архиепископ Евлампий (Пятницкий)

В неделю мясопустную

Слово 22, 1-е. О том, сколько страшен будущий суд для грешников

Ся́дет (Сы́н челове́ческий) на престо́ле сла́вы Своея́. И соберу́тся пред Ни́м вси́ язы́цы. И поста́вит о́вцы одесну́ю себе́, а ко́злища ошу́юю. (Мф. 25:31–33).

Преславное и вместе ужасное зрелище представляет нам ныне чтенное Евангелие. Преславное представляет зрелище, когда Сын человеческий и вкупе Сын Божий приидет во славе своей поставить на суд все творение; когда, с Творцем вселенные, в дольнем мире явится и возблистает и невидимый горний мир Ангелов. Но представляет и ужасное зрелище, когда от грядущего со славою и силою многою небо изменится, стихии побегнут, земля потрясется и изведет из себя тьмочисленные сонмы умерших от века, и явится посреде мира собрание людей всесветное, беспримерное, откроется всемирный суд.

Ужасно было зрелище, когда первый допотопный мир людей, погрязших в беззакониях, был потребляем потопными водами. Тогда яростным стремлением вод все живущее невозвратно было поглощаемо и погибало; все стихии были расстлеваемы опустошительным дождевым лиянием и губительною мокротою. Но несравненно ужаснее откроется зрелище в день Господень, в день великий и просвещенный, когда небеса́ с шу́мом ми́мо и́дут стихи́и же сжига́емы разоря́тся, земля́ же и я́же на не́й дела́ сгоря́т (2Пет. 3:10); когда огненная река потечет пред престолом гневного Судии и повлечет осужденных в бездну адскую, в озеро огненное, идеже че́рвь и́х не сконча́ется, и о́гнь и́х не уга́снет, иде́же ве́чный пла́чь и скре́жет зубо́м (Ис. 65:24, Мф. 22:13).

Христиане! Вторым–страшным пришествием должна решиться навсегда участь наша! Ужасно быть в числе осужденных; вожделенно обрестися на стране благословенных, которых будет благословлять небесным благословением Благословенный в веки Сын именем Своего благословенного Отца. Стоит всего нашего внимания, чтобы мыслями нашими чаще обращаться к последнему суду и располагать себя, сколько возможно, готовее предстать на оный. Приникнем хотя слабым взором, колико страшен и ужасен для грешников будущий, последний суд!

Для сего рассмотрим:

1. Кто судия, который будет судить;

2. Кто те, которых будет судить;

3. Как будет судить?

1. Кто судия, который будет судить

Кто судия, который будет судить? Известно, кто будет судить нас на последнем суде,– будет судить нас Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель и Искупитель мира. Оте́ц бо не су́дит никому́же, говорит Он Сам, но су́д ве́сь даде́ сы́нови. И о́бласть даде́ ему́ и су́д твори́ти, я́ко Сы́н челове́чь е́сть (Ин. 5:22, 27). Что же? Когда будет судить Иисус Христос, Спаситель и Искупитель наш: то нельзя ли будет слабым Христианам ожидать себе пощады и помилования? Нет, да нельстят себя тщетными надеждами, да нельстят себя незаслуженным милосердием ложные Христиане. Бог поругаем небывает. Всему время. Ныне подлинно Иисус есть Спаситель грешников, Который, подобно заботливому пастырю, обходит Своею благодатию по горам и дебрям, дабы обрести и единого заблудшего грешника; и егда обретет, возложив на рамена бесконечных заслуг своих, приводит его покаянием к милосердию Отца Своего во двор овчий, в Церковь свою, и там пасет его всеми мерами благости на пажитях водительства ко спасению. Ныне Он и злонамеренное заблуждение, и упорное противление Его милосердо терпит, ожидая обращения грешника, не хотя́ да кто́ поги́бнет, но да вси́ в покая́ние прии́дут (2Пет. 3:9). Ho когда Он приидет просла́витися во святы́х свои́х и ди́вен бы́ти во все́х уве́ровавших (2Фес. 1:10), тогда исполнится мера долготерпения Его, тогда приидет Иисус, яко·Судия живых и мертвых, воздати комуждо по делом его. Тогда приидет Иисус толико славен и страшен, колико ныне благ и кроток. Он прии́дет во тма́х святы́х А́нгел свои́х сотвори́ти су́д о все́х и изобличи́ти все́х нечести́вых о все́х деле́х нече́стия и́х и́миже нече́ствоваша, и о все́х же́стоких словесе́х и́х, я́же глаго́лаша на́нь гре́шницы нечести́вии. (Иуд. 1:13–15). Тогда Он изыдет на окончательную брань со врагами своими, дабы поразить их духом уст Своих. Потому-то в откровении Иоанновом, при исхождении на сию великую брань, когда во всем свете откроются правда и судьбы закона Божия и явится вся неправда человеческая; когда падет вся высота человеча и вознесе́тся Госпо́дь еди́н в де́нь о́ный (Ис. 2:17), Сын Божий представляется в особенности ве́рен и и́стинен, и правосу́дный и во́инственный: о́чи же Ему́ я́ко пла́мень о́гнен, облече́н в ри́зу червле́ну кро́вию; из у́ст его́ изы́де ору́жие остро́, да те́м избие́т язы́ки (Откр. 19:11–15), Когда Он воссядет на всeвлaстном престоле славы Своея: то от лица́ лица Его́ побе́гнет не́бо и земля́, разгну́тся книги, и отве́рзеся кни́га живо́тная, и су́д прия́ша мертвецы́ от напи́саных в кни́гах, по дело́м и́х. И и́же не обре́теся в кни́зе живо́тней напи́сан, вве́ржен бу́дет в е́зеро о́гненное. (Откр. 20:11–12, 15). Страшно будет явление Сына Божия для грешников. Тогда́ яви́тся зна́мение Сы́на челове́ческого на небеси́: тогда́ воспла́чутся вся́ коле́на земна́я (Мф. 24:30), и возопию́т гора́м и ка́мению: пади́те на ны́ и покры́йте ны́ от лица́ седя́щого на престо́ле и от гне́ва А́гнча: я́ко прии́де де́нь вели́кий гне́ва Его́: и кто́ мо́жет ста́ти (Откр. 6:16–17)? Страшен будет Судия: Он во огни́ пла́менне даю́щого отмще́ние врагам Своим, не ве́дущым Бо́га и не послу́шающым благовествова́ния Го́спода на́шего Иису́са Христа́ (2Фес. 1:8). Потому и престо́л Его́ бу́дет пла́мень о́гнен и река́ о́гненна исходя́щи бу́дет тещи́ пред Ним (Дан. 7:9–10). Толико славен и страшен будет Судия! Стра́шно е́сть е́же впа́сти в ру́це Бо́га жива́го. (Евр. 10:31).

II. Кто те, которые будут судимы

Ктоже те, которых будет судить грозный Судия? Все́м яви́тися на́м подоба́ет пред суди́щем Христо́вым, да прии́мет ки́йждо, я́же с те́лом соде́ла, или́ бла́га, или́ зла́ (2Кop. 5:10). Ho сотво́ршии блага́я изы́дут в воскреше́ние живота́, а сотво́ршии зла́я в воскреше́ние суда́ (Ин. 5:29). Праведные востанут на суд оправдания, а грешные на суд осуждения.

Сколько будет таких осужденных! Но нам ненужно судить о других; надлежит паче судить о том, не будем ли мы в числе судимых к осуждению. И между нами верующими и правоверными есть неверные и превратно верующие; и между нами слышащими благовествование Христово есть не послушные благовествованию Христову, и не исполняющие святой воли Божией. Грехи некоторых людей, говорил св. Апостол Павел, явны, и прямо ведут к осуждению, a некоторых открываются в последствии (1Тим. 5:24). Посему нечего говорить об осуждении тех, которые делами своими явно носят осуждение в самих себе. Нечего говорить об осуждении вольнодумцев, учителей ересей и расколов, людей растленных умом и отвергающих веру. Таковые, по слову Апостола, суть самоосуждени. (Тит. 3:11). Нечего говорить и об осуждении явных, открытых грешников. Не льсти́те себе́, говорит тот же Апостол, ни блудницы́, ни идолослужи́теле, ни прелюбоде́е, ни скверни́теле, ни малаки́и, ни мужело́жницы, ни лихои́мцы, ни та́тие, ни пия́ницы, ни досади́теле, ни хи́щницы ца́рствия Бо́жия не насле́дят (1Кop. 6:9–10). Остановимся на тех, которые хотя не считают себя праведными, но не признают себя и грешниками, достойными вечного осуждения; напротив льстят себя надеждою, что oни явятся на суде не в числе осужденных; остановимся на слабых Христианах, словом: остановимся на самих себе.

Так! мы–Христиане слабые, и наша греховная, готовящая нам осуждение слабость состоит в том, что мы слышим благовествование Христово и веруем, но невнемлем ему всем сердцем, и неисполняем его; показываем в жизни и делах образ благочестия, но без силы и духа Христианского, именуемся последователями Христовыми, но в самом деле нейдем указанным нам от Подвигоположника нашего путем самоотвержения; несчитаем своею обязанностию укрощать внешние чувства наши воздержанием, очищать внутренние молитвою, обуздывать плотские влечения трудом и бодрствованием; неумеем смирять свои мысли, удерживать порочные стремления, терпеть обиды и поношение, прощать оскорбления для Господа, ради претерпенных Им страданий за нас, ради Божественной любви Его к нам. Напротив мы, как чада плоти и крови, мыслим только о плотском, житейском, предаваясь нечистым стремлениям сердца нашего, по обычаю мира, тлеем в похотех прелестных, и, как в начинаниях, так и делах наших водимся похотию плоти, похотию очес и гордостию житейскою. Всем таковым Христианам речет грозный Судия: не ве́м ва́с, отъиди́те от Мене́. Я не узнаю в вас, речет он нам, Моих последователей ни по мыслям и расположениям, ни по жизни и делам вашим, для внутренней чистоты ума и сердца вашего Я в Слове Моем дал и в Самом Себе показал все, что есть истинно, что честно, что справедливо, что чисто; для любви и благотворения к ближним, равно как и для всех добродетелей оставил вам образ Моего смирения и служения спасению мира; вместо того вы представляете в себе все противное, представляете в себе образы житейской гордости, дела сластолюбия и сладострастия, свойства братоненавидения, злобы, вражды, действия явных и тайных пороков, коими от пелен до гроба омрачаете жизнь вашу. Не ве́м ва́с, отъиди́те от Мене́ (Лк. 13:27). Вижу на вас только одно внешнее знамение Моего имени. Но что внешний знак без внутренней силы? Буква без духа, тень без вещественности. Не ве́м ва́с, отъиди́те от Мене́. Так Христос Господь на страшном суде Своем нещадно осудит не только суемудрых, суемысленных Христиан, но и ложных, слабых последователей Своих.

Убоимся недостоинства своего, и всемерно попечемся о том, дабы нам, которые носим на себе благословенное имя Христиан и все священные знамения православных чад Веры и Церкви Христовой, непостыдиться в пришествии Господа нашего Иисуса Христа, и к ужасу не услышать: не ве́м ва́с.

Неизбегнем мы будущего осуждения за наши грехи, если непозаботимся очистить неправды наши покаянием, и возможным исправлением жизни приготовить себя на страшный суд. Страшен будет суд последний!

III. Как будут судимы грешники

Как же будет судить праведный Судия грешников? Как произведет суд над нами и определение суда? Облеченный славою и силою беспредельною, всеведущий и всевидящий Божественный Судия весь суд над грешниками будет производить самолично, непосредственно. Сам всемогуществом и всеведением Своим, по которому разу́мна ему от ве́ка вся́ дела́ Его́ (Деян. 15:18), и не́сть тва́рь неявле́на пред Ни́м, вся́ же нага́ и объявле́на пред очи́ма Его́ (Евр. 4:13), Сам произведет суд явным и тайным делам человеческим, и все сокрытое во мраке приведе́т во све́те и объяви́т сове́ты серде́чные (1Кор. 4:5) Нетолько все тайные, постыдные дела наши, но и самые нечистые мысли, греховные желания, непотребные намерения приведены и представлены будут во свете. Всемирный Судия и вместе Творец и Содетель всяческих все Сам рассмотрит, испытает, исследует, все всеведением Своим приведет в ясность; все пороки и добродетели взвесит, исчислит, измерит, взвесит,–что в добродетелях наших произошло от доброго нашего изволения, благой решимости, благонамеренных усилий; отселе и добродетели наши или будут нам усвоены, или как не наши, без деятельного участия нашего ума, сердца, воли, происшедшие, вовсе будут отъяты у нас; равномерно взвешено будет–сколько и в пороках наше злое произволение,–какие были наши непотребные намерения,–какие употребляемы были постыдные способы;–коликократно уже, обдумав, преднамерив, совершив в сердце преступные действия,–воспящаемы, удерживаемы, недопускаемы были к совершению оных;–и тем благопромыслительно были предохраняемы или от опасности для жизни нашей, или от поношения пред ближними, или даже от совершенной погибели по душе и по телу. О, какие тогда откроются в жизни и делах наших чудеса Божией благости, милости, долготерпения, тихости, кротости и незлобия, которые впрочем были нами оставлены, даже злоупотреблены в собственную погибель нашу! Госпо́дь во све́те приведе́т та́йная тмы́, и объяви́т сове́ты серде́чные.

Когда благим и правым, всеиспытательным и нелицеприятным судом всевластный и всеведущий Судия, все и явные и тайные дела человеческие приведет в явление истины и всесовершенно отделит свет от тьмы, добро от зла, пшеницу от плевел, агнцев от козлищ; отделит праведников от грешников;–тогда поставит праведников одесную себя, a грешников ошуюю. После того верховный Подвигоположник и великодаровитый Мздовоздаятель тем гласом, которым Он глаголет, и все восприемлет жизнь и веселие, радость и блаженство, гласом любви и благоволения изречет сущим одесную Его: прииди́те, благослове́ннии Отца́ Моего́, насле́дуйте угото́ванное ва́м ца́рствие от сложе́ния мíра (Мф. 25:34). A обратившись ошуюю, как грозный Отмститель беззакония, гневным лицем, от которого побегнет небо и земля и страшным гласом, от которого восколеблется вселенная и вострепещут бездны, изречет стоящим ошуюю Его: отъиди́те от Мене́, прокля́тии, во о́гнь ве́чный, угото́ванный диа́волу и а́ггелом его́ (Мф. 25:41). И и́дут си́и в му́ку ве́чную, пра́ведницы же в живо́т ве́чный (Мф. 25:46).

Все это должно быть, и непременно будет. Не́бо и земля́ пре́йдут, словеса́ же моя́ не пре́йдут (Mк. 13:31). Какими-же должно быть нам в святом житии и благочестии, в ожидании пришествия дня Божия (2Пет. 3:11)? Помышляя день страшный, день последнего суда, потщимся, возлюбленные, явиться пред Господем нескве́рни и непоро́чни в ми́ре (2Пет. 3:14). Будем внимать себе, по словеси Христову, да не когда́ отягча́ют сердца́ ва́ша объяде́нием и пия́нством и печа́льми жите́йскими, и на́йдет на вы́ внеза́пу де́нь то́й (Лк. 21:34). Паче да испра́вим осла́бленные ру́ки и осла́бленная коле́на (Евр. 12:12). Сомнящиеся в вере и блуждающие по стезям стропотным, яко овцы заблудшие, неимущие пастыря, да возвратя́тся к Па́стырю и Посети́телю ду́ш свои́х (1Пет. 2:25). Слабые сердцем, по пристрастию к житейским суетностям, да предадят в покаянии и исправлении себя и сердца свои, как верному Зижди́телю (1Пет. 4:19), Спасу своему, Христу Господу, и да подвигнутся шествовать путем креста Его. Все же вообще будем бдеть на всяко время моля́щеся, да сподо́битеся убежа́ти всех тяжких зол и искушений, и стать непостыдно пред Сыном человеческим (Лк. 21:36). Аминь.

Слово 23, 2-е. О вечности мучения грешников

И и́дут си́и в му́ку ве́чную, пра́ведницы же в живо́т ве́чный. (Мф. 25:46).

Вот чем решится участь всех человеков! Чем кончится стояние мира, чем разрешится великая загадка веков; чем заключится великое зрелище разнообразных перемен в мире естественном и духовном, в судьбах жизни человеческой! Исполнится время, совершатся судьбы Божии, настанет кончина мира, приидет Господь во славе своей, поставит престол неприступного величествия своего, облечется в суд нелицемерен, сядет судити вселенней в правде, тысяча тысяч будут служить Ему, и тьмы тем предстоять Ему (Дан. 7:10). По гласу Архангелову, по трубе Божией (1Фес. 4:16) подвигнет на суд все творение, приведет пред лице Свое небо и землю; воззовет времена и лета, соберет пред собою все бывшие от века роды и племена, поставит одесную и ошуюю Себе собор мног;–разгнутся книги, и откроется подлинно страшное и преславное зрелище; откроется испытание совести и сердец, исследование жизни и дел, рассмотрение в существенной наготе добра и зла, конечное отделение света от тьмы, истины от заблуждения, добродетели от порока.

Тогда приведе́т Госпо́дь во све́те та́йная и обличит советы сердечные (1Кор. 4:5). Тогда воздаст кому́ждо по дело́м его́: о́вым у́бо, по терпе́нию де́ла блага́го, сла́вы и че́сти и нетле́ния и́щущым, живо́т ве́чный: а и́же по рве́нию противля́ются у́бо и́стине, повину́ются же непра́вде, я́рость и гне́в (Рим. 2:6–8). Тогда пра́ведницы просветя́тся я́ко со́лнце в ца́рствии Отца́ и́х (Мф. 13:43), a грешники ужаснутся и вострепещут, пожелают сокрыться от Седящего на престоле: но невозмогут и́же му́ку прии́мут, поги́бель ве́чную, от лица́ Госпо́дня и от сла́вы кре́пости Его́ (2Фес. 1:9).

Когда совершится суд о всех: нечестивые изобличатся о всех делах нечестия и о всех жестоких словесах их на Господа, (Иуд. 1:15); когда воссияют во всем свете судьбы премудрости и благости, долготерпения и правды Божией во всем творении: тогда воспоследует решительный приговор Судии, приговор благословения для праведников: приидите благословеннии;–приговор проклятия для грешников: отыдите проклятии.

Кто из нас, по воспоследовании окончательного приговора на страшном суде, не желает обрестися в сонме благословенных, дабы в общем торжестве праведных шествовать в живот вечный?

Сколь нимало размышляем мы о том, что такое есть оное решительное проклятие и благословение,–что такое есть мука вечная и живот вечный; но и при одной мысли о сем, не можем не чувствовать, что конечное проклятие Бога–Судии есть конечное лишение всех благ, и торжественное благословение Бога – Судии есть совершенное дарование всех благ,–что жизнь вечная есть постоянное, всегдашнее, не скончаемое состояние блаженства и радости; напротив мука вечная есть всегдашнее, не возвратное, нескончаемое состояние отвержения от Бога! Пpoйдут тысячи лет, – еще пройдет много тысяч лет: но несчастные осужденники ада ничего не убавят от продолжительности своего ужасного состояния. Их существование всегда будет токмо началом их злополучия. При одной мысли о сем нельзя не прийти в содрогание, ужас, трепет!

Что же? Еда не правда у Бога, что Он за временное преступление определил вечное наказание,–за преходящую сладость греха бесконечные мучения, – за суеты житейские адские терзания и нескончаемые страдания? Да не будет! Нет неправды в Праведном, непреложная истина в судах Благого и Истинного, неизменная святость в определениях Святого, Блаженного и Радующегося токмо о святости и блаженстве.

Почему же преступление временное, a наказание вечное; дела скоропреходящей жизни, a последствия дел нескончаемых? Потому, что будущая жизнь в последствиях добра и зла есть продолжение настоящей; что дела человека, учиненные в сем веке, пойдут за ним в вечность (Откр. 14:13);– кто что посеет здесь: то пожнет там. Потому се́яй в пло́ть свою́, от пло́ти по́жнет истле́ние: а се́яй в ду́х, от ду́ха по́жнет живо́т ве́чный (Гал. 6:7–8).

Напечатлеем в умах и сердцах наших, что будущая жизнь есть последование настоящей: наши склонности,·расположения, навыки, здесь снисканные и укорененные, перейдут с нами в вечность; там, как семя, раскроются, разовьются, будут расти и укрепляться. Склонности и расположения правые, благие будут расти и укрепляться в добре; склонности и расположения порочные, растленные, будут омрачаться и ожесточаться в зле. Верно слово: что здесь посеем: то там пожнем; что теперь соберем: там обретем; что ныне насадим и возрастим: то вкусим тогда и снедим.

Смерть сама по себе ничего недает душе, и ничего не отъемлет у души. Смертию прекращается бытие человека в здешнем мире. Но и в другой мир душа переходит таже и с теми же силами и способностями, с теми же наклонностями и стремлениями, какие имела при исходе из сей жизни;– и там, где находится, по отрешении от тела, удерживает теже свойства и расположения в существе их; – токмо качество сил, степень деятельности, образ действования, a не существо может изменяться в душе по смерти. Приблизим это сравнением к понятию нашему. Представим, что было бы с нами, когда бы мы, или вовсе неожиданно или ожиданно, но вдруг, внезапно невидимою, могущественною силою восхищены были из места обитания нашего, – и по закрытии очес, по заключении всех чувств неизвестными, отдаленными, странными и страшными путями пренесены были в место или темное, где могли бы узнать что либо одним токмо прикосновением, осязанием, одним гаданием, соображением,–или в место светлое, где без труда могли бы и видеть и слышать, и видимое рассматривать, и для сего удобно переходить из одного места в другое! Несомненно, что в первом случае изумление, ужас, уныние, – в другом недоумение, то страх, то радость были бы необходимыми нашими чувствованиями в новом месте бытия нашего. Когда бы утишились первые движения чувств наших и мы обратились к самим себе: то что бы стали делать, куда бы обратили мысли свои? Очевидно, что наши мысли, чувствования, расположения, приобретенные нами в прежнем состоянии, и обратившиеся в существо души нашей, сами собою обратили бы нас к воспоминанию прежней нашей и, при воспоминании, прежде всего обратили нас к тому, что мы особенно любили, чем с услаждением занимались, что составляло для нас предмет радости и утешения в минувшей жизни. Итак и в новом месте бытия нашего мы начали бы действие свое с прежних понятий, чувствований, расположений. Новые предметы нового состояния стали бы только прежние в нас расположения развивать, укреплять, распространять. Вот некоторое подобие состояния душ наших по смерти!

Смерть есть мрачный переход в другой мир, в другое состояние, в другое общество: но для продолжения жизни и деятельности теми же силами, какие образуем и возращаем здесь, в другой мир мы сами пойдем теже, душевные силы, ум и сердце с их приобретениями понесем теже; а следов. и начатки жизни и деятельности принесем в вечность теже, какие имели при исходе из сей жизни. Теперешние наши способности и приобретения там, смотря по состоянию, мы будем расширять, увеличивать, делать разнообразнее: но в существе они останутся теже. Действуя по усвоенным началам, по укорененным основаниям, по усиленным навыкам, оне сообразно предметам нового состояния, будут токмо укрепляться и возрастать. Души, пламенеющие здесь верою и любовию к Искупителю, сии святые расположения будут питать в себе и по ту сторону гроба. Души страстные и в страстях сластолюбия, честолюбия, корыстолюбия, умершие,–сии страсти, если только при исходе из жизни не очистят покаянием, принесут с собою и в другую жизнь, и там будут оные питать, хотя удовлетворять им будет нечем.

Что же такое есть страшный последний суд? Есть последняя жатва всех дел человеческих; есть повсемственное, всеобщее собирание класо́в, обирание винограда, отребление гумна на великом поле мира; есть всеродное млачение пшеницы для окончательного внесения в житницу Божию, и всемирное собрание плевел для конечного предания их погребительному огню! Последний суд есть всемирный отчет во всем том, что мы от Бога получили; как полученное употребили; сколько учинили приобретений от данных нам естественных и благодатных даров, или сколько злоупотребили оных, раболепствуя страстям и порокам,–сему порождению и действию в нас врага Божия. На весах правосудия Божия все в нас рассмотрится, взвесится, изчислится, оценится; честное от недостойного изведется;–злато, сребро, камение драгое–от дров, сена, тростия (1Kop. 3:12) отделится. Овцы к овцам, козлища к козлищам, пшеница к пшенице, плевелы к плевелам соберутся. Заметим же, что и пшеница и плевелы соберутся,–одна для внесения в житницу Божию, другие на сожжение, те самые, которые на поле жизни временной прозябли, возросли, созрели. Пшеница–праведные, плевелы–грешные, как обретутся по суду Божию,–так одни внидут в жизнь вечную, другие пойдут в муку вечную. Итак теже самые, которые благоплодно произрастали на земле, сделаются растениями небесными; и теже, которые подле них и вместе с ними зловредно росли на поле жизни временной, соделаются пищею неугасимого огня геенского. Когда страна света, истины, добра отделится от страны тьмы, заблуждения, зла, – праведные и оправданные от осужденных–грешных: тогда, по праведным и вкупе премудрым и благим судьбам Божиим, навеки воздвигнется непроходимая бездна разделения между праведными и грешными (Лк. 16:26). Одни непреложно утвердятся в добре и внидут в радость и наслаждение нескончаемых благ; другие, быв отвержены от лица Божия, навсегда будут заключены в безотрадное жилище тьмы. Одни, перешедши в царство света, истины, добра, как сыны света, будут бесконечно возрастать в истине и добре; другие, перешедши в область тьмы, никогда не возмогут возникнуть из смрадного, жупельного озера и пристать к стране света и истины.

Да избавит нас благость и милосердие Судии от ужасной участи осуждения! Да сохранит нас благосердие Искупителя от глубин адских и муки вечные, и да введет в живот вечный! Живот вечный, мука вечная–это два исходища, которые невозвратно идут в бесконечную противоположность. Одно есть путь бесконечного восхождения от совершенства к совершенству, от славы к славе; другое есть ниспадение в самую глубину зла.

Ужасная истина! но она подтверждается опытами еще настоящей жизни. К сожалению мы и здесь видим, что некоторые в течении сей кратковременной жизни так привыкают к порокам, что вовсе соделываются бесчувственны к самым действительным средствам, к самым решительным мерам, употребляемым к исправлению растленных склонностей их. Так–по естественному ходу и действию душевных сил, человек, перешедший в вечность с необузданным стремлением к злу, сам по себе навсегда неисцельно останется с сим стремлением к злу. Если закоснелого злодея не могли здесь исправить никакие исправительные меры: то не исправят и муки адские, при всей их жестокости и продолжительности. Ужасным примером сего служат отпадшие духи. Не смотря на то, что они уже несколько тысяч лет находятся в адских муках, знают и то, что их ожидают еще муки ужаснейшие,– и однакож до сих пор остаются в одинакой беспечности.

Боже правды и истины! Боже благости и любви! Избави нас всемощною благодатию Твоею от сего ужасного состояния!

Закроем сие печальное, горестное зрелище!

Но когда теперешнее бытие наше есть сеяние, a будущее возрастание; когда здешнее делание наше есть саждение, a тамошнее плодоприношение; когда настоящая жизнь наша есть корень и начаток, a грядущая самое совершение в добре или зле: то какими должно быть нам в святом житии и благочестии, дабы нескверным и непорочным обрестися в мире (2Пет. 3:11, 14) в пришествие Господа нашего Иисуса Христа? Будем благое делать, богатеть благими делами. Когда будем собирать себе сокровище для будущего, для восприятия жизни вечные (1Тим. 6:18–19): то, труждаяся, делая, подвизаясь для Господа, мы не посрамимся от Него в пришествие Его (1Ин. 2:28). Аминь.


Источник: Новый год, или Предуготовительные к покаянию поучения от Нового года до святые четыредесятницы, Евлампия, епископа Вологодского, ныне архиепископа Тобольского. - Москва : тип. Ал. Семена, 1853. - [2], IV, 337 с.

Комментарии для сайта Cackle