Евстафий Николаевич Воронец

  II

III

Из представленного очерка развития Российского Государственного герба и описания существующего его вида оказывается, что он является эмблемой не только основных идей, несокрушимого в своих великих устоях, отечества нашего, а еще эмблематично изображает собою также и всю обширную государственную meppumopию, все земли, нераздельно составляющие госу­дарство Русское.

Вследствие своего важного государственного значения Российский герб все в больших и больших случаях, предметах и видах стал проявляться как символиче­ское знамя всего Русского, как эмблема всего Госу­дарства Русского, во всем его пространстве, со всеми гражданами от Самодержавного Царя до последнего про­столюдина. Прежде всего Российский герб стал изображаться, как кратко упомянуто здесь выше, на Царской печати и, будучи приложен к известному документу, с древ­ности освящал его авторитетом воли Царской власти. В древней России князья удельные и великие не подпи­сывали лично никаких актов и грамот: подпись их заменялась приложением, привешиванием их печати47. Этим объясняется огромное значение печатей в обще­ственной и политической жизни государства Русского. Без царской или государственной печати задерживался ход всего строя государственной жизни. Так было, например, после изъявления Михаилом Феодоровичем Ро­мановым согласия на царство: послы, отправившееся в 1613 году просить его вступить на престол, отписывали Великому Земскому Собору в Москву, что «за неимением государевой печати многие государевы грамоты стали», – и Земский Собор постановил послать гербовую Царскую печать в место жительства нового Царя48. А соборное Уложение Царя Алексея Михаиловича придавало столь важное значение Русскому гербу, изображенному на Царских печатях, что подлоги их осуждались наравне с преступлениями против самого Царя. Глава четвертая Уложения: «о подпищиках и которые печати подделывают», – ограждает смертной казнью неприкосновен­ность Российского Царского герба в печатях: «Будет кто воровски... сделает у себя печать такую, какова Государева печать, и такова за такия вины по сыску казнити смертью…      …А будет кто воровством же учнет отъимать Государевы печати от Государевых грамот или от иных каких приказных писем... и тех лю­дей по тому же казнити смертно49. Также строго «не смотря на лицо, по состоянию важности дела и по препорции умысла» грозит «лишением живота» за подлоги с Государственными печатями в коллегиях и Регла­мента Генеральный Императора Петра Великого50.

Соответственно таким древним основным Русским понятиям и до ныне по действующим законам:51 «Государственная печать прилагается к государственным актам в ознаменование окончательного их Верховной Императорской властью утверждения и по пространству помещаемого на оной титула Императорского Величества именуется большой, средней и малой».

«На большой Государственной печати изображается Российский Государственный герб в полном или большом его виде, со всеми оного принадлежностями. Во­круг герба, на краях печати, помещается полный титул Императорского Величества согласно с 37 статьей Основных Государственных Законов. Большая Госу­дарственная печать прилагается: 1) К государственным Законам, Учреждениям и Уставам. 2) К статутам орденов. 3) К манифестам. 4) К брачным договорам членов Императорской Фамилии. 5) К духовным завещаниям членов Императорской Фамилии, при утвер­ждении сих завещаний Государем Императором. б) К грамотам на титул Императорского Высочества. 7) К дипломам на княжеское и графское достоинства. 8) К грамотам на возведение в Патриарший сан Католикоса всех Армян. 9) К полномочиям и грамотам об аккредитовали и отозвании дипломатических лиц при Восточных Дворах. 10) К патентам на звание Консула».

«На средней государственной печати изображается Российский Государственный герб в среднем виде. В над­писи на краях ее помещается средний титул Импера­торского Величества (Зак. Осн., ст. 38, п. 1). Средняя Го­сударственная печать прилагается: 1) К грамотам, городам и обществам о подтверждении прав и преиму­щества 2) К дипломам на баронское и дворянское достоинства. 3) К ратификациям трактов с иностран­ными Державами и к грамотам Восточным Правителям. 4) К грамотам Ханам Хивинскому и Бухарскому».

«На малой Государственной печати изображается Российский Государственный герб в малом виде, но в щите с присоединением Императорской сени. На краях ее, вокруг герба, в надписи помещается краткий титул Императорского Величества (Зак. Осн., ст. 38, п. 2). Ма­лая Государственная печать прилагается: 1) К грамотам на пожалованные земли. 2) К благотворительным гра­мотам за оказанные какими либо сословиями заслуги и приношения. 3) К грамотам монастырям на милостинную дачу. 4) К грамотам на потомственное почетное гражданство. 5) К грамотам на тарханское достоинство, 6) К листам из Правительствующего Сената в Китайский Трибунал. 7) К ответным грамотам иностранным Государям. 8) К конвертам с разными креди­тивными, известительными и ответными грамотами к Европейским Дворам. 9) К полномочиям на утверждение договоров с иностранными Правительствами. 10) К паспортам, выдаваемым Министерством Иностранных Дел».

«Государственная печать прилагается к актам только на основании существующих узаконений и Высочайших повелений; о сем каждый раз записывается в особый протокол Министерства Иностранных Дел. Относи­тельно употребления печатей с Государственным гербом, и особыми надписями, но без титула Императорского Величества, в разных судах и управлениях высших, средних и нижних, а равно и о употреблении печатей с изображением гербов губернских, областных и городских поставляется особо»52. Но не только в громадной массе печатей, а и в прочих государственных предметах все Государи и Госу­дарыни на Руси постоянно эмблематично проявляли и чтили древний Российский герб в его неизменных основах: в желтом поле черного двуглавого орла с Победоносцем в белом вооружении, – или же в упрощенной символизации герба, в сочетании основных его цветов: черного, желтого и белого. Так первый Рус­ский Император Петр I установил первый Русский Императорский штандарт „по Российскому гербу”, то есть флаг, изображающей на желтом поле черного двуглавого орла с Победоносным всадником в белом вооружении и на белом коне53. Эти же основы Россиийского герба узаконены и по ныне для штандартов Их Императорских Величеств, именно: „желтый флаг с государственным гербом по середине его, но без малых гербов на крыльях. В обоих клювах и лапах орла четыре карты, изображающие четыре русских моря: Балтийское, Белое, Каспийское и Черное”54. – И первый флаг для частных Русских коммерческих судов Император Петр I в 1693 году повелел делать „по гербу Российского Царствия из белой тафты с изо­бражением на средине черной материей герба Его Царского Величества двоеглавого орла с тремя над ним венцами, а в его ногах скипетра и яблока с крестом золоченных”55.

И в последующие царствования очень многие госу­дарственные эмблематические предметы, например в войсковых знаменах и одеждах, повелевалось делать цветом „по Российскому гербу“56: «шарфы из черно­го шелка с золотом... шляпы всем иметь с голуном золотым, с кисточками золотыми, с черным полем и с белым бантом...» и кокарды, как отличительный „Российский знак”57 установлялись белого и черного с оранжевым цветов.

Император Александр I окончательно установил кокарду из сочетания основных цветов Российского герба, из черного, оранжевого и белого цветов58. Эта гербовая кокарда до ныне существует неизменно. В царствование Императора Николая I чернооранжево-белую кокарду повелено было носить и на обыденных фуражках всем офицерам. И в 1834 году в Высо­чайше утвержденном Положении о гражданских мундирах установлено в § 21: «Кокарда на шляпe под пет­лицею для всех одинаковая черная шелковая с оранжевой и серебряной полосами»59. А в 1857 году для большего проявления русскими гражданами всех ведомств от­личительно Русских государственных цветов Российского герба, установлено было всем и гражданским слугам государства Русского всех ведомств и наименований и всем, кому положено иметь кокарду, и на обыденных фуражках носить кокарду основных цветов Российского государ­ственного герба в таком виде: «Средина кокарды – черная; первый внутренний круг оранжевый; второй черный; третий оранжевый, а крайний круг матовый – серебряный»60. Эта государственная кокарда существует на Руси и в настоящее время.

«Чрезвычайно демонстративно и внушительно выдает­ся проявление Царями Русскими герба Российского и упро­щенной его символизации – основных цветов его, при Священном Короновании Государей Русских. В этом единственном в жизни Русских Царей и высокознаменательном для народа святом акте принятая Ими «от Самого Бога» благословение на «Священный долг и бремя правления Самодержавного»,61 Российский герб царит и торжествует вместе с Помазанником Божьим и народом. Везде и всюду виден могучий, древний, уже 400 лет символизирующей власть русских Царей, чер­ный двуглавый орел в золоте и, неразлучный с ним, блестящий белизной Московский Победоносец!... И в Высочайше утвержденных важнейших церемониалах Государи Императоры повелевают и высшему генералитету государства при всенародном объявлении о Их Священном Короновании и Миропомазании, «иметь по мундиру, чрез правое плечо, шелковые шарфы трех (гербовых) цветов Империи» Русской – черного, оранжевого или золотого и белого, – «и такие же перевязки на левой руке...» Верхние эмблематические украшения балдахина, осеняющего шествие на короновании Помазанников Божьих, а также и тронов Их, или престолов, служащих эмблемою происхождения Их власти от Бога, – полны изображений Российского герба и символизирующих его цветов черного, золотого и белого.62

Особенно же почетное проявление Российского герба находится на многознаменательном Государственном знамени, Знамя это уже второе столетие возобновляется из атласной, или глазетной, или шелковой материи цвета всегда „золотого”, с обеих сторон Государственный герб, вышитый или же расписанный красками; бахрома витая из золота, серебра и черного шелка. Голубая лента Ордена св. Андрея Первозванного укреплена вверху бантом; концы ленты украшены с обеих сторон дву­главыми серебряными позолоченными орлами; от них вверх идут подписи шитые золотом; на одном конце: «с нами Бог» и годы начала государства русского (862) и принятия христианской религии (988), на другом: «с нами Бог» и годы принятая герба восточной империи (1497) и титула всероссийской империи (1721). На банте медальон с серебряным золоченым орлом; от банта висят две трехцветные (чернозолотосеребряные) кисти. На древке серебряное позолоченное яблоко; на нем двуглавый орел серебряный же покрытый эмалью; при древке ручки в серебряной позолоченной оправе, расписаны тремя цветами (чернозолотобелым). Знамя прикреплено к древку сере­бряными пуговицами на золотом галуне; кругом его золо­тая трехцветная (чернозолотосеребряная) обшивка. При знамени, кожаные перевязи, покрытые глазетом с трех­цветной (чернозолотосеребряной) каймою и подложенный малиновым бархатом. Древко и утверждение Знамени деревянные, раскрашенные шахматами в гербовые государственные цвета: черный, золотой и серебряный»63.

Священное Знамя это пред каждым Коронованием во­зобновляется и с большою торжественности в присутствие Государя Императора по молитвам святой Церкви, «освя­щается небесным благословением на страх всем врагам России, на дерзновение, силу и крепость воинству Русскому и на утверждение мира и избавление от всех нужд и бед отечества нашего». Вместе с тем Священное Знамя это, – как оно только что торжественно подтверждено пред Высочайшим Лицом Его Величества Государя Императора, – служит символом «единства и мо­гущества всех народов Российского Царства, символом объединения всех граждан Русских в беззаветной преданности Русскому Царю и отечеству и в самоотверженном исполнении каждым своего патриотического долга. Страшное врагам России, оно для Государей Русских служит знаменем помощи от Господа Бога, чтобы во славу Его Пресвятого Имени, путем православной веры, добра и правды мужественно, не взирая ни на какие пре­грады, вести Им народ Русский к благоденствию, величию и славе: да разумеют язы́цы, яко с нами Бог!»64.

Соответственно же высокознаменательному государ­ственному значению Российского герба проявление его единодушно с Царем всеми гражданами государства Русского узаконил славный Царь-Освободитель император Александр II. Именно в годы светлого возрождения России после тяжкого Севастопольского погрома, в годы высокого подъема Русского народного духа, Царь-Освобо­дитель наш Император Александр II для всенародного проявления Российского герба в его упрощенной симво­лизации, издал в 1858 году закон, установляющий, чтобы все „знамена, флаги и другие предметы, употребляе­мые для украшений при торжественных случаях были из Гербовых цветов Империи Русской”. В на­чале настоящего очерка представлен Высочайше утвер­жденный и до ныне не отмененный обязательный рисунок, приложенный к этому знаменательному до ны­не действенному узаконению. А вот буквальное его описание, как оно изложено в Собрании Законов Российской Империи:

«Описание Высочайше утвержденного рисунка распо­ложения гербовых цветов Империи на знаменах, флагах и других предметах, употребляемых для украшений при торжественных случаях. Расположение сих цве­тов горизонтальное, верхняя полоса черная, средняя желтая (или золотая), а нижняя белая (или серебряная). Первые полосы соответствуют черному Государственно­му орлу в желтом или золотом поле и кокарда из сих двух цветов была основана Императором Павлом I, между тем, как знамена и другие украшения из сих цветов употреблялись уже во время Царствования Импе­ратрицы Анны Иоановны. Нижняя полоса белая или се­ребряная соответствуем кокарде Петра Великого и Импе­ратрицы Екатерины II; Император же Александр I, после взятия Парижа в 1814 году, соединил правильную гербовую кокарду с древнею Петра Великого, которая соответствует белому или серебряному всаднику (Св. Георгию) в Московском гербе».65

Такое законодательное приобщение всего народа к участию в проявлении символизированных основ Российского герба является вполне историчным, юридичным и естественным. Закон вообще, по государственному праву,66 есть нормированное определение всякого порядка и благоустройства общественного, изданное для целесооб­разного направления явлений общественной жизни. И содержание закона зависит не от произвола законодателя, а от понятий, быта и условий жизни народа. Законы соз­даются всей жизнью государства, в них изображает­ся и прошлый и настоящий строй жизни народа... И в частном данном случае, при всемирном развитии государ­ственной символизации во флагах, знаменах, кокардах народов, и при постоянно неизменном проявлении основ Российского герба67 во всех предметах всех правительственных сфер государственной русской жизни, есте­ственно родилась потребность регулировать, устано­вить участие в этом и всех граждан русских, что и вызвало издание Императором Александром II узаконения об употреблении народом Гербовых символических цветов Империи Русской68 при торжественных случаях.

С другой стороны трудность отрешиться от при­вычки полуторавекового страстного стремления ко всему западному побуждала некоторых исследователей этого предмета быть слишком невнимательными к древним до-петровским событиям и к основам Российского герба, как к священным идеалам народным, которые не переставали жить и проявляться в жизни русского народа и получили себе должное признание для проявления и народом особенно в означенном узаконении Императора Але­ксандра II. Но, вследствие коллизии древнего, своего народного, исторического с позднейшим западным, случайным, иностранным, закон, изданный вполне согласно с развитием основных исторических идеалов и потреб­ностей, закон об употреблении на знаменах и флагах народа русского символических цветов Российского герба, был заслоняем, затушевываем некоторыми случайными, не законодательными, административными временными распоряжениями, которые, хотя не имели силы уничтожить, отменить этого исторического закона Императора Александра II, однако мешали должному его проявлению и выполнение. И потому, хотя до ныне никаким законом не отме­ненный и являясь узаконением действенным, обязательным для всех, закон этот, особенно со времени смутных восьмидесятых годов, был забыт и только не многими в провинции исполнялся, не смотря на то, что в государстве Русском исполнение общего закона обя­зательно для всех и есть не что иное, как исполнение Высочайшей воли Русского Царя.

Излагая обстоятельства четырехсотлетнего существо­вания и все большего и большего проявления основных элементов Российского герба, следует упомянуть о том обстоятельстве, что влияние разлагающегося западного строя столь еще велико у нас даже и после правильного пути, данного России ее Царем-Миротворцем Императором Александром III Александровичем, – да наградит Его Господь Бог высшим вечным блаженством! – что достаточно внимательны у нас и более отзывчивы к истории России только от времени пресловутой прорубки Балтийского окна в западную Европу. Но, признавая за­слуги стихийного Царя Петра Великого, должно помнить, что Балтийское окно его было отнюдь не первое с Руси на запад, должно помнить, что первые окна на сторону западного просвещения, очень многое плодотворно тогда осветившие на Руси, были прорублены, еще много ранее Петровского окна, первым Русским Самодержцем Великим69 Иоанном III Васильевичем. Именно, мудрым осуществлением вполнеe политического брака Иоанна III с греческой царевной Софией Фоминичной Палеолог и принятием мирового наследства Византии с символическим Императорским Византийским гербом, Иоанн III „раздрал завесу” между Россией и Европой. И вследствие этих событий государство Русское вступило с того времени в оживленные сношения почти со всеми западными государствами не только ближайшими, а и от­даленными, как Рим, прося и принимая от них ученых и специалистов по всем отраслям государственного бла­гоустройства... Потому-то маститый Русский историк Карамзин и сказал:70 „Бракосочетанием с Софией Иоанн III раздрал завесу между Европой и нами; обратив на себя внимание Держав, с любопытством обозревая пре­столы и Царства, он принимал союзы с условием ясной пользы для России... Следствием этого было то, что Россия, как держава независимая, величественно возвысила главу свою на пределах Азии и Европы, спокойная внутри и не боясь врагов внешних”...

Много миллионов русских граждан высоко почитают свой мундир, свое звание и знамя, под которыми они слу­жили и служат Царю и отечеству. Российский же Госу­дарственный герб есть всеобщее, объединительное для всех служащих и не служащих, древнее Русское знамя, есть наш общий многовековой символ, которым обоз­начается все наше Российское государство от Благочестивейшего Самодержавного Царя до последнего просто­людина. И как уважительно почтение к специальным нашим символам, к мундирам, к знаменам, к званиям, с которыми служили и служим мы Богу, Царю и ближним, так не менее должно быть уделено и ока­зано внимания и чести нашему всеобщему государствен­ному символу, четырехсотлетнему Российскому гербу, как бы самому Царю и отечеству.

И так, отдавая ныне честь величественному четырех-вековому Юбиляру – Российскому гербу, – будем твердо пом­нить, что государственное величие России началось с принятием ею на себя всемирных созидательных христианских идеалов и задач от великой Византии. А это внешне и символически выражено на Руси слиянием Импе­раторского Византийского герба, – черного двуглавого орла в золотом поле, – с древним Московским символом Победоносца в серебряном вооружении на белом коне, поражающего врага. Темною силою внутренних духовных раздоров греков и Магометова меча осквернена и поражена была в Константинополе Святая София, как хранительница Православия и усыновительница власти Им­ператорской от Бога; но тогда же со светлою славою и с еще большей силою возрождены ее священные идеалы на Святой Руси событиями, последовавшими за таинством брака последней греческой царевны Софии с Иоанном III, Великим Государем всея Руси. Это свидетельствует нам история и в этом наглядно убеждает даже внешний, выше здесь изображенный, величественный вид настоящего Российского герба!

Слава ему на веки! Слава идеям его навсегда! Царям Русским, Православным Слава!

СЛАВА! СЛАВА! СЛАВА!

Источниками и пособиями при написании настоящего очерка служили:

Собрание Государственных Грамот и Договоров, хранящ. в Государств. Коллегии иностран. дел. Москв. изд. с 1813 г. части I–IV.

Памятники Дипломатическ. сношений древн. России с державами иностран­ными. Изд. по Высочайшему повел. II отд. С. Е. И. В. К. в 1851 г. том 1-й.

Первое и второе Полное Собрание Законов Российской Империи.

Свод Законов Российской Империи. Изд. 1892 года, том I-й, часть 1-я.

Свод Морск. Постановлен, кн. X, Морской Устав, изд. 1886 г.

Полн. Собр. Руск. Летописей, изд. по Высоч. пов. Археогр. Ком. 1853 г. Том. VI, Софий. летоп.

Уложение Е. В. Государя В. К. Алексея Михайловича, по которому суд и расправа во всяких делах в Росс. государстве производится. Изд. 1737 г. Им. Ак. Наук.

Его И. В. Регламент генеральный или Уст. Госуд. Коллегиям. Изд. 1737 г.

Андреевского: Государственное право. Изд. 1866 г. том 1-й.

Загоскина: Истории права Московского Государства. Изд.1877 г. том 1-й.

Романовича-Славятинского: Система Русского Государственного права в его историко-догматическом развитии. Изд. 1886 г. часть 1-я.

Градовского: Начала Русск. Государствен, права. Изд. 1892 г. том 1-й.

Алексеева, орд. профес.: Лекции Русск. Госуд. права. Изд. 1892 г.

Владимирского-Буданова: Обозр. Истории Русск. права. Изд. 1888 г.

Пирлинга: Россия и Восток. Иван III и София Палеолог. Изд. 1892 г. Исследование по иностранным документам.

Успенского: Как возник в России Восточный вопрос. Изд. Спб. Слав. Благ. Общ. 1887 г.

Лакиера: Русская геральдика. Изд. 1855 г.

Снегирева: Еще несколько слов о Российск. гербe. В № 69 Моск. Вед. 1853 г. Литер, отдел.

Забелина: Домашний быт Русск. Царей. Изд. 1895 г.

Винклера: Государственный орел и герб. В Энциклопедич. Словаре, проф. Андреевск. и Арсен. Изд. Брокгауза и Ефрона, 1892 – 1893 г.

Языкова: О Русском Государствен, цвете. Изд. 1858 г. С. Е. И. В. Канц.

Вельтмана: Моск. Оруж. Палата. Печат. по Высочайшему соизвол. 1860 г.

Гербештейна: Записки о Московии. Изд. 1866 г. с лат. 1556 г.

Соловьева: История России. Изд. 1882 г том V.

Иловайского: История России. Издан. 1884 г., том II.

Карамзина: История Государства Российского. Изд. 1892 г., том VI.

Диаконова: Власть Московск. государей до конца XVI века. Изд. 1889 г.

Веселаго: Очерк Русской Морской Истории. Изд. 1875 г.

Леера: Энциклопедия военных и морск. наук. Изд. 1888 г. Т. IV. и пр.

Андреевского, Арсеньева и Петрушевского. Энциклопед. Словарь Брок­гауза и Ефрона, томы XI, VIII, IX, VI, и проч. Изд. 1892 – 1897 г.

Булгакова: Художественная Энциклопедия, изд. 1886 г., том I.

Энциклопедич. Лексик., посв. Его И. В. Изд. Плюшара, изд. 1838 г., том XIV.

Им. Академии Наук: Словарь церк.-славян. и русск. яз. Изд. 1867 т., том. I.

Справочн. Энцикл. Словарь, Старческого, том. 9, час. II, изд. 1859 г.

Венчание русск. государей на царство. Изд. Гоппе, 1883 г., с 217рис.

Дни Священного Коронования. Изд. Левенсона, 1896 года.

В память Священного Коронования. Изд. Гоппе, 1896 г.

* * *

47

Например, в конце вышеозначенной меновой грамоты 1497 года Царя Иоанна III с князьями Волоцкими значится так: „А сию меновую грамоту писал дьяк мой Федор Курицин. А к сей грамоте яз Князь Великий и печать свою привесил; а митрополит и мои братаничи свои печати привесили”... На подлин­ной подписано так: „Симон Митрополит всея Pycи”. Четыре печати привешены на шелковых малинового, черного и голубого цветов шнурках”. (Собр. Гос. Грам. и догов, изд. 1813 г. № 129, стр. 333).

48

История права Москов. Государства. Загоскина. Изд. 1877 г. т. 1, стр. 205 – 206. – Дворц. Разряды. Изд. С. Е. И. В. К. 1850 г. Т. I, стр. 1050.

49

Уложение, по которому суд и расправа во всяких делах в Poccийском Государстве производится, сочиненное и напечатанное при владении Его Величества Государя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея России Само­держца в 7156 – 1649 г. Изд. Имп. Ак. 1737 г. стр. 11.

50

Его Императорского Величества Регламент Генеральный или Устав го­сударственным коллегиям и т. д. Изд. 1837 г. глава 30, стр. 13 (изд. при Уложении).

51

Свод Закон. Росс. Имп. Т. I, час. I, стат. 39 и приложения II, §§ 11 – 22.

52

Свод Закон. Росс. Имп. Т. I, час. I, стат. 39 и приложения II, §§ 11 – 22.

53

Первое письменное упоминание о Русском морском штандарте было в бумагах Императора Петра I в 1703 году. См. очерк Русс. Морск. истор. Ф. Веселого, изд. 1875 г. Таблица Мор. флаг, и стр. 551 – 548.

54

Свод Морск. постановл. кн. X. Морской устав. Изд. 1886 г. стр. 247, стат. 1088 и 1092.

55

В Москов. архив. Минист. Иностр. дел. Приказн, дела древн. лет 1696 г. Свит. 632. Таблица Морск. флаг, у Веселого в очерке Русск. Морск. истор. изд. 1875 г.

56

1-е Полн. Собр. Закон. Росс. Импер. том XLIII, № 5836

57

Полн. Собр. Закон. Российск. Имп. том XLIII, № 5836, парагр. 2-й – Ко­карда (cocarde) есть украшение на шляпе или другом головном уборе. Кокар­да надевалась первоначально для различия партий во время споров. В общее употребление кокарда вошла во Франции в XVIII веке во время войны за испанский престол и в семилетнюю войну. Еще кокарда в виде султанчика или пуч­ка перьев на головном уборе издавна носилась Кроатами и Мадьярами. Впоследствии кокарда делалась из ленты одного или нескольких цветов, или в виде банта из материи, наконец стала представляться металлическим кружком или овалом из красок государственных цветов. В Германии кокарду национальных цветов имеет право носить каждый неопороченный по суду гражданин. Лишение права носить национальную кокарду равносильно лишению чести... Республи­канскими же декретами во Франции предписывалось носить кокарду даже женщинам и арестовывать всякого, кто не носил кокарды, а за срывание кокарды пре­давали военному суду....

58

2 Пол. Собр. Зак. Рос. Им. Т. XXXIII, кн. 3, изд. 1860 г. стр. 311. К № 33. 289. – Энциклопедия военных и морских наук. Сост. под. глав. редак. проф. Акад. Леера. Изд. 1888 г. Т. II, вып. 2-й, стр. 297.

59

Полн. Собр. Закон. Росс. Импер. Год 1834, № 6860,

60

Полн. Собр. Закон. Росс. Имп. год 1857, том ХХХII отд. II, № 31758.

61

Высочайший Манифест Государя Императора Александра III от 29 Апреля 1881 года.

62

Венчание Руссхих Государей на Царство. Изд. Гоппе, 1883 г. стр. 119 и 88, 84, 107, 155 и проч. – В память Свящ. Коронования. Изд. Гоппе 1896 г. час. 2-я стр. 179 и проч., час. 1-я стр. 58, 59, 61, 54, 55 и проч.

63

Моск. Оружейн. Палата. Изд. 2-е I860 г. по Высочайшему соизволению. Отд. IV стр. 227. – Венчание Русских Государей на Царство. Изд. Гоппе 1883 г. стр. 88 – 89. Дни Свящ. Коронования. Изд. Левенсон 1896 г. стр. 156. – Здесь рисунок № 3.

64

В память Священного Коронования Их Императорских Величеств. Изд. Гоппе 1896 г., час. 2-я, стр. 179. Сл. протопресвит. И.Л.. Янышева 12 мая 1896 года. Также церков. молитва при освящении знамени. – В изд. Левенсона 1896 г., стр.: 156–157.

65

Полное Собрание Законов Росс. Импер., собр.: второе, том XXXIII отдесение третье (книга 3) 1858 г. Приложение, Изд. 1860 г. Штаты и табели. Стран. 311. К № 33289 – 1858 июня 11. Здесь рисунок № 4.

66

Лекции Русск. Государств, права. Ординар, профес. И. Москов. Унив. Алексеева, изд. 1892 г. стр.: 231, 174 – 175.

67

Во всех символических знаках одежды служащих государству, осо­бенно военных, в красках предметов и регалий, принадлежащих правительству и государству, в ведомстве финансовом даже в цвете облигаций государствен­ной ренты, которою предположено заменить все займы России...

68

Вполне ошибочно стараются уверить некоторые исследователи, что в России национальные или народно-государственные цвета будто „установлены Петром I, который принял для русского флага три поперечный полосы: белую, синюю и красную; чертеж такого флага с соб­ственноручными подписями Петра Великого, сделанными как и самый чер­теж, в октябре 1699 г., хранится в Московск. главн. архиве Мини­стерства иностранных дел”. Так уверяют, например, в новом большом энциклоп. словаре издания 1897 г. К. К. Арсеньева и Ф.Ф. Петрушевского на стран. 721 сорокового полутома. Но по проверке этакого уверения оказывается, что указываемый чертеж флага Петровского к флагу символическо-русскому народному не относится, и о самом чертеже не досказано тех существенных его черт, которые обнаруживают не­правильную тенденциозность пропаганды бело-сине-красного сочетания для обще-русского народного флага. Именно: В московском главном архи­ве министерства иностранных дел сохранился черновой указ, писанный в 1699 году Петром I к Украинцеву и не имеющий никакого отношения к флагам. На этой-то „черновой” бумаге рукой Петра I нарисованы два трехполосных флага, из которых на одном означены почерком Го­сударя цвета полос словами: „белое, синие, красное”, – там же на другом рисунке, таком же трехполосном, во весь флаг начертан диагональный (Андреевский) крест. – Вот факт... – «Судя по времени, – заме­чает об этих рисунках Петра I г. Ф. Веселого, – кажется весьма возможным, что этот рисунок (то есть оба чертежа) представляет одно из первых проявлений мысли Петра I о внесении в наш военный ( тогда бело-сине-красный) флаг Андреевского креста». ( Очерк русской морской истории. Ф. Веселого. Минист. издания 1875 г. час. 1-я, стр. 550). Орден Св. ап. Андрея был учрежден именно в 1699 г. Из „Описных Книг” первых судов Азовского флота видно, что суда эти ранее 1699 г. имели трехцветные бело-сине-красные флаги. О них сказано: „знамя, которое к морскому пути надобно: белое, синие, красное”. Следовательно, смотря на черновые, хранящиеся в московском архиве, чертежи бело-сине-красного флага, вполне естественно предположить, что чертя эти два рисунка, Петр I сравнивал вид тогдашнего военного флага бело-сине-красного без креста с таковым же флагом, пересеченным Андреевским крестом, который он желал тогда ввести в военный флаг. И в прекрасном своем труде г. Ф. Веселого (стран. 549–551 и таблица флагов), на основании всех архивных современных Петру I документов, свидетельствует, что тот самый флаг, существовал и ранее этого года; именно с 1694 до 1700, и был специально военно-морским флагом, а после того сделан лишь специально коммерческим, морским, но все таки не общерусским, не народным. О флаге общерусском, как национальном символе, в то время не было мысли, так как самый флот лишь только зарождался и даже для военного флага не было установлено однообразия, а одновременно поднимались флаги: трехполосные бело-сине-красные без креста, такие же с Андреевским крестом и еще девятиполосные , состоявшие из троекратного повторения полос бело-сине-красных. По этому не должно позволять себе вносить в вопрос о символических народно-русских цветах неправильное уверение, будто Петр I установил бело-сине-красное сочетание для общерусского народно-символического флага. Если заняться предметом, то находишь в документах того же главного архива министерства иностранных дел жалованную грамоту того же Императора Петра I Францу Тимерману, где Государь установил еще ранее 1699 года ( именно в 1693 году) для русских народных коммерческих судов флаг из белой тафты с изображением на середине черной материей герба Его Царского Величества Российского царствия, двоеглавого орла с тремя над ними венцами, а в его ногах скипетра и яблока с крестом золоченых (таким и представлен этот флаг у Веселого в таблице). И это не черновой, а актовый исторический документ, красноречиво свидетельствующий, что первый флаг, начертанный Петром Великим для народных русских даже торговых судов, не имел ныне никакого значения после законодательного установления в 1858 году Императором Александром II для русских народных знамен и флагов сочетания цветов Российского герба – черного, желтого и белого. Не изменен тот принцип, что позднейший закон, равносильный и надлежаще изданный, отменяет предшествовавший. Статья 72 основных Закон. Российск. Империи устанавливает, что „закон сохраняет свое действие, доколе не будет отменен силой нового закона, равной силы и значения отменяемому. Следовательно закон 1858 года Императора Александра II отменил все предшествования о цветах русского народного флага, если бы они существовали; а после него по этому предмету не было издано, не было ВЫСОЧАЙШЕ утверждено иного закон, противного закону 1858 года о цветах народного русского флага до настоящих дней. Вполне компетентным доказательством этого служит содержание Собрания Узаконений и Распоряжений Правительства, издаваемого Правительствующим Сенатом. ( Осн. Зак. Рос. Импер. особен. стат. 51,56, 57,59, 66, 72, 77).

69

„Великим” его называет даже тогдашний немецкий посол барон. Герберштейн в св.: Записках о Московии, русск. изд. I866 г. стр. 22.

70

История Государства Российского. Карамзина. Изд. 1892 г. Т. VI, стр. 219.


  II

Источник: Харьков. Типография «Южного Края», Сумская, д. А. А. Иозефовича, № 13. 1898 г.

Вам может быть интересно:

1. Письма к Екатерине Михайловне и к о. архим. Серапиону Машкиным протоиерей Валентин Амфитеатров

2. Система народного и в частности инородческого образования в Казанском крае Николай Иванович Ильминский

3. Новая заповедь Константин Николаевич Сильченков

4. Описание славяно-русских рукописей книгохранилища Ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря, и заметки о старопечатных, церковнославянских книгах того же книгохранилища, архимандрита Леонида архимандрит Леонид (Кавелин)

5. Поучения настоятеля Архангело-Михайловской г. Таганрога церкви священника Василия Бандакова протоиерей Василий Бандаков

6. Мои дневники. Выпуск 7 архиепископ Никон (Рождественский)

7. Слова и речи священномученик Серафим (Чичагов)

8. Пастырские наставления. Духовное наследие архипастыря храма Христа Спасителя во Франции епископ Мефодий (Кульман)

9. Памятники древнерусского канонического права – 11. Заповедь епископам о хранении церковных правил профессор Алексей Степанович Павлов

10. Путешествие на Синай в 1881 г. Из путевых впечатлений. Древности Синайского монастыря Никодим Павлович Кондаков

Комментарии для сайта Cackle