святитель Филарет Московский (Дроздов)

Период шестой. Путь провидения в избрании Самуила

Когда церковь, многократно стесненная и униженная идолопоклонством во времена Судей, по – видимому, приближалась к совершенному падению вместе с домом Илия, в то же самое время Промысел Божий готовил ей тем сильнейшую помощь, чем большая предстояла опасность. В глазах сего первосвященника и тех, которые соблазнялись беспорядками его правления, образовался муж, который из простого левита должен был сделаться пророком, судьею, спасителем евреев, и вместо себя дать им других защитников. То был Самуил.

Отец Самуила, Елкана, жил в Армафеме, городе Ефремовом.

Одна из двух его жен, именем Анна, долго сетовала о своем неплодстве. Некогда, находясь вместе с мужем своим в Силоме для обыкновенного жертвоприношения, в пламенной молитве перед скиниею она просила себе сына и обещалась посвятить его Богу на всю его жизнь. Илий приметил ее исступление, и, приняв его за действие вина, повелевал ей удалиться от святого места, но, узнав из кроткого ее ответа свою ошибку, благословил ее, и пожелал ей исполнения по ее прошению. С сей минуты Анна успокоилась, и её предчувствие оправдано событием. Испрошенный от Бога, сын от сего самого наименован Самуилом, и по воскормлении, вследствие обета, вручен первосвященнику. Анна прославила величество и благость Божию пророчественной песней, а Илий изрек ей и мужу её благословение многочадия, которое также в свое время исполнилось.

Бог открылся Самуилу в первый раз во дворе скинии433. В одно утро его пробудил голос, который звал его по имени. Он встал и поспешил к Илию, но сей говорил, что не звал его. Тоже последовало в другой и третий раз. Наконец, Илий узнал зовущего, и наставил Самуила отозваться на глас Божий. После сего приготовления434 к сему гласу присоединилось видение435, в котором Самуилу открыта страшная судьба дома Илиева436. Несколько последовавших за сим откровений, сопровождавшихся очевидными событиями, еще при Илие доставили Самуилу славу Пророка и уважение народа. Несчастье недостойного судьи открыло евреям случай признать достойнейшего. Так сам гнев Божий был милостью, и разрушение – созиданием.

Слава в пленении и возвращение ковчега

Равным образом унижение ковчега завета в пленении филистимском вскоре обращено к его славе. Будучи внесен в храм Дагона, он поверг сего идола пред собою сперва просто, а потом казнил его на пороге отнятием рук и головы. Желая избавить своего бога, филистимляне подвергли наказанию самих себя. Они сопровождали ковчег из города в город, но везде, куда он приходил, земля пожираема была мышами, а люди поражаемы болезнью. По прошествии семи месяцев бедствий, волхвы присоветовали возвратить страшную добычу, с присовокуплением золотых изображений обеих язв. Исполняя сие, филистимляне сделали еще один опыт, чтобы увериться в чудодейственной силе ковчега, они возложили его на колесницу, запряженную двумя коровами, которые никогда не носили ярма, и оставили их идти по произволу. Ковчег отправился прямо к пределам еврейским и остановился в Вефсамисе.

Жители сего места приняли его с радостью. На том месте, где он остановился, привезшие его коровы принесены во всесожжение, а колесница употреблена вместо дров. Но когда собралось к нему множество народа, который привлекаем был не благочестием, а любопытством, и который, вероятно, раскрывал его, дабы увидеть внутренность437, Бог поразил смертью более пятидесяти тысяч человек. По сей причине Ковчег перенесен в Кариафиарим, и Елеазар, сын Аминадава, освящен сохранять его.

Восстановление веры

Несчастья дали евреям почувствовать их заблуждения и обратили их к благочестию438. Самуил пользовался сим расположением, и своим примером и наставлением убедил их отвергнуть идолов и исправить свою жизнь, обещая им избавление от иноплеменников. Потом собрал в Массифафе весь народ и очистил его торжественным покаянием, постом и молитвою.

Плоды восстановления веры

Филистимляне, услышав о сем собрании почли его для себя опасным, и поспешили сделать на евреев внезапное нападение. Но Самуил принес вместе с народом жертву439 и испросил ему Божью помощь. Гром привел неприятеля в смятение и обратил в бегство, евреи поразили бегущих. Там, где преследование окончено, Самуил воздвигнул памятник и назвал его Камнем помощи.

Сею победой положен предел владычеству филистимлян. Взятые ими города возвращены. Самуил с большим спокойствием занялся внутренним благоустройством отчества. От времени до времени он посещал знатнейшие города440, чтобы требующие правосудия не имели нужды предпринимать трудных путешествий.

Перемена правления

Состарившись, Самуил разделил бремя правления со своими детьми Иоилем и Авией, но их суд не был подобен суду его. Евреи, огорченные мздоимством их, собрались к Самуилу и требовали себе царя. Пророк был не доволен сим своеволием. Но, не давая народу ответа, обратился с молитвою к Богу. Бог отнес его неудовольствие к Себе, сказав, что евреи, прося царя, не хотят иметь царем Бога, впрочем, повелел изобразить им как права, так и злоупотребления царской власти. Когда народ и после сего непреклонно настаивал на своем требовании, Бог обещал царя, и Самуил, в ожидании дальнейших Его повелений, отпустил собрание.

В один день Бог открыл Самуилу, что завтра к нему придет муж, предопределенный царствовать в Израиле. Сей муж был Саул, сын Киса, от колена Вениаминова. Тщетно разыскивая заблудившихся ослов отца своего, и приближаясь к жилищу Самуила, по совету раба он шел воспросить Пророка о продолжении своего пути. Самуил, идя на некоторый праздник народный, встретил его среди города, взял с собою, дал ему первое место на пиршестве и предложил ему плечо, заблаговременно для него приготовленное. На другой день рано вывел Пророк гостя своего из своего дома, послал его раба вперед и, оставшись наедине с Саулом, излил ему на голову сосуд елея, облобызал его, и наименовал царем Израиля. Чтобы уверить его в Божием избрании, Самуил дал ему три знамения, предсказав, что на пути своем в одном месте получит он известие о найденных ослах, в другом принесут ему два хлеба, а в третьем встретит его лик Пророков, и тогда он сам получит Духа Божия. Все исполнилось. Саул сделался иным человеком, и народ, увидев его пророчествующего, вопрошал в удивлении: еда и Саул во пророцех?

Самуил созвал народ в Массифаф. Упрекнув его предпочтением царя Богу, он бросил жребий по коленам Израилевым, по племенам, по мужам. Жребий пал на Саула. Но он не являлся. Самуил вопросил о нем Бога, и, найдя его в обозе, представил собранию. Народ удивился его величественному росту и воскликнул: да живет царь! Пророк обнародовал оправдания, или права царствия, написал оные в книге и положил перед Господом.

Утверждение Саула на царстве

Поскольку нашлись люди, которым странно казалось видеть царем земледельца, и которые не почтили Саула дарами, то для утверждения его нужен был особенный случай, который бы ему приобрел уважение подданных. Промысел не умедлил открыть оный.

Саул, возвращаясь с поля, услышал плачь во всем Гаваоне и узнал, что причиною его были послы, пришедшие из Иависа с требованием от всего Израиля помощи против аммонитян, которые под предводительством Нааса осаждали сей город441 и не принимали даже сдачи его, только под условием лишить правого глаза каждого из жителей442. Дух Божий сошел на царя. Он рассек двух волов, которыми возделывал землю, и послал во все колена Израиля с объявлением, что так поступлено будет со скотом того, кто не пойдет в след Саула и Самуила. Народ поспешно собрался в Везеке, и Саул повел его против неприятелей, между тем как осажденные их обеспечили их обещанием сдачи. Аммонитяне побиты и прогнаны.

После сей победы народ требовал на смерть тех, которые прежде уничижали Саула, однако царь великодушно ему отказал, радуясь о помощи Божьей.

Тогда увидел Самуил, что время совершить полное и торжественное обновление царства, и позвал народ и царя в Галгалы. Там принес жертвы, и сделал народный праздник. В сем собрании объявил он, что управление народом отселе принадлежать будет царю, а сам он и его дети останутся между частными людьми. С истинным смирением, он подверг себя общему суду, прося всех объявить пред Богом и его помазанником о притеснениях и обидах, если какие кто претерпел от него, и обещая тотчас удовлетворение. Народ свидетельствовался Богом, что никто не терпел оных. Потом Самуил взаимно дал народу свой последний суд. Изобразив Божье покровительство, многократно еврейскому народу оказанное во времена Вождей и Судей443, он заключил, что требованием царя сделана несправедливость Богу; и в подтверждение своих слов, испросил от Бога знамение грома и дождя, хотя сие было во время жатвы, когда в Палестине бывает бездождие. Народ ужаснулся, и просил помилования, Пророк ответствовал, что его благоденствие будет зависеть от повиновения Богу. С сего времена Саул вступил во все права царя над народом, а Самуил остался судиею царей.

Царствование и отвержение Саула

Но Саул не столько царствовал, сколько терял царство. История его правления есть почти только история отвержения его.

Во второе лето444 его царствования, сын его Ионафан с тысячью войнов разбив стоявшее с некоторого времени близь Гаваона445 ополчение филистимлян, возбудил их к войне. Саул повелел вострубить для созвания всего народа в Галгалы. Прибыв туда и сам, он должен был по предварительному наставлению Самуила446 семь дней447 ожидать сего Пророка для совета и общественной молитвы. Между тем неприятели вступили в еврейские пределы с конницей и военными колесницами448; народ скрылся в диких местах или бежал за Иордан, собрание рассеялось. Саул не имел столько повиновения и доверенности к Промыслу, чтобы перенести сие искушение и сохранить Божию заповедь, в седьмой день449 он сам450 принес жертву. Едва совершил он обряд, как Пророк явился, и, несмотря на то, что царь извинял себя тесными обстоятельствами, объявил ему наказание: царство его не продлится в его потомстве.

Впрочем, Самуил проводил451 Саула с остатком людей против неприятеля в Гаваон, хотя их было только шестьсот человек, и только Саул и Ионафан были хорошо вооружены; потому что филистимляне имели хитрость истреблять у евреев искусство ковать железо452. Но Ионафан, исполненный упования на Бога, не сказав никому, отважился с одним оруженосцем своим приблизиться к ополчению неприятельскому, твердо решась принять за благоприятное для себя предзнаменование, если иноплеменники, увидев его станут звать к себе. Сие случилось по его вере. Он сделал нападение и убил двадцать человек, прочее войско в ужасе453 начало междоусобную брань. Войско Саула и, другие вышедшие из своих убежищ евреи, с помощью неприятельского же оружия, довершили победу. Но Саул вновь унизил себя самонадеянием и опрометчивостью. Перед вступлением в сражение он хотел было вопросить Бога, но вдруг отменил сие, спеша пользоваться благоприятным знаком шума в неприятельском ополчении. Дабы продолжить мщение над побежденными, он заклял народ не есть до вечера. Следствия сих погрешностей были те, что алчный народ против закона ел с кровью; что когда Саул, по совету Архиерея, вопросил Бога о возобновлении преследования, то не получил ответа; что, приписав сей гнев Божий нарушению своей клятвы, и посредством жребия открыв нарушителя в сыне своем, который по неведению этого ел в лесу мед, царь поклялся было еще умертвить его, если бы народ не спас виновника своего спасения.

С успехом воевал потом Саул против моавитян, аммонитян, едомитян и царей Суванских454. Казалось, что Бог совершенно хотел примириться с ним, когда через Самуила поручил ему наказать амаликитян за оскорбление Израиля во время его путешествия из Египта. Саул поразил их, но вопреки повелению Божьему пощадил царя их Агага, и сохранил лучшую часть добычи. Самуил нашел его, приносящего из неё всесожжение в Галгалах455, и сказал ему, что поскольку он уничижил глагол Господень, то Господь уничижит его до лишения царства. Саул просил прощения, извиняя, однако, свой поступок то предлогом благочестия456, то волею народа, и удерживал отходящего Пророка с такою силой, что оторвал край его ризы; но сей подтвердил еще сильнее, что ныне Бог отторгает от него царство и дает лучшему. Уничиженный Богом царь, хотел спастись от уничижения со стороны своих людей и просил Самуила почтить своим присутствием его жертвоприношение. Самуил возвратился, дабы казнить Агага, и с сего времени более не посещал Саула457, хотя втайне плакал о нем.

Помазание преемника Саула

Бог повелел Самуилу прекратить свой плач о Сауле, дабы помазать ему преемника, которого Пророк должен был искать в Вифлееме в доме Иессея. Самуил представил опасность, которой подвергало его сие поручение со стороны Саула, и получил наставление взять с собою в путь юницу, и дать всему делу вид обыкновенного богослужения. И так он пришел в Вифлеем, и пригласил к мирной жертве и пиршеству старейшин города, и в числе их Иессея с его детьми. Пророк видел одного за другим семь сынов Иессея, но Бог не явил из них предопределенного помазанника. Наконец, Давид, юнейший458, призван от стада, и по внушению Божьему тотчас помазан в присутствии своих братьев. С сего времени Дух Божий, почив на Давиде, различным образом упражнял и возвышал его способности, чего начало, кажется, сделано было в подвигах его против лютых зверей, которых он умерщвлял без оружия.

Давид становится известен Саулу и народу

Вскоре Давид сделался известен Саулу через искусство играть на гуслях. Для прогнания тоски, которая от времени до времени приключалась Саулу, или от сознания преступлений, или от страха будущего, и которая подвергала его влияниям духа лукавого459, царедворцы присоветовали ему пользоваться музыкой и представили для сего Давида. Царь чувствовал некоторое облегчение от его игры, поэтому, в знак благоволения, сделал его своим оруженосцем, однако так, что иногда мог он оставлять двор и возвращаться к своему стаду460.

В отсутствие Давида при дворе случилось, что Саул вышел против филистимлян, которые вступили в удел Иудин, надеясь особенно на силу Голиафа, исполина, ростом шести локтей и пяди. Сорок дней являлся он между обоими войсками, поносил евреев и вызывал себе единоборца. Давид, который, в сие время принес из дому пищу трем старшим братьям, находившимся в войске, увидев надменного иноплеменника, с дозволения Саула, вышел против него с палкою и пращей; одним ударом камня в чело повергнул его к ногам своим и его же мечем отсек ему голову461. Еврейскому войску оставалось преследовать филистимлян. После сей победы Саул удержал Давида при себе462, а Ионафан сделался искренним его другом. Она приобрела ему славу, а несколько последовавших опытов мужества и мудрости любовь и уважение народа. По окончании сей войны, когда жены еврейские с торжеством встречали Саула, они предпочли Саулу Давида в своей песне: Саул поразил тысящи, а Давид тьмы463.

История гонений Саула на Давида

Сия песнь еврейских жен растерзала сердце Саула завистью и подозрением. Он сделался жестоким гонителем невинного своего соперника.

На другой же день после торжества, когда Саул в обыкновенном своем припадке представлял в своем доме Пророка, скрывая мщение под видом невольного исступления, два раза покушался он пронзить копьем певшего перед ним Давида.

Потом удалил его под предлогом почести от себя, определив тысяченачальником.

Чтобы погубить его на брани, старался поощрить его к отважности обещанием в супружество старшей дочери своей Мееровы, хотя Давид имел уже право на сие супружество по его прежнему обещанию, как победитель Голиафа, но и теперь, когда наступило время брака, Саул отдал ее другому.

Услышав, что младшая дочь его Мелхола любит Давида, предложил ему и сию464 с прежним намерением за сто крайнеобрезаний филистимских465; но Давид при помощи нескольких из своих людей и своего мужества представил ему оных двести, и царь постыдился долее обманывать его.

Между тем, не надеясь на свои хитрости, предложил о погублении его своему сыну и некоторым царедворцам. Однако Ионафан предостерег Давида, велев ему на несколько времени скрыться, и в сие время успел доказать его невинность так, что Саул поклялся не убивать его.

Еще одна победа со стороны Давида – и Саул забыл свою клятву. В обыкновенном исступлении своем, он пустил в Давида копье, но ударил в стену. Сей прибежал в свой дом, Саул окружил его стражею. Мелхола спустила своего мужа из окна и прикрыла его бегство, положа в постель истукана466 и, сказав посланным от Саула, что он болен.

Саул узнал, что Давид находится у Самуила, и три раза посылал взять его, но посланные, увидев Самуила с сонмом пророков, и сами превращались в пророков. Царь поспешил вслед за ними сам, но и сам, еще на пути будучи объят пророчественным духом, отложил перед Самуилом обыкновенную свою одежду467 и сутки простерт был на земле в невольном благоговении.

Возвратясь в дом свой, Саул думал, что Давид не припишет случившегося ненависти его, но известному припадку, поэтому ожидал и его возвращения468.

В самом деле, добродушный Давид не очень далек был от сей мысли. Он пришел к Ионафану и просил его еще раз испытать расположение к себе отца его. Великодушный Ионафан клялся исполнить его желание и в сих печальных обстоятельствах подтвердил с ним завет дружбы. В следующий праздник Новомесячия Саул два раза примечал отсутствие Давида на своей трапезе469 и спрашивал о нем Ионафана. Сей старался извинить его домашним праздником. Царь разгневался на защитника, требовал от него Давида на смерть, и на вопрос, в чем он виновен, бросил в сына своего копье. Ионафан оставил пиршество и на другой день, вышед под видом стрельбы на поле, где скрывался Давид, простился со своим другом.

Давид пришел в Номву470 к первосвященнику Ахимелеху 471 , дабы вопросить Бога о пути своем, и, сказав, что внезапно послан от царя с тайным препоручением, просил себе пять хлебов и оружия. Ахимелех, по нужде, дал ему хлебы предложения с условием, чтобы их употребляли только чистые, и меч Голиафа, хранившийся в Скинии.

Казалось, что гонимый Саулом, нигде не мог быть в большей безопасности, как у врагов Саула. И так Давид удалился к Aнхусу, царю Гефскому. Но услышав, что филистимляне называют его царем еврейским, принужден был притворным беснованием обмануть их внимание и скрыться.

В пещере Одолламской присоединился к нему дом отца его и четыреста человек таких, которых несчастья или несправедливость Саула принудили оставить свои жилища. Родителей своих проводил он к царю моавитскому, а сам, по наставлению Гада Пророка, возвратился в землю Иудину и остановился в лесу472.

В сие время Доик, идумеанин, начальник пастухов царя, видевший Давида у Ахимелеха, возбудил Саула к отмщению за сие; и когда прочие слуги царя, несмотря на его повеление, не смели поднять рук на неповинных служителей Божьих, тот же иноплеменник убил восемьдесят пять священников и совсем опустошил Номву мечем. В сем происшествии хитрость невинного человека, коварство злоумышленника и мщение обладаемого страстями властителя, странным образом стеклись так, что следствием их было продолжение праведного суда Божьего на племя Илия473. Впрочем от племени Ахимелеха, правнука Илиева, остался сын его Авиафар, который спасся бегством к Давиду и принес с собою эфуд.

Движимый любовью к отечеству, вопросив Бога, Давид отправился в Кеиль474, осажденный филистимлянами, и освободил его; но, будучи от Бога же предызвещен об угрожавшем нападении от Саула и предательстве от жителей города, вышел из него с шестьюстами человек в пустыню Зиф, где Ионафан, увидясь с ним, подкрепил его в надежде на Бога475.

Саул, будучи извещен о местопребывании Давида, настиг его в пустыне Моан. Уже одна гора их разделяла, как весть о нашествии филистимлян на землю Израилеву принудила Саула оставить сие преследование.

Возвратясь из похода против филистимлян, Саул с тремя тысячами избранных войнов476 искал Давида в гористой пустыне Енгадди 477 . Как некогда один находился он в пещере в таком положении, которое оставляло его без защиты в случае нечаянного нападения, Давид, находившийся внутри оной со своими людьми, при столь благоприятном случае к отмщению не хотел сам и возбранил другим наложить руки на царя поставленного Богом; а отрезал тайно у Саула край одежды и по выходе из пещеры показал ему оный издалека, свидетельствуясь сим знаком, что он не враг царя. Гонитель, тронутый до слез, признал как свою несправедливость, так и то, что Давид должен царствовать и просил его пощадить тогда род свой. Давид клялся в сем, и они разошлись мирно.

Между тем, как весь Израиль оплакивал смерть Самуила, Давид, опасаясь новых гонений, отошел в пустыню Фаран. Здесь Навал, которого стада охранял он великодушно на горе Кармиле, и у которого дружеским посольством просил за сие некоторого пособия для содержания своих людей, раздражил его презрительным отказом так, что он имел слабость произнести клятву об истреблении всего дома Навалова и поспешал сделать на него нападение. Но Авигея, жена Навалова, узнав о сем и вышед с дарами навстречу войску, благоразумными представлениями своими спасла дом свой от погибели, а Давида от раскаяния. Он был признателен к сему одолжению, и, по смерти Навала, случившейся через десять дней, взял Авигею в супружество.

Спустя некоторое время Саул опять преследовал Давида в пустыне Зиф. Сей, узнав через соглядатаев место, где он проводил ночь, вошел в его лагерь и велел следовавшему за собою Авессе взять копье и сосуд, которые стояли у головы спящего царя. Взошед на некоторую гору, Давид громким голосом укорял Авенира военачальника и других рабов Сауловых тем, что они не берегут царя своего, жаловался Саулу на гонение; и потом возвратил ему вещи, с которыми имел в своих руках жизнь его. Саул в стыде и раскаянии поносил сам себя, обнадеживал безопасностью и благословлял Давида и возвратился в дом свой.

Но Давид, научась опытом не полагаться на обещания Саула, в другой раз искал своей безопасности у гефскаго царя, к которому пришел со всем своим домом с воинами и их семействами, и получил от него во владение Секелаг. Однако, не смотря на сию видимую выгоду, можно думать, что Давид погрешил и поступил вопреки наставлению Пророка Гада478, оставив землю Иудину, поскольку променял опасность жизни на опасность непорочности. В Секелаге он не иначе мог жить, как войной и грабежем, и не иначе поддерживал благоволение своего покровителя, как притворством. Он истреблял амаликитян и некоторые другие соседние народы, а сказывал Анхусу, что нападал на евреев.

Еще более затруднилось положение Давида, когда через год и четыре месяца479 по его поселении в Секелаге, филистимляне открыли войну против евреев. Анхус требовал на нее как его, так и его войско. Давид из страха и благодарности обещал ему свои услуги против отечества своего480. Промысл разрешил сие несчастное обязательство сверх чаяния: вожди соединенного войска филистимского, возымев на Давида подозрение, принудили Анхуса возвратить его из похода.

Помыслив против отечества, по – видимому потерянного, Давид едва не потерял отечества приобретенного. Возвратясь в Секелаг, он нашел, что город был сожжен, а семейства с имением отведены в плен амаликитянами. Его войны в отчаянии совещались побить его камнями. Но он прибегнул к Богу, и все исправил. По Божественному провещанию, нашед амаликитян и застав их пиршествующими, без труда часть из них побил, а часть обратил в бегство, возвратил свой плен без урона и сверх того получил добычу, которою не только снабдил своих людей сражавшихся и не сражавшихся, но и одарил старейшин Иудиных, оказывавших ему помощь во время его странствования.

Обстоятельства смерти Сауловой

Между тем Саул с робостью приготовился к войне против многочисленных неприятелей. Он вопросил Бога, Бог не ответствовал. В отчаянии он прибегнул к суеверию, которое прежде истреблял; тень Самуила, представленная по просьбе его Аэндорской волшебницей, сказала ему, что заутра падет он и сыны его.

Сражение дано было на горе Гелвуйской, евреи поражены и прогнаны. Три сына Саула убиты на глазах его. Он сам раненый, не желая живым впасть в руки необрезанных, и тщетно просив смерти от оруженосца своего, пал на свой мечь. Оруженосец последовал его примеру. Филистимляне, нашед тело царя, голову и оружие его носили по своей земле, и первую воткнули на капище Дагоновом, последнее посвятили Астарте, а трупы его и его сынов выставили на стенах Вефсама. Жители Иависа, которым Саул оказал первое царское благодеяние, отдали ему последний долг верных подданных: они, взяв его тело и тела сынов его, сожгли их, вероятно, по опасению нового поругания от филистимлян и останки погребли в своих пределах с семидневным постом.

Давид получил известие о Гелвуйском сражении через два дня после своей победы над амаликитянами. Один амаликитский пришелец, бывший в войске еврейском, принес ему венец и нарамницу Саула, и сказывал, между прочим, что он сам, по просьбе царя боровшегося со смертью, окончил его мучения481. Давид оплакал со всеми людьми своими своих единоплеменников и почтил одной надгробной песней несправедливейшего из врагов и лучшего из друзей; а человека, который так дерзко выставлял себя убийцею помазанника, судив от собственных уст его, предал смерти.

* * *

433

1 Царст. II, 3.

434

Оно должно было предохранить Самуила от страха нечаянного явления, а Илия устыдить, поскольку ему по самому званию надлежало быть ближе прочих к Богу, и возбудить его внимание, ибо до него касалось откровение.

435

1 Царст. III, 10.

436

Если верить Иосифу, Самуил имел в сие время не более двенадцати лет, но другие догадываются, что сие случилось перед самою смертью Илия. Ст. 3. Истину должно искать в середине, так, чтобы дать место, с одной стороны, предыдущему пророчеству неизвестного мужа, II, 27, и оскудению откровения, III, 1, а с другой – последующей славе Самуила ст. 21.

437

См. 1 Царст. VI, 13, 19 по подлиннику.

438

Сие происшествие некоторые полагают непосредственно по возвращении ковчега, а другие спустя 20 лет. 1Цар. VII, 2.

439

Посему должно ли почитать его священником? Иероним не соглашается и приводит псалом, в котором он отделяется от священников и полагается в призывающих имя Божие. Псал. ХСVIII, 6; впрочем, он имел право совершить жертву как Пророк.

440

1 Царст. VII, 16.

441

Война сия началась еще прежде избрания царя. 1Цар. XII, 12.

442

Наас хотел через сие положить поношение на Израиль XI, 2. Иосиф думает, что сие также должно было сделать народ неспособным к войне, потому что левый глаз часто закрывался щитом.

443

В сем месте между судьями полагается Ведам 1 Царст. XII, 11. Одни почитают его Иаиром, а другие Самсоном. Не лучше ли отдать преимущество греческому тексту, в котором вместо Ведана находится Варак.

444

1 Царст. XIII, 1.

445

ст. 3. X, 5. В самом же Гаваоне стоял Ионафан. Там же ХIII, 2.

446

Некоторые думают, что такое наставление дано было Саулу однажды на все важные случаи, X, 7, а иные, что он имел на сей случай особое повеление.

447

По тогдашнему обыкновению торжественных собрании.

448

1 Царст. XIII, 5. Число 30.000 колесниц не сообразно ни с пространством земли филистимской, ни с достатком народа, ни с числом 6.000 конницы. Данзий вместо םישלש читает םישלש воинов тысяча колесничных.

449

Так должно понимать ст. 8; иначе неправ бы был и Самуил.

450

И без священника, ст. 9. Новая погрешность.

451

Ст. 15, по подлиннику.

452

Однако брань аммонитская доказывает, что евреи, имели оружие. Войско Саула имело в нем недостаток, вероятно потому, что оно состояло из жителей мест, занятых филистимлянами, и бежало от них в Галгалы торопливо. Притом текст стиха 22 можно разуметь так, что только не у каждого были меч и копье вместе.

453

Некоторые думают, что ужас произвело землетрясение, XIV, 15.

454

ХIV, 47. Сюда принадлежит счастливая брань заиорданских колен против агарян и некоторых других соседей. I Парал. V, 10, 19 и след.

455

Еще прежде сего Саул поставил памятник, XV, 22, 2 Царст. ХVIII, 18, то есть, дал славу прежде себе, а потом уже Богу.

456

Против сего – то предлога сказал Самуил: послушание паче жертвы блага. Царст. XV, 22.

457

1 Царст. XV, 35. Впрочем, он видел его п0 случаю, XIX, 24.

458

И так Иессей имел восемь сынов, 1 Цар. ХVII, 12, но в другом месте, I Парал. II, 15, упоминается только семь. Сие опущение не должно казаться странным, ибо книга Паралипоменон упоминает о людях особенно известных потомству, а не содержит поголовной переписи.

459

XVI, 14.

460

ХVII, 15.

461

Голова сия, по взятии Иерусалима, внесена в сей город, а оружие исполина частью положено в дом Давида, XVII, 54, если и здесь не разумеется скиния Давидова, частью в скинии, XXI, 9.

462

При сем случае он спрашивал Давида о его роде, XVII, 55 и след. Из сего заключают некоторые, что сие случилось прежде, нежели он стал известен Саулу через свои гусли. Напротив, если принять сие мнение, то нельзя будет понять, каким образом Давид, удержанный при дворе, XVIII, 2, был одобрен Саулу как неизвестный человек и востребован от отца, XVI, 18 и след, могло статься, что Саул более знал искусство Давида, нежели его лицо, особенно когда видел его во время своих припадков.

463

XVIII, 7.

464

XVIII, 21.

465

Некоторые думают, что Саул не потребовал голов, опасаясь, чтобы Давид не представил ему еврейские вместо филистимских, но невероятно, чтобы он мог иметь сие подозрение. Вероятнее, что Саул требовал крайнеобрезаний для того, чтобы затруднить сие предприятие, и более раздражить сим бесчестием филистимлян против Давида. Иосиф, лаская греческим ушам, переменяет крайнеобрезания на головы.

466

XIX, 16. Трудно понять, к чему бы тут служила козья печень, хотя Иосиф и старается уверять, что она довершала обман, представляя своим трепетанием движение дышащего под одеялом человека; העדדם בביד по мнению некоторых, значит покров из козьей кожи.

467

XIX. 24. Думают, что он был наг от обыкновенной только своей одежды, но имел на себе некоторую особенно легкую, не все части тела покрывающую одежду, которую употребляли пророки. См. 2 Царст. VI, 14, 20.

468

Сие необходимо предположить, дабы объяснить, почему Саул спросил о Давиде, и почему Давид ожидал сего вопроса. Ибо то, что некоторые говорят о примирении Саула с Давидом посредством Самуила, не подтверждается Св. Писанием.

469

При сем случае заметить нужно, что в сие время за трапезою не возлежали, а сидели. 1 Царст. XX, 25.

470

Город Вениаминов, Неем. XI, 32. Иерейский, 1Цар. XXII, 19, но незнатный, и потому в счислении городов иногда опускаемый. Иис. XXI, 1 Парал. VI.

471

Вероятно, что он же назывался Ахиею, 1 Царст. XIV, 3. XXII, 9. Но у Евангелиста, в сей же истории, наименован сын его Авиафар. Марк. II, 26. потому, как думают, что он был уже в сие время наместником отца своего.

472

1 Царст. XXII, 5, по подлиннику.

473

Там же II, 33.

474

Город Иудин, Иис. XV, 44.

475

1 Царст. XXIII, 16.

476

Кажется, это было его непременное войско. Там же ХIII, 2.

477

В уделе Иуды, где был город сего имени. Иис. XV, 62.

479

ХХVII, 7. Давид был в земле филистимской дни и четыре месяца. Многие переводы слово ימים опускают как излишнее, но оно значит здесь, как и в некоторых других местах, год.

480

Что сие обещание было непритворное, а погрешительное, видно из сожаления Давида о невозможности его исполнить. 1Цар. XXIX, 8.

481

2Цар. I, 9, 10. Солгал ли он из ласкательства врагу Саула или сказал правду? Те, которые утверждали последнее, думают, что когда Саул, пал на мечь свой, броня ему препятствовали пронзить себя, ибо так изъясняют, ст. 9. Впрочем, кажется, и сам Давид не совсем был уверен в истине сего повествования. Ст. 16.



Источник: Начертание церковной истории, от библейских времен до XVIII века, : в пользу юношества, обучающегося в духовных училищах / Филарет (В.М. Дроздов) – Изд. 10. Москва: Синодальная Типография, 1857. – 498 с.

Вам может быть интересно:

1. История Византии. Том III: 602–717 годы – Анастасий и Феодосий. Лев, его прошлое и восшествие на престол профессор Юлиан Андреевич Кулаковский

2. Слова и речи – 129. Слово в день коронования Благочестивейшаго Государя Императора Николая Павловича святитель Филарет Московский (Дроздов)

3. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 125. Его беседа; письмо; исповедание Св. Троицы. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

4. Избранные советы и наставления святителя Филарета Московского – 34. Просил и себе... профессор Константин Ефимович Скурат

5. Симфония по письмам святителя Игнатия (Брянчанинова) – СОВЕТ святитель Игнатий (Брянчанинов)

6. Простые и краткие поучения. Том 2 протоиерей Василий Бандаков

7. Святыни Валаамского монастыря Иван Кузьмич Кондратьев

8. Книга бытия моего. Том VII епископ Порфирий (Успенский)

9. Беседы пастыря на воскресные литургийные евангельские чтения – Беседы на Евангелие по Просвящении, или Крещению, Христовом протоиерей Иоанн Бухарев

10. Слово в день Воздвижения Честного и Животворящего Креста протоиерей Фёдор Голубинский

Комментарии для сайта Cackle