подвижников. При отсутствии указателя это, к сожалению, очень затрудняет работу с Отечником.

Большое значение Отечника обусловлено не только обширным материалом, собранным в нём, но и подстрочными разъяснениями и указаниями, в которых Преосвященный Игнатий с присущей его богопросвещенному разуму мудростью разъясняет, как та или иная повесть должна восприниматься его современниками. Нередко епископ Игнатий предостерегает читателя Отечника от неразумного подражания подвигам древних отцов. Приведя одну из повестей о крепости телесных сил древних отцов, епископ Игнатий замечает в подстрочнике: «...нужна осторожность для читателей повести, которая предложена к духовному созерцанию и назиданию смирением, (а) не к безрассудному гордостному подражанию, не к повреждению себя» [2, с. 474].

Отечник епископа Игнатия издавался пять раз: СПб., 1870, 1880, 1891, 1903; Брюссель, 1964.

Большим знатоком Патериков был епископ Феофан Затворник. Находясь в Иерусалиме, он перевел с греческого рукописный Патерик монастыря святого Саввы Освященного. Этот Патерик является более обширной редакцией Древнего Патерика. Отдельным изданием он, к сожалению, издан не был и печатался только в журнале «Душеполезный собеседник» в 1915 году.

Несколько ранее в этом же журнале были напечатаны «Мысли и изречения святых подвижников: из разных патеричных сборников святого Саввы Освященного», также в переводе епископа Феофана («Душеполезный собеседник», 1913, октябрь, вып. 10, с. 342).

Из самобытных отечественных Патериков, изданных в конце XIX века, нужно отметить

Волынский, Соловецкий, Архангельский, Троицкие. Волынский Патерик, изданный протоиереем А. Хойнацким, состоит из двух частей. В первой части изложены жития 23 святых, проживавших на Волыни, во второй – сказания о Почаевской Лавре и её святынях. Труд протоиерея А. Хойнацкого написан с большой любовью к своему многострадальному издревле православному краю и содержит много ценных материалов по истории Православия на Волыни. В Соловецком Патерике (СПб., 1873) описывается жизнь прославленных и местночтимых 35 подвижников соловецких. Очень близок по содержанию к Соловецкому Патерику Архангельский Патерик, составленный иеромонахом Никодимом (ОПб., 1901). В этой книге изложены жития соловецких, кожеозерских, сийских и пинежских святых.

Известны два Троицких Патерика. В 1892 году, к 500летию со дня блаженной кончины Преподобного Сергия, M. В. Толстой издал в Москве «Патерик Свято-Троицкой Сергиевой Лавры». Через четыре года последовало новое, исправленное и значительно пополненное иеромонахом Никоном (впоследствии архиепископом Вологодским; † 1919) издание под названием «Троицкий Патерик». В последней редакции Троицкий Патерик содержит Жития более 70 подвижников, расположенные в порядке церковного празднования памяти святых.

В 1898 году в Москве был издан «Цветник Пешношский», или «Подвижники благочестия Никольского Пешношского монастыря» (шесть жизнеописаний).

В начале XX века были изданы Тверской Патерик (Казань, 1907), в который вошли сведения о жизни и подвигах 57 подвижников, подвизавшихся на Тверской земле, и Ярославский Патерик (Ярославль, 1912), содержащий жития 23 святых, подвизавшихся в Ярославской епархии.

В 1912 году известный духовный писатель Е. Поселянин составил и издал в Москве «Московский Патерик». В сборнике помещено описание Владимирской иконы Божией Матери, «Троицы» преподобного Андрея Рублева и 26 святых Московского края. В более позднее время были составлены Глинский Патерик, содержащий сказания о чудотворной Глинской иконе Божией Матери и жизнеописания 34 глинских подвижников; Оптинский Патерик с краткой историей Оптиной пустыни и жизнеописанием 33 оптинских подвижников, начиная от настоятеля – игумена Авраамия и кончая последним оптинским старцем – схиархимандритом Севастианом; Отечник проповедника – 1221 пример из 30 Патериков и Пролога, расположенный в алфавитном порядке тем, и «Троицкие цветки с Луга Духовного». Последний труд содержит в основном описание отдельных событий из жизни иноков ТроицеСергиевой Лавры и её скитов, собранных наместником архимандритом Кронидом († 1922) и обработанных магистром богословия архимандритом Вениамином (Миловым) (скончался в сане епископа в 1956 году).

Владыка Мануил (Лемешевский) (скончался в сане митрополита в 1965 году на Куйбышевской кафедре) составил следующие Патерики: Новый Соловецкий, Серпуховской, Оренбургский, Бузулукский и цветники: Оренбургский, Тамбовский, Серпуховской, Курский, Костромской, Калужский, Оптинский, Рязанский и Тульский10.

Патерикам присущи краткость, ясность, простота изложения и глубокая назидательность. К сожалению, многие Патерики XIX века утратили эти прекрасные черты и прекратились в сборники житий святых описательного характера. Особая сухость и нецерковный тон повествования отличают Тверской Патерик. Ничего общего не имеет с древними Патериками и Пермский Патерик (M., 1904), содержащий стихотворения о жизни святых Пермского края.

Как древние, так и новые Латерики во все времена были и будут неиссякаемым источником духовной пищи. Жития святых и отдельные примеры из жизни подвижников, изложенные в Патериках, могут служить целебными средствами для врачевания душевных недугов христианина. Святые отцы, о которых повествуется в Патериках, достигли цели: они спаслись – унаследовали вечную блаженную жизнь. Святость жизни подвижников свидетельствует, что их мысли, чувства и все действия были благоугодны Богу. Святые отцы были храмами Духа Святого. Руководствующийся их жизнью, без всякого сомнения, руководствуется Святым Духом. Жизнь каждого святого отца – это один из путей ко спасению. Следование жизни святых отцов – верный путь к небу, засвидетельствованный самим небом.

Подвиг всех святых основывается на Евангелии и учит, как претворять его в жизнь. Повести в Патериках показывают, как мужи Духа исполняли евангельские заповеди в самых различных жизненных обстоятельствах, и побуждают подражать добрым примерам. Святой Григорий Двоеслов говорит: «...Есть люди, в душах которых можно возжечь пламень любви к отечеству небесному не столько наставлениями, сколько примерами. Ибо внимающий повествованиям о жизни святых отцов получает от сего двоякую пользу: во-первых, примеры их жизни, как людей, предваривших нас на пути ко спасению, возбуждают любовь к будущей жизни, во-вторых, если кто дотоле привык видеть в себе какие-нибудь добродетели, то смирится, когда познает, что подвиги святых были выше»11.

* * *

1

Скит (Σκήτη), по-коптски Schiet,– пространная равнина на расстоянии 24 часов пути от Нитрийской горы. Пустынники Скита вели строгую, подвижническую жизнь; у них, по словам блаженного Иоанна Мосха, «наблюдалась великая любовь, строгое воэдержание и дар разумения» («Луг Духовный», глава 54). Основателем пустынножительства в Скиту был преподобный Макарий Великий, Египетский.

2

«Отечник» епископа Игнатия. СПб., 1903, с. 93, 94.

3

Н. Петров. О происхождении и составе славянорусского печатного Пролога. Киев, 1875, с. 152.

4

Иоанн Мосх. Луг Духовный. Свято-Троице-Сергиева Лавра, 1915, с. 262.

5

Свящ. M. Xитров. Жизнь пустынных отцов. Творение пресвитера Руфина. Троице-Сергиева Лавра, 1898, с. 39.

6

Лавсаик. СПб., 1854, гл. 103, с. 263.

7

Римский Патерик в древнем церковнославянском переводе. Киев, 1904, с. 1.

8

См. М. Викторова. Киево-Печерский Патерик. Киев, 1911, с. III, IV.

9

На русском языке в литературной обработке М. Викторовой Киево-Печерский Патерик был издан в Киеве в 1893 году.

10

Архиепископ Мануил. Каталог русских архиереев. Часть IV. Чебоксары, 1959, с. 151.

11

Собеседования о жизни италийских отцев. Казань, 1858, с. 11.


Источник: Журнал Московской Патриархии. М., 1973. № 3. С. 72–75.

Вам может быть интересно:

1. Патерик Свято-Троицкой Сергиевой лавры, или Происхождение северо-восточного русского иночества из обители преподобного отца нашего Сергия, игумена Радонежского, чудотворца Михаил Владимирович Толстой

2. В день памяти Преподобного Сергия Радонежского игумен Марк (Лозинский)

3. Проповеди 1915-1925 гг. епископ Варнава (Беляев)

4. Сборник для любителей духовного чтения. Часть 2 архимандрит Григорий (Воинов)

5. Собрание слов. Том I митрополит Сергий (Ляпидевский)

6. "Видение" Диадоха, епископа Фотикийского в Эпире Владимир Николаевич Бенешевич

7. О говении протоиерей Григорий Дебольский

8. Таинство Евхаристии. Невидимая сторона евхаристии профессор Митрофан Филиппович Ястребов

9. О соединении церквей профессор Василий Александрович Соколов

10. Вопрос об иконопочитании на Западе во времена Карла Великого епископ Можайский Василий (Преображенский)

Комментарии для сайта Cackle