игумен Дионисий (Шлёнов)

Русское «Д.»

В то время как слав. «Д.» прп. Паисия (Величковского) и его учеников точно следует оригинальным греч. текстам (как правило, рукописным), рус. «Д.» свт. Феофана Затворника нередко отступает от оригинала и по сравнению с ним значительно расширено, хотя и не в той мере, в какой планировалось изначально (см.: Van Paris. 1991). Необходимость создания рус. перевода «Д.» была обусловлена недостатками печатного слав. текста, к-рые свт. Феофан наряду с достоинствами представлял себе очень ясно: «Сейчас кончил Диадоха... Какой ясновидящий! А между тем в славянском переводе он очень темен. Теперь начинаю Иоанна Карпафского» (Письмо 998 от 23.07.1886 // Феофан (Говоров), свт. Собрание писем. М., 1899. Вып. 6. С. 134). Как и составители греч. «Д.», свт. Феофан отказался от указания своего участия в составлении книги: «Что касается до подписи составителя, то ее не должно быть ни под каким видом» (Письмо 1110 от 22 нояб. 1876 // Там же. 1900. Вып. 7. С. 97).

Свт. Феофан Затворник. Литография. 1860 г. (ГИМ)

Рус. перевод «Д.» был осуществлен свт. Феофаном во время пребывания в Вышенском мон-ре. Перевод был начат в 1866 г. на Воздвижение, в тот самый день, когда свт. Феофан решил удалиться в полный затвор и отказаться от управления мон-рем (Письмо 1066 // Там же. С. 29). В 1875 г. 1-й т. был полностью завершен и отдан в печать, а в 1877 г.– издан в С.-Петербурге; остальные тома печатались в Москве (5-й, последний, – в 1890). Перед сдачей в типографию тома «Д.» должны были пройти духовную цензуру (Письмо 1021 от 27 янв. 1888 // Там же. Вып. 6. С. 171). Рус. перевод «Д.» был окончен свт. Феофаном в 1889 г. «У меня на душе – засуха, – писал он в одном из писем.– Ничего делать не хочется со времени окончания Добротолюбия. Это скучное время!» (Письмо 1038 от 1 июня 1889 // Там же. С. 199–200). Общий объем рус. «Д.» составил ок. 3 тыс. страниц.

Черновики и чистовики каждого тома направлялись в Русский вмч. Пантелеимона мон-рь на Афоне, старцы к-рого осуществляли «переписку» (переписывание) для типографии (Письмо 1008 от 19 марта 1887 // Там же. Вып. 6. С. 149–150, 153) «с небольшою платою» (Письмо 1183 от 17 июля 1888 // Там же. Вып. 7. С. 207). Оттуда текст высылался для сверки Вышенскому затворнику. Рукописи свт. Феофана сохранялись в б-ке Пантелеимонова мон-ря и дошли до наст. времени. Помощь и участие афонских отцов заключались не только в облегчении издательского процесса, но и в поиске необходимых текстов (Письмо 1008 от 19 марта 1887 // Там же. Вып. 6. С. 149–150).

Согласно первоначальному плану свт. Феофана, в 1-м т. следовало поместить творения пустынников, а во 2-м – отцов, писавших общежительные уставы (Письмо 1086 // Там же. Вып. 7. С. 58). Т. о., рус. «Д.» мыслилось его составителем как собрание святоотеческих текстов, не повторяющее греч. «Д.» дословно. Однако в 1882 г., при подготовке 2-го т. к печати, свт. Феофан пришел к идее более точного следования греч. «Д.» (Письмо 1155 от 26 окт. 1882 // Там же. С. 163). Уставы вышли позднее отдельным томом (Древние иноческие уставы: Прп. Пахомия Великого, св. Василия Великого, прп. Иоанна Кассиана и прп. Венедикта, собранные Епископом Феофаном. М., 1892).

Тем не менее концепция рус. «Д.» в понимании свт. Феофана в значительной мере отличается от греческого. Рус. «Д.» проникнуто общей идеей перейти от борьбы со своим греховным человеком (основная тема 2-го т.– «о борьбе со страстями» – Письмо 1167 от 10 янв. 1885 // Там же. С. 182) к «высшим стадиям» духовной жизни, описанным в последних 2 томах рус. «Д.».

Состав русского «Д.»

Свт. Феофан написал заново общее вступление и отдельные статьи, предваряющие не только сочинения каждого автора, но и каждый из 5 томов. Основная цель авторских текстов святителя, написанных живым языком, – передать читателю общую духовную направленность без излишнего стремления к наукообразию.

Как правило, свт. Феофан переводил по греч. «Д.» или по томам Патрологии Ж. П. Миня, текст к-рой представлялся ему более надежным; иногда, впрочем, он и его перепроверял по рукописям. Так, перевод творений аввы Зосимы был осуществлен им с привлечением рукописного «Патерика» из лавры Саввы Освященного. Редкие рукописи (напр., из монастырской б-ки на о-ве Патмос) ему присылали монахи Пантелеимонова мон-ря.

Прп. Феофан в стремлении избежать повторных трудов старался опереться на слав. переводы прп. Паисия (Величковского), а в ряде случаев – на рус. переводы, выполненные в Оптиной пуст. или в МДА. В одном из писем он сообщает: «…сверяю новый перевод Аввы Исаии с переводом Паисия Величковского, который прислали мне добрые оптинские старцы» (Письмо 1155 от 21 июня 1882 // Там же. Вып. 7. С. 163). При анализе черновиков 3-й сотницы прп. Никиты Стифата по рукописи Пантелеимонова мон-ря удалось установить, что переводчик имел перед глазами не только греч., но и слав. печатный текст.

В нек-рых случаях свт. Феофан использовал имевшиеся рус. переводы. Большая часть «аскетических наставлений» Нила Синайского позаимствована им из творений, изданных в серии ТСОРП при МДА (ТСОРП. 1858. Т. 31, 32), «подвижнические наставления» прп. Ефрема Сирина – из той же серии (ТСОРП. 1848–1849. Т. 12–14). Выдержки из «Лествицы», как было установлено путем сопоставительного анализа текста, приводились по переводу архим. Агапита (Введенского) (М., 1851) с учетом оптинского издания перевода прп. Паисия (Величковского) (М., 1862), «подвижнические наставления» преподобных Варсонофия и Иоанна (М., 1855) и прп. Исаака Сирина (ТСОРП. 1854. Т. 23) – по рус. переводам, выполненным в МДА, прп. аввы Дорофея – по оптинскому переводу иером. Климента (Зедергольма) (М., 1856). Т. о., весь 2-й т. рус. «Д.», за исключением сочинений прп. Иоанна Кассиана Римлянина, состоящий из новых для греч. «Д.» авторов, стал своеобразной хрестоматией, в к-рую вошли переводы разных лиц под авторской редакцией свт. Феофана. «Изречения» аввы Евагрия из 1-го т. также скорее всего основываются на рус. переводах.

По сравнению с греч. «Д.» свт. Феофан добавлял новые трактаты, а др. тексты приводил в более пространном варианте. В рус. «Д.» включены 8 новых авторов: преподобные Ефрем Сирин, Иоанн Лествичник, Варсонофий и Иоанн, Дорофей, Исаак Сирин, вошедшие во 2-й т., Зосима – в 3-й и Феодор Студит, занявший весь 4-й т.

В рус. «Д.» были добавлены трактаты, принадлежащие или приписываемые прп. Антонию, Исаии, Евагрию, Марку и Нилу, прп. Максиму Исповеднику, а сочинения прп. Иоанна Кассиана и Исихия Иерусалимского существенно расширены. При этом иногда свт. Феофан изменял внутренний порядок изложения материала, так что сопоставление перевода с оригинальными сочинениями, а также установление их авторства становится трудноразрешимой задачей. Так, 7 подлинных слов прп. Антония оказались перемешанными с его неподлинными 13 словами, принадлежащими в действительности прп. Аммону (как было установлено после находки в нач. XX в. аналогичного корпуса на сир. языке – Ammonas, successeur de St. Antoine / Ed. F. Nau. P., 1915. P. 567–639. (PO; 11. 4)). В русском «Д.» добавлены следующие сочинения.

«Наставления св. отца нашего Антония Великаго о жизни во Христе, извлеченные из слова его в жизнеописании св. Афанасия, из его 20 посланий и 20 слов» (Добротолюбие. Т. 1. С. 17–62; Vita Antonii (отрывки); Epistulae // PG. 40. Col. 977–1066. CPGS, N 2330; Sermones XX ad filios suos monachos // PG. 40. Col. 963–978. CPGS, N 2349. 1); «Устав отшельнической жизни» (Добротолюбие. Т. 1. С. 94–116; Regulae et praecepta, Spiritualia documenta, Admonitiones // PG. 40. Col. 1065–1084. CPGS, N 2349. 3s-4); «Изречения св. Антония Великого и сказания о нем» (Добротолюбие. Т. 1. С. 116–138); «Объяснение некоторых изречений св. Антония Великого, сделанное после его смерти одним старцем» (Добротолюбие. Т. 1. С. 139–152; Sententiarum expositio // PG. 40. Col. 1083–1094. CPGS, N 2349. 4).

«Наставления св. Макария Великого о христианской жизни, выбранные из его бесед» (Добротолюбие. Т. 1. С. 155–276; ср.: CPGS, N 2411).

«Слова прп. аввы Исаии к своим ему ученикам» (Добротолюбие. Т. 1. С. 281–444; Asceticon. CPG, N 5555. 7). Свт. Феофану был известен перевод, выполненный оптинским мон. Платоном (Покровским) по лат. тексту в издании А. Галланди (Bibliotheca Veterum Patrum. Benetia, 1772), однако он заменил его новым, более совершенным переводом, сделав его по греч. рукописи, найденной на Афоне старцами Пантелеимонова монастыря, и сверив с переводом прп. Паисия (Величковского), присланным ему из Оптиной пуст. (Каширина ВВ. Литературное наследие Оптиной Пустыни. М., 2006. С. 178–182).

«Правила и советы новоначальным инокам» (Добротолюбие. Т. 1. С. 444–452; Praecepta seu consilia // PL. 103. Col. 427–434).

«Изречения аввы Исаии» (Добротолюбие. Т. 1. С. 452–456; PG. 40. Col. 1212). По словам свт. Феофана, он поместил «из Алфавитного патерика» дополнительные апофтегмы к тем, к-рые вошли в «Достопамятные сказания», «в переводе только со славянского, ибо подобного патерика на греческом нет» (Добротолюбие. Т. 1. С. 279). Нек-рые изречения (6–10, 12) содержатся в греч. систематическом собрании (Cap. 1. 7, 10, 11; 4. 18; 8. 6; 9. 3–4 // SС. 387).

«Главы о подвижничестве и безмолвии» (Добротолюбие. Т. 1. С. 464–466; Capitula de religiosa exercitatione et quiete // PG. 40. Col. 1205–1212. CPG, N 5555. 5).

«Наставления святого Марка, извлеченные из других его слов» (Добротолюбие. Т. 1. С. 485–519; Opuscula. 3, 4, 6–8 // PG. 65. Col. 965–1028, 1053–1109 – в сокращении). При переводе этих слов свт. Феофан кроме текстов из PG. 65 использовал рукопись из «монастыря св. Саввы в Палестине, которая полнее и точнее других» (Добротолюбие. Т. 1. С. 468). При этом он опирался на имевшийся рус. перевод Оптиной пуст. (М., 1858), из к-рого нек-рые места были позаимствованы дословно, др. перефразированы или опущены.

«Главы о деятельной жизни к Анатолию» (Добротолюбие. Т. 1. С. 569–584; Capita practica ad Anatolium // PG. 40. Col. 1220–1244. CPG, N 2430).

«Евагрия монаха – о деятельной жизни сто глав» (Добротолюбие. Т. 1. С. 584–590; Liber practicus, capita 100 // PG. 40. Col. 1244–1252. CPGS, N 2430).

«Его же – другие изречения» (Добротолюбие. Т. 1. С. 602–603; Capitula XXXIII: Aliae sententiae // PG. 40. Col. 1264–1268, 1269. CPG, N 2442).

«Его же – изречения о духовной жизни, по алфавиту» (Добротолюбие. Т. 1. С. 601–602; Spiritales sententiae per alphabetum dispositae, et aliae sententiae // PG. 40. Col. 1268–1269. CPG, N 2444).

«Об осьми помыслах к Анатолию» (Добротолюбие. Т. 1. С. 603–605; De octo vitiosis cogitationibus // PG. 40. Col. 1272–1276. CPG, N 2430).

«Наставления братиям, живущим в киновиях и странноприимницах» (Добротолюбие. Т. 1. С. 608–614; Sententiae ad eos qui in coenobiis et xenodochiis habitant fratres // PG. 40. Col. 1277–1282. CPGS, N 2435).

«Его же – наставления девственницам» (Добротолюбие. Т. 1. С. 614–617; Sententiae ad virginem // PG. 40. Col. 1283–1286. CPGS, N 2436).

«Евагрия монаха – Изречения» (Добротолюбие. Т. 1. С. 636–638). Судя по примечанию свт. Феофана о том, что он извлек данные изречения из «Достопамятных сказаний», «Сборника» (имеется в виду «Отечник») свт. Игнатия (Брянчанинова) и «Алфавитного Патерика» (Добротолюбие. Т. 1. С. 636. Примеч.), он опирался на уже имевшийся рус. или слав. текст.

В сочинения Исихия, пресв. Иерусалимского (см. Исихий Синаит), в ряде случаев включены дополнительные тексты, переведенные свт. Феофаном из его «Слов» (Sermones // PG. 93. Col. 1449–1544).

Нил Синайский. «Об осьми духах зла» (Добротолюбие. Т. 2. С. 229–270; De octo spiritibus malitiae // PG. 79. Col. 1145–1164. CPG, N 2451). «Мысли, отводящие человека от тленного и прилепляющие к нетленному» (Добротолюбие. Т. 2. С. 279–286; Sententiae abducentes hominem a corruptibilibus // PG. 79. Col. 1240–1250; CPG, N 6583b. CPGS, N 6583). «Увещание к монахам» (Добротолюбие. Т. 2. С. 303–306; Institutio ad monachos // PG. 79. Col. 1235–1240. CPG, N 2454); «Подобные предыдущим мысли и увещания, извлеченные из других писаний преподобного Нила» (Добротолюбие. Т. 2. С. 286–303; Tractatus ad Eulogium monachum // PG. 79. Col. 1093–1140. CPG, N 2447); «Увещательные главы» (Добротолюбие. Т. 2. С. 271–279; Capita paraenetica // PG. 79. Col. 1249–1264). Рус. тексты Нила Подвижника, так же как и переводы всех последующих отцов 2-го т. «Д.», воспроизводят в сокращенном и отредактированном виде уже имевшийся рус. перевод (ТСОРП. Т. 31, 32). При этом свт. Феофан сличал данный перевод с греч. текстом по PG. 79.

«Подвижнические наставления св. Ефрема Сириянина» (Добротолюбие. Т. 2. С. 311–488; ТСОРП. 1848–1849. Т. 12–14).

Прп. Иоанн Лествичник. «Общие начала подвижничества» (Добротолюбие. Т. 2. С. 491–554 – выдержки из «Лествицы»; Scala paradisi. CPG, N 7852).

«Святых преподобных отцев Варсонофия и Иоанна подвижнические наставления» (Добротолюбие. Т. 2. С. 559–598 – выдержки из перевода, выполненного в МДА (М., 1855); Quaestiones et responsiones. CPG, N 7350).

«Подвижнические наставления св. аввы Дорофея» (Добротолюбие. Т. 2. С. 601–642 – выдержки из перевода оптинского иером. Климента (Зедергольма) (М., 1856), текст представлен свт. Феофаном в жанре сотницы и разделен на 111 глав; Doctrinae diversae et epistulae. CPG, N 7352, 7353).

«Подвижнические наставления св. Исаака Сирианина» (Добротолюбие. Т. 2. С. 645–760 – выдержки из перевода ТСОРП (1854. Т. 12. Кн. 3–4); Sermones ascetici et epistulae. CPGS, N 7868).

«Блаженного аввы Зосимы собеседования» (Добротолюбие. Т. 3. С. 105–130 – переводчик помимо текста, изданного в PG. 78, использовал рукописный патерик лавры прп. Саввы Освященного, по к-рому сделал ряд дополнений; текст «собеседований» был заново разделен на 31 главу – Аlloquia // PG. 78. Col. 1680–1701. CPG, N 7361).

Прп. Максим Исповедник. «Слово подвижническое, в вопросах и ответах» (Добротолюбие. Т. 3. С. 134–162 – по всей вероятности, свт. Феофан использовал перевод Т. И. Филиппова, выполненный с участием иером. Амвросия (М., 1853), т. к. относительно следующих 400 глав, имеющихся в греч. «Д.», он сделал специальную пометку «в новом переводе»; Liber asceticus. CPG, N 40. CPGS, N 7692).

Весь 4-й т. рус. «Д.» заняли не вошедшие в греч. «Д.» «Святаго отца нашего Феодора Студита подвижнические монахам наставления» (Добротолюбие. Т. 4. С. 19–634). Ранее в Оптиной пуст. был подготовлен к изданию слав. перевод прп. Паисия (Величковского) (1853), а также рус. перевод, выполненный иеросхим. Анатолием (Зерцаловым), мон. Климентом (Зедергольмом) и иером. Ювеналием (Половцевым) (М., 1872) по греч. изданию 95 поучений прп. Феодора. Хотя свт. Феофану были известны эти переводы (Добротолюбие. Т. 4. С. 5), едва ли он пользовался ими, поскольку переводил по значительно более пространному 4-томному варианту «Наставлений» прп. Феодора Студита, присланному ему из Русского Пантелеимонова мон-ря на Афоне.

Исключения и сокращения в рус. «Д.» касались целиком текстов тех или иных авторов, а также отдельных трактатов или их частей. Эти сокращения делались по недостатку возможностей, ради экономии места, в связи с необходимостью подобрать вместе материал по теме или – что самое важное – из-за труднодоступности и невразумительности материала. В черновике свт. Феофана, хранящемся в б-ке Пантелеимонова мон-ря на Афоне, дается объяснение его подхода к выбору и переводу текста: «Главы 53–68 (3-й сотницы прп. Никиты Стифата.– Авт.) – все трудноприменимы к нам; почему оставлены» (Л. 42 об.).

В силу различных причин свт. Феофан не включил в свое «Д.» сочинения 3 авторов: Феофана Монаха, Петра Дамаскина и неизвестного автора (в действительности свт. Марка Евгеника). Труды, приписывавшиеся прп. Иоанну Дамаскину (но не принадлежащие ему), тоже не были включены, кроме соч. «О добродетелях и пороках», вошедшего в рус. «Д.» как соч. прп. Ефрема Сирина («греческого Ефрема») «О добродетелях и страстях». Помимо этого свт. Феофан не включил в «Д.» отдельные трактаты Евагрия, Нила Анкирского, Иоанна Карпафийского, прп. Максима Исповедника, свт. Григория Паламы, Каллиста Ангеликуда и прп. Григория Синаита (его поучение, помещенное на новогреч. языке в конце греч. «Д.»).

Трудно оценить масштабы сокращений, сделанных свт. Феофаном внутри того или иного трактата. Большим сокращениям подверглись «Главы» прп. Максима Исповедника, Илии Экдика и Никиты Стифата. Так, в 3-й сотнице Никиты Стифата было сокращено 53 главы, в к-рых говорилось о высоких состояниях подвижников, единении с Богом и дарованиях Св. Духа. Наиболее радикальным сокращениям подверглись сочинения, напечатанные в греч. «Д.» под именами Никифора Исихаста, прп. Симеона Нового Богослова и прп. Григория Синаита, в к-рых описывался контроль над дыханием при творении молитвы Иисусовой. Свт. Феофан видел в такого рода практике «по недостатку руководителей» «некие внешние приемы, кои иных соблазняют и отбивают от дела, а у других покривляют самое делание», «внешнее приспособление к внутреннему деланию, ничего существенного не дающее» (Добротолюбие. Т. 5. С. 469).

Издания русского «Д.» и новые русские переводы

«Д.» свт. Феофана выдержало ряд изданий в России и за рубежом; помимо полных переизданий печатались выдержки из него. Сюда относятся различные тематические подборки из произведений неск. отцов (напр.: Изречения святых отцов об охранении души и тела в чистоте целомудрия против искушения блудной страсти. М., 1893 – выдержки из 2-го т. рус. «Д.») или чаще всего из отдельных авторов (напр.: Духовные опыты монашествующих: На основании писаний прп. отца нашего Григория Синаита / [Сост.: игум. Смарагда (Богуславская)]. Иерусалим, 1901. Ч. 1).

После публикации рус. «Д.» продолжалась работа по переводу на рус. язык тех текстов, к-рые не вошли в «Д.» свт. Феофана или вошли в него лишь частично. Еп. Петр (Екатериновский) перевел заново творения прп. Иоанна Кассиана Римлянина, основываясь не только на лат. оригинальном тексте, но и на греч. переводе, опубликованном в «Д.» (М., 1877). Иером. Антоний перевел полностью Житие свт. Григория Паламы, составленное свт. Филофеем Коккином (Од., 1899), а К. Д. Попов выполнил новый рус. перевод «Ста глав» блж. Диадоха по исправленному греч. тексту (К., 1903).

1-й попыткой ввести в оборот новые, неизвестные рус. читателю тексты греч. «Д.» стал выполненный Н. А. Леонтьевым перевод «Слова подвижнического» Иоанна Карпафийского (1898) и глав «О единении с Богом и о созерцательной жизни» Каллиста Ангеликуда (Путь к священному безмолвию: Малоизв. творения св. отцов-исихастов / Под ред. А. Г. Дунаева. М., 1999. С. 28–102; Дополнение к Добротолюбию / Под ред. А. Г. Дунаева. М., 2001. С. 6–49).

В XX в. возобновились попытки предложить новые, нередко более пространные переводы текстов «Д.» вместо отчасти устаревших переводов свт. Феофана. Еп. Вениамин (Милов) подготовил точный перевод сочинений прп. Григория Синаита, вошедших в состав «Д.», как переводившихся свт. Феофаном, так и непереводившихся (М., 1999). А. И. Сидоров перевел сочинения Евагрия Понтийского «О различных лукавых помыслах», «Главы о деятельной жизни» (Творения аввы Евагрия. М., 1994. С. 94–112) и трактат «О молитве» (Там же. С. 76–93), а также «Четыре сотницы о любви», «Две сотницы о богословии и о воплощении Сына Божия» и «Главы различные» прп. Максима Исповедника (Максим Исповедник, прп. Творения. М., 1993. Т. 1. С. 96–145, 215–256, 257–260). Иером. (ныне еп.) Иларион (Алфеев) выполнил полный перевод 225 богословских, умозрительных и практических глав прп. Симеона Нового Богослова, частично вошедших в греч. «Д.», а игум. Дионисий (Шлёнов) – перевод 3 сотниц Никиты Стифата по тексту греч. «Д.» с привлечением неск. афонских рукописей (готовится к изданию). Сочинения свт. Григория Паламы, переведенные свт. Феофаном, были переведены заново: В. В. Бибихиным – «Триады в защиту священнобезмолвствующих» полностью (М., 1995), Т. А. Миллер – «Десятословие христианского законоположения» (АиО. 1998. № 2(16). С. 70–77) и Д. И. Макаровым – «Три главы о молитве и чистоте сердца» (Антропология и космология св. Григория Паламы. СПб., 2003. С. 478–481). Миллер выполнила также ряд фрагментарных переводов отцов «Д.» в сб. «Памятники византийской литературы IX-XIV вв.» (М., 1969).

«Метод священной молитвы и внимания» (сочинение, приписывавшееся прп. Симеону Новому Богослову) переводился А. И. Сидоровым (Символ. 1995. № 34. С. 217–224) и А. Г. Дунаевым (Путь к священному безмолвию. С. 15–27, 150–151); последний перевел также принадлежащий свт. Марку Эфесскому трактат «О словах святой молитвы «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя"» (в печати). И. М. Носов перевел заново нек-рые тексты прп. Симеона Нового Богослова, Илии Экдика и свт. Феолипта Филадельфийского (Добротолюбие: Симеон Новый Богослов, Диадох, Илья Пресвитер и Экдик, Феолипт Филадельфийский / Пер. и сост.: И. М. Носов. М., 2002).

Др. группу переводов составляют тексты из греч. «Д.», не вошедшие в рус. «Д.». Толкование «На молитву «Отче наш"» прп. Максима Исповедника и «Главы естественные, богословские, этические и практические» свт. Григория Паламы (БТ. Сб. 38. С. 8–73; Сб. С. 39. С. 5–60) были переведены А. И. Сидоровым. «Святогорский томос» свт. Григория Паламы, переведенный в XIX в. еп. Порфирием (Успенским), был вновь переведен дважды – Миллер (АиО. 1995. № 3(6). С. 69–76) и Б. А. Нелюбовым (Петр (Пиголь), игум. Прп. Григорий Синаит и его духовные преемники. М., 1999. С. 182–189).

В 1988 г. в ж. «Православный путь» был опубликован рус. перевод соч. «О словах святой молитвы [Иисусовой]», выполненный, вероятно, архим. Амвросием (Погодиным) (ПрПуть. 1988. С. 52–56). В кн. игум. Петра (Пиголя) «Прп. Григорий Синаит и его духовные преемники» (С. 174–181) дан анонимный перевод «Лествицы» Феофана Монаха (фрагментарный перевод был выполнен еще еп. Порфирием (Успенским) – История Афона. СПб., 1892. Т. 3. 2. 2. С. 211–216).

Т. о., к наст. времени почти все 60 сочинений, вошедших в греч. «Д.», переведены на рус. язык (более половины из них переводились не один раз). Единственное исключение составляют «Главы» Каллиста Ангеликуда, добавленные во 2-е издание греч. «Д.» (᾿Αθῆναι, 1893) и до наст. времени не переведенные на рус. язык (на слав. язык они были переведены прп. Паисием).

Место «Д.» в духовной жизни России

Cлав. «Д.» прп. Паисия, а позднее рус. «Д.» свт. Феофана, выдержавшие неск. изданий, стали «настольными книгами» рус. подвижников XIX-XX вв., послужили духовному просвещению простого народа и отчасти интеллигенции. Прот. Георгий Флоровский писал о значении «Д.» в деле духовного возрождения России: «Издание словено-русского Добротолюбия было событием не только в истории русского монашества, но и в истории русской культуры вообще» (Пути русского богословия. С. 127).

Слав. «Д.» было одной из келейных книг прп. Серафима Саровского; по наблюдению И. М. Концевича, он «всецело проникается духом Добротолюбия... многие его наставления и советы взяты оттуда» (Концевич ИМ. Оптина пустынь и ее время. Серг. П., 1995p. С. 74). «Д.» с благоговением упоминали оптинские старцы прп. Макарий (Иванов) и прп. Амвросий (Гренков) (Макарий (Иванов), иеросхим. Собр. писем. СПб., 1993. С. 5, 6, 9, 11, 14; Амвросий (Гренков), иеросхим. Собр. писем. М., 1995. С. 15–16, 41, 56). Автор «Откровенных рассказов странника» считал «Д.» своеобразным аскетическим истолкованием Свящ. Писания (Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. П., 1989. С. 22–23). Старец сер. XIX в. прп. Адриан Югский называл «Д.» «чудотворной книгой» и «прямой дорожкой в рай» (Адриан, иером. Руководство к духовной жизни. М., 1995. С. 83, 94, 99, 120, 194, 276); он занимался подвигом 40-дневного неядения, читая «Д.» (София, мон. Сказания о жизни и подвигах старца Адриана. М.; Рига, 1995. С. 37). По рекомендации свт. Филарета (Дроздова) «Д.» должно было пополнить б-ки муж. общежительных мон-рей (Барсов. Сборник. Т. 1. С. CXVIII). «Д.» было авторитетной книгой не только для правосл. читателей. В неопубликованных криптографических дневниках проф. философии МДА прот. Феодора Голубинского сохранилась запись слов баронессы Варвары Юлии Крюденер (1764–1824), к-рая считала себя внеконфессиональной христианкой: «Читай До[бро]т[о]л[ю]б[ие]. Здесь все найдешь» (Дневник Ф. А. Голубинского // ОР РГБ. Ф. 76/I. К. 1. Ед. хр. 1. Л. 12 об.).

Переводы на другие языки

Помимо слав. и рус. переводов «Д.», выполненных в XVIII-XIX вв., во 2-й пол. XX в. появился ряд новых переводов на европ., вост. и нек-рые др. языки. Наиболее фундаментален (и по числу авторов, и по полноте включенных произведений) перевод на румын. язык в 10 томах (более 4650 страниц), выполненный известным румын. богословом прот. Думитру Стэнилоае (1903–1993) (Filocalia sau culegere din scrierile sfintsilor Parintsi...). Первые 4 тома румын. «Д.» были опубликованы в кон. 40-х гг. XX в. (Сибиу, 1946, 1947р. Т. 1; 1947. Т. 2; 1948. Т. 3–4), а остальные значительно позже (Бухарест, 1976. Т. 5; 1977. Т. 6–7; 1979. Т. 8; 1980. Т. 9; 1981. Т. 10). Отказ от точного воспроизведения греч. «Д.» был обусловлен значительно более высоким уровнем новых критических изданий отдельных авторов и принципами этого сборника.

Переводы «Д.» можно разделить на 2 группы: те, к-рые выполнены с греч. оригинала, и те, к-рые делались на основе др. перевода, одного или даже нескольких. К 1-й можно отнести румын., франц. и новогреч. «Д.», ко 2-й – первоначальную версию англ. «Д.» и ряд сокращенных версий на др. европ. языках. Так, англ. «Д.» было выполнено по рус. переводу свт. Феофана, в состав краткого нем. «Д.» вошли тексты, переведенные с рус. и франц. языков, а испан. «Д.» было переведено с немецкого. Т. о., имеющиеся переводы «Д.» на совр. европ. языки находятся в сложной зависимости от греч. оригинала и друг от друга. Появление новых изданий и переводов «Д.» во 2-й пол. XX в. отражает его возросшее влияние в совр. мире. Новый критический перевод франц. «Д.» (Abbaye de Bellefontaine, 1979–1986) выполнен Ж. Тураем, правосл. франц. поэтом, а в совр. англ. переводе принимал участие еп. Диоклийский Каллист (Уэр). Ф. Шеррард († 1995), один из переводчиков «Д.» на англ. язык, впосл. обратился в Православие.

Многообразно представлено «Д.» в совр. Греции – как в точном новогреч. переводе, так и в значительно более пространных или, наоборот, сокращенных версиях. Точный перевод «Д.» был выполнен проф. Фессалоникского ун-та А. Г. Галитисом (1984–1988) и снабжен дополнительными вступительными статьями мон. Феоклита Дионисиатского († 2006). Позднее архим. Евсевий и Е. Караковунис подготовили 2-томную антологию «Малое Добротолюбие» (1992. T. 1; 1995. T. 2). В патрологической серии «Греческие отцы Церкви» в течение мн. лет издается постоянно расширяющееся «Д.» (ΕΠΕ. Θιλοκαλία), в к-рое вошли полные собрания творений отцов-аскетов в оригинале с параллельным новогреч. переводом (Θεσσαλονίκη, 1978-.).

Совр. греч. продолжатели дела свт. Макария и прп. Никодима озабочены тем, чтобы, сохранив традиц. древнегреч. язык авторов «Д.», преподать его в то же время читателю на уровне совр. патрологических изданий. Этим задачам отвечает антология, подготовленная архим. Серафимом (Стергиулисом) в серии «Аромат духовного благоухания»: в томе, озаглавленном «Филокалика» (Θιλοκαλικά), в хронологическом порядке собраны 59 авторов (3033 отрывка) аскетико-созерцательного направления вплоть до прп. Феодора Студита включительно (῾´Υδρα, 2000).

Аскетика, мистика и богословие «Д.»

Составителям «Д.», стремившимся создать сборник аскетических текстов для внутреннего духовного совершенствования, была наиболее близка традиция созерцательного монашества. Часто повторяется 3-частная схема Евагрия Понтийского «деятельность – естественное созерцание – богословие» и упоминаются его аскетические термины «бесстрастие», «безобразная молитва», «борьба с помыслами». В греч. «Д.» практически не включены внешние предписания о жизни в мон-ре, монастырские правила и уставы. Свт. Феофан также был вынужден отказаться от своего первоначального плана по изданию уставов в качестве 2-го т. «Д.», хотя в отдельных случаях он помещал в рус. «Д.» те или иные правила. Деятельный этап подвижничества описывается в «Д.» достаточно подробно, однако предписания о телесных трудах и борьбе со страстями с помощью внешних подвигов не являются самоцелью: «Телесные добродетели да будут тебе залогом душевных, душевные – духовных, а эти – невещественного и существенного ведения» (Добротолюбие. Т. 2. С. 222). Основной акцент в «Д.» поставлен не столько на телесных трудах, сколько на памятовании о Боге, непрестанной молитве и хранении ума.

«Бодрствование», или «трезвение», оказавшееся своеобразным девизом отцов «Д.», было включено составителями в его название: «Добротолюбие святых, пребывающих в трезвении (τῶν ἱερῶν νηπτικῶν)». По слову прп. Филофея Синайского, «бодрствование ярко очищает совесть... И [совесть] научает бодрствованием невидимой брани и разумному сражению…» (Θιλοκαλία. 1958. Τ. 2. Σ. 282). По классическому определению «бодрствования», данному прп. Исихием, это «путь ко всякой добродетели и заповеди Божией, который называется сердечным безмолвием (καρδιακὴ ἡσυχία) и, если совершается без воображений, есть хранение ума (φυλακὴ νοός)» (Θιλοκαλία. 1957. T. 1. Σ. 141–142).

Главная тема «Д.» – молитвенная практика исихастов, заключающаяся в постоянном призывании имени Господа Иисуса Христа. В «Д.» содержатся многочисленные описания Иисусовой молитвы, необходимой для спасения и приобретаемой с исключительным трудом. По слову прп. Исихия, «как невозможно солнцу сиять без света, так невозможно сердцу очиститься от скверны пагубных помыслов без молитвы именем Иисусовым» (Θιλοκαλία. 1957. T. 1. Σ. 167; Добротолюбие. Т. 2. С. 194–195).

Молитва Иисусова позволяет уму «сойти в сердце» вместе с дыханием: «Итак, седши в безмолвной келье и собрав свой ум, введи его, то есть ум, в осуществляемый через нос путь, коим воздух (πνεῦμα) входит в сердце. И побуди его и заставь сойти вместе с вдыхаемым воздухом в сердце» (Θιλοκαλία. 1961. T. 4. Σ. 221; ср.: Добротолюбие. Т. 5. С. 335). Прп. Григорий Синаит писал о том, что подвижник «удерживает ум природным образом (κρατεῖ τὸν νοῦν φυσικῷ τρόπῳ)» (Θιλοκαλία. 1961. T. 4. Σ. 91). Эту практику молитвы афонские отцы-исихасты и их единомышленники отстаивали от нападок Варлаама Калабрийского. Опасения свт. Феофана Затворника относительно данной практики, пропускавшего в своем переводе связанные с ней места, были обусловлены обстоятельствами эпохи общего духовного оскудения и не касались глубинных основ этой традиции. В ряде случаев он сохранил описания этого метода молитвы в рус. «Д.», хотя и в более кратком варианте по сравнению с греч. оригиналом.

Один из недостаточно представленных в рус. переводе аспектов «Д.» – мистическое богословие, являющееся наградой подвижнику, преодолевшему деятельный этап и достигшему сначала «созерцания сущих», а затем и богословия как такового. Умозрения Евагрия, прп. Максима Исповедника, Никиты Стифата и др. отцов придавали «Д.» характер книги, по преимуществу духовной и глубоко мистической. Никита Стифат писал о том, что преуспевшему в подвигах «свойственно ведение сущих, созерцание логосов творения и приобщение Духу Святому» (Θιλοκαλία. 1960. Τ. 3. Σ. 336). Таинственное созерцание «логосов творения», т. е. неких предвечных смыслов, было передано в переводе свт. Феофана как «водворение в уме образа здравых словес или здравых на все воззрений» (Добротолюбие. Т. 5. С. 152). Однако добродетель рассудительности и мудрости не может быть в полной мере отождествлена с возвышенным состоянием приобщенности планам божественного Промысла о мире.

Авторам «Д.» была свойственна уверенность в том, что таинственные откровения становятся доступными не только в буд. жизни, но и в настоящей. Так, прп. Максим Исповедник писал о созерцании уже при жизни того, что «святее святых и духовнее духовных» (ἁγίων ἁγιώτερα κα πνευματικῶν πνευματικώτερα) (Θιλοκαλία. 1958. T. 2. Σ. 73). Никита Стифат был одним из самых ярких свидетелей полноты богообщения, доступной святым (см.: Дионисий [Шлёнов], иером. Тайна Рая // БВ. 2003. № 3. С. 70–128).

Хотя догматические или полемические сочинения не включались в «Д.», его учение следует понимать не только в русле аскетической традиции Церкви, но и в вероучительном контексте. В рассуждениях отцов «Д.» часто идет речь о Пресв. Троице, творении, грехопадении и о всех событиях домостроительства Господа нашего Иисуса Христа, к-рые истолковываются с аскетической т. зр. Во 2-й сотнице богословских глав прп. Максима Исповедника говорится: «Подобно тому, как грядет Сын Человеческий, как написано, со Своими ангелами во славе Отца (Мф 16. 27), так по мере постепенного преуспеяния в добродетели преображается перед достойными Бог Слово» (Θιλοκαλία. 1958. T. 2. Σ. 72).

Ок. четверти всего объема «Д.» принадлежит авторам-паламитам XIV в., однако наиболее характерные формулировки паламитских споров оказались отраженными только в сочинениях свт. Григория Паламы. О нетварном Фаворском свете и о различии между сущностью и нетварными энергиями Божиими говорится в его «Главах» (главы 146–147 о нетварном свете; в главах 68–73, 125, 129–131, 139, 144 и др. упоминается нетварная энергия; в главах 78, 112–116, 141 подчеркивается различие между Божественной сущностью и Божественной энергией) и «Святогорском томосе». Здесь провозглашается, что, с одной стороны, познание Бога по сущности совершенно невозможно, а с др.– совершенно необходимо достичь единения с Богом и обожения по благодати.

В учении мн. более ранних отцов «Д.» были предвосхищены основополагающие идеи богословия свт. Григория Паламы. В XI в. Никита Стифат писал о том, что Бог достигших святости «соединяет с Собой через свет (διὰ φωτός) и делает их богами по положению» (Θιλοκαλία. 1960. Τ. 3. Σ. 337). Хотя ни «Главы», ни «Святогорский томос» свт. Григория не были переведены свт. Феофаном, в целом сочинения авторов-паламитов, включенные в рус. «Д.», отражают глубокую непротиворечивость и целостность исихастской традиции. На высотах богопознания подвижник достигает «духовной сладости, преестественной и животочной», к-рая «таинственно именуется» «воипостасным сиянием, пресветлым мраком и недоуменной красотой, крайнейшим из желаний желанием, созерцанием, Боговидением и обожением» (Ibid. Τ. 4. Σ. 271; ср.: Добротолюбие. Т. 5. С. 393).

Несмотря на достаточно разнородный состав авторов и текстов «Д.», их учение и подходы находятся друг с другом в гармоничном согласии. Тематическое единство «Д.» во многом определялось общими духовно-просветительскими целями, объединявшими его составителей и тех, кому были адресованы их творения. Сами авторы «Д.» писали преимущественно для монашеской аудитории, однако как составители «Д.», так и его переводчики (свт. Феофан, прот. Д. Стэнилоае и др.) обращаются к более широкому кругу читателей, имея в виду не только монахов, но и благочестивых мирян, стремящихся к христ. идеалу. В совр. мире нередки даже такие случаи, когда неправосл. читатели, пребывающие в состоянии духовного поиска, находят в чтении «Д.» духовную поддержку. Однако в то же время мн. принципы, содержащиеся в «Д.», с трудом применимы не только для мирян и новоначальных в вере, но и для достигших определенного преуспеяния монахов. Это ставит вопрос о том, в какой степени они могут применить прочитанное в своей духовной жизни.

В зависимости от отношения к содержащемуся в «Д.» духовному учению можно выделить 2 подхода. Согласно одному из них, «максималистскому», учение «Д.» должно быть исполнено в полной мере. Именно так рассуждал прп. Никодим Святогорец, пытаясь побудить читателя «Д.» к достижению святости и обожения: «Без обожения ума, – сказал некто, – не только стать святым, но и спастись человек не может. О чем и слышать страшно, по речению богомудрых мужей, спасение и обожение тождественны» (ταὐτόν γάρ ἐστι σωθῆναι κα θεωθῆναι) (Προοίμιον // Θιλοκαλία. 1957. Τ. 1. Σ. 22). Согласно др., «охранительному» подходу, наиболее возвышенные, мистические стороны греч. «Д.» недостижимы и потому подлежат определенной адаптации или сокращению. Этот подход систематически применялся свт. Феофаном, к-рый пытался уберечь читателей от духовной прелести, вызванной преждевременным чтением трудноприменимых духовных советов.

Библиогр.: Legrand. Bibl. hell. XVIIIe. Vol. 2. P. 381–394; TByz. Т. 2. P. 1000–1021; ИАБ, № 7. 157–198; № 9. 449–456, 795–809.

Пер.: англ.: Writings from the «Philocalia» on the Prayer of the Heart / Transl. E. Kadloubovsky, G. E. H. Palmer. L., 1951, 1992 [Пер. c рус.]; The Philokalia: The Complete Text Compiled by St. Nikodimos of the Holy Mountain and St. Makarios of Corinth / Transl. from the Greek and ed. by G. E. H. Palmer, Ph. Sherrard, K. Ware with the assistance of the Holy Transfiguration monastery (Brookline), C. Cavarnos, B. Osborne, N. Russell. L., 1979, 1981. 2 vol.; франц.: Petite Philocalie de la prière du coeur / Trad. et présent. par J. Gouillard P., 1953. (Documents spirituels; 5); Touraille J. Textes philocaliques: Symeon de Thessalonique. De la vie de Maxime le Capsocalyvite. Discours sur les paroles de la prière divine // Contacts. 1976. Vol. 28(93). P. 46–59; Philocalie des pères neptiques: Composée à partir des écrits des saints pères qui portaient Dieu: Publiée pour la première fois par saint Nicodème l’Hagiorite à Venise, en 1782 /Trad. franç. [sous la responsabilité du Père B. Bobrinskoy et du groupe de trad. de la Philocalie]. Bégrolles-en-Mauges, 1979–1991. 11 vol.; нем.: Kleine Philokalie: Belehrungen der Mönchsväter der Ostkirche über das Gebet / Ausgew. und übers. M. Dietz, eingel. I. Smolitsch. Zürich, 1956, 19893; Kleine Philokalie zum Gebet des Herzens / Hrsg. J. Gouillard, eingef. G. Frei, übers. J. Schwarzenbach. Zürich, 1957; Byzantinische Mystik: Ein Textbuch aus der «Philokalia» / Ausgew. und übers. von K. Dahme. Salzburg, 1989, 1995. 2 Bde; итал.: Philokalia: Testi di ascetica e mistica della Chiesa orientale / A cura di G. Vannucci. Firenze, 1978, 1981. 2 vol.; La Filocalia. Alessandria, [1980]. (Filocalia dei padri neptici; 1); La Filocalia: A cura di Nicodimo Aghiorita e Macario di Corinto / Trad., introd. e note di M. B. Artioli, M. F. Lovato. Torino, 1982–1987. 4 t.; испан.: Filocalia: La plegaria del cor. Barcelona, 1979, 19872; Filocаlia / Introd., notes de p. Placide Deseille. Barcelona, 1994. 2 t. (Clаssicos del Cristianismo; 50); голл.: Filokalia: De waakzaamheid van hart / De heilige Hesaias de Kluizenaar, Abba Filкmoon, Filotheos van de Sinaï, Hesychius van Batos; vert., ingel., van noten en reg. voorz. door Chr. Wagenaar. Bonheiden, 1982. (Monastieke cahiers. Bron.; 22); румын.: Stăniloae D. Filocalia sfintelor nevoin e ale desăvăr irii / Trad., introd., si note de D. Stăniloae. Sibiu, 1946–1948 T. 1–4; Bucur., 1975–1981 T. 5–10; Filocalia: Versiunea in limba română a antologiei in limba greacă, publicată la Vene ia in 1782 de sfântul Nicodim Aghioritul i sfântul Macarie mitropolitul Corintului la care s au adăugat i alte texte / Editie ingrijită, note, postfata de D. Uricariu, stud. introd. de V. Cândea. [N. Y.], 2001. 2 vol.

Лит.: Robinson JA. The Philocalia of Origen. Camb., 1893; Указатель к пяти томам Добротолюбия / Сост.: архим. Никодим. М., 1905; Turner CH. Two Notes on the Philocalia // ZNW. 1911. Bd. 12. S. 231; Hausherr I. La méthode d'oraison hésychaste // OrChr. 1927. Vol. 9/2. P. 102–209; idem. Un écrit stoïcien sous le nom de St. Antoine Ermite // OrChr. 1933. Vol. 30. Pt. 3. P. 212–216; Disdier MTh. Une œuvre douteuse de St. Maxime le Confesseur: Les 5 centuries théologiques // EO. 1931. T. 30. P. 160–178; idem. Élie l'Ecdicos et les ἕτερα κεφάκαυα а St. Maxime le Confesseur et а Jean de Carpathos // EO. 1932. T. 31. P. 17–43; Kourilas E., Halkin F. Deux Vies de st. Maxime le Kausokalybe, ermite au mont Athos (XIVe siècle) // AnBoll. 1936. T. 54. P. 38–113; Gouillard J. Un auteur spirituel byzantin du XIIe siècle: Pierre Damascène // EO. 1939. T. 38. P. 257–276; idem. L'acrostiche spirituel de Théognoste (XIV siècle?) // ЕО. 1941/1942. Vol. 39. P. 126–137; idem. Supercheries et méprises littéraires: L'œuvre de St. Théodore d'Édesse // REB. 1947. T. 5. P. 137–157; [Gillet L.] Un moine de l'Eglise d'Orient: La prière de Jésus: Sa genèse et son développement dans la tradition religieuse byzantino-slave // Irénikon. 1947. T. 20. P. 249–273, 381–421; Ivanca E. Κεφάλαια: Eine Byzantinische Literaturform und ihre antiken Wurzeln // BZ. 1954. Bd. 47. S. 285–291; Karanikola P. ῾Η φιλοκαλία τῶν νηπτικῶν κα τὰ ἐν αὐτῇ περιεχόμενα ἔργα // ᾿Εκκλησία. 1954. T. 31. Σ. 264–270, 301–305; Duprey P. Note brève à l'occasion d'une nouvelle édition de la Philocalie // Proche-Orient chrétien. 1958. T. 8. P. 26–29; Laurent V. Le rituel de la proscomidie et la métropolite de Crète Élie // REB. 1958. T. 16. P. 121–123; Kirchmeyer J. Hésychius le Sinaite et ses Centuries // MMA. Vol. 1. P. 328; Наум (Байбородин), иером. Степени совершенствования молитвенного состояния по «Добротолюбию»: Канд. дис. / МДА. Загорск, 1964. Ркп.; Miquel P. L'appel à l'expérience chez quelques auteurs de la Philocalie // Irénikon. 1967. T. 40. P. 354–376; Ossieur D. Tekstintgave van de capita παρακλιτικά en de capita van Johannes Carpathius met inleiding en tekstkritische aantekeningen: Diss. Gent, 1973; Waegeman M. Les 24 chapitres «De temperantia et virtute» d'Hésychius le Sinaïte: Éd. critique // Sacris Erudiri. 1974/1975. T. 22. N 1. P. 218; Cavarnos C. St. Macarios of Corinth: Archbishop of Corinth, Guardian of Sacred Tradition, Reviver of Orthodox Mysticism, Compiler of the Philokalia, Spiritual Striver, Enlightener and Guide, and Trainer of Martyrs. Belmont (Mass.), 1977. (Modern Orthodox Saints; 2); Stăniloae D. La liturgie de la communauté et la liturgie intérieure dans la vision philocalique // Gestes et paroles dans les diverses familles liturgiques: Conf. [de l'Inst. Théologique] Saint-Serge: XXIVe Semaine d'études liturgiques. R., 1978. P. 259–273. (BEL, Subs.; 14); Γόνης ΔΒ. Τὸ συγγραφικὸν ἔργον τοῦ οἰκουμενικοῦ πατριάρχου Καλλίστου Α´. ᾿Αθῆναι, 1980; Κορναράκης ᾿Ι. Θιλοκαλικὰ θέματα ἐρημικῆς ἐσωτερικότητος. Θεσσαλονκη, 1980; Stylianopoulos Th. The Philokalia: A Review Article // GOTR. 1981. Vol. 26. N 3. P. 252–263; Antoniadou A. Le thème du cœur dans la Philocalie // Contacts. 1982. Vol. 34. P. 235–247, 323–337; Desprez V. Chronique de théologie monastique et orientale // RSPhTh. 1982. T. 66. P. 591–610; Amfilochios (Radovich), mitr. ῾Η φιλοκαλική ἀναγέννησις τοῦ ΙΗ´ καί ΙΘ´ αἰ. ᾿Αθῆναι, 1984; Citterio I. L'orientamento ascetico-spirituale di Nicodemo Aghiorita: Diss. R.; Alessandria, 1987; Ioannikios (Kotsonis), archim. Themes from the Philokalia / Transl. J. E. Gentithes, archim. Ignatios (Apostolopoulos); introd. J. Chakos. Minneapolis (MN), 1988; idem. The Intellect. Thessal., 1997. (Themes from the Philokalia; 2); idem. Watchfulness and Prayer. Thessal., 19982. (Themes from the Philokalia; 1); Sherrard P. The Revival of Hesychast Spirituality // Christian Spirituality: Post-Reformation and Modern / Ed. by L. Dupré, D. E. Saliers, J. Meyendorff. N. Y., 1989. P. 417–431; Temple R. Silence of the Heart: The Call for Awakening in the Philokalia // Parabola. 1990. Vol. 15. N 2. P. 28; Van Paris M. La Filocalia nella versione russa di Teofane il Recluso // AdB. 1991. P. 241–276; Kallistos Ware, bp. Possiamo parlare di spiritualità della Philocalia? // AdB. P. 27–52; idem. The Spirituality of the Philokalia // Sobornost. 1991. Vol. 13. N 1. P. 6–24; Durand G.-M., de. Sur une base manuscrite de la Philocalie // Revue d'histoire des textes. 1991. Vol. 21. Р. 19–36; David Petre I., deac. Din istoria Sfinţilor poporului roman: Sfinţi şi Martiri-Eroi, o preţioasă mărturie a eterntăţii neamului românesc. Bucur., 1992; Samir Kh. Un texte de la Philocalie sur la «Prière а Jésus» dans un manuscript arabo-copte médiéval // Proche-Orient chrétien. 1993. T. 43. P. 5–38; Jevtitch A. Etudes hésychastes. Lausanne, 1995; Touraille J. L'esprit de la «Philocalie» // Contacts. 1995. Vol. 47. P. 83–105; Τσιρίμπας Μ. Τὸ ἅγιον ῞Ορος ὡς Βυζαντινὴ μοναχικὴ πολιτεία ᾿Ορθοδόξου ἡσιχασμοῦ κα ἡ μέσῳ ῾Αγιορειτῶν προβολὴ τῆς μυστικῆς Θεολογίας ες τὴν ῾Αγίαν Ρωσσίαν // Βυζαντινα Μελέται. 1995. Τ. 7. Σ. 307–327; Γρηγοροπούλου ᾿ΙΚ. Θεολήπτου Θιλαδελφίας κα ὁμολογητοῦ (1250–1322) βίος κα ἔργα. Κατερίνη, 1996. Τ. 1; Bielawski M. The Philocalical Vision of the World in the Theology of D. Staniloae. Bydgoszcz, 1997; Deseille P. La spiritualité orthodoxe et la Philocalie. P., 1997; Rigo A. Nicodemo Aghiorita e la sua edizione delle opere di Gregorio Palamas // Paisij lo starec. Magnano, 1997. P. 165–182; Coniaris AM. Philokalia: The Bible of Orthodox Spirituality. Minneapolis (MN), 1998; Παπαδόπουλος Σ. ῞Αγιος Μακάριος Κορίνθου: ῾Ο Γενάρχης τοῦ Θιλοκαλισμοῦ. ᾿Αθήναι, 2000; Ignatie, monahul. Dictionar filocalic: Texte şi glosar. Bucur., 2000; Rossi L. I filosofi greci padri dell'esicasmo: la sintesi di Nikodemo Aghiorita. Torino, 2000; idem. La preghiera esicastica in Nikodemo Agiorita e la filosofia antica. R., 2000; Clément O. La Filocalia // Nicodemo l'Aghiorita e la Filocalia: Atti del» VIII Conv. ecumenico intern. di spiritualità ortodossa. Bose, 2000 / A cura di A. Rigo. Magnano, 2001. P. 21–41; Géhin P. Le Filocalie che hanno preceduto la «Filocalia» // Ibid. P. 83–102; Neoskitiotis N. La Filocalia al Monte Athos oggi // Ibid. P. 175–180; Podskalsky G. Movimento filocalico e cultura moderna // Ibid. P. 67–82; Боршевский П., прот. Христианская жизнь по Добротолюбию: Канд. дис. / МДА. Серг. П., 2001. Ркп.; Беженарь Д. Богопознание по творениям святых отцов «Добротолюбия»: Канд. дис. / МДА. Серг. П., 2001. Ркп.; Дополнение к Добротолюбию: Вторая сотница прп. Иоанна Карпафийского / Пер. с древнегреч., примеч., послесл. и указ.: А. Г. Дунаев. М., 2001; Канышева ОА. Феномен добротолюбия в духовном опыте исихазма // Verbum. 2001. № 3. C. 196–199; Митрофан (Волкодав), иером. Путь иноческой жизни по «Добротолюбию» в переводе прп. Паисия Величковского: Канд. дис. / МДА. Серг. П., 2001. Ркп.; Варсонофий (Верёвкин), игум. Учение о молитве по Добротолюбию. Ярославль; Рыбинск, 2002; Карамузи М. Творчеството на Никодим Светогорец и Атонският неоисихазъм. София, 2004.

Игум. Дионисий (Шлёнов)


Источник: Православная энциклопедия / под общ. ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. - Москва : Церковно-науч. центр "Православная энцикл.", 2000-. / Т. 15. Димитрий - дополнения к "Актам историческим". - 2007. - 749, [1] с. / Игумен Дионисий (Шлёнов). Добротолюбие (греческое и русское). 491-512 с. ISBN 978-5-89572-026-4

Комментарии для сайта Cackle