Библиотеке требуются волонтёры

святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

§ 175. Златоустый толкователь Нового Завета: общие черты толкований; достоинства частные; его обозрение Свящ. Писания.

2) В толковании Нового Завета1209: а) по главному характеру св. Иоанн остается тем же, чем видим его в толковании Ветхого Завета, т.е. самое первое внимание обращает он на то, чтобы с точностью определить буквальное значение текста. Основательное значение греческого языка, простиравшееся и на дух и на формы языка, поставило св. Златоуста, при его внимании к значению выражении, на степень самого превосходного толкователя Нового Завета; отселе он руководитель и для лексикографов и для грамматиков и для толковников всех следовавших за ним времен.

б) Самое же верное знание значения слова Божия Златоустый заимствовал из духа учения Христова и апостольского. С одним знанием языка он конечно не был бы таким превосходным толкователем, каким признают его все, точно также, как слишком далекими от совершенства являются в толкованиях своих самые лучшие новейшие знатоки языка, не усвоившие себе чистого духа Писания. Сам Златоустый, зная основания чистого греческого языка, видел и признавался, что язык Нового Завета не есть чистый, обработанный язык греческий; и однако объяснял слово Христово так, как желали бы объяснять его и другие; объяснял потому, что глубоко понимал дух Христов. Чтобы видеть сие последнее, довольно прочесть первую беседу его на евангелие Матфея и две первые беседы на послание к римлянам.

в) Во всех своих толкованиях Нового Завета он наставник для толковников: но и наставник не всегда бывает одинаков при зависимости от обстоятельств жизни. Фотий замечал, что Златоустый, во время занятий делами пастыря, ее имел свободы так обрабатывать свои толкования на Апостола, как обрабатывал их в Антиохии1210, замечание справедливое, но только не но отношению ко всем беседам константинопольским, равно как не в отношении ко всему времени пребывания Златоустого в Антиохии. В том нет никакого сомнения, что самое первое место между всеми толковательными беседами его занимают антиохийские беседы на Евангелие Матфея. Эти беседы едва ли не при жизни самого Иоанна Златоуста переведены были на языки латинский1211 и сирский1212. Толкование на евангелие Матфея при полноте и точности объяснения слов св. Матфея, заключает еще в себе ту особенность, что здесь с повествованием св. Матфея сличаются повествования других евангелистов; строгое обращается внимание на время и случай событий и чудес; выставляются и поверяются сомнения о значении слов евангелиста; не говорим о том, что прежде всего обращается внимание на буквальное значение слов. О беседах на послание к римлянам так писал св. Исидор: «преимущественно в толковании послания к римлянам премудрейшего Иоанна – сокровища премудрости – я так думаю (и да не подумает кто либо, что для красоты так говорю), что если бы божественный Павел захотел языком аттическим объяснять себя самого, то он не иначе стал бы толковать, как толковал и Златоуст знаменитый; так толкование его блещет энтимемами, изяществом и точными выражениями1213. Беседы на послание к римлянам, по общему суду, равны беседам на евангелие Матфея. По точности объяснения слов апостола, хотя и не красоте языка, высокое занимает место объяснение Послания к Галатам; оно даже более, нежели другие толкования Златоустого, приближается к подливному виду комментария, потому что состоит преимущественно из объяснений слов апостола, без уклонений к нравственным наставлениям. После сего к лучшим толкованиям Златоустого надобно отнести беседы на 1 Послание к Коринфянам и на Послание к Ефесянам. В беседах на евангелие Иоанна Златоустый весьма много обращает внимания на арианские толкования слов евангелиста, и потому это толкование весьма полезно было для современников по догматическим объяснениям и нравоучениям, тем не менее, оно полезно и для времен поздних. Менее всех прочих отличаются внешними совершенствами (по слогу) беседы на кн. Деяний апостольских и на Послание к Евреям. Те и другие, по их простоте и безыскусственности так резко отличаются от всех прочих толкований Златоустого, что Эразм сомневался, принадлежат ли они Златоустому, хотя эти сомнения и напрасны1214. Такой вид этих толкований зависел частью от того, что они говорены в смутное время жизни Златоустовой, частью от того, что по той же смутности обстоятельств страдалец святитель не успел внимательно пересмотреть записок, писанных со слов его другими1215. Беседы на деяния, уступая прочим в красоте слога и отчетливости толкований, в нравственных наставлениях даже превышают некоторые из других толковательных бесед. Заметим еще одно сочинение Златоустого, относящееся к изучению Слова Божия, – обозрение Свящ. Писания. Это сочинение осталось после Златоустого неоконченным, и, как показывает содержание, писано для домашнего употребления. Такой вид обозрения в последствии подал некоторым мысль дополнить недовершенный труд Великого учителя, и обозрение Златоустого явилось с дополнениями из так называемого Синопсиса Афанасиева1216. Подлинное сочинение Златоустого заключает в себе: а) превосходное общее обозрение содержания канонических книг Ветхого и Нового Завета (προθεωρια), б) частное обозрение Бытия, Исхода, Числ, Второзакония, Иисуса Навина, Судей, Руфи, 4 книг Царских1217, книги Иова1218, 4 больших и 7 меньших пророков. Число Соборных посланий у него ограничивается только тремя, равно не упоминается об Апокалипсисе. Это, как вероятно, потому, что так думали о том и другом предмете в его время в Сирской Церкви1219. Впрочем, в других сочинениях своих он приводит свидетельства и из второго Петрова послания1220. Подлинность обозрения Златоустого не подлежит сомнению1221.

* * *

1209

К толковательным беседам на Новый Завет, кроме вышеупомянутых бесед на Еванг. Матфея и Иоанна, на Деяния апост. и на 14 посланий апостола Павла (прим. 93–96, 99–101, 104, 128, 140, 142, 150, 152) и кроме помянутых же бесед на частные места Нового Завета, говоренных в известное время (пр. 48–52, 80, 82, 84, 87, 89, 90, 105, 111, 125), относятся еще беседы, говоренные, неизвестно когда, на Мф. 26, 39, 7, 14). Т 3, р. 15, 25 (на Рим. 5, 3, 8, 28 (Т. 3, р. 140, 150), на 1Кор. 11, 19 (Т. 3, 240), на 2Кор. 11, 1 (T. 3, p. 291). Вообще беседы на частные места, изд. Монфоконом в 3 томе. Но так называемое неполное сочинение на Матфея (opus imperfectum in Mathaeum. T. 6.) не принадлежит св. Златоусту ни по слогу, ни по содержанию. Оно писано на лат. языке; тексты приводятся по Вульгате; слог не греческий, и такой, в котором ничего нет Златоустова. Сочинитель приводит апокрифические книги Сиона, Езекии, Климента, – а вдобавок он арианин и вероятно в конце 5 века оплакивал он падении своего арианства. (Hom. 49. dit. lat.). Бес. о законодателе Ветхого и Нового Завета (Т. 6.) обличается в подлоге слогом и скудостию содержания.

1210

Biblioth. cod. 172–174.

1211

Анианом диаконом Целеденским, современником блж. Августина. См. его предисловие к переводу бесед Златоуста. Ар. Montf. Т. 7. Григорий Трапезунтский дополнял сей перевод; в 1181 г. Иоанн Бургундион пизанец по воле п. Евгения 3-го вновь перевел сии беседы вместе с беседами на Иоанна. Mabillonius in Jtinerario Jtat. p. 164. Robertus in continuat. Chronici Sigeberti ad. an. 1180.

1212

Ксенаия, сирский писатель, живший в конце 5-го и в начале 6-го в. уже свидетельствовался беседами на евангелие Матвея и Иоанна и на псалмы. Assemani Bibl. Or. Т. 2, р. 28. Свод толкований на еванг. Матвея и Иоанна, выбранных из Евсевия и Златоустого есть и ныне в сирск. списке 9 в. Maii Col. vet. avct. T. 5, cod. syr. 26, p. 11. См. выше прим. 205 и там же об армянском переводе.

1213

Epist. lib. 5. ер. 32. О видении ап. Павла Златоусту, желавшему увериться в верности своих толкований, говорят – Георгий Алекс., Иоанн Дамаскин (orat 4. de imagin ар. Biblium р. 462), неизвестный жизнеописатель, Метафраст и имп. Лев. Напрасно Савиль приводит в подозрение повествование сие тем, что лучшие толкования на послания ап. Павла писаны Златоустом в Антиохии, писанные же в Константинополе слабы и во многом недостаточны, а потому одобрение апостола сим последним было бы, говорит он, несправедливо.

1214

О подлинности см. зам. 142. 143. 148. 152. 205. сл. Montfauconii Praes ad. Homil in Actus Apostolorum. В доказательство подлинности бесед на Деяния Савиль (Praes. ad Hom. in Actus ар.) справедливо указывает на Фотия (Bibl. cod. 476. р. 386), который повторяет слова 44 бес. (р. 335 ed. Montf.), на Дамаскина, который (de fide orth 3, 15) приводит слова 1 беседы, потом на слова 11-й беседы, и 44 бес., где проповедник представляет себя современником Юлиану и Феодосию Вел. на места, где он называет себя епископом.

1215

Монфокон говорит, что списки бесед на Деяния апостольские и особенно бесед на послание к евреям по частным выражениям и расстановке слов, хотя и не по смыслу, весьма разнятся между собою. Это без всякого сомнения могло зависеть первоначально только от того, что сам Златоустый не имел свободного времени пересмотреть те и другие беседы, как пересматривал он прочие. Выше (замечание 152) видели, что беседы на послание к евреям изданы с записок (σημειων) пресвитера Константина. Записки или точнее заметки эти были те самые, которые, как говорит Сократ (4, 4) составлялись скорописцами (ταχυγραφοι, οξυγραφοι) во время самого беседования св. Иоанна. Подобно сему записываемы были и слова Богослова. У Филострата (іn vita Alexandri с. 3) такие скорописцы называются σημειων γραφεις) писцы заметок, люди обыкновенные в публичных греческих ораториях. Что касается в частности до Константина или, как называется он в письмах Златоустого и в особенных письмах Констанция; то Монфокон по разным спискам бесед на послание к евреям дознал, что кроме рецензии Констанциевой были и другие, и его рецензия не везде отличается верностью в сравнении с заметками других. Труд Константина пробрел особенную важность от дружеского знакомства с ним святителя. Письма к Констанцию 221, 225. Письма Констанция 237–241. Т. 3 Op. Chrys. После св. Флавиана Констанций избираем был на престол Антиохийский, но враги Златоустого отвергли избрание. Впрочем, и то надобно заметить, что сам Монфокон не только внимателен был при издании бесед на Деяния и на послание к евреям, сколько в других случаях. Большая часть вариантов – плод переписчиков.

1216

Т. 6. р. 546. Монфокон издал обозрение с двух списков Коаленова и Лейденского; о последнем списке, в котором еще Фосс не соглашался видеть сочинения Златоустого, говорит, что он заключает в себе весьма много такого, чего нет в Коаленовом. Монфокон выдал все это за произведение Златоуста. Но дополнений Лейденского списка нельзя признать за сочинение Златоуста: поелику а) слог дополнений совсем различен от слога Коаленовой ркп. последний носит на себе печать Златоустова сочинения; но никак нельзя сказать того же о дополнениях; б) дополнения Лейденского списка почти из слова в слово сходны с так называемым синопсисом Афанасия; как это замечает и Монфокон; в) сходство дополнений с синопсисом Афанасия и разность от произведения Златоустова видна еще в самом образе обозрения: в дополнениях и в синопсисе аа) объясняется название каждой книги, бб) говорится о писателе книги и ее времени; в обозрении же по списку Коаленову сего нет. Итак, остается заключить, что поздний писатель, не находя в Златоустовом обозрении обозрения некоторых книг, дополнил обозрение его из синопсиса Афанасиева.

1217

За исключением последней части обозрения р. 558, которая взята из Лейденского списка; оттуда же взято было обозрение книги Левит и Паралипоменон.

1218

За исключением первой части р. 367, не принадлежащей Златоусту ни по слогу, ни по содержанию.

1219

Сирская Церковь не читала в каноне 4 соборных посланий даже и во время Юстиниана: так об этом пишет Косма индийский мореплаватель (Coll. vel. avct. Montfauconii p. 229). Для времени св. Иоанна свидетелем того же служит неизвестный современник Златоустого, антиохийский пресвитер Op. S. Chrysost Т. 6. р. 430 (503).

1220

2. Пет. 3. 10. Hom. 23. in acta Apostol. Дуцей указывает у св. Златоуста несколько других мест из сего послания; равно как и из Апокалипсиса, но не совсем несомненных.

1221

Доказательством подлинности, кроме слога и рукописей, служит, а) в обозрении Бытия – мысль: «Сима и Афета благословил, а Ханаана проклял; поелику отец его Хам открыл наготу отца. Проклятие же выполнилось на гаваонитянах, или лучше, по виду это было проклятие, а на деле пророчество». Такое мнение об исполнении проклятия, произнесенного над Ханааном, принадлежало собственно Златоустому, и он выражает его в объяснении Исаии 2. 1. Т. 6, р. 49. б) в том же обозрении бытия: «взял Фара отец Аврама сыновей Аврама и Нахора и внука своего Лота и пришел в харран». Слово Нахора, «вставлено в текст Моисеев против подлинника и перевода LXX, но такое чтение встречается только у Златоустого именно в 31 бес. на Бытие, р. 304. Т. 4. также р. 308; в) сочинитель обозрения часто препирается с иудеями, как тоже делал Златоустый в своих антиохийских беседах: см. напр. обозр. Иеремии. Златоустый в антиох. беседах нередко говорил, что обрядовых предписаний не надлежало выполнять с такою буквальною строгостью, с какою выполняли иудеи и указывал на пример святых мужей. См. на Ис. 1. р. 9. in Psal. 43. р. 450. Тоже самое повторяется часто в обозрении и особенно в обозрении книги Иисуса Навина.


Источник: Историческое учение об отцах церкви : [В 3-х т.] / [Соч.] Филарета, архиеп. Черниговского и Нежинского. - Санкт-Петербург : тип. Академии Императорских наук. 1859. - 2 т. - 384 с.

Комментарии для сайта Cackle