святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

§ 145. Особенности в словах по их предмету, объясняемая состоянием слушателей. Внимание к оратору в храме.

Для настоящего времени не совсем понятно, как о таких высоких предметах, какова тайна Св. Троицы, – мог говорить св. Григорий с церковной кафедры к народу и говорить так, как он говорил. Но надобно послушать св. Григория, чтобы узнать, с каким жаром о таких предметах говорили тогда везде, – не только в домах, но и на площадях. При всеобщем внимании к великому догмату, слова св. Григория о нем могли быть доступны для всех, или по крайней мере они были необходимы для всех, особенно в том виде, в каком говорено в них о догмате. Неумеренный жар, с каким вступали тогда в споры о таинствах веры, люди призванные совсем не к тому, люди унижавшие истину спорами о ней, – был не разумен599. И сей-то жар охлаждал Григорий, его-то вводил он в свои границы, вместо его-то он возбуждал живительную теплоту любви деятельной. Вот в каком расположении говорил он к своим слушателям, приготовляя их к словам о богословии: «, во-первых, рассмотрим, чтò значит эта страсть к словопрениям? чтò значит эта болезнь языка? чтò это за недуг новый и жажда ненасытная? Нам дела нет до странноприимства, до братолюбия, до любви супружеской, до детства, до призрения бедных; всенощное стояние, слезы, усмирение тела постом – не до нас». И обращаясь к Евномию, который особенно ввел в силу диалектические споры, говорит ему: «Но, скажи мне, какою силою рукополагаешь ты некоторых в один день в богословы? Для чего ты составляешь собрания из неученых словесников и запутываешь слабых в паутинные сети? Для чего ты выводишь полчища диалектиков, древние басни великанов? Нет, друзья и братия, нет, не будем так думать; не позволим себе мчаться, подобно пылким и неукротимым коням, сбросив всадника – разум, и отвергнув благочестие, которое может нас обуздывать600. Мужественно и сильно хочу я говорить, говорил он в другом слове, дабы сделались вы лучшими, дабы от плотского обратились вы к духовному, дабы правильным образом возвысились вы в вашем духе»601. И убеждает презирать все временное, возноситься к вечному, очищать сердце добрыми делами. При таком-то расположении своих современников, имел он нужду так часто говорить о мире.

На сей последний предмет Григорий вызывал всю силу своего красноречия. Его слово о мире, его слово о сохранении умеренности в спорах, одушевляются то негодованием на страсть к спорам церковным, то животворным веянием духа любви Христовой, то показывают на опыте пагубные следствия сей страсти, то раскрывают глубины сердца и обнаруживают черные начала сей страсти – гордость и тщеславие. За тем понятно, что слова о Богословии вполне имели и имеют право быть образцами церковного слова, но слова такого, которому подражать трудно.

С каким вниманием, с какою жаждою спешили слушать и слушали слова Григория, говорит нам о том сам Григорий. В прощальном своем слове говорит он: «Прощайте, любители речей моих, быстро и шумно стекавшиеся отовсюду, скорописцы явные и тайные, и эта ограда, которая так часто осаждаема была за слова; прощайте, сановники и слуги палат, верные ли вы Царю, не знаю, а Богу большею частью не верные! Бейте в ладоши, бросайте слова острые, поднимайте оратора вашего хвалами. Умолк для вас злой и говорливый язык: но не совсем молчать он будет; он будет сражаться с вами рукою и тростью»602. Изображая видение о любезном ему храме Анастасии, которое напоминало ему самую действительность, он говорит: «мне представилось, что сижу на высоком престоле, однако же не с поднятыми высоко бровями.... По обе стороны ниже меня сидели старцы (пресвитеры), вожди стада, зрелые возрастом. В пресветлых одеждах предстояли служители (диаконы), как образы ангельской светозарности. Из народа одни, как пчелы, жались к решетке, и каждый усиливался подойти ближе; другие теснились в священных преддверьях, равно поспешая и слухом и ногами; а иных препровождали еще к слышанию слов моих пестрые торжища и звучащие под ногами улицы, чистые девы, вместе с благонравными женами, сверху преклоняли благочинный слух603. Чудное зрелище!

* * *

599

«Дело дошло до того, что каждое торжище оглашается спорами, каждое пиршество омрачается скучным пустословием, каждый праздник становится не праздником, а временем уныния; и комнаты женщин – жилище простоты – полны смущения, – цвет целомудрия облетает от быстроты споров: это зло ничем не удержимое». Слово 4. о богословии.

600

Слово 4. о богословии.

601

Orat. 49. 9. (§ 4. р. 365).

602

Orat. 32. р. 528. В. U. 42. р. 767.

603

Carm. 9. р. 78. По переводу творений св. отцов при Моск. Дух. Академии. 1844 г. IV ч.



Источник: Историческое учение об отцах церкви : [В 3-х т.] / [Соч.] Филарета, архиеп. Черниговского и Нежинского. - Санкт-Петербург : тип. Академии Императорских наук. 1859. - 2 т. - 384 с.

Вам может быть интересно:

1. Слова и речи. Том I – Слово в неделю православия митрополит Никанор (Клементьевский)

2. Преподобный Феодор Студит и его время – Глава VIII. Воцарение Льва V Армянина епископ Можайский Василий (Преображенский)

3. Святые южных славян – Указатель святых по алфавиту святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

5. Очерк жизни архимандрита Антония, наместника Свято-Троицкой Сергиевой лавры профессор Петр Симонович Казанский

6. Алфавитный указатель предметов, содержащихся в Словах святаго Исаака Сирина – Серафим преподобный Исаак Сирин Ниневийский

7. Биографические материалы. Том I – Семинария архиепископ Никанор (Бровкович)

8. Святыни и древности Старой Руссы Михаил Владимирович Толстой

9. Известие о глаголическом четвероевангелии Зографского монастыря Измаил Иванович Срезневский

10. Отечественная история церковная и гражданская протоиерей Фёдор Титов

Комментарии для сайта Cackle