Евстафий Николаевич Воронец

  IIII 

II12

Русский государственный герб образовался путем историческим и наследственным.

История этого герба тесно связана с историей печа­тей Московских государей, в которых он проявлялся. Употребление печатей на Руси вообще восходит до отдаленных времен договоров древних Руссов с Греками. Печати употреблявшиеся удельными и великими князьями древней России изображали лик Христа Спасителя, Бого­матери с Младенцем, или же особенно почитаемого Святого, а чаще всего лик Святого, во имя которого дано было имя князю, владетелю печати. Так что в первый период русской истории не выработалось определенной, формы печатей Русских государей, – не было и однооб­разного русского государственного герба.

И в частности у великих князей Московских до первого Самодержца всей Руси, до Царя 13 и великого князя Иоанна III, не была выработана постоянная форма герба. Проследив снимки с печатей, помещенных в части первой Собрания Государственных Грамот и Догово­ров, находим, что великие князья Иоанн Калита и сы­новья его Симеон Гордый и Иоанн II употребляли печати с изображением лика, соименного им Святого14. Великий князь Дмитрий Иоаннович Донской употреблял две печати: одну с изображением лика, соименного ему Свя­того, а другую двойную, с изображением головы в шлеме с одной стороны и нагой фигуры с другой стороны.15 У великого князя Василия Дмитриевича также два типа печати: на одной изображение лика, соименного ему Свя­того, а на другой изображение, скачущего вправо, всадника с поднятым в руке мечом16. На печатях великого князя Василия Васильевича еще больше разнообразия: на них изображена женская голова с головным древневосточным убором; двойная, где изображены четыре коня, бегущие по два в правую и левую сторону, а по средине какая-то фантастическая фигура, на оборотной же стороне была печать с изображением льва, пожирающего змея; еще двойная печать с изображением всадника на одной стороне, а на оборотной двух нагих фигур17.

Печати великого князя и Царя Иоанна III Васильевича до 1497 года представляют также несколько типов: на одних имеется изображение двух вооруженных встре­чающихся всадников; на других – двух фигур, стоящих на облаках и в поднятой руке одной венок, а другая держит меч; иные же печати его двусторонние, с изоб­ражением двух фантастических фигур на облаках с одной стороны, а с другой изображение льва, пожираю­щего змея18.

На монетах великих князей Московских до Иоанна III находятся также разнообразные изображения, как и на печатях, но всадник с мечом является уже на серебряных монетах Димитрия Донского. Попеременно с дру­гими изображениями, скачущий всадник встречается на монетах и последующих великих князей Московских. В государствование же Царя и великого князя Иоанна III изображение скачущего всадника является на монетах уже постоянным19.

Однообразная же форма герба Государей и великих князей Московских и государства Русского установилась после брака первого Русского Самодержца и Царя Иоанна III с Греческой царевной Софией Фоминичной Палеолог, последней представительницей последнего императорского рода Византии.

Много веков Царьград был опорой, столпом и славным выразителем идей православного христианства. Но вот, в неравной, продолжительной борьбе с турками, Константинополь пал в 1453 году. Рыцарски пал, за­щищая родину и христианство при осаде Царьграда, последний Греческий император Константин XII Палеолог. Последним потомком рода этого императора Константина XII20 была дочь брата его, Фомы, царевна Зоя, а по русским летописям София21, которая приехала в Москву и вышла замуж за царя и великого князя всей Руси Иоанна III22. От этого брака она имела сына Василия, наследовавшего после отца царство русское и права императоров Палеологов.

Мудрый Иоанн III понял, что брак его с царевной Софией-Зоей получит значение передачи наследственных прав императоров Греческих Русскому царскому роду и вместе с тем значения Греции юной России. Греция была тогда окончательно порабощена турками; не стало Византийской империи, но она воплотилась, вместе с ца­ревной Софией, в юной, окрепшей Руси. Это признавалось и выражалось тогда, как на Руси, так и в остальной Европе23. И важность того исторического обстоятельства, что Византия, после покорения ее турками, перестала суще­ствовать, а православная Русь, напротив, все более и более, освобождаясь даже от даннических отношений к татарам, возмужала, расцветала и сделалась способною быть преемницей Византии, была верно понята на Руси и народом, и правительством. Появись в народе, идея о Москве как о третьем Риме, как о наследнице Константинополя, второго Рима,24 развита была на Руси и в письменности, и в государственной практике. Предки наши единодушно, весьма толково, последовательно и даже ис­кусно воспользовались разными легендарными предсказаниями и мистическими сказаниями о Константинополе и России, а также и браком царя Иоанна III с последней представительницей последнего императорского рода Византии; они дали происшедшим историческим обстоятельствам толкование и направление в смысле народных по­требностей, возрожденной единодержавной Руси. Поэтому-то, в лице царевны Софии перенеся древний императорский род Греции на Русский престол и слив его с Царями Русскими, Иоанн III мудро принял символический герб Византийской империи, как видимый, внешний знак новых правовых отношений Руси к Греции и Константинополю.

Идея слияния исторических задач Царьграда с зада­чами всея Руси в символическом государственном гербе впервые, по сохранившимся историческим документам, проявлена на изображении печати, привешенной к ме­новой грамоте Великого князя Иоанна III Васильевича с племянниками его князьями Волоцкими. Писана та грамо­та была «на Москве лета седмь тысящ пятаго», то-есть в 1497 году от Рождества Христова, июля ме­сяца25. Печать эта двусторонняя. На одной стороне ее изображен, скачущий направо, крылатый всадник, кото­рый поражает копьем змея; вокруг этого изображения имеется надпись: „Иоанн, Божьей милостью, Господарь26 всея Руси и Великий Князь”. На другой стороне этой печати находится изображение двуглаваго орла с опущен­ными распластанными крыльями и с короной на каждой голове;27 кругом орла сокращенная надпись: „И Великий Князь Влад(имирский) и Моск(овский) и Нов(городский) и Пск(овский) и Тве(рской) и Уго(рский) и Вят(ский) и Пер(мский) и Бол(гарский) 28.

Так образовался русский государственный герб, в существенно основных своих элементах оставшийся от 1497 года до ныне неизменным.

Бывавшие же в этом гербе частные, временные дополнения касались большей частью различных комбинаций двух неизменных основных элементов, орла и всадника, и проявлялись в присоединении к двуглавому орлу различных эмблем и гербов областей и губерний русских.

Важнейшим из таких частных видоизменений в гербе 1497 года было соединение в печатях в одно изображение обеих составных его частей – орла и всад­ника. Именно, всадник перенесен с противоположной стороны печати на грудь орла, то есть всадника стали изображать в средине орла. Впервые печать и золотые монеты с таким соединением встречаются в царствование Иоанна IV Грозного29. Затем печати с таким же соединенным изображением орла со всадником встречаются в царствование Феодора Иоанновича, обоих Лжедмитриев и царя Михаила Феодоровича30. И одновре­менно продолжала существовать тогда, первоначально усвоенная Иоанном III, форма государственного герба с изображением орла и всадника отдельно31.

Из частных дополнений герба 1497 года важнейшее состояло в том, что вокруг двуглавого орла стали изо­бражать гербы главных областей, присоединенных к Московскому государству. Первый пример герба с таким дополнением сохранился на печати Царя Иоанна IV Грозного, которая находится при грамоте первого Лжедмитрия к тестю его, Юрию Мнишек. На этой печати, вокруг двуглавого орла со всадником и на груди его изображены гербы или печати областей: Казанской, Псков­ской, Тверской, Пермской, Болгарской, Черниговской, Нижегородской, Вятской, Югорской, Смоленской, Астрахан­ской и Новгородской32. При царе Алексее Михаиловиче в большой государственной печати гербы отдельных областей заменены более общими эмблемами, именно: на правой стороне изображены три городка и над ними буквы В. М. и Б., то есть Великая, Малая и Белая Россия, а на левой стороне от орла еще три городка и над ними буквы В. 3. и С., то есть Восточная, Западная и Северная страны. Под орлом помещен эмблематический знак «отчича и дедича», охраняемый вооруженными людь­ми; над орлом три короны. Такой вид государственного герба сохранялся и в последующая царствования с мелкими несущественными вариациями33.

Другое любопытное дополнение герба 1497 года, сде­ланное также при Иоанне IV Грозном, состояло в при­соединении к двуглавому орлу «Единорога», особенно на двухсторонних печатях, таким образом, что на одной стороне печати изображался орел со всадником на гру­ди, а на другой стороне орел с фигурой единорога на груди. Такая усложненная форма герба встречается и в царствования Бориса Годунова и царей Михаила Феодоровича и Алексея Михаиловича34. Весьма правдоподобно не­которые исследователи истории Русской полагают, что Иоанн IV Грозный, упоенный славой своих приобретений и всеми средствами старавшийся о „возвышении своей царской чести”35, желал символически пророческие слова псалма XCI, в ст. 11: «вознесется яко единорога рог мой», – эмблематично изобразить в гербе фигурой едино­рога36. При законодательной формулировке государственного герба в царствование Алексея Михаиловича, победо­носному всаднику, поражающему копьем змея, отдано было решительное предпочтение пред изображением единорога, которое и прекратилось.

Из прочих частных и мелких видоизменений и дополнений русского государственного герба можно указать, например, на то, что до 1625 года корон над орлом было только две, и между головами орла и двумя корона­ми изображался, начинавшийся от шеи орла, шестиконеч­ный крест с сиянием, как символ православия, введен­ный Федором Иоанновичем, а с 1625 года повелено заменить крест изображением третьей большой короны над двумя меньшими37. Со времен великого князя и ца­ря Василия Иоанновича главы орла стали изображать с открытыми клювами и с выдающимися из них языка­ми. Со времени царя Михаила Феодоровича изображали иногда в лапах орла скипетр и державу; крылья орла изображали поднятыми, а не опущенными. С учреждением в 1699 году ордена Св. Андрея Первозванного, герб Московский на груди орла стали окружать цепью ордена Св. Андрея. Всадника, изображавшаяся с обнаженной головой, изображали то в шишаке, то в княжеском венце, а обращен он был то в правую, то в левую сторону38.

Царь Алексей Михаилович, выписав из Австрии императорского герольдмейстера Лаврентия Хурелевича (или Курелича), поручил ему точнее формулировать традиционный русский государственный герб. И в 1667 году для скрепления Андрусовского договора с Польшей была сде­лана большая печать с изображением на ней государственного герба,39 очень близкого к тому виду, какой он имеет в настоящее время. Издано было и узаконение, разъяснившее значение его эмблем. Объяснение это таково: «Орел двоеглавый есть герб державный Госуда­ря, Царя и великого князя Алексея Михаиловича, всея Величия, Малые и Белые России Самодержца Его Царского Величества Российского Царствия, на котором три коро­ны изображены, знаменующие три великие, Казанское, Астраханское, Сибирское, славные царства, покоряющаяся Богом хранимому и высочайшей Его Царского Величе­ства милостивейшего Государя держав и повелению; на правой сторонe орла три грады суть; а по описанию в титле Великие, и Малые, и Белые России, на левой стороне орла три грады своими писаньми, образуют Восточных, Западных и Северных; под орлом знак отчича и дедича; на персех изображение наследника; в пазноктях (в лапах) скипетр и яблоко (держава) и являют милостивейшего Государя, Его Царского Величества Само­держца и Обладателя”40.

Орел есть герб державный, то есть он есть символ господства, могущества, величества Верховной Власти Царской. Герб Московский на груди двоеглавого орла, – всадник, поражающий копьем змея, – есть символ победы, торжества над врагом. До конца XVII века это изобра­жение называлось просто „ездец” или „ездок”, и объ­яснялось даже официально как эмблематическое изобра­жение вообще победоносного Царя Московского: например, в 1660 году русскими послами Лихачевым и Фоминым во Флоренции.41 Трудами особой геральдической комиссии (из Колычева, гр. Санти, А. Ольроу, Гизена42 и проч.), учрежденной императором Петром I и окончившей свои исследования уже при императоре Петр II, установлено признавать во всаднике древнего герба Московского Свя­того Георгия Победоносца43. В 1728 году июня 10 Высочайшим указом из Верховного Тайного Совета прислан был в Военную Коллегию Высочайше утверж­денный рисунок государственного герба при следующем описании: „Герб государственный по старому двоеглавый орел черный, на главах короны, а на верху в средине большая императорская корона золотые; в средине того орла Георгий на коне белом, побеждающей змея, епанча и копье желтое, венец желтый же, змей черный, поле кругом белое, а в средине красное.” При том же указе прислан был рисунок Московского герба со следующим описанием: „Московский Георгий на коне против того (то есть так), как в средине государственного герба”44. С тех пор, почти уже два века, значение всадника в государственном гербе остается неизменным и с значением Св. Георгия внесено в Свод Законов при императоре Николае I. В 1857 году, – свидетельствует профессор Андреевский, – образован был особый комитет, которому поручено было установить изображение русского государственного герба сообразно с переменами, происшедшими в русской жизни и составить твердые пра­вила о том, когда употреблять государственную печать в различных ее видах. Составленный тогда проект госу­дарственного герба в 1857 же году Высочайше утвержден: новым этим положением о гербе сохранено исто­рическое существо русского герба; указано только изобра­жать его с отличиями в большой, средней и малой госу­дарственных печатях45.

Таково было четырехсотлетнее историческое развитие Российского государственного герба.

В ныне действующей статье 39 Основных Государ­ственных законов о священных правах Верховной Власти он описан так:

Статья 39-я. „Российский государственный герб есть в золотом щите черный, двоеглавый орел, коронован­ный двумя Императорскими коронами, над которыми третья, такая ж, в большем виде, корона с двумя развеваю­щимися концами ленты ордена Святого Апостола Андрея Первозванного. Государственный орел держит золотые скипетр и державу. На груди орла герб Московский: в червленом щите Святой Великомученик и Победоносец Георгий на коне, поражающий дракона золотым копьем”.

Это краткое описание неизменных основных элементов герба. Примечание же при статье 39-й указывает полное подробное описание всех частностей государственного герба, которое находится там же, в „Приложении” к статье 39-й, и гласит так:46

§ 1. Российский Государственный герб есть в золотом щите черный двоеглавый орел, коронованный двумя Императорскими коронами, над которыми третья такая ж, в большем видe, корона с двумя развеваю­щимися концами ленты ордена Святого Апостола Андрея Первозванного. Государственный орел держит золотые скипетр и державу. На груди орла герб Московский: в червленом с золотыми краями щите Святой Великомученик и Победоносец Георгий в серебряном вооружении и лазуревой приволоке (мантии), на серебряном покрытом багряной тканью с золотой бахрамой, коне, поражающей золотого, с зелеными крыльями, дракона, золотым, с осьмиконечным крестом на верху, копьем. Главный щит (с гербом Государственным увенчан шлемом Святого Великого Князя Александра Невского. Намет черный с золотом. Вокруг щита цепь орде­на Святого Апостола Андрея Первозванного; по сторонам изображения Святых Архистратига Михаила и Архангела Гавриила. Сень золотая, коронованная Императорской короной, усеянная Российскими двоеглавыми орлами и подложена горностаем. На ней червленая надпись: С нами Бог! Над сенью возникающая Государственная хоругвь, с осьмиконечным на древке оной крестом. Полотно Государственной хоругви золотое; на ней изображение среднего Государственного герба (§ 5 прил.), толь­ко без окружающих оный девяти щитов.

§ 2. Вокруг главного щита, щиты с гербами Царств и нижеозначенных Великих Княжеств:

I. Герб Царства Казанского: в серебряном щите черный коронованный дракон; язык, крылья и хвост червленые, клюв и когти золотые.

II. Герб Царства Астраханского: в лазуревом щи­те золотая, подобная Королевской, корона, с пятью ду­гами и зеленой подкладкой; под ней серебряный восточ­ный меч, с золотой рукоятью, острым концем вправо.

Герб Царства Польского: в червленом щите серебряный коронованный орел, с золотыми клювом и когтями.

Герб Царства Сибирского: в горностаевом щи­те два черных соболя, стоящие на задних лапах и под­держивание передними, одною золотую пятизубцовую ко­рону, другою червленый лежащий лук и две крестообраз­но, остриями вниз, поставленные стрелы.

Герб Царства Херсониса Таврического: в золо­том щите черный византийский, увенчанный двумя золо­тыми коронами, орел, с червлеными языками и золоты­ми клювами и когтями; на груди, в лазуревом, с золо­тыми краями, щите, золотой осьмиконечный крест.

Герб Царства Грузинского: щит четверочастный, с оконечностью и малым в средине щитом. В среднем малом щите герб Грузии: в золотом поле Святой Великомученик и Победоносец Георгий, в ла­зуревом вооружении, с золотым на груди крестом, в червленой приволоке, сидящий на черном коне, покрытом багряницей с золотой бахрамой, поражающий червленым копьем зеленого, с черными крыльями и червлеными глазами и языком, дракона. В первой части – герб Иверии: в червленом щите серебряный скачущий конь; в углах, верхнем левом и нижнем правом, серебряные звезды о восьми лучах. Во второй части – герб Карталинии: в золотом щите зеленая огнедышащая гора, пронзенная крестообразно двумя черными стрелами, остриями вверх. В третьей части – герб Кабардинския земли в лазуревом щите, на двух серебряных, крестообразно, остриями вверх положенных стрелах, малый золотой щит с червленым обращенным вправо полумесяцем; в трех первых четвертях серебряные шестиугольные звезды. В четвертой части – герб Армении: в золотом щите червленый коронован­ный лев. В золотой оконечности – герб Черкасских и Горских Князей: скачущий на черном коне черкес, в серебряном вооружении, червленой одежде и черной из mеха приволоки, с черным копьем на правом плече.

Соединенные гербы Великих Княжеств: Киевского, Владимирского и Новгородского: в щите, разделенном вилообразно на три части. В первой лазуревой части – герб Киевский: Святой Архистратиг Михаил в серебряном одеянии и вооружении, с пламенеющим мечем и серебряным щитом. Во второй червленой ча­сти – герб Владимирский: золотой львиный леопард, в железной, украшенной золотом и цветными камнями, короне, держащий в правой лапе длинный серебряный крест. В третьей серебряной части – герб Новгородский: два черные медведя, поддерживающие кресла золотые с червленой подушкой, на коей поставлены, крестообразно, с правой стороны скипетр, а с левой крест; над креслами золотой трисвещник с горящими свечами; в лазуревой окраине щита две серебряные, одна против другой, рыбы.

Герб Великого Княжества Финляндского: в червленом щите, золотой коронованный лев, держащий в правой лапе меч, а в левой меч выгнутый, на ко­торый опирается задней правой лапой лев, сопровож­даемый восьмью серебряными розами.

Bcе сии щиты увенчаны, принадлежащими им, ко­ронами.

Внизу главного щита (с гербом Государственным Родовой Его Императорского Величества герб. Щит рассечённый. В право – герб рода Романовых: в се­ребряном поле червленый гриф, держащий золотые меч и тарч, увенчанный малым орлом; на черной кайме, восемь оторванных львиных голов, четыре золотые и четыре серебряные. В лево – герб Шлезвиг-Голстинский: щит четверочастный с особою внизу оконечностью и малым на середине щитом; в первой червленой части – герб Норвежский: золотой коронованный лев с серебряной галлебардой; во второй золотой части – герб Шлезвигский: два лазуревые леопардовые – льва; в третьей червленой части – герб Голстинский: пересечен­ный малый щит, серебряный и червленый; вокруг оного серебряный, разрезанный на три части, лист крапивы и три серебряные гвоздя с концами к углам щита; в четвертой червленой части – герб Стормарнский: сере­бряный лебедь с черными лапами и золотой на шее ко­роной; в червленой оконечности – герб Дитмарсенский: золотой, с подъятым мечем, всадник на серебряном коне, покрытом черной тканью; средний малый щит также рассеченный: в правой половине герб Ольденбургский, на золотом поле два червленые пояса; в ле­вой герб Дельменгорстский, в лазуревом поле золо­той, с острым внизу концом, крест. Сей малый щит увенчан Велико-Герцогской короной, а главный Коро­левской.

§ 3. Над сенью главного (с Государственным гер­бом) щита шесть щитов:

I. Щит соединенных гербов Княжеств и Областей Великороссийских, дважды рассеченный и дважды пере­сеченный, с оконечностью. В первой лазуревой части – герб Псковский: золотой барс; над ним выходящая из серебряных облаков десница. Во второй серебряной ча­сти – герб Смоленский: черная пушка; лафет и колеса в золотой оправе; на запале райская птица. В третьей червленной части – герб Тверской: золотой трон; на нем Царская, на зеленой подушке, корона. В четвертой сереб­ряной части – герб Югорский: две в червленной одежде руки, выходящие справа и слева из лазуревых облаков и держащие крестообразно два червленных копья. В пя­той серебряной части – герб Нижегородский; червленый идущий олень; рога о шести отростках и копыта черные. В шестой золотой части – герб Рязанский: Князь в зеленом одеянии и в опушенной соболем шапке, с черв­леною епанчею, и в таковых же сапогах, держит в правой руке серебряный меч, в левой черные ножны. В седьмой червленой части – герб Ростовский: серебря­ный олень с золотым ошейником. В восьмой серебря­ной части – герб Ярославский: черный, идущий на задних лапах, медведь, голова прямо, держащий в левой лапе золотую секиру на таковом же ратовище. В девятой лазуревой части – герб Белозерский: две накрест положенные серебряные рыбы; над ними серебряный же полумесяц; в правом углу золотой крест, с шариками на концах. В черной оконечности – герб Удорский: иду­щая серебряная лисица, с червлеными глазами и языком.

II. Щит соединенных гербов Княжеств и Областей Юго-Западных, разделенный вилообразно на три части. В первой червленой части – герб Волынский: серебряный крест. Во второй лазуревой части – герб Подольский: золотое солнце о шестнадцати лучах; над ним золотой крест. В третьей серебряной части – герб Черниговский: черный коронованный с червленым языком орел с золотыми когтями, держащий за собой в когтях левой ноги длинный золотой крест, наклоненный к правому углу щита.

III. Щит соединенных гербов Княжеств и Обла­стей Белорусских и Литовских: четверочастный, с оконечностью, и малым щитом на середине. В сем малом червленом щите герб Великого Княжества Литовского: на серебряном коне, покрытом червле­ным трехконечным, с золотой каймой, ковром, всад­ник (pogon) серебряный, в вооружении, с подъятым мечем, и со щитом, на коем осьмиконечный червле­ный крест. В первой части щита – герб Белостокский: щит пересеченный; в верхней червленой части – сереб­ряный орел; в нижней золотой части – лазуревый воору­женный всадник с подъятым мечем и серебряным щитом на коем червленый осьмиконечный крест; конь черный, покрытый червленым, трехконечным, с золо­той каймой, ковром. Во второй золотой части – герб Самогитский: черный, стоящий на задних лапах, медведь, с червлеными глазами и языком. В третьей се­ребряной части – герб Полотский: на черном коне с серебряной и червленой сбруей, всадник (pogon) в чер­ном вооружении, с подъятой саблей; рукоять золотая, тарч червленый, с серебряным осьмиконечным крестом. В четвертой червленой части – герб Витебский: серебряный всадник в вооружении, с подъятым ме­чем и круглым тарчем; седло на серебряном коне червленое, покрытое трехконечным золотым, с лазуревой каймой, ковром. В серебряной оконечности – герб Мстиславский: червленый волк; голова влево.

Щит гербов Областей Прибалтийских четверочастный. В первой золотой части – герб Эстляндский: три лазуревые леопардовые – льва. Во второй червленой части – герб Лифляндский: серебряный гриф с золотым ме­чем; на груди, под Императорской короной, червленый вензель; ПВ ИВ (Петр Второй, Император Всероссийский). В третьей в четверочастном поле, гербы Курляндский и Семигальский; в первой и четвертой серебряных четвертях – герб Курляндский: червленый лев; в червле­ной же короне; а во второй и третьей лазуревых четвертях – герб Семигальский: выходящий серебряный олень, с шестью на рогах отростками, увенчанный Герцогской короной. В четвертой червленой части – герб Корельский: две противопоставленные, поднятые вверх, руки в сереб­ряных латах, с серебряными же выгнутыми мечами; над ним золотая корона.

Щит соединенных гербов Северо-Восточных Областей Империи четверочастный, с малым щитом, на средине. В сем малом червленом щите – герб Пермский: серебряный идущий медведь, на спине его золотое Евангелие, на коем серебряный крест с четырьмя лучами. В первой золотой части главного щита – герб Вятский: выходящая вправо из лазуревых облаков в червленой одежде рука, держащая червленый же натянутый лук со стрелой; в правом углу червленый, с шариками крест. Во второй зеленой части, разделенной серебряным кре­стом – герб Болгарский: серебряный идущий агнец, с червленой хоругвию, древко золотое. В третьей серебря­ной части – герб Обдорский: черная идущая лисица с червлеными глазами и языком. В четвертой зеленой части – герб Кондийский: дикий человек с дубовым на голове венком и дубовым же поясом, держащий правой рукой на плече серебряную булаву.

VI. Герб Туркестанский: в золотом щите черный идущий единорог с червлеными глазами, языком и рогом.

§ 4. Российский Государственный герб в полном его виде изображается на Государственной большой печа­ти (§13 прил.), также на тронах, балдахинах, в залах, назначенных для торжественных при Императорском Дворе собраний или для заседания высших присутственных мест, но не иначе, как по особым Высочайшим повелениям, объявляемым чрез Министра Императорского Двора. При сем определяется каждый раз, какие должны быть украшения вокруг главного герба и между окружающими его щитами прочих гербов Царств, Княжеств и Областей, упоминаемых в пространном титуле Его Императорского Величества (Зак. Осн., ст. 37).

Средний Государственный герб

§ 5. Средний Государственный герб есть тот же, как и большой, но без Государственной хоругви и шести над сенью щитов с означенными в § 3 сего приложения гербами.

§ 6. Средний Государственный герб изображается, как на средней Государственной печати (§ 15 прил.), так, по особенным указаниям Его Императорского Величе­ства, и в других местах и случаях.

Малый Государственный герб

§ 7. Малый Государственный герб сходствует с средним (§ 5 прил.), но без Императорской сени, без изображений Святых Архистратига Михаила и Архангела Гавриила, и без Родового герба Его Императорского Ве­личества; цепь ордена Святого Апостола Андрея Первозванного помещается на груди орла вокруг щита с гер­бом Московским, а гербы Царств и Великих Княжеств (§ 2 прил.) на крыльях орла следующим образом: на правом крыле, в первом месте, герб Цар­ства Казанского; на левом, в первом месте, герб Царства Астраханского; на правом крыле, во втором месте, герб Царства Польского; на левом, во втором месте, герб Царства Сибирского; на правом крыле, в третьем месте, герб Царства Херсониса Таврического; на левом, в третьем месте, герб Царства Грузинского; на правом крыле, в четвертом месте, соединен­ные гербы Великих Княжеств Киевского, Владимирского и Новгородского; на левом, в четвертом месте, герб Великого Княжества Финляндского.

§ 8. В сем виде (§ 7 прил.), но в щите и с присоединением Императорской сени, Государственный герб изображается на малой Государственной печати (§17 прил.). На других малых печатях и в украшениях он может быть изображаем по § 7 сего приложения и без гербов на крыльях орла, но всегда с Московским на груди гербом, окруженным цепью ордена Святого Апостола Андрея Первозванного.

§ 9. Когда малый Государственный герб изображен в щите (который должен быть всегда золотым), то цепь ордена Святого Апостола Андрея Первозванного окружает не Московский герб на груди орла (§ 7 прил.), а самый щит.

§ 10. По особым, объявляемым чрез Министра Императорского Двора, Высочайшим повелениям, к малому Государственному гербу могут быть присоеди­няемы: или Императорская сень (§ 1 прил.), как сие опре­делено о малой Государственной печати (§ 8 прил.), или же, когда орел помещен в щите, увенчанном Император­ской короной, изображения Святых Архистратига Ми­хаила и Архангела Гавриила.

* * *

12

Эта II глава была напечатана в июле 1897 года в № 204 „Московск. Ведомостей”.

13

Памятн. Диплом, снош, др. России с иностран. Изд. 1851, том. I, стр. 87, и 96, 97, 114, 115, 126, 130, 133 и проч. – Истор. России. Иловайского, изд. 1884 г., т. 2-й, стр. 495, 515 и проч. – Диаконова: Власть Моск. Госуд. стр. 135 и проч.

14

Собрание Государственных Грамот и Договоров. Часть первая, Москва, изд. 1813 г., № 21, 22, 24, 25, 26, 30 снимки печат. в конце.

15

Там же, снимки печат. при № 30, 33, 34, 35.

16

Там же, снимки при № 38, 39, 41, 42.

17

Там же, снимки № 44, 53, 55, 57, 75, 77, 79, 83, 85, 86, 87.

18

Там же, снимки при № 89, 90, 91, 93, 94, 98, 99, 100, 107, 109, 110, 111, 114, 117, 124, 126.

19

О ценностях в древней Руси. Заблоцкого. Изд. Спб. 1854 г., стр. 50.

20

После геройской смерти бездетного императора Константина Палеолога, у него осталось два брата: Димитрий и Фома. Димитрий в 1460 году был взят в плен турками и в 1870 году умер в Андрионополе, приняв монашество: живых детей после него не осталось, Фома Палеолог, не находя возможности бороться против Турок, отдал себя с семьей под защиту могучей тогда Венецианской республики. Султан обещал ему пенсию, если он откажется от притязаний на Греческий престол, но Фома отверг предложение Турок в надежде на поддержку Италии и Франции. Он деятельно хлопотал в Риме и Венеции о восстановлении своего престола в Константинополе, заключив даже на сей случай договор с Венецией. Но в 1462 году он умер в Риме, не дождавшись обещанной помощи. Из двух сыновей Фомы, на которых тогда перешли права императоров Палеологов, меньший, Эмануил, отправился к султану и перешел в мусульманство, а старший Андрей, умер бездетным. Из двух дочерей Фомы, Елена, жена последняя Сербского господаря, овдовев бездетной, окончила жизнь в монастыре. Вторая же дочь Фомы Палеолога и племянница императора Константина XII, остав­шаяся последней представительницей императорского рода, Зоя, по русским летописям София, Палеолог вступила в брак в 1472 году с царем и великим князем всея Руси Иоанном III. (Успенского: Как возник Восточн. вопрос. Изд. 1887 года, стр. 26 – 27. – Россия и Восток. Пирлинга Изд. 1892 г., стр., 6 – 19; 166 и пр.).

21

„Это не представляет ничего удивительного, – свидетельствует историк С. Соловьев, – ибо мы знаем, что и бабка Иоанна III, Софья Витовтовна имела дру­гое имя, Анастасия; знаем, что и после царицы принимали другое имя при браке”... (История России. С. Соловьева. Изд. 1882 г., том пятый, стр. 436 – 437, примеч. 67).

22

Родство между ними уже было: тетка Иоанна III, Анна Васильевна, была женою дяди царевны Зои-Софии, императора Иоанна Палеолога, старшего брата ее отца.

23

С конца ХV века беспрерывные посольства в Москву из Рима и Вены своими советами и практическими указаниями лишь разъясняли, развивали и обле­кали в реальную форму отвлеченные идеи и теоретические построения, созданные на русской почве. Уже в 1473 г. Венецианский сенат прислал царю Иоанну III послание, в котором прямо пишет, что вследствие брака его, Великого Князя всея Руси, с принцессой Софией (Зоей) Палеолог, он, великий князь, является прямым наследником Византийского престола, в виду отсутствия наследников мужеского пола. (Моск. Вед. 1896 года, ноябрь № 320, стр 3: „Кому принадлежит Константи­нополь”. – Пирлинга. Россия и Восток, стр.: 103 и 172). И чем дальше турки забирались в Европу, чем грознее становились они для Вены и Рима, тем настойчивее проявлялась европейской дипломатией (нити коей сосредоточи­вались тогда в Риме) мысль о привлечении России к передовой роли в борьбе с турками. В силу этого сознания, которое разделяли все европейские державы, за исключением одной Польши, императорские и папские послы в течение сотни лет внушали России мысль о передовой роли на юго-востоке Европы, об обязанности ее взять в свои руки разрешение Восточного вопроса, об отыскании Константинопольского наследства, о королевском венце и учреж­дении независимого патриаршества. В 1519 году папа через своего посла Шомберга говорил в Москве, между прочим, следующее: „А похочет князь великий за свою вотчину Константинопольскую стояти, занеже турецкий вотчину великого князя держит, и он (великий князь) имеет ныне пригоден путь да и помощь”. (Подробности у Ф. Успенского: Как возник в России Восточный вопрос? Изд. Спб. Славянского Благотворительного Общества 1887 года, стр 34, 35, 36,37 и проч. Россия и Восток, Иоанн III и София Палеолог, П. Пирлинга. Изд. 1892 г., стр. 149–166).

24

Старец Филофей, простой монах, человек сельский из Елеазарова Псковского монастыря, изложил такие воззрения в форме писем к великому князю Василию Ив. и патриотично пришел к знаменитой фикции: Третий Рим есть Москва. „ Как пророчества усвояют Русскому народу освобождение Константино­поля и господство в нем, то ясно, что в Российском царстве сосредоточились все христианские народы. Два Рима пали, третий, Москва, во всей вселенной блистает как солнце, а четвертому Риму не бывать”... Фикция эта получила в России государственное значение. (Подробности у Ф. Успенского, стр. 11, 25, в особен. у Диаконова: Власть Московск. Государей до конца XVI века. Изд. 1889 г. стр. 54 – 90. Православ. Собеседник 1861 года, май, в Памяти древн. русс, дух письм. стр. 82 – 84 и проч.)

25

Собран. Государ. Грам. и Догов. Москва, изд. 1813 г. Часть первая, стр 330 – 333, № 129 сним. в конце. Еще № 135 и проч. Здесь рисунок № 1.

26

Понятия „осподарь” „государь” были выработаны самой жизнью на Руси. В „Русской Правде” словом „государь, осподарь” обозначается хозяин собственник, домовладыка, вообще сам, как выражались о князьях, державших неза­висимо свою волость”... Государем на Руси обозначалось лицо самовластительное, самодержавное в отношении его семьи, его хозяйства и собственности... Значение „Господаря”, „Государя всея Руси” приобрел Государь Московский”... – „Термин „Государь” или „Господарь” в публичном праве означает власть неограниченную... Официально этот титул принят Иоанном III”... (Обз. Ист. Рус. права. Владимирского-Буданова. Изд. 1888 г. стр. 144. – Дом. быт Русс. Царей. Забелина. Изд. 1895 г. час. I, стр. 6 и 8).

27

Самое древнее, сохранившееся в России, изображение такого орла нахо­дится на Императорском греческом троне, привезенном с собой в Москву царевной Софией Фоминичной, женой вел. кн. Иоанна III. Трон принадлежит к Царским регалиям, то есть внешним символам Царского достоинства и власти. Трон или престол есть символ божественного происхождения власти Царской. Древнейший из тронов, хранящихся в Московской Оружейной Палате, есть цар­ское место, кресло или царский стул, по древним описям, резной из слоновой кости, местами вызолоченный, привезенный в Москву греческой царевной Софией Фоминичной Палеолог, супругой Иоанна III. При венчании на царство царя Алексея Михайловича этот трон употреблен был при шествии царя из Успенского собора в Архангельский. В 1856 году, по Высочайшему повелению, этот трон был исправлен к св. Коронованию Государя Императора Александра II. Рисунок его и очень подробное описание находится в книге „Венчание русских царей на царство” Изд. 1883 г., стр. 17, 92 и 95. На этом древнем греческом троне восседала при своей Коронации в 1896 г. Ее Величество Государыня Императрица Александра Федоровна. (В память Свящ. Коронования 1896 г. Изд. Гоппе 1895 г. час. 1-я стр.: 54 и 57; час. 2-я стр.: 182).

28

Известный гербовед Лакиер основательно свидетельствует, что доказательством значения государственного, описанной формы, печати и герба Иоанна III с 1497 года служит и то, что в прочих печатях Русских князей вокруг изображения всегда означалось, что печать такого-то князя, а на описанной гербо­вой 1497 года печати Иоанна III значение печати уже не объясняется, потому что предполагается, что каждый знает (вернее: должен знать), что эта печать есть царская, государственная, так как на ней установленное изображение, принятый государем герб. (См. Историю права Московского государства. Професс. Н. П. Загоскина, I, изд. 1877 г. Казань, стр. 195–196. Лакиер: Русская Геральдика, 1, стр. 124). Государственное значение печати 1497 г. выражает также печать, объявленного преемника Государства, Василия Иоанновича, привешенная в 1504 г. вместе с Иоанновою тождественного вида, только меньшего размера и без означения чья она, и только с надписью: князь великий Василий Иоаннович.

29

Собр. Госуд. Грам. и Договор. Часть II, при № 104, въ надп. вокруг прибавл. слово Царь. – Шуберта. Monnayes russes, оттиск. № 1. Справ, энц. слов. Старчевск. Изд. 1855 г. т. 9, ч. 2, стр. 151.

30

Собран. Госуд. Грам. и Договор. Часть II, при №№ 59, 95, 99, 130, 132, 156, 162, 163, 169 и проч. Часть III при № 38. – Справ. Энцикл. слов. Старчевского. Изд. 1855 г т. 9, ч. 2, стр. 151 и проч.

31

Собран. Госуд. Грам. и Договор. часть II, сним., при №№ 46, 73; часть III при №№ 71, 118 и пр.

32

Там же, часть II, при № 104.

33

Лакиера. Русская геральдика. Спб. изд. 1855 г. стр. 234 – 236.

34

Лакиера. Русская геральдика. Изд. 1855 г. стр. 231, 232.

35

Диаконова: Власть Московских Государей до конца XVI века. Спб., изд. 1889 г., стр. 136– 140 и пр

36

Снегирева: Еще несколько слов о Московском гербе. В № 69 Москов­ских Ведомостей изд. 1853 г., стр. 707, „Литературный отдел”. – „Мой рог Ты (Господи) возносишь, как (рог) единорога.” – Единорог баснословное животное, хотя древние писатели говорят о нем, как о действительно существующем. В средневековых легендах и сказках на нем ездили волшебники: он убивал все, что ему попадалось на встречу, только чистая дева могла его укротить и сде­лать ручным. У древних христиан единорог служит символом не только силы, но и чистоты и целомудрия, почему единорог изображался даже на коленах Пресвятой Девы Марии. Служил также атрибутом многих отшельников (Ху­дожеств. Энциклопедия, изд. Булгакова, 1886 г.. Т. I, стр. 293). В русских азбуковниках XVI и XVII веков единорог, или инрог, изображается так: „зверь, подобен есть коню, страшен и непобедим, в роге имат всю силу. И егда гоним, взбегает на высоту и ввержет себя долу, без пакости пребывает. Подружия себе не имат, живет 532 лета. И егда вскидает свой рог вскрай моря и от него возрастает червь, а от того бывает зверь единорог. А старый зверь без рога бывает не силен, сиротеет и умирает”. Рог его считался целительным и чудодейственным. См. Энциклоп. Слов. Андреевского и Арсен., изд. Брокгауза и Ефрона, 1891 г. Т. XI, стр. 559 560.

37

Энциклоп. Слов. Андреевского и Арсеньева, изд. Брокгауза и Ефрона 1893 г. Т. IX, стр. 412, стат. „Государ, орел“. Ф. Винклера.

38

1-е Полное Собр. Закон. Росс. Империи. № 421.

39

Загоскина: История права Московского Государства. Изд. 1877, стр, 200. – Винклера: Госуд. орел, в т. IX, изд. 1893 г. Энцикл. Словарь, стр. 412. Также у Лакиера, Снегирева и пр.

40

Вследствие важного значения государственных печатей, всякого рода подлог в них осуждался наравне с преступлениями против Величества. Уложение царя Алексея Михаиловича (гл. IV) грозит смертной казнью, как за под­делку государственной печати, так и за злоумышленное отнятие ее от государ­ственных грамот. (История права Московского Государства H. Загоскина, 1887 года, стр. 206).

41

Подробн, у проф. Загоскина: История Права Москов. Госуд. том I, изд 1877 г. стр. 201–202. – Также у Снегирева.

42

„Гейсен (Huysen) уроженец Вестфалии, служивший России при Петре I, велел выгравировать Русский герб в Вене и два раза издавал его в Саксонии с описанием”... (Энц. Лекс. Плюшара, т. 14, стр. 214).

43

Русск. Госуд. Право. И. Андреевского Спб. Изд. 1866 г. т. I стр. 157.

44

Снегирева: Еще неск. слов о Москов. гербе в Московск. Ведом. 1853 года № 69, стр. 707. Литерат. отд. – .Андреевского Русск. Госуд. Право. Изд. 1866 г. стр. 157.

45

Андреевского: Рус. Гос. Право. Изд. 1866 г., стр. 156–157.

46

Свод Законов Росс. Империи. Издан. 1892 г. том перв., часть I, стр 4J – 46. Здесь рисунок № 2.


  IIII 

Источник: Харьков. Типография «Южного Края», Сумская, д. А. А. Иозефовича, № 13. 1898 г.

Вам может быть интересно:

1. Царство благодати, или Собрание истин и примеров из жития святых, по Четьи-Минеи: в помощь проповедникам слова Божия и для назидательного чтения православ. христианам протоиерей Василий Бандаков

2. Слова и речи священномученик Серафим (Чичагов)

3. Иконы Церковно-археологического музея Общества любителей духовного просвещения. Выпуск I Александр Иванович Успенский

4. Церковная проповедь на двунадесятые праздники. Часть 1 протоиерей Пётр Смирнов

5. Система народного и в частности инородческого образования в Казанском крае Николай Иванович Ильминский

6. Новая заповедь Константин Николаевич Сильченков

7. Письма к Екатерине Михайловне и к о. архим. Серапиону Машкиным протоиерей Валентин Амфитеатров

8. Четии Минеи в поучениях на каждый день года. Часть 4 протоиерей Виктор Гурьев

9. Краткий очерк церковного права Михаил Егорович Красножен

10. Описание славяно-русских рукописей книгохранилища Ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря, и заметки о старопечатных, церковнославянских книгах того же книгохранилища, архимандрита Леонида архимандрит Леонид (Кавелин)

Комментарии для сайта Cackle