архиепископ Феофан (Прокопович)

XIV. Суббота

В этот день оканчивается неделя и как воспитанникам, так и воспитателям полезно вспомнить, как шла жизнь школы, необходимо выяснить те вопросы, и которые выдвинуты этой жизнью, – обратить внимание на то, что было пережито дурного и хорошего.

Так как летом воспитанники целую неделю работают, рано встают, а потому бывают уставшими, в субботу им дают выспаться в волю, именно часов до 6 и даже до 7. Встав, они чистят свое платье и обувь, переменяют постельное белье, выбивают пыль из одеял; затем по звонку собираются в зал читать молитвы. После молитвы воспитанники разделяются на две равные группы, из коих одна идет завтракать, а другая в баню. В бане маленьких моют их старшие товарищи. За порядком следит дежурный преподаватель. Когда первая партия помоется, в баню идет вторая, а первая садится завтракать. В первой партии обыкновенно ходят воспитанники, составляющие хор, чтобы, придя из бани и позавтракав, они могли до 12 часов спеваться. В 12 часов обедают и после обеда, часов до 3 или до 4 бывают свободны.

Зимою время до обеда проводится так же, как и в обыкновенный зимний день, а в баню воспитанники ходят по понедельникам и притом раз в две недели, тогда как летом каждую неделю.

Как летом, так и зимою сейчас же после обеда собирается Педагогический Совет в доме Попечителя и под его председательством, а в отсутствие Николая Николаевича4 под председательством управляющего школою. На собрании Педагогического Совета учителя говорят о поведении воспитанников и об отношении их к занятиям. Все, что было замечено учителями хорошего или дурного в поведении учеников и в отношении их к своим обязанностям, Председатель замечает и в предстоящем кругу объявляет воспитанникам в виде выговора или похвалы.

Тут же учителя, по возможности посещающие уроки друг друга, делятся своими впечатлениями и обсуждают сообща вопросы, касающиеся до техники преподавания.

Часа в три воспитанники посреди зала ставят стол, а перед ним скамейки для себя и за столом стулья и кресла для воспитателей. Впереди скамеек, перед самым столом ставится пюпитр и на нем кладется дневник школы. Когда окончатся эти немногие приготовления, старшина идет известить Николая Николаевича о том, что в школе все уже готово к кругу. По приходе воспитателей, сейчас же все по звонку собираются в зал и размещаются так, чтобы ученики каждого класса были вместе и чтобы маленькие ростом садились впереди больших. Ведётся это собрание-круг Николаем Николаевичем, а в его отсутствие управляющим школою или одним из преподавателей. Собрание это имеет чисто семейный характер; на нем и дети и воспитатели совместно говорят о жизни школы, о поведении отдельных членов её; все с полной искренностью и доброжелательством указывают на недостатки или проступки, стараясь пробудить добрые чувства и порыв раскаяния в виновном.

Начинается круг чтением школьного дневника, или журнала, как его у нас большею частию называют. Дневник этот ведется самими воспитанниками ежедневно, причем записи за будние дни ведутся дежурными по школе воспитанниками младших классов; записи эти исправляются дежурными старших классов. Записи же праздничных, воскресных и субботних дней исполняются воспитанниками трех специальных классов, назначаемых по очереди старшиной старшего класса, на ответственности которого лежит наблюдать за своевременностью записей. В дневнике записывается все, что случается особенного в жизни школы и главное внимание обращается на дух этой жизни, на общее настроение воспитанников, на их радости и горе. В дневнике подробно записывается всё, что говорится в кругах, на предмолитвенных беседах, на товарищеских совещаниях и на всех собраниях школы. Также записываются все заявления Попечителя, учителей и старшин школы, – так что дневник являет собою полную хронику школы. Главный недостаток записей состоит в изложении; встречаются записи, в которых очень подробно изложено все, но изложение не только ослабляет их достоинство, но подчас делает их даже совсем неверными. В общем, однако, записи исполняются хорошо, а иногда даже настолько хорошо и верно, что авторы их удостаиваются похвалы. По прочтении записи воспитанники делают свои замечания, потом председатель круга высказывает свое мнение, указывая на достоинство и недостатки записи.

Мы школьному дневнику придаем большое значение. Он дает нам возможность вновь пережить те светлые, радостные чувства, которые наполняли наши сердца в прошедшие дни, он дает нам возможность еще раз увидеть во всей непривлекательной наготе то зло, которое было замечено в жизни школы; кроме этого воспитанники привыкают правильно и хорошо выражать свои мысли и описывать происходившие события; воспитатели по записи могут судить о том, насколько воспитанники понимают то, что им говорится, могут судить о том, как они относятся к жизни и о степени доброй воли их.

После чтения школьного дневника читают записи из книги проступков. Это книга, в которой каждый воспитанник может записать самого себя, своего товарища и даже старшину; в эту же книгу записывают и старшины тех, кем они недовольны за непослушание, за неисполнение обязанностей по дежурствам, за неаккуратность и распущенность и за дурное, неуважительное или грубое отношение к товарищам. Часто в этой книге записывают себя и сами виновные, если только они хотят перед всеми товарищами громко покаяться и выяснить, как они сами смотрят на свой поступок. Эта книга не служит наказанием, а скорее, если можно так выразиться, памятной книгой, в которую записывают для того, чтобы в кругу обратить внимание на записанное и совместно с воспитателями обсудить; но так как в эту книгу не записывают за хорошее поведение, а исключительно за дурное, то всякому естественно считать запись в эту книгу некоторым наказанием. Иногда, при обсуждении записей этой книги, оказывается, что запись сделана неточно, тогда её исправляют и подробно записывают поправку в школьном дневнике. Но это очень, очень редко бывает, – обыкновенно записывают только тогда, когда проступок вполне выяснится. Когда приступают к разбирательству записей, то сначала сами виновные высказывают, насколько они считают запись верной, как смотрят на свой проступок, одним словом им предоставляется право высказать все, что они хотят по этому поводу. Если виновный искренно перед всеми покается и горячо пообещает на будущее время так не поступать, то ему бывает выговор только в тех случаях, когда проступок очень серьезен, а то его прощают вполне, потому что главное – раскаяние виновного – уже достигнуто. Но бывает иногда, что воспитанник, имеющий мало доброй воли, всячески старается извинить себя, приводя всевозможные оправдания. В таких случаях не выслушивают до конца всех его умствований, а со всем негодованием, которое горит в душе против зла, выражают ему строгое порицание, желая показать ему насколько он возмутителен, стараясь казаться лучшим, чем есть на самом деле. Часто в таких случаях воспитанники, увидя такое возмущение их поведением со стороны воспитателей и товарищей, разбивают сковывающий их покров мелкого самолюбия, гордости, холодности и тупости духовной, и в искреннем горячем порыве сердечного раскаяния сознаются во всем дурном и после этого становятся близкими по духу для всех окружающих. Но встречаются и такие, в которых трудно затронуть живую струну: ни ласки, ни строгость, ничто на них не действует; к счастью таких мало.

После чтения записей из книги проступков Председатель круга сообщает, что говорили преподаватели на собрании педагогического совета о поведении воспитанников и об отношении их к своим обязанностям. Председатель делает выговоры и замечания тем, которые были виновны в чем-нибудь, а тех, кто заслужил сочувственный о них отзыв, поздравляет. Но на сочувствия и выговоры эти не нужно смотреть как на постановления Педагогического Совета, – это просто частные замечания воспитателей детям. В тех случаях, когда воспитанник не обращает внимания на эти замечания и продолжает вести себя дурно и дурно относиться к своим обязанностям, ему делают уже по постановлению Педагогического Совета чрезвычайный выговор; два-три таких выговора и поднимается вопрос об исключении из школы, если только воспитанник не изменится.

Летом, когда воспитанники работают, смотрители за работами заявляют насколько они довольны работами тех, кто работал под их присмотром. Особенно обращают внимание на отношение к работе. Если воспитанник работает не дурно, но без радости и любви к труду, то его заслуга не велика и такого воспитанника смотрители не похвалят: напротив, если воспитанник любит труд и с радостью работает, стараясь как можно лучше выполнить работу не из желания получить похвалу, а из любви к самой работе, то, если бы даже у него работа шла и не очень успешно по слабости или непривычке, он все же считается достойным похвалы.

После всего этого Председатель спрашивает у старшин о том, как они довольны поведением своих товарищей по классу, а у старшего старшины – о всей школе. Тут же выясняются и все недоразумения, происходящие между воспитанниками. Когда старшина выскажет все, что он имел сказать, товарищи его по классу говорят о нем: о том, как они довольны его отношением к ним, и как он исполняет свои обязанности. Нужно сказать, что если и бывают недовольны старшинами, то чаще за ненастойчивость и нетребовательность его и очень редко за излишние требования. Если старшина несправедливо относится к товарищам, недостаточно внимательно относится к своим обязанностям, то после нескольких заявлений в кругу, товарищи сменяют его. Как воспитанники, так и старшины заявления о них не считают за донос начальству, за измену товариществу, как это могло бы быть при других обстоятельствах. В Воздвиженской школе все ясно понимают, что воспитатели любящие их друзья, желающие им всем сердцем добра, а не сыщики и палачи, которые всячески стараются выведать что-либо о воспитанниках и потом подвергнуть наказанию для устрашения. Все знают, что товарищи и тем более воспитатели говорят о них с полной доброжелательностью, с желанием принести им пользу, помочь им стать свободными, честными христианами, понимая свободу с христианской точки зрения, т. е. духовно свободными от зла, господами над самими собою и своими похотями, а не рабами их.

Приблизительно через месяц, а иногда и через два производятся выборы старшин. Это делается так. Каждый воспитанник на особой бумажке пишет имя и фамилию товарища, которого он желает выбрать старшиною; пишут также и старшины. Получивший простое большинство выбирается старшиной. Обыкновенно старшины выбираются большим большинством, а нередко и единогласно; но иногда случается так, что никто из кандидатов не получит даже и простого большинства; тогда весь класс собирается вместе, нередко с учителем или Попечителями, и на собрании, поговорив обстоятельно, выбирают голосованием старшину. Всех выбранных старшин поздравляют и воспитатели и товарищи.

Когда круг кончается не очень поздно и до ужина еще остается много времени, то все воспитанники разделяются на три группы, из которых первую составляет Старший Братский Кружок, вторую – Младший Братский Кружок и третью – воспитанники не принадлежащие к кружкам, – вне-кружковые, каждая устраивает частное собрание под председательством учителя. Такое разделение воспитанников имеет целью дать им возможность поговорить именно о тех вопросах, которые наиболее их касаются; есть много вопросов, касающихся жизни школы, которые давно известны воспитанникам, находящимся в кружках, а воспитанникам вне-кружковым полезно их напомнить; притом старшим говорить о своих братьях в присутствии порученных им младших очень неудобно, потому что у не вполне хороших и мало вдумчивых детей это может подрывать любовь и уважение, и таким образом мешать старшему влиять на своих младших; о старшем в общем кругу говорят только тогда, когда поступок его известен младшим; в таком случае необходимо выяснить всем, что было дурного в его поведении, чтобы оно не было соблазном для других.

На собрании Старшего Братского Кружка говорят о поведении братьев, о их отношениях к младшим, о младших и о всех вопросах жизни школы, которые не разбирались в общем кругу. На собрании Младшего Братского Кружка также говорят о поведении друг друга, о взаимных отношениях, об отношениях к вне-кружковым воспитанникам и о том, кого из них можно принять в число братьев. Говорят также и об общем настроении кружка, проверяя насколько любовь связывает братьев и насколько настроение кружка в общем повысилось или понизилось. С вне-кружковыми остается обыкновенно сам Николай Николаевич, стараясь пробудить в них добрую волю и выяснить для них в жизни школы то, чего они еще мало понимают сердцем5.

Круг в школе устраивается обыкновенно через одну субботу, а в промежутках бывает товарищеское совещание; иногда успевают и в один день сделать то и другое.

Товарищеское совещание – это собрание воспитанников, на котором они одни, без воспитателей, самостоятельно говорят о своей жизни. Руководителем этого собрания является старшина школы. Воспитатели на этом собрании бывают только изредка и то для того, чтобы увидеть, как ведется беседа, какие недостатки еще замечаются в собрании и чтобы потом, указав на эти недостатки, дать желательный тон. Воспитатели не присутствуют на этих собраниях для того, чтобы дать воспитанникам возможность привыкнуть к самостоятельной деятельности, привыкнуть к общему, совместному решению вопросов, касающихся их жизни. Здесь, на совещании, не стесняемые ничьим присутствием, в кругу своих товарищей, они могут свободно выражать свои мысли, вникая в жизнь школы; говоря о поведении товарищей, они привыкают сознательно относиться к характерам окружающих людей, понимать их, понимать что дурно и что хорошо. Говоря о вопросах общей жизни, они еще теснее сплачиваются между собою в одну тесную семью.

На совещании прежде всего приступают к разбирательству тех вопросов, которые были намечены в кругу и оценивают проступки товарищей, а потом переходят и к новым, возникающим здесь же, на совещании, вопросам. Если проступок не был достаточно выяснен в кругу, то здесь он подробно выясняется и объясняется, причем каждый может свободно высказать свое мнение. Иногда многие хотят говорить и бывает несколько шумно, но руководитель, к которому все относятся с уважением, легко водворяет порядок. Когда проступок выяснен подробно, спрашивают самого виновного: признает ли он себя виновным и насколько считает свое поведение достойным порицания. Если проступок не очень важен и виновный искренно покается перед всеми, то на него не налагают никакого наказания; если же воспитанник не хочет признать себя виновным и упорно оправдывается, то он подвергается тем большему наказанию. Вопрос о наказании решается сейчас же после объяснения проступка.

В нашей школе существуют только наказания нравственного характера. Самым тяжелым наказанием является отлучение от общества товарищей. Оно состоит в том, что наказанный не имеет права вместе обедать, завтракать и ужинать, ни участвовать в товарищеских играх, ни говорить с товарищами, кроме членов Старшего Братского Кружка, не может присутствовать на общих чтениях и собраниях. Иногда даже отлучали от кругов и предмолитвенных бесед. Но это наказание применяется так редко, что года три ему уже никто не подвергался; оно применяется только к натурам исключительно грубым и тупым сердцем, на которых ничто не действует, – за крайне грубое, гордое или нечестное отношение ко всем окружающим. Вторым и наиболее употребительным за серьезные проступки наказанием является запись в черную книгу. В эту книгу записывают воспитанников за грубость, непослушание, за неисполнение своих обязанностей по недостатку доброй воли, за укоренившуюся неаккуратность и большую неосторожность в обращении с товарищами и пр. В эту же книгу записываются и выговоры по постановлению Педагогического Совета за дурное отношение к работам и к урокам. После обстоятельного обсуждения проступка, вопрос о том: записать виновного в черную книгу или нет, решается товарищами поднятием рук. Несогласные с решением высказывают те причины, по которым они находят несправедливым записывать виновного в черную книгу; такими причинами могут быть: непризнание большой важности за проступком, и горячее раскаяние виновного, когда убеждены, что виновный и без наказания исправится и загладит свой проступок. Когда все причины, как с той, так и с другой стороны будут высказаны, приступают ко вторичному голосованию, после чего вопрос считается окончательно решенным. После этого переходят к вопросу о формулировке записи и высказывают то, что они находят нужным особенно оттенить в записи и какие нежелательные черты характера главным образом выразились в проступке. Руководитель записывает все это и потом, в свободное время, к следующему совещанию составляет проект записи. В этой записи он прежде всего кратко описывает факт или общее поведение виновного, потом высказывает, какая нежелательная черта характера особенно резко проявилась в этом факте и, наконец, говорит о том, как относятся к тому виновный и товарищи. В следующем совещании эта запись прочитывается, если нужно исправляется, доводится до сведения Николая Николаевича и только с его согласия вносится в черную книгу. Записи черной книги от времени до времени прочитываются для напоминания. За маловажные проступки воспитанники выражают свое несочувствие виновным устно и дружественно уговаривают их последующим поведением загладить свою вину.

В тех случаях, когда кто-либо из воспитанников упорно дурно ведет себя, не обращает никакого внимания ни на замечания, ни на наказания, товарищи решают на совещании довести об этом до сведения Николая Николаевича. Попечитель подымает об этом вопрос на Педагогическом Совете, который и постановляет сделать выговор виновному; это решение записывается в протоколы Совета. Два, три таких выговора ставят на очередь вопрос о выключении из школы.

Не надо думать, что на совещании говорят исключительно о дурных проявлениях школьной жизни. Подобно тому, как порицается зло и выражается несочувствие к нему, у нас вошло в привычку поддерживать добро и выражать к нему сочувствие. Если кто из воспитанников проявит особенную любовь к товарищам, товарищи откликнутся на эту любовь и выразят ему сочувствие и благодарность; если же товарищ поступит очень хорошо, проявит особенную любовь к товарищам или своим обязанностям, то сочувствие товарищей может выразиться даже в записи в особую книгу – книгу похвал. В книгу похвал записывают каждый месяц выбранных старшин с примечанием о том, как он исполняли свои обязанности, а также и похвалы, выраженные по постановлению Педагогического Совета.

Здесь же на совещании воспитанники говорят и о всех вопросах материальной жизни школы и могут доводить о своих желаниях до сведения г. Попечителя. В тех случаях, когда все очередные вопросы разрешены, а времени еще остается много, воспитанники устраивают беседу по общим вопросам, близко их касающимся. Выясняются коренные причины, благодаря которым развился тот или другой недостаток, выясняется подробно вред этого недостатка и способы избавиться от него. Обо всем этом говорят применительно к нашей школьной жизни, причем, конечно, говорится и о том, как то или другое может отразиться в будущем.

Решение товарищеских совещаний передается руководителем в присутствии всей школы воспитателям и записывается в школьный дневник.

Как после круга, так и после совещания в воспитанниках замечается особенно сильный подъем духа. В них с новою силою проявляется жажда деятельности, жажда духовного братского общения и они группами, по нескольку человек, с любовью и радостью беседуют между собою; школьный коридор переполнен двигающимися группами радостных, энергичных детей; после целой недели умственных или физических трудов, они пользуются свободной минутой, чтобы излить свою душу друг перед другом и в тихой радости духовного единения пожить исключительно братскою любовью. К сожалению есть между воспитанниками и такие, которые не живут общею жизнью, не дорожат братским общением; в такие минуты они в одиночку забираются в наименее посещаемые уголки, но таких немного.

Вечером после ужина, часов в 8, члены Старшего Братского Кружка идут в дом Николая Николаевича. Здесь, усевшись тесным кружком вокруг чайного стола, они проводят время за чтением, разговорами о младших и друг о друге; часто Попечитель рассказывает кое-что из своей богатой впечатлениями жизни, или из своих путешествий по Европе и Палестине; потом, обыкновенно в конце собрания, он играет на фортепиано произведения Моцарта, Бетховена, Вагнера или свои собственные. Иногда члены Старшего Братского Кружка поют духовные песни обиходного напева, из которых особенно любимы песни великопостного канона: «Помощник и покровитель»... «На недвижимом Христе камени»... «Видите, видите, яко Аз есмь Бог»... «Хвалите имя Господне»... «Всякое дыхание да хвалит Господа»... «Глас Господень на водах вопиет»... «Се жених грядет в полунощи»... и другие. Очень мы любим и антифон «От юности моея»... Песни эти, выливаясь из сердец, полных в это время веры и любви, глубоко трогают всех присутствующих и приводят их в радостное, умиленное настроение. Заканчиваются эти собрания общими молитвами в молельной Николая Николаевича. Летом иногда идут читать молитвы в парк. Возвращаясь домой с душами, переполненными радостию, светом и любовию, они иногда еще долго гуляют по дорожкам парка близ школы, наслаждаясь ясным сиянием луны или миллиардами мигающих разноцветными огоньками звезд, усеявших чистый темно-голубой свод неба и чарующей тишиной украинской летней ночи, и долго еще звучат по лесу задушевные звуки их любимых песен.

Бывший воспитанник Воздвиженской школы А. Ивченко

* * *

4

Неплюев – учредитель школы.

5

В последнее время с вне-кружковыми воспитанниками часто имеет дело Ф. Е. Чвертка и на многих из них оказал очень благотворное влияние.

Комментарии для сайта Cackle