игумен Дионисий (Шлёнов)

Гимн «Осанна» как путь к Воскресению

Статья написана на основании текстов, относящихся к греческой христианской литературе IV-V вв., – базе данных TLG on-line. Для менее известных автором или произведений указывается век.

В повествовании о входе Господнем в Иерусалим лейтмотивом звучит слово «Осанна», которое с древнейших времен имело особый смысл. В византийских лексиконах его первоначальное значение, как правило, не раскрывается, и оно просто обозначает «гимн»1, «славу», «мир» или, ближе к еврейскому оригиналу, «спаси в самом деле»2, в соответствии с שיע נא‏‎וה, hóšî ‘āh-nâ «спаси теперь»3, или «спаси, мы молим».

Предварительно отметим, что согласно статистике TLG слово Ὡσαννά встречается в греческой христианской литературе 349 раз.

Среди самых частых авторов первое место занимает свт. Андрей Критский как гимнограф и прп. Иоанн Дамаскин как богослов:

1. Андрей Критский, свт. – 24 раз;

2. Иоанн Дамаскин, прп. – 23;

3. Септуагинта – 19;

4. Ориген – 19;

5. Иоанн Златоуст, свт. – 19;

6. Леонтий 19;

7. Епифаний Кипрский, свт. – 13;

8. Исихий, прп. – 12;

9. Евсевий – 11;

10. Евхологии – 11;

11. Феодорит Кирский – 10.

К самым частым произведениям относятся труды свт. Андрея Критского4, прп. Иоанна Дамаскина5, прп. Исихия6 и ряда других7, в основном посвященные празднику Входа Господня в Иерусалим.

По хронологии слово «Осанна» начинает использоваться в греческих текстах Священного Писания Ветхого Завета, начиная с III в. до Р. Х. (всего 19 использований). В распределении по векам самым ключевым оказывается ΙV «золотой век» святоотеческого богословия, когда слово «Осанна» использовалось греческими авторами 83 раза.

В Евангелии от Матфея, от Марка и от Иоанна говорится о входе Господнем в Иерусалим со своими особенностями. Так, например, в Евангелии от Матфея говорится о «ветвях дерев», которыми встречавшие Спасителя устилали дорогу, а в Евангелии от Марка – о «листьях, которые срезали на полях» (στιβάδας8 κόψαν­τες ἐκ τῶν ἀγρῶν9), если следовать дословно греческому тексту10. Но и в том, и в другом Евангелии звучит жизнеутверждающая хвала: «Осанна!»

В Евангелии от Матфея говорится: «Осанна сыну Давидову. Благословен грядый во имя Господне. Осанна в вышних» (Мф. 21, 9). (Ὡσαννὰ τῷ υἱῷ Δαυίδ· Εὐλογημένος ὁ ἐρχόμενος ἐν ὀνόματι κυρίου· Ὡσαννὰ ἐν τοῖς ὑψίστοις).

В Евангелии от Марка сказано иначе: «Осанна. Благословен грядый во имя Господне. Благословенно грядущее Царство отца нашего Давида. Осанна в вышних» (Мк. 11, 9–10). (Ὡσαννά· Εὐλογημένος ὁ ἐρχόμενος ἐν ὀνόματι κυρίου· Εὐλογημένη ἡ ἐρχομένη βασιλεία τοῦ πατρὸς ἡμῶν Δαυίδ· Ὡσαννὰ ἐν τοῖς ὑψίστοις).

В Евангелии от Иоанна предлагаетяс свой вариант: «Осанна! Благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!» (Ин. 12, 12–13). (ὡσαννά εὐλογημένος ὁ ἐρχόμενος ἐν ὀνόματι κυρίου καὶ ὁ βασιλεὺς τοῦ Ἰσραήλ).

В Евангелии от Матфея акцент делается на сыне Давида, в Евангелии от Марка – на отце, то есть на самом Давиде. И в том и в другом Евангелии «Осанна» звучит дважды – в начале и в конце высказывания.

Далее – именно в Евангелии от Матфея говорится об «Осанне», которую воспели отроки:

«Видев же первосвященники и книжники чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: осанна Сыну Давидову! – вознегодовали и сказали Ему: слышишь ли, что они говорят? Иисус же говорит им: да! разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу?» (Мф. 21, 15–16). (ἰδόντες δὲ οἱ ἀρχιερεῖς καὶ οἱ γραμματεῖς τὰ θαυμάσια ἃ ἐποίησεν καὶ τοὺς παῖδας τοὺς κράζοντας ἐν τῷ ἱερῷ καὶ λέγοντας ὡσαννὰ τῷ υἱῷ Δαυίδ ἠγανάκτησαν. καὶ εἶπαν αὐτῷ ἀκούεις τί οὗτοι λέγουσιν ὁ δὲ Ἰησοῦς λέγει αὐτοῖς ναί οὐδέποτε ἀνέγνωτε ὅτι ἐκ στόματος νηπίων καὶ θηλαζόντων κατηρτίσω αἶνον).

Эти евангельские стихи с «Осанной», но особенно Мф. 21, 15 – в святоотеческой письменности оказались предметом самого пристального внимания. Именно стих Мф. 21, 15 использовался в гомилиях и аскетических назиданиях отцов, а также в антииудейской11, в антиармянской12 и в антимусульманской полемике13. Самое пристальное внимание к этому стиху уделялось, прежде всего, в гомилиях и словах на Вход Господень в Иерусалим.

А сам день входа Господня в Иерусалим имел особое значение в византийской истории: например, Иоанн Палеолог вступал в столицу в сей день – как Господь, Которого встречали отроки, певшие Осанну, – согласно анонимному описанию XV в.14.

Выражение «Осанна дому Давидову» было распространено не только в связи со Входом Господним в Иерусалим, но в значительно более широком смысловом поле, как, например, можно прочесть в «Дидахе»: «Осанна дому Давидову. Если кто свят, да придет. Если кто не свят, да будет покается. Маранафа»15 и, аналогично, в «Постановлениях апостольских»16.

Климент Александрийский, поясняя повествование евангелиста Матфея, добавляет: «Свет и слава и хвала с прошением Господу, ибо это обозначает Осанна, будучи истолкована Элладской речью». Для Климента «Осанна» есть то, что снимает с грешников «поношение» за свое нерадение, если они, конечно, каются17.

Вслед за Климентом Александрийским Ориген предлагает этимологию слова «Осанна», значительно более развернутую и с связи с ключевым псаломским стихом Ветхого Завета – Пс. 117, 25. Часть обсуждаемого стиха позаимствована из 117 псалма18. «Вместо “Господи, спаси” вставлено “Благословен грядый во имя Господне”». Далее Ориген приводит дословный еврейский текст, транслителированный греческими буквами:

ΑΝΝΑ ΑΔΩΝΑΙ ΩΣΙΑΝΝΑ, ΑΝΝΑ ΑΔΩΝΑΙ ΑΣΛΙΑΝΝΑ, ΒΑΡΟΥΧ ΑΒΒΑ ΒΣΑΙΜ ΑΔΩΝΑΙ19.

Согласно Оригену переписчики Евангелия не понимали оригинальный древнееврейский язык. Акилла предлагает следующий текст:


«О Господи! Спаси! О Господи! Устрой добрый путь. Благословен грядущий во имя Господне!» «ὢ δὴ κύριε, σῶσον δή· ὢ δὴ κύριε, εὐόδωσον δή·εὐλογημένος ὁ ἐρχόμενος ἐν ὀνόματικυρίου».

Но слово «Осанна» изобретают апостолы Петр и Павел, которые отвергли обрезание и другие формы ветхозаветного благочестия и тем самым оказались способными создать слово «Осанна»20.

Скорее всего, под влиянием Оригена Евсевий Кесарийский дал сходное объяснение имени «Осанна»21. Еще позднее в трактате «О Троице», приписываемом Дидиму Слепцу, «Осанна» изъясняется как «спаси»22.

В дальнейшем диалоге с книжниками они обращают внимание на то, что «Осанну» поют в алтаре отроки, а Спаситель уточняет, что это младенцы23. В описании свт. Кирилла Александрийского подчеркивается особо, что именно отроки встречают Спасителя24. В любом случае в святоотческой традиции на встрече Спасителя отроками и пении ими «Осанны» делается особый акцент.

«Отроки священнолепно или боголепно стоя в алтаре Божием кричали Осанну … сыну Давидову, дарующему мир на небесах, и славу в вышних. Блаженны чаяния церквей! Блаженны надежды христиан! Люди, поскольку поверили миротворцу или обогатились миром, стали согражданами ангелов. Горнее и дольнее Христос сделал смешанным!»25

Согласно богословскому объяснению свт. Епифания Кипрского пение отроками «Осанны сыну Давидову» вопреки запрету книжников и фарисеев означает, что Господь – «сын Давида по плоти, а по духу – господин»26.

В «Физиологе» судьба отроков, певших «Осанну», сравнивается с судьбой 14 000 младенцев, убиенных Иродом: «…фарисеи отцы, блюдущие закон Моисеев, но не выносящие присутствие Господа нашего Иисуса Христа, а именно по плоти Рождение, которое предвозвестили волхвы, безумствуя и неистовствуя несчастные обратили слова клеветы к Ироду и убили четырнадцать тысяч своих детей. Подобным образом и о шествии ваеносцев, когда они увидели своих детей с ваиями и ветвями и поющих Осанна сыну Давидову как подобает, вознегодовав на собственных чад и поскольку как бы желали смерти Христа и хотели Его убить, собственных детей били до смерти»27. Вне зависимости от степени достоверности повествования «Физиолога», носящего апокрифический характер, мученическая смерть за пение «Осанны» подчеркивает значимость этого гимна как гимна исповедания и хвалы.

Встреча Господа взрослыми людьми и отроками, певшими «Осанну», носила самый торжественный характер, определивший торжество последующих литургических праздников в честь Входа Господня. Согласно «Беседе на праздник ваий», приписываемй свт. Епифанию Кипрскому:

«И шедшие впереди и следовавшие сзади кричали: Осанна, благословен Грядущий во имя Господне. Это настоящего праздника Владычнее присутствие. Это Царя царствующих на Сионе древле и ныне пришествие…»28.

«Осанну» пели не только люди, но и ангелы, не только встречавшие, но и ближайшие ученики29. «…Чудо новое и удивительное, возлюбленные. Разве с Иисусом было только множество учеников, одни двенадцать? И как множество здесь обозначается в Евангелии? Значит и ангелы с Ним были и Божественные Силы у Него научались, не так ли?» – читаем в том же источнике.

Подобно тому, как отроки пели «Осанну», и мы должны при встрече со Спасителем отложить всю свою злобу30.

«Серафимами воспеваемый младенцами прославляется. Ибо, говорит, одеяниями они устилали дорогу, а другие, отсекая ветви с деревьев, начинали делать то же самое. И одни продвинувшись вперед, а другие следуя, кричали: Осанна сыну Давидову, благословен грядущий во имя Господне, осанна в вышних. Поэтому и мы, отложив всякий нечистый помысел и постыдные пожелания и лукавство злодеяний, и восприняв неискушенный злом помысел вместе с теми отроками со светлыми светильниками встретить Спасителя Христа, истинного Бога нашего».

При описании Входа Господня в Иерусалим святые отцы и христианские писатели подчеркивали как идею царского величия Спасителя, так и Его крайнее смирение. Так, согласно свт. Кириллу Иерусалимскому, пребывание Бога Слова на престоле означает не восседание на простом деревянном престоле, а на царском31. Значит, и «Осанна» звучала царская.

Но еще более сильно подчеркивается смиренный характер Входа Спасителя. Простота и бедность осла, с одной стороны, и отроков, с другой, делают хвалу «Осанна» нелицеприятной и искренней. По описанию Астерия Софиста, Спаситель входит в Иерусалим, «не взяв белого коня, не позаимствовав золотую упряжь, не вступив на блистающую белизной колесницу, чтобы иудеи не сказали, что отроки увидели цараский вид и как отроки оказались обманутыми и как царя Его восхвалили, но потому на осле как бедный и нищий сидит и как Царю Ему восхищаются отроки, говорящие: Осанна сыну Давидову, чтобы и бедность вида осла и несовершенство младенцев сделали хвалу не подлежащей клевете»32. В добавление к этому Спаситель воссел на осла неукрощенного (πῶλος ἀδάμαστος), чья кротость еще более подчеркивала чудо входа Господня в Иерусалим33.

Господь «сидел на осле, как на Херувимах». Мы тоже можем присоединиться к воспеванию Ему «осанны». С слове «На веткви пальмовые», приписываемом свт. Иоанну Златоусту «Осанна» понимается как прославление Спасителя, предельно истощившего Себя ради нашего спасения: «С ними же (то есть с отроками. – иг. Дионисий) возопием и мы: Благословен от Бога Бог, Царь славы, обнищавший в принадлежащем Ему без обнищания ради нас, дабы обогатить нас Его благостью; благословен Грядущий во смирении и снова грядущий во славе»34.

Свт. Кирилл Александрийский именует всех встречавших «недостойными». Встреча повторится с ними в момент страдания: «…(Господь) снова возвратился в Иерусалим, тогда воссел на дитя осла, а многочисленные людли и несовершеннолетние отроки, раскинув завесы из пальм, шли впереди, прославляя и говоря: Осанна сыну Давидову, благословен грядущий во им Господне. Оставив недостойных, Он снова тогда явится им, как Он говорит, когда наступит время страдания. Тогда Он взошел снова в Иерусалим и вступал в него, получая похвалы; и в то время ради нас претерпел спасительное страдание»35.

Cвт. Кирилл Александрийский определяет «Осанну» как «подобающее Богу песнословие»:

«Иудеи вознегодовали, потому что зримый человек принимал подобающее Богу песнословие»36. С точки зрения богословия это означает, что «Осанна» воссылалась Богочеловеку как носителю Божественной природы. А в деяниях Третьего Вселенского Собора отроческое пение «Осанны» названо «боголепным славословием»37.

Носители пальмовых ветвей подходили к древу, приносили пальмы Тому, Кто Сам Древо-Пальма: «…они познали свет истинный и, тотчас срубив части пальм, с ветвями, которые каждый имел в руках, приникли к Истинной Пальме жизни, источающей сладость благочестия миру»38.

Пение «Осанны» сопровождалось излиянием чувств радости, согласно поэтическому описанию св. Романа Сладкопевца:

«Распростерли одеяния народы, ветви и ваии руками своими удерживая, встретили Того, Кто в пустыне прежде им Сорок лет давал манну, и, гласами воспевая, стали кричать: Осанна сыну Бога Всевышнего и Давида. Воспевая, они говорили: Радость произошла со всеми нами, доброе присутствие и пришествие, всем предоставляющее Божественное отпущение»39.

Если раньше младенцы были убиты за Христа, то теперь они исповедают Его бесстрашно и без угрозы смерти для них:

«…да возопием Ему: Благословен грядущий Алама воззвать. Поскольку Ты Ад связал и смерть умертвил и мир воскресил, ваиями младенцы стали прославлять Тебя, Христе, как Победителя, вопиющие Тебе сегодня: Осанна сыну Давидову. Ибо, говорит, уже не будут закланы младенцы ради Родившегося от Мариам, но за всех младенцев и старцев Один распинаешься; уже против нас не будет извлечен меч, ибо Твое ребро будет прободено копием,…»40.

Ситуация изменилась: если раньше иудеи были всесильны, то теперь они не могут запретить отрокам петь «Осанну». Косьма Индикоплевт пишет:

«И поскольку не смогли иудеи запретить народу и младенцам – было удивительное зрелище, отроки и кормящие и младенцы и народы восхваляли и провозглашали Ему гимн – постарались устроить поношение…»41.

Прп. Иоанн Дамаскин предложил богословско-мистическое понимание «Осанны» в соотношении с Трисвятой песнью, имевшей особую триадологическую интерпретацию. В «Послании о Трисвятой песни» он пишет о том, что «Осанна» отроков является подтверждением со стороны земных людей Троичного трисвятого гимна, который поют Силы Небесные:

«Поэтому горние Силы, возвещая спасение на земле, пели: Свят, свят, свят Господь Саваоф, исполнена земля славы Его, а дольние, сорадуясь небесному веселию, кричали: Осанна в вышних, Осанна сыну Давидову…»42.

В «Беседе на неделю ваий» Дамаскина хвалы Господу, входящему в Иерусалим, приобретают особую силу:

«Благословен Грядущий во спасение мира, Бог против диавола и Царь против тирана. Благословен Грядущий найти погибшего и исправить павшего. Благословен Грядущий удалить огненный меч и обратиться спиной ко входу в рай…»43.

В «Каноне о неделе ваий» свт. Андрея Критского мы призываемся к подражанию Спасителю, восседающему на Херувимах и на осле44, и к пению вместе с «незлобивыми отроками»45 «Осанны» «Победителю смерти»46. «Осанна в вышних сыну Давидову, пришедшему в мир хотением спасти всяческая»47 или «пришедшему на страсть страдать и спасти всех нас»48. У прп. Андрея Критского дольняя и горняя песнь сливаются в единое целое и «Осанна» оказывается гимном, образенным к «Трисвятому Богу»:

«Вифания радуется и ликует и пляшет, видя своего Владыку на жеребце, и кричит: Осанна, Сыне Давида, Боже Трисятой»49.

Отроки, воспевшие «Осанну», произносят ее в подтверждение доксологического речения царя Давида и христологического пророчества пророка Исаии:

«…пророк Захария говорит: Радуйся весьма, дщерь Сиона; проповедуй, дщерь Иерусалима. Вот, царь твой грядет праведный и спасающий, он кроткий и воссевший на подяремном и жеребце. А когда и отроками вас Иудеев Осанна была провозглашена, которые были этому научены Богом, Давид заранее провозгласил: Из уст младенец и сущих совершу хвалу. А Исаия: Он немощи наши взял и болезни понес, и за нас болезнует…»50.

В поэтическом описании Константина Родия «Осанна» отроков оказывается гласом, который потряс до основания «город богоубийц»:

«…на жеребенка затем Христос взошел и к городу направился богоубийц. Ветвями деревьев, вайями пальм люди прославляли как Владыку к вратам сами Сиона Пришедшего; Осанна кричало младенцев ополчение, к сыну Давидову обращаясь благословно, а весь народ вопиял отлично, так что стал падать богоборцев город и переворачиваться гласами младенцев, город несчастный Сиона и бедный, который Христос оплакал слезами странными»51.

В поздней Византии смысл «Осанны» оставался практически неизменным. Свт. Григорий Палама толкует его как «гимн» и как «спаси в самом деле» – так же, как в древности Ориген. «Осанна – это гимн, воссылаемый к Богу; в переводе он означает: спаси в самом деле нас. А добавляемое: В вышних показывает, что он воспевается не только на земле, не только людьми, но высшими силами небесных ангелов»52.

В другой гомилии свт. Григорий сравнивает «Осанну» со «Славославием при рождении Господа»: «Ведь это было величайшим чудом, когда простые и необразованные отроки совершенно богословствовали о вочеловечившимся ради нас Боге, воприняв устами ангельский гимн. Ведь как ангелы при рождении Господа пели: Слава в вышних Богу и на земли, так и они ныне при этом Входе тот же самый воспевают гимн, говоря: Осанна сыну Давидову, Осанна в вышних»53. Особо следует отметить, что свт. Григорий описывает «Осанну» отроков не просто как гимн или богословие, а как совершенное богословие, являющееся повторением славословия ангельских сил.

Отроки сделали длительное предварительное шествие, сопровождая Господа, вступавшего не только во град, но во храм и его алтарь «вместе со славой», то есть с «Осанной»54.

Пение «Осанны» – ключевой гимн, предваряющий страдания Господа и позволяющий погрузиться в них и разделить их с поющими. Свт. Симеон Фессалоникийский в одном из своих «Благословений» восклицает, обращаясь к Богу: «Как удивительно имя Твое на небе и на земле. Слава и честь Тебе прославленному Богу. Мир пребывающим на земле даровал и к славе Твоей ангелов возвигнул и единый союз из обих совершил. Осанна в вышних Владыке твари. Осанна сыну Давидову и победителю смерти, Тому, Кто уничтожил тление, источнику жизни, дарителю нетления, предоставившего нам воскресение. Давайте поклонимся Его страданиям, ибо мы исцелились Его раной!»55.

«Осанна» в предеверии страданий Спасителя и Его воскресения продолжает и в наши дни передавать смысл аскетических подвигов, хвалы и богословия тех, кто стремится к христианскому совершенству и достижения святости в стремлении к спасению. В дни Страстной седмицы, все более и более приближающих к Пасхе, пение «Осанны» может позволить душе приготовиться к восприятию Пасхальной радости, ключевого понятия, позволяющего понять и ощутить смысл Воскресения и приобщиться свету Воскресения по мере очищения и по милости Божией.

* * *

1

См.: LEXICA SEGUERIANA. Collectio verborum utilium e differentibus rhetoribus et sapientibus multis (Σb) (recensio aucta e cod. Coislin. 345) // {4289.005} (Varia) Alphabetic entry omega P. 422:17–18. «Осанна сыну Давидову: псалом или гимн Давиду» ὡσαννὰ τῷ υἱῷ Δαβίδ: ψαλμὸς ἢ ὕμνος τῷ υἱῷ Δαβίδ.

Cр. в Лексиконе Триандафилидиса значение «слава» (ωσαννά [osaná] επιφ.: (εκκλ.) για να υμνηθεί ο Θεός: ~ ο εν τοις υψίστοις, «Δόξα ο εν τοις υψίστοις». || ύμνοι που αρχίζουν με το “ωσαννά”, που δοξάζουν το μεγαλείο του Θεού. [λόγ. < ελνστ. ὡσαννά < εβρ. hōshī῾āh nnā `σώσε τώρα, δεόμαστε΄]).

2

SUDA Lexicogr. Lexicon {9010.001} (A.D. 10) Alphabetic letter omegaentry 215:1–3.

«Осанна: обозначает славу. Ибо и другой Евангелист говорит: мир сыну Давидову. И другой: слава сыну Давидову. Так что Осанна обозначает славу. А у некоторых: спаси в самом деле. Не правильно».

(215) Ὡσαννά: δόξα σημαίνει. καὶ γὰρ ἄλλος εὐαγγελιστὴς λέγει·

εἰρήνη τῷ υἱῷ Δαβίδ. καὶ ὁ ἕτερος· δόξα τῷ υἱῷ Δαβίδ. ὥστε τὸ

ὡσαννὰ τὸ δόξα σημαίνει. παρά τισι δὲ σῶσον δή. οὐκ ὀρθῶς.

3

См.: LSJ ὡσαννά, Hebr. exclam. (hóšî ‘āh-nâ), save now! ὡ. τῷ υἱῷ ΔαβίδEv.Matt.21.9.

4

ANDREAS Cretensis.

Canon de dominico palmarum{TLG 3005.021} – 23 упоминания.

5

JOANNES DAMASCENUS.

Homilia in dominicam palmarum {2934.084} – 19 упоминания.

6

HESYCHIUS.

In Lazarum et in ramos palmarum {2797.050} – 1 упоминание.

7

ORIGENES. Commentarium in evangelium Matthaei {2042.030} – 9; LEONTIUS. In ramos palmarum{2914.003}– 9; LEONTIUS. In ramos palmarum{2914.004} – 9; SEPTUAGINTA.

Regnorum i {0527.011}– 8; EUSEBIUS. Demonstratio evangelica{2018.005} – 8; EPIPHANIUS. Homilia in festo palmarum{2021.012} – 8; ORIGENES.

Commentarii in evangelium Joannis {2042.005} – 7; JOANNES CHRYSOSTOMUS.

In ramos palmarum{2062.297} – 7; SEPTUAGINTA. Tobias {0527.021} – 6; Gregorius PALAMAS. Homiliae i-xx {3254.007} – 6; SEPTUAGINTA. Tobias {0527.022}5; JOANNES CHRYSOSTOMUS. In ramos palmarum{2062.256} – 5; ASTERIUS Sophista. Commentarii in Psalmos{2061.001} 4; ROMANUS MELODUS. Cantica {2881.001}4; JOANNES DAMASCENUS. Epistula de hymno trisagio{2934.011}4; Nicetas STETHATUS.

Orationes {3099.003}4; EUCHOLOGIA. Officia ecclesiastica (e euchologio Goari) {5332.002}.

8

См.: LSJ: στῐβάς, άδος, ἡ, (στείβω) bed of straw, rushes, or leaves, whether strewn loose (cf. Ev.Marc.11.8), or stuffed into a mattress, E.Hel. 798; χαμαιπετής Id.Tr.507; σχοίνων Ar.Pl.541; ἐπὶ στιβάδων ἐστρωμένων μίλακι καὶ μυρρίναιςPl.R.372b; χἁ σ. ἐσσεῖται πεπυκασμένα . . κνύζᾳ τ’ ἀσφοδέλῳ τε Theoc.7.67, cf. 13.34. b. straw strewn at a sacrifice, hence as name of the ceremony, IG22.1368.48, al. (ii A.D.). 2. mattress, Hdt.4.71, Ar.Pl.663; ἐπὶ στιβάδος κατακείμενος Epicur.Fr.207; esp. one used by soldiers, Eup.254, Ar. Pax348, X.HG7.1.16, Plb.5.48.4. 3. generally, bed, Theopomp. Hist.166. 4. nest or lair of mice, Arat.1140; of the fish φυκίς, Arist.HA607b21. 5. grave, BCH13.37 (Iasus), 22.373 (Caria), Ath.Mitt.15.277 (ibid.).

Bauer: leaves, leafy branches.

Ср. другое значение у lampe: couch for reclining at meals.

9

См. значения:

Bauer:

field, land, countryside. 1 open country as opposed to city or village, countryside, land, field 2 freq. in pl. property that is used for farming purposes, farm, estate 3 land put under cultivation, arable land, field.

Lampe:

1. field, farm; landed property, 2. country, 3. District.

10

А в синодальном переводе предлагается тот же вариант, что и в Евангелии от Матфея: «ветви с дерев».

11

См.: NICOLAUS HYDRUNTINUS. Disputatio contra Judaeos (A.D. 12–13). P. 254:16–18.

«Не о Христе ли, совершившем это, Которому и в Иерусалим входящему восседающему на осле, отроки еврейские, ветви взяв, Осанна сыну Давидову великогласно прокричали, как и ранее мы сказали, словно показывая встречу царя?»

12

THEORIANUS Magister. Disputatio cum Armeniorum Catholico (A.D. 12) P. 188:43–46. Аналогичные рассуждения о соотношении Трисятой песни с песнью отроков см. ниже у прп. Иоанна Дамаскина.

13

См.: Joannes VI CANTACUZENUS. Contra sectam Mahometicam apologiae IV (A.D. 14) Hypothesis 2, 5:526–529.

14

См.: ANONYMA PALAEOLOGICA. Encomium in imperatorem Joannem Palaeologum (A.D. 15) P. 300:30–35.

15

DIDACHE XII APOSTOLORUM. Διδαχαὶ τῶν ἀποστολῶν 10, 6.

16

Constitutiones apostolorum (fort. compilatore Juliano Ariano) 7, 26:20–22.Игумен Дионисий (Шленов)ром или произведений указывается век.истоты ключевого понятия, позволяющего понять, ощутитому совершенст

17

См.: CLEMENS ALEXANDRINUS. Paedagogus 1, 5, 12–13.

18

В переводе Семидесяти «Осанна» передается как: «ὦ Κύριε, σῶσον δέ» – «О, Господи, спаси же!» (Пс. 117, 25).

19

Ср. у свт. Кирилла Александрийского: CYRILLUS Alexandrinus. Commentarii in Matthaeum (in catenis){4090.029} (A.D. 4–5) Fragment 232:1–3.

(232) Mt 21, 9

Ὡσαννὰ τῷ υἱῷ Δαβὶδ εὐλογημένος· τὸ ἑβραικὸν οὕτως (1)

ἔχει ἐν τῷ ριζʹ ψαλμῷ· ΑΝΝΑ ΑΔΩΝΑΙ ΩΣΙΑΝΝΑ, ΑΔΩΝΑΙ

ΑΣΛΙΑΝΝΑ, ΒΑΡΟΥΧ ΑΒΒΑ ΒΣΑΙΜ.

20

См.: ORIGENES. Commentarium in evangelium Matthaei (lib. 12–17) 16, 19:62–110

21

EUSEBIUS. Demonstratio evangelica 6, 8, 2:1–9.

См. также: EUSEBIUS. Demonstratio evangelica 9, 18, 2:1–11 и далее.

22

DIDYMUS CAECUS. De Trinitate (lib. 3) [Sp.] // Volume 39 page 909 line 32.

«Хотя и кажется, что Он восседал на осле, но как Бог воспевался беззлоюными отроками, вопиявшими: Осанна в вышних, что толкуется/переводится: Спаси в вышних… »

23

См.: ORIGENES. Selecta in Psalmos [Dub.] (fragmenta e catenis) // PG. 12. Col. 1184:24–31.

Это уточнение – аллюзия на Псалом 8. SCRIPTA ANONYMA ADVERSUS JUDAEOS. Dialogus Timothei et Aquilae (A.D. 5–10) 10, 15:1–5.

24

CYRILLUS Alexandrinus. Fragmenta in sancti Pauli epistulam ad Hebraeos // P. 388:4–7.

25

EPIPHANIUS. Homilia in festo palmarum (fragmentum) [Sp.] (A.D. 4) // PG. 43. Col. 504:12–20.

26

EPIPHANIUS. Panarion (= Adversus haereses) // Vol. 3. P. 80:21–22.

υἱὸς μὲν γὰρ Δαυίδ ἐστι κατὰ σάρκα, κύριος δὲ τοῦ Δαυὶδ κατὰ πνεῦμα….

27

PHYSIOLOGUS. Physiologus (diversarum versionum capita disiecta in vulgare lingua) (A.D. 2/4) 6:5–13.

28

EPIPHANIUS. Homilia in festo palmarum [Sp.] (A.D. 4) // PG. 43. Col. 433:31–36.

29

ATHANASIUS. Homilia in illud: Euntem autem illo [Sp.] 6, 1–3.

30

См.: ATHANASIUS. Sermo in ramos palmarum [Sp.] 4, 2–4.

31

CYRILLUS Hierosolymitanus. Catecheses ad illuminandos 1–18 12, 23:17–20.

32

ASTERIUS Sophista. Commentarii in Psalmos (homiliae 31) 15, 8:8–15.

33

ASTERIUS Sophista. Commentarii in Psalmos (homiliae 31) 15, 19:7.

34

JOANNES CHRYSOSTOMUS. In ramos palmarum [Sp.] // PG. 59. Col. 706:44–53.

35

CYRILLUS Alexandrinus. Commentarii in Lucam (in catenis) // PG. 72. Col. 784:23–33.

36

CYRILLUS Alexandrinus. Fragmenta homiliae de uno filio // P, 453:23–25.

37

Concilium universale Ephesenum anno 431 // ACO 1,1,5. S. 89:10–11.

38

THEOGNIUS. Homilia in Ramos palamarum (A.D. 5) 2:11–12.Игумен Дионисий (Шленов)ром или произведений указывается век.истоты ключевого понятия, позволяющего понять, ощутитому совершенст

39

ROMANUS MELODUS. Cantica Hymn 27app, 3:1–9.

40

ROMANUS MELODUS. Cantica 32, 1:4–8.

41

COSMAS INDICOPLEUSTES. Topographia Christiana (A.D. 6) 5, 125:6–10.

См. тот же текст: CHRONICON PASCHALE. Chronicon paschale (A.D. 7) P. 161:8–12.

42

JOANNES DAMASCENUS. Epistula de hymno trisagio 10:6–9.

43

JOANNES DAMASCENUS. Homilia in dominicam palmarum 16.

44

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum L. 31–35.

45

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum L. 236–241.

46

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum L. 301–305.

47

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum L. 456–458.

Ὡσαννὰ ἐν ὑψίστοις

τῷ Υἱῷ Δαυείδ,

τῷ ἐλθόντι ἐν κόσμῳ βουλήσει

τοῦ σῶσαι τὰ σύμπαντα.

48

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum. L. 566–467.

49

ANDREAS Cretensis. Canon de dominico palmarum. L. 581–586.

50

См.: Ps.-ANASTASIUS Sinaïta. Disputatio adversus Judaeos. (p. A.D. 7) P. 1232:4–12.Игумен Дионисий (Шленов)ром или произведений указывается век.истоты ключевого понятия, позволяющего понять, ощутитому совершенст

51

CONSTANTINUS Rhodius Versus (A.D. 9–10) L. 844–855.

52

Gregorius PALAMAS. Homiliae i-xx) 15, 8:8–12.

53

Gregorius PALAMAS. Homiliae i-xx 15, 10:15–21.

54

См.: Nicephorus Callistus XANTHOPULUS. Historia ecclesiastica (A.D. 13–14) 1, 27:50–59.

55

SYMEON THESSALONICENSIS. Benedictiones (A.D. 15) 3:5–11.

Комментарии для сайта Cackle